Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

<a href="/programs/desc_russia.asp#cor">Корреспондентский час</a>


[ Радио Свобода: Программы: Россия: Корреспондентский час ]
[02-07-05]
В этом выпуске:

В эфире Самара, Сергей Хазов: "Что за красота - оно голубое от преломления лучей в этой светлой серной воде. Но еще краше сама степь, и лес, и ковыль - вот где роскошь!" - так писал в июне 1848 года в своем письме к родителям писатель Сергей Аксаков о Голубом озере, что в селе Старое Якушкино, Сергиевского района Самарской области. Голубым озеро называют не случайно: вода в нем голубая, по химическому составу напоминает морскую и славится целебными свойствами. Ученые-биологи объясняют это повышенным содер-жанием сероводорода. Последние десять лет Голубое озеро было заброшено. Власти не обращали внимание на уникальный памятник природы. Возродить озеро решили самарские дайверы из отряда "Морские котики". Третий год, 5 июня, в День защиты водоемов, дайверы при поддержке местных жителей очищают озеро от мусора. Рассказывает Сергей Крутоголов.

Сергей Крутоголов: Это действительно, жемчужина, и ее надо сохранять. Такой водоем один в области. И вообщем, я не побоюсь сказать - в России таких немного.

Сергей Хазов: Очистка озера - сложное мероприятие, - поделилась Татьяна Славук.

Татьяна Славук: В первую очередь, нужно убрать территорию вокруг озера, самое главное. И в озере убрать тину, которая вокруг озера. Она разлагается трава, преет и потихонечку опускается на дно. Засоряет и заиливает его. Красота уходит.

Сергей Хазов: В акции по очистке Голубого озера принимал участие турист из Голландии Потич Горан. Он был удивлен заброшенным состоянием уникального озера.

Потич Горан: Очень грязно здесь. Это именно жалко. Это такое великолепное озеро, но столько мусора - не понимаю, почему.

Сергей Хазов: В этом году дайверы собрали со дна озера столько мусора, что для того, чтобы отвезти его на свалку, понадобилось два грузовых автомобиля. Печально, местные жители не хотят сле-дить за чистотой уникального озера, - рассказала одна из немногих участвовавших в очистке озера жительниц Сергиевского района, Елена Миронова.

Елена Миронова: Каждое утро я выхожу гулять и я вижу каждый раз там мусор. Все вот они очистят, приведут в порядок, и через какое-то время это опять все. Этот парадокс я не могу понять. Мусо-рят со страшной силой. Почему - не знаю. Это какая-то ментальность самарская. Если бы я жила около этого озера, может быть, я бы организовала какую-то группу, которая бы извлекла пользу от этого озера. Сделала бы на коммерческой основе. И тогда была бы чистота. Потому что даже кусочек если коммерческий, допустим, аптека или что-то: посмотрите, какой там тротуар ухоженный. То есть, там, где присутствует элемент личной заинтересованности.

Сергей Хазов: После того, как озеро было очищено от грязи и мусора, его было трудно узнать. Продолжает дайвер Дмитрий Курунов.

Дмитрий Курунов: Вода очень схожа с морской по видимости. То есть, здесь со дна прекрасно видно и деревья, и берег, и мостки, и солнце, и облака. Можно перевернуться на спину, и спокойно с во-ды рассматривать поверхность.

Сергей Хазов: Однако самарские дайверы боятся, что чистым уникальное Голубое озеро останется недолго. В прошлом веке Голубое озеро было около сорока метров в глубину, и шестнадцать - в диаметре. Сейчас озеро обмельчало - глубина семнадцать, диаметр - двадцать пять метров. Дайверы из клуба "Морские котики" намерены взять шефство над уникальным озером, чтобы не допус-тить его обмельчания и гибели. Говорит дайвер Валерий Егоров.

Валерий Егоров: Мне кажется, что люди, которые живут там - мусорят они. Кто приезжает туда, и распивает там спиртные напитки. А потом в пьяном виде все оставляет - сами жители этой местно-сти. Значит, они не чувствуют себя хозяевами этого озера, они никак не чувствуют себя причастными к тому, что происходит вокруг. И ведут себя как чужаки, как временщики. Нет чувства того, что ты как-то связан с этой землей, с этим конкретным озером, с этим кон-кретным лесом. Ну вот, только через такие инициативы остается только надеяться, что к таким акциям будут привлечены не только люди, которые собираются, приезжают куда-то и что-то делают. Что само по себе очень благородно. Но и те, кто проживает в этой местности. Которые непосредственно должны быть заинтересованы, что если эти люди возьмут в свои руки охрану этого озера и его содержание в приличном состоянии, то тогда у него есть шанс ос-таваться чистым и дальше. На разовых акциях это не вытащишь.

***

Наталья Сыромятникова: Вот все полочки были, свитера детские, штанишки. Вот стоит холодильник - "Стинол" был. И книги ценные, и вещи ценные. Все ценное. Я вот шестьдесят лет мне, все, что я нажила за свои шестьдесят лет - я осталась голая, я осталась ни с чем.

Сергей Хазов: Жительница дома номер 47 по улице Буянова в Самаре, Наталья Сыромятникова рассказывает о последствиях пожара, случившемся 23 мая. Жильцы дома уехали на дачу, а приехав утром, увидели пепелище. Продолжает сосед Натальи Сыромятниковой по дому, Михаил Господкин.

Михаил Господкин: Это поджог. Официально экспертиза доказала, что это поджог. Сорок девятый дом подожгли, а наш пострадал. Пожарная инспекция составила протокол, акт - пожар, облито бензином.

Сергей Хазов: Кроме сорок седьмого дома, на улице Буянова сгорел и соседний, под номером 45. Он был уже без жильцов - их расселила строительная фирма, получившая разрешение возвести на месте старых домов многоэтажное здание. Дом, в котором проживали семьи Сыромятниковых и Господкиных был приватизирован. Наталья Сыромятникова рассказала, что она вместе с соседом не согласилась на предложение строительной фирмы съехать из своего деревянного дома в благоустроенную квартиру. По версии Натальи, это и стало главной причиной поджога их дома.

Наталья Сыромятникова: В ночь, в два, в третьем часу ночи сгорел у нас. Кошки сгорели. Ой, не знаю, что и делать.

Михаил Господкин: В чем было - в чем на дачу уехали, в тем и приехали.

Наталья Сыромятникова: А я как вот была, в халате.

Михаил Господкин: Все вещи, вся мебель, все сгорело.

Сергей Хазов: Продолжает одна из жительниц улицы Буянова, Елена, просившая не называть свою фамилию. Женщина боится, что и ее дом могут поджечь.

Елена: Вот на месте этого дома были дома. Тоже подожгли. Им конкретно подошли и сказали, - вы не выселитесь, мы вас сожжем. И ночью подожгли. Это все делается ночью.

Сергей Хазов: После пожара люди попытались обратиться в районную администрацию с просьбой предоставить им временное жилье. Однако чиновники под разными предлогами отказались это сделать.

Наталья Сыромятникова: И никто - ни администрация к нам не приехала, никто абсолютно. Как будто мы вообще не люди.

Сергей Хазов: Второй месяц люди живут, в прямом смысле, на пепелище. Питаются погорельцы под самодельным навесом, наспех сколоченным из листов фанеры. В стол превратилась картонная коробка из-под телевизора. В семьях есть дети, и вполне возможно, что готовить уроки школьники будут под открытым небом, - поделился Михаил Господкин.

Михаил Господкин: Вот экспресс-диван. Холодильник, вон, - кирпичами заваленный. Вот - стиральная машина. Вот здесь вот телевизора остатки лежат. Это стол обеденный раздвижной. Сидим вот, обедаем, едим.

Сергей Хазов: Продолжает Наталья Сыромятникова.

Наталья Сыромятникова: Я вот целый день здесь. Вечером на дачу уезжаю. Утром приезжаю.

Сергей Хазов: Ночами погорельцы дежурят у останков своего дома - опасаются новых поджогов. Днем люди тоже стараются не оставлять без присмотра территорию у дома - боятся, что строители могут самовольно захватить землю. Несмотря на трудности, жители намерены построить новый дом на месте сгоревшего. Тем более что земля принадлежит людям по закону и продавать ее строительной фирме они не намерены, - рассказал Михаил Господкин.

Михаил Господкин: Делали запрос в Департамент по строительству. Будем восстанавливать, если нас не хотят расселять. Будем строить.

XS
SM
MD
LG