Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Участие женщин в политике


[ Радио Свобода: Программы: Евразия: Европа ]
[02-04-05]

Участие женщин в политике

ВедущийЕфим Фиштейн

Ефим Фиштейн: Тема сегодня политическая лишь отчасти, отчасти социальная - это участие женщин в политике на всех ее уровнях. Положение женщин, их общественная активность становятся особенно актуальными в странах, где доля женщин достаточно велика или даже превосходит долю мужчин в населении. К числу именно таких стран относится и Российская Федерация.

В вопросе участия женщин в общественной жизни у некоторых стран, в частности, на севере Европы накоплен значительный опыт. О нем, о возможности его перенять мы и поговорим в этом выпуске. В обсуждении примут участие московский эксперт по социальным вопросам Ольга Беклемищева, датская писательница и журналист Нина Гейде и, чтобы в беседы были представлены не одни только женщины, мюнхенский политолог Эйтан Финкельштейн.

Начнем мы с накопленного опыта, описания положения. Ольга, как вам видится на настоящий момент ситуация в России? Каково положение женщины в российской политике, их возможности, потенциал?

Ольга Беклемищева: С потенциалом, как всегда, дело гораздо лучше, чем с его реальным бытием в жизни. На самом деле за последние несколько созывов в Государственной Думе резко уменьшилось количество женщин, которые представлены в высшем Законодательном органе власти. Если раньше, например, в Госдуме второго созыва их было больше 50, то сейчас, по-моему, меньше 30. Тем не менее, есть ряд женщин на высоких постах. Это, прежде всего, Любовь Слиска и Валентина Матвиенко. Но, к сожалению, именно из-за того, что они такие редкие, все это вызывает ощущение некоторой витринности, некоторой надуманности.

Вопрос ведь не в том, чтобы какая-то женщина была приведена во власть. Вопрос в том, чтобы на всех уровнях власти женская точка зрения на проблему также учитывалась. А это возможно при массовом участии женщин в решении общественно значимых вопросов. А вот этого нет.

Ефим Фиштейн: Совершенно верно. Образцово-показательная женщина всегда присутствовала в российской официальной политике. Вспомним хотя бы Фурцеву, да, наверное, и в ранние коммунистические времена можно найти немало персонажей того же рода, но, как правильно вы сказали, это скорее витринные персонажи.

Весной 2003 года депутаты Государственной Думы приняли тогда в первом чтении Закон о государственных гарантиях равных прав и свобод и равных возможностей мужчин и женщин в Российской Федерации. Там содержались зачатки позитивной дискриминации. Кстати, там, в пояснительной записке, утверждалось, что неравенство мужчин и женщин в стране усиливается. Не уменьшается, а усиливается. Авторы записки писали, что все негативные социальные явления российского общества - безработица, бедность, болезни - имеют сегодня женское лицо.

Ольга, как вы видите ситуацию? Настолько ли она болезненно остра и приобрела патологические черты, как утверждают авторы этой записки?

Ольга Беклемищева: Вопрос - что считать нормой патологии? Ситуация остра. Я не буду распыляться, я скажу о близком мне примере. Недавние исследования по поводу того, как люди покупают себе лекарства (а это очень важно, это значит, что человек болеет, никто не покупает лекарства для удовольствия), выяснилось, что именно среди тех, кто материальным соображениям не может себе позволить купить лекарства чаще, чем раз в год, то есть чаще, чем раз в год он отказывается от покупки необходимого ему лекарства, большая часть это женщины старше 40 лет, но еще не пенсионного возраста.

Что это означает? Это означает, что, действительно женщины бедны. Это означает то, что они, прежде всего, экономят на себе и на своем здоровье. Это означает то, что у нас сложился целый такой класс людей, которые, с одной стороны, находятся в трудоспособном возрасте, с другой стороны, они не располагают никакими льготами, как пенсионеры или инвалиды, они не располагают динамикой, то есть перспективой на рынке труда. Если мы посмотрим объявления работодателей, мы увидим, что нижний предел человека, которого согласны взять на работу 40 лет. Люди еще и не имеют карьерной перспективы, значит, они находятся в ситуации застойной бедности.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Ольга. Думаю, что всем понятно, что в такой ситуации, которую вы описали, идти в политику, рассматривая политику как служение обществу, наверное, очень трудно, разве что с целью обогащения.

Нина Гейде, Дания - одна из стран Скандинавии, стран, причисляемых к особенно продвинутым в обсуждаемом вопросе в деле позитивной дискриминации, в деле обеспечения равенства для женщин. Опишите нам картину в вашей стране.

Нина Гейде: Вы совершенно правы. Скандинавия, в том числе Дания, вообще, уникальное место на земле, где женщинам удалось добиться не формального, а реального равноправия с мужчинами во всех сферах социальной и общественной жизни, в том числе и в политической сфере.

