Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

<a href="/programs/desc_russia.asp#cor">Корреспондентский час</a>


[ Радио Свобода: Программы: Россия: Корреспондентский час ]
[03-12-05]

Владимир Абарбанель: Кто поможет самарской молодежи отказаться от наркотиков? Почему в Казани запретили показывать документальный фильм о лечении наркоманов? Челябинские подростки между школой и подворотней. Граждане Омска требуют проверки коммунальных тарифов. Место знакомства - абаканский каток. Кисловодск: почему закрыли музей филармонии? Обнинск: должны ли тренеры спортивного лицея работать бесплатно? Псков: бывшие заключенные ищут работу. Нижний Новгород: ночные костры у входа в поликлинику. Подольск: Григорий Саамов одинаково любит и Грузию, и Россию.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

В международный день борьбы со СПИДом 1 декабря врачи Самарского областного центра Анти-СПИД обнародовали печальную статистику. По информации главного врача центра, Андрея Быкова, сегодня в Самарской области ВИЧ-инфекцией больны более 25 тысяч человек. Больше всего среди них жителей Тольятти - 10 тысяч, и Самары - 9 тысяч человек. По числу больных вирусом иммунодефицита Самарская область сегодня находится на втором месте в России. Опасная инфекция по-прежнему наиболее распространена среди людей, употребляющих наркотики. Восемьдесят процентов ВИЧ-инфицированных - самарская молодежь в возрасте от 16 до 22 лет. Родители видят причину в повальном увлечении молодежи наркотиками, говорит Елена Максимова.

Елена Максимова: Если есть спрос, то есть и предложение. Сейчас молодежи, увлеченной наркотиками, становится все больше, соответственно, они и распространяются шире. Вседозволенность, нет никаких явных ограничений. Он может себе позволить. Альтернативы более мощной просто нет. У меня ребенку 14 лет. Отношение его к наркотикам пока негативное. А вот что дальше будет, я не знаю.

Сергей Хазов: В школе регулярно устраиваются антинаркотические акции, но они неэффективны, признается Елена Максимова.

Елена Максимова: Насчет эффективности затрудняюсь, но, тем не менее, заявить об этом протесте нужно, более шире пропагандировать о вреде наркотиков. Бороться надо, а вот какими мерами и методами - это так сложно.

Сергей Хазов: Акции против наркотиков нужно проводить сообща и родителям и школе, считает врач Андрей Родионов.

Андрей Родионов: Службы, которые задействованы по своим должностным обязанностям, должны следить, чтобы этого не было. Они должны препятствовать этому. Милиция и все организации должны быть призваны бороться с этим более качественно. Надо меньше разговаривать об этом и больше делать.

Сергей Хазов: Половина одноклассников Алексея Воробьева уже пробовали наркотики. Молодой человек учится в восьмом классе, и говорит, что не хочет становиться наркоманом.

Алексей Воробьев: Наркотики пагубно влияют на человека.

Сергей Хазов: СПИД и наркотики взаимосвязаны, поделился Алексей Воробьев.

Алексей Воробьев: Я считаю, что процентов на 80-100 наркотики всему виной, особенно такого заболевания как СПИД. Современная молодежь отравляется. Наркотики очень сильно влияют на сегодняшнюю молодежь. Все больше людей потребляют их. Происходит зависимость. Начинаются проблемы в семье, и человек начинает употреблять наркотики. Проблемы в учебе, девушка бросила.

Сергей Хазов: Виктор Селиванов сейчас частый посетитель общественной организации . Виктор ВИЧ-инфицирован. Опасную инфекцию мужчина получил, употребляя наркотики через общий шприц. Сейчас Виктор отказался от наркотиков, но наркоманом стал его племянник. Любой школьник знает, где можно достать наркотика, рассказал Виктор Селиванов.

Виктор Селиванов: Племянник мой увлекается наркотиками. Уже два раза сидел за это. Опять отпустили, но он опять сидит на наркотиках. Баловство, чистое баловство. Начали баловством, а кончили тюрьмой и все. Сразу все кончится. Они о будущем не думают.

Сергей Хазов: Очень часто в современных фильмах показывается добродушное отношение к наркотикам, что повышает интерес молодежи, поделилась педагог Ольга Ершова.

Ольга Ершова: Идет такая положительная пропаганда наркотиков, то, что травка - это не наркотик, что это хорошо, все этим увлекаются и политики, и звезды, и обычные люди. Поэтому, я думаю, что значительную роль играют фильмы, которые пропагандируют. В наше время, на самом деле, это очень серьезная проблема. Наркотики вошли в нашу жизнь очень бурно и продвигаются. Я считаю, что наркотики в наше время для молодежи очень доступны. Даже взять школьников, студентов - это свободная покупка. Они думают, что это кайф по жизни, который нравится получать.

Сергей Хазов: У восьмиклассника Алексея Воробьева есть свой рецепт, как сделать действенными акции против наркотиков и СПИДа.

Алексей Воробьев: Я считаю, что те люди, которые употребляли наркотики и вылечились от этого, должны сами участвовать в этих акциях. Нужно больше пропагандировать то, что наркотики это вред. Должна быть взаимосвязь людей и школы. И школа должна воспитывать, и наше сегодняшнее общество больше внимания уделять молодежи.

Сергей Хазов: Это мнение разделяет педагог Ольга Ершова.

Ольга Ершова: Никому это не нужно, я имею в виду высокопоставленные лица, государство, правительство. Если бы все дети были научены, как отказываться от наркотиков, как избегать влияния дворовой шпаны, некому, наверное, было бы и наркотики употреблять.

