Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подключение Украины к процессу европейской интеграции


[ Радио Свобода: Программы: Евразия: Европа ]
[18-06-05]

Подключение Украины к процессу европейской интеграции

ВедущийЕфим Фиштейн

Ефим Фиштейн: В то время как старые европейцы заняты выяснением перспектив Евроконституции и спорами вокруг бюджета Евросоюза, новые европейцы в последние недели озаботились судьбой Украины. Сплошной чередой пошли взаимные визиты и коллективные декларации о намерениях. Фактически речь идет о заинтересованности стран "Вышеградской четверки" в подключении Украины к процессу европейской интеграции, но именно в составе этого блока центральноевропейских государств.

Премьер-министры четырех стран "Вышеградской группы" встретились в Польше со своей украинской коллегой Юлией Тимошенко. Несколькими днями раньше в Праге прошло мероприятие под названием Форум Попули - Народный Форум, на котором координируют свои действия правоцентристские партии региона. Под занавес была принята декларация с обещанием поддержать Украину на пути в Евросоюз. На днях чешский президент Вацлав Клаус совершил государственный визит в Украину и тоже вложился в процесс подержания высокого тонуса украинских ожиданий.

Насколько реальны эти самые украинские ожидания относительно вхождения в Европу. Об этом мы и поговорим в следующем составе - киевский политолог и директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев, директор братиславского Института общественных проблем, политолог Григорий Месежников и варшавский журналист Ежи Редлих. Те из вас, кого перспективы Украины интересуют не меньше, чем восточноевропейцев, могут присоединиться к обсуждению.

Вадим Юрьевич Карасев, бьет ли, по вашему мнению (понимаю, что первых реакциях официальных лиц еще нельзя ожидать), провал Евросовета по вопросу о бюджете Евросоюза на последующие 7 лет по украинским чаяниям, относительно вхождения страны в эту структуру?

Вадим Карасев: Думаю, пока непосредственно такого влияния на Украину нет, потому что украинская перспектива членства в Европейский Союз это 10-15 лет. Поэтому все сложности, все проблемы, которые сегодня испытывает Евросоюз, на курс Украины в Европейский Союз непосредственно не отражаются. Думается, что есть две версии. Первая версия заключается в том, что Европейский Союз будет все-таки озабочен больше внутренним перевариванием новых европейцев, проблемами дальнейшей экономической и политической интеграции. Поэтому как бы Европейскому Союзу может быть не до Украины. Но вторая версия может заключаться как раз в другом выводе, что, возможно, Европейский Союз будет формироваться в направлении более мягкой конструкции, менее жесткой конституционной конструкции. Возможно, будет несколько таких региональных или субрегиональных колец европейской интеграции с более мягкими требования адаптационными предложениями относительно интеграции в Европейский Союз. Если Европейский Союз будет менее жестким, а его конструкция экономическая, бюджетная, конституционная будет более мягкой, размытой, тогда у Украины неплохие шансы стать членом Европейского Союза в более ближней перспективе, нежели это казалось несколько месяцев тому назад.

Ефим Фиштейн: Заметна ли в самой Украине эта повышенная активность центральноевропейцев? Как она воспринимается - как поддержка, или как вмешательство?

Вадим Карасев: Безусловно, активность есть. Она воспринимается именно как поддержка. Для Украины это очень важно, потому что именно в такого рода контактах, расширение круга доверия, в плотности диалога Украина больше себя чувствует именно как восточноевропейская или центральновосточноевропейская страна. Так что, различные форматы в рамках Вышеграда, интенсивность контактов руководства Литвы, Польши и Украины, визиты чешского руководства (в начале мая в Киеве был министр иностранных дел Чехии, буквально несколько дней назад был президент Чехии) - все это создает такую новую атмосферу восточноевропейскую или центральновосточноевропейскую, такую европейскую многостороннюю дипломатию. Это правильно, потому что не нужно надеяться на то, что отношения между Украиной и Европой должны складываться только на уровне Брюсселя и Киева.

Очевидно, европейская дипломатия, учитывая перспективы Европейского Союза, будет более активной в плане региональных, субрегиональных отношений и в плане двусторонних встреч. Украина чувствует это внимание, и рассматривает это не как вмешательство, а именно как формирование какой-то новой многосторонней центральновосточноевропейской дипломатии.

Ефим Фиштейн: Действительно, Брюссель далеко, а, скажем, Варшава или Братислава гораздо ближе.

Ежи Редлих, Польша традиционно берет на себя роль покровителя и лоббиста украинских интересов в Европе. Чем объяснить такой интерес? Одни говорят - история, а другие говорят, может Польша хочет играть роль региональной сверхдержавы?

