Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реформа вооруженных сил


[ Радио Свобода: Программы: Евразия: Европа ]
[25-06-05]

Реформа вооруженных сил

ВедущийЕфим Фиштейн

Ефим Фиштейн: В России, с одной стороны, продолжается реформы вооруженных сил, с другой - идет странная информационная кампания относительно состояния российской армии. Если судить по фактам, всплывающим на поверхность в ходе кампании, состояние это иначе, как плачевным не назовешь. Что ни день, то случаи убийств и самоубийств, мародерства и дедовщины, не говоря уже про дезертирства.

О реформе вооруженных сил стоит поговорить в контексте европейского опыта, ибо вооруженные силы есть не только в России и реформа имела место почти повсюду. Я созвал группу в таком составе: известный военный обозреватель ряда московских изданий Павел Фельгенгауэр, наш корреспондент в Италии Джованни Бенси и журналист, живущий и работающий в Дании, Сергей Джанян. Задать им вопросы, а то и высказаться по теме можете и вы.

Чтобы начать разговор, сам задам первый вопрос нашему московскому участнику. Павел, военная реформа уже несколько раз объявлялась официально завершенной, причем успешно. Как бы вы охарактеризовали нынешнее состояние вооруженных сил - это боеспособная, высоко мотивированная армия, или ей еще чего-то не хватает?

Павел Фельгенгауэр: Вот эти заявления о том, что у нас военная реформа вся завершилась и все замечательно, вызывает внутри самих вооруженных сил, среди офицерского корпуса чудовищное раздражение, поскольку реальная ситуация никак не соответствует тому, что объявлено. Там, кстати, очень серьезное недовольство. Все знают, что боеспособность вооруженных сил очень низкая, и становится все хуже. Нового вооружения нет, профессиональная готовность не только солдат, но офицеров и генералов все хуже. По некоторым сведениям, до 80 процентов первичных офицерских должностей, то есть командиров взводов, занимают двухгодичники, то есть выпускники гражданских вузов. Эта армия практически недееспособна. Все, что сейчас более или менее есть готового, сконцентрировано федералами на Северном Кавказе (это не только вооруженные силы, но и другие войска), да и там боеспособность не слишком высокая. А все остальное просто не годится для ведения боевых действий всерьез.

Это не значит, конечно, что Россия ни на что не способна. У нас есть ядерное оружие, которое мы можем запустить. Но даже там офицерский состав становится все хуже, потому что старики уходят, а на смену им приходят в лучшем случае троечники, а то и просто выпускники гражданских вузов.

Ефим Фиштейн: Павел, мне кажется, что даже самый заклятый враг не думает втайне и не мечтает о том, чтобы российская армия была ни на что не способна.

Но вот один аспект, и аспект достаточно важный - не хватает призывников. Недавно был положен еще один кирпич в фундамент великолепного здания реформированной российской армии - было объявлено о радикальном сокращении числа высших учебных заведений с военной кафедрой, которая освобождает выпускников от армейской службы. Как вы оцениваете этот шаг: его целесообразность, его эффективность?

Павел Фельгенгауэр: В действительно сейчас призывников хватает, если честно. Призыв выполняется на 100 процентов. Просто в ближайшие несколько лет наступает такая демографическая яма, это отзвук Второй мировой войны, когда была низкая рождаемость. Сейчас идут служить дети большого поколения 50-х, а потом уже придут как бы внуки поколения 40-х, а это не многочисленное поколение. В связи с тем, что к 2010 году и чуть дальше будут очень большие проблемы с призывным контингентом, Министерство обороны решило, что самый лучший способ - это брать студентов. Причем, брать их не сейчас, а брать, когда они будут кончать вуз, то есть через несколько лет, когда у них будет нехватка призывников.

То, что стране это наносит ужасный урон, если практически все студенты, окончившие вуз, после этого будут служить год в армии, теряя свои профессиональные навыки, приобретенные в вузе, то зачем было их обучать. Главное, что стране они могут принести гораздо больше пользы как специалисты, а не как необученные солдаты. Но Министерство обороны решило именно так действовать.

Ефим Фиштейн: Интересно узнать, есть ли такой принцип - освобождать студентов от воинской повинности - в других странах? Ну, хотя бы в Скандинавии. Сергей Джанян, вы живете и работаете в Копенгагене, как там у вас с этим делом?

Сергей Джанян: Дело в том, что в Дании армия строится по смешанному принципу. Численность вооруженных сил - это 32 тысячи 900 человек, из которых призывники составляют где-то коло 8 тысяч. Где-то около 34 тысяч человек достигают призывного возраста ежегодно, но призываются только 30 процентов от общего числа призывников. Здесь как раз, наоборот, переизбыток лиц призывного возраста. В Дании пришли к достаточно оригинальному способу решения этой проблемы. Призывники определяются с помощью жребия. В определенный день датчанин, достигший 18 лет и годный по состоянию здоровья к службе, приходит на призывной пункт, где ему предлагают вытянуть счастливый билет с номером. Через некоторое время ему сообщают - суждено ему провести ближайшее время в казарме или нет.

