Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема проституции в европейскийх странах


[ Радио Свобода: Программы: Евразия: Европа ]
[30-07-05]

Проблема проституции в европейскийх странах

ВедущийЕфим Фиштейн

Ефим Фиштейн: Проституцию называют древнейшей профессией. Доказать правоту такого утверждения невозможно, как впрочем и опровергнуть. Ясно одно - проблема эта не новая, человеческое общество сталкивалось с ней с незапамятных времен, но однозначного и для всех приемлемого решения так и не нашло. Проституция ставит перед государством не только моральные, но и экономические вопросы. В область теневой экономики она выводит колоссальные средства. В Чехии, к примеру, подсчитали, что в сфере сексуального бизнеса реализуется чуть ли не полпроцента годового бюджета страны - это сравнимо с доходами от туризма, вот только доходы эти уходят в "черную дыру". Чешские законодатели даже попытались придать проституции какой-то легальный статус, но законопроект не вызвал всеобщего понимания. Зато послужил нам информационным поводом для того, чтобы поговорить об этом специфическом социальном явлении. Поучаствовать в обсуждении я пригласил комментатора чешского телевидения Либора Дворжака, журналиста Александра Павлова, проживающего в немецком городе Кельне и пишущего для газеты "МК Германия" и московского социолога, научного сотрудника Левада-Центра Леонида Седова.

Я уже назвал информационный повод для сегодняшнего обсуждения: им стал законопроект о легализации проституции в Чехии. Либор Дворжак, чем была вызвана необходимость разрабатывать специальный закон: соображениями, скорее, моральными или экономическими? Жили ведь без такого закона и ничего?

Либо Дворжак: Да, вы правы, это так. Но дело в том, что все эти 15 лет, с революции 1989 года, тут действительно такой нормы не было, а проституция, как вы сами знаете, стала явлением почти повальным не только в больших городах, скажем, в Праге, в крайцентрах, но особенно около австрийской и немецкой границы. Я думаю, что во всей средней Европе известна трасса Е-55 от города Теплице до государственной границы с Германией, там на расстоянии каких-то 12-13 километров стоит один дом терпимости за другим, и чисто юридически не происходило за эти 15 лет почти или вообще ничего. Так что надо было что-нибудь в этом направлении предпринять, сделать хотя бы попытку, потому что, если припомнить годы первой буржуазной чехословацкой республики, тут все, что предлагалось сейчас, уже было, были эти полицейские книжки, были регулярные медосмотры проституток и так далее. Закон, норма, о которой вы говорили, была бы, наверное, приблизительно того же рода, как было и во времена буржуазной республики.

Ефим Фиштейн: Стоит, наверное, сказать, что да, какие-то правила были, ограничивающие и регулирующие проституцию, но туризма в таком масштабе, как мы его знаем сейчас, конечно же, не было в 20-30-е годы прошлого века.

Александр Павлов, в соседней Германии часто можно прочитать или услышать нарекания вроде того, что Чехия стала Таиландом Центральной Европы, столько здесь продажной любви. Но нет ли в этом морализаторстве большой толики ханжества, учитывая, что основными заказчиками жриц любви являются немцы, без них публичные дома бы через неделю разорились. Что, разве, немецкие матроны не понимают, что услуги девушек оплачивают их благоверные?

Александр Павлов: Конечно, это так. Здесь я бы разделил, потому что, если мы говорим о лицемерии, то в основном говорят, конечно, общественные деятели, журналисты и люди, которые занимают какое-то общественное положение или политическое. Для завсегдатаев, я думаю, все намного проще. Для них существует секс-туризм, и здесь я бы разделил какой-то личный уровень и официальный. Конечно, все всё понимают. Очень часто по немецкому телевидению именно показывают, как товарищи из Германии отдыхают в Чехии. Это всем известно. В последнее время это даже и не вызывает в обществе никакого неприятия. Неприятие последнее, которое было, это когда немцы, достопочтенные бюргеры, едут в Чехию и там уже занимаются детской проституцией, вот это уже вызывает неприятие. А так общество довольно спокойно относится, я имею в виду, на бытовом уровне.

Ефим Фиштейн: Александр, вы сами понимаете, что случаи педофилии, наверное, вызывают возмущение прежде всего в чешском приграничье, поскольку касаются детей чешских граждан.

Леонид Александрович Седов, проблема, которую мы затронули, как ни странно, прямо касается России и всего постсоветского пространства, ведь девушки, предлагающие свои услуги вдоль автострад и на улицах чешских городов, в подавляющем большинстве приезжают именно оттуда. Если отмести предположения о каком-то совершенно невероятном нравственном упадке и моральном разложении, то приходится видеть в явлении прежде всего социальные мотивы. Какие же?

