Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

<a href="/programs/desc_russia.asp#cor">Корреспондентский час</a>


[ Радио Свобода: Программы: Россия: Корреспондентский час ]
[17-12-05]

Владимир Абарбанель: Самарские правозащитники требуют освобождения политических заключенных. Бывшие колхозники отстаивают свое право на подмосковную землю. Дом в Пятигорске продан вместе с жителями. Почему живущие в Малоярославце татары вынуждены молиться на кладбище? Благовещенск: Почему руки крестьян пахнут коноплей? Челябинск: Исповедь двух наркоманов. Ижевск: Что нужно торговцам недвижимостью от садоводов? Нижний Новгород: Как прожить зимой без тепла? Казань: Иностранным студентам нравиться учиться в Казани особенно после Воронежа. Саранск: Мордовские КВНщики умеют не только шутить, но и помогать сиротам.

В эфире Самара, Сергей Хазов: 14 декабря, в день памяти Андрея Дмитриевича Сахарова в Самаре прошла акция Правозащитники из общественных организаций , и , а также члены самарского отделения партии выбрали местом для проведения акции протеста площадь перед зданием Самарского управления Федеральной службы безопасности. В акции приняли участие более трех сотен человек, рассказал правозащитник Александр Лашманкин.

Александр Лашманкин: Провели акцию в связи с годовщиной смерти академика Сахарова Андрея Дмитриевича, который говорил, что демократия начинается с освобождения политических заключенных. К сожалению, ситуация такова, что вновь появились люди, которые преследуются по политическим мотивам, в том числе помещены в места лишения свободы.

Сергей Хазов: Сейчас в России вновь развернуто преследование людей по политическим мотивам. Продолжает Александр Лашманкин.

Александр Лашманкин: Таких людей довольно много. Особенно хотелось бы остановиться на личности Михаила Трепашкина. Это полковник ФСБ, который принимал участие в известной пресс-конференции. Раскрыт заговор против Березовского, которого собирались ликвидировать руками этих офицеров ФСБ. Они как бы отказались совершать незаконные действия. В числе этих людей был Михаил Трепашкин.

Ходорковский, конечно же, политзаключенный. Все это понимают. При его преследовании в первую очередь были политические мотивы задействованы. Потому что он как бы несколько раз высказывался достаточно откровенно относительно существующей политической системы, развернул широкую общественную деятельность в рамках своей организации .

Можно воспользоваться только словами Андрея Дмитриевича Сахарова. Уровень свободы постоянно падает, что вмешательство полицейских сил в частную жизнь граждан растет. Можно совершенно точно сказать, что наличие политических заключенных свидетельствует об отсутствии демократии. Это совершенно четкий критерий. Что вытекает из того, что нет демократии? Вытекает то, что имеет место быть диктатура. Признаки диктатуры все известны, они все налицо.

Сергей Хазов: Простые самарцы, участвовавшие в акции, с теплом отзывались об Андрее Дмитриевиче Сахарове. Говорит Екатерина Фадеева.

Екатерина Фадеева: Выдающийся человек, которого невозможно забыть. Всю свою жизнь он посвятил для людей. За правду жил, страдал очень много. Сейчас, как мне кажется, нет таких людей. Сейчас таких нет правозащитников, каким был Андрей Дмитриевич Сахаров.

Сергей Хазов: Продолжает Валентина Николаева.

Валентина Николаева: Он много сделал для страны, для России. Не зря же он в свое время пострадал за убеждения.

Сергей Хазов: Акция "Свободу политзаключенным" не случайно была приурочена ко Дню памяти академика Сахарова. Находясь в ссылке в Нижнем Новгороде, Андрей Дмитриевич Сахаров не раз приезжал в Самару, где общался с учеными из филиала Физического института академии наук, среди которых было много диссидентов. Вспоминает инженер Александр Давыдов.

Александр Давыдов: Такие люди всегда нужны в любые времена и при любой власти. Потому что у власти интересы народа частенько не совпадают. Кому-то нужно защищать интересы народа. Поэтому я считаю, что такие люди нужны всегда.

Сергей Хазов: Сегодня в России очень не хватает таких правозащитников, каким был Андрей Дмитриевич Сахаров, поделилась Ольга Дмитриева.

Ольга Дмитриева: Я знаю, что он практически был, наверное, один из первых в нашем государстве правозащитником. Я знаю, что он просто не боялся об этом говорить с самых высоких трибун. Если все будут молчать, откуда же тогда правительство правду будет узнавать.

Сергей Хазов: Об акции правозащитников, приуроченной ко Дню памяти академика Сахарова, не сообщило ни одно самарское средство массовой информации. Итогом самарской акции стало обращение к президенту России Владимиру Путину с требованием освободить всех российских политических заключенных. Под обращением поставили свои подписи более двух тысяч самарцев.

В эфире Подмосковье, Вера Володина: "Грабителей земельных долей крестьян - к ответу" - это главный лозунг, с которым в Подмосковье 15 декабря проходили акции протеста. Граждане пикетировали прокуратуры - Генеральную, областную и более десятка районных, в частности, в Лыткарино. Рассказывает одна из участниц пикета Зинаида Сырова.

