Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы "зеленых" в России


[ Радио Свобода: Программы: Евразия: Европа ]
[11-06-05]

Перспективы "зеленых" в России

ВедущийЕфим Фиштейн

Ефим Фиштейн: В России, что символично, в Международный День окружающей среды прошел учредительный съезд политической партии "Союз зеленых России". Движения защитников окружающей среды рано или поздно оформляются в политические партии - это известно по опыту практически всех европейских государств. Это, однако же, отнюдь не означает, что повсюду "зеленым" в политике светит зеленый свет, простите за банальную метафору.

Обсудить перспективы "зеленых" в России, зная их судьбу в окружающем мире, мы и собрались в этой передаче. А собрались мы в таком составе - московский политолог Сергей Колмаков, журналист Евгений Бовкун, живущий и работающий в германском городе Бонне, и наш парижский корреспондент Семен Мирский. Всех их я сердечно приветствую в прямом эфире Радио Свобода. Буду рад в нем приветствовать и наших слушателей.

Начну с московского эксперта и предлагаю сразу взять быка за рога. Сергей Александрович Колмаков, ваше мнение - каковы шансы российских "зеленых" на успех? Произнося слово "успех", я имею в виду пусть даже не успех в борьбе за полноту власти, а хотя бы шансы на завоевание заметного места в политической жизни страны.

Сергей Колмаков: Позже я, наверное, расскажу свою точку зрения, какую часть спектра они могли бы на политической карте Российской Федерации в электоральном плане затронуть. Мне кажется, что сейчас, как это ни странно может показаться, существует определенная ниша для политических партий такой неполитической внешней природы. До этого уже было несколько проектов. Мы можем вспомнить (он до сих пор существует) проект создания партии "Солдатских матерей", были до этого чисто экологические проекты, например, партия "Кедр" и другие проекты. Но именно сейчас складывается такая ситуация, что политические партии такого плана, как созданная Партия зеленых, могут, с моей точки зрения, попытать, во всяком случае, побороться за то, чтобы войти в Государственную Думу. Для этого, правда, им нужно будет зарегистрироваться. Это очень долгий процесс.

Но если брать электоральную базу поддержки такой партии, то я бы отметил следующие моменты. Дело в том, что у нас существуют для этих партий помимо чисто экологического аспекта совершенно друга ниша, тесно связанная с экологическим движением, но на самом деле ставящая вопросы более широко, связанные с деятельностью гражданского общества и правозащитной деятельностью. В какой-то степени раньше эту тематику разрабатывало "Яблоко". Но сейчас по целому ряду причин, в которые не хотел бы сейчас углубляться, эта партия переживает не лучшие времена. Я не исключаю того, что либо состоится какое-то объединение или союз какой-то с "Яблоком", либо просто "зеленые" могут попытаться все-таки очень активно на этой поляне действовать.

Ефим Фиштейн: Вы в начале своего выступления сказали, что как ни странно у них какие-то шансы есть. Что же в этом странного? Лет эдак 30 тому назад, простите меня за историческую справку, среди искателей третьих путей между коммунизмом и капитализмом в Германии сложилось убеждение, что таким третьим путем может оказаться экологическое движение. Западная Германия была первым государством, где возникла и стала успешно претворяться в жизнь идея создания политической Партии зеленых.

На первых порах отцы-основатели действительно произвели своего рода революцию - дали избирателям, особенно молодым да ранним, реальную политическую альтернативу. Но потом отцов-основателей постигла участь всех революционеров. Одни из партии ушли в центр - как нынешний министр внутренних дел Отто Шилли, другие - как Петра Келли и генерал Герд Бастиан, - разочаровавшись, покончили с собой. Фактически из первопроходцев остались в политике только Йошка Фишер, министр иностранных дел Германии, да два депутата Европарламента - Даниэль Кон-Бендитт и Милан Горачек. Прошу прощения за длинную справку.

Евгений Бовкун, почему именно в Германии так хорошо пошло дело у экологов. Страна вроде бы не самая грязная в мире?

