Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Всеобщие выборы в Великобритании. Торжества по поводу Великой Победы разъединили мировых лидеров


[ Радио Свобода: Программы: Евразия: Европа ]
[09-04-05]

Всеобщие выборы в Великобритании. Торжества по поводу Великой Победы разъединили мировых лидеров

ВедущийЕфим Фиштейн

Ефим Фиштейн: 5 мая в Великобритании состоятся всеобщие выборы. Об этом ровно с месячным упреждением заявил премьер Тони Блэр. На всю избирательную кампанию, таким образом, осталось всего ничего, 4 недели. Трудно что-либо изменить, трудно переломить избирательские настроения и предпочтения. Основной вопрос этих выборов - удастся ли действующему премьеру получить третий срок или же в власти после 8-летнего перерыва вернутся тори, консерваторы? Какие последствия будет иметь тот или иной исход с точки зрения отношения Великобритании с Европейским Союзом, с США и, не в последнюю очередь, с Россией? Есть ли в британском опыте партийного строительства нечто назидательное и поучительное, что могла бы взять на вооружение Росси?

Оба участника обсуждения люди в данном вопросе более чем сведущие. Ефим Барбан, журналист, живущий и работающий в Лондоне, а московский политолог Алексей Громыко, руководитель Центра британских исследований Института Европы Российской Академии Наук.

Начать, пожалуй, разумнее с констатации нынешней ситуации. Ефим Барбан, объясните нам смысл вот этой уникальной прерогативы - объявлять выборы по усмотрению правящего премьера. Какие допуски у этого условия? Чем объяснить нынешнее решение Тони Блэра?

Ефим Барбан: Вся проблема в том, что традиция в Англии требует, чтобы выборы происходили не позднее июня четырехлетнего срока после предыдущих выборов. Поэтому премьер-министр Тони Блэр несколько тянул с объявлением о выборах. Последняя оттяжка была связана со смертью Папы Римского Иоанна Павла Второго, но оттяжка была всего на 2-3 дня. Тем не менее, эта традиция в Англии сохраняется на протяжении веков. По сути дела правящая партия, вернее, ее лидер всегда объявлял о начале выборов.

В Великобритании не бывает очень длительного срока предвыборной агитации. Обычно это месяц. Как правило, последние несколько лет выборы всегда происходили в начале мая. В прошлый раз тоже 5 мая, и сейчас тоже они объявлены 5 мая. Думаю, что это просто английская традиция.

Ефим Фиштейн: Иными словами, премьер пытается уловить оптимальный для своей партии момент, чтобы объявить выборы, когда партия находится на пике популярности, если я вас правильно понимаю.

Ефим Барбан: Это так. Сейчас трудно говорить о пике популярности лейбористов, потому что рейтинги сейчас показывают, что популярность лейбористов и самого Тони Блэра несколько упала. Тем не менее, большинство комментаторов предсказывают все-таки победу лейбористов, хотя значительное количество мест потеряют. Нынешнее гигантское большинство - более 150 мест - в парламенте, конечно, им уже не светит. Думаю, что большинство в будущем парламенте ограничится где-то 60-70 местами.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Ефим. Будем считать это введением в тематику.

Алексей Анатольевич Громыко, как вы объясняете суть процесса модернизации, которой Тони Блэр подверг собственную партию?

Алексей Громыко: Надо сказать о том, что на самом деле, если мы вспомним 1997 год, то тогда молодой лидер лейбористов Тони Блэр ворвался во власть под лозунгом борьбы с рыночным фундаментализмом и был принят на ура очень широкими группами избирателей. Вспомним о том, что после 18 лет так называемой эпохи тетчеризма британцы устали от правления тори. К тому же консерваторы были глубоко расколоты по вопросу европейской интеграции, кроме того, дискредитированы различными коррупционными и этическими скандалами. В то время многим очень импонировало, что Блэр примирился с большим бизнесом, очень сильно реформировал свою партию. Например, он отказался от близких отношений с профсоюзами и оставил в неприкосновенности большинство реформ, которые были проведены тетчеристами в 80-е - 90-е годы.

Так вот, к 1997 году лейбористы сумели собрать под своим зонтиком, под своей сенью очень разные слои общества, практически перехватив у тори знамя партии одной нации, которым те козыряли много лет. Поэтому тот же самый эффект сработал и на всеобщих выборах 2001 года. После того прошли известные события вокруг Ирака. Конечно, сейчас в 2005 году ситуация несколько иная. Я здесь могу присоединиться к высказанной точке зрения, что, бесспорно, 5 мая лейбористская партия Британии поставит новый для себя исторический рекорд, и пробудет у власти не только два полноценных парламентских срока, но и в третий раз подряд одержит победу на всеобщих выборах. Но ее большинство в палате общин будет резко снижено, скорее всего, это будет ниже, чем 100 мест. Ясно, что уже на выборах 2009 года уже тогда тори смогут ей дать настоящий бой, но не на этот раз.