Не могу не упомянуть немного истории, потому что это очень важно. Все начиналось в конце 60-х годов с мощного женского движения "Красных чулок", когда датские женщины стали активно бороться за свои права и добились удивительных, уникальных результатов. Под бурным натиском датские мужчины просто вынуждены были отступить и дать женщинам возможность активно участвовать в общественной жизни, в том числе делать политическую карьеру.

Сегодня датская общественная политическая жизнь просто немыслима без женщин, в том числе занимают они очень высокие посты. Не менее трети парламентских мест отдано представителям прекрасного пола. Пять женщин-министров активно решают насущные проблемы страны как в области внутренней, так и внешней политики. Лидерами четырех датских партий являются женщины. Это, действительно, немало.

Очень интересный аспект. Говоря образно, датские женщины-политики со временем активно молодеют. Средний возраст датских женщин-министров всего 38 лет. Еще 10 лет назад это было бы немыслимо. Но времена меняются, меняются и общественные ценности. Если позволить себе небольшое обобщение, отнюдь не далекое от истины, датская женщина-политик из синего чулка и феминистки в глухом костюме превращается сегодня в молодую очаровательную женщину, имеющую семью и зачастую нескольких детей, прекрасно знающую цену своему женскому обаянию, что, разумеется, не вступает в противоречие и с ее деловыми качествами. Вот такая ситуация в общем и целом.

Ефим Фиштейн: Не отражается ли политическая карьера на положении в семье этих женщин, все-таки за детьми нужен уход, да и мужья нуждаются в каком-то внимании своих супруг?

Нина Гейде: Несомненно, но как это ни странно, не отражается, наоборот, образно говоря, высшим пилотажем является именно совместить политическую карьеру с семейной жизнью. Датские женщины это делают великолепно. Примеров множество. Практически у всех женщин, занимающих высокие посты, есть дети, мужья. Эта система действует.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Нина. Германия, как известно, во всем любит порядок. Как обстоят у вас дела с участием женщин в общественной жизни?

Эйтан Финкельштейн: Я бы не сказал, что в Германии достигнуто полное и абсолютное равенство между полами в области общественной жизни, в политической сфере. Но, тем не менее, Германия одна из самых продвинутых стран в этом отношении. Перечислить всех женщин, занимающих министерские кресла, кресла депутатов, причем, и на федеральном уровне, и на земельных уровнях просто невозможно. Четыре ведущих комментатора политических в Германии это тоже женщины. Женщины возглавляют или руководят многими партиями. Совершенно очевидно, что следующим канцлером Германии тоже станет женщина, и никто этому здесь не удивляется.

Думаю, что достижение женщин Германии определяется не только их числом в креслах министров и депутатов. Дело в том, что в Германии сложилась такая ситуация, когда любой политик, политик-мужчина должен проводить свою линию с учетом интересов женщин. Без этого его карьера немыслима. Вот здесь, мне кажется, и есть главное достижение немецких женщин.

Ефим Фиштейн: Вы затронули очень интересный вопрос. Вопрос не только о прямом участии женщин в политике, но и косвенном их влиянии на политику.

Для того чтобы получить дополнительный материал для обсуждения, я попросил нашего корреспондента в Стокгольме рассказать о положении в Швеции, в самой крупной скандинавской стране. Вот что подготовила для нас Наталья Казимировская.

Наталья Казимировская: Несмотря на то, что Швеция занимает одно из первых мест в мире по уровню активности участия женщины в политической жизни, а борьба женщин за равноправие достигла таких пределов, что даже, несмотря на явные нарушения общественных норм женщинами-политиками, таких как склонность к алкоголизму в случае с Гудрун Шуман, или небрежное обращения с казенными деньгами в случае с Моной Салин, в их защиту сразу поднимается мощная общественная волна. Если обратиться к статистике, то за последние 30 лет идет неуклонный рост активного участия женщин как в работе парламента, так и на правительственных постах.

В 1994 году, когда пост премьер-министра занял Ингвар Карлоссон, доля участия женщин в правительстве стала приближаться к 50 процентам. На сегодняшний день из 22 министерских постов 11 принадлежит женщинам. Среди этих постов такие немаловажные должности как министр иностранных дел и министр обороны. Среди членов шведского парламента количество женщин тоже приближается к 50 процентам. В течение более 10 лет должности главного спикера парламента занимали женщины. Лишь в 2002 году их сменил на этом посту мужчина. Неоднократно обсуждался вопрос и о должности премьер-министра. Ее прочили Моне Салин и трагически погибшей недавно Анне Линд.