Зинаида Сырова: Народ не молчал, народ шумел, народ требовал. У прокуратуры была площадка занята полностью машинами, чтобы мы не подошли. Когда все это закончилось, машин уже никаких не было. Площадка была свободна.

Вера Володина: История с землями бывшего колхоза имени Ленина отличается от прочих приватизаций тем, что руководство скрывало от сотрудников свидетельства на земельные паи. Они обнаружились через несколько лет, когда бывший председатель колхоза, Герой Социалистического труда и депутат Верховного Совета поссорился с конкурсным управляющим, а так все шло по известному сценарию - колхоз-кооператив-банкротство, заинтересованное участие чиновников регистрационной палаты, распродажа земель под коттеджи. Павел Наумкин, юрист, специализирующийся на земельных вопросах, стал правозащитником для сотен бывших колхозников, когда они неожиданно для самих себя получили свидетельства на земельные паи.

Павел Наумкин: Почему вдруг мы стали получать эти свидетельства в ноябре 2002 года? Только потому, что конкурсный управляющий на тот момент Фрязинов Сергей Вячеславович поссорился с Якушиным Иваном Никитичем. Иван Никитич был снят с занимаемой должности. В порыве, как я пониманию, негодования он дал указание выдавать все свидетельства. Люди об этом узнали. У меня жена также получила свидетельство. Она в свое время тоже работал в колхозе. Принесла его домой. У меня появились документы, неоспоримо подтверждающие данную аферу.

Вера Володина: В том, что это именно так, убеждают, кроме свидетельств на землю 867 пайщиков, показания специалистов земельных комитетов и множество других документов, которые Лыткаринские суд и прокуратура не принимают во внимание.

Павел Наумкин: Земельный комитет и Люберецкий и Лыткарино дали множество писем, подтверждающих, что никаких сделок с землей не было. Что граждане ничего из колхоза имени Ленина не передавали никогда. В суде всплыли сразу три редакции одного и того же протокола, который граждане не подписывали. Он был сфальсифицирован. Я подал заявление о подложности доказательств в гражданском процессе. Извините, это статья Уголовного кодекса. Судья должен был приостановить рассмотрение дела и рассмотреть поданные мною заявления о подлоге. Я прошу вынести решение. Судя все мои заявления письменные, которые есть в деле, просто проигнорировал, хотя они отражены в протоколе судебного заседания, что я их подавал.

Вера Володина: Прошли они уже все мыслимые круги. А самый первый суд в присутствии съемочной группы программы граждане выиграли, но судья Кудашев тогда заявил в сторону Павла Наумкина: .

Павел Наумкин: Так оно и получилось. Когда я пришел и получил у него с большим опозданием это решение, там оказалось, что он не сослался ни на один документ, который я представил в дело, хотя этих документов у нас 15 томов. У нас есть такие неопровержимые документы, что это земля наша, никто ее не передавал, но, к сожалению, ни судья Кудашев, ни областной суд эти документы в расчет просто не принимают. Видно у них за основу решения принимается не документальная база, представляемая сторонами, а какие-то иные стимулы или мотивы.

Вера Володина: Граждане требовали, чтобы Лыткаринская прокуратура возбудила уголовное дело. В день проведения пикета им вновь было отказано. Пайщица Нина Харченко.

Нина Харченко: Я еще никак не успокоюсь. Нет причины возбуждать уголовное дело. Даже говорить - дыхание перехватывает. Но мы идем и боремся. Мы старые, мы даже и не думали, что нам придется на старости лет отстаивать свои права.

Вера Володина: Письма пайщиков Устинову, Лукину и Путину пересылаются в Лыткаринскую прокуратуру, где к ним относятся не лучше, чем к обращениям простых граждан. Нина Александровна.

Нина Александровна: Вот так ответили - а, было что-то. Как, мы старые люди. Президент есть президент.

Вера Володина: Пайщики верят, что где-то там, наверху, кто-то не знает, как в суде и в прокуратуре общаются с гражданами. Зинаида Николаевна о том, как прокуратура принимала жалобы от участников пикета.

Зинаида Николаевна: Сегодня, когда приносили, они были очень возбуждены. Они так грубо с нами разговаривали - идите отсюда, вы нам надоели!

Павел Наумкин: Прокуратура Лыткарино, в лице прокурора Лукичевой, просто издевается. После некоторых уговоров, пустили пять человек, в том числе и меня как представителя митингующих. Она к нам вышла и стала просто орать. Я начинаю говорить, она начинает орать. Со мной люди: . Она опять начинает орать.

Вера Володина: При все при этом люди верят, что свою землю они вернут. Объясняет Павел Наумкин.

Павел Наумкин: Они видели, как к нам приезжало . Снимали судью Кудашева. Он просто убегал от нас по коридору. Следующим шагом будет подача заявления в Московский суд на Генеральную прокуратуру. У меня уже другого выхода нет. Пусть там не смеются, что Наумкин не понимает, что он творит. Прокуратуру еще никто в кольцо не брал. Теперь это произошло. Народ уже перестает бояться. Если теперь мы уже объединяемся в некую организацию по всему Подмосковью, то силы наши многократно возрастают.