Ефим Фиштейн: Но я бы слово "бесспорно" не произносил. Выборы всегда непредсказуемы. Нужно напомнить, что тори и в прошлый раз, когда находились у власти, смогли трижды победить на выборах.

Но давайте рассмотрим, Алексей Анатольевич, по крайней мере, гипотетическую возможность поражения лейбористов в этих выборах. Не приведет ли такое поражение, или весьма слабый результат к возврату на прежние классовые позиции? Можно ли ожидать ухода Тони Блэра в результате поражения?

Алексей Громыко: Думаю, что здесь два вопроса. Во-первых, уход Тони Блэра, скорее всего, в любом случае произойдет в том случае, если лейбористы выиграют в третий раз. Мало кто из специалистов считают, что Тони Блэр сможет пробыть у власти весь третий срок. Упорные ходят слухи о том, что все-таки сразу после выборов или, скорее всего, выждав какую-то паузу, может быть в год - максимум два, он уступит свое место министру финансов Гордону Брауну.

Здесь могут напомнить о том, что Гордон Браун, кроме Тони Блэра, в свое время был единственным реальным претендентом на пост лидера партии в 1994, но тогда Тони Блэр уговорил его не вступать с ним в борьбу в обмен на то, что именно Гордон Браун в будущем станет его преемником. Но даже если лейбористы проиграют, то тем более Тони Блэр уйдет с поста лидера партии и сразу после выборов, месяца через два, будут новые выборы лидера лейбористов, соответственно, лидера ведущей оппозиции в стране.

Если лейбористы проиграют, я не думаю, что это приведет к их откату на бывшие классовые позиции, что они вернуться к близким отношениям с профсоюзами. Здесь две причины. Во-первых, партия за последние 20 лет была модернизирована и реформирована очень сильно. Второе, что классовый и социальный состав британского общества за последние 20 лет изменился столь радикально, что просто сейчас уже пытаться строить свою электоральную базу на классовых принципах, значит, обрекать партию на поражение.

Ефим Фиштейн: Как обычно я заготовил репортаж, который даст нам фактический материал для дальнейшего обсуждения. Его автор наш лондонский корреспондент Наталья Голицына.

Наталья Голицына: В понедельник королева Великобритании Елизавета Вторая прибудет в парламент и официально объявит о его роспуске. После этого до дня парламентских выборов останется меньше месяца. За это время ведущие британские политические партии должны будут успеть склонить избирателей на свою сторону.

Как полагают комментаторы, на этот раз предсказать результаты выборов будет значительно труднее, чем четыре года назад, когда ни у кого не было сомнений в победе лейбористов. Это отсутствие сомнений, кстати, привело к очень низкой явке избирателей, составившей всего 59 процентов. "Зачем голосовать, - говорили англичане, - если и так все ясно?!"

На этот раз, судя по опросам общественного мнения, шансы на победу у лейбористов и консерваторов очень близки. Последние опросы показали, что разрыв в их рейтингах не превышает 2-4 процентов. Популярность лейбористов заметно снизилась за прошедшие четыре года и не только из-за иракской войны, но и в связи с тем, что, несмотря на экономическую стабильность и процветание, многие предвыборные обещания Тони Блэра, сделанные им в 2001 году, были не выполнены. Не принятыми оказались почти половина законов, о которых говорила королева в своей тронной речи на открытии сессии нового парламента в 2001 году.

Судя по началу предвыборной кампании, обе ведущие политические партии сосредоточили внимание в своей агитации на проблемах, которые традиционно беспокоят рядового избирателя. А интересует его в основном не столько гражданские свободы и права человека, сколько проблемы пенсий, налогообложения, условия работы, здравоохранение и образование. Обе партии яростно критикуют предвыборные программы друг друга, тем не менее, очень схожи в своих предвыборных обещаниях.

Тем не менее, заметное разочарование в политике лейбористского правительства и падение персонального рейтинга Тони Блэра вовсе не гарантируют победу тори. Большинство комментаторов сходятся на том, что лейбористы, конечно, утратят то огромное большинство в парламенте, которое составляет сейчас 160 голосов. Однако потеря эта, считают они, будет не смертельна и новое их большинство в парламенте составит 70-80 мест. Однако не факт, что потерянные лейбористами места перейдут к консерваторам. Более всего выиграет от этих выборов третья по популярности британская политическая партия Либерально-демократическая. Эксперты полагают, что утраченные лейбористами голоса избирателей достанутся именно ей. Партия получит дополнительно 25-30 мест в палате общин, что даст ей в целом примерно 75-80 мест в новом парламенте. Если это произойдет, то у Британии возникнет шанс превратить свою традиционную двухпартийную политическую систему в трехпартийную.