Нельзя сказать, что в Швеции существуют специальные законы или квоты, способствующие привлечению женщин к политической жизни. Существующие законы о равноправии касаются только ситуации с работой и учебой в высших учебных заведениях. Большую роль в процессе захвата женщинами власти играют традиция пропорциональной системы выборов и мощные женские движения и объединения, как партийные, так и независимые. Большая часть существующих в Швеции партий одной из своих задач ставит равномерное распределение между полами. В последних выборах цифры участия женщин выглядели так: в Социал-демократической партии - 47,2 процента, в Партии умеренных - 40 процентов, Народно-либеральной - 47,9 процентов, в центристской - 50 процентов, в Партии "зеленых" - 58,8 процентов.

Надо заметить, что большинство шведских женщин-политиков отнюдь не являются одинокими, занятыми только карьерой и лишенных обычных женских радостей. Это в большинстве своем женщины замужние или имеющие постоянного спутника, и часто немалое количество детей. Еще несколько лет назад ситуация в какой-то мере стала выглядеть слегка комически, когда на заседания женщины-политики приходили с колясками и малолетними детьми и периодически были вынуждены покидать зал заседаний, что не всегда благоприятно сказывалось на ходе этих заседаний и их результатах.

Ефим Фиштейн: Ольга, признаюсь, на мысль посвятить сегодняшний выпуск так называемой женской проблеме, меня навело сообщение о том, что глава российского Центризбиркома Александр Вешняков вынес на обсуждение проект введения так называемых гендерных квот на выборах в Госдуму. Иначе говоря, в переводе на общепонятный русский, он предлагает сделать законодательным условием обязательную долю женщин в кандидатских списках отдельных партий. Ваше мнение о целесообразности такого шага?

Ольга Беклемищева: Как принципиальное решение это, безусловно, целесообразный шаг. Дело в том, что существующую отрицательную дискриминацию женщин России можно исправить только какими-то сверхусилиями. В этом смысле квотирование мест в партийных списках имеет большой положительный смысл. Но как всегда дьявол прячется в деталях. Если партии, представленные на выборах, не вызывают симпатий у избирателей, то и женщины, которые там будут в списках, тоже этой симпатии не добавят. Кто будет выбирать женщин, которые окажутся в этих списках? Если те партии, даже "Единая Россия", пополняются, в основном, путем кооптации, то есть сами собирают себе членов таких же, как они, то им не составляет труда выбрать таких же как они женщин. Откуда возьмется симпатия у избирателей, которые настроены отрицательно к данной партии?

Я думаю, что это шаг не пиарный, в том смысле, что трудно рассчитывать особенно на первом этапе прилива симпатии избирателей именно по факту появления большого количества женщин в списках, но он разумный. Потому что, еще раз подчеркиваю, разница в мужских и женских взглядах на большинство проблем она биологически обусловлена. Она должна учитываться притом, что принимаются какие-то решения, направляются какие-то финансовые потоки. Даже в рамках "Единой России", мне кажется, некоторое количество женщин могло бы несколько смягчить ситуацию, добавить человечности и заботливости при принятии таких решений как о монетизации льгот, об отказе о финансировании дошкольного образования и прочие другие вещи, которые уже были приняты мужским составом нынешней Государственной Думы.

Ефим Фиштейн: Хорошо бы, если бы было так. Есть, однако же, опасения, что подобного рода закон выльется в обычную показуху. Например, любопытной была первая реакция на предложение Александра Вешнякова лидера либерал-демократов Владимир Жириновского. Тот пообещал включить в партийный список жен и любовниц руководства его партии. Действительно, формализация не всегда ведет к успеху, зато к успеху гарантировано ведет политическая культура, если ее развивать в стране.

Нина, у вас наверняка в Дании разговоры и дискуссии о введении квот тоже велись. Чем они закончились?

Нина Гейде: Такие разговоры велись, но пока, вероятно, нет такой реальной необходимости. В Скандинавии, в Дании, настолько прочны традиции, политические традиции участия женщин в общественно-политической жизни, что как такового закона о гендерных квотах, в общем-то, и не нужно. Еще действует негласный закон о политической вежливости, предопределяющей полноправное участие датских женщин в политике. Я уже упоминала, что в общем и в целом с незначительными колебаниями вот уже 20 лет треть мандатов в парламенте принадлежит женщинам, это о многом говорит.

Еще существует такой интересный аспект. Например, в механизме предвыборной борьбы психологами замечено, что избиратели куда более заинтересованно реагируют на выступление молодой интересной женщины, чем на суховатый облик ее коллеги по партии мужчины. Так что, в каком-то смысле сама жизненная психология играет женщинам-политикам на руку. Вот такой интересный момент.

Ефим Фиштейн: У нас звонок из Омска. Звонит слушатель по имени Виктор.

Слушатель: Учитывая те сложные времена, в которые мы живем, я прекрасно понимаю женщин, которые стремятся к власти. На постсоветском пространстве это уже началось - в Грузии Бурджанадзе, Украина Тимошенко, кто-то будет и в Киргизии. Я ничего не имею против, чтобы женщина была президентом.