Ежи Редлих: Несколько слов сперва хочу сказать о результатах или, вернее, безрезультатности саммита брюссельского. Потому что он может сильно повлиять и на возможность реализации европейских устремлений Украины и, особенно, на новые страны Евросоюза. Дело в том, что в результате того, что не договорились ни по поводу Конституции, ни по поводу бюджета, идея дальнейшего расширения Евросоюза потерпела, мне кажется, тоже существенный ущерб.

Возвращаясь к тому, почему Польша все-таки поддерживает эти европейские устремления Украины. Во-первых, потому что украинцы сами этого очень сильно хотят. О чем говорят не только новые руководители Украины, но и существенная часть общественности. Во-вторых, Украина - это крупнейшая европейская страна по территории, и одна из крупнейших по населению. Ее вхождение когда-то в перспективе в Евросоюз означает новые качества всего континента, новое соотношение сил в Европе. В-третьих, Украина - огромный рынок сбыта, огромные возможности капиталовложений. Если она приспособится к европейским требованиям, это будет пользой для всех европейских стран. Наконец, отторжение Украины от европейского сообщества прокладывает путь к образованию российской империи. Без Украины Россия не империя, а имперское положение России не в пользу Европы.

Ефим Фиштейн: Иными словами, Украина нужна центральным европейцам для того, чтобы сбалансировать вес западной части континента. Но возникает другая мысль. Может быть, эта строительная активность по созданию сильной Центральной и Восточной Европы на фоне относительного распада и деструкции старых западных структур Европейского Союза весьма обнадеживает? В начале Вадим Карасев назвал один из вариантов - мягкая конструкция, менее централизованная конструкция Евросоюза, чем это предполагалось.

Григорий Месежников, ваше мнение на этот счет. Возможно ли возобновление старой, жесткой конструкции, которая отражена в Евроконституции старой, или сегодня мягкая конструкция является единственным реальным будущим Евросоюза?

Григорий Месежников: Трудно ответить на этот вопрос сейчас. Посмотрим, как будет развиваться ситуация, каково будет соотношение сил и между странами Евросоюза, и в самих странах. Мы знаем, что в некоторых странах Евросоюза ожидаются выборы. Вполне возможно произойдут определенные политические изменения, и новая политическая элита будет подходить немного по-иному. Здесь возможны разные варианты.

Я хотел бы сказать несколько слов о том, как Евросоюза подходил к отношениям с Украиной в предыдущие годы. Это очень важный вопрос - насколько сигналы Евросоюз посылал Украине, насколько они всерьез воспринимались и насколько они были серьезными. Мне кажется, что в последние годы отношение Евросоюза к Украине обуславливалось, прежде всего, тем, что происходило в самом Евросоюзе. Ведь все-таки проходил процесс расширения, прием новых членов. Это был довольно нелегкий, сложный и длительный процесс. В принципе Евросоюз был сконцентрирован на этом процессе. В то же время он провозглашал поддержку устремлениям Украины усилить западный вектор в ее внешнеполитической линии, и даже намекал на возможность рассмотрения о приеме Украины в свои ряды. Тем не менее, по большому счету, все-таки, наверное, речь шла о декларациях, потому что какой-то доктрины солидной Евросоюз в отношении Украины не выработал. Это по вполне понятным причинам вызывало разочарование в самой Украине.

Тем не менее, было бы большой ошибкой, может быть, упрощением высказывать претензии только к Евросоюзу, в то же время ничего не сказать о внутреннем развитии самой Украины. Потому что, мягко говоря, внутриполитическое развитие Украины в предыдущие годы не побуждало Евросоюз к более рьяному отношению к сотрудничеству с Украиной, потому что характер режима не предрасполагал к более тесному сотрудничеству. Как бы то ни было, но Украина пока не испытала на себе так называемую евроинтеграционную обусловленность, то есть непосредственное влияние участия страны в процессе подключения к ЕС на процесс внутренних преобразований. Кстати, центральноевропейские страны, особенно Вышеградские государства, они это влияние на себе ощутили и весьма сильно. Мне кажется, что как раз это влияние побуждает страны "Вышеградской четверки" интенсифицировать свои усилия, направленные на подключение Украины к процессам европейской интеграции. В этом отношении, мне кажется, Словакия не отстает от своих соседей.

Словакия уже не раз заявляла, что она хотела бы играть роль активного адвоката Украины в Евросоюзе. Мне кажется, Словакия это слово сдерживает. Словакия поднимает на многих международных форумах в разных форматах вопрос о подключении Украины к процессу европейской интеграции. В этом отношении Словакия, как и ее соседи, будет эту линию проводить и в будущем, независимо от того, в Европейском Союзе удастся ли провести более мягкий вариант внутренней структуры, или это будет продолжение жесткого варианта. В любом случае страны Центральной Европы будут поддерживать Украину в ее стремлении вступить в Евросоюз.

Ефим Фиштейн: Вполне вероятно, что чувство локтя, ощущение новой солидарности со стороны Центральной Европы позволяет Украине и ее жителям немножко преодолеть ощущение одиночества, возникшего после распада бывшего Советского Союза.