Ефим Фиштейн: Дадим слово слушателям. Первым дозвонился Георгий из Петербурга.

Слушатель: В детстве я ходил в подарках госпожи Черчилль. Она прислала для ленинградского Дворца пионеров, я там учился, еще была война. Вот интересно, что нужно сделать, чтобы снова оживились отношения между Англией и Россией, которые довольно прохладные почему-то традиционно стали?

Ефим Фиштейн: Спасибо. Вы предвосхитили мой вопрос. Что изменится после выборов в британско-российских отношениях? Что изменится к лучшему?

Алексей Громыко: Во-первых, надо вспомнить о том, что прохладные отношения между Россией и Британией были не всегда, особенно, если мы вспомним насколько поддерживали друг друга, часто встречались президент Путин и премьер Блэр с 1999 где-то по 2002 год. Блэр в то время был самым близким и доверенным лицом Путина среди западных лидеров. Естественно, потом в связи с Ираком эта ситуация довольно круто изменилась, и отношения, на самом деле, за последние два года можно назвать более чем прохладными.

Но все равно, скорее всего, в стратегическом плане надо сказать о том, что после холодной войны все же Британия и Россия перестали смотреть друг на друга сквозь прорез придела. Если они не считают себя друзьями или стратегическими партнерами, то, по крайней мере, воспринимают друг друга как конкурентов, как тех, с кем можно нормально вести дела на международной арене пусть и в каком-то столкновении мнений. Мне кажется, что такая фундаментальная линия вряд ли изменится.

Ефим Фиштейн: Давайте послушаем еще одно слушательское мнение. Александр из Петербурга.

Слушатель: Александр Добрый, здравствуйте. Мне интересно, есть ли строка в бюллетенях "против всех"? У нас в России эта строка очень популярна. Насколько активен избиратель? Много ли граждан ходят на выборы?

Ефим Фиштейн: Замечательный вопрос, который, по сути дела, совпадает и с тем, что я собирался спросить у Ефима Барбана. Собирался я спросить о преимуществах и недостатках избирательной системы. Как известно, в Британии мажоритарная избирательная система. В репортаже Натальи Голицыной из Лондона прозвучала уже мысль о том, что мажоритарная система оказывается не слишком выгодной для третьей по величине и значению Партии либерально-демократической. Ее поддержка достигает порой порядка 22-24 процентов, в частности, по последним опросам, а представительство в палате общин остается достаточно низким. Ефим, вы можете рассказать нам об особенностях этой системы? Нет ли попыток в стране поменять систему, введя в нее пропорциональные элементы?

Ефим Барбан: У тори был такая идея. Либерал-демократы, конечно, поддерживают эту идею. Но, тем не менее, как вы знаете, британский парламент был основан в XIII веке, с тех пор мало что изменилось в системе выборов, хотя были упразднены все цензы для голосования.

Англия достаточно консервативная страна. В принципе, вряд ли в обозримом будущем эта система будет изменена. Сторонников изменения этой системы вовсе немного. Дело в том, что если судить по тому, какое количество партий существует в Великобритании, то, я думаю, что большинство из них стало бы сторонниками изменений этой, по сути дела, двухпартийной политической системе. Но парадокс заключается в том, что в прошлом году, в 2004 году, в Великобритании была зарегистрирована 61 партия. Естественно, очень немногие из них оказывают влияние на результаты выборов, но, тем не менее возникшая недавно партия "Независимости", требующая выхода из Европейского Союза и полного контроля за эмиграцией, по сути дела, запрещение эмиграции, стала пользоваться значительной популярностью. К ней отошло очень много голосов от консервативной партии. Ситуация медленно, но верно меняется. Все может быть, что где-то через 15-20 лет, возможно, эта система будет изменена, когда возникнет большее количество очень активных партий, не маргинальных партий, вроде "зеленых", которая не пользуется, в отличие от Германии, большой популярностью в Англии. Когда возникнет значительное количество активных партий, привлекающих избирателей, возможно, эта система будет изменена.

Ефим Фиштейн: Ефим, давайте ответим на вопрос Александра Доброго из Питера. Все-таки есть ли возможность проголосовать против всех? Каковы все-таки преимущества? Мы сейчас критиковали, а каковы преимущества? Ведь в отличие от других стран, не происходит крутой фрагментации и не происходит потом торговли мандатами при формировании правительства.

Ефим Барбан: Во-первых, главное преимущество такой системы, когда победившая партия получает право формировать правительство единолично, это политическая стабильность. Себя нынешняя система политическая в Великобритании оправдала. За последние 350 лет в Англии не было никаких серьезных социальных потрясений или революций. Это гигантский плюс.