Что касается России, согласятся ли наши мужчины или нет на это. А что делается в Питере, это не более чем витрина абсолютно правильно сказано.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Виктор. Вопрос в том, какой критерий является важнейшим - критерий пола или критерий квалификации, и при равной квалификации какой выбор сделать?

На проводе еще один слушатель, москвич Николай.

Слушатель: Во-первых, хочу не согласиться с вами, с вашим пренебрежительным отношением к равноправию женщин, введенным советской властью. Я ее не люблю, но равноправия там были вполне серьезные, намерения и результаты.

Второе. Женщина, которая пробивается в политики, зачастую бывают гораздо круче и жестче мужчин. Там такой стервозный отбор происходит, что я бы боялся женщин в политике.

Третье. У вас в передаче участвует журналистка издания, которую вы представляете как датчанку, в то время как, судя по произношению, это бывшая наша соотечественница. Вы это делаете с целью придания большей авторитетности ее словам? Я бы хотел вам напомнить, что в других странах эмигранты, когда они представляются в качестве жителей и граждан своих стран, они скорее теряют симпатии своих бывших соотечественников. Я знаю, например, это по Польше. Вообще-то, это не очень прилично.

Ефим Фиштейн: Николай, позвольте с вами не согласиться. Я знаю очень многих людей, происходящих из России, которые, тем не менее, прижились в странах своего нынешнего проживания, знают ментальность и имеют гражданство этих стран. Поэтому их можно смело представлять как жителей этих стран. Кстати, ни в Скандинавии, ни в остальном цивилизованном мире не принято отмечать национальность по этническому происхождению, а скорее именно по принадлежности и по конституционной лояльности. Так делаем и мы, представляя наших экспертов, проживающих в этих странах.

Но на проводе еще один слушатель - Сюзанна Николаевна из Москвы.

Слушатель: У меня не совсем вопрос. Есть такой труд Маркса о женском вопросе. Там он такую фразу говорит, что "цивилизованное общество или цивилизованное государство - в котором дурнушка чувствует себя счастливой". Вы приводите пример: молодые, прекрасные, все у них хорошо, и дети, и муж, еще и политика. Так вот, наверное, надо бы как-то немножко с другого конца посмотреть. Я не понимаю, что может предложить женщина, кроме Коллонтай, остальное присутствие женщин, во всяком случае, в нашем государстве Слиска, Матвиенко, другие - я не вижу никаких конкретных предложений, кроме увеличения количества. Что может сказать женщина?

Ефим Фиштейн: Ольга, как вам думается, что могут привнести женщины?

Ольга Беклемищева: Сюзанна Николаевна права по части тех витринных фигур, как мы договорились их называть, в нынешней российской политике. И госпожа Слиска, и госпожа Матвиенко, выполняя, условно говоря, функцию манекена, должны соответствовать образу манекена, то есть по меньше двигаться и приятно выглядеть. Это их основная задача. Конечно, смешно было бы ждать от них каких-то революционных инициатив.

А если вопрос ставить принципиально, то есть чем женский вклад в политику может отличаться от мужского, то мы сразу видим необозримое поле деятельности. Вернемся к тому же пресловутому детскому пособию. Как вы знаете при победившей "оранжевой" революции на Украине, сразу было предложено увеличить пособие на каждого рожденного ребенка до 1,5 тысяч долларов единовременно. Масса других вопросов, которые, безусловно, могли бы существенно улучшить жизнь конкретных женщин в России, которые не ставятся нашими уважаемыми, но слишком озабоченными вопросами престижа страны, армейской мощи, оснащение спецслужб спецтехникой мужчинами.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Ольга. Я хочу пригласить к обсуждению Лидию Ивановну, еще одну москвичку.

Слушатель: Вопрос гостям в продолжение темы. Даже в однополярном мире де-факто в политике участвует не только женщина, но и все слои населения - это выборы в законодательную, исполнительную и других ветвей власти.

Беда заключается в том, что все средства информации в рыночной экономике это товар, цель которых внушить, а скорее даже зомбировать избирателей, чтобы они слепо, неосознанно поддерживали интересы только класса капитала. А потому какая разница кого зомбировать - мужчин, женщин или подрастающее поколение. В этих условиях нужны не гендерные квоты, кстати, которых нет в Конституции, а социальная политика в интересах всего народа.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Лидия Ивановна. Однако позвольте с вами не согласиться. Ну какое зомбирование?! Разве мы, давая вам всем слово, возможность высказаться, чтобы вы не придумали зомбируем вас, а может быть вы зомбируете нас? Нет, это просто дискуссия, при которой мы обсуждаем совершенно конкретные проблемы.