Обычно я украшаю дискуссию каким-то репортажным фактическим материалом. Сегодня он составлен по итогам Форума Попули, проходившего в Праге. Стоит напомнить, что подписавшие декларацию правоцентристские партии в состав нынешних правительств не входят за исключением составляет Словакия, но зато у них есть очень высокий шанс возглавить следующие правительства своих стран буквально в ближайшие месяцы. Корреспонденция Нелли Павласковой из Праги.

Нелли Павласкова: "Надо помочь Украине", - сказал президент Чешской республики Вацлав Клаус во время своего официального визита в Киев. То, что это желание не только чешского президента, а всех четырех правоцентристских партий "Вышеградской четверки" - Чехии, Польши, Венгрии и Словакии - подтверждало ее заседание, состоявшееся в первой декаде этого месяца в Праге. На этой встрече от Украины присутствовал вице-премьер Роман Бессмертный, который, между прочим, заявил, что необходимо поддержать вступление Украины в НАТО, Европейский Союз и во Всемирную Торговую Организацию. "Европа должна опираться на свою центральную часть, а не на Францию и Голландию. Это начало ее нового этапа", - заявил Бессмертный.

В декларации, принятой на совещании "четверки", руководители правоцентристских партий подчеркнули, что хотят оказать поддержку возникающим аналогичным партиям в Украине накануне выборов в украинский парламент, партиям типа "Наша Украина". В декларации содержится обращение к руководителям Украины с призывом укреплять совместные европейские ценности и законность. На последующей встрече премьер-министров "Вышеградской четверки" и Юлии Тимошенко новый чешский премьер-министр Иржи Пароубек обещал Юлии Тимошенко заняться вопросом отмены платы за получение виз в Чехию, а в дальнейшем возможной отмены и самих виз. Это сообщение было встречено в Чехии с недоумением. Потому что сравнительно недавно правительство ввело визы для граждан Украины, что, впрочем, не помешало проникновению в Чехию 200 или даже, по сведениям президента Ющенко, 220 тысяч нелегальных рабочих из Украины.

Я обратилась к евродепутату от Чехии, теневому министру иностранных дел Гражданской демократической партии Яну Заградилу со следующим вопросом. На заседании "Вышеградской четверки" руководители правоцентристских партий отметили, что помощь Чехии Украине при вступлении в европейские структуры обусловлена исторической общностью, а также экономическими, стратегическими и политическими причинами. Не могли бы вы конкретизировать эти положения?

Ян Заградил: С исторической точки зрения одна из частей Украины, а именно Закарпатская, входила когда-то в состав Чехословакии. Пока существовала Чехословакия, мы были непосредственными соседями. А сейчас ведется полемика о том, где будут проходить границы Европейского Союза и европейской интеграции. Мы считаем, что Украина по многим причинам должна входить в эту интегрированную систему. Поэтому мы хотим поддерживать эту идею.

Нелли Павласкова: Как вы думаете, понравится ли это новое расширение старым членам Европейского Союза? Будет ли оно им выгодно?

Ян Заградил: Я полагаю, что, в общем, расширение выгодно для всех стран членов Европейского Союза. Может быть, сегодня все так и не думают, но мы все равно считаем, что расширение должно продолжаться. Этот процесс нельзя приостанавливать. Сказанное, касается в первую очередь Украины и не только нее, но и других стран, желающих вступить в Европейский Союз. Непринятие новых членов было бы близоруким решением, ибо расширение Европейского Союза повлекло бы за собой расширение рынка, увеличение объема производства, экономический рост. Мне кажется, что все опасения неуместны.

Нелли Павласкова: Чешский президент Вацлав Клаус считает, кроме того, что Чехия должна помочь Украине крупными инвестициями.

Ефим Фиштейн: Я рад приветствовать нашего слушателя, москвича по имени Николай.

Слушатель: Вы говорите о каких угодно интересах, кроме интересах России, на которую вещаете. Так вот, те самые причины, те самые деятели, которые ратуют более всего за вступление Украины, более всего являются противниками сближения России с Европой. Представьте себе последствия включения Украины в Евросоюз с таможенной границей, с разрывом миллионов человеческих и семейных связей, с разрывами экономических связей, с ущербом, который Европа не в состоянии просто будет компенсировать Украине. Об ущербе России я не говорю, поскольку ущерб России является целью этих всех мероприятий. Достаточно сказать, что включение Украины в Евросоюз - это акт войны против России.

Ефим Фиштейн: Николай, вряд ли можно с вами согласиться. Цивилизация всегда распространяется не скачкообразно, а последовательно - от дома к дому, от соседа к соседу. Думаю, что интерес к Украине - это один из шагов на пути интереса Центральной Европы и к России. Предоставлю возможность Вадиму Карасеву, политологу из Киева, ответить более обширно на ваш вопрос.