Евгений Бовкун: Во-первых, это были не только экологи, не только экологисты. В числе предшественников Партии зеленых были и пацифисты, и правозащитники, и так называемые альтернативщики, то есть, кто предлагали альтернативу. Одни из основателей движения "зеленых" говорил, что "мы должны быть ни слева, ни справа, а впереди". Это "впереди" стало основным тезисом так называемых альтернативных списков. До сих пор в Гамбурге, например, Партия зеленых существует под названием "Зеленый альтернативный список". Они пытались предложить обществу альтернативу. Парадокс состоял в том, что в политической программе этой партии, когда она уже оформилась как партия, были зачатки, как левых идеологий, так и консервативные ценности, потому что одним из основателей этой партии был все-таки консерватор.

Оформившись в партию, "зеленые" стали просто спорить между собой - насколько необходимо идти во власть. Они уже тогда разделились на фундаменталистов и реалистов. Фундаменталистов возглавлял нынешний министр экологии Триттин, один из корифеев, а вторым, реалистом, его антиподом был Йошко Фишер, все-таки реалисты победили. Они вошли во власть, но это вхождение во власть кончилось для них плачевно, прежде всего, потому, что они не учли многих последствий вот этого вхождения во власть. Они в какой-то мере разложили или, точнее говоря, раскололи движение социал-демократов. А социал-демократы в свою очередь способствовали такой длительной структурной агонии "зеленых", потому что, приняв их в правительственный союз, они помогли им укрепиться. До этого "зеленые" потерпели 11 поражений подряд в землях, и только правительственный союз помог им выжить на какое-то время.

Ефим Фиштейн: Французы тоже ведь народ, который легко воспламеняется, открыт для новых идей и всяческих душеспасительных начинаний. Как у вас, Семен Мирский, обстоит дело с "зеленой" идеей?

Семен Мирский: Французские "зеленые" имеют уже достаточно долгую и, я бы сказал, весьма бурную историю. Уходя корнями в события мая 1968 году в Латинском квартале, который был периодом бури и натиска французских левых вообще, "зеленые" оформились в настоящую, достойную этого названия политическую партию только в середине 70-х годов уже прошлого столетия. В 30 с лишним летней истории французских "зеленых" совершенно исключительную роль сыграл человек, имя которого вы, Ефим, упомянули в немецком контексте Даниэль Кон-Бендитт, который как раз и был главным застрельщиком событий мая 1968 года. Тогда Кон-Бендитт за рыжие волосы и левый политический радикализм называли здесь "красный Дани". Когда он в экологию, была в ходу такая шутка: была "красным" - стал "зеленым". Но сегодня это уже вполне структурированная политическая партия. Они имеют фракцию в Национальном собрании (три депутата). Кроме того, у французских "зеленых" четыре сенатора. Сенат, напомню, - это верхняя палата парламента Франции.

Весьма неплохо представлены французские "зеленые" и в Европейском парламенте. У них шесть депутатов. Эти цифры с лихвой компенсируются политическим активизмом. Я бы сказал, что французские "зеленые" сегодня присутствуют на всех фронтах общественной, политической, экономической, не говоря уже об экологической жизни страны.

Ефим Фиштейн: У нас на связи слушательница Лидия Ивановна.

Слушатель: Вопрос к тем, кто захочет на него ответить. Так как проект Лесного кодекса меняет характер отношения государства к природному ресурсу (лес превращается в товар, разрешено быть владельцами леса не только физическим и юридическим лицам Российской Федерации, но и физическим и юридическим лицам иностранных государств), то не считаете ли вы, что в том числе и Лесной кодекс создает катастрофическую ситуацию не только с экологией в России, но и дает возможность иностранным государствам завладеть нашей собственностью, нашей территорией. А ведь ради этого ведутся все войны.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Лидия Ивановна. Разумеется, вы дождетесь ответа, пока наши эксперты подумают.

Попрошу Георгия высказать свое мнение или задать вопрос.

Слушатель: Я полон радужных надежд. По-моему, это замечательное начинание. Хочу привести пример. Я когда-то путешествовал по Воронежской области на надувных плотах со знакомыми. Там местные рассказали нам комичный случай. Когда местный заводик сливает нечистоты всякие химические, раки выползают все на берег. Потом, когда сток проходит, они опять лезут в воду. Так вот я о том, что границ не знают ни реки, ни суша, ни воздух. Поэтому, желательно, чтобы в будущем это было международное общество "зеленых".