Была, например, затронута проблема специфики женского участия в политике. Мы слышали, что во многих Скандинавских странах женщины оказываются на должности министра обороны. Кстати, пора найти женский род для слова "министр", он существует только в мужском роде.

Министр обороны - женщина, наверняка ведь имеет какое-то специфическое мышление, не совпадающее с мужским. Эйтан, ваше мнение на эту тему.

Эйтан Финкельштейн: Я, скорее всего, согласен с нашей слушательницей Сюзанной Николаевной. Дело в том, что мне кажется, что как раз специфического взгляда у политиков, специфически женского или специфически мужского, быть не может. Человек должен отвечать требованиям для той или иной работы, то есть быть профессионалом. Соль вопроса заключается не в том, сколько женщин - 30 процентов, 40 процентов, а в том, учитывает ли данная политика интересы женщин.

Конечно, если женщина министр обороны, я не думаю, что она какие-то специфические моменты может изменить глобально, стратегически и так далее. Она должна решать те проблемы, которые решает министр обороны.

Я думаю, что разного рода квоты, разговоры о квотах, разговоры о числе женщин министров, депутатов и так далее, они скорее уводят в сторону. Нужно проводить политику, учитывающую интересы женщин. Неверно думать, что мужчины добровольно откажутся от своей власти, добровольно поделятся этой властью с женщинами. Женщины всегда и всюду должны добиваться власти, властью никто не делится.

Ефим Фиштейн: Слушатель из Томска по имени Виктор, пожалуйста.

Слушатель: Чем больше женщина стремиться сравняться в правах и обязанностях с мужчиной, тем меньше она становится женщиной. Об этом сами женщины неоднократно заявляли. В этом случае отразить максимально и оптимально интересы и семьи и общества она может в меньшей степени, а не в большей. Задача общества - дать ей возможность быть именно женщиной. Сама природа разделила и мужчину, и женщину по правам и по обязанностям.

Нужно признать за женщиной рождение и воспитание детей общественно-полезным трудом и оплачивать это в достаточной мере, чтобы она могла воспользоваться и свободным временем и ресурсами, чтобы заниматься политикой. В противном случае получается то, что мы сейчас имеем. 80 процентов женщин в свое время голосовали за Ельцина и только около 20 процентов мужчин голосовали за Ельцина. Результат мы видели. Этого хотят и дальше и вы, и феминистки и прочие политиканствующие борцы за женское равноправие.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Виктор. Из вашего выступления как бы вытекает, что женщин следует лишить права голоса, если уж они так плохо и неправильно, по вашему мнению, голосуют. А вдруг кто-то с вами не согласен, и считает, что именно ваше мнение недостойно того, чтобы быть единственным в обществе?

Давайте послушаем еще одну слушательницу москвичку по имени Марина.

Слушатель: Разве обязательно возглавлять партию, быть депутатом или другую должность занимать политическую. Достаточно быть женой, как жена Горбачева. Она изменила историю России вместе со своим мужем. Мы знаем и другие примеры в истории, например, жена Нерона, Юдифь, Магда Лупеску, Эсфирь, которые целое государство погубили. И в нашей стране то же самое - эти же женщины-политики и политика еврейской женщины. Проследить историю этого было бы интересно, чтобы знать, почему пала наша страна.

Ефим Фиштейн: Марина, наверняка вы начитанная в этом вопросе и имеете возможность свое мнение распространять в своем кругу. Думаю, что роль женщины уничтожением государств отнюдь не ограничивалась.

Появился на проводе Николай Степанович из Москвы.

Слушатель: Вопрос Ольге Беклемищевой. Вы с самоуверенной самонадеянностью говорили о морально-этическом превосходстве женщин над мужчинами, утверждая, что они острее, чувствительнее и так далее. Весь исторический опыт опровергает вот это ваше самоуверенное, самохвальное утверждение. Были женщины-царицы, отличавшиеся свирепостью и жестокостью. Не буду я повторять всякий бред этой Марины, но истории это известно. Женщины на сегодняшний день - это такая часть электората, которая голосует под управлением.

Ефим Фиштейн: Даю возможность Ольге ответить.

Ольга Беклемищева: Да, тем более что Николай Степанович продублировал свое мнение по пейджеру. Могу сказать, что это уже большая победа феминисток и других женщин, что, начиная их критиковать, уже считается приличным сначала оговориться, что "в целом я женщин уважаю". Не так давно были общества, где женщина вообще приравнивалась к вещи.

Ефим Фиштейн: Ольга, ваше мнение относительно возможности создания чисто женских партий именно по женскому признаку?

Ольга Беклемищева: Я считаю, что это бессмысленно. Дело в том, что жизнь она действительно состоит из двух половин, представительство тоже должно из двух половин состоять.