Сергей Хазов: В ближайшее время работники самарского центра Анти-СПИД и общественной организации планируют создать специальную программу по профилактике ВИЧ-инфекции. О вреде наркотиков и СПИДа самарской молодежи будут рассказывать их ровесники, инфицированные вирусом иммунодефицита. Среди больных ВИЧ-инфекцией уже появились желающие стать волонтерами новой образовательной программы.

В эфире Казань, Олег Павлов:

Кадр из фильма: Жизнь - это дорога, но в нашем странствии есть свои тупики. Один из самых страшных и беспросветных - это наркомания.

Олег Павлов: Этот фильм о судьбе людей разного возраста - о том, как они опустились на самое дно бездны, куда приводит пристрастие к наркотикам. И вот теперь эти люди исцелились или находятся на пути к исцелению. Кино должны были показать по местному телевидению. Но неожиданно в последний момент его сняли с эфира, как выяснилось, по требованию начальника отдела координации антинаркотического контроля кабинета министров республики Татарстан Разии Садыковой, которая посчитала фильм вредным. Режиссер Роберт Хисамов называет еще одну причину.

Роберт Хисамов: Второй момент заключается в том, что мы нашли этот центр в другом регионе. Для нас важно найти тот центр, то место, где наркоман действительно излечивается.

Олег Павлов: С Хисамовым полностью согласен его соавтор, оператор Николай Морозов.

Николай Морозов: Получается так, что наркотическая пропаганда и все это уже приобретает новую краску. Это вроде бы для некоторых людей это как инструмент, как рычаг в каких-то своих политических амбициях, своих политических играх. Видно, надо было всем говорить о том, что если что-то хорошее делается, то только в Татарстане. Просто сами татарстанские наркоманы нам сказали, что результат бывает там-то. Они нас вывели на этот центр. Как мы могли в Самаре выяснить, что такой есть? Мы искали что-то интересное по Татарстану, но не случилось.

Олег Павлов: Все, кто видел фильм, говорят в один голос - здорово, что герои сами рассказывают о себе.

Николай Морозов: Там есть прекрасная женщина, которая руководит этим центром. И вот мне нравится ее основная идея. Она говорит, что сначала должна возродиться душа, и только потом будет все остальное. Когда душа возрождается, раскрывается, только тогда они из гадких утят превращаются в прекрасных лебедей.

Руководитель центра: К нам приезжают ребята полностью развалюхи. У них и дистрофия явная, очень многие органы практически не работают, ВИЧ-инфицированные ребята приезжают, даже с циррозом печени к нам приезжали ребята. Знаете, что интересно? Как только их дух обновляется, все приходит в соответствие.

Олег Павлов: Самое удивительное, что у художественному уровню претензий нет. Все, в том числе и противники, признают - фильм интересный, смотрится на одном дыхании, но показывать нельзя.

Николай Морозов: Вернулись как бы времена какой-то странной цензуры. Был у меня однажды фильм , его тоже положили в свое время на полку, потому что перед перестройкой я говорил о том, какие изменения могут произойти в нашем обществе. Здесь, когда уже прошла перестройка, когда общественность, наше сознание совершенно поменялось, вдруг фильм, который, на мой взгляд, абсолютно искренний, правдивый, говорят что его нельзя показывать.

Олег Павлов: Действительно, в Казани многие удивлены - такого лет 20 не случалось.

Николай Морозов: Волей судеб наше кино попало в руки известного кинокритика Разлогова. Он посмотрел, а потом, связавшись с нами по телефону, сказал: . Даст бог, все будет нормально.

Олег Павлов: Во всяком случае, никто не хочет верить, что возвращаются времена, когда именно чиновники будут определять, что нам читать и что смотреть.

В эфире Челябинск, Александр Валиев:

Несколько лет назад моего однокурсника, преподававшего в сельской школе, убили его малолетние ученики. Очевидно, работа в селе была для него единственным шансом избежать призыва в армию. На днях я узнал, что сына одной моей знакомой, десятиклассника, администрация школы перевела на экстернат, дабы он не срывал уроки. Подросток уже месяц не посещает школу, а уроки в этом классе как срывались, так и срываются.

Почему авторитет учителей пал так низко в глазах общества и учеников в частности? Может быть, потому педагогов откровенно не ценит государство, и живут они практически за чертой бедности? Как качество их жизни отражается на качестве преподавания и на жизни подростков? Говорит Марина Александрова, ушедшая из системы образования год назад по вполне объективным причинам.

Марина Александрова: Мне предоставили койко-место в общежитии. Когда я решила уволиться, мне пообещали дать квартиру. Потом мне сказали, что дадут комнату. Прошло еще полгода. Тогда я нашла другую работу и уволилась.

Александр Валиев: Марина Александрова отработала в школе несколько лет, на больший срок терпения не хватило. Мне было интересно послушать точку зрения ее коллеги, который был признан в этом году победителем всероссийского конкурса Учитель года. Иван Иоголевич преподает физику в 31-м физико-математическом лицее Челябинска. Эта школа всегда считалась в городе одной из самых престижных. Иван любит свой профессию и, как мне показалось, в другой себя не представляет. Какие проблемы в современной средней школе он считает наиболее острыми?

Иван Иоголевич: Наша основная проблема в продолжении образования и востребованности наших выпускников. Не очень высоко ценится высокоинтеллектуальный труд, не очень высоко государством, прежде всего, оценивается такая серьезная подготовка. Это проблема школьного образования. Школа всегда работает во всех странах в условиях, когда перед педагогами ставятся задачи государством - ясные, понятные задачи, когда осуществляется поддержка. Важно не столько чему учить, сколько - как учить и ради чего. Как раз, на мой взгляд, наиболее важный вопрос - это вопрос постановки цели. А цель, я думаю, на сегодня должна быть такая - подготовка людей, которые стремились бы к собственной реализации, имели достаточно активных сил.