Вера Володина: Участники пикетов у районных прокуратур подписали обращение к президенту России с предложениями по восстановлению закона в сфере землепользования.

В эфире Пятигорск, Лада Леденева: Пятигорчанку Наталью Бирюкову собираются лишить родительских прав за жестокое обращение с детьми. Эту новость мне сообщили жильцы общежития по улице Кочубея, 67, где сегодня проживает мать пятерых малышей.

Наталья Бирюкова: Меня вызвали на комиссию. Там мне дословно сказали, что если вы не перейдете на Казарменную, 30, мы лишим вас материнства за жестокое обращение с детьми, что вы детей содержите в таких условиях. Богдан Витив дал вместе со своим юристом. Это заместитель генерального директора Помазанова.

Лада Леденева: Рассказала Наталья Бирюкова.

Раньше общежитие по улице Кочубея принадлежало предприятию . В 1990 году в нем были заселены около сорока комнат, каждая по 12 квадратных метров. В них жили швеи, ударницы Коммунистического труда, премированные жильем за отличную работу. В 1996 предприятие обанкротилось. Общежитие перешло в ведение ликвидационной комиссии, а в 2002 вместо передачи в муниципальную собственность было продано акционерному обществу всего за 10 тысяч долларов и вместе с людьми.

Зоя Круглова: Они нас купили, трехэтажное здание, за 350 тысяч как нежилое, хотя мы там живем, постоянно прописаны. Они нам предложили уйти - а не уходите по-хорошему, значит, мы вас будем выживать. Отключили нам воду, свет, отопление. У нас сейчас остались одни стены. Мы сейчас получаемся в этих стенах бомжами с пропиской.

Лада Леденева: Рассказала жительница общежития Зоя Круглова.

Вскоре все, кто смог найти крышу над головой, ушли из злополучного здания.

Галина Сушко: Вот этот Зенов, который первый купил это здание, бывший директор, он и сейчас там работает. Он перепродал просто. С топором в руках рубил здание, рубли двери, чтобы создать обстановку аварийного помещения, собственноручно. Об этом рассказали дети и жильцы.

Лада Леденева: Рассказала помощник губернатора Ставропольского края в Пятигорске Галина Сушко.

На сегодняшний день в общежитии уцелела лишь часть второго этажа. Здесь проживают 8 семей - 19 человек - в холоде, темноте, без воды и газа. Даже туалет в конце коридора новый хозяин заложил кирпичами. Впрочем, вода в общежитии есть, но жильцам ее не дают.

Жительница общежития: Вода есть на проходной. Нам приходится втихаря ночью носить воду, чтобы как-то что-то постирать, посуду помыть. Нам запрещают. Ребятам, если они попадутся, им, конечно, вплоть до увольнения.

- Над людьми просто издеваются. Я когда пришла и увидела, как наливается вода в бутылки, как горячей водой обкладываются дети, грелками, а сами потом рядом: Как ребенок со свечкой в керосиновой лампе в наше время сидит делает уроки! К сожалению, нашлись еще учителя такие в школе, которые говорят: .

Лада Леденева: Пытаясь отстоять свои права, пострадавшие обратились в суд. А собственник продолжил разрушение здания. Говорит депутат городской думы Пятигорска, общественный деятель, адвокат по делу Виктор Лукашонок.

Виктор Лукашонок: По крайней мере, год назад до сегодняшнего дня, можно сказать, что это здание в лучшем состоянии, чем многие, если не подавляющее большинство, общежитий в городе. Его искусственно разрушают.

Лада Леденева: На время судебного разбирательства Пятигорский городской суд запретил акционерному обществу проводить работы по перепланировке и реконструкции общежития, не связанные с благоустройством и улучшением жилищных условий граждан. Продолжает Виктор Лукашонок.

Виктор Лукашонок: С директором лично разговаривал по телефону. Я говорю: А он: .

Лада Леденева: Как оказалось, новый хозяин свозит двери в купленное недавно здание времен Великой Отечественной, куда собирается переселить людей. . Поясняет Зоя Круглова.

Зоя Круглова: Предлагают нам в жилье переселиться, это не жилье, а сарай. Они хотят нас туда переселить, да еще на каких основаниях переселять, чтобы мы у них еще и выкупали это жилье. Если сравнить наше здание, 3-этажное общежитие, которое они купили за 350 тысяч, а тот сарай они за 1,5 миллиона купили.

Лада Леденева: Комментирует Виктор Лукашонок.

Виктор Лукашонок: Да, не должны люди вообще ни копейки платить. У этих граждан есть это право, право на приватизацию этих комнат.

Лада Леденева: В новом здании нет окон - только двери. В общие кухню, ванную и туалет можно попасть лишь с улицы, комнат всего 5 на 8 семей, есть проходные. Это означает, что через жилплощадь одной семьи постоянно будут ходить другие.

Жительница общежития: А они теперь предлагают, раз мы одинокие, засунуть нас в комнаты. Извините, человеку 53 года, 43 года - их в одну комнату засунуть? Мы в общежитие живем каждый своей семьей, у каждого своя комната.

Сотрудник администрации Пятигорска: Здание это не только явление временное, там есть проект, по которому эту здание строилось. Видимо, просто собственник не успел до конца выполнить свои обязательства.