Ефим Фиштейн: Мое мнение абсолютно совпадает с вашим, потому что, думая о том за кого голосовать на выборах, я, прежде всего, смотрю на программу партии. Меня интересует, что она думает по тому или иному вопросу - по вопросу сельского хозяйства или внешней политики, а совсем не о том, что ее члены или руководство в юбке или в брюках. Спасибо.

Переходим к другим темам. Наверное, в это день нет темы важнее, чем положение в Ватикане. Я сознательно говорю так обтекаемо, потому что с минуты на минуту ситуация там может измениться. Я передаю наш микрофон нашему итальянскому корреспонденту Джованни Бенси.

Джованни Бенси: Накануне информационные агентства сообщили, что 84-летний понтифик уже потерял сознание, и не осталось никаких надежд на его исцеление. А в ходе вечерней мессы в столичном соборе Святого Иоанна папский викарий Рима, председатель Епископской конференции Италии, кардинал Камилло Руини заявил, что Папа уже видит и прикасается к Господу. Он уже един с нашим Спасителем. Такие заявления, конечно, делаются не зря. В субботу утром солдаты из швейцарской гвардии открыли обе створки бронзовых ворот, через которые можно подъехать к апостольскому дворцу. Это косвенный сигнал, что Папа еще жив. По старинной традиции, в случае смерти понтифика открывается только одна створка.

Между тем, Курия, то есть ватиканская администрация со всеми своими разветвлениями, готовится к переходному периоду, который последует за кончиной Папы. Кардинал Камилло Руини, папский викарий Рима, и Йозеф Ратцингер, декан Священной коллегии, прибыли в личные апартаменты понтифика в апостольский дворец уже под утро. Они должны следить за тем, чтобы ничто не изменилось в папских покоях, которые после его смерти будут опечатаны до того, как в них войдет новый понтифик. Смерть Папы должны констатировать не только врачи, но и представители Курии. К ушедшему из жизни главе церкви подходит ватиканский церемониймейстер, в настоящее время архиепископ Пьеро Марини, и серебряным молотком три раза бьет его по лбу, одновременно призывая его имя. После этого он объявляет "Папа умер".

Некоторые комментаторы утверждают, что преемник Иоанна Павла Второго кем бы он ни был, вероятно, сразу начнет процедуру его беатификации, то есть причисления к лику блаженных.

Тем временем, в Риме принимаются меры по поддержанию общественного порядка в случае ухода из жизни Папы. Эти меры были разработаны на специальном экстренном совещании в столичной префектуре, прошедшем под председательством мэра Рима Вальтера Вельтрони. О царящей сейчас в Италии атмосфере красноречиво говорят занявшие целые полосы заголовки утренних газет "До свидания Папа!" "Спасибо, Папа" и тому подобное. Все каналы итальянского телевидения непрерывно передают программы, посвященные событиям, касающимся Иоанна Павла Второго, и освещению его деятельности.

Деятельность понтифика заслужила широкого международного признания. Бывший лидер польского профсоюза "Солидарность" и бывший президент Польши Лех Валенса сказал французской газете "Фигаро", что это заслуга Кароля Войтылы, что падение коммунизма, уже обреченного историей, произошло без кровопролития. Высоконравственной личностью назвала Иоанна Павла Второго Госсекретарь США Кондолиза Райс. Она, в частности, заявила, что нынешний римский понтифик, благодаря своим личным качествам, оказал по ряду вопросов беспрецедентное влияние на мировое общественное мнение. Экс-президент СССР Михаил Горбачев в интервью итальянской газете "Република" заявил, что смерть Иоанна Павла Второго будет большой утратой не только для католического мира, но и для всего человечества. Горбачев сказал, что Папа - одна из выдающихся личностей XX века.

В связи с тяжелым заболеванием понтифика обычно чрезвычайно оживленная политическая жизнь Италии как бы замерла. Преждевременно прекращена предвыборная кампания в преддверии областных выборов, которые состоятся в воскресенье и понедельник. Все политические деятели - как правые, так и левые - заявляют о своем уважении к Иоанну Павлу Второму и высоко оценивают итоги его жизни.

Ефим Фиштейн: Менее двух месяцев осталось до проведения референдума во Франции по вопросу о принятии или непринятии Европейской Конституции. Между тем, в стране нарастает напряженность. Политическая сцена бурлит и выплескивается через край. Из Парижа сообщает Дмитрий Савицкий.

Дмитрий Савицкий: Во французской политике разброд. Похоже на то, что политические лидеры страны, что правящего большинства, что левой оппозиции, сами себе устроили изряднейшую ловушку, соорудили капкан, который со скрипом захлопнулся. Франция, которая до сих пор пышет желанием быть лидирующей силой Европейского Союза, и которая настаивала на создании общеевропейской Конституции, рискует на грядущем референдуме получить явное солидное - "нет". Нет - кому? Брюсселю или Страсбургу? Турции? Шираку и Раффарану?