Александр Валиев: Учитель года Иван Иоголевич привел в пример Великобританию, где существует специальная программа для учителей, желающих повысить свою квалификацию. Раз в год они могу проходить или стажировку в научно-исследовательском институте или поучаствовать в научной экспедиции. Этот маленький штрих свидетельствует о внимании государства к учителям. У нас престиж профессии учителя чрезвычайно низок. И Иван Иоголевич говорит, что профессионалы старшего поколения постепенно из школы уходят, а новое в нее не торопится. Напомню, что это говорит педагог, всю жизнь работающий в престижной элитной школе-лицее. Что же тогда говорить о школах, расположенных на рабочих окраинах? О своих проблемах и проблемах своих коллег говорит педагог одной из таких школ Челябинска Ольга Владимировна.

Ольга Владимировна: Ставка педагога, который имеет 2-ю квалификационную категорию, составляет 2088 рублей. Ставка педагога, который имеет 1-ю квалификационную категорию, составляет 2254 рубля. Очередь на квартиры остановилась. Люди, отработавшие по 18, 20, 25 лет стоят в очереди 40-мы, 50-ми. Сколько времени потребуется, чтобы продвинуться этой очереди, неизвестно. Молодым специалистам, которые приезжают из области, жилье, то есть койко-место в общежитиях не выделяется вообще.

Александр Валиев: Школьный психолог Ирина Кильметова прокомментировала бедственную ситуацию с образованием и ее связь с ростом подростковой преступности.

Ирина Кильметова: В школе сейчас сокращают таких специалистов, как социальные педагоги, психологи. Очень много сокращается ставок для руководителей кружков, секций. Те дети, которые занимались раньше в школе, они в результате оказываются выброшенными на улицу, занимаются тем, что им предлагает улица - в основном это виды саморазрушающего поведения. В результате, конечно же, мы получаем такой феномен социальной патологии, как рост подростковой преступности.

Александр Валиев: Я попросил порассуждать о проблемах средней школы мать одиннадцатиклассника.

Мать одиннадцатиклассника: Мне кажется, что сейчас возникла большая пропасть между тем, что дают в школе, и тем, какая реальность поджидает детей, как они только из школы выходят. Школа не совсем имеет представление о том, что интересует детей сейчас, и не может внятно ответить на вопрос: Дети отсиживают уроки только потому, что это надо.

Самое главное - нарушена система взаимоотношения детей и учителей, иерархия. Из-за этого на уроках происходят хамские выкрики, на некоторых даже нецензурная брань. Старый методы воспитания типа это на детей уже не действует. Улица берет сейчас доминирующий момент воспитания личности.

Александр Валиев: Когда этот сюжет был практически готов, появилась новая информация. Оказывается администрация физико-математического лицея номер 31, в котором преподает Иван Иоголевич, поддержала идею своей ученицы, 10-классницы Юлии Ткаченко о присуждении премии представителям городской или областной власти, которые сделают . Премия будет присуждаться ежемесячно. Первый раз она будет вручена в середине декабря. Размер премии - 3 тысячи рублей. Также это может быть букет цветов или коробка конфет.

В эфире Омск, Ирина Светлова:

Последние недели уходящего года в Омске сопровождаются баталиями по поводу очередного повышения тарифов на коммунальные услуги. В муниципальном бюджете на 2006 год компенсация за коммунальные услуги населению не предусмотрена, а, значит, людям предстоит платить все сто процентов. В январе 2005 года тарифы в Омске выросли в два раза. Это было девяносто процентов от экономически обоснованных затрат. За стандартную однокомнатную квартиру выкладывали восемьсот, а за трехкомнатную больше полутора тысяч рублей.

Каково же было удивление, когда на городском совете объявили, что по предварительным подсчетам сумма платежей у омичей с этого года вырастет в среднем еще в полтора раза. С инициативой об организации гражданского контроля за тарифами в сфере ЖКХ выступил известный омский социолог Самсон Балановский.

Самсон Балановский: Они позволяют себе повышать без видимых на то причин оплату. Убедились, что тарифы явно завышены. Мы платим за того парня, за неплательщиков.

Ирина Светлова: Всем компаниям, занимающим монопольное или доминирующее положение в сфере ЖКХ, были отправлены письма за подписью гражданина Балановского и представителей регионального отделения . В мэрии расчет тарифов сомнения не вызывает. Говорит мэр Омска Виктор Шрейдер.

Виктор Шрейдер: Мы обязаны выполнить те действующие нормативно-правовые акты федерального уровня, которые на сегодняшний день имеются. У нас есть механизм субсидий, который позволяет компенсировать затраты за счет федерального бюджета. Надо пользоваться этим.

Ирина Светлова: У его подчиненных недовольство людей по поводу резкого роста платы за жилье вызывает недоумение. Говорит представитель пресс-службы мэрии Андрей Ткачук.

Андрей Ткачук: Никто никого насильно заставлять переходить на 100 процентов не будет. Просто не будут приходить деньги на компенсацию разницы вот и все. Каждый регион может у себя как хочет: Если у вас есть в бюджете свободные деньги, чтобы перекрыть недостающие доходы, пожалуйста, вы можете не устанавливать 100 процентов. Потом вы же пойдете говорить, что дом не починили, а здесь труба протекает.

Ирина Светлова: Но даже специалист Департамента городского хозяйства Ирина Серебренникова признается, что точных цифр пока никто сказать не может.

Ирина Серебренникова: В бюджете не заложена никакая компенсация жилищникам по тарифам. Рассчитывается, что население платит 100 процентов.

Ирина Светлова: Час полной расплаты населения приближается, а гарантий, что через год не будет нового роста цен, никто людям не дает. Уверенность чиновников, что народ беспрекословно выгребет из кармана последние деньги, социолог Самсон Балановский не разделяет.