Ефим Фиштейн: Хочу ограничить круг нашего обсуждения. Дело в том, что обсуждать состояние окружающей среды мы можем бесконечно. Действительно, Советский Союз оставил после себя довольно тягостное наследие в этом смысле. Состояние окружающей среды в России достаточно удручающее. В данном случае, нам хочется обсудить скорее политические перспективы партии, в которую оформились движения защитников окружающей среды, а она несколько иная, чем окружающая среда сама по себе.

Сергей Александрович, я не думаю, что нам стоит обсуждать технологические детали Лесного кодекса, но в целом, как вы думаете, приведет ли принятие нового Закона о лесном хозяйстве к тому, что леса и земля под лесами будут скуплены какими-то иностранными компаниями?

Сергей Колмаков: Хочу сказать, что пока еще Лесной кодекс не принят. Более того, те озабоченности, о которых говорила радиослушательница, они в принципе заставили даже президента сказать о том, что речь может идти о долгосрочной аренде, но и о продаже земли и так далее. Поэтому ничто из рук государства, в конечном счете, пока при таком варианте не уйдет. Другое дело, что у нас огромное количество леса, которое очень плохо используется. Я думаю, что на самом деле речь может идти не столько про то, что скупят иностранцы, сколько про то, чтобы у нас лесопереработка привлекала какие-то технологии, чтобы не вывозили бездарно лес.

Знаете, что у нас происходит на Дальнем Востоке и Сибири? У нас вывозится лес буквально через несколько километров через китайскую границу. Там стоят огромные заводы, которые перерабатывают его уже в готовые какие-то изделия, чтобы строить из него и так далее, а потом, минуя большие транспортные расходы, переработанный наш лес, возвращается к нам, продается уже за другие деньги и так далее и тому подобное. Это просто один из примеров того, что уже происходит без всякого принятия Лесного кодекса.

Ефим Фиштейн: Вопрос Георгия переадресую вам. Как вы думаете, глобальная, всемирная, всепланетарная Партия зеленых возможна, реальна, да и нужна ли?

Семен Мирский: Не знаю, нужна ли она, возможно, безусловно. Скажем, если взять сегодня наиболее активную и наиболее известную в мире экологическую организацию Гринпис, то это ведь не партия в строгом смысле этого слова, это неправительственная организация, но она действует. Я думаю, что нет нужды рассказывать, чем занимается Гринпис. Будь Гринпис политической партией, она бы занималась ровно тем же. Поэтому, я считаю, что если есть перспектива создания международной или даже всемирной политической партии, то наибольшие шансы именно у Партии зеленых. Думаю, что в этом отношении наш слушатель Георгий совершенно прав.

Ефим Фиштейн: Уже прозвучала мысль о том, что "зеленое" движение в Германии как бы прошло пик своей популярности. Подкрепить этот тезис вызвался наш корреспондент в Берлине Юрий Векслер. Вот как он видит нынешнюю ситуацию немецких "зеленых".

Юрий Векслер: Через 100 дней в Германии должны состояться новые внеочередные парламентские выборы. Они станут серьезной проверкой на прочность партии, которая в коалиции с социал-демократами уже 7 лет представлена в правительстве. Была она и в правительственных коалициях на земельном уровне, но теперь осталась только в Саарланде в коалиции с христианскими демократами.

Лидер "зеленых" Йошка Фишер считает, что без новой программы партия имеет мало шансов на успех осенью. При этом Фишер не только считает, что пребывание СПД у власти будет зависеть от успеха или неуспеха "зеленых", но и продолжает отстаивать совместную с социал-демократами политику. Говоря о решении Шредера проводить досрочные выборы, Йошка Фишер, в частности, сказал.

Йошка Фишер: Большие структурные проблемы, которые у нас есть, и которые мы должны решать, проблемы, доставшиеся нам в наследство из 90-х годов, потому что там за них не брались - это рынок рабочей силы, безработица. Они будут определять предвыборную борьбы и принесут решение.