Скорее всего, это общее "нет" власти, властям - своим и общеевропейским, всем этим разномастным и разнокалиберным чиновникам, чьи речи заранее известны, чьё запугивание и чье увещевание давно не действует. Последние опросы показывают, что 54 процента французов готовы проголосовать против проекта Европейской Конституции. Автор текста, бывший президент республики Жискар д'Эстен, несмотря на свой возраст, выступает на собраниях по всей стране и не исчезает с телеэкрана, поясняя, что если Конституция не будет принята, произойдет откат к договору, принятому в Ницце, а это, говорит он "не выгодно для Франции".

То же самое говорят и Жак Ширак, и лидер партии правящего большинства Никола Саркози, и лидер социалистов Франсуа Оллан, и его соратники Жак Ланг, Мартин Обри, Бернар Кушнер. И это "не выгодно для Франции" уже не звучит странно. Фраза эта обратила бы на себя внимание несколько лет назад, потому что у Европы были общие интересы, и равенство интересов стояло во главе угла, некое единство устремлений. И вот мы дожили до какофонии. Довольно быстро. Что изменилось с тех времен?

Жак Ширак: Несомненно, что если Франция заблокирует строительство Европы сегодня, последствия будут весьма серьезными и Франция потеряет практически весь свой авторитет, который ей будет необходим в завтрашней Европе.

Франсуа Оллан: Нужно так же пояснить что произойдет, если победит "нет". Европа надолго остановится в своем развитии. Франции будет чрезвычайно трудно отстаивать свою точку зрения.

Никола Саркози: Правда заключается в том, что Франция проголосовавшая "против" станет Францией изолированной. И Европа с Францией, которая скажет "нет", превратится в парализованную Европу.

Дмитрий Савицкий: Итого, 15 лет спустя после Маастрихтской Хартии, как мы видим, политический нажим остается прежним, давление запугиванием, запугивание катастрофой - остается все тем же методом и в устах Жака Ширака, и в устах его противника, лидера социалистов Франсуа Олланда, и в выступлении лидера правого большинства Никола Саркози.

Но катастрофа, как ее понимают политические лидеры, вряд ли произойдет по вине Франции. Ведь и Великобритания, скорее всего, проголосует против Конституции, и некоторые из недавно принятых восточноевропейских стран.

Ефим Фиштейн: В Польше через полгода состоятся президентские выборы. Однако избирательные кампании полным ходом идут уже сейчас. Проблема в том, что ни один из потенциальных кандидатов даже близко не имеет такой популярности как заканчивающий в этом году второй и последний срок своего президентства Александр Квасьневский. Из Варшавы сообщает Алексей Дзиковицкий.

Алексей Дзиковицкий: По данным последних опросов общественного мнения, наибольшие шансы одержать победу в будущих президентских выборах имеет в прошлом один из лидеров "Солидарности", затем министр юстиции, а ныне мэр Варшавы Лех Качыньски. Его поддерживают 19 процентов поляков, что для лидера рейтинга кандидатов в президенты совсем немного.

Качыньски уже начал свою избирательную кампанию и сделал это в американском стиле - в зале Конгрессов варшавского Дворца культуры и науки прошел помпезный съезд сторонников столичного мэра, которые держали сотни табличек с его именем и бурно реагировали на каждое слово своего кандидата.

Лех Качыньски: Я являюсь одним из двух-трех кандидатов, которые имеют шансы на победу и шансы серьезные. Иначе я бы не баллотировался.

Алексей Дзиковицкий: Качыньски вместе со своим братом создал и ввел в парламент правую партию "Закон и справедливость", основные лозунги которой это борьба со злоупотреблениями служебным положением среди политиков и построение так называемой "четвертой республики" без коррупции и без посткоммунистов.

У правых есть еще один сильный кандидат - лидер партии "Гражданская платформа" Дональд Туск. Он занимает в рейтинге четвертое место, но уступает лидеру всего несколько процентов.

Если бы "Право и справедливость" и "Гражданская платформа" решились выставить единого кандидата, то, по мнению специалистов, победа была бы у него в кармане. Однако на это, как признают лидеры обеих партий, шансов мало.

Еще острее проблема поиска единого кандидата стоит перед левыми. О намерении баллотироваться на пост президента уже заявил бывший спикер Сейма, лидер польской Социал-демократической партии Марек Боровский, однако, как оказалось, нынешнего спикера парламента Влодзимежа Цимошевича поддерживают больше поляков, чем Боровского. Тем не менее, последний не намерен отказываться от участия в президентской гонке и, если то же самое решит сделать и Цимошевич, то шансы польских посткоммунистов на то, чтобы их человек оказался осенью в президентском дворце, будут ничтожными.

Казимеж Кик: Левые стоят перед драматическим выбором: или они выставляют единого кандидата, или их вообще не будет во втором туре.