Самсон Балановский: Власть понимает только язык улиц. Если бы этого протестного движения не было и в Омске, и во всей России, обули бы всех. И нечто подобное повториться в феврале будущего года, как только люди получат январские платежки.

Ирина Светлова: Новый слух о том, что теперь все будут платить не по усредненному тарифу, а дифференцированно, стал последним в цепи печальных новостей. У некоторых теплоисточников в городе отопление стоит 77 рублей за квадратный метр. Может быть, мэрия потому и хранит новые расчеты в строгой тайне, чтобы не растревожить народ раньше времени.

В эфире Хакасия, Людмила Радикевич:

В Абакане открылся сезон массового катания на коньках. Нынче каток начал работать позже, чем обычно, плюсовая температура помешала. Она и сейчас не очень зимняя. Восточная Сибирь, конец ноября, а на термометре минус 1. У кассы стадиона "Саяны" очередь. Коньков в прокате уже нет. На поле "мальчишек радостный народ коньками звучно режет лед". Однако сам процесс катания для мальчишек и девчонок вторичен. Каток - место встреч, общения, знакомств.

Юноша: На катке весело, можно экстремально покататься. Много знакомых катается. Можно много новых знакомых завести себе.

Юноша: Можно с девчонками с классными познакомиться, повеселиться.

Девушка: Нам нравится, здесь много людей, наших знакомых. Мы любим с ними общаться, любим встречаться, видеть их. Здесь весело. В городе так не пообщаешься, как здесь. Можно познакомиться с кем-нибудь.

Людмила Радикевич: Знакомство происходит так. Парень на большой скорости подрезает стайку девчонок. Визг, дружное падение.

Девушка: Мальчики, когда замечают, начинают сбивать девочек. Они так проявляют свою симпатию. Но это нам не очень нравится, потому что больно. Дальше - извини, пожалуйста, а как тебя зовут?

Людмила Радикевич: В Абакане мода на каток, а на катке моды нет. Одеваются конькобежцы-любители кто во что горазд. Однако есть особенность. У девушек штанишки подчеркивают линии юного стана. Как выясняется, не зря.

Как вы выбираете девочку?

Юноша: Сначала по фигуре, потом на глаза, а потом как катается.

Юноша: По характеру.

Людмила Радикевич: Трогательно за ручку скользят мимо пары. Они уже нашли друг друга, и совместное катание укрепляет отношения.

Девушка: Если я упаду, он меня держит.

Людмила Радикевич: Следующий этап жизни на катке представляют родители с детьми. Мама Света первый раз привела дочь Юлю на каток. В свежекупленных коньках малышка уже довольно уверенно чувствует себя на льду. Наверное, генетика сказывается.

Светлана: Раньше в деревне жили. Там всегда на речку ходили, а сейчас сюда ходим. Каждую субботу, воскресенье стараемся. На целую неделю потом заряд бодрости.

Людмила Радикевич: Снег в лучах прожектора, музыка, звук коньков, скользящих по льду - это одно из лучших воспоминаний детства многих взрослых абаканцев. Однако на катке их почти не видно. Почему?

Мужчина: Жизнь такая пошла. Неизвестно, кто чем занимается. Хорошо хоть молодняк занимается.

Людмила Радикевич: Катание на коньках - весьма демократичная форма досуга. Билет не дороже полтинника. У входа на стадион рядышком стоят джипы и старенькие "шестерки". Мэр Абакана - приверженец здорового образа жизни, не пьет, ни курит и хлопочет об открытии новых ледовых полей. В прошлом году их в небольшом Абакане стало четыре, не считая дворовых хоккейных коробок.

В эфире Кисловодск, Лада Леденева:

Маленькая квартира в старом фонде Кисловодска. Уютный кабинет, стенами в котором служат стеллажи с бесчисленными книгами, мебелью - лишь письменный стол, стул и небольшой диван. Здесь живет и работает человек-история, человек-легенда, заслуженный деятель искусств Борис Розенфельд.

Он родился в Новосибирске, где окончил театральную студию. В 1957 судьба привела 24-летнего актера в курортный Кисловодск.

Борис Розенфельд: Здесь была прекрасная эстрада, изумительный лекторий, сказочные певцы. Здесь пел Собинов, здесь играли Комиссаржевская, Савин, здесь танцевала Кшесинская, Павлова, Дункан.

Лада Леденева: Вспоминает Борис Розенфельд, чья карьера началась с работы конферансье. Одновременно с этим он начал собирать экспонаты будущего музея музыкальной культуры при филармонии на Кавказских Минеральных Водах - единственного общественно-музыкального музея при филармонии, если верить немецкому каталогу .

Борис Розенфельд: Нужна была не просто фотография Глинки или фотография Балакирева, а когда они были здесь. Где они жили? Что они создавали? Ведь они не просто приезжали лечиться, принимать ванны и гулять. А Балакирев пишет , а Танеев создает , а Глинка пишет знаменитую к . Я стал приходить в совершенно другой мир, и гордился этим, и торжествовал этим, пока не приехала комиссия Министерства культуры.

Лада Леденева: Министерская комиссия заставила музыковеда реорганизовать музей. Однако впервые он серьезно пострадал за любовь к музыке и музыкантам уже на пике своей карьеры.

Борис Розенфельд: Вы же не знаете, что меня увольняли из филармонии за то, что я пропагандировал имя Шаляпина - врага народа. Это было совсем недавно - в 1973 году. Нельзя было о нем говорить. Старые большевики санатория написали письмо на имя первого секретаря горкома партии. Изменник Родины, он не вернулся в Россию! А Ремизов? Алексей Михайлович Ремизов жил с Короленко в Ессентуках. Я достал его дневники. Я достал его мемуары . Я достал массу его интересных вещей. Мне не разрешили это печатать.

Лада Леденева: Литературой Борис Розенфельд увлекся еще в раннем детстве, когда впервые познакомился с творчеством Цветаевой, Ахматовой, Гумилева.

Борис Розенфельд: Это называлось тамиздат. Как был самиздат, там был тамиздат. Это было издательство , кстати, издательство, которое субсидировал Рахманинов. Я же не имел возможности купить прижизненного Гумилева или прижизненного Мандельштама. В то время это стоило огромные деньги. Сейчас у меня это есть, но когда я был мальчиком, я не мог. Я печатал на машинке стихи Гумилева, Цветаевой, Ахматовой, Мандельштама. А как иначе я мог без этого жить?

Лада Леденева: Был в его жизни период, когда златоуст, как называет Розенфельда местная пресса, открывал миру Василия Сафонова - человека, имя которого сегодня носит музыкальное училище в Минеральных Водах, концертный зал кисловодской филармонии и Всероссийский конкурс юных пианистов в Пятигорске. А для себя он открыл творчество Александра Солженицына.

Борис Розенфельд: Я, конечно, прочитал и обалдел. Вдруг мой приятель мне пишет, что в Чехословакии в Праге вышла энциклопедия. В эту энциклопедию вошел Солженицын, и написано, что он родился в Кисловодске. . . Я пишу ему письмо. Я получают от него ответ: .

Лада Леденева: Вспоминать о том, как он пострадал из-за знакомства с Солженицыным, Борис Матвеевич не любит.

Борис Розенфельд: На меня было заведено дело в КГБ. За мной следили, а он враг народа, а он изменник родины. Опять та же самая статья. Но я совершил перед ним одну грубую ошибку, признаюсь. Когда мне рассказали дом, где он родился, я тайно водил туда гостей-курортников. Этот дом снесли, когда его выдворили из России. На этом месте сейчас даже трава не растет.

Лада Леденева: Сегодня в творческой копилке музыковеда -15 собственных книг.

Борис Розенфельд: Это о тех людях, с которыми я встречался. Это Венечка Баснер, это Дмитрий Борисович Кобалевский, это Ираклий Луарсабович Андронников, это Виктор Андронникович Мануйлов, это Танич. Это люди, с которыми я провел здесь под небом Кисловодска, под кавказским небом, какие-то месяцы, какие-то дни.

Лада Леденева: А в его музее - десятки уникальных экспонатов.

Борис Розенфельд: У меня стоит хрустальный рояль, например. Я нашел в санатории списанный рояль. Я купил его за 100 рублей. Он хранит тепло прикосновения пальцев Сафонова, Рахманинова, Прокофьева. Это реликвия. Она восстановлена, ее восстановили, но опять-таки не филармония. Все то, что здесь - это все мною спасено от разрушения.

Лада Леденева: Меньше месяца назад музей, в котором, помимо доступа, бесплатными были музыкальные субботы и все творческие вечера, а педагоги писали 15 диссертаций, был опечатан руководством филармонии без объяснения причин.

Борис Розенфельд: За что сегодня закрыли мой музей?! Опечатали и не допускают в собственный дом? За что?! Я провинился? Я нанес ущерб? Я хочу это оставить своему городу. Я хочу оставить память о себе. Что я не зря жил на этой земле. Вот это мое дерево, вот это мои дети, это мое детище.

Лада Леденева: Несмотря на то, что охрана не пускала местных журналистов в филармонию, практически все газеты вышли со статьями в поддержку директора и автора музея.

Ирина Ли: У чиновников есть расхожая фраза . Это неправда. Таких людей, как Борис Матвеевич, нужно беречь.

Лада Леденева: Считает лектор-музыковед Ирина Ли.

Продолжает Борис Розенфельд.

Борис Розенфельд: С приходом нового директора (она пришла в декабре) больше 80 человек уволены из филармонии. Уволили главного дирижера с позором, со стыдом. Представляете, его уволили, как не справляющегося с обязанностями! А он стоит за пультом оркестра Мравинского! Он сегодня дирижирует в Ленинграде и Темирканов доверяет ему свой оркестр! Это сейчас в 2005 году! Кто пострадал? Мы пострадали или они? Пострадал наш регион. Пришли новые и способные. Очень хорошо, не спорю. Но им надо о себе еще заявить, потому что приходят многие, но они тут же уходят.

Лада Леденева: Тем временем, под замком остаются все экспонаты, личные вещи, семейные фото, а главное - рукопись последней книги Бориса Розенфельда.

Борис Розенфельд: То, что я не смог когда-то сказать о дорогих адресах (эти имена были запрещены). Тот же Солженицын. Я написал о нем очерк. Я рассказал о Хлебникове, я пишу о Брюсове. Это нужно спасти для будущих, а не для меня.

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:

Никто в Обнинске не спорит с тем, что самое известное образовательное учреждение в городе - лицей . Он возник три года назад, объединив две соседние школы. Особенность лицея в том, что здесь создана отличная спортивная база, единственное в Калужской области искусственное футбольное поле, 25-метровый бассейн, около десятка спортивных залов. 2,5 тысячи детей занимаются в 20 секциях. Есть бесплатные секции, но большинство ребят за дополнительные занятия спортом платят от 300 до 500 рублей в месяц. Это и возмутило губернатора Калужской области Анатолия Артамонова, который заявил буквально следующее: .

Это заявление, в свою очередь, в свою очередь, возмутило многих заинтересованных лиц. Так директор лицея Юрий Фрай уверен, что действует абсолютно законно.

Юрий Фрай: То, в чем нас обвинили, является нашим правом. Мы действуем в рамках закона. Мы предоставляем дополнительные платные образовательные услуги, которые предусмотрены Законом об образовании Российской Федерации и Уставом лицея. Заявления о том, что мы наживаемся на государственном и муниципальном имуществе, просто голословны. Дело в том, что деньги в лицее , которые поступают в лицей , идут на счет лицея, контролируются казначейством и могут расходоваться, согласно Уставу опять же, только на уставную деятельность лицея.

Алексей Собачкин: Заявление губернатора Артамонова о том, что все дополнительные занятия спортом в школах должны быть бесплатными, ставит под угрозу само существование лицея , как специализированной спортивной школы. Секции из бюджета не финансируются, зарплата тренеров складывается из родительской платы и взносов членов попечительского совета лицея. Понятно, что бесплатно не будет работать ни один тренер. Говорит председатель попечительского совета Александр Силуянов.

Александр Силуянов: Благодаря платности, благодаря тому, что мы подключили основного заинтересованного спонсора - родителя, мы, таким образом, смогли принять на работу большее количество тренеров, платить им достойную заработную плату. Естественно, если мы уберем этот источник финансирования, который поддерживается родителями, если его не восполнят через бюджет, следовательно, тренеры-преподаватели просто не смогут работать. Ведь им тоже нужно кормить свои семьи.

Алексей Собачкин: Заявление губернатора Артамонова вызвало резко отрицательную оценку родителей учеников . Полный актовый зал народа на родительском собрании требовал, чтобы губернатор публично извинился, потому что преподаватели лицея на детях не наживаются. Говорит председатель родительского комитета лицея Наталья Сарычева.

Наталья Сарычева: Общее мнение выражу всех родителей лицея. Мы поддерживаем своих преподавателей, и готовы бороться за честное имя лицея. Дополнительные секции есть, но это не в принудительном порядке ты обязан туда идти и платить. Это каждый родитель решает сам - вести своего ребенка на эти секции или нет. Тут не прав был губернатор, что в такой форме все это было выражено.

Алексей Собачкин: Отец четырех детей Николай Плотников возмущен не менее.

Николай Плотников: Дети задают вопросы: Я говорю: . На самом деле, дети все понимают, родители все понимают. Хотелось бы получить извинения, потому что неделю полоскали доброе имя нашего лицея.

Алексей Собачкин: Ксения Мальцева - бронзовый призер юношеского первенства России по айки-до. Окончила лицей в этом году. Девушке заявление губернатора тоже не понравилось.

Ксения Мальцева: Неправильно это закрывать кружки только потому, что они находятся на государственной территории. Я категорически против, чтобы там что-то меняли.

Алексей Собачкин: В лицее только что завершило проверку Управление экономическое безопасности областного правительства. Серьезных финансовых нарушений в работе не обнаружено. Но у губернатора Артамонова есть другой, вполне законный способ добиться своего - предложить муниципальным властям изменить Устав лицея, чтобы отменить дополнительные платные услуги. Вот тогда и закроются все спортивные секции в лицее . Только кому от этого станет хорошо?

В эфире Псков, Анна Липина:

34-летняя псковичка Марина недавно вернулась из мест лишения свободы. Четыре года она отбывала наказание в одной из колоний в Тверской области. В Пскове у Марины есть комната в квартире с подселением, но пока нет работы.

Марина: Специальность у меня - швея. Хотела бы устроиться на другую работу, где побольше платят.

Анна Липина: В сентябре-октябре Марина собирала клюкву, благо этой полезной ягоды в псковских лесах богатые урожаи. Клюкву Марина сдавала заготовителям. На вырученные деньги жила.

Марина: Зарабатывала на ягодах. Жить-то на что-то надо. Никуда не обращалась. Буду обращаться, стараться устраиваться как-то.

Анна Липина: После отбывания наказания трудоустройство - один из главных вопросов, который решает бывший заключенный. Существует определенный механизм помощи этим людям, но найдет ли человек работу, будет ли потом на ней работать, во многом зависит от него самого, утверждает начальник отдела по воспитательной работе Управления исполнения наказаний Александр Баровой.

Александр Баровой: С ними за полгода ведется работа. Он имеет всю информацию, необходимую и о трудоустройстве, и о специальностях, которые есть на свободе. Он имеет все адреса и телефоны службы занятости. Он знает куда обратиться. Именно в этом заключается наша работа - оповестить его, связаться с этой организацией и узнать, есть ли у них работа.

Анна Липина: Часто освободившиеся из мест заключения люди самостоятельно ищут работу. За девять месяцев года в Псковский центр занятости населения обратилось 25 человек, вернувшихся из заключения. Говорит специалист Центра занятости Надежда Михайлова.

Надежда Михайлова: Пять человек трудоустроилось. При обращении им оказывается содействие в трудоустройстве. В случае невозможности трудоустройства, мы предлагаем варианты обучения профподготовки, переподготовки или получения новой специальности.

Анна Липина: Между тем, сейчас в Псковском городском центре занятости населения имеется в наличии около двух тысяч вакантных рабочих мест, но это не привлекает граждан, освободившихся из мест заключения. Часть из них самостоятельно трудоустраиваются, часть, как известно, вновь попадает в преступную среду. Как утверждают правозащитники, этому способствует в некоторой степени и наше общество. Работодатели опасаются брать на работу бывших осужденных. Говорит правозащитник Венедикт Достовалов.

Венедикт Достовалов: Неохотно берут. У них предубеждение против бывшего заключенного, потому что человек уже с клеймом, человек уже с меткой. Он, может быть, действительно, способен на многое, но он как бы под подозрением таким распространенным. Поэтому его и не берут. Даже не то, что опасаются, что что-то там украдет или еще что-то, а опасаются дискредитации какой-то. За этим человеком, бывшим заключенным, идет как бы шлейф, который может положить пятно на то учреждение, ту фирму, куда пришел этот человек. Это все издержки нашей действительности.

Анна Липина: По мнению правозащитников, чтобы бывший осужденный легче адаптировался в обществе, необходимы специальные центры.

Венедикт Достовалов: Человек, прошедший школу тюремного воспитания, очень трудно вживается в гражданскую жизнь. Во-первых, его психика как бы этому противится. Во-вторых, гражданская среда его отвергает. Ему надо помочь в чисто психологическом плане. Без этой поддержки ему самому справиться сложно. Говориться о необходимости создания реабилитационных центров, где бы заключенные этот психический надлом могли преодолевать. Тогда им легче будет вписаться в новую для них гражданскую среду, а гражданской среде легче будет их воспринять.

Анна Липина: За 10 месяцев года в Псковской области из учреждений исполнения наказаний освободилось 350 человек, из их в Центр занятости населения обратилось только 25, только пятерым подыскали работу.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Это не шум дневного рынка - это ночная очередь за талонами на прием у врачей в нижегородской поликлинике. С двух часов ночи пожилые и больные люди вынуждены толпиться у запертых дверей лечебного учреждения, чтобы, выстояв несколько часов в осеннюю непогоду, получить возможность в числе первых посетителей войти в помещение регистратуры с надеждой, что им достанется, наконец, заветный талончик.

Жительница: Мне 78 лет, а я пришла стоять пять часов в очереди.

Житель: В пятницу давали на неделю, я был пятым. Сегодня я первый. Уйдешь - талонов не хватит.

Жительница: Если я буду одиннадцатая, я уже талон не получу. Сегодня я вторая, в 2:30 я пришла.

Олег Родин: Старики практически не спят по ночам, боясь проспать и опять пропустить очередь.

Житель: Ночь плохо спишь, волнуешься. Сегодня просыпался в 2:30, вскочил, надо идти, не слышал будильника.

Олег Родин: И в очереди обеспечена бессонная ночь, что никак не идет на пользу здоровью.

Жительница: Муж пришел в 4 часа очередь занимать. Я пришла в 6 его сменить, поскольку не могу - ноги перебинтованы, осложнение на фоне диабета.

Олег Родин: А еще ночью не ходит транспорт, и пожилые больные люди вынуждены пешком преодолевать подчас километровые дистанции от дома до поликлиники по темным и безлюдным ночным улицам.

Жительница: Страшно идти. Я живу далеко, надо пройти весь микрорайон почти.

Олег Родин: Поскольку талоны дают не только на текущий день, то приходится ждать еще несколько дней визита к врачу, даже если удалось талончик получить после нескольких часов ночного бдения.

В ночных очередях случаются обмороки, иных увозят на скорой помощи, а с собою очередники непременно держат в запасе необходимые лекарства, прежде всего сердечные, например, валидол. Но и получив талончик, не имеешь гарантии, что врач успеет тебя принять, поскольку нагрузка на медиков выросла, а их число неуклонно сокращается.

Жительница: Сидишь, как примет. Нет такой четкости, что талон есть и принимают.

Жительница: Они перегружены, что они на больных волком смотрят. Они чрезвычайно перегружены.

Олег Родин: На 60 тысяч жителей, которых обслуживает 30-я поликлиника, например, осталось всего десять специалистов. Врачи увольняются из-за непомерных нагрузок и нищенской зарплаты.

Татьяна Черемухина: Я работаю здесь 30 лет, у нас никогда такого не было, чтобы практически не было врачей, а врачи все уходят. У нас всегда была 100-процентная укомплектованность, а сейчас нет врачей совсем.

Олег Родин: Сообщила Татьяна Черемухина, заведующая регистратурой 30-й поликлиники. Не выручает и введенная недавно громко разрекламированная система заказов талонов по телефону для пациентов старше 60 лет. Дозвониться очень трудно, а в результате и талоны не достаются.

Жительница: И никогда ни одного раза не могла по телефону заказать талон, ни одного раза. Начинаю звонить - то занято, то не берут, то опять занято.

Олег Родин: Для нижегородского мэра Вадима Булавинова ситуация в поликлиниках оказалась сюрпризом, о чем он и заявил на встрече с журналистами, пообещав во всем разобраться лично.

Вадим Булавинов: Дайте мне поликлинику, хочу поехать и лично разобраться. Поеду на следующей неделе, и обязательно лично буду разбираться.

Олег Родин: Однако простые нижегородцы уже не очень верят властям. Нижегородская осень плавно переходит в зиму. Ночная очередь в поликлинику больных и стариков вынуждена обогреваться у костров, на которые по окрестностям собирают обломки упаковочных ящиков и коробок.

В эфире Подмосковье, Вера Володина:

Гражданин России Григорий Саамов родом из грузинского городка Телави. Большую часть своей жизни - 38 лет - живет в подмосковном Подольске. Всегда считал себя активным сторонником и пропагандистом дружественных отношений между Россией и Грузией. А современные отношения двух родных ему государств тревожат его.

Григорий Саамов: Когда я нахожусь в России, я скучаю по Грузии, в первую очередь, по городу Телави. Когда я нахожусь в Грузии, я скучаю по России, в первую очередь, по Подольску. Вот так сложилось. Поэтому я даже уже не знаю, чего я больше люблю - здесь или там.

Вера Володина: Там у Григория Ивановича дочь старшая и внуки, а здесь он сам с женой. Семья его младшей дочери живет в Америке. Недавно он побывал в родном его сердцу Телави. Первое впечатление связано с грузинским ГАИ. С приходом новой власти, он увидел порядок на дорогах и непривычных для России гаишников.

Григорий Саамов: Всю службу ГАИ уволили, и по конкурсу наняли совершенно новых людей с высшим образованием, обязательно должно быть знание русского языка. Конкурс был колоссальный - 11-12 человек на место. Зарплата для сегодняшней Грузии очень высокая - 250 долларов. В среднем пенсии 20-25 долларов. Люди очень берегут свое место.

Вера Володина: Но не на дорогах, а в домах еще лучше ощущается эта новая атмосфера.

Григорий Саамов: Был момент 8 лет тому назад, когда люди в гости перестали ходить. Для Грузии это совершенно неестественно. Чтобы в гости прийти, за пустой стол не посадишь, не придешь, знаешь, что ему трудно, надо с чем-то прийти.

Вера Володина: Старшая дочь Майя вот уже много лет преподает русский язык. Его по-прежнему охотно изучают грузинские школьники, но в целом в стране вырос интерес к другому языку.

Григорий Саамов: Более интенсивно учат сейчас английский. Грузия сейчас больше тяготеет, в смысле рабочих мест, заработков, к Германии, США. Я знаю, что грузинские женщины хорошие хозяйки. Они приглашаются гувернантками, на хозяйственные работы в США за очень хорошие заработки.

Вера Володина: Собственных рабочих мест не так много, предприятия стоят, но, тем не менее, в Телави верят, что в Грузии все будет хорошо. Знаменитые вина из Кахетии все больше покупают Европа и Америка. С радостью Григорий сам наблюдал, как из проходных винзавода выезжало несколько трейлеров, груженных вином для Канады. И туристов год от года все больше: чаще всего - из Германии, реже всего - из России. Гостиницы частные, потому что все традиционные давно стали приютом для беженцев.

Григорий Саамов: То есть тысячи грузин, которые были изгнаны из Абхазии и Южной Осетии, живут в гостиницах и турбазах. Денежно, чтобы им жилье предоставить, тоже нет. Вернуться они не могут. Люди страдают. Но им компенсацию платят. Работать им негде, жить особенно негде. В гостиничном номере они живут с детьми, стариками. Население их, конечно, поддерживает. Знаете, какой девиз у грузина - что раздашь, к тебе же вернется, а что - нет, то все пропало.

Вера Володина: Григорий Саамов в Подольске человек уважаемый, известный полиграфист, журналист, теперь издатель книг. Он очень трепетно относится к творческим своим друзьям и в Подольске, и в Телави. Два года назад издал и свою книгу . О прадеде Петре Кулаашвили, который был купцом первой гильдии (он один из первых отправил в Россию кахетинские вина), пишет, что отставший от русской армии солдат по имени Иван, пришел к его прадеду, который не знал ни слова на русском языке, но без слов понял, что человек оказался в беде. В честь русского солдата был устроен прием. Потом Петр одел его, тепло обул, дал денег, коня, проводника и отправил Ивана вдогонку к своим. Прощаясь, русский солдат обнимал хозяина и прочувственно благодарил, приговаривая . Домочадцы не знали смысла русского слова, но понимали, что оно доброе и произносили его как . Это слово стало прозвищем Петра Кулаашвили, переданным и потомкам. Такое вот семейное зерно взаимной приязни между русскими и грузинами.

Поэтому грустит Григорий Саамов, когда политики разделяют два народа.

Григорий Саамов: Очень влиятельная думская дама дважды выступила и очень оголтело и оскорбительно высказалась в адрес Грузии. Ну, как такой человек может быть в Думе? Как он может заниматься государством, который, извиняясь, плюется на соседей?! Причем человек показывает полную безграмотность не только в истории соседней страны, но и России.

Вера Володина: Также переживают и друзья его в Телави. Все они люди творческие, трудолюбивые. В тяжелые для Грузии годы занимались и непривычной для них работой.

Григорий Саамов: У меня есть друг, выдающийся музыкант, заслуженный деятель искусств Грузии, дирижер и композитор, играет на всех инструментах, великолепный гитарист, пианист, саксофонист, директор музыкальной школы. Еще он выращивает свиней вместе с женой, делает купаты и продает в столовую, чтобы своих детей и внуков подкормить. У него сын сейчас живет в Германии. Он выдающийся пианист, ездит по всему миру, гастролирует, но отцу (очень известному человеку) приходится заниматься вот таким делом.

Второй друг у меня есть. Он по отцу осетин, а по матери грузин. Он окончил музыкальную школу по классу скрипки, училище и консерваторию по классу трубы. Он выращивал бычков, продавал. Недавно перестал, потому что у него другой бизнес появился - он настраивает пианино. Пианино есть в каждом доме.

Вера Володина: Как и друзей в Телави, младшая дочь Григория Ивановича работает далеко - в Нью-Йорке на русском телевизионном канале. Отец гордится, что дочь интервьюирует знаменитостей из России. Она отыскала там потомков и знаменитых грузинских фамилий.

Григорий Саамов: Она нашла двух женщин с фамилий Чавчавадзе, которые, к сожалению, не знают не только грузинского, но и русского языка тоже. Все эти княжеские корни: Одни фамилии остались. Одну из них зовут Маруся, не Мария, а Маруся Чавчавадзе. Она усиленно сейчас изучает русский язык. Ниночка моя подарила ей мою книгу. Она там по слогам читает.

Вера Володина: Прочитали, наверное, американки Чавчавадзе и воспоминания Григория Саамова о том, как молодым он писал для газеты о чабанах на высокогорных пастбищах. Тогда не так еще много лет прошло после окончания Великой Отечественной войны. Герои его репортажа вспоминали о том, как воевали, как поднимали тосты за мир мудрыми словами из народной хоровой песни: .

XS
SM
MD
LG