Вадим Карасев: Я согласен с вашей последней ремаркой, что интеграция - это явление времени, императив. Сегодня у каждой страны - межстрановых или других объединений - должна быть политика, способная догнать глобальные рынки. С этой точки зрения, вступление Украины в Европейский Союз в перспективе не должно рассматриваться как движение от России. Это должен быть не путь дивергенции от, а наоборот конвергентный путь. Должно идти совместное движение или сближение Украины и Европейского Союза, Украины и России. Если мы говорим о том, что Большая Европа должна быть Европой без жестких границ, без границ, то, я думаю, что Украина может сыграть очень важную роль в сближении России и Европы, если понимать под украинским путем в Европейский Союз не дивергенцию, а такой конвергентный, широкий объединительный процесс. Мне кажется, нужно освободиться от фобий. Не нужно рассматривать путь Украины в Европу, как путь от России. Украина может стать очень важным переходным географическим, экономическим, интерфейсом, посредником, коммуникатором между Россией и объединенной Европой.

Хотелось бы прокомментировать идею адвокатства. Многие центральноевропейские страны говорят, что они хотели бы выполнять функцию адвокатов Украины в Европейском Союзе. Мне кажется, в свете последних событий, тема адвокатства может недостаточно адекватно отражать ситуацию, возможно, нуждается в уточнении. Где, перед кем должно быть адвокатство? Часто под политикой адвокатства понималось чистое посредничество между Украиной и Брюсселем. Думаю, что сейчас, когда Европа находится в движении, когда размываются контуры того европейского проекта, который формировался в 50-е - 60-е годы в условиях, когда Восточная и Центральная Европа находились в политическом движении, очевидно, что тема адвокатства должна рассматриваться не просто в качестве лоббирования интересов Украины в Брюсселе, а и в налаживании принципиально новых, плотных, интенсивных отношений стран Центральной и Восточной Европы в двухстороннем формате и в многостороннем формате. Это касается и виз, и проблем трудовой миграции, и экономических взаимосвязей, и совместных энергетических проектов. Так что, проблема или тема адвокатства и евролоббирования Украины на брюссельской европейской сцене сегодня рядом украинских стран-соседей должна быть и будет, судя по тому, что происходит в двухсторонних отношениях Украины и стран Центральной Европы, изменяться.

Ефим Фиштейн: Слово нашим слушателям. Татьяна Яковлевна, слушательница с Украины.

Слушатель: Я сама из Украины из Луганской области. То, что хочет Ющенко, это не значит, что хочет Восточная Украина. В Восточной Украине цены поднялись. Нам очень там тяжело. Мы не дождемся, пока будут выборы 2006 года, у всех на них надежда. Сломить Восточную Украину Ющенко будет очень тяжело. Это так думают, но все затаились.

Мне хочется просто свою боль высказать. Он думает, что он работает. Он не работает. Он делает вид. Он настроен на Евросоюз и все, больше ничего он не хочет. Он не хочет даже слышать голоса людей. Вы думаете, что юг Украины пойдет за ним, Крым, татары? Да никогда в жизни. Они просто продажные. А русские, которые там живут, они тоже не поддержат Ющенко. Очень много идет общений с Януковичем. Никогда в жизни не ждали выборов. Цены поднялись. Вы думаете, он хочет 15 миллионов людей сломить, чтобы загнать нас в Евросоюз? Никогда этого не будет. Еще есть надежда на какие-то выборы, на какую-то справедливость. Ющенко человек не совсем здоровый. Все надеются, а вдруг что-то произойдет?! То, что Польша хочет, никогда в жизни Россия наша южная никогда не склонна была к полякам, а западная пусть бесится, как хочет.

Ефим Фиштейн: Татьяна Яковлевна, ваши чувства можно понять. Но ведь поверьте, иногда боль ослепляет. Вы говорите о Евросоюзе, в который хотят вас силком загнать, как будто бы это был концлагерь. Не так все плохо в Европе, как может показаться, глядя из Луганской области. Тем не менее, ваше мнение остается вашим мнением.

Вадим, может быть, вы хотите что-то ответить?

Вадим Карасев: Неправильное такое понимание - загнать, хотя мнение понятно. Во-вторых, что хочет Ющенко? Ведь Ющенко президент, его избрали. Третье, президентские выборы во многом были выборы европейских ценностей в Украине. Украина поддержала демократические выборы. Многие люди выходили на майдан для того, чтобы защитить свое право на выборы на демократические ценности. С этой точки зрения, украинские президентские выборы были выборов европейских ценностей. А другое дело, что теперь нужно думать, как подтвержденную принадлежность Украины к Европе конвертировать в те или иные формы интеграции объединения на уровне Европейского Союза, либо на других уровнях.

Ефим Фиштейн: Еще один слушатель - Георгий из Санкт-Петербурга. Георгий, ваша точка зрения.