В ситуации сегодняшнего противостояния еще один год до выборов был бы потерянным годом, и это было бы не лучшим для страны. Поэтому принято такое решение. Коль, ХДС ХСС и либералы в 90-х годах из страха потерять власть откладывали решения многих этих вопросов. Мы взялись за них и находимся в трудной ситуации борьбы за обновление для большинства общества.

Юрий Векслер: На уровне Германии в целом число сторонников "зеленых" остается почти неизменным по сравнению с последними выборами. Тогда - 8,6, ныне по последним опросам института Форса - стабильные 8 процентов, а по некоторым другим опросам - даже 9. И все же беспокойство лидера "зеленых", ныне министра иностранных дел Йошки Фишера в отношении программы партии оправдано. Годы пребывания в правительстве и связанные с этим компромиссы слегка подразмыли профиль партии. Некоторые пункты ее программы переняли более крупные партии. Например, христианские демократы и антагонисты "зеленых" либералы акцентируют проблематику соблюдения прав человека, а социал-демократы - экологически осмысленную ответственную политику.

В газете "Die Zeit " недавно вышла статья Вернера Пергера "Завещание Йошки или почему нам будет не хватать Фишера". Так ли все плохо, что надгробные речи уже репетируются? Многие считают, что с уходом из правительства "зеленых", а сам Фишер в случае поражения намерен вообще уйти из политики, происходит финальная стадия недолгого пребывания у власти поколения бунтарей 1968 года, к которым принадлежал и сам Фишер.

Каковы перспективы "зеленых" в Германии? Об этом шла недавно речь в интервью Даниэля Кон-Бендитта, известного франко-германского левого "зеленого" политика. На вопрос - что будет с "зелеными"? - он ответил: "Зеленые" будут, как это видно сегодня, уходить в оппозицию. Но в этом нет никакой катастрофы. Они достойно выполнили свою роль, участвуя в конструировании будущего. Это было восхитительно, но, кажется, фаза подходит к концу. Но мы открыто заявить, что с такой социал-демократической партией мы не можем и не хотим быть в коалиции. Это не означает, что такая коалиция больше никогда не возникнет. Это означает, что "зеленым" с СПД, идущей назад в 80-е годы, не по пути. В принципе можно уже расслышать то, что социал-демократы говорили в восьмидесятые: "Вы, "зеленые", - говорили они, - партия много зарабатывающих, люксус-партия. Поэтому вы нам больше не нужны".

Ефим Фиштейн: Житель Московской области по имени Василий уже давно ждет своей очереди. Василий, вы в эфире.

Слушатель: Исторический экскурс в историю очень хорошо, но в России тоже была очень хорошая история участия "зеленых": начало перестройки - это конец 80-х начало 90-х. Вы помните, многочисленные акции по протесту организованной части населения против фармакологических заводов, которые выпускают лекарства по всей России, что это очень вредно, что это никуда не годится, что эти предприятия надо закрывать. Мы видим, чем все это кончилось. Предприятия наши закрыли, а рынок открылся для индийской фармакологии, болгарской. Западные лекарства стали в 100 раз дороже. Кто финансировал всех этих активистов? Я думаю, что там были лучше всего организованы люди Натана Щаранского, может быть и Сороса. Пусть теперешние "зеленые" скажут, кто их финансирует, какие их цели и задачи, как они соотносятся с историей конца 80-х - начала 90-х.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Василий. Ваш вопрос поставлен на учет. Предоставляю слово еще одному слушателю, москвичу по имени Владлен Михайлович.

Слушатель: У меня две заточки для "зеленых". Первое, чем они должны заняться, это привить аккуратность нашему народу. Бросил окурок - 500, оставил после пикника в лесу, поймали - 10 тысяч. Нужно сделать нас аккуратными. Второй вопрос относительно того, иностранцы будут лес рубить или наши. Я считаю, мне все равно - лишь бы это был честный и порядочный предприниматель. Иностранцы в этом отношении, я думаю, давно освоили правило приличной торговли.

Ефим Фиштейн: Спасибо. Ваше мнение, несомненно, будет учтено.