Разумеется, существуют отсрочки. Отсрочки предоставляются в случае, если человек находится на обучении, если человек постоянно проживает и работает за границей или имеет другие особые причины.

Ефим Фиштейн: Метод жеребьевки, мне кажется, весьма оригинальным, но, наверное, типичным, имеющим всеобщее распространение, его назвать нельзя.

С января этого года практически все посткоммунистчиеские страны Центральной Европы - Польша, Венгрия, Чехия, Словакия - отказались от всеобщей воинской повинности, и перешли на принцип контрактной или, как здесь говорят, профессиональной армии. И нигде не было из ряда вон выходящих трудностей, связанных с таким переходом. Более того, здесь никто этого даже и не заметил, словно бы всегда так и было. И Италия с начала года совершила такой же переход. Джованни, как у вас объяснялась необходимость этой меры, и какие радикальные перемены произошли в связи с этим?

Джованни Бенси: Действительно, с начала этого года в Италии больше не действует принцип всеобщего набора. Этот принцип заменен принципом профессиональности армии, добровольной армии. Эта реформа была осуществлена на основе закона, представленного и разработанного министром обороны Мартино. Чем это мотивируется? Мотивируется тем, что у Италии большая армия - примерно 300 тысяч человек. Есть даже предложение сократить на половину состав армии. Обращается внимание на то, что в настоящее время такая большая армия уже не нужна, хотя в мире много опасностей, угроз, но в Европе угрозы всеобщей полномасштабной войны, которая существовала раньше, теперь нет. Не следует иметь армию, основанную на всеобщем наборе.

К тому же экономическая ситуация Италии не очень блестящая. Считается, что введение принципа профессиональной армии с соответствующим сокращением численности вооруженных сил может быть полезным и в экономическом плане.

До сих пор с начала этого года не было каких-то отрицательных последствий этого. Италия выполняет свои обязательства по международным договорам. Италия, как мы знаем, член НАТО. Итальянский контингент участвует в кампании в Ираке - примерно 20 тысяч человек. Они находятся там не как боевой контингент, а как поддерживающий, вспомогательный в целях восстановления мира.

Ефим Фиштейн: Первым слушателем, который к нам дозвонился, был наш слушатель из Петербурга Александр.

Слушатель: Хотел бы шире поставить вопрос. К какой войне мы готовимся? Война XXI века. Была Третья мировая, "холодная", по-разному называют, которую СССР вчистую проиграла, она выглядела совершенно по-другому. Сейчас террористическая война, информационная и так далее, экономическая экспансия и прочие формы овладения пространством и ресурсами. Может быть, Павел Фельгенгауэр ответит на вопрос, что мы, собственно, хотим от армии? Такую как в XXI веке с ядерным щитом, мечом? В войне против кого? Европа друг с другом воевать не будет. Единственная угроза - это мусульманская угроза, которую я сейчас вижу.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Александр. Хочу только дополнить. Действительно, в течение последних десятилетий российская армия вела непрерывные войны то в масштабе войны полномасштабной, широкомасштабной, то в масштабе партизанских операций - Афган, Чечня. Павел, может быть, это и есть главная причина того, что Россия до сих пор не решалась перейти на профессиональный принцип формирования армии? К каким войнам должна готовиться российская армия?

Павел Фельгенгауэр: Это очень больной вопрос, который постоянно обсуждается в военной среде, в котором мне приходится много общаться, в том числе и с военным руководством. Неофициально только все разводят руками, в основном говорят, что не знают, к чему готовиться. Реально сейчас продолжают по инерции готовиться к войне в Европе с НАТО. На это направлено примерно 80 процентов наших усилий. 80 процентов всей группировки тоже нацелены на Запад. Проводят учения, как бы направленные тоже на какой-то конфликт вокруг Калининградской области. То, что это не имеет серьезного отношения к реальности, тоже всем понятно. Также понятно, что проводить реформу (об этом говорят все военные), не приняв сначала стратегического решения о том, кто является основным противником, к каким войнам нужно готовиться, невозможно. А решение не принято.

Значительная часть наших военных (не все, я имею в виду из генералитета) до сих пор считают высшим достижением военного искусства операции во Второй мировой войне, Великой Отечественной войне, то есть воевать нужно огромной армией крестьян, вооруженных автоматом, с достаточно плохо подготовленными офицерами, большими массами солдат в серых шинелях. Понятно, что в современных операциях такой способ ведения боевых действий оказывается крайне неэффективным и неприемлемым. Примеров тому достаточно, например, в Афгане, еще хуже в Чечне, где такие вооруженные силы оказались совершенно несостоятельны. Там пришлось срочно изобретать всякие спецчасти, чтобы как-то на ходу исправить ситуацию и создать те подразделения, которые реально могут участвовать в антипартизанской войне. А современного оружия у нас очень мало, и становится все меньше, поскольку образцы, сделанные в 80-е, выходят из строя. Их даже воспроизвести нельзя. Без этого решения ничего сделать нельзя.