Леонид Седов: Конечно, ведь есть такая поговорка, что рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше. Поскольку происходит процесс коммерциализации этой деятельности по продаже сексуальных услуг и профессионализации этой сферы деятельности, то занявшиеся этой коммерцией женщины едут туда, где выгоднее условия осуществления этой деятельности, где можно больше заработать, комфортнее все это осуществляется. Таким образом, происходит утечка этого секс-материала за границу, в страны, где развит туризм, в частности, имеющий в виду пользование этими услугами. В итоге получается некий процесс, который можно сравнить с процессом утечки мозгов даже, когда ученые едут в поисках лучших условий для самореализации, то же самое происходит и с женщинами, избравшими своей профессией оказание сексуальных услуг.

Ефим Фиштейн: Утечка материала или утечка мозгов - вы применили вполне любопытный термин, который открывает простор для воображения.

Уже было сказано, что проституцию легко осуждать, но бороться с ней практически невозможно. Либор Дворжак, с какими возражениями столкнулся законопроект о легализации проституции?

Либор Дворжак: Для некоторых наших депутатов было самое прискорбное, что если будет принят этот закон, то вроде как бы вся страна станет одним домом терпимости. Его хозяином будет само государство, которое будет просто брать налоги с проституток и это очень многим нашим законодателям показалось уж слишком даже. С другой стороны, все понимают, что с этим надо что-нибудь такое сделать. Мои коллеги уже говорили о том, что вот эта педофилия - это самое ужасное, и надо сказать, что особенно в окрестностях такого города, как этот район на самой немецкой границе, там услуги своих же детей предлагают чешские цыгане или, как у нас говорят, ромы. Это проблема, про которую, скажем, полицейские именно в Хебе и в его окрестностях не хотят даже слышать, хотя наши немецкие коллеги - телевизионщики и пишущие журналисты - уже публиковали свои материалы. Просто тут почти ничего про это не слышно. Хотя все наше телевидение - как общественное чешское телевидение, так и частное телевидение - тоже показали свои материалы, свои телесюжеты, из которых совершенно ясно, что все это постоянно происходит.

Ефим Фиштейн: Пражского журналиста Елену Воронцову я попросил поговорить на эту тему с кем-то из лиц, компетентных в этом вопросе - желательно с социальными работниками, оказывающими непосредственную помощь девушкам и юношам с улицы.

Елена Воронцова: Организация "Ла Страда" уже 10 лет занимается проблемой торговли людьми и помощью людям, оказавшимся жертвами этой торговли. По мнению работников организации, хорошо разработанные правила помогли бы определить правовой статус человека, занимающегося проституцией и выявить тех, кто занимается ею недобровольно. "Ла Страда не считает, что одобренный кабинетом министров законопроект способен улучшить ситуацию с торговлей людьми. Скорее, наоборот. Говорит работница организации Петра Куталкова...

Петра Куталкова: Сейчас число людей, занимающихся проституцией на улицах и в ночных заведениях, колеблется между 10 и 25 тысячами. По результатами наших исследований, в Чешской республике десятки или даже сотни людей принуждают к проституции. За последние два года наибольшее количество обратившихся к нам за помощью людей были приезжие с Украины, были и граждане Литвы, есть женщины из Вьетнама, конечно, есть и чешки. Среди тех, кто приходит к нам за помощью и информацией, примерно две трети - иностранцы. Они, как правило, добровольно пересекают границу, приезжают, чтобы получить в Чехии работу, обещанную им посредниками дома. Только приехав сюда, они обнаруживают, что будут вынуждены заниматься проституцией. К нам они попадают из полиции, которая забирает их во время рейдов в ночных заведениях. Кроме того, кто-то из их окружения или сами женщины иногда звонят на нашу SOS-линию. У нас на телефоне работает и русскоговорящий оператор. С точки зрения противодействия торговле людьми, законопроект, если его примут в таком виде, не только не принесет пользы, но, наоборот, ухудшит нынешнюю ситуацию. Согласно законопроекту лицензию для легального занятия проституцией смогут получить только граждане стран Евросоюза. Например, женщины с Украины и других стран бывшего СНГ не смогут работать здесь легально, а это даст еще больше оснований для того, чтобы их шантажировать. То есть и те из них, кто сейчас занимается проституцией добровольно, станут еще более уязвимы для криминальных структур.