Вопрос, скорее всего, придется по адресу, если я его перешлю Сергею Колмакову. Вопрос был такой. Наш слушатель Василий утверждал, что "зеленые" в России как бы работали в угоду чужим интересам. Он даже привел имена якобы тех, кто финансировал их движение. Не думаю, что это так, признают, но предоставлю вам, Сергей Александрович, возможность ответить на вопрос, а заодно и расширю. Есть ли в начинаниях "зеленых" в России что-то специфическое именно для этой страны? Чем российские "зеленые" отличаются от других "зеленых" собратьев по идеологии, по источникам финансирования?

Сергей Колмаков: Очень коротко отвечу на первую часть вопроса по поводу очередного воспроизводства теории заговора. Я так понимаю, что экологическое движение активно в этом всегда обвиняли. Говорили, что люди, которые борются против ввоза в страну ядерного топлива, борются против закрытия ядерной энергетики в стране. Гринпис и так далее обвиняли в том, что они действуют в интересах тех, кто борется с нефтяными компаниями. Так как у нас Россия сырьевая страна, то это тоже как бы заказ с той стороны. Это касается не только России. Использование как бы "зеленых" в такого рода борьбе внутри энергетики, это старый штамп.

Я думаю, что на самом деле то, что вы сказали про фармакологические заводы, то это связано с общим упадком промышленного производства в стране в определенный период времени, а отнюдь не деятельностью "зеленых", которые расчистили площадку для дженериков из других стран.

Ефим Фиштейн: Другой наш слушатель настаивал на том, что начинать надо с себя, со своей способности содержать в чистоте и порядке свое ближайшее окружение - среду своего обитания. Вопрос к Евгению Бовкуну. Такое требование представляется самым, что ни на есть, общечеловеческим и совершенно не зависит от политических воззрений. Возвращаясь к "зеленым" как к партии, давайте подумаем, некоторые говорят, что партии должны быть по своему мировоззрению универсальными, чтобы быть успешными. Время партий, представляющих групповые интересны аграриев, кустарей одиночек с моторами или без, такое время прошло. Нет партий у технологов, зоологов и даже политологов. Почему же должна быть такая партия у экологов? Насколько универсальна "зеленая" идеология?

Евгений Бовкун: Прежде всего, экологическая основа давно уже перестала быть главным элементом программы Партии зеленых. Известно, что экологическую политику невозможно проводить с помощью одних деклараций. Общественное мнение, по крайней мере, ФРГ и без того уже ориентировано на решение экологических проблем. Гражданское общество требует конкретного решения многих проблема, не только экологических. "Зеленые", которые потерпели столько поражений, в том числе и последнее, они учли это обстоятельство. Они для того, чтобы выжить и выжить, прежде всего, структурно, намерены ставить перед общественностью более широкие вопросы, более конкретные проблемы, учитывающие интересы других слоев общества, а не только, скажем, экологически ангажированную общественность или молодежи, детей. Они ориентированы сейчас на решение основных острых проблем гражданского общества. В этом квинтэссенция возможностей дальнейшего развития партии.

Ефим Фиштейн: Должен сказать, что видно на решение острых проблем, наверное, ориентированы и другие политические партии, иначе "зеленые" занимали бы не от 6 до 10 процентов долю в политическом спектре, а значительно больше.

Предоставлю возможность другому нашему слушателю, москвичу по имени Алексей, высказать свое мнение.

Слушатель: У меня одно предложение и один вопрос. Начну с предложения. Я часто бываю в Одиноцовском районе. Там масса проходит ЛЭП, под которыми были огороды. Огороды брошены, а заборы остались. Одна из акций "зеленых", как будущей партии, могла бы просто-напросто убрать хотя бы эти заборы, чтобы можно было гулять в лесу свободно. Этим я и занимаюсь иногда.

Вопрос. Упомянули о возможности сотрудничества Партии зеленых с партией "Яблоко". Был репортаж о взаимодействии Партии зеленых с другими партиями в Германии. В связи с этим не могли бы вы более или менее подробно рассказать, в чем же суть требований "зеленых" к партии "Яблоко"? Почему бы не создать "Зеленое Яблоко"? К сожалению, что касается партии "Яблоко" (извините, чуть-чуть отвлекаюсь), мы так и не получили от них ответа на вопрос, связанного с Сахалином-2. Если можно коснитесь и этого, пожалуйста.

Ефим Фиштейн: Думаю, что Сергей Колмаков несомненно коснется и первого и второго аспекта.