Лада Леденева: Прокомментировали ситуацию в администрации Пятигорска.

Галина Сушко: Наша администрация города в этой махинации приняла самое активное участие. Они обязаны были взять это общежитие, чтобы оно было муниципальным. Закрыли на все глаза.

Лада Леденева: Тем временем, новый собственник настаивает на переселении жильцов без заключения каких-либо договоров в здание, купленное на подставное лицо.

Галина Сушко: Стали собирать на нее документы, что якобы она пьяница, что якобы и так далее. Никто в общежитии этого не подтвердил. Даже на проходной их сотрудники сказали - да мы никогда в жизни ее пьяной не видели.

Лада Леденева: Пока что в ход идут лишь угрозы лишения материнства и соответствующие ходатайства в отдел по делам несовершеннолетних. А пока

Дима Бирюков: Темно, холодно. Боюсь.

Лада Леденева: Жалуется 7-летний Дима Бирюков. Сегодня у мальчика лишь одна мечта

Дима Бирюков: Дом со светом, с водой.

Лада Леденева: Поделился Дима.

Илья Бирюков: И с газом.

Лада Леденева: Добавил его 4-летний брат Илья.

В эфире Калужская область, Алексей Собачкин: В городе Малоярославце местная татарская община собралась построить мечеть, но власти не дали разрешения на строительство. Антимусульманские настроения в Малоярославце, действительно, присутствуют. В местную администрацию было подано прошение отказать в строительстве мечети, под ним около тысячи подписей. Но говорить о том, что малоярославчане все, как один, встали против мечети, нельзя, что следует из небольшого опроса, проведенного на улицах города.

Житель Малоярославца: Мне она не помешает. Если это кому-то нужно, пусть строят.

Жительница Малоярославца: Большинство коренного населения, проживающего сейчас в Малоярославце, - христиане. Поэтому мечеть не нужна.

Жительница Малоярославца: А я отношусь плохо, потому что другая вера, я против того, чтобы строили ее.

Жительница Малоярославца: Я считаю, ну пусть строятся, они же нам не мешают.

Житель Малоярославца: Я к этому ровно отношусь. Я придерживаюсь своей религии, но не против любой другой.

Алексей Собачкин: Мусульманская община Малоярославца обратилась в городскую администрацию с просьбой выделить участок земли под строительство мечети еще в июне. В городе на заборах тут же появились анонимные листовки, напечатанные на принтере, с призывами протестовать против строительства. Неизвестные авторы в листовке задавали риторические вопросы: Председатель татарской общины 79-летний ветеран войны Мисбах Габитов по поводу этих вопросов полон недоумения.

Мисбах Габитов: Шантажируют. Зачем это нужно? По домам ходят и шантажируют, что если здесь будет мечеть, то тут будет мусульманский центр, ваххабисты. Таким путем не построишь хорошее общество. Нельзя применять такие недозволенные методы агитации. Что это? На столбах, на заборах вешают листовки, как будто подпольная организация. Мы не политики. Мы обыкновенные мирные люди, которые веруют в свою веру.

Алексей Собачкин: От малоярославецких властей не удалось получить никаких комментариев по поводу запрета строительства мечети, так же молчат и малоярославецкие православные священники, которые были инициаторами сбора подписей. Только отец Алексей Поляков, настоятель храма в деревне Белкино, не побоялся высказать свое мнение.

Алексей Поляков: По поводу этих событий у меня двойственное отношение. С одной стороны, построение демократического общества требует уважения прав и свобод других вероисповеданий. Поэтому любая конфессия имеет право на обладание собственным молебным домом. Но с другой стороны, город Малоярославец имеет многовековую традицию, прежде всего, как город православный, где преобладает население, относящее себя к православной культуре. И поэтому строительство мечети идет в диссонанс с этой традицией многовековой исконно русских городов.

Более того, я не думаю, что сама община города Малоярославца способна построить мечеть, а это значит, что инициатива и интерес в город Малоярославец приходит со стороны других мусульманских общин, а это уже настораживает.

Алексей Собачкин: И вот на днях председатель татарской общины Мисбах Габитов получил официальную бумагу от малоярославецкой администрации, в которой написано: . Мисбах Габитов считает, что тем самым нарушены конституционные права двухсот малоярославецких мусульман.

Мисбах Габитов: Обидно, что наши права ущемлены. Обидно, что народ пошел на поводу отдельных нелюбителей мусульманства. Все-таки мы россияне, живем вместе со всеми рука об руку, работаем, трудимся, дружба у нас хорошая была. И сейчас есть она, не ломается.

Алексей Собачкин: А пока у малоярославецких мусульман нет своей мечети, они вынуждены совершать религиозные обряды под открытым небом.

Мисбах Габитов: У нас службы проходят на кладбище, потому что здания нет, крыши нет над головой, приходится терпеть вот такие неудобства. Мы полноценно не можем и молитвы свои отправлять.