Слушатель: Моя точка зрения, что надо по возможности минусы переводить в плюсы. Остановка в саммите, может быть, наоборот показывает, что нужен новый общий знаменатель, пригодный для всех стран и для условий нового времени, как правильно говорит ваш основной оратор, а детали подкорректировать потом на новом саммите. Поэтому мне тоже кажется, что это не будет тормозом вступления Украины. Временные могут быть какие-то трудности. А потом, наоборот, это может дать повод для сближения более тесного и с Россией.

Второе. Хорошо ли себя чувствует Европа после приема в Союз новых стран? Нет ли уже в ней как бы капли дегтя или все хорошо?

Ефим Фиштейн: Разумеется, она себя чувствует не так хорошо, как она себя чувствовала 15 лет назад. Но ведь это еще и связано с тем, что экономическое состояние в целом довольно сложное. Поэтому вряд ли можно себя очень хорошо чувствовать, когда зарплата ваша не растет, а квартплата растет. Я переведу это в плоскость политологии.

Григорий Месежников, вы по образованию политолог. Каждая страна обычно приносит в Евросоюз какой-то аспект, представляющий интерес для всего объединения: одни - сильную экономику, другие - стратегическое положение или очевидную цивилизационную близость. Как вы думаете, чем привлекательна Украина для Евросоюза?

Григорий Месежников: Я думаю, что Украина привлекательна, прежде всего, своими ресурсами. Украина привлекательна своим потенциалом, своим социальным потенциалом, способностью динамичной частью общества решать общественные проблемы. Думаю, что вступление Украины в перспективе может принести новый импульс в Евросоюз, как были привнесены новые импульсы, благодаря вступлению стран Центральной Европы в Евросоюз.

Слушатель задал вопрос - насколько хорошо себя чувствует Европа? Надо сказать, что очень неплохо себя чувствуют новые государства члены Евросоюза, которые вступили в Евросоюз. По всем экономическим показателям, по социальным показателям развитие весьма обнадеживающее. Эти страны, если говорить конкретно, что они внесли в Евросоюз, внесли некую новую реформистскую волну. Ефим, вы говорили о том, что Евросоюз сейчас сталкивается с проблемами. Многие проблемы связаны, может быть, менее с самим процессом расширения Евросоюза, а с тем, что та общественная модель, которая в Евросоюзе осуществлялась в течение десятилетий, она в принципе не то, что пришла в негодность, но несколько устарела. Нужно ее реформировать. Как раз эти страны, которые вступили сейчас в Евросоюз (например, Словакия, которая проводит радикальные реформы), как раз меняют умонастроения части политической элиты. Думаю, что на пользу всему Евросоюзу.

Ефим Фиштейн: Москвич по имени Михаил, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Сам я россиянин, москвич, но предки мои из Украины, поэтому я желаю ей самого лучшего. Довольно часто можно слышать хорошо поставленные голоса о врагах России. Я ничего не буду говорить. Есть такие враги. Но давайте уточним - есть, по меньшей мере, две России. Помните знаменитое высказывание Анны Ахматовой. В 50-х годах, когда после Сталина стали выпускать из лагерей, что сейчас одна Россия, которая сажала, будет смотреть в глаза тем, которые оттуда вышли. Мне кажется, что сейчас это разделение в значительной мере сохранилось. Давайте будем всякий раз говорить о конкретной России.

Ефим Фиштейн: Огромное спасибо, Михаил. Действительно, надо сказать, что в Европе при всех разногласиях, а их немало, все-таки нет разделения на тех, кто сажал и тех, кто оттуда выходит.

Ежи Редлих, известно, что одним из жупелов, отпугнувших французских избирателей от проекта Евроконституции, был жупел так называемого "польского водопроводчика", который отнимает кусок хлеба у французского коллеги, потому что готов работать почти даром. Ежи, не придет ли, образно говоря, в Польшу украинский водопроводчик? Не возникнет ли в Польше такого же отталкивания, как это случилось во Франции?

Ежи Редлих: Я не думаю, чтобы это произошло. Дело в том, что есть желание Польши, чтобы как можно больше развивать отношения с Украиной, в том числе и принимать и, причем, на цивилизованной основе людей на работу в Польше, в которой, несмотря на безработицу, есть место для работы. Такой угрозы у нас не видно.

Но хотел бы возразить госпоже, которая сказала, что украинцы недолюбливают или даже враждебны по отношению к полякам. Надо сказать, что никогда в истории польско-украинских отношений события в Украине не имели столь широкого отклика, как в период "оранжевой" революции. И в Польше, и в Украине по-новому воспринимают друг друга. Меняется имидж украинцев в Польше. Я приведу такой пример, что был сделан опрос в 2003 году. 50 процентов опрошенных проявили негативные эмоции по отношению к украинцам. Такой же опрос был проведен весной этого года, совершенно недавно. Результаты были обратными. 40 процентов анкетированных проявляют положительные эмоции по отношению к украинцам.