Если говорить о бюллетенях, то строка для голосования "против всех" в бюллетенях отсутствует. Мне ни разу не попадалась эта строка. Я голосую уже довольно давно здесь, тем не менее, в бюллетене проставлено, по крайней мере, с десяток партий. У избирателей есть огромный выбор. Только что я получил листовку (мне бросили ее в почтовый ящик) от консервативной партии. Она подписана Майклом Ховардом, лидером этой партии. Здесь очень коротко изложены все основные пункты программы консерваторов. Во всяком случае, публика уже знает, когда идет на выборы, за кого она может голосовать, поскольку она так бегло знакома с этим. Но, тем не менее, "против всех" здесь не принято голосовать. Думаю, что это какой-то странный атавизм российской политической системы.

Ефим Фиштейн: Алексей Анатольевич Громыко, мы слышали и знаем о том, что Британия обходится небольшим числом партий в палате общин, а на постах премьеры, вообще, чередуются лидеры всего лишь двух партий. Нет ли какой-то аналогии, нет ли подобной логики в нынешнем снижении числа фракций в Государственной Думе России? Не стоит ли подумать о введении подобной системы в России?

Алексей Громыко: В России сейчас поставлен вопрос о том, что наша партийная система должна укрупняться, становиться более сильной, чтобы в ней присутствовали две-три ведущие крупнейшие партии, которые могли бы бороться за власть, за которыми стояли бы крупные группы российских избирателей.

Но дело все в том, что если в Британии в течение многих лет, по крайней мере, в XX веке двухпартийная система работала, благодаря тому, что в Британии используется на всеобщих выборах мажоритарная модель голосования, то в России сейчас все идет к тому, что использоваться будет только пропорциональная система. В этом заключается парадокс. Потому что по всем законам политической науки при использовании сугубо пропорциональной системы в парламенте будут представлены не две-три крупные партии, может быть, еще какие-то слабые, но и множество партий, которые будут вести уже в рамках коалиции борьбу за свое влияние в стране. Поэтому, мне кажется, что та реформа государственной власти, которая проводится сейчас в России, в ней скрыто такое противоречие, когда, с одной стороны, ставится цель сделать партийно-политическую систему более укрупненной, а с другой - вводится пропорциональная система голосования. На примере Британии, такая система с двух-трех партийной плохо совместима.

Ефим Фиштейн: Совершенно верно, правда, есть еще вариант повышение порога с 5 до 7, а то и до 10 процентов, это тоже отсекает какую-то часть претендентов на мандаты.

Ефим, вы сказали, что вам в почтовый ящик консерваторы бросили избирательную листовку. Известно, что Тони Блэр в свое время позиционировал себя как лучшего ученика Маргарет Тетчер, которая, как мы помним, превратила свою страну из больного человека Европы в паровоз-толкач всего европейского хозяйства. Это тогда снизило шансы консерваторов, ибо трудно бороться с теми, кто по существу реализует твою же программу. Сейчас по-прежнему Тони Блэр лучший ученик Маргарет Тетчер. А к чему же сводятся обещания консерваторов?

Ефим Барбан: По сути, ваш лондонский корреспондент уже остановился на этом. Дело в том, что сейчас различие между консерваторами и лейбористами очень невелико. И та, и другая партия сосредоточили свою предвыборную агитацию, по сути дела, на одних и тех же программах.

Эта листовка, которой вы упомянули, как раз лежит передо мной. Здесь коротко изложено то, за что агитирует консервативная партия. Тори предлагают, прежде всего, сосредоточить свое внимание избирателей на контроле над эмиграцией, над увеличением числа полиции на улицах, то есть на безопасности и порядке, на школьной дисциплине, на уменьшение налогов. Они предлагают гигантскую программу уменьшения налогов и снижение общественных трат с тем, чтобы передать их в какое-то другое ведомство. Тут же в этой листовке говорится о том, что правительство Тони Блэра не выполнило многих своих обещаний и перечисляется, что за это время произошло с Англией. На самом деле, конечно, это некоторая передержка.

Великобритания находится сейчас в прекрасном экономическом состоянии. Экономика процветает. Тем не менее, обе партии говорят о том, что нынешняя ситуация очень нестабильна в том смысле, что в эпоху борьбы с международным терроризмом Великобритания не защищена от этого. Тори делают акцент именно на это.

Ефим Фиштейн: Великобритания, действительно, по европейским стандартам процветает. Не в последнюю очередь, благодаря тому, что, начиная со времен Маргарет Тетчер, ее руководители применили фактически стандартную методологию из всех консервативных правительств и добились успеха.

Но вот в чем вопрос. Евросоюз на этих выборах однозначно на стороне Блэра и его лейбористов. Значит ли это, что приход к власти консерваторов будет означать смертный приговор для Европейской Конституции, для перспектив Британии в еврозоне?

