Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парламентские выборы в Федеративной Республике Германия


[ Радио Свобода: Программы: Евразия: Европа ]
[17-09-05]

Парламентские выборы в Федеративной Республике Германия

ВедущийЕфим Фиштейн

Ефим Фиштейн: Воскресенье 18 сентября - день проведения парламентских выборов в Федеративной Республике Германия. Выборы досрочные, а, следовательно, от их исхода многое зависит - не только имя канцлера. Выборы имеют исключительное значение для всего Европейского Союза. Их результат во многом определить дальнейшее развитие всего объединения, нынче как бы стоящего на перепутье.

Нас, однако же, в первую очередь интересует влияние этих выборов на дальнейшее развитие российско-германских отношений. О том, что влияние выборов будет немаловажным, свидетельствует и тот факт, что в канун выборов состоялся визит в Германию российского президента Владимира Путина. Словом, нельзя сомневаться в том, что за ходом волеизъявления немцев будут с напряжением следить и в далеком Кремле. Вот и мы собираемся в ближайшие полчаса обсудить все варианты дальнейшего развития событий в таком составе: в Москве - Ирина Кобринская из Института мировой экономики и международных отношений РАН, в Германии - мюнхенский политолог Эйтан Финкельштейн и в Польше - варшавский журналист Ежи Редлих. И, разумеется, дорогими и желанными участниками обсуждения может быть вы, уважаемые слушатели, если позвоните к нам в студию.

Эйтан Финкельштейн, поясните нам для затравки, в чем главная интрига этих выборов?

Эйтан Финкельштейн: Собственно говоря, любые выборы - это само по себе интрига. Кандидаты интригуют друг против друга, а всем не терпится узнать, кто же, в конце концов, их выиграет.

Что касается завтрашних внеочередные парламентских выборов в Германии, то главную интригу, пожалуй, составили немецкие неофашисты. Дело в том, что в одном из округов города Дрезден (в 160 округе) в разгар избирательная кампании скончалась депутат от Неофашистской национал-демократической партии. Некая 40-летняя дама по фамилии Лоуренс с таким жаром и пылом клеймила на митинге демократов, эмигрантов и прочих врагов, что ее хватил удар. По немецкому закону в таком случае предусмотрен перенос выборов на две недели. Партия, потерявшая своего кандидата, имеет право выдвинуть нового на место умершего, внести его имя в избирательный бюллетень.

Но интрига не в том, что одним неофашистом стало меньше. Завтра к концу дня результаты выборов в целом по стране будут уже известны. При этом очень вероятный их исход - партии наберут примерно равное число голосов. Результаты же голосования в целом по стране не могут не повлиять на выбор 119 тысяч зарегистрированных в 160 округе избирателей. Так вот, интрига заключается в том, что может случиться, что окончательный исход выборов в Германии решит группа жителей бывшей ГДР, людей, ностальгирующих по прошлому и озабоченных не столько судьбами страны в целом, сколько своим положением граждан второго сорта. Вот, пожалуй, главная интрига.

Ефим Фиштейн: Ирина Яковлевна Кобринская, российско-германские отношения вроде бы называются знатоками самыми теплыми и дружественными за последние полвека. Неужели какой-то исход выборов им чем-то угрожает? Если - да, то чем?

Ирина Кобринская: Мне представляется, что все-таки не угрожает, потому что в основе российско-германских отношений лежат не субъективные, не личностные факторы, а факторы весьма солидные, фундаментальные. Хотя, безусловно, в свое время хорошие отношения Коля и Ельцина, а сейчас очень хорошие отношения Шредера и Путина дополнительно стимулируют это развитие. Если говорить о том, что фундаментально. Фундаментально, с моей точки зрения, понимание Европы. Для России это чрезвычайно ценно, а для Германии особенно. Сейчас, в такую смутную пору для развития Евросоюза тоже очень важно понимать, что Россия партнер, что Россия ни в коем случае не угроза, что Россия - ключевой, принципиальный и очень важный экономический партнер, что Россия не является никакой угрозой с точки зрения безопасности Германии. Мне кажется, что кто бы ни пришел, кто бы завтра не выиграл на выборах, принципиально здесь платформа не отличается в отношении России.

Есть общая проблема, потому что Россия сейчас не знает, как ей строить отношения с Евросоюзом (то ли продолжать развивать отношения с ее ключевыми странами Германией в первую очередь, то ли все-таки больше ориентироваться на Брюссель). Да, и Германия сейчас в такой некоей растерянности - как вести себя в отношении Украины, как строить отношения с новыми членами. В этом смысле, конечно, последний визит, во время которого был подписан договор о строительстве газопровода балтийского, который президент Польши назвал пактом Путин-Шредер, это показательно. Германия сейчас настроена на отстаивание собственных, национальных, государственных, экономических и прочих интересов. В этом она очень схожа с Россией. Я не думаю, что эти фундаментальные факторы (я не говорю о реформе ООН, потому что Россия поддерживала членство Германии в Совете Безопасности) не изменятся.