Ефим Фиштейн: К репортажу Елены Воронцовой, вероятно, следует сделать несколько добавлений. Во-первых, ясно, что, как социальные работники из организации "Ла Страда", так и девушки с улицы не довольны этим законопроектом и не собираются регистрироваться в качестве работниц этой профессии по ряду причин. Но разве мыслимо предположить, что, скажем, на работу в Чехию поедут проститутки из стран Евросоюза, откуда-нибудь из Бельгии или Франции вместо девушек из Украины и Молдавии? Государство выступает в качестве сутенера при таком законе, сказал уже Либор Дворжак. Действительно, там есть ряд сложностей, связанных просто со сбором налогов. Это легко сказать - собирать налоги. Но ведь нужно учитывать отдельные виды сексуальных услуг, на них нужны расценки, и трудно представить себе, что государство составит некую смету или расценки на отдельные виды сексуальных услуг и одобрят их государственные органы. То есть проблемы непростые. И в связи с этим у меня вопрос к Александру Павлову: как поставлено дело в Германии, которая славится организованностью и своим жизненным кредо "Орднунг мус зайн" ("Порядок должен быть"). Есть ли в этом деле полный порядок?

Александр Палов: Ефим, самое интересное, когда в 2001 году в Германии был принят аналогичный закон, то большинство проституток тоже были недовольны. И вот почему. Потому что, во-первых, государство им предложило какие-то социальные вроде бы льготы, то есть право на отдых, пенсию, социальное и больничное страхование. Но дело в том, что проститутки попали в разряд частных предпринимателей и, как средние или мелкие частные предприниматели, они не всегда хотели бы делиться с государством. Это понятно. Потому что так они вольготно жили, у них был фиксированный налог, по-моему, 15 марок в сутки на их занятия. Они его платили и зарабатывали, сколько хотели. Потом государство предложило им социальные льготы против налогов, и они стали отказываться. Это понятно. Но есть в Кельне такой бордель "Паша", один из крупнейших борделей в Европе. Я сейчас как раз нахожусь на его интернет-сайте. Этому борделю требуются девушки на постоянную работу. Они пишут, что они предлагают: интересную многогранную деятельность, это понятно, дневную или ночную работу, социальное страхование, начальный оклад, облагаемый налогом на заработную плату в 2,5 евро-нетто, то есть это имеется в виду "грязными", обычные официальные социальные услуги, а также отличное питание и так далее. Но "Паша" - это такой уникум, это феномен. По ряду причин проститутки без особого энтузиазма тогда восприняли и до сих пор воспринимают то, что государство хочет с ними войти в какие-то отношения взаимного интереса.

Ефим Фиштейн: Дело в том, что наверняка в публичных домах ситуация несколько более прозрачная, чем на улицах и ночных площадях городов. Даже в борделе "Паша", на интернет-сайте которого вы сейчас находитесь, Александр, наверняка ведь работают не только девушки из Евросоюза, как это в чешском законе предусмотрено, не только девушки из Германии или окрестных западных стран, но наверняка это объявление прежде всего адресовано именно девушкам из России, Украины, Белоруссии и других посткоммунистических государств.

Леонид Александрович Седов, не секрет, что наряду с теми, кто знает, на что идет и на какую работу устраивается, есть немало тех, кто не подозревает, что продается в современное рабство. И цепочка такая начинается на месте вербовки или даже угона в рабство девушек из России и Ближнего Зарубежья. Неужели властям, населению все равно или все-таки принимаются меры, ведется разъяснительная работа?

Леонид Седов: Я, конечно, не очень знаком с практикой и поведением властей, поведением вот этих женщин, которые нанимаются на эту работу и уезжают, рискуя попасть в рабство такого рода. Но что я могу сказать? Конечно, проституция - явление, которое сопряжено и сопровождается массой всяких теневых явлений, это и педофилия, уже упоминавшаяся, и принудительное занятие проституцией, под давлением каким-то. Все это вещи, которые легализация снимает лишь в очень незначительной мере. Возражения против легализации: У нас ведь тоже уже стоял вопрос и продолжает стоять о том, что надо легализовать проституцию, и Аяцков у себя в регионе пытался такую идею продвинуть, и депутат от "правых" Андрей Вульф в прошлом созыве Думы выдвигал такой закон, он уже обсуждался в Думе. Легализация лишь отчасти может воспрепятствовать такого рода теневым явлениям. На самом деле опыт легализации на Западе показывает, что итоги легализации бывают крайне неоднозначными, и те вещи, во имя которых она осуществляет - защита женщин от разного рода неприятного на них давления, и защита, наоборот, клиентов от таких преступных проявлений со стороны проституток, все это легализация лишь в очень незначительной мере может осуществить. Опыт этот неоднозначен. И прежде чем у нас принимать такие законы, очевидно, нужно было очень тщательно ознакомиться с западным опытом, что у нас чаще не делается в области разного рода гуманитарных проблем. Чаще мы заимствуем технические какие-то новшества и достижения, а вот в области гуманитарных проблем изучаем западный опыт недостаточно детально и тщательно.

Ефим Фиштейн: Леонид Александрович, у меня к вам дополнительный вопрос. Часто можно столкнуться с утверждением, что раньше проституция была менее распространенным социальным явлением. Может быть, это только кажущееся утверждение, но тем не менее считается, что связано это было с воспитанием, тогда - с воспитанием коммунистическим, с высокой моралью школьниц, старшеклассниц, скажем, не позволявшей им думать о работе на панели. А сейчас в результате полного распада общественных структур плохо обстоит дело и с воспитанием. И некоторые нынешние усилия властей, в частности, по патриотическому воспитанию, должны якобы противостоять такому падению морали. Как вам кажется, имеет это вообще какую-либо взаимосвязь и может ли дать какой-то эффект?

Леонид Седов: Мне думается, что в прежние времена, о которых идет речь в вашем вопросе, на самом деле очень многие явления просто замалчивались, не становились предметом общественного обсуждения, были табуированы. Как было заявлено в одной из телепередач, в телемосте между Соединенными Штатами и Советским Союзом тогдашним, секса у нас в стране не было. Действительно, какие-то вещи замалчивались. Секс был и проституция была. Но масштабы ее, возможно, были несколько более скромными, чем нынче, именно в силу того, что, как я уже говорил, происходит коммерциализация этого рода деятельности. И то, что в открытую эти вещи обсуждаются, каким-то образом, конечно, способствует тому, что молодые девушки, школьницы часто говорят о том, что они могли бы выбрать профессию путаны, поскольку это хорошо оплачиваемая и не очень тяжелая профессия. Такого рода проявление некоторого ослабления морали существует. Но на самом деле существует два подхода опять-таки к проституции, как явлению. С точки зрения одного подхода, это социальное зло, с точки зрения другого подхода, это естественная часть человеческого бытия, неизбывная, как говорится. Если первый подход подразумевает искоренение этого явления, проституции, то второй подход подразумевает взятие его в какие-то рамки.

Ефим Фиштейн: К нам присоединился слушатель, москвич по имени Игорь.

Слушатель: По поводу того, что якобы в советское время была высокая мораль, и у нас это не существовало. Это существовало еще с 30-х годов. Если сослаться на хорошего журналиста из Берлина, из ГДР, журнал "Нойе берлинер иллюстрирунг" (NBI), сейчас это журнал "Экстра", то Карл Хайнц Эйерманн даже классифицировал так советскую проституцию: вокзальные, ресторанные и элитные. Элитные существовали еще с 30-х годов, во времена Берии, то есть это все было нормально и чуть ли не оплачиваемо. В советские времена я как бы совершил хождение в народ, был в жизни моральный излом, ну, думаю, пойду в простую среду, и работал в отеле при аэропорте... Почему сейчас у нас такой поток молодых проституток? Для этого нужна психология, а психология была готова еще со времен тех же чуть ли не 30-х годов. И также сейчас. Спрашивают: как вы живете? Меня из Ближнего Зарубежья, например, спросили эстонцы. В нашей жизни сейчас, особенно у женщин, жестокость и беспощадность, сейчас человек - ничто. Допустим, коммерсантка одна, очень красивая из Молдавии, работает просто тут на лотке, а не родине занималась бизнесом, выпечкой, она хороший кондитер. Я ее спросил: а почему бы нельзя ей административной работой заняться? Она мне так расписала, что эту подпись поставь у чиновника - под него ложись, еще за эту подпись - ложись, за ту подпись - ложись.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Игорь. Вы совершенно правильно указали на то, что торговать собственным телом ведь можно не только за деньги, но и за другие натуральные формы обмена, скажем, за нужную в паспорте или на бумаге печать.

Георгий из Петербурга, мы готовы выслушать ваше мнение.

Слушатель: Здесь, конечно, налицо моральная деградация человечества, особенно в аспекте принуждения к проституции. Но с другой стороны, взаимное использование проституток и государства, видимо, неизбежно и, наверное, даже вплоть до составления расценок. Тут есть и комический аспект. Видимо, неизбежна конкуренция между узаконенной и скрытой проституцией, что может привести к рейдам налоговой полиции. Что касается меня, мне хватило двух женщин за мою жизнь, больше я не имел.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Георгий, в том числе и за откровенность. Предлагаю Сергею из Петербурга высказать свое мнение.