Включу еще одного слушателя, а потом мы обсудим весь комплекс заданных вопрос. Сергей из города Петербурга.

Слушатель: То, что я скажу, ни в коем случае не говорит о моем неуважении к людям, которые заботятся о нашем будущем. Экологи - люди, заботящиеся о нашем будущем. Хочу сказать, что перспективы в нашей стране для Партии зеленых нулевые. В нашей стране есть две реальные партии, имеющие социальные основы, - это коммунисты (намеренно ставлю вперед) и партия власти. Это, действительно, та партия, которая объединяет начальников, находящихся у власти. Все остальное - бесполезно.

Ефим Фиштейн: Думаю, что и ваш скептический взгляд на вещи имеет право. Честно говоря, никто из нас не принадлежит к числу оптимистов, которые считают, что Партия зеленых, раз появившись в российской политике, вдруг и захватит все политическое поле.

Сергей Александрович, вы слышали вопросы слушателей. Нет ли, действительно, опасности того, что "зеленые", объединившись с другими, в них и растворятся, как это довольно часто происходит в большом числе в европейских странах?

Сергей Колмаков: Думаю, что как раз эта опасность и заставляет(то, что, по крайней мере, я читал по материалам "зеленых") эту партию и добиваться своей собственной регистрации, которая стремится на самом деле решить очень серьезные проблемы политического плана. Я так понимаю, что проект Партии зеленых - это проект борьбы со складывающейся в стране тотальным господством бюрократической системы, централизовано жестко выстроенной по всяким вертикалям. Если мы посмотрим на то, что происходило с начала этого года, мы увидим, что произошло несколько выплеском очень серьезных социального плана. Эти проблемы - это как раз те проблемы, которые "зеленые" ставят. Что я имею в виду? Существует огромная проблема, связанная с социальной политикой со всеми ее последствиями.

Ефим Фиштейн: Переходя к более конкретным проблемам, там и возникают определенные трудности для "зеленых". У них силен пафос правоты общей, но с конкретикой не всегда все в порядке. В этом смысле у меня заключительные вопросы.

У "зеленых" всей Европы все последние десятилетия была идея-фикс - это отказ от ядерной энергетики. После Чернобыля смерть атомных электростанций не вызывала сомнений, а значки с надписью "Атомная энергия? Спасибо, не надо" были среди "зеленых" распространены, как значки с Ким Ир Сеном среди северных корейцев. Но вот прошли годы, и ряд стран собирается сооружать новые АЭС. Могу привести в пример Финляндию, Швецию, да и некоторые другие. В Брюсселе сейчас поговаривают о ядерном ренессансе, да и в Германии могут настать перемены, если к власти придут, скажем, христианские демократы, и атомная энергия может быть возобновлена. Евгений, не вносит ли это замешательства в ряды "зеленых".

Евгений Бовкун: Нет, не вносит. Но "зеленые" сейчас стоят перед выбором, перед кардинальным выбором - либо работать на вхождение во власть повторно, и тогда придется придерживаться более общей политики, либо сосредоточиться на фундаментальных ценностях, в том числе на экологических, но тогда придется уйти в оппозицию. А в оппозиции "зеленые" принесли немало пользы как обществу в целом, так и стране в том, что они подняли вопрос об опасности ядерных электростанций. Было очень много полезного для общества. Но они не продумали все последствия быстрого, поспешного выхода из ядерной энергетики. Вот в чем дело.

Ефим Фиштейн: Так обычно и бывает с новыми идеологиями, с новыми движениями. Они многое подмечают, но часто общий контекст как бы из поля зрения уходит.

Семен Мирский, правильно ли положение, что некоторое затухания вот этого "зеленого" энтузиазма связно с тем, что те темы, которые оказались актуальными, решаемыми и подтвердились практикой и жизнью, разобраны в значительной степени традиционными партийными идеологиями, включены так сказать в программы больших партий, а темы иллюзорные они так и остались не востребованными?

Семен Мирский: Ваше предположение о затухании антиядерного пафоса, коль скоро речь идет об атомных электростанциях, более чем верна в отношении Франции. Напомню, что Франция - чемпион Европы и мира по количеству в процентном отношении производимой именно ядерными электростанциями электроэнергии. Примерно 70 процентов всей производимой электроэнергии во Франции приходится на долю АЭС.