Ефим Фиштейн: Ежи Редлих, а как в Польше относятся к трем вероятным альтернативам развития в Германии: возникновение левоцентристского правительства, правоцентристского правительство или широкой коалиции? Что светит Польше при этих раскладах?

Ежи Редлих: Во-первых, я хочу напомнить, что сегодня 17 сентября - это 66-я годовщина нападения СССР на Польшу в 1939 году, которое было названо "ножом в спину". Это уже было тогда, когда немцы завоевали половину Польши. Это был именно результат секретного договора Риббентропа-Молотова. Это был новый раздел Польши. А поляками в настоящее время довольно плохо ассоциируется новый газовый договор России и Германии. Госпожа Кобринская уже упомянула, что Квасьневский назвал его пакетом Путина-Шредера. Вчерашняя газета "Коммерсантъ" просто назвала его современной репликой пакта Молотова-Риббетропа. Вот этот последний договор очень настораживает польское общественное мнение.

А теперь, как относиться к возможному исходу выборов в Германии. Многое свидетельствует о том, что если бы христианские демократы пришли к власти, то, так считают польские претенденты власти, потому что у нас тоже будут через неделю новые выборы, что легче было бы договориться. О том же заверяет и Меркель, которая недавно была в Польше. О том говорил и Шойбле, который высказался в польской печати. А если будет большая коалиция, о чем тоже говорится, то все зависит оттого, какое место, какое влияние в этой коалиции будет иметь именно нынешний канцлер Шредер. Если большое влияние, то, возможно, что на отношения с Польшей это повлияет не очень хорошо.

Ефим Фиштейн: Я обязан пояснить слушателям то, что вы назвали репликой пакта Молотова-Риббентропа. По-русски следовало бы сказать "новое издание пакта Молотова-Риббентропа". Давайте задумаемся, как реально накануне выборов выглядит политическая ситуация. Каково взаимоотношение сил, какова раскладка сил? Слово Юрию Векслеру из Берлина.

Юрий Векслер: Несколько недель назад социал-демократы, зацепившись за намерение возможного министра финансов в правительстве Ангелы Меркель Пауля Кирххофа, уничтожить основные лазейки в уводе доходов от налогообложения (Кирххоф даже составил список этих лазеек), разыграли защитников социальных завоеваний и улучшили свои позиции. Но в самый последний момент вдруг выплыл на поверхность другой список, приписанный министру финансов Айхелю, якобы запланировавшему в будущих бюджетах ежегодные сокращения на 30 миллиардов евро. Суммарно с 2006 по 2009 - на 120 миллиардов евро. Айхель отрицал как авторство списка статей экономии, так и вообще поручение такой список составить. Он говорил о не акционированной частной инициативе неизвестного сотрудника Министерства. Высокие чиновники министерства готовы подтвердить слова своего шефа под присягой.

Понятно, что на карте стояли не столько интересы самого Айхеля, сколько его шефа - канцлера Шредера. То, что Шредеру было крайне нежелательно накануне выборов оказаться на подозрении в том, что он только мягко стелет, понятно. Так называемый список Айхеля только в сфере здравоохранения и социальной защищенности подразумевает сокращения за четыре года на сумму 48 миллиардов евро. И как после этого обвинять Пауля Кирххофа и Ангелу Меркель в уничтожении социальных завоеваний?!

Все происходящее обнаруживает и частичную правоту лидера новых левых Оскара Лафонтена, говорившего на последнем ток-шоу о возможности формирования после выборов большой коалиции социал-демократов и христианских демократов, как о меньшем из зол.

Оскар Лафонтен: У нас уже была, собственно говоря, коалиция всех партий в течение многих лет. Эта коалиция вместе приняла важные решения. Это относится к ужесточению отношения к безработным, это относится к пакету реформ Агенда 2010. И теперь и те, и другие говорят: "Мы хотим продолжить в этом направлении". И те, и другие намерены идти дальше, сокращая зарплаты, называя это увеличением продолжительности рабочего времени без выплаты компенсаций. И те, и другие за сокращение размера пенсий, за сокращение социальных выплат. Вместе - и те и другие - снизили ставку налога для самых высокооплачиваемых. Эта политика провалилась. Поэтому нужна другая политика.

На вопрос, как вообще выйти из этой ситуации, мы отвечаем исходя из наших позиций. Если же посмотреть на программу черно-желтой коалиции христианских демократов и либералов, то в ней ясно говорится: мы хотим продолжить демонтаж социального государства, уменьшив защищенность от увольнений и ликвидировав обязательность тарифных соглашений. Для людей, интересы которых мы представляем, это худший вариант. И так как формирование большой коалиции становится согласно результатам опросов все вероятнее, то мы предпочли бы ее, потому что такая коалиция, в сравнении с черно-желтой, будет несколько меньше уничтожать социальные завоевания и права трудящихся.

Юрий Векслер: Говорил лидер новой левой партии Оскар Лафонтен.

Избиратели Германии перед трудным выбором. Более 30 процентов из них согласно последнему опросу до сих пор не решили за кого голосовать. Тот же опрос так оценивает расклад голосов уже определившихся избирателей: 41,7 процента - за ХДСХСС, 7 процентов - за либералов итого 48,7. За социал-демократов предположительно 32,9 процента, за зеленых - 7,2 процента, а за новую левую партию - 8,5 процентов. Эти 8,5 вместе с красно-зелеными составляют 48,6 процентов. 48,7 - с одной стороны, 48,6 - с другой. Патовая ситуация.

Размышления немецкого избирателя напоминают размышления тяжелобольного, решающего " у какого хирурга оперироваться", так как необходимость и неизбежность самой операции очевидна.

Ефим Фиштейн: Эйтан Финкельштейн, сможет ли реально коалиция правоцентристских партий, если она придет к власти, изменить экономическое и социальное положение Германии, характеризующееся долгосрочным застоем и напряжением, или воз останется там, где он нынче?

Эйтан Финкельштейн: Прежде всего, Ефим, разрешите ответить госпоже Кобринской на ее оптимистическое замечание о том, что российско-германские отношения не ухудшатся. Я с ней согласен. Они не ухудшатся, но они, пожалуй, отойдут на второй, а может быть и на третий план. Если к власти придет черно-желтая коалиция, то есть христианские демократы и либералы, то в Германии очень многое изменится. Госпожа Меркель, конечно, в первую очередь попытается улучшить отношения с США. Я напомню нашим слушателям, что только на торговле с США, Германия зарабатывает от 120 до 150 миллиардов долларов. Я имею в виду чистый доход, а не оборот. Это не идет ни в какое сравнение с торговлей с Россией. Конечно, госпожа Меркель уже говорила о том, что очень сильно изменятся европейские все схемы. Опять место России здесь очень неопределенное.

Что касается вашего вопроса, Ефим, то, я думаю, что у госпожи Меркель есть реальные возможности улучшить ситуацию, может быть не совсем коренным образом. Конечно, если ей удастся провести налоговую реформу в первую очередь, если ей удастся восстановить атомную энергетику, если ей удастся наладить отношения с США, то дело решительно изменится.

Ефим Фиштейн: Пора дать слово слушателю. Сергей Александрович из Московской области, мы слушаем вас.

Слушатель: К сожалению, я не очень хорошо знаю германское законодательство. Какова минимальная процентная явка, чтобы признать выборы состоявшимися? Как прогнозируется явка избирателей сегодня в пределах этих выборов?

Ефим Фиштейн: Спасибо, вопрос исключительно конкретный. На сегодняшний день, насколько мне известно, собирается явиться или заявило о своем намерении прийти на избирательные участки более 60 процентов избирателей. Но я попрошу Эйтана уточнить цифры.

Эйтан Финкельштейн: Явка должны быть больше 50 процентов. Но надо сказать, что в Германии избиратели очень активные. Правда, после воссоединения Германии эта активность несколько упала. На последних выборах приняли участие 74 процента избирателей, а явка доходила и до 88 процентов. Так что, проблем в этом отношении в Германии не существует. Народ здесь дисциплинированный, на выборы является в своем большинстве.

Ефим Фиштейн: Еще один слушатель дозвонился к нам. Илья Аронович из Москвы, слушаем вас.

Слушатель: Я бы предпочел, чтобы на мой вопрос ответил Ежи Редлих, потому что вопросы к нему. Как-то странно получается. Польское правительство говорит о необходимости независимости Польши от России в части топлива, но выходит из себя при намерении проложить балтийский газопровод. Это первый вопрос.

Второй вопрос. А как с ножом в спине Чехословакии со стороны Польши вместе с гитлеровской Германией? Значит, Польше это можно, а Советскому Союзу нельзя.

Ефим Фиштейн: Ежи Редлих поднимите перчатку.

Ежи Редлих: Да, я отвечу. Кто вам сказал, что можно? В Польше осуждается нападение на Чехословакию также как осуждается нападение Советского Союза на суверенную еще тогда страну Польшу. Не противопоставляйте одно другому.

Теперь насчет газопровода. Как известно, была построена первая ветка газопровода Ямал - Западная Европа, проходящая через Польшу. Была договоренность о том, чтобы построить вторую ветку этого газопровода. Но и по вине Польши, и по вине отчасти России, а главное "Газпрома", не дошло до этого строительства. Тогда Германия и Россия решили построить вот этот балтийский газопровод. Польша против этого, потому что это идет в обход и Польши, и Украины, и Белоруссии, и прибалтийских стран. Но, тем не менее, есть и такие голоса, что раз уже решено и этого нельзя будет отменить, чтобы Польша тоже подключилась к этому договору. Кроме того, польские предприятия, которые очень опытны в строительстве газопроводов, могли бы тоже участвовать в этом строительстве и заработать.

Ефим Фиштейн: Ирина Яковлевна Кобринская, до сих пор мы рассматривали российско-германские отношения в основном через народнохозяйственную призму. Возьмем политическую перспективу. Думается ли вам, что России своим предложением особых отношений превратить Германию в троянского коня в Евросоюзе?

Ирина Кобринская: Да, нет. Германия - один из заложителей Европейского Союза, именно поэтому в Германии есть проблемы, есть вопросы относительно того, как дальше развивать Евросоюз. Она по определению не может быть троянским конем. Как известно, определение троянского коня в Евросоюзе получила Польша. С моей точки зрения, в этом есть определенная доля истины. Польша пытается в Евросоюзе вести свою политику, отстаивая свои национальные интересы, на что у Польши есть все права.

Я не буду спорить с Ежи Редлихом. Очевидно, что в том, что не была проложена вторая ветка, господин Редлих сказал об этом. Для начала очень большая вина Польши. Польша по определению страшно политизирует эти экономические проблемы, выискивая в этом происки в попытке подчинить, лишить независимости, оказывая политический прессинг и так далее. С моей точки зрения, то, что сейчас было подписано - это простое решение, не самое дешевое решение, но, по крайней мере, в условиях нынешних оно, безусловно, газа никого не лишит. Россия не может не гнать этот газ.

Ефим Фиштейн: Предоставлю слово нашему слушателю Николаю из Москвы.

Слушатель: В России к политике современной Польши может быть очень разное. Одни радуются просчетам польского правительства, другие, кто связан с Польшей, так как я, могут только огорчаться политикой, которая просто не является адекватной, которая является шагом каких-то декларативных истерических жестов, рассчитанных, прежде всего, на внутриполитическое потребление, благодаря которым Польша теряет остатки авторитета и в России, и на Западе. Газопровод очень хороший пример. Вторая нитка ямальского газопровода не прошла через Польшу исключительно по польской вине, поскольку Польша хотела принудить Россию вести газопровод еще раз через Украину, таким образом, понимая долг перед появившимся другом. Обвиняя постоянно Россию, Польша, не имея возможности проводить политику диктата, постоянно декларирует именно такое совершенно смешное желание. Если Польша так озабочена тем, что газопровод по морскому дну дороже, чем был бы через Польшу, но сама же препятствовала проводить газопровод по своей территории. Может быть, она бы подумала, чтобы возместить разницу в стоимости России?

Ефим Фиштейн: Спасибо, Николай. Только я бы не стал делать слишком радикальные и поспешные выводы о том, что Польша теряет авторитет в глазах мировой общественности. Такое впечатление, мне кажется, гипертрофированным, да и немного ложным. Его, может быть, своим слушателям и зрителям навязывают российские средства массовой информации, мировые так не делают.

Ежи Редлих: Если по существу, то имеется в виду газопровод. Я сказал до этого, что и по вине Польши, и по вине России не дошло до строительства второй ветки этого газового провода. Потому что условия, которые выдвигались польской стороной, польским правительством, возможно, были неприемлемы для российской стороны. Но, тем не менее, можно было вернуться к переговорам. За то, что не вернулись, я виню и польское правительство, и российскую сторону.

Ефим Фиштейн: Ежи, дополнительный вопрос. Не только Германии, но и Польше предстоит сделать судьбоносный выбор, на носу парламентские и президентские выборы. Ваше мнение, новое правительство Польши будет проводить ту же политики или более мягкую, или более жесткую линию в отношении России?

Ежи Редлих: В том то и дело, что у нас, по-видимому, тоже изменится власть. Как показывают последние опросы, к власти придут правые - "Гражданская платформа" и "Право и справедливость". Эти партии будут править.

Что касается отношения к России. Я думаю, что тут может измениться в том смысле, что меньше будет таких улыбок, просьб как это было при Квасьневском. В Польше будет больше конкретных разговоров, конкретных переговоров, конкретных дел. Причем я должен заметить, что только в политике что-то не укладывается, есть крупные разногласия, а в области экономики дела идут неплохо, если не считать газовое хозяйство - товарооборот возрастает, и импорт из России и экспорт в Россию. Также и в культурном отношении. Я думаю, что очень хорошо здесь складываются отношения, о чем свидетельствуют хотя бы последняя книжная ярмарка, где Польша была главным героем.

Ефим Фиштейн: Ирина Яковлевна, в нашей программе сложился любопытный спор на тему российско-польских отношений, но предметом передачи являются российско-германские отношения. В прошлом реваншизм в Германии был постоянным советским пропагандистским жупелом, хотя на самом деле Германия была прочно схвачена обязательствами по Североатлантическому альянсу, американским присутствием. Нет ли в России опасений или понимания того, что работа на повышение статуса Германии может в какой-то момент разбудить германских бесов реванша? Ведь между Германией и Россией совсем не так все гладко. Существует масса исторических нерешенных проблем.

Ирина Кобринская: Вернусь все-таки чуть-чуть к Польше. Хочу напомнить. Очень острая реакция Польши сейчас на этот газопровод. Польша, действительно, виновата в том, что все это не было сделано раньше через ее территорию. Это нечто, что Польша преодолеет через 2-3 поколения. Я глубоко уверена (я была в Польше, я жила там в 1991 году), что страхи Польши основаны именно на том, что она не боится ни тогдашнего Советского Союза, ни сейчас России, ни Германии, она боится сговора. Именно поэтому снова зазвучало слово "пакет". Именно поэтому Польша - троянский конь. Она другим быть не может. Польша ориентирована на США.

И вот те изменения, о которых говорилось, которые могут быть в немецкой внешней политике, если изменится правящая коалиция, я бы не стала их противопоставлять. Меркель, Шойбле будут больше уделять внимание отношениям с США и пытаться их наладить после того кризиса, который возник во время иракской войны. Но я бы не стала противопоставлять здесь и строить какой-то треугольник, потому что я не вижу особых каких-то противоречий в налаживании Германией отношений с США и хороших отношениях Германии с Россией. То, что чуть ниже будут приоритеты - да, но я не вижу здесь новых каких-то реальных противоречий, которые бы сделали российско-германские отношения хуже.

Тот вопрос, который вы задали, чрезвычайно важен, чрезвычайно интересен. Все опросы общественного мнения в России показывают, что российская публика очень благорасположена к Германии, она очень благорасположена к немцам. Но те черные бесы, которые есть в Германии, это те же бесы, которые есть в России, это бесы, которые гуляют по всей Европе. Вот это бурление, вот этот всплеск настроений, направленный против пришельцев из другого мира (я имею в виду из третьего мира). Это новое, но, по сути, это фашистские настроения. Любой такой всплеск в европейской стране (я отношу Россию к европейской стране) вызывает волну, аналогичную в других. Это очень взаимосвязанные вещи. Мне кажется, что здесь как раз и Россия, и Германия, имея очень приличные политические и экономические отношения, должны вместе работать против того, чтобы эти бесы не стали реальной проблемой.

Ефим Фиштейн: Послушаем мнение нашего слушателя из Москвы, который представился как Гаяр.

Слушатель: У меня вопросы к польской и немецкой стороне. В 1984-1985 году велись сепаратные тайные переговоры между Хоннекером и Брежневым о передаче Кенигсберга Германии. Это связано с тем, что если Германия вернет эти территории, она на 80 лет будет обеспечена нефтью. Это Клондайк. Каково отношение двух немецких партий ХДС и Йошки Фишера к этому вопросу? Нельзя ли использовать такую огромнейшую денежную возможность как Германии, так и Польши для того, чтобы быть независимыми не только от арабского мира, но и России?

Сейчас вот Дания зарегистрировала новую возможность от нефти. Был изобретен такой состав, который полностью лишает нефтяные добывающие страны возможности влияния - есть альтернатива. Каков ответ немецкой и польской науки на это?

Ефим Фиштейн: Вопросы интригующие. Не вполне уверен в том, что такое историческое событие действительно имело место. Ежи, знают ли в Польше об этих переговорах? Каковы взгляды относительно возможности добычи нефти в районе нынешней Калининградской области?

Ежи Редлих: О переговорах кое-что знают, хотя это и не подтверждается документально. Во всяком случае, я не знаю такие документы, которые бы это подтверждали. Что касается добычи нефти, то ведутся разработки на шельфе Балтийского моря и ищут нефть и газ. Возможно, найдут его. Только я бы не связывал это обязательно с Калининградом.

Ефим Фиштейн: Эйтан, как относятся нынешние немцы в Калининградской области? Помнят ли о том, что это была Восточная Пруссия? Не хотели ли бы они снова ее, скажем, выкупить или путем каких-то переговоров присоединить?

Эйтан Финкельштейн: Вопрос о бывшем Кенигсберге, о Калининградской области снят в Германии с повестки дня раз и навсегда. Ни одно правительство, ни один лидер, кто бы им ни стал, никогда этот вопрос поднимать не станет.

Ефим Фиштейн: Спасибо. Ну что ж, подождем результатов выборов в Германии, благо ждать осталось недолго. На этом мы окончим дискуссионную часть передачи, попрощавшись и поблагодарив участников.

Но прежде чем окончательно выйти из темы, рассмотрим реакции стран, задетых упомянутой газовой сделкой века. И политики и эксперты заговорили не только об энергетической безопасности страны, но и об исторических ассоциациях. Рассказывает наш варшавский корреспондент Алексей Дзиковицкий.

Алексей Дзиковицкий: Контракт, подписанный в немецкой столице в присутствии Владимира Путина и Герхарда Шредера - это для Польши не только потеря значительных средств за транзит топлива через польскую территорию, но и серьезный удар по системе энергетической безопасности страны.

Герхард Шредер: Это не проект против кого-то, ни против прибалтийских стран, ни против Польши. Надо понимать, что немецкий канцлер поступает, прежде всего, в интересах своей страны.

Алексей Дзиковицкий: Заявил в Берлине Герхард Шредер.

В Варшаве никто не стал спорить с тем, что лидер любой страны должен заботиться, прежде всего, о гражданах этой страны. Однако и Польша и Германия - это члены Европейского Союза и именно таким вопросом: "Где же европейская солидарность?" чаще всего задаются в Варшаве, затем идет другой вопрос, не менее важный: "Что теперь делать?"

Януш Штайнхоф, бывший министр экономики Польши считает, что все могло бы быть по-другому - Варшава могла бы эффективно заблокировать планы Берлина и Москвы.

Януш Штайнхоф: Частично, мы оказались в такой ситуации по собственной воле, отказавшись от возможности поставок газа из Норвегии.

Алексей Дзиковицкий: Нынешнее посткоммунистическое правительство Польши заморозило переговоры, касательно строительства газопровода, по которому в Польшу мог бы поставляться норвежский газ. Газопровод также планировалось проложить по дну Балтийского моря, а это в значительной степени осложнило бы реализацию российско-немецкого проекта. Януш Штайнхоф, а также ряд других членов предыдущего, правого кабинета министров во главе с Ежи Бузком, считают, что посткоммунистичсекое правительство Лешка Миллера сделало все, чтобы не допустить до реализации так называемого "норвежского соглашения".

Политики партий "Гражданская платформа" и "Право и справедливость", которые в ближайшее время придут к власти, заявляют о намерении проверить, не было ли это сделано специально вопреки польским интересам.

Тем не менее, бывшие члены правительства Лешка Миллера не считают себя виноватыми, поскольку, по их словам, залежи газа в Норвегии исчерпаются в течение ближайших 20 лет. Говорит Влодзимеж Цимошевич, бывший министр иностранных дел в кабинете Миллера, а нынче спикер Сейма.

Влодзимеж Цимошевич: Строительство газопровода, который как будто бы обеспечит Польше энергетическую безопасность притом, что в Норвегии запасы газа иссякнут через 20 лет, это вопрос очень спорный.

Алексей Дзиковицкий: Спорным, однако, является и тезис о том, что газ в Норвегии закончится через 20 лет. По мнению ряда специалистов, открытие новых месторождений и новые технологии добычи газа позволят добывать голубое топливо в Норвегии еще многие десятилетия.

Тем не менее, факт остается фактом - российско-немецкое соглашение уже подписано. В Варшаве размышляют над тем, что делать дальше. Говорит мэр Варшавы и кандидат на пост президента от партии "Закон и справедливость" Лех Качыньский.

Лех Качыньский: Не думаю, чтобы правительство, которое будет сформировано при участии нашей партии и, возможно, президент от нашей партии, когда-либо согласятся, чтобы газопровод проходил через польскую экономическую зону в Балтийском море.

Алексей Дзиковицкий: Такая позиция Варшавы могла бы значительно затруднить осуществление польско-российского проекта. Кроме того, некоторые специалисты считают, что этот проект является нарушением норм Всемирной торговой организации, членом которой Польша уже является, а Россия хотела бы быть.

Роберт Амстердам: Строительство такого газопровода путем дискриминации и бойкота таких стран как Польша, это явное нарушение принципов, духа и Европейского союза и Всемирной торговой организации.

Алексей Дзиковицкий: Говорит специалист по международному праву Роберт Амстердам. По его словам, среди прочего, согласно требованиям ВТО, фирмы, контролируемые государством, должны вести себя на рынке, как коммерческие фирмы, а частная фирма выбрала бы значительно более дешевый проект строительства газопровода по суше, через территорию Польши, чем по морскому дну. Специалисты предлагают также немедленно возобновить переговоры с Норвегией, или присоединиться к Турции, Венгрии, Болгарии и Австрии, которые строят газопровод, по которому будут получать газ из Азии - Туркмении, Казахстана, Узбекистана и Азербайджана с возможностью подключения к газопроводам из арабских стран.

Политики партии "Гражданская платформа", наиболее вероятного победителя нынешних парламентских и президентских выборов в Польше, не теряют надежды, что новое, правое правительство Германии пересмотрит соглашение, подписанное своими предшественниками. Говорит кандидат на пост премьера от "Гражданской платформы" Ян Рокита.

Ян Рокита: Я очень рассчитываю на то, что правдивость многочисленных деклараций госпожи Меркель о том, что восточная политика Германии изменится, можно будет проверить на примере газопровода.

Ефим Фиштейн: Той же российско-германской сделкой задеты государства Балтии. Их реакция сильно смахивает на польскую. Рассказывает наш рижский корреспондент Михаил Бомбин.

Михаил Бомбин: Российско-германское соглашение о строительстве нового газопровода по дну Балтийского моря в обход Польши и трех балтийских государств вызвало резко негативную реакцию руководства Латвии. Свои критические замечания по этому поводу высказали и президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга и глава правительства Айгер Калвитис. Осуществление проекта больно ударит по латвийской экономике.

Новым пактом Молотова-Риббентропа назвал подписанный Герхардом Шредером и Владимиром Путиным договор о строительстве северо-западного газопровода депутат сейма Юрис Добелис.

Юрис Добелис: Россия поступила так, как она захотела. Россия способна жертвовать экономически, чтобы как-нибудь себя выразить политически. Что касается Германии, то здесь другой разговор. Это напоминает 1939 год - Молотова и Риббентропа. Потому что Германия - одна из наиболее активных государств в Евросоюзе. Так, где же общая концепция в отношении энергетики и вообще экономики Евросоюза? Получается, что Германия думает не об Евросоюзе, а о себе. Очень обидно. Есть кончик одеяла, так давай тяни на себя, несмотря ни на что.

Михаил Бомбин: По мнению же министра сообщений Айнара Шлесерса, позиция Германии в отношении стран-участниц Евросоюза дает Латвии повод впредь более критически оценивать рекомендации ЕС и активнее отстаивать собственные интересы.

Айнар Шлесерс: Это показывает то, что все-таки большие государства, в первую очередь, отстаивают свои интересы. Для нас, для Латвии, придется бороться самим за свою позицию в мировой экономике. Я думаю, что мы просто будем намного жестче выступать за свои интересы, будем более агрессивны, чтобы достигнуть этих целей.

Михаил Бомбин: Вы имеете в виду рекомендации Евросоюза, которые не всегда удобны для Латвии?

Айнар Шлесерс: Да. Будем спорить, будем отстаивать свои интересы. Не будем, как говорится, беспрекословно соглашаться со всеми высказываниями представителей Евросоюза. Я думаю, это будет правильная политика. Я это поддерживаю.

Ефим Фиштейн: Датские специалисты в области генной инженерии создали растение, способное сыграть решающую роль в борьбе с использованием противопехотных мин. Живой индикатор меняет цвет, когда корни его касаются взрывчатки. Из Копенгагена Сергей Джанян.

Сергей Джанян: Послуживший прототипом изобретению сорняк арбидопсис хорошо известен в ученом мире, прежде всего, своим быстрым ростом. Именно благодаря этому качеству невзрачным на вид сорняком в свое время заинтересовались космобиологи. Арбидопсис стал первым представителем земной флоры, давшим плоды на орбите. Выведенное же скандинавскими селекционерами растение - результат трехлетнего сотрудничества биотехнологической фирмы "Ареса" и лабораторией Копенгагенского университета.

Генетически модифицированный арбидопсис еще не проходил тестирование в полевых условиях. Не разработан его и окончательный товарный вариант. Однако датским ученым удалось добиться главного - растение чутко реагирует на присутствие в почве даже малого количества взрывчатых веществ. Зарытая в земле мина со временем начинает выделять в почву нитрагин диоксид, а именно к нему чувствителен искусственный арбидопсис, генетически перестроенный таким образом, что листья его меняют свой цвет с зеленого на красный в непосредственной близости от зон залегания подземного оружия.

На весь цикл - от посадки до вызревания семян - арбидопсису требуется от 4 до 8 недель, а произрастать новый сорняк способен в большинстве климатических зон. Противники же генной манипуляции в случае с арбидопсисом лишены своих традиционных аргументов. Растение не может распространяться без помощи человека, поскольку способность к размножению у него отсутствует. Техника засева растительного миноискателя вполне классическая. Планируется, что большие по размеру минные поля станут обрабатывать арбидопсисом с помощью сельскохозяйственной авиации, а на небольших участках необходимо будет прокладывать обезвреженные от мин проходы с тем, чтобы разбрасывать затем семена с сеялки.

Международный Красный Крест и организации, выступающие за запрещение противопехотных мин, связывают с проектом датских биологов большие надежды. Генетически модифицированная сапер-трава может оказаться по истине революционным изобретением в борьбе с более чем со 100 миллионами единиц грозного оружия, уносящего ежегодно жизни до 20 тысяч человек. Тем не менее, авторы проекта считают, что растительный миноискатель необходимо применять, комбинируя его для надежности с традиционными способами поиска.

По существующей ныне практике минные поля проверяются дважды, причем различными методами. Надо сказать, что в непростом деле выявления минных захоронений предлагалось немало нового - танки, ведущие прицельную стрельбу по минным полям, искусственные анализаторы запаха или даже такие экзотические средства, как пожирающие взрывчатку черные крысы. Однако специалисты сходятся во мнении, что у метода датских биоинженеров весьма перспективное будущее. Он намного дешевле и рациональный.

Ефим Фиштейн: В Испании издана биография выдающегося российского инженера, изобретателя и государственного деятеля Августина Бетанкура. В предисловии к книге говорится, что Бетанкур испанец, который сделал для России больше, чем кто-либо иной из его соотечественников. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: В Россию Августин Бетанкур приехал в 1808 году уже будучи известным инженером и ученым. Пригласил его лично император Александр I. На русскую службу Бетанкур был принят в чине генерал-майора и причислен к ведомству путей сообщения. Монарх не ошибся в выборе.

Испанец, как только появился в России, развил необычайно бурную деятельность. Он разработал проект реконструкции Вышневолотской, Тихвинской и Мариининской водных систем. Затем взялся за модернизацию тульского оружейного завода. Производство здесь было оснащено паровым двигателем и станками его собственной конструкции. По проекту Бетанкура на ижорском заводе в Питере была построена землечерпалка для очистки и углубления акватории Кронштадта. По его же чертежам был построен литейно-пушечный завод в Казани. В Петербурге Бетанкур соорудил здание так называемой экспедиции заготовления государственных бумаг.

О значении работа Бетанкура говорила на представлении книги о нем министр культуры Испании Кармен Кальво.

Кармен Кальво: Хочу подчеркнуть значение его работ. Они принадлежат истории двух стран - Испании и России. Это выдающиеся изобретения, которые долгое время служили людям. Крайне важны и его теоретические работы, опубликованные в разных странах на разных языках. Идеи и разработки выдающегося ученого и инженера актуальны и по сей день.

Виктор Черецкий: По проектам испанского инженера было возведено несколько мостов, как на московском тракте, так и в самой Северной столице. Он спроектировал уникальную для того времени крышу для московского манежа без промежуточных опор. Бетанкур руководил также и технической частью строительства Исаакиевского собора в Петербурге. Он, в частности, спроектировал ряд механизмов для подъема монолитных колонн.

Любопытно, что испанец был и организатором инженерного образования в России. По его настоянию в 1810 году был открыт институт корпуса инженеров путей сообщения. Впоследствии, по его же инициативе, были созданы военно-строительная и кондукторская школы, готовившие специалистов для ведомства путей сообщения. В 1816 году Бетанкур организовал и возглавил так называемый Комитет для строений и гидравлических работ в Петербурге, на который возлагалось рассмотрение чертежей всех зданий, возводимых в столице.

Осенью 1816 года испанский инженер был назначен председателем Комитета по переносу Макарьевской ярмарки в Нижний Новгород. Он лично определил место для строительства ярмарочного комплекса на стрелке при впадении Оки в Волгу, разработал общий проект комплекса и наплавного моста через Оку. Позднее Бетанкур участвовал в проектировании и строительстве первого в России шоссе Петербург-Новгород-Москва. В 1819-1824 годах он занимал высокий государственный пост - был директором Главного управления путей сообщения.

Августин Бетанкур скончался 14 июля1824 года. Он похоронен в Александро-Невской лавре.

XS
SM
MD
LG