Слушатель: Чтобы говорить на эту тему, может быть, меня слушая, вам придется очень крепко сжать нервы. Разговоры об этой так называемой профессии в основном ведут люди, мужчины, у которых не в порядке было с общением с девочками где-то в добрые старые времена, наверное, с третьего класса. Что касается проблемы социальной, научной и экономической, я не буду говорить о полпроценте, это безобразие. Я очень внимательно слушал передачу, вот вы все не поняли, о чем идет речь. Нам высшие силы, а может, просто эволюция дала возможность продолжать род. И кто-то эту возможность просто испохабил. Мы сейчас рассуждаем: а в каком виде теперь можно продолжать, а что продолжать, а зачем продолжать? Еще говорят: полпроцента валового продукта. Господа, мне кажется, правильно пока, что на территории СНГ, нашего уважаемого лагеря, нет этого вида. Дело в том, что занятие проституцией настолько необратимо действует на женский организм, что я не удивляюсь, почему в арабских странах массовая рождаемость, а Европа идет в тартарары. Поэтому у меня к вам призыв: господа, остановитесь! Недаром наш и ваш Спаситель зачат был совершенно другим способом. Потому что те, видимо, кто проводил это, знали, что человек способен изгадить все.

Ефим Фиштейн: Сергей, вы, по-моему, свалили в одну кучу совершенно разные проблемы. В данном случае мы говорили о двуполой любви, а Спаситель не мог быть, наверное, зачат иные образом. Дозвонилась до нас слушательница Наталья Львовна из Москвы.

Слушатель: Мне кажется, что, так как сейчас существует СПИД, раньше не было все-таки таких тяжелых заболеваний, нужно как-то ограничить эту профессию, потому что в основном ею занимаются люди малокультурные, малопросвещенные, не понимающие, какой вред здоровью они причиняют себе и другим людям.

Ефим Фиштейн: Каждый из наших участников может в своем выступлении ответить на тот аспект слушательского вопроса, который ему запомнился.

Либор Дворжак, чехи отличаются легендарной терпимостью в вопросах секса. Возможно, это как-то связано с их не слишком высоким религиозным рвением. Но все же, репутация центральноевропейского рая для секс-туризма вряд ли им льстит. Кроме того, с проституцией связана неизбежная преступность, особенно организованная. Городские власти то там, то тут пытаются с этим бороться. Скажем, в Праге запретили так называемую ходячую рекламу публичных домов, выгнали с площадей зазывал. Есть еще и коррупция, неизбежно связанная с проституцией. То есть сложилась социальная проблема - значит, закон все-таки необходим?

Либо Дворжак: По-моему, необходимо, хотя, с другой стороны, вы сами прекрасно знаете, что кое-что предпринимают уже местные власти. И в том же городе Дуби, о котором я уже говорил, и в другом западночешском городе, по-моему, Соколов, местные власти просто приказали проституткам, чтобы они собирались только под окнами полицейского участка или же прямо в мэрии. То есть можно сделать даже и так. То, что вы сказали про эту чешскую терпимость, это тоже действительно так. Но с другой стороны, по-моему, особенно простой народ будет очень и очень просить или даже настаивать на том, чтобы какая-то законная норма возникла. Потому что то, что в Чехии сейчас происходит, особенно в этом отношении, не рай. Я вспоминаю, недавно, по-моему, 2 или 3 месяца тому назад я пересек австрийско-чешскую границу, и проститутки прямо в лесу бросались под колеса машины. Это явление просто ужасное. С этим надо что-то сделать. Если даже законодатели сейчас этой нормы не приняли, очень может быть, что она появится в какой-то более совершенной форме, скажем, полгода или год спустя. Это очень может быть.

Ефим Фиштейн: Александр Павлов, совсем недавно в Германии имела место так называемая визовая афера - связанная с облегченным порядком выдачи виз консульскими отделами в постсоветских республиках, в частности, на Украине. Считалось, что в результате в страну понаехало чуть ли не двести тысяч российских, белорусских, украинских и прочих продажных женщин. Прокомментируйте, пожалуйста, этот политскандал с точки зрения обсуждаемой проблемы.

Александр Павлов: Могу сказать так, что цифра эта даже не из государственных, а из независимых источников. Действительно, из Украины, России и Белоруссии примерно работает на общем нелегальном рынке проституции до 60% девочек. Как прокомментировать скандал? С одной стороны, здесь присутствует лицемерие той же политической элиты, которое связано с тем, что кто-то на этом скандале хочет заработать баллы. Потому что если мы взглянем конкретно на скандал, это наезд на министра Фишера. В чем его суть? Естественно, что атака происходит из лагеря оппозиции. То есть на самом деле я не думаю, что Фишер или кто-то из высших его министров, а также чиновников, действительно замешаны в этом скандале. Скорее всего, Фишер хотел как-то облегчить для всех въезд, потому что у меня есть информация, какой маразм творится в посольстве Германии на Украине, это просто маразм, то есть там бабушкам не дают визы и спрашивают, не работали ли вы проститутками. Это, по-моему, ненормально. Получилось так, что, видимо, какое-то предписание было не совсем согласовано, и сразу началась политическая борьба, атаки на Фишера.