Алексей Собачкин: Татары Малоярославца решили не обращаться в суд за защитой своих прав. Они не желают настраивать против себя православное большинство, а хотят жить с ним в мире и согласии. Поэтому вопрос о строительстве мечети отложен на неопределенный срок.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин: Главная наркоплантация Дальнего Востока - таков на сегодняшний день неофициальный статут Амурской области. По данным областной наркополиции, на территории Приамурья ежегодно вырастает 400 миллионов кустов конопли. И только в 2 из 20 районов области это растение не присутствует. В южных и центральных районах заготовка конопли чуть ли не основной бизнес на селе. Как говорят сами наркополицейские, в него втянуто более половины населения. Так ли это на самом деле? Чем сегодня заняты люди в амурских селах? Об этом рассказал житель одной из деревень, по вполне понятным причинам попросивший себя не называть.

Житель: Перебиваются случайными заработками. По весне посадить картошку, летом ее прополоть, зимой заготовить дров, кому помочь. Из подполья спер у кого картошку, соленья, всю дребедень, на сторону загнал, пропил - вот и весь заработок.

Антон Лузгин: Основной доход другой части населения села - заготовка и продажа дикорастущей конопли.

Житель: Считай от Михайловки аж до Игнатьева конопли ой-ой-ой. У каждого своя территория, схроны. Они ее просушили и закопали в ямы. Надо сейчас, пришли - раз, два взяли, сготовили, сделали. Приезжают из Хабаровска люди за покупкой готовой продукции, не считая того, что здесь есть посредники в городе. Фирма закручена, завязана. Отсюда продукция, оттуда идут вещи, одежда, обувь, даже техника та же поставляется. Товар на товар. Кроме того, деньги. Видел по своим соседям, как они обуваются, одеваются, то с моей зарплатой не сравниться.

Антон Лузгин: Как говорит мой собеседник, и сельские власти, и участковые знают в лицо заготовителей и потребителей конопли. Но никаких мер по этому поводу практически не предпринимают.

Житель: Пока сильно этот наркоман не навредит, не напаскудит, его не трогают. А как выпросил отлично изрядно, тогда его отправляют.

Антон Лузгин: Ситуация такая, говорят деревенские старожилы, что сегодня уже большая редкость, если молодой человек не употребляет наркотики.

Житель: Если примерно посчитать, то может быть процентов 15, а так все. Даже вот взять школьников, которые учатся с моей дочерью. Отец наркоман, курит, сын же далеко от этого не пойдет. Уже один к одному. А по деревне у нас их ой-ой-ой. Молодежь вся не работает. Если кто хочет трудиться, работать, ищет, ездит в город. А кто в деревне находится - нет. Если даже взять мою улицу, у меня напротив живут два брата-акробата. Не работают. Каждый день пьяные. Но они пьют и курят.

Антон Лузгин: По данным наркополиции, ежегодно в Амурской области производится 60 тонн наркотических средств. Каждое десятое зарегистрированное преступление связано с наркотиками.

В эфире Челябинск, Александр Валиев: Почему подростки становятся наркоманами? Виноват ли в этом кто-то - родители или, может быть, школа? На этот вопрос я попросил ответить двух наркоманов, которые смогли остановить течение своей болезни при помощи центра . Говорит Илья, 26 лет.

Илья: Мне было 12 лет. Любопытство, возраст обезьяний. Хочется то, что делают другие, что делают авторитетные люди. Авторитетные люди - это люди постарше, которых боятся, дворовая шпана. Эти люди в будущем искололись - кто-то умер, кто-то сидит. Ничего хорошо с ними не произошло.

Я наркотики стал употреблять далеко не от плохой жизни. Наоборот, все было хорошо. Все мне давалось. Проблем не было. Все от хорошего начиналось. Большинство тех, кого я знаю, с кем начинал колоться, именно от такого начинали.

Меня родители отдали в частную школу в 10 класс. Там большинство детей из очень преуспевающих семей. Тогда было 2-3 наркомана, кто героин употреблял. Инициатива от меня пошла, что тоже хочу попробовать. Прошло буквально 2-3 месяца, и эта волна захлестнула буквально всех моих знакомых. Все начали употреблять периодически героин. Он был очень доступен. Употребив, я чувствовал себя по-другому - раскованно, общаться мог, настроение хорошее.

Я проснулся дома. Ко мне заходит парень, мы вместе в школу идем. У него есть один шприц. Мне быстрее хочется уколоться. Мне на фиг эта аптека. Сейчас промоем шприц, и все будет нормально. Все, я укололся и тут же забыл об этом. Какое-то такое было мышление, что с кем угодно, но не со мной. Гепатитом заболел. Весь пожелтел. Меня в больницу увезли. В больнице было проще, чем во дворе. Там наркотик сам приходил. Барыги бегали под окнами в определенное время. Меня пытались лечить разными методами - возили к бабушке-шаманке, клали в реабилитационный центр, увозили, били, работу давали физическую. Все это не помогало.

Родители у меня замечательные. Было все, что возможно. Я не знаю. Никого винить я не хочу. Двор я не могу винить, потому что также были пацаны дворовые, кто не стал употреблять, кто не стал наркоманом. Поэтому я всегда прихожу в тупик, разбирая причины своей наркомании. Я прихожу лишь к одному, что это, видимо какое-то: Не объяснить эти причины пока.

Александр Валиев: Эта ситуация меркнет на фоне случая Константина. Ему 24 года, и он тоже член общества анонимных наркоманов. Если Илье проще, чем во дворе было достать наркотики в больнице, то Косте приносили зелье прямо в институт. И все бы ничего, если бы этот институт не был так называемой школой милиции.

Константин: В 17 лет, в 11-м классе я учился, познакомился с героином по собственной инициативе. После 11-го класса я поступил в институт Челябинский юридический МВД России. Первый курс у меня просто весь в употреблении. Летнюю сессию вообще просто прогулял. Через какое-то время забывается все плохое, остается только воспоминание кайфа. Я забываю все плохие моменты, прием в милицию. Кстати, с милицией проблемы были, но такие, которые в основном деньгами все решались. Я откупался всегда.

Из тех, кто начинал раньше меня, умерло очень много людей. Кто-то сидит, и сидит до сих пор. Кто-то отсидел и опять употребляет. Обучение в институте очень мне помогало употреблять, потому что я прямо там все покупал, и там все употреблял. Там у всех папы какие-то начальники. Всех отмазывали. Институт благополучно у меня накрылся крышкой. Меня оттуда отчислили за неуспеваемость.

На самом деле, ничего кроме собственного желания не может посодействовать выздоровлению. Как я бросил? Я пришел в группу анонимных наркоманов. Я не знаю людей, которые выздоровели, полежав в наркологии. Я вообще увидел чистых выздоравливающих наркоманов только в обществе анонимных наркоманов. Больше я их нигде не видел никогда. Никто в этом не виноват. Я вообще не знаю, почему я стал наркоманом. Возможно, генетически во мне что-то предрасположено к этому.

Александр Валиев: То, о чем рассказали Костя и Илья, произошло несколько лет назад. Трудно сказать, насколько сейчас реальна ситуация с проникновением наркодилеров в институты и больницы. Да и потом главное не в том, насколько свободно можно купить наркотик, а в том, почему такое желание возникает у внешне благополучных подростков. Говорит подростковый психолог Ирина Кильметова.

Ирина Кильметова: Не существует определенного перечня качеств подростков, проблем и даже причин, которые подталкивают подростка к употреблению наркотиков. Изначально предполагали, что подростки-наркоманы в основном из неблагополучных семей. Но статистика показывает равный процент употребления психоактивных веществ детьми из совершенно благополучных и обеспеченных семей. Тогда стали исходить из положений, что наркомания - это скрытая форма самоубийства, склонности к сауциду. Основная причина, по которой человек может покончить жизнь самоубийством, кроется, как правило, в неспособности человеком решать свои жизненные проблемы и в неспособности ставить цели. В последнее время, к сожалению, у подростков с целеполаганием большие сложности - или цели в жизни нет вообще, или постановка цели неэффективная, что приводит к разочарованию. А оно помноженное на неспособность находить выход из трудной ситуации приводит к различным формам склонности к самоубийству, в том числе и наркомании.

Александр Валиев: В Челябинске растет число летальных исходов, связанных с передозировкой наркотиков. В течение 9 месяцев этого года в областном центре зафиксировано 100 таких случаев.

В эфире Ижевск, Надежда Гладыш: С начала декабря члены садоводческого товарищества оказались будто в осаде. То к одному, то к другому изо дня в день стали приходить представители некой фирмы с предложением продать свой участок.

Этот садовый массив - один из тех, что находится в городской черте Ижевска, и которому грозит снос из-за притязаний на эту землю частных строительных фирм. Говорит председатель товарищества Леонид Столбов.

Леонид Столбов: - это московская фирма. Они здесь были летом, разговаривали. Мы им сразу дали понять, что люди продавать здесь не будут, потому что люди здесь обосновались надолго. Никто терять свою собственность не собирается. Мне начали звонить буквально люди на прошлой неделе со слезами. Причем, они говорят, что ваш председатель дал добро, то есть я как бы в курсе. Ни одного участка, никакого разговора с ними я не вел.

Надежда Гладыш: Фаат Гильмутдинов возмущен тем, что представители не постеснялись прийти к его жене даже в больницу.

Фаат Гильмутдинов: 7 или 8 декабря, незаконным путем узнав у несовершеннолетнего сына, где находится мать (мать находится в больнице с гипертонической болезнью), они поехали в больницу, потревожили больного человека. Две женщины и один мужчина. Одну женщину я помню как зовут - Инна Викторовна. Они сказали жене, что ваши огороды будут сноситься, пока не поздно вы должны нам продать свой участок, . Тот факт, что они незаконно узнают конфиденциальную информацию о телефонах, адресах неизвестно откуда, это как минимум две статьи Административного кодекса. Я смотрел. Причиняют вред здоровью больному человеку, лежащему в больнице.

Надежда Гладыш: Андрея Первухина донимали прямо на рабочем месте.

Андрей Первухин: Ко мне прямо на работу пришли две женщины. Как они представились? Риэлторши. Предложили мне пока небольшую сумму, чтобы я продал им свой участок, а потом стали предлагать еще деньги - нереальные деньги. Сумма была где-то от 20 тысяч. . Потом приехал сам директор этого на работу на своей машине. Он представился - Пермяков Андрей Владимирович. Он сказал, что уже многие участки проданы (порядка 7-8 участков уже проданы), так что вы ничего не теряете. В дальнейшем вы получите за каждую сотку 7-9 тысяч не больше. А мы вам, говорит, даем больше. Как говорится, могу выиграть в этом. Они мне и на сотовый звонят, и на домашний звонят. Они меня уже так одолели, что я уже не знаю, как с ними бороться. Это уже на протяжении двух недель.

Надежда Гладыш: 72-летняя Фаина Федоровна Глухова поймала фирмачей на прямой лжи. Те утверждали, что уже скупили несколько участков, хотя не уломали пока никого. А вот как обрабатывали ее самое с сыном.

Фаина Глухова: Неделю уже ходят ко мне. Сперва две дамы приходили. Потом приехали ко мне и на работу. . 120 тысяч это очень мало. Они уже приехали с начальником Пермяковым. Он спрашивает сына: . А сын был выпивши и говорит: . . Это было в 4 часа вечера. Уже темнело. Я не отпустила.

Надежда Гладыш: Интрига с усугублена тем, что сорок с лишним лет назад огородники свои участки создавали, отсыпая склоны оврагов. Они убеждены, что капитальные дома на насыпном грунте не устоят, поползут. Это опасение подтвердилось. Недавно развалился недостроенный дом на одном из участков . Тем не менее, настойчиво проникает на массив. Добыли списки, по которым обзванивают и посещают садоводов. Подали на товарищество в суд за то, что по осени те не пустили их на массив для того, чтобы пробурить несколько исследовательских скважин. Изыскательские работы ведутся полным ходом, хотя намерения граждан сохранить за собой свою собственность непоколебимо.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Отопление в городе накануне перевыборов мэра было включено в кратчайшие сроки и с повышенной интенсивностью. Но выборы прошли. Наступила зима. И оказалось, что рапорты чиновников о полной готовности города к отопительному сезону несколько преувеличены. Так в центральной части города в кварталах, где идет массовая новая застройка, о жителях старых домов явно забыли. У них отопление несколько лет назад отключено, и семьям с маленькими детьми уже не первую зиму приходится спасаться от холода с помощью электрокаминов или чудом сохранившейся старой печки. Говорят жители дома номер 56 по улице Невзоровых Анастасия Веселкина и Любовь Лукоянычева.

Анастасия Веселкина: Это еще мы мало одели. В курточке даже ходим дома, в валенках.

Любовь Лукоянычева: Я свою девочку по ночам даже пытаюсь в комбинезоне зимнем укладывать, потому что ночи холоднее. Никто не отапливает, и постоянный ринит. Стены сырые. Вещи в шкафах аж плесенью покрываются. Отапливаемся мы камином и газовыми баллонами, которыми в принципе нельзя отапливать, но у нас нет другого выхода.

Олег Родин: В Балахнинском районе в доме 18 по улице Ленина мерзнут без отопления также не первый год и старики, и младенцы, которых из-за хронической простуды родители вынуждены пичкать лекарствами. Говорят Надежда Караганская и Лилия Смирнова.

Надежда Караганская: Я сегодня даже заплакала. Дотронулась рученьки погреть, ничего не греет, в варежках сижу.

Лилия Смирнова: Даем постоянно антибиотики, постоянно живем с обогревателем, который у нас не выключается никогда. Кислород сжигается. Уже трудно дышать.

Олег Родин: Беда в том, что дом строился за счет самих жителей как кооперативный. 30 лет назад цены на строительство и обслуживание такого жилья были гораздо ниже нынешних, и платить за кооперативную квартиру было по силам даже совсем не богатым людям. Сегодня ситуация другая - и цены взлетели, и доходы у многих упали ниже прожиточного минимума, и коммуникации в доме поизносились, а на их ремонт и замену у жителей теперь нет денег. А коммунальщики помочь ничем не могут или не хотят.

Алексей Левкович: Люди хотят не вкладывать денег, тем более, в ЖСК. Все мы знаем, что ЖСК когда-то создавались. Но прошло 30 лет, люди ни за что не платили. Люди не платили ни за техническое обслуживание, ни за капитальный ремонт. Сейчас сети пришли в негодность. Мы считаем, что они должны нанять какую-то специализированную организацию, которая сделает проект, расчеты и поправит положение в этом ЖСК.

Олег Родин: Пояснил Алексей Левкович, директор предприятия "Тепловые сети". Сейчас на ремонт тепловых сетей жителям холодного дома требуется собрать порядка 200 тысяч рублей. Нужно искать эти деньги, или придется очередную зиму зимовать в не отапливаемых квартирах. В подобной ситуации некоторые жители еще одного холодного дома смогли оборудовать в своей квартире индивидуальное газовое отопление, но не всем такое удовольствие оказалось доступным. На установку газового отопления хозяину квартиры нужно выложить около 80 тысяч рублей.

Валентина Грешнова: Не могу я позволить. Подо мной сосед провел. У него точно такая же квартира. В 80 тысяч ему встало. У меня средний душевой доход составляет 1800 на человека.

Олег Родин: Пояснила Валентина Грешнова. А ее соседка, работница администрации, нашла 80 тысяч на газовый котел. Теперь она недоумевает - почему за ее счет должны были бы восстанавливать отключенную от дома за долги общую котельную, когда ей куда проще оборудовать индивидуальное отопление собственной квартиры.

Жительница: В любом случае, если бы работала и не работала котельная, мы бы проводили газ. Это для нас дешево. Почему мы должны платить каждый месяц квартплату, чтобы у соседа топили?

Олег Родин: Разногласия во мнениях жителей по поводу газоснабжения и отопления дома выразили, в частности, Антонина Фомина и Людмила Украинская. Они считают, что внешние коммуникации должны оплачивать коммунальные структуры или администрация.

Антонина Фомина: Инженерные сети, которыми является уличная газификация, уличный газопровод, - это инженерные сети. Это не мое. Я за него платить отказываюсь.

Людмила Украинская: Отопление, чтобы за счет администрации, так как они закрыли котельную.

Олег Родин: А коммунальщики заявляют, что жители должны собрать всего по 640 рублей с каждого квадратного метра квартиры, чтобы можно было восстановить работу котельной. Так сказала Галина Сучкова, начальник ЖЭУ.

Галина Сучкова: Я считаю, что они хотят бесплатно провести газ. Они бы платили 641 рубль за один квадратный метр, чтобы мы затопили котельную для этих квартир.

Олег Родин: Поскольку у большинства жителей денег на газификацию и на восстановление работы котельной нет, Валентина Грешнова предлагает использовать зимой для жилья в каждой квартире только по одной комнате, которую придется прогревать электрокаминами.

Валентина Грешнова: Вот так и будем жить. В одну комнату надо садиться, чтобы все обогреватели собирать, а остальное замораживать, весь дом.

Олег Родин: А по отчетам чиновников с отоплением у нижегородцев полный порядок.

В эфире Казань, Олег Павлов: Из более чем миллиона населения Казани 100 тысяч - это студенты. Иностранцев сред них, в общем-то, немного, но они есть. Учатся в основном на медицинском или в Казанском государственном университете.

Фарид Хайдаров: В первую очередь, это студенты, приезжающие по направлению Министерства образования. Они учатся на тех же условиях, что и российские граждане, получают точно такую же стипендию, имеют точно такие же условия, например, в общежитии, как и российские студенты.

Олег Павлов: Декан иностранных учащихся КГУ Фарид Хайдаров рассказывает, что проблемы, подобные воронежской, в Казани были в конце 70-х - 80-е годы прошлого века, когда в городе был разгул уличной преступности.

Фарид Хайдаров: С середины 80-х годов студенты-иностранцы были размещены компактно в одном общежитии. Так они до сих пор и проживают. Может быть, поэтому сложилось у них впечатление, что проживают изолированно. Со стороны это выглядит изолированно, а внутренние их ощущения, что они вместе. Им кажется, что так безопаснее.

Олег Павлов: Типовое строения общежития номер 6 расположено на улице Аделя Кутуя, там же, где и большинство студенческих общаг. Иностранные студенты, действительно, занимают несколько этажей одного крыла здания. Но здесь же живут и россияне. Никаких баррикад, железных дверей и решеток между ними нет.

На кухне что-то готовит паренек из Вьетнама. Представился как Бинго. Спрашиваю:

Бинго: Нормально. Мы учимся в институте, общаемся со студентами. Приглашаем друг друга в гости.

Олег Павлов: Бинго поддержал сосед по этажу Элдар Алфред из Мозамбика.

Элдар Алфред: Иногда бывает, но не так как в Воронеже. В Казани все не так. Я могу сказать, что здесь в Казани есть очень добрые люди. Очень сильно здесь религия влияет, чем в Воронеже.

Олег Павлов: Постепенно к нашему разговору присоединяются еще двое - студенты из Ганы и Замбии.

Студент: Бывает, когда они обижают нас. Например, ты идешь по улице, а тебе говорят плохие слова, которые нас обижают. Но чтобы они нас трогали, не было такой ситуации.

Олег Павлов: Раз заговорили на эту тему, то вспомнили Воронеж. Казань с ним не сравнить. Спрашиваю - откуда знаете, ведь учитесь в другом городе?

Студент: Мы в Воронеже учились. Там были случаи, мы сами видели, как это произошло.

Олег Павлов: То есть вы сами в Воронеже учились?

Студент: Да.

Олег Павлов: У студента из Ганы своя точка зрения, почему в Казани спокойнее.

Студент из Ганы: Здесь у нас иностранцев мало, чем, может быть, в другие городах, например, в Воронеже или Москве. Может быть, из-за этого. Мы ходим на дискотеки, ходим без проблем. В Воронеже очень сложно даже ходить на дискотеку.

Олег Павлов: Даже не верится. Неужели все так хорошо? Не случались конфликтные ситуации? Из четверых моих собеседников только Бинго припомнил, что несколько лет назад у него были проблемы.

Бинго: Я помню два года назад, когда гулял ночью, четыре мальчика меня поймали. Но это маленькая проблема.

Олег Павлов: Декан этих ребят Фарид Хайдаров говорит, что в основном он борется с так называемым . Приходится объяснять, что у иностранных студентов больше обязанностей, чем прав.

Фарид Хайдаров: Я, как административный работник, постоянно должен подчеркