Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

<a href="/programs/desc_russia.asp#cor">Корреспондентский час</a>


[ Радио Свобода: Программы: Россия: Корреспондентский час ]
[11-06-05]

В эфире Сыктывкар. Николай Зюзев:

Воспитатель воркутинской школы-интерната номер 2 Ольга Зуева вскоре предстанет перед судом. До этого ее уже дважды увольняли с работы, дважды же против нее открывали уголовное дело. А все началось с того, что в 1994 году она задала директору школы-интерната неосторожный вопрос.

Рассказывает.

Предыстория этого вопроса такова. В 1994 году, когда в России уже прошла ваучеризация, часть приватизационных чеков осталась невостребованной. Что с ними делать? В Республике Коми поступили благородно - их решили отдать сиротам, которые воспитывались в местных интернатах. Это оказался тот самый случай, когда "сиротская доля" оказалась на зависть всем. Детям перепало не по одному, а сразу по двадцать ваучеров. Разумеется, несовершеннолетним их на руки не выдавали. Вместо них ценные бумаги получали директора детских домов и интернатов. Распорядились они ими по-разному: в зависимости от собственного разумения, расторопности и удачи, разумеется. Большая часть вложенного пропала вместе с мошенническими приватизационными фондами и обанкротившимися предприятиями. Тем не менее Ольга Зуева все же решила уточнить судьбу сиротских акций.

Ответили, что деньги пропали.

Нет, чтобы поверить. Но воспитатель обратилась к депутатам, правозащитникам, журналистам.

"Вы еще не знаете, во что вы влезли и что вас ждет".

И картина стала проясняться. Оказалось, что детские ваучеры совсем не пропали, они были размещены на редкость удачно в акции "Газпрома". Что это значит? По сегодняшнему курсу одна акция "Газпрома" - это примерно восемьдесят рублей. На один ваучер полагается тысяча двести акция - то есть, 96 тысяч рублей. На одного ребенка было выделено 20 ваучеров - итого почти 2 миллиона рублей.

По всей России юноши и девушки, покидая стены детского дома или интерната, уходят как правило в никуда. Мало кого из них ждет крыша над головой и материальная поддержка. А в Воркуте у выпускника интерната - акций на два миллиона (!) рублей. Для сироты - это целое будущее. На эти средства можно купить и приличную квартиру, и даже отложить денег на дальнейшую учебу. Но это в принципе. Потому что никаких ценных бумаг в интернате не было.

Оказалось, что в 1994 году все поступившие на сирот акции директор интерната Анна Василько оформила на себя. Спустя два месяца она покинула Воркуту и поселилась в Подмосковье. Ее нашли и потребовали расчета. В январе 2002 года она приехала в Воркуту и привезла деньги. Но это были лишь дивиденды за несколько лет - по 9 тысяч рублей и то лишь половине детей, которым она задолжала. Впрочем, она пообещала приехать вновь и на это раз привезти все, в том числе и переоформленные на детей акции. Но больше ее в Воркуте не видели.

Тогда Ольга Зуева вместе с одним из пострадавших выпускников обратилась в милицию. Однако после проверки ей сообщили, что фактов хищения или незаконного присвоения ваучеров не обнаружено, и уголовное дело возбуждаться не будет. Вместе с тем на ее запрос из финансовых органов ответили, что Анна Василько по-прежнему является держателем 666 тысяч акций "Газпрома". Между тем Ольга Николаевна постепенно начинала понимать, во что же она действительно "впуталась".

Говорит об общей сумме этих ваучеров в Воркуте.

И лишь в одном из детских учреждений заполярного города вопрос решился как должно. Бывший директор школы-интерната №1 Татьяна Емец, которая уже четыре года жила в Белгороде, весной 2003 года переоформила акции "Газпрома" со своего счета на счета выпускников. С Анной Василько воспитанникам школы-интерната номер 2 пришлось судиться. И только тогда бывший директор начала с ними рассчитываться.

Тем временем появились новые претенденты на сиротские деньги.

Рассказывает, как у девочки отняли половину сумму.

Девочке пришлось отдать другие 900 тысяч - чтобы ее никто "не трогал". И не ей одной - криминальные круги не могли пройти мимо таких денег, обманом или запугиванием отнимая "свою долю". В общем, детей грабили практически все, кто мог.

Ольга Зуева продолжает защищать интересы сирот, при этом она вынуждена защищать и себя: дважды после незаконного увольнения ее восстанавливал на работе суд, уголовные дела против нее рассыпались. Зато остались расшатанные нервы и болезни. И все же...

Говорит, что рада, что так все обернулось - люди ей благодарны.

В августе на суде она вновь встретиться с бывшим директором Анной Василько: та считает себя оскорбленной и будет защищать свою честь и достоинство.

В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев:

На поля, усеянными неразорвавшимися снарядами, молодую женщину Аюну Торшинаеву выгнала бедность. Бывшая доярка потеряла работу, когда ее ферма закрылась. А дома Аюну ждут только две дочки, дошкольница и старшеклассница. Поэтому жительница Селенгинского района Бурятии примкнула к сборщикам металлолома на территории артиллерийских складов вблизи поселка Гусиное Озеро.

Первый поход за цветным металлом, кусками мин и снарядов, принес тысячу рублей, второй - 700. Третий закончился трагически.

30-летняя жительница Цайдам получила тяжелое ранение руки и осколочное ранение в живот

Торшинаева: Село Гусиное озеро в 7 часов начала копать. И там нашла какую-то штуку, и она у меня прямо на руке взорвалась. Там поблизости были мужчины, каждый день тоже там ходят

Александр Мальцев: По мнению врачей, Аюна родилась в рубашке, все могло быть намного хуже.

Однако, как сказала врач гусиноозерской больницы Алла Федурина, Торшинаева останется инвалидом

Алла Федурина: По поводу правой кисти - мы беспокоимся, как там будет оставшиеся три пальца.

Александр Мальцев: На опасную территорию пытаются проникнуть всеми возможными способами, в том числе давая взятки часовым.

Торшинаева: Сперва там было по сто рублей. А сейчас не плОтим. Когда начнут гонять - убегаешь. Иногда закроют да отпустят. Плотят они. Мужиков -то держат 2 часа, а женщин сразу отпускают.

Александр Мальцев: Многие местные жители и даже приезжие промышляют цветным металлом на территории вблизи поселка Гусиное озера. Она нашпигована опасными предметами после взрывов на артиллерийских складах министерства обороны. Артсклады Сибирского военного округа загорелись 20 июля 2001 года от прямого попадания молнии. Взрывы от разлетающихся на 10-15 километров снарядов уничтожили или повредили несколько десятков жилых домов. В тот день 2 мирных жителя погибло, одна бабушка скончалась от страха, у нее отказало сердце. За последующие годы вблизи поселка было собрано около 24 тысяч ракет, мин и снарядов.

В тех пор более 30 жителей Бурятии пострадали при взрывах боеприпасов, которые они собирали в качестве металлолома, и применения оружия часовыми. 6 человек, включая двух подростков, погибли.

Собиратели металла несут фрагменты снарядов на многочисленные пункты приема, которые открылись в поселке. За килограмм можно выручить около 30 рублей. Руководитель общественной организации "Бурятское региональное объединение по Байкалу" Владимир Белоголовов, который побывал в Гусином озере, сказал мне в

иноверью, что в поселке случаются поразительные вещи. С одной стороны, там даже появились относительно зажиточные люди, покупающие на доход от металлолома дубленки и автомашины. С другой стороны, наживы ради родители идут на невероятные поступки

Владимир Белоголовов: Там взорвалось, по некоторым сведениям, 11 тысяч условных вагонов боеприпасов, причем вывозили часть из Монголии, которые копились там с первой мировой войны. Причем такое разнообразие, что на рынке цветных металлов появилась очень большая номенклатура, широкий прилавок, но он кровью окроплен тех людей, которые там взрываются. Местные жители, которые фактически там собирают снаряды, чтобы минимизировать свои уголовные риски, они детей своих посылают на это дело. В России не было такого, что семья зарабатывает тем, посылает на риск гибели своих детей, чтобы заработать на жизнь и избежать уголовной ответственности.

Здесь психолога нужно или психиатра

Александр Мальцев: Несчастные случаи будут продолжаться, пока военные не закончат разминирование территории

Ситуацию прокомментировал заместитель районного прокурора межрайонной прокуратуры Савел Алексеев.

Савел Алексеев: В прошлом году этим занималась целая военная часть, по разминированию этих складов. Но эта часть расформировалась, выехала отсюда. По бумагам прошло, что они якобы все разминировали. После этого пошли взрывы, несчастные случаи и так далее

Александр Мальцев: По требованию властей Бурятии военные отказались от своих планов свернуть работы по обезвреживанию территории.

Сейчас на полигоне работают саперы сибирского военного округа. Сколько лет может продолжиться разминирование, сказать никто не может. Между тем качество жизни большинства местного населения серьезно ухудшилась. И степень и размер этого подсчитать непросто. Даже компенсации за прямой ущерб от взрывов получили не все. А ущерб от того, что снарядами нашпигованы пастбища и леса, а люди стали чаще болеть, по неизвестным причинам, подозревая химическое последствия взрывов, подсчитать вообще пока нельзя - не было прецедентов, в стране не выработаны необходимые механизмы.

Помочь местным жителям взялась общественная организация "Бурятское региональное объединение по Байкалу". Проект под названием "Гусиное Озеро - долгое эхо холодной войны" поддержало Агентство международного развития США в рамках Развития Третьего Сектора и Межрегиональный общественный фонд" "Сибирский центр поддержки общественных инициатив". В перспективе "зеленые" хотят помочь определить механизм компенсации за понесенный ущерб каждому, при необходимости обращаясь и в Страсбургский суд. Чтобы доказать ущерб и получить первые документально подтвержденные данные о загрязнении и воздействии взрыва на здоровье населения, экологи организовали независимые исследования с помощью специалистов

Первый этап проекта закончен, сказал мне Владимир Белоголовов

Владимир Белоголовов: Первое, что мы сделали - мы решили уточнить информацию, которой располагали - для этого мы выехали в Гусиное озеро в четыре группы. И, в частности, группа по оценке загрязнения, сразу выяснила, что радиационного загрязнения, на которое вынуждены грешить жители Гусиного озера, которые болеют - да, радиационного загрязнения нет. Да, мы еще не получили результаты по нитратам и по ртути.

Когда получим, мы людям скажем, что не в этом причина вашей болезни, а что-то другое. Конец записи

Александр Мальцев: Сейчас БРО по Байкалу планирует второй этап, в ходе которого хочет помочь местным жителям для себя определить, как им жить дальше:

Владимир Белоголовов: Он заключается в том, что мы постараемся сделать 100% опрос населения о возможных некомпенсированных ущербах, но по типам ущерба - здоровью, имуществу, моральный ущерб и ресурсам развития, то есть территории, которой они кормятся. То есть покосы, дикоросы, пчелы и так далее. Это очень важно, потому что взрывы фактически продолжаются, правда, уже военными. Утилизируют собранные снаряды, и химическая нагрузка остается здесь, она наверняка может отравить весь ландшафт, а это v долговременные ресурсы населения. Вторая задача - это провести анкетирование и выяснить у людей, причем желательно тоже опросить всех, что они считают плохим в ситуации, что- хорошим. А главное - какие они предлагают конструктивные решения по развитию территории их села в будущем.. Конец записи

Александр Мальцев: Большое внимание планируется уделить планам разработки механизма взыскания материальных убытков при повторении похожих ситуаций. Ведь в Бурятии несколько арсеналов находятся вблизи населенных пунктов. Один крупный склад - прямо в черте столицы республики.

В эфире Буденновск, Лада Леденева:

В минувшее воскресенье в Буденновске открыли церковь. Новый храм "Воскресения словущего" сделали похожим на храм Христа Спасителя в Москве-говорят, даже строили по тем же чертежам, только гораздо меньших размеров. На входе в церковь выбита надпись: "невинно убиенным жителям Буденновска летом 1995 года". Освящение храма планировали приурочить к 10-летию гибели людей в дни нападения на город группировки Шамиля Басаева. Освятить по-каким-причинам не успели, но уже 12 июня отслужили первую поминальную литургию.

Рядовой милиции Александр Ищенко был одним из первых, кто попал под пули нападавших, защищая здание местного РОВД

14 июня 1995 года группировка Басаева захватила в заложники около 1800 человек, согнав всех в здание местной больницы. Через неделю переговоров с тогдашним премьером Виктором Черномырдиным нападавшие погрузили часть заложников в автобусы и беспрепятственно проследовали в Чечню. По официальным данным, в те дни погибли 144 жителя Буденновска, ранения получили 450 человек. Говорит глава города Николай Ляшенко

По мнению жителей города, погибших было намного больше: власти намеренно занижают их настоящее количество.

По официальной версии, нападение на город было внезапным и произошло около полудня 14 июня. Буденновцы утверждают, что о готовящемся теракте было известно заранее, и еще 13-го в городе видели вооруженных людей.

Эта женщина 6 суток провела в захваченной басаевцами больнице и чудом сталась жива. В результате, государство выплатило ей 600 рублей компенсации-по 100 рублей за каждый день кошмара.

В 10-ю годовщину трагедии в новом храме рыдали колокола, то напоминая материнский плач, то рассыпаясь скупыми мужскими слезами.

А над куполами с ревом кружили два истребителя-в память о погибших в те дни вертолетчиках местного десантного полка.

За прошедшие годы событиям тех дней дано множество противоречивых оценок. Однако, в дни годовщины трагедии на митингах в Буденновске не звучало обличительных речей в адрес властей, не сумевших защитить город от чудовищного кровопролития. Мирный город поминал погибших молитвами, крестным ходом, цветами, свечами и минутой молчания. О днях трагедии рассказывали своим детям -тем, кто родился в захваченной больнице и тем, кто увидел свет позднее. Чтобы помнили.

XS
SM
MD
LG