Ефим Фиштейн: Леонид Александрович Седов, все-таки девушки уезжают не из-за того, что у них моральный уровень слишком низкий, а, наверное, потому что у них нет жизненных перспектив на родине, нет жизненных перспектив в других профессиях. Можно ли сказать, что пройдет какое-то время, российское общество станет богаче, и Россия перестанет быть резервуаром "белого мяса" для Запада? А может быть, такое уравнение не действует?

Леонид Седов: Я уже говорил о том, что происходит такая утечка, и продиктована она, конечно, поисками более благополучных условий, чем на родине. Наша родина не отличается ни высоким уровнем благосостояния, ни высоким уровнем внимания к человеку, высоким уровнем гуманизма. Поэтому, конечно, можно жить в ожидании того, что все это поправится и тогда прекратится вот этот экспорт человеческого мяса, как вы сказали, да, можно жить в ожидании, можно жить, стараясь что-то поправить во всех этих аспектах нашего существования, но я не предвижу лично очень скорых успехов в этом направлении.

Ефим Фиштейн: Уважаемые слушатели я предлагаю послушать еще один репортаж, предыдущую тему развивающий. Дело в том, что целых 10% тех, кто занимается проституцией в Чехии, это болгарки, нередко завезенные в публичные дома насильно, против их воли. Что же неладно в этой стране, что выталкивает сотни девушек на зарубежную панель?

Татьяна Ваксберг: Более 10 000 болгарок работают проститутками в странах Европы. Это неофициальные данные, на которые ссылаются неправительственные организации. Официальная статистика говорит о другом - их не больше 250. Другой официальной статистики быть не может - в полицию обращается только очень малая часть родствеников женщин, попавших заграницу в принудительном порядке или вследствие обмана. Чаще всего это бывает так - девушка отвечает по объявлению в газете, где предлагается работа за рубежом. Попадает во вполне приличный офис, где ей объясняют, что могут устроить ее официанткой или уборщицей, и что ей не придется платить налог с дохода. Но только при одном условии - если девушка заплатит за поддельные документы. Затем она оказывается замкнутой в квартире в незнакомой стране, где ее насилуют и мучают. Затем она переходит под опеку других проституток. Она не знает языка, не умеет пользоваться компьютером, у нее нет денег, а паспорт - фальшивый. Она либо смиряется с ситуацией, либо ждет случайной полицейской проверки, которая может привести к отправлению девушки домой за счет иностранного государства.

По сведениям Международной организации по миграции, Болгария, наряду с Албанией, Румынией и Молдовой является основным центром организации трафика женщин. Неправительственная ассоциация "Анимус" в Софии сообщает, что этим женщинам - от 16 до 18 лет, 46 % из них - этнические болгарки, а 33 % - представители ромского меньшинства. Их отправляют чаще всего в Польшу, Чехию и Германию. Влиятельная болгарская газета "Капитал", получившая награду за журналистское расследование о трафике женщин, раскрыла дополнительные факты - объявления в газетах с обещаниями устроить женщин на работу за рубежом подают около трехсот фирм. Реально же лицензей на такого рода деятельность в стране располагают всего 45 фирм, 90% которых устраивают на работу преимущественно моряков и строителей.

Но Болгария не только вывозит женщин заграницу. Она также организует переправление за рубеж иностранок, преимущественно в Грецию, Турцию и Македонию. Эти иностранки приезжают преимущественно из стран бывшего Советского Союза. Только по данным за 2003 год болгарская полиция задержала в общей численности 5000 из них, направляющихся в Турцию и 1300, направляющихся в Грецию. Хотя полиция и передает суду ту малую часть арестованных организаторов подпольных каналов, болгарское общество не узнает, что затем с арестованными происходит. Реформа судебной системы все еще только предстоит, и следствие и прокуратура являются наименее прозрачными и легитимными структурами власти.

Ефим Фиштейн: Перейдем к другим темам. В то время как в Лондоне полным ходом идет охота на террористов, Франция на этой неделе отметила 10-ю годовщину "Года бомбы", кровавых июльских дней 1995-го.

Дмитрий Савицкий: Ровно десять лет назад на станции метро RER "Сан-Мишель" в Париже восемь человек были убиты и 150 ранены от взрыва бомбы Исламистской Вооруженной Группировки. За этим взрывом в Париже последовали другие.

Алжирская Исламистская Вооруженная Группировка использовала самодельные бомбы, сделанные из кухонных газовых баллонов; гайки и гвозди при взрыве превращались в шрапнель.