Кстати, насчет того, что призывники участвуют в жеребьевке. У нас похожая вещь. У нас, действительно, тоже служит где-то около 30 процентов всех тех, кто призывается. А остальные - нет. Но они не в жеребьевке участвуют, они участвуют в конкурсе взяток, кто и сколько сумеет заплатить, чтобы от вооруженных сил бояриться.

Ефим Фиштейн: Это уж совсем невозможно рекомендовать в качестве примера для подражания. Но мы говорим о Европе, в европейском контексте. Надо сказать, что в Европе осталось совсем немного государств, где еще существует всеобщая воинская повинность. К их числу относится Австрия, что при ее вечном, традиционном нейтралитете немного необычно, а главное Германия, что странно, с другой стороны, при ее воинственном прошлом. Эту последнюю страну я и решил сегодня взять в качестве источника фактов для последующего обсуждения. Послушаем репортаж Юрия Векслера из Берлина.

Юрий Векслер: Хотя сегодня по опросам 80 процентов населения Германии позитивно воспринимает свою армию в ее теперешней форме, за последний год дискуссии о необходимости превращения бундесвера в профессиональную армию возникали неоднократно. Причем в этом вопросе о будущем бундесвера, как профессиональной армии, то есть об отмене воинской повинности, лагеря сторонников и противников выглядят необычно. Большие партии - социал-демократы и их главные противники в борьбе за власть христианские демократы - за сохранение бундесвера на основе призыва на военную службу, а еще более непримиримые, враждующие между собой по всем другим вопросам либералы и "зеленые" единым фронтом выступают за профессиональную армию.

На недавнем праздновании 50-летия бундесвера министр обороны Германии Петер Штрук, говоря о важнейших, по его мнению, сферах действия бундесвера в будущем, в частности, сказал:

Петер Штрук: Участие бундесвера в операциях за рубежом совершенно не является самоцелью. Бундесвер направляет свои подразделения только туда, где возникает и растет опасность для мирового сообщества, для Европы и Германии.

Юрий Векслер: Политики всех партий согласны в одном - армию необходимо сокращать, модернизировать и уменьшать расходы на ее содержание. Противники призыва на военную службу, как основы армии, приводят множество сильных аргументов вплоть до того, что призыв уже давно находится в противоречии с Конституцией, так как ставит различные группы молодежи в неравные условия. Кроме того, по мнению противников призыва, он является тормозом для необходимой модернизации армии. Защитники воинской обязанности говорят, что с ее отменой может быть разрушена традиция армии, как части общества, при которой военные подчиняются тем же законам и правилам, что и гражданские лица. Это как один из уроков немецкой истории создает имидж максимально демократически организованной армии, отличающейся от гражданских структур только как вид деятельности.

Важную роль играет в немецком обществе и связанная со всеобщей воинской повинностью альтернативная служба, которую молодые призывники пацифисты могут избрать все по тому же праву свободы совести. Альтернативники выполняют огромную общественно-полезную работу, в частности, служат в домах для престарелых. Замен их будет совсем непростой задачей.

В самой армии сторонники сохранения бундесвера на основе призыва мотивируют свою позицию тем, что если в военном отношении сегодняшняя армия не уступает другим армиям союзников, то ее возможности по структурной помощи населению в других сферах как в своей стране, так и странах превосходят возможности других армий. Немецкие солдаты на Балканах и в Афганистане строят школы, помогают при сельхозработах, а в своей стране неоценимы при стихийных бедствиях, наводнениях, например.

Профессиональная армия - насущная необходимость для создания мобильных подразделений нового типа, отвечающих требованиям времени. Реформа немецкой армии и преобразование ее в профессиональную станет более реальной, когда будет достигнут консенсус в вопросе финансирования этой реформы, когда сторонники ее убедят противников не только в необходимости, но и в выгодности профессиональной армии по сравнению с теперешним бундесвером. Похоже, что до этого в Германии еще далеко.

Ефим Фиштейн: Сергей Джанян, скандинавы не относятся к числу особо воинственных наций мира, во всяком случае, такова их репутация. Но вот сейчас датскому воинскому контингенту приходится участвовать в некоторых миротворческих операциях и даже в составе антисаддамовской коалиции в Ираке. Как проявила себя датская армия, и что показало это испытание?

Сергей Джанян: У Дании за всю ее историю армия существовала. Однако с 1721 года она уже использовалась только для обороны. Уже с 1949 года Дания является страной-членом НАТО, а, следовательно, она активно участвует в миротворческой деятельности. Она за это время участвовала где-то в 23 миротворческих операциях, было задействовано около 44 тысяч датских военнослужащих. Они были на Балканах, в Ираке, Пакистане, Македонии, Грузии, на Ближнем Востоке и в Таджикистане.

Что касается датского присутствия в Ираке, я могу напомнить достаточно трагичный случай, когда первый датский военнослужащий, который погиб в Ираке, погиб достаточно странно на российский взгляд. Человек пытался помешать воровать медные провода иракцам. Фактически он просто препятствовал расхищению государственной собственности. В этом плане, скажем, датский контингент проявляет себя достаточно цивилизованно в этой стране. Но при этом все-таки случилось и досадное упущение, точнее, случился некрасивый инцидент, когда капитан армейской разведки была обвинена в пытках по отношению к иракским заключенным. Она и несколько офицеров датского корпуса были депортированы обратно на родину. Сейчас происходит разбирательство.

Ефим Фиштейн: Наталья Михайловна из Москвы, ваш вопрос, ваше мнение.

Слушатель: Мне как-то довелось разговориться с офицером, который с патриотическим пафосом мне сказал, что сейчас у нас новое оружие, и врагу не поздоровиться. Я его спросила: "А кто враг?" Не задумываясь, без запинки он четко ответил: "Капитализм". Это все офицеры так думают?

Ефим Фиштейн: Спасибо, Наталья Михайловна. Павел, общее ли это мнение командного состава российских вооруженных сил?

Павел Фельгенгауэр: Действительно, в офицерском корпусе и в высшем руководстве к Западу относятся плохо, конечно, они до сих пор направлены туда. Им проще, поскольку в советское время строилась вся инфраструктура именно против Запада, то проще сохранять, чем начинать что-то всерьез перестраивать. С другой стороны, там есть достаточно много разумных людей, в том числе и среди высшего командного состава, которые прекрасно понимают, что противодействие Западу и подготовка к войне с ним - вещь бессмысленная, что ничего такого не будет. Они прагматики и знают, сколько США расходуют на оборону, а их военный бюджет примерно равен суммарному военному бюджету всех остальных стран мира вместе. А на новое оружие, на его закупки американцы тратят в несколько раз больше, чем все остальные страны мира, вместе взятые. Они понимают, что в ближайшие 50 лет в мире будет господствовать одна страна. Россия должна менять свою политику соответственно. Но как они объясняют: "Мы всего лишь военные, мы не можем указывать политическому руководству".

Ефим Фиштейн: Разве в Чечне, разве в Афгане российскому солдату противостоял капиталист? Простой декханин ему противостоял.

Джованни Бенси, вопрос к вам. Итальянцы участвуют в военной операции в Ираке. Каков их боевой дух, их моральная стойкость? Есть ли случаи дезертирства? Я спрашиваю, потому что за пределами вашей страны итальянская армия воспринимается, как несколько опереточная армия. Насколько это представление соответствует действительности?

Джованни Бенси: Это представление, которое существует, не соответствует действительности. Случаев дезертирства не было. Были случаи жертвования своей жизнью со стороны этих людей, членов итальянского контингента, которые стали жертвами покушений со стороны местных террористов, хотя итальянские солдаты, члены итальянского контингента, в Ираке не участвуют в боевых операциях. Итальянское правительство поддержало инициативу Буша и Блэра в свое время атаковать режим Саддама Хусейна в Ираке, но итальянские солдаты пришли туда только после того, как было официально объявлено об окончании активной части боевых действий. В Италии все время говорят, что это мирный контингент, хотя это не совсем соответствует международным законам по этому вопросу, потому что на самом деле итальянский контингент поддерживает одну из сторон, вовлеченных в иракский конфликт.

Они занимаются, главным образом, чем? Они обучают части новой иракской армии, в особенности новую иракскую полицию, стараются им привить навыки работы демократической полиции. Поэтому итальянский контингент в Ираке выполняет такую вспомогательную функцию. Должен сказать, что моральный дух итальянских солдат в Ираке, насколько можно узнать из новостей, довольно высок.

Ефим Фиштейн: Джованни, наверняка в Ираке кто-то пал из итальянского контингента? Как сообщает об этом армия родственникам павших? Нельзя ли скрыть этого от общественности?

Джованни Бенси: Нет, это невозможно. В Ираке есть итальянские журналисты, при контингенте есть журналисты. Потом все то, что происходит, становится известно в международном порядке. Я должен сказать, что жертвами террористических актов в Ираке пало примерно почти 30 человек из итальянского контингента.

Ефим Фиштейн: Спрашиваю потому, что в России это очень даже возможно. Не только о павших на поле боя, но и о жертвах несчастных случаев в российской армии не всегда можно узнать. Толька такой закрытостью можно объяснить курьезные случаи, когда цифры павших в результате "преступлений и происшествий", расходятся в разы. А официального числа павших в чеченской войне вообще в природе не существует. Во всяком случае, публично оно не называется, и имена павших публично не приводятся. Павел Фельгенгауэр, ваш комментарий.

Павел Фельгенгауэр: С этим у нас большая проблема, большая беда, поскольку все засекречено. Ведь не только это не объявляется, у нас засекреченными до сих пор являются цифры точного численного состава. Когда ты приезжаешь в Норвегию или Германию, тебе дают буклет, где указана точная численность военнослужащих по такое-то число, а у нас это все засекречено. Время от времени в последние годы министр обороны иногда сообщал эти цифры по собственному желанию, но цифр численности нет. Они засекречено. Разрешено сообщать штатный состав, а не реальную численность, не говоря уж о том, что ни убитых, ни раненых никто не считает своей обязанностью сообщать. До сих пор нет списков поименных погибших на Северном Кавказе. Поэтому цифры, которые время от времени, сообщают разные официальные источники, очень между собой расходятся, в том числе и цифры погибших, не боевые потери, которые составляют несколько тысяч человек в год в российских вооруженных силах только от Министерства обороны, не говоря о других армиях, гибнет от различных аварий, от дедовщины, совершают самоубийства. Опять цифры пытаются постоянно скрыть. У нас ведь все засекречено до сих пор. У нас советская совершенно система, где засекречено все, что касается вооруженных сил, а значит нет никакого гражданского контроля.

Ефим Фиштейн: Сергей Джанян, многие в России поговаривают, что информационная война, которая сейчас ведется против министра обороны России Сергея Иванова, связана с его возможной кандидатурой на пост президента в 2008 году. Якобы идет его упреждающий отстрел, чтобы лишить его популярности. Вопрос к вам, участвуют ли датские военные в политических игрищах в Скандинавии? Если - нет, то как это предотвращается?

Сергей Джанян: Ответ на этот вопрос настолько очевидный, что я даже не смогу распространиться на эту тему. Однозначно - нет. Датские военные не участвуют в политических кампаниях в пользу того или иного противника. Все дело в том, что информационная прозрачность скандинавского, датского общества является настолько мощной гарантией того, чтобы таких ситуаций в принципе не возникало, что, мне кажется, тут двух мнений быть не может.

Ефим Фиштейн: Павел, ваша точка зрения. Действительно ли, те данные, которые сейчас появляются в российской печати, а их подозрительно много, связаны с попыткой устранить Сергея Иванова из политической жизни страны? Возможно ли такое? Возможен ли такой сговор, или это вызвало совсем другими обстоятельствами?

Павел Фельгенгауэр: Тут две вещи. С одной стороны, Сергей Иванов показал себя за прошедшие годы крайне неудачным и несостоятельным министром обороны. Он очень к тому же непопулярен в войсках, да и в самом Министерстве. С другой стороны, то, что это происходит сейчас на гостелеканалах, против него стал выступать военный прокурор, который ему впрямую не подчиняется, это значит, что есть некая кремлевская интрига, что такие заявления сами собой властью не поддерживаются, если их кто-то изнутри не поддерживает. В принципе, у нас сейчас такая власть, где все грызутся между собой непрерывно. Это не только его касается, это Грефа касается. Как говорят те, кто в Кремле, что если Сечин выступает за что-то неважно за что, то Медведев, глава администрации, будет выступать против и тоже неважно за что. У нас в принципе такая власть, тем более, что подходит время 2008 года. Там очень много таких внутренних интриг, которые попадают и на публичный взгляд.

А Сергея Иванова одно время всерьез продвигали как будущего преемника, как близкого человека к Путину. В таком качестве он многим не нравится. Они против него выступают.

Ефим Фиштейн: Беседу нам пора сворачивать - есть и другие темы.

Нынешний политический кризис Европейского Союза вызван не только провалами референдумов во Франции и Нидерландах, но и стремлением британского премьера Тони Блэра дать институтам Евросоюза новый формат, новое содержание. Его непреклонная позиция фактически привела к срыву саммита Европейского Союза в Брюсселе. О возможном развитии противостояния Великобритании и Брюсселя из Лондона Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Тони Блэру удалось в одиночку торпедировать саммит стран Евросоюза в Брюсселе, заняв непримиримую позицию по вопросу получаемой Британией компенсации за взнос в бюджет ЕС. Британский премьер пренебрег увещеваниями своих давних союзников - президента Франции Ширака и канцлера Германии Шредера. Видимо, Блэр учел, что во Франции через два года сменится президент, а в сентябре этого года Шредера, скорее всего, сменит глава христианских демократов Ангела Меркель. По мнению некоторых участников брюссельского саммита, своей непреклонной позицией по вопросам единой сельскохозяйственной политики за три дня Блэр нанес больший урон Евросоюз, чем мог бы нанести за шесть месяцев своего председательства в ЕС, которое начинается 1 июля.

Надо сказать, что у Британии особое место в Евросоюзе. Она не входит ни в Шенгенскую зону, ни в зону единой европейской валюты. Комментаторы отмечают, что переход по ротации председательства в Евросоюзе к Великобритании в ситуации серьезного политического кризиса этой организации, может стать прелюдией к непредсказуемым переменам европейской политики.

В своей программной речи на сессии Европейского парламента в Страсбурге Тони Блэр, по сути дела, поделился планами, которые он намерен реализовать во время председательства в ЕС. Главный тезис его речи - Европейский Союз потерпит серьезную неудачу, если не примет вызовов набирающей силы глобализации. Назвав себя "страстным европейцем", британский премьер заявил, что только кардинальная реформа и, прежде всего, бюджетной и сельскохозяйственной политики вернет Евросоюзу его силу, значение и идеализм, тем самым, поддержку европейских народов. Блэр уверен, что не следует ждать до 2014 года, чтобы реформировать финансовую политику Евросоюза, в частности, избавиться оттого, что 40 процентов его бюджета идет на субсидирование сельского хозяйства.

Речь британского премьер-министра была до такой степени дипломатически искусно составлена и хорошо отрепетирована, что понравилась парламентариям противоположных политических взглядов. Консерваторы приветствовали приверженность Блэра свободному рынку и экономическим реформам. Социалисты были удовлетворены его заверениями в поддержке социально-ориентированной политики и прав трудящихся. А тот факт, что с необходимостью реформы Евросоюза были согласны все, говорит о том, что выступление Тони Блэра в Европейском парламенте, в отличие от саммита в Брюсселе, можно рассматривать как определенную победу. Судя по этой речи, британский премьер-министр попытается разрешить кризис Европейского Союза на посту его председателя с помощью реформаторского рецепта, действенность которого он уже опробовал на собственной стране. Это политическая философия так называемого третьего пути, основа нового лейборизма. Вот ключевая фраза в речи Блэра, приоткрывающая его планы выхода из кризиса. "Конечно, нам нужна социально-ориентированная Европа. Но это должна быть социально-ориентированная Европа, идея которой эффективно работает".

Ефим Фиштейн: В Польше разгорелся очередной скандал, связанный с архивами коммунистических спецслужб. Эффект разорвавшейся бомбы произвело рассекреченное досье премьер-министра страны Марека Бэльки. Из Варшавы - Алексей Дзикавицкий.

Алексей Дзикавицкий: Выступая в качестве свидетеля во время заседания парламентской комиссии по расследованию нарушений при приватизации польского топливного гиганта, премьер Марек Бэлька на вопрос заместителя председателя комиссии Романа Гретыха - сотрудничал ли он со спецслужбами Польской Народной республики? - ответил отрицательно. После того как члены комиссии запросили из архивов Института национальной памяти материалы, которые собрали спецслужбы на каждого из свидетелей, представители оппозиции в комиссии, прежде всего лидер консервативной Лиги польских семей Роман Гертых, заявили, что Бэлька лгал перед членами комиссии под присягой, поскольку на самом деле он сотрудничал со спецслужбами ПНР.

В свою очередь Марек Бэлька отверг обвинения, заявив, что никогда не сотрудничал со спецслужбами коммунистического режима. "Это обыкновенная чепуха и вранье", - заявил премьер и обратился в Институт национальной памяти с просьбой рассекретить его досье, что и было сделано через несколько дней. Оказалось, что материалы дела профессора Бэльки касаются в основном 1984 года, когда он еще молодой ученый выезжал на научную стажировку в США. Единственная бумага, на которой стоит подпись Бэльки, это специальная инструкция перед выездом, в которой Марке Бэлька обязуется выполнять задания спецслужб. По мнению оппозиции, это однозначно свидетельствует о том, что нынешний премьер сотрудничал со спецслужбами коммунистического режима, а, значит, немедленно должен уйти в отставку. Сделать это Бэльку призвал лидер крупнейшей оппозиционной партии "Гражданская платформа" Дональд Туск, одновременно обратившись к президенту Александру Квасьневскому с просьбой повлиять на премьера.

Дональд Туск: Премьер Марек Бэлька в такой ситуации не сможет эффективно выполнять задачи, возложенные на руководителя правительства.

Алексей Дзикавицкий: Александр Квасьневский в ответ заявил, что менять правительство за несколько месяцев до выборов не имеет смысла, а сам Марке Бэлька еще раз повторил, что со спецслужбами не сотрудничал, и поэтому отказывается уходить в отставку.

Действительно, в материалах дела есть свидетельства агентов о том, что информация, полученная от Бэльки, не имеет ценности, что нынешний премьер всячески отказывается писать какие бы то ни было отчеты, а после возвращения из США, он наотрез отказался встречаться с сотрудниками спецслужб. В результате в 1985 году Марек Бэлька был признан бесполезным для разведки Польской Народной республики. Его дело было передано в архив. Несмотря на то, что материалы досье Бэльки неоднозначны, этот случай подлил масла в огонь в дискуссии о том - нужно ли раз и навсегда рассекретить архивы спецслужб? По данным опроса общественного мнения, такой шаг поддерживают 60 процентов поляков. Однако пока что познакомиться с архивами бывших коммунистических спецслужб, начиная с 1983 года, могут лица, которых несправедливо оклеветали, обвинив в сотрудничестве со спецслужбами, ученые и журналисты на основании решений, выданных Институтом национальной памяти.

Ефим Фиштейн: Среди сторонников европейской интеграции очень в ходу история о том, как давние противники Германия и Франция примирились и даже стали лучшими друзьями. Есть в Восточной Европе пример не менее трогательный - это Литва и Польша. Послушайте нашего корреспондента в Вильнюсе Ирину Петерс.

Ирина Петерс: Еще осенью прошлого года ветераны Литовского местного соединения и ветераны польской Армии Крайовой подписали декларацию о примирении. В ней говорится: "Прошло 60 лет с тех пор, как мы были врагами. И сегодня констатируем - история разрешила вопроса, из-за которых мы воевали друг с другом". После подписания документа, обе организации ветеранов начали новый этап взаимоотношений - встречи, участи в совместных акциях.

Литовско-польские отношения во время разных исторических периодов были часто, мягко говоря, противоречивыми, в том числе во время Второй мировой войны. Суть их кризиса нередко имела национальную окраску. Во время нацистской оккупации Литовское местное соединение во главе с генералом Плехавичюсом воевала в Вильнюсском крае с советскими партизанами и Армией Крайовой с целью восстановления независимой Литвы. Армия Крайова здесь воевала и с нацистскими оккупантами, и с литовцами, считая Вильнюсский край частью Польши, добиваясь его присоединения к этой стране. И вот теперь литовские и польские ветераны войны почтили память погибших поляков и литовцев. Они возложили цветы, зажгли свечи, помолились за усопших на польском и литовском языках. А советник премьер-министра Каваляускас, участвовавший в мероприятиях, назвал их историческими. "Теперь, - сказал он, - когда мы являемся членами Европейского Союза и НАТО, литовцы и поляки должны оставить трагические страницы общей истории ученым, и вместе смотреть в будущее". Рассказывает публицист Пранас Моркус.

Пранас Моркус: Было за что и прощать и просить прощение. Поэтому не удивительно, что к этому рукопожатию литовцы и поляки шли целые десятилетия уже новой жизни. В 1994 общество Литва-Польша выдвинула идею, отвергнутую, впрочем, вскоре обеими сторонами, вознесения двух мемориальных знаком примирения в местах взаимных убийств по национальному признаку в июне 1944 за неделю до появления там Красной Армии, которая смела и тех и других. Эти места стали символом литовско-польской вражды, растянувшейся на целый ХХ век не только по причине Вильнюса, но и еще раньше из-за воли литовцев расколоть общее, хотя к тому времени ставшее виртуальным польско-литовское государство, воли маленького народа начать самим распоряжаться своей судьбой.

Если по большому счету, то отцом этого примирения следовало бы считать президента Сметону, который в безнадежном 1939 году, когда по первому варианту пакт Молотова-Риббентропа Литва отходила к Берлину, Сметона устоял против подшептываемого немцами дьявольского искушения начать под прикрытием вермахта поход на свою столицу. За эту порядочность Литва заплатила страшную цену. Тем более отрадно, что на этом месте, в конце концов, через полстолетия произросли цветы братства.

Ирина Петерс: Местные жители, пришедшие на примирительный митинг, в том числе и близкие погибших заявили, что одобряют акт взаимопрощения между польскими и литовскими ветеранами. Правда, по их словам, это следовало сделать давно.

Ефим Фиштейн: В эти дни французской писательнице Франсуазе Саган исполнилось бы 70 лет. В 60-е годы ее слава гремела на весь мир. Она была, пожалуй, самым ярким представителем той литературной волны, которая получила название "нового французского романа". О Франсуазе Саган рассказывает наш человек в Париже Дмитрий Савицкий.

Дмитрий Савицкий: "На Сен-Жермен де Пре - не бывает "после", "потом", "попозже"". Эти слова песенки, эпохи расцвета Сен-Жермен де Пре самым наивным образом воплощали идею и Кьеркегарда и экзистенциалистов: "здесь и сейчас", жизнь бывает лишь здесь и сейчас; "до" и "потом", не существуют.

Жюльет Греко жила в узком зазоре между "было" и "будет", как и ее лучшая подруга Франсуаза Саган. Им было по двадцать; они были звездами Сен-Жермена, того Сен-Жермена, от которого нынче осталась лишь архитектурная мебель: средневековая церковь с колокольней, "ДёМаго", "Флёр", "Липп", рю Бюсси - атрибуты нынешних туристических маршрутов: "Посмотрите направо, здесь обычно перед концертом Борис Вьян, его жена и Жан-Поль Сартр пили аперитив".

На этой неделе во Франции отмечают семидесятилетие со дня рождения Франсуазы Саган. Всего лишь семидесятилетие, хотя ощущение такое, что первый её роман "Bonjour, Tristesse" ("Здравствуй, грусть") вышел полтора века назад, тогда, когда носили юбки-колоколом, конские хвосты, танцевали джиттербаг в пять утра в погребке "Табу" и гоняли на открытых "ягуарах". На самом деле все верно: Франсуазе Саган и Жюльет Греко было по двадцать - пятьдесят лет назад. Просто эти пятьдесят вмещают в себя не полтора, а целых два века.