Если говорить о французских "зеленых", то здесь они выступают бесспорно в роли партии парадоксов. С одной стороны, французские "зеленые" ревностно выступают против всех нарушений экологического баланса - требуют от промышленников скрупулезного выполнения договоров, подписанных в Киото, они же уничтожают посевы генетически модифицированных растений. А с другой стороны, "зеленые" Франции, в отличие от экологистов других стран и особенно Германии, не требуют закрытия атомных электростанций. 3 года назад представительница Партии зеленых, очень видный политический деятель, занимавшая пост министра охраны окружающей среды Розлин Башло сделала историю, заявив: "Отрасль промышленности, менее других загрязняющая среду, это атомные электростанции. В подходе к проблеме атомных электростанций надо быть ни безоговорочным сторонником, ни антиядерным фундаменталистом. Я повторяю, - сказала Розлин Башло. - Если говорить о выделении газов, создающих парниковый эффект, изменяющих климат на нашей планете, то производство электричества при помощи ядерной энергии лучшее из решений".

Ефим Фиштейн: Это называется победа разума над любой идеологией, включая "зеленую". Нам пора закругляться.

Перейдем к другим темам передачи. Провал референдума по Евроконституции буквально перекроил политическую карту Франции. В то время, как президент Жак Ширак назначил нового премьера, спасая собственную шкуру, в левом лагере начались чистки рядов. Дмитрий Савицкий рисует картину сегодняшнего Парижа.

Дмитрий Савицкий: Если Жак Ширак хоть в чем-то и преуспел, решившись провести референдум, так это в том, что результаты голосования, весомое "нет" французов, развалило Социалистическую партию. В прошлую субботу социалисты созвали национальный совет и провели вполне кремлевскую чистку.

Диктор: Около четырех пополудни Лоран Фабиус покинул Национальный совет под аплодисменты сторонников и свист противников. С этого момента он перестал быть Номером Два партии социалистов. Он отстранен от управления партией за несоблюдение партийной дисциплины и за ведение кампании против Европейской конституции.

Дмитрий Савицкий: Большинство левых, в том числе и большинство социалистов, несмотря на призывы руководства Франсуа Оланда, Жака Ланга, Мартин Обри, Доминка Стросс-Кана, проголосовали против Конституции. То есть выразили то самое "нет", к которому их и призывал бывший премьер-министр правительства Миттерана, бывший Номер Два партии Лоран Фабиус. Но так как правление партии не может наказать всех несогласных, изгнать партию из партии, оно нашло козла отпущения, диссидента в собственных рядах и, несмотря на то, что Лоран Фабиус 29 мая стал вместе с большинством левых победителем, отправило его погулять, домой, на площадь Пантеона.

Многие обозреватели, не стесняясь, называют решение руководства и в первую очередь генерального секретаря Франсуа Оланда "сталинской чисткой". Раскол левых был ясен с самого начала, с того момента, когда Лоранс Фабиус позволил себе роскошь не согласиться с линией партии. Вот что он сказал после изгнания с Олимпа.

Лоранс Фабиус: Для меня главным было единство партии социалистов. К сожалению, было принято решение противоположное моему мнению. Что касается меня лично, я остаюсь верен моим идеям. Я буду продолжать прислушиваться к мнению самих французов. Я буду стараться объединить социалистов, и я буду продолжать подготавливать смену власти в стране.

Дмитрий Савицкий: Лоран Фабиус сразу же после изгнания его из руководства партии социалистов.

Как я уже сказал, левые в целом голосовали против Европейской конституции - коммунисты во главе с Мари-Жорж Бюффе в первую очередь и Лига Революционных Коммунистов, левого радикала, работника почты, Оливье Безансно. Спикер партии коммунистов Патрис Коэн-Сеа сказал, что, цитирую: "Лидеры социалистов из лагеря противников Конституции наказаны. Это означает, что руководство партии наплевало на мнение французов". Бывший министр экономики левых, Жан-Пьер Шевенемон, так же критически отнесся к решению Франсуа Олланда: "Принятое решение не похоже на анализ сложившейся ситуации, а лишь на стратегию поиска козла отпущения".