Платформа станции скоростного метро, где остановился в 5 вечера 25 июля 1995 года июля развороченный взрывом поезд, была затянута дымом, поэтому первую помощь врачи оказывали раненным площадкой выше, на перекрестке пересадочных коридоров, а легко раненным - в кафе возле входа в метро на бульваре Сан-Мишель. Именно после этой первой атаки была создана бригада врачей, оказывавших первую психологическую помощь.

Парижанка: Я вошла в вагон через первую дверь: слева на откидных сидениях сидели двое мужчин; тот, что был ближе к проходу, посмотрел на меня так странно, что мне стало страшно: Мне действительно от страха скрутило живот: Так что я подождала несколько секунд и села на сидение за ними, но там был третий человек, который так же вызвал у меня неприятные чувства и я опять сменила место:

Дмитрий Савицкий: Одна из жертв теракта на станции метро Сан-Мишель - Валери. Ей повезло, не зная что перед ней террористы, она испытала животный страх и ушла в самую глубь вагона. Это спасло ей жизнь. Взрыв раздался через несколько остановок.

Валери: Ощущение было такой, словно мне в рот вставили шланг и откачали весь воздух. В течение доли секунды я подумала, что вот сейчас умру - воздух больше не входил в легкие:

Дмитрий Савицкий: 17 августа взорвался газовый баллон, спрятанный в уличную урну на авеню Фридлан, в Париже. Семнадцать человек было ранено.

26 августа в скоростном поезде TGV Лион-Париж на перегоне Кайью-сюр-Фонтэн обнаружена бомба того же типа - ее взрывное устройство не сработало. На газовом баллоне найдены отпечатки пальцев Халеда Келькаля и Буалема Бенсаида.

3 сентября взрывается бомба на парижском рынке бульвара Ришар-Ленуар. Четыре человека ранены.

На утро - еще одна бомба найдена и обезврежена в туалете на площади Шарль-Валлан.

7 сентября 14 человек ранено при взрыве машины, запаркованной у еврейской школы Виллёрбан.

29 сентября Халед Келькаль убит в перестрелке при задержании в лесу возле Лиона, недалеко от деревни Maison-Blanche.

В день похорон Келькаля, возле входа в метро "Maison-Blanche" в 13 округе Парижа, взорвалась еще одна бомба. На обрывке ленты скотча найдены отпечатки пальцев Буалема Бенсаида. Позже он скажет следователям, что этой бомбой он хотел отомстить за смерть Келькаля.

17 октября в семь часов утра все на той же линии скоростного метро RER "C" между остановками "Musee-d'Orcay" и "Сан-Мишель" взрывается бомба - 19 человек ранены.

Первого ноября Буалем Бенсаид наконец арестован в Париже.

На следующий день в Лионе - его подсобник Смаин Аит Али Белкасем. Белксаем был задержан в тот момент, когда он пытался спрятать бомбу на рынке Ваземме.

Это был последний, к счастью неразорвавшийся заряд "Года Бомбы". Главные действующие лица алжирской Вооруженной Исламистской Группировки были нейтрализованы.

Буалем Бенсаид был судим трижды. В первый раз он получил десять лет. Во второй - тридцать. Решением последнего суда (за все это время следствие искало и изучало доказательства вины террориста) он получил "перпет" - пожизненное заключение. Выслушав приговор, Бенсаид выкрикнул - Allahau akbar! Но его борьба была кончена. Отныне ему предстояло бороться с самим собой.

Ефим Фиштейн: Террористическую тревогу в эти дни пережила и столица Германии - к счастью, ложную. Но за ней скрывались вполне реальные проблемы. Из Мюнхена сообщает Эйтан Финкельштейн...

Эйтан Финкельштейн: Не успели граждане Германии придти в себя от шока, вызванного террористическими актами в близком Лондоне и далеком Шарм аш-Шейхе, как всю страну потрясло чрезвычайное событие, произошедшее в самом сердце немецкой столицы. На лужайке в 300 метрах от Рейхстага и 200 метрах от резиденции федерального канцлера упал и разбился легкий одномоторный самолет. Сотрудники службы безопасности Бундестага быстро справились с пожаром и даже попытались спасти пилота самолета. Не менее оперативными оказались берлинские власти и представители министерства внутренних дел. Они тут же заявили, что никаким терактом в данном случае не пахнет, речь идет о самоубийстве на бытовой почве. При этом министерство транспорта тут же ввело запрет на полеты спортивных самолетов над правительственным кварталом Берлина. Ну, а пока полиция выясняет обстоятельства семейной драмы предполагаемого самоубийцы, газеты строят предположения. Почему 39-летний пилот, поднявшись с аэродрома в городе Эггерсдорф, решил покончить с жизнью именно на лужайке около здания Бундестага? И не был ли его целью знаменитый стеклянный купол немецкого парламента, о чем свидетельствует траектория полета его самолета?

И все же проблема вовсе не в детективной стороне дела. Если к зданию Бундестага совершенно незамеченным мог приблизиться отечественный самоубийца, то с такой же легкостью это мог сделать и какой-нибудь исламский террорист-смертник, коих, как мы теперь понимаем, не занимать. Почему противовоздушная оборона Бундесвера не только не пыталась помешать нарушителю, но вообще его не заметила?

Разъяснения властей крайне сбивчивы и невразумительны. Публике было сказано, что самолет летел так низко, что радары ПВО его просто не заметили. Но ведь те же источники сообщают, что самолет упал с высоты 300 метров, а эта высота находится в поле зрения как ракетных комплексов ПЭТРИОТ, так и зенитных установок!

Противоречивой остается и правовая сторона вопроса. Еще два года назад Бундестаг принял закон, позволяющий сбивать самолеты, если они несут угрозу жизни других людей. Увы, Конституционный суд в Карлсруэ до сих пор не решил, противоречит данный закон Конституции страны или нет.

Что касается министра внутренних дел Германии Отто Шили, то он по традиции поспешил заверить общественность, что все обстоит благополучно, подобный случай является исключением и больше не повториться.

Однако оппозиция бьет тревогу. Конечно, нельзя сказать, что правительство не озабочено проблемой противовоздушной обороны. С согласия оппозиции Бундестаг принял решение израсходовать на цели ее модернизации дополнительные 850 миллионов евро. Раздаются предложения и о создании отдельного противовоздушного подразделения Бундесвера для защиты исключительно столицы страны.

Короче, общих слов и благих намерений много, однако их реализация происходит очень медленно и как бы нехотя. Причина тому - уверенность политиков и части общественности в том, тактика обхаживания исламских фундаменталистов и нарочитый антиамериканский курс правительства гарантирует Германии защиту от террористических актов. Однако, события в Лондоне и Шарм аш-Шейхе свидетельствуют, что подобная уверенность легко может обернуться трагедией.

Ефим Фиштейн: На этой неделе исполнилось 25-я годовщина со дня смерти Владимира Высоцкого. Грустный юбилей отмечают не только в России - Высоцкий ведь принадлежал всем, помнят о нем и в странах, которые вроде бы имеют репутацию не самых пророссийских, например, в Латвии. Послушайте заметку Михаила Бомбина из Риги...

Михаил Бомбин: В настоящий момент в так называемом рижском Московском доме (здание построено на российские деньги) проходит фотовыставка, посвященная 25-й годовщине со дня смерти Владимира Высоцкого. Рассказывает организатор выставки, член правления Общества русской культуры Валерий Блюменкранц...

Валерий Блюменкранц: Сегодня мы встречаемся с вами в Доме Москвы. Сюда приходят в большей мере те, кто Высоцкого помнят, русскоязычные, как принято у нас называть. Но отсюда выставка переезжает в Департамент интеграции. Создались самые благоприятные условия. В августе месяце мы будем показывать эту выставку с некоторыми добавлениями, изменениями там.

Михаил Бомбин: Думаете, латыши пойдут?

Валерий Блюменкранц: Я не то, что думаю, мы же начали говорить языком его песен, вот такой выставкой еще в январе-феврале месяце в галерее "Анна". Вы знаете, передо мной книга отзывов. Мне латыши говорили, что годы, которые были одинаково тяжелыми для них и для нас, одинаково страдали люди, так вот у латышей, как глоток живого воздуха, был голос Высоцкого. Так они мне говорят. Я зачитаю: "Видеть Высоцкого, читать о нем, слышать его... Думаю, что выставка и в нее вложенный труд уникальны. В нашей суровой действительности, когда мало кто думает о вечных ценностях, увидеть такое - это восхитительная возможность, и слова обычные и честные западают прямо в душу. Доктор Пайглэ, больница Гайлезерс". Вот тоже перевод с латышского: "Высоцкий был лучом солнца в годы мрака. Это была встреча с молодостью. Спасибо организаторам выставки! Вилма из Общества друзей природы". Я считаю, что в тех трудностях этнических, которые неизбежно переживает не только сейчас Латвия, кстати, язык культуры, в том числе то, о чем мы говорим сегодня, язык песен Высоцкого - это наиболее короткий, наиболее действенный путь к разрешению многих и многих проблем. Можно, конечно, идти на демонстрации, можно устраивать пикеты, но я считаю, что когда люди разных убеждений... Русские ведь тоже по-разному смотрят на происходящие события. Когда вместе с ними латыши приходят на подобные вещи, как сегодняшняя выставка, это делает, по-моему, гораздо больше.

XS
SM
MD
LG