Алексей Дзиковицкий: Если не кандидат от левых, то во втором туре наверняка окажется известный ученый-кардиолог, профессор и сенатор Збигнев Релига. Он занимает в рейтинге кандидатов на президентское кресло второе место.

По мнению специалистов, значительная поддержка для Религи является признаком того, что многие поляки разочаровались в профессиональных политиках.

Тем не менее, эти политики сделают все, чтобы напомнить о себе соотечественникам и показать себя с самой лучшей стороны. К примеру Лех Качыньский намерен потратить на свою рекламную кампанию около 3,5 миллионов долларов. Говорит специалист по рекламным кампаниям Яцэк Куровски.

Яцэк Куровски: Для того чтобы провести серьезную рекламную кампанию на польском рынке, причем не важно чего или кого - стирального порошка, маргарина или политика - примерно столько и нужно, минимум 3,5 миллиона долларов, максимум 7 миллионов.

Алексей Дзиковицкий: Разница лишь в том, что непонравившийся порошок или маргарин закончится в течение недели и тогда можно будет сменить марку, а смены президента нужно будет ждать пять лет.

Ефим Фиштейн: Визит американского президента Буша в страны Балтии еще, что называется, за горами. Он состоится в начале мая, а страсти уже кипят. Особенно бурно они кипят в Латвии, учитывая, что президент этой республики, единственная из трех собирается участвовать в торжествах в Москве по случаю 60-летия окончания Великой Отечественной войны. Из Риги с подробностями Михаил Бомбин.

Михаил Бомбин: Джордж Буш будет находиться в Риге с 6 по 7 мая. Его появление на латвийской земле руководство республики считает глубоко символичным. По мнению латвийских властей, это и подтверждение правильности выбора президента Латвии Вайры Вике-Фрейберги поехать в Москву, и одобрение позиции балтийских государств по итогам Второй мировой войны. Отказавшиеся от поездки на 9 мая президенты Литвы и Эстонии Валдас Адамкус и Арнольд Рюйтель также прибудут в Ригу, чтобы встретиться с президентом США.

С другой стороны, русскоязычные организации не теряют надежды, что во время своего визита глава Белого дома скажет свое веское слово в защиту проживающих здесь нацменьшинств, и призовет латвийские власти более тщательно следовать принципам демократии. Состоятся и акции протеста. Ряд общественных организаций, таких как Демократический союз молодежи и местная Национал-большевистская партия, уже заявили о проведении пикетов против войны в Ираке.

Мой первый собеседник - председатель парламентской Комиссии по национальной безопасности Юрис Далбиньш.

Едет Буш. Многие называют его визит символическим. На самом ли деле он символический? Что он даст Латвии, что даст латвийско-российским и латвийско-американским отношениям?

Юрис Далбиньш: Это оценка нашей твердой позиции, если мы говорим, что продолжаем свою миссию в Ираке, мы продолжаем, понимая серьезность этого процесса, который происходит в Ираке. Если будет говорить о внутренних делах, то ситуация такая, что это даст нашим людям уверенность в том, что наши отношения базируются на серьезных основах. Сам президент это подтверждает, приезжая сюда перед приездом в Москву.

Если мы будем говорить об отношениях между Латвией и Россией, то, конечно, нам это идет на пользу. Почему? Потому что Буш утверждает, что мы в своих отношениях серьезны. Эти отношения меняться не будут. Если мы берем во внимание историю Латвии, то такие вещи для нас очень серьезны и полезны. Это вопрос, который должен быть продискутирован и найдено общее понимание по отношению этого вопроса. Без этого понимания нормальных отношений, диалога между нами и Россией в будущем не может быть. Поэтому нужно говорить и, в конце концов, прийти к единому мнению найти вот это общее понимание. Тогда все будет нормально.

Михаил Бомбин: Визит президента США в какой-то степени сдвинет это дело с мертвой точки?

Юрис Далбиньш: Мы надеемся, что это может помочь в этом диалоге.

Михаил Бомбин: Другой депутат Сейма из Партии Народного согласия Андрей Клементьев также считает, что визит Джорджа Буша будет способствовать улучшению латвийско-российских отношений.

Андрей Клементьев: Я не скрою, что сейчас отношения между Россией и Латвией очень сложные. Я надеюсь, что визит Буша в Латвию перед визитом в Россию тоже повлияет на процесс улучшения, прежде всего, отношений, так как не думаю, что Америка заинтересована в конфликте и расширении конфликта, тем более, что всем преподносится, что этот конфликт на разное понятие исторических фактов и так далее. Я надеюсь, что Буш убедит латвийскую сторону или докажет латвийской стороне, что нет необходимости копаться в истории, что необходимо налаживать отношения между Латвией и Россией.

XS
SM
MD
LG