С 18 по 20 ноября партия социалистов собирается провести свой Национальный Конгресс. На этом съезде будет избрано или обновлено руководство партии. Кто выйдет в лидеры - Оланд или Фабиус? В любом случае ни первый, ни второй не обладают весомыми шансами победить на президентских выборах 2007 года. То же самое можно отнести и к Жаку Лангу и Доминику Стросс-Кану и даже, Лионелю Жоспену, впрочем обещавшему не возвращаться в большую политику. Но кто знает, может он решит, что упавшее знамя нужно поднять? Знамя, кстати, упало на асфальт площади Бастилии. Именно там левые, голосовавшие против Конституции, и праздновали 29 мая свою победу.

Ефим Фиштейн: Поляков еще только ждут выборы президента. До выборов еще почти 4 месяца, а кандидатов уже сейчас около десятка. Дело в том, что президенту в Польше традиционно больше верят, чем парламенту, и следовательно на его выборы ходят охотней, чем на парламентские. Из Варшавы - Алексей Дзиковицкий.

Алексей Дзиковицкий: Среди зарегистрировавшихся для участия в президентской гонке присутствуют правые, левые, беспартийные и независимые кандидаты.

Больше всего причин для беспокойства как раз у посткоммунистов. По данным опросов общественного мнения, кандидат от социал-демократической партии Марек Боровский выборов, скорее не выиграет, поэтому у правых есть все шансы на то, что их человек впервые за 10 лет будет руководить и в президентском дворце и в канцелярии премьера.

Еще совсем недавно правящий нынче в стране Союз левых демократов рассчитывал, что в выборах примет участие их партийный коллега спикер Сейма Влодзимеж Цимошевич, шансы которого на победу, по мнению специалистов, были бы довольно значительны.

Влодзимеж Цимошевич: Я всегда держу слово.

Алексей Дзиковицкий: Заявил Цимошевич перед выбором на пост спикера Сейма. Он пообещал, что с окончанием своих полномочий уйдет из политики. Все надежды посткоммунистов рухнули. Своего разочарования не скрывал даже президент Александр Квасьневсикй, который заявил, что "продолжает убеждать Влодзимежа Цимошевича баллотироваться.

Наиболее реальным претендентом на президентское кресло в настоящий момент специалисты считают бывшего соратника Леха Валенсы по "Солидарности", затем министра юстиции Польши, а нынче мэра Варшавы Леха Качыньского. Под лозунгом "Сильный президент - сильная Польша" Качыньский уже ведет активную предвыборную кампании, обещая сделать упор на социальную справедливость и борьбу с коррупцией.

Одним из наиболее серьезных соперников Леха Качыньского наверняка будет Збигнев Рэлига, известный в стране кардиохирург. Однако кроме известности, он обладает тем преимуществом, что не является политиком, а многие поляки говорят о своем полном разочаровании нынешним политическим истэблишментом.

Збигнев Релига: Я хочу быть президентом по многим причинам. Прежде всего, я хочу, чтобы в Польше было так, как хотят много поляков - наши взгляды совпадают.

Алексей Дзиковицкий: Заявил Збигнев Релига объявляя о своем решении участвовать в выборах.

Нынешняя избирательная кампания не будет лишена экзотики - специально для участия в выборах из Канады вернулся Стэн Тыминьский, бизнесмен, сохранивший польское гражданство. 15 лет назад Тыминьский, которого называют отцом польского популизма, уже баллотировался на пост президента и занял второе место после Леха Валенсы.

Стэн Тыминьски: Я рассчитываю не только на тот электорат, который поддержал меня 15 лет назад, когда мы чуть не выиграли выборы, а на то, что за меня проголосуют в два раза больше людей

Алексей Дзиковицкий: Заявил Стэн Тыминьский. По мнению же специалистов, его шансы на победу невелики.

В этом году в выборах принимают участие и две женщины - кандидат от демократической партии Хенрика Бохняж и независимый кандидат, сенатор Мария Шышковска.

Теперь, согласно польским законам, каждый кандидат должен насобирать сто тысяч подписей граждан в свою поддержку, тогда он будет допущен к дальнейшему участию в кампании.

XS
SM
MD
LG