Саган был дочерью богатого преуспевающего промышленника. В 18 лет, завалив выпускной экзамен, она отправилась на юг, на отцовскую виллу, и в свободное от пляжа и моря время, начала писать роман. Отец, узнав, что она ударилась в сочинительство, попросил ее взять псевдоним. Их фамилия, Куарез, была довольно редкой. Наугад открыв томик Пруста, Франсуаза напала на сцену, описывающую, как граф Саган садится в карету. Фамилия ее вполне устраивала. Название же было перифразом строчки Элюара "Здравствуй, грусть, любовь податливых тел - неотвратимость любви".

Вышедший в 1954 году роман прославил ее в одночасье. Кроме романа-бестселлера в начале этой жизни, жизни на бешенной скорости Франсуазы Саган, было второе событие, навсегда определившее ее жизнь - автомобильная авария ночью по пути в Париж с небольшой виллы Кристиана Диора. В автомобиле были также красавец Жюль Дассен и его возлюбленная актриса Мелина Меркюри. Влюбленную парочку выбросило в поле, а Саган переломало на сто частей, она была в коме. Про Жюля Дассена позже ходил анекдот: он в течении получаса пытался реанимировать Франсуазу, естественно, прижавшись к ней губами. "Это был его единственный затяжной поцелуй с мертвой женщиной", - говорили про него. Остальное известно.

Саган писала роман за романом, меняла любовника за любовником, и все больше и больше страдала от болей, связанных с автомобильной аварией. Перед самой смертью в Нормандии в прошлом году она могла передвигаться лишь на костылях. Ее обвиняли в том, что она наркоманка, но она принимала лишь очень сильные лекарства, чтобы убить боль. Она проиграла почти все свои деньги в рулетку и умерла в бедности. Саган утверждала, что одна из ее бабок была русской, из Петербурга, и свою страсть к игре объясняла именно этим северо-восточным влиянием.

Ефим Фиштейн: В Чехии вышла примечательная книга историка Яна Млинарика "История евреев в Словакии". Ян Млинарик - подписант правозащитного документа "Хартия -77", а после "бархатной революции" - депутат Федерального Собрания Чехословакии первого созыва, ныне - профессор Карлова Университета. Почему же книгу о евреях в Словакии словацкий писатель вынужден издавать в соседней Чехии? Об этом Нелли Павласкова.

Нелли Павласкова: Обширный труд Яна Млинарика охватывает период еврейской истории в Словакии, начиная со средневековья до наших дней. О причинах, побудивших его написать эту книгу, автор сказал на ее презентации, устроенной издательством "Академия".

Ян Млинарик: Мнн было 9 лет, когда я увидел, как уводили еврейскую семью Киршнер с их маленькими детьми, единственную еврейскую семью во всей деревне. Тогда я не знал, что эти люди идут на смерть. Я побежал за ними на вокзал, там уже были приготовлены теплушки, в которых возят скот. Перед вагонами стояло несколько десятков черных фигур с чемоданами. Только после войны я узнал, что случилось. Из всей большой семьи спасся только старший брат. Депортация и гибель семьи Киршнер позором легли на всю деревню. Это был позор всего словацкого народа, допустившего в своем тогда уже самостоятельном государстве, чтобы дело дошло до геноцида его сограждан. Но прошлое не вернуть. Осталось только время и пространство для ретроспективного взгляда и стремления найти ответ на вопрос - как это все могло случиться?

Нелли Павласкова: Историк Эммануил Мандлер в своем выступлении на презентации книги отметил и неясные моменты в этой трагедии.

Эммануил Мандлер: Чешская общественность должна знать факты, описанные в книге Яна Млинарика, например то, что словацкие власти, будучи союзниками Гитлера, могли спасти своих евреев, как это пытался сделать в Венгрии Хорти. Свою роль сыграл антисемитизм религиозный и антисемитизм имущественный. Когда после войны уцелевшие евреи возвратились в Словакию - кто из концлагерей, кто с гор, - то многие словаки не желали возвращать им экспрориированное имущество, из-за этого возникали погромы. Коммунистически власти в начале 50-х годов преследовали евреев, что привело к их переселению в Израиль в 50-е и 60-е годы.

Нелли Павласкова: Об истории евреев в Словакии Ян Млинарик в конце книги пишет: "Это была история ужаса, боли, притеснения, ведущая к геноциду. Но это была и история невероятной стойкости, мужества, история творческих поступков еврейского сообщества. Евреи повлияли на историю развития словаков. На всех этап существования они оказывали влияние на культуру, традиции и психику словаков. Без духовного и материального вклада евреев невозможно представить себе истории Словакии в ее целостности. Нынешняя горстка словацких евреев, объединившаяся в двенадцати городских общинах под эгидой Совета еврейских общин Словакии, только слабый отблеск некогда богатой традиции. Но на этом история словацких евреев не кончается. Будущие исследователи смогут рассказать о судьбах тех, кто остался в живых после геноцида, об их исходе в Израиль в 40-е годы, и о том, как на новой родине они с оружием в руках в небе и на суше боролись за ее независимость".

XS
SM
MD
LG