Еще насчет адвокатства Польши в украинских стремлениях к Евросоюзу. Я думаю, что нельзя говорить об адвокатстве, а о содействии. Во-первых, в том, чтобы открыть глаза старым странам Европы на то, что происходит в Украине, а, во-вторых, чтобы содействовать украинцам в их подготовке к приспособлению к приему в Евросоюз.

Ефим Фиштейн: Слушатель из Москвы Сергей.

Слушатель: Дело в том, что по моим экономическим выкладкам, если так можно выразиться, то тяжелое положение Украины было еще до прихода Ющенко. Оно и заставило Украину направить свои взоры в Евросоюз. Поэтому надо просто пожелать Украине быстрейшего экономического подъема в сфере государственного сектора, экономики, бизнеса с тем, чтобы она не была, как вновь вступившие страны в Евросоюз, балластом. Потому что индустриально развитые передовые страны Запада не могут только кормилом для страны. Украина, в первую очередь, должна поднимать свою промышленность с тем, чтобы ее вступление в Евросоюз не было такой долгой паузой.

Ефим Фиштейн: Действительно, Ющенко высказал мысль о том, что вопрос о членстве Украины в Евросоюзе решается не в Брюсселе, а в Киеве. Он имел в виду, что если Украина сама не будет успешна в своем развитии, никакой Брюссель ей в этом не поможет. Как вам видится, Вадим Юрьевич, видится нынешнее состояние дел?

Вадим Карасев: Безусловно, важно, чтобы Украина демонстрировала приверженность европейским ценностям и стремилась сама вступить в Европейский Союз.

Второй момент. Вопрос украинского евровыбора, это не столько вопрос экономической прагматики, сколько вопрос цивилизационного выбора. Поэтому Украина выбирает Европейский Союз не только по чисто экономическим показателям и соображениям. Она хочет быть в Европе, быть развитой европейской нацией.

Ефим Фиштейн: Ну, что ж, на сегодня хватит, есть и другие темы.

Вся вторая половина уходящей недели проходила под знаком саммита Евросоюза. А сам этот саммит проходил в "пожарном" порядке, "горел" с двух сторон: надо было дать очертания бюджету объединения на ближайшие 7 лет, а заодно решить, что же делать с ратификацией Евроконституции. Я попросил нашего корреспондента по Бенилюксу Софью Корниенко проследить за ходом встречи в верхах и проинформировать нас об итогах. Вот ее зарисовка.

Софья Корниенко: Переговоры по семилетнему перспективному бюджету ЕС провалились, несмотря на усилия премьера Люксембурга Жана Клода Юнкера, который в ходе двусторонних встреч в течение десяти часов пытался найти свой подход к каждому участнику саммита. Основной "упрямец" саммита, Премьер Великобритании Тони Блэр, вопреки чаяниям французского президента Жака Ширака, так и не показал "жеста солидарности Европе" - не согласился на сокращение по "британскому чеку". По мнению большинства лидеров государств ЕС, эта система ежегодных компенсаций в британский бюджет, давно утратила актуальность.

Британская сторона согласна обсуждать вопрос о "британском чеке" (в этом году он превысил пять миллиардов евро) только если вся расходная часть европейского бюджета будет пересмотрена. Подобных поворотов на корню премьер Блэр, по его словам, от вчерашнего дня и не ожидал, но принятие принципиального решения считал возможным. В частности, Лондон уже давно призывает пересмотреть расходы ЕС на сельскохозяйственные выплаты, доля которых в бюджете Евросоюза достигла 40 процентов. Категорически против таких условий выступила Франция. Единственное, на что согласен президент Ширак, это поделиться в пределах той же расходной статьи с Болгарией и Румынией, вступление которых в ЕС в 2007 году было подтверждено на саммите.

Против резкого сокращения субсидий своим отстающим регионам высказались также Италия и несколько других стран "старой" Европы. И вовсе неожиданной стала для членов Евросовета несговорчивость голландского премьера Яна Питера Балкененде. Обычно лояльный идее интеграции, лидер Нидерландов вынужден был отстаивать на саммите требования парламента страны о снижении в два раза ежегодных выплат Голландии в европейскую казну. Компромисса и в этом вопросе достигнуто не было. Голландия, чей государственный бюджет немногим превышает бюджет ЕС, выплачивает Брюсселю 3 миллиарда евро в год - существенно больше всех остальных государств ЕС.

По мнению аналитиков, подлило масла в огонь и предложение Еврокомиссии увеличить бюджет. Безусловно, за присоединение десяти новых членов ЕС придется платить. Однако с учетом не самой радужной финансовой перспективы в Германии, Франции и Италии, разумнее было бы на 2007-2013 годы оставить бюджет ЕС на настоящем уровне - 1 процент от совокупного валового национального дохода стран-членов, пишет газета "ЭнАрСэ Ханделсблад".

Темы дальнейшего расширения ЕС на саммите как будто старались избегать. Переговоры о вступлении Турции все же назначены на октябрь. По вопросу вступления Хорватии и Боснии-Герцеговины высказывались крайне осторожно.

Всю пятницу люксембургские дипломаты лавировали между делегатами, предлагая им варианты отпечатанного текста устных договоренностей четверга по дальнейшей судьбе Конституции. Так и не придя к конкретному решению, период ратификации согласились растянуть до середины 2007 года, прибавив "год на самоанализ". Ближайшие референдумы в Люксембурге 10 июля и в Дании 27 сентября, а также в Польше и Португалии отложены, отложена и ратификация документа в Финляндии и Швеции. При этом премьер Юнкер заверил, что поправок в проект Конституции внесено не будет.

Против затягивания ратификации выступил бельгийский лидер Гай Верхофстадт. Бельгийский парламент ратифицировал проект Конституции под протестные выкрики небольшой группы митингующих на улице. Однако общей атмосферы подавленности и разобщенности это перебить не помогло. По словам Гая Верхофстадта, участники приехали на саммит с установкой отстаивать, прежде всего, свои национальные интересы. Остается добавить, что тон в Евросоюзе следующие полгода будет задавать новая страна-председатель - никто иной, как главный участник конфликта, Великобритания.

Ефим Фиштейн: 17 июня Латвия отмечает печальную годовщину потери независимости. Вот только неясно была ли независимость утрачена в результате оккупации или аннексии. Михаил Бомбин из Риги.

Михаил Бомбин: 17 июня 1940 года части советской или точнее Красной (так она тогда называлась) армии вошли в Латвию, не встретив на своем пути никакого сопротивления. "Я на своем месте, и вы оставайтесь на своих местах", - обратился к народу глава Латвийского государства Карисл Улманис.

Установившаяся в Латвии советская власть, с небольшим перерывом на гитлеровскую оккупацию, продолжалась до 1991 года - вплоть до распада СССР и восстановления независимости. Одни считают это аннексией, другие - оккупацией. Мнение последних явно доминирует. Все громче звучат требования к России возместить ущерб и признать факт оккупации.

Леопольд Озолиньш: Считаю, что режим преступный. Надо его продолжать изучать, а последствия ликвидировать. Это делать надо всем миром, вместе. Латвия сама здесь ничего много не сможет сделать. Это преступление, которое поддержала не только Россия, но и США и Великобритания.

Михаил Бомбин: Считает депутат Сейма Леопольд Озолиньш.

Карлис Шадурскис: Если мы смотрим на те же самые исторические события с одной точки зрения, а Россия с другой, то очень трудно, когда нет начальной договоренности, тогда нормальные добрососедские отношения. А признать оккупацию, значит признать вину политических предшественников, признать содеянное, признать те преступления, а признание всегда какая-то гарантия от повторений. Признать то, что большое количество нынешних жителей Латвии приехали сюда как граждане СССР (в то время в часть СССР), то есть в прямой связи с оккупацией Латвии, тогда немножко другая точка зрения должна быть и со стороны России на постоянные вопросы о правах человека и прав национальных меньшинств.

Михаил Бомбин: Присоединяется к своему коллеге депутат Карлис Шадурскис. Чего собственно опасаются представители проживающих нацменьшиств или, попросту говоря, русскоязычные жители Латвии?

Яков Плейнер: Я думаю, что Россия никогда не признает оккупацию, потому что возможны такие политические игры со стороны Латвии. А если была оккупация, то те жители, которые сюда приехали после войны, фактически являются гражданскими оккупантами, и должны отсюда депортированы.

Михаил Бомбин: Сказал председатель парламентской фракции "За права человека в единой Латвии" Яков Плейнер.

И все же аннексия, инкорпорация или оккупация? Вот что думает по этому поводу латвийский историк Леонид Федосеев.

Леонид Федосеев: Процесс начинался задолго до 17 июня 1940 года. Некоторые откладывают начало этого процесса к 23 августа 1939 года. Например, американские историки считают, по их исследованиям, что процесс этот начался 5 октября 1939 года, когда Улманис подписал договор о дружбе и базах с Советским Союзом. По сути дела, находясь в здравом уме и полном рассудке, имея полную информацию, зная о тайных протоколах Гитлера и Сталина, Улманис все же подписал документ, который означал признание аннексии Латвии.

Вопрос элементарный - оккупантам никогда паспорта государством не выдаются. Если вы им выдаете паспорта, вы выдаете своеобразный карт-бланш. Все. Уже делать сноски на какой-то факт оккупации и так далее бессмысленно.

Ефим Фиштейн: Едва очухавшись после тяжкого похмелья, связанного с ходом и исходом референдума по Европейской конституции, французские политические элиты стали искать противоядия, помогающего преодолеть нынешние настроения французов. И находят его в борьбе с нелегальной иммиграцией. Дмитрий Савицкий передает из Парижа.

- Доминик де Вильпан объявил сегодня о новых мерах по борьбе с нелегальной иммиграцией. Массовой амнистии нелегалом, заявил министр МВД, не будет.

Дмитрий Савицкий: Несколько недель назад Доминик де Вильпан все еще был министром внутренних дел. Нынче, на посту премьер-министра он продолжает борьбу против нелегальной иммиграции.

Вот несколько аспектов чрезвычайно запутанной политики Франции в этой области. Основной поток иммигрантов (в отличии, скажем, от Германии) - это жители бывших колоний. Для Ле Пена и крайне-правых бывшие жители колоний колонизируют Францию. Несомненно, проблема иммиграции не просто проблема экономическая, но и моральная. И вот здесь и прописано лицемерие. Ввиду того, что против нефранцузов активно и яростно выступал и выступает Национальный Фронт Ле Пена, говорить вслух о проблемах иммиграции стало не просто политически не корректно, а настоящим табу. Проблема, однако, обострилась с расширением Европы на Восток. Где пределы возможного? Стране нужны иммигранты, факт, Франция стареет. Но какие? Кто именно? По какому признаку? Не по расовому же? Тогда по какому? Возрастному? Профессиональному? Не пора ли ввести нормы и - страшное слово - квоту!

Катрин Витель де Венден: Мы можем применить к иммигрантам-служащим выборочную политику. Для этого нужно открыть двери этому виду иммиграции, закрытые в 1974 году. И, в зависимости от того, какие профессии нам нужны, мы и должны создать рынок запросов во всех сегментах нашей экономики.

В европейских странах подробный подход трудно осуществить. Мы всегда считали, что иммиграция это нечто временное, что иммигранты однажды вернутся на родину. Мы считали, что в целом европейские страны это НЕ страны иммиграции. Но сегодня они становятся странами-иммиграции, и нам пора уже покончить с лицемерием в этих вопросах.

Дмитрий Савицкий: Катрин Витель де Венден, директор Международного научно-исследовательского центра при Институте Политических Наук, Сьянс По. Квота, конечно, это страшное слово, потому что квота существует в англосаксонских странах. А мы - мы другие.

И еще один аспект: иммиграция и безработица тесно связаны. Безработные французы не хотят работать на стройках, отказываются от всех тяжелых профессий, в которых и заняты иммигранты. Но новый подход к безработице, видимо, возьмет на вооружение именно англосаксонскую модель - отказался от двух-трех предложений, больше не получишь пособие по безработице. И здесь француз окажется в конкуренции с иммигрантами и нелегалами.

Министр внутренних дел Франции Никола Саркози обещал самым жестким образом включиться в борьбу с нелегалами. В период между 2002 и 2004 годом количество высланных из страны нелегалов увеличилось на 72 процента. Саркози хочет увеличить эту цифру еще на 50 процентов.

Ефим Фиштейн: В Словакии на днях провели опрос, чтобы выяснить как относятся словаки к членству своей страны в Северо-Атлантическом оборонительном союзе - НАТО. Результаты представляет наш братиславский корреспондент Инна Земляная.

Инна Земляная: В результате опроса общественного мнения, организованного Народным просветительским центром Словакии для Министерства обороны страны, выяснилось, что с поддержкой словаков членства в НАТО возросли и их опасения в отношении безопасности страны. Это, на первый взгляд, противоречивое суждение для Радио Свобода прокомментировал заведующий отделом по связям с общественностью Министерства обороны Словакии Карол Чукан.

Карол Чукан: Постепенно словацкая общественность все более положительно воспринимает саму идею членства в Северо-Атлантическом альянсе. Уровень "поддержки" колеблется от 50 до 60 процентов населения страны. Если до вступления в НАТО "против" было более 40 процентов, то сегодня эта цифра меньше - до 30 процентов. Конечно, с членством в альянсе люди связывают определенный риск в виде террористических актов на словацкой территории. Однако многие отмечают и положительные моменты. А это - приход иностранного капитала, усиление международного престижа Словакии и профессионализация словацкой армии.

Инна Земляная: Теракты на территории Словакии не исключают и словацкие эксперты. По их мнению, это связано с активным участием страны в международных военных акциях и операциях. Однако министр внутренних дел Словакии Владимир Палко заявил, что сегодня страна находится в безопасности.

Недавно правительством Словацкой Республики была принята Национальная программа по борьбе с терроризмом. В ней говорится о более тесном сотрудничестве между спецслужбами, полицией, таможней и вооруженными силами страны.

По сообщениям Министерства внутренних дел Словакии, усилился контроль и над иностранцами, которые симпатизируют террористическим организациям. Особое внимание уделяется нелегальным мигрантам, задержанным на территории страны. Среди них, по мнению экспертов, могут оказаться террористы.

XS
SM
MD
LG