Алексей Громыко: Думаю, что если бы у Евросоюза был бы выбор, кого бы они хотели видеть во главе Британии, то, бесспорно, такой партией стали бы не лейбористы, а либеральные демократы, потому что она одна из трех ведущих британских партий, настроенная проевропейски. Но так как речь не идет о том, что у этой партии на этих выборах есть шансы на победу, хотя у них есть маленький шанс на то, что, если выборы приведут к ситуации так называемого подвешенного парламента, когда ни у одной из партий не будет рабочего большинства, тот как раз либеральные демократы смогут стать партнерами лейбористов в правящей коалиции. Но даже это произойдет вряд ли.

Если же у власти окажутся тори, то, конечно, нанесет сильный удар по перспективам дальнейшего вовлечения Британии в процесс европейской интеграции, по той причине, что тори - это ярые противники как принятия Европейской Конституции, так и присоединения Британии к зоне евро.

Ефим Фиштейн: Что ж, подождем до 5 мая. Спасибо участникам передачи. Перейдем к обсуждению других тем.

9 мая Тони Блэр приедет в Москву то ли действующим, то ли уже отставным премьером своей страны. Торжества по поводу Великой Победы, вместо того, чтобы объединить мировых лидеров, скорее их разъединили, не всех, но некоторых. В Польше, к примеру, развернулась дискуссия, которая раньше казалась закрытой. Пояснить я попрошу Алексея Дзиковицкого из Варшавы.

Алексей Дзиковицкий: На вопрос, что для Войцеха Ярузэльского означает День Победы над фашизмом, генерал ответил: "Это очень важный для меня день. Я - сын ссыльного, свидетель страшной трагедии моего народа, молодой офицер, видевший руины Варшавы, испытал огромное удовлетворение оттого, что дожил до дня, в котором мог поставить ногу на руинах Берлина вместе со своими товарищами из Первой армии Войска Польского".

Что касается разногласий между Москвой и Варшавой во взгляде на ряд исторических событий, в том числе и периода Второй мировой войны, то, по словам Ярузэльского, он не держит зла на русских за то, что его семья была сослана в Сибирь, где погиб его отец.

"Народы Советского Союза стали первыми жертвами сталинизма. Кроме того, ведь это мне в 1990 году Горбачев официально заявил, что в катыньском преступлении виновата советская сторона, НКВД. Он выразил глубокое сожаление о том, что случилось и передал списки расстрелянных офицеров. Так, что из-за этого мне не ехать в Москву?" - такова позиция Войцеха Ярузэльского, который заявил, что, если не подведет здоровье, то он охотно поедет 9 мая праздновать День Победы в России.

С мнением своего бывшего лидера согласны в основном представители левой части польской политической сцены - посткоммунисты. По их мнению, Ярузэльский едет в Москву прежде всего как солдат Второй мировой войны.

Лидер правящего нынче в Польше Союза Левых демократов Юзэф Олексы.

Юзеф Олексы: Генерал Ярузэльский был солдатом той войны. Он был многократно ранен и воевал геройски. Ведь торжества в Москве не проводятся в честь Советского Союза, России или Ялты.

Алексей Дзиковицкий: В свою очередь, правые силы визит Ярузэльского вместе с нынешним президентом Александром Квасьневским в Москву называют "рекламой коммунизма". По их мнению, ни Квасьневский, ни Ярузэльский не заявят там о польском взгляде на результаты послевоенного передела мира. Один из лидеров крупнейшей оппозиционной партии "Гражданская платформа" Бронислав Коморовский.

Бронислав Коморовский: Если генерал Ярузэльский и президент Квасьневский едут в Москву только для того, чтобы быть статистами в представлении российского взгляда на роль Советского Союза, то я этим очень обеспокоен.

Алексей Дзиковицкий: Против поездки и Войцеха Ярузэльского, и Александра Квасьневского в Москву выступают ветераны Армии Краевой. По их мнению, в таком случае на праздничные мероприятия нужно было бы пригласить и последнего президента Польши в иммиграции Рышарда Качоровского, ведь значительная часть польских войск, сражавшихся с фашистами, подчинялись именно польскому иммиграционному правительству в Лондоне.

Примечательно, что до сих пор до конца не известна предыстория приглашения Ярузэльского в Москву. Одни говорят, что это случилось с подсказки польской стороны, другие, что решение было принято российской стороной самостоятельно. Профессор Анджэй Пачковский считает, что идея пригласить Войцеха Ярузэльского родилась в кабинетах кремлевских экспертов.

Анджэй Пачковский: Для того, чтобы между поляками посеять несогласие - такова цель. И еще, чтобы поставить президента Квасьневского в еще более затруднительное положение.

Ефим Фиштейн: В отличие от Квасьневского, президент Литвы Валдас Адамкус вместе с президентом Эстонии Арнольдом Рюйтелем отказался участвовать в праздновании 60-летия Победы в Москве. О мотивах такого решения рукововодитя Литвы, и о политическом фоне, на котором оно было принято, рассказывает наш корреспондент в Вильнюсе Ирина Петерс.

Ирина Петерс: Решение Валдаса Адамкуса - отказаться от приглашения Владимир Путина приехать на празднование 60-летия Победы - для многих в Литве было неожиданным. Предшествующий этому расклад говорил за то, что долго не объявляющий своего решения Адамкус все же отправится в Москву. Однако он не едет, объяснив это тем, что итоги окончания войны для стран Балтии были трагичными. Они потеряли свою государственность, и за последующее 50-летие нахождения в составе СССР, расплатились жизнями десятой части населения. Лишение тогда независимости, убитые и репрессированные, вынужденные эмигрировать в советские годы граждане - этот факт в истории Литвы перевесил желание отправиться в Москву вместе с другими европейскими лидерами. И даже раздающиеся среди некоторых литовских политиков опасения, что республику могут заподозрить, чего доброго, в симпатиях к нацизму, не изменило решения Адамкуса. Он сказал, что останется в этот день со своим народом. "Здесь, в Литве, мы достойно почтим память погибших в борьбе с фашизмом, самые большие жертвы в которой понес русский народ, - заявил президент. - Я искренне надеюсь, что граждане России поймут это мое решение, и мы вместе будем строить будущее открытой Европы", - подытожил Адамкус.

Что касается настроений граждан самой Литвы, то по опросам большинство их - 54 процента - выступали за принятие приглашения Владимира Путина. При этом большинство представителей литовской политической элиты ратовали за принципиальность в отношениях с российской властью и отказ от поездки. По мнению наблюдателей, существенное влияние на решение Адамкуса оказала не только эта внутриполитическая конъюнктура, но и отчетливые знаки, подаваемые Кремлем. Это нежелание внятно признать факт советской оккупации стран Балтии. Говорит политолог Витаутас Алешаускас.

Витаутас Алешаускас: Литва может показать свою позицию против нацизма, но необязательно должна участвовать в московских празднествах, которые имеют ярко выраженный идеологический смысл. Россия держится и дальше жесткой линии по поводу литовского прошлого. Но мы должны говорить не только об истории, но и о справедливости.

Ирина Петерс: Известный политик Казимира Прунскене раскритиковала позицию Адамкуса и заявила, что его отказ от поездки в Россию демонстрирует равнодушие к чувствам россиян, относительно Дня Победы, и может ухудшить взаимоотношения двух стран. Но думающих подобным образом в современном литовском истэблишменте явное меньшинство. Отойти от политизирования вокруг даты 9 мая, посмотреть в суть предлагает публицист Пранас Моркус.

Пранас Моркус: В первую же неделю войны в плену оказались миллионы красноармейцев. Десятки тысяч из них были согнаны в Литву во временные лагеря. Там в чудовищных условиях дожидались отправки в Германию. Уже проклятые своей родиной, они ежедневно умирали от голода и истощения. Даже скромный мемориальный знак в Вильнюсе, напоминающий о них, будет достойным литовским участием в этом 60-летии - наша дань русскому солдату.

Ирина Петерс: Несмотря на часто критичное отношение литовских граждан к современной российской власти и лично к Путину, вообще к русским литовцы относятся хорошо, четко разделяя одно и другое. Согласно последним опросам, подавляющее их большинство признались в том, что из всех народов больше всего любят русских, находящихся в этом списке симпатий на первой позиции с большим отрывом от других.

Ефим Фиштейн: Времена, когда Дания считалась страной с нулевой преступностью, прошли, утверждает в своей зарисовке Нина Гейде из Копенгагена.

Нина Гейде: Честность и порядочность потомком викингов вообще породила в Европе немало легенд о том, например, что датчанин, обнаруживший в поезде бумажник, даже не интересуясь его содержимым, относит находку в полицию. Увы, времена меняются. Теперь уже, пересекая главный вокзал в Копенгагене, туристы, наученные горьким опытом, судорожно ощупывают в сумках кошельки, а посетители ночных баров, выходящих далеко за полночь на улицу, стараются как можно быстрее оказаться на освещенном месте и вскочить в спасительное такси.

Шеф криминальной полиции Копенгагена Пер Ларсен приводит такие цифры. Только за последние два года число уличных ограблений в городе, включая карманное воровство, увеличилось вдвое. В прошлом году в полицию обратилось почти 10 тысяч пострадавших. Цифра для Копенгагена невиданная, комментирует Пер Ларсен.

Что же произошло с маленьким сказочным королевством? Неужели у его жители так резко изменилась мораль и принципы подхода к жизни? Вряд ли этим можно объяснить столь резкое ухудшение криминальной обстановки в Дании. Скорее налицо тот факт, что Дания, впрочем, как и многие другие страны Западной Европы, оказалась жертвой нового европейского развития, которое наряду со многими позитивными явлениями, также принесло с собой и немало негативного. После глобального расширения Европейского Союза и открытия границ, в Данию потоком хлынули криминальные банды и группировки из бывшей Восточной Европы попытать счастья в экономически благополучной стране, жители которой еще не успели психологически перестроиться в соответствии с новыми условиями существования в разросшейся европейской семье.

Больше всех родина Андерсена почему-то приглянулась румынским криминальным элементам. Несколько месяцев в Копенгагене орудовала группа специально подготовленных несовершеннолетних детей из Румынии, которые с редкой виртуозностью извлекали у прохожих кошельки на улицах, в транспорте и магазинах. Также несколько разбойных нападений на датские магазины и заправочные станции совершила за последние полгода банда румынских подростков. Детьми и подростками руководил опытный криминальный центр, который датская полиция долгое время не могла обнаружить. И только совсем недавно группа румын, ответственная за ряд совершенных в Дании преступлений, предстала перед датским судом.

"Похоже, что времена доброй Старой Европы остались позади, - комментирует шеф криминальной полиции Копенгагена Пер Ларсен. - Разумеется, мир не может стоять на месте. Я лично не против новой объединенной Европы, но мы должны также четко представлять себе и те негативные последствия, которыми это объединение чревато. Очень хорошо, что не существует политического железного занавеса. Но о занавесе, который мог бы оградить граждан нашего государства от растущего криминала, нам нужно подумать очень серьезно", - считает шеф криминальной полиции Дании Пер Ларсен.

Ефим Фиштейн: В связи с недавними решениями судов в Чехии разгорелась дискуссия о том, возможна ли в демократической стране неограниченная свобода слова. Рассказывает Нелли Павласкова.

Нелли Павласкова: В 2000 году известный своей резкостью и грубостью чешский музыкальный критик и публицист Ян Рейжек поместил статью в центральной газете, в которой напал на эстрадную звезду Хелену Вондрачкову, обвинив ее в том, что за свой нынешний успех она, по всей вероятности, обязана контактам с мафиози времен коммунистического режима. Возмущенная Вондрачкова подала в суд на журналиста и выиграла дело. Суд обязал Рейжека извиниться перед певицей в письменном виде и поместить извинения в газете. Это Рейжек выполнил, но одновременно обжаловал решение суда, обратившись в Конституционный Суд республики. И вот суд посчитал, что выражение "мафиози" было употреблено критиком в фигуральном, а не буквальном смысле, что это слово многозначно и не всегда означает бандитов и убийц, что критику не надо было извиняться перед певицей. Вондрачкова, в свою очередь, нападала в печати на решение Конституционного Суда и пообещала немедленно направить жалобу на Чешскую республику в Страсбургский суд по защите прав человека.

Обосновывая свое решение в пользу свободы слова, один из членов Конституционного Суда заявил, что лица, широко известные в стране, как, например, политики, общественные деятели или медиальные звезды, должны более стойко, чем рядовые граждане принимать критику в печати.

В связи с этой историей в Чехии живо обсуждается вопрос - почему поп-звездам чехословацкой эстрады, обласканным коммунистическим режимом, удалось пережить смену государственного устройства и снова взлететь в поднебесье славы? После 1989 года кто-то из критиков назвал всю эту когорту эстрадников словом "зомби", и несколько лет после революции о них ничего не было слышно, кроме, конечно, Карела Готта. Бывшие звезды с ужасом взирали на то, как через них перевалило новое поколение поп-роковых кумиров. Но в 1997 году частный телеканал "Нова" решил привлечь к своим программам среднее и старшее поколение телезрителей, отвернувшихся от надоевших американских гангстерских фильмов. Наступила волна чешского эстрадного ретро. Снова всплыла хорошо сохранившаяся старая гвардия. связи с этим чехи вспоминали судьбу чешских кинозвезд, обвиненных после войны в сотрудничестве с нацистами, потому что во время оккупации они снимались в чешских комедиях. Но ведь и те, и другие помогали нам пережить тяжелые времена, говорят пожилые чехи.

Второй случай защиты свободы слова со стороны, на этот раз, Верховного Суда более спорный. Этот судебный орган отменил решение городского суда в Праге о наказании издателя Михала Зитко за издание им книги Гитлера "Mein Kampf". Городской суд приговорил издателя к двум годам заключения условно сроком на 5 лет. Верховный Суд отменил это решение, ибо, по его мнению, речь идет о свободе слова. Председатель чешского сената верхней палаты парламента П.Сободка считает это решение правильным.

П.Сободка: Свобода слова - это право человека, сбалансированное со степенью его ответственности и обязанностью быть ответственным. Но если речь идет об историческом документе, как эта книга, то я говорю - да, мы можем с ним ознакомиться. Людям надо дать возможность знакомиться с разными текстами исторического характера. 40 лет нас пичкали произведениями Ленина и Сталина и подобных. Я думаю, что мы спокойно может прочитать "Mein Kampf" без комментариев и разъяснений.

Нелли Павласкова: Левая же часть чешского общества протестует против издания книги "Mein Kampf", считает, что следует дать лучшее толкование термину "свобода слова", ибо общество не может существовать без ясного представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, что стране, где существует Закон о запрещении человеконенавистнической пропаганды, издание "Mein Kampf" без соответствующего предисловия, по крайней мере, спорно.

Ефим Фиштейн: На днях скончался монарх микроскопического княжества Монако. Значение этого события, однако же, заметно превосходит размеры государства. Из Парижа Дмитрий Савицкий.

Дмитрий Савицкий: Говоря о княжестве на Скале, а французы называют княжество Монако точно так же, как испанцы британскую колонию Гибралтар, La Rocher, Скала, нужно помнить об отношении французов к монархии - об этой любви-ненависти и ненависти-зависти.

Монако было для французов и до многих до сих пор и остается опереточным княжеством. И это, несмотря на то, что Франсуа Миттеран (сам тайный монарх) помог в 1993 году князю Ренье ввести Монако в Организацию Объединенных Наций, тем самым впервые увеличив, наконец, дистанцию между Парижем и княжеством. (Позже Монако вступило и в Европейский Союз). На самом деле, даже если об этом и не принято говорить, Монако всегда было французским протекторатом.

В свое время первые попытки молодого князя Ренье вести собственную политику, привели к тому, что Де Голль хлопнул кулаком по столу и, в буквальном смысле, блокировал въезд и выезд из Монако. Об этом до сих пор помнят и французы, и подданные княжества, которых, кстати, всего лишь 32 тысячи. В год, когда княжество отмечало 700-летие династии Гримальди, французские депутаты от партии социалистов, назвали в Национальной Ассамблее, Монако "территорией, где правит лицемерие". Отмечу сразу - суверенное княжество, было названо территорией, естественно, по причине того, что банки княжества сохраняют анонимность вкладов и дают от ворот поворот инспекторам из Парижа.

Но если вспомнить историю, то есть 13 век (Фулько дель Кассело из Генуи захватил Скалу 10 июня 1215 года, а в 1297 году Скала была объявлена собственностью рода Гримальди), то имеет смысл упомянуть о том, что клан Гримальди получил от императора Генрхиа VI уже тогда право даровать жителям крепости Монте Карло свободу от налогов.

Де Голль в сердцах объявил блокаду Монако в 1962 году, памятуя и о том, что дед Ренье Третьего, Людовик Второй, во время Второй мировой войны, дабы избавиться от итальянских оккупантов, пригласил в княжество немцев, причем Монако было единственным в Европе государством, которому Берлин платил за оккупацию, за аренду территории. Мало того, немцы вложили в банки Монако изрядную сумму денег, особенно, по понятным причинам, в конце войны. Тема эта до сих пор табу и во Франции, и в Монако.

Бедное княжество на Скале по-над морем превратил в современное государство именно Ренье Третий.

Грегори Филипс: 19 ноября 1949 года Ренье Третий унаследовал трон своего деда князя Людовика Второго, скончавшегося несколько месяцев до этой даты. Это начало правления в духе романов с продолжением. В 1956 году князь женится на красавице-американке, киноактрисе Грэйс Келли, которая родила ему трех детей: Каролину - в 1957 году, Альберта - в 1958 и Стефани - в 1965. В 1982 году княгиня Грейс погибла в автомобильной аварии на дороге Монако, и Ренье, став вдовцом, полностью посвятил свою жизнь княжеству. Его и называли - князь-строитель. Он так же был футбольным фаном, его часто можно было видеть на трибуне стадиона, и большим любителем цирка. "Если бы я не был князем, - говорил он, - я был бы дрессировщиком".

Жизнь Ренье Третьего была полна и счастьем, и драмами. В течение полувека его правления его семья мелькала на первых страницах прессы-"пипл"... Да и нынче, если на обложке журнала кто-нибудь из княжеской семьи, тираж повышается на 15%.

Дмитрий Савицкий: Знаток Монте-Карло и Монако - Грегори Филипс.

Перед самой смертью Ренье Второй изменил Конституцию княжества, так как сын его, Альберт, не был замечен в особом желании создать семью. Отныне трон княжества может унаследовать один из отпрысков дочерей Ренье.

XS
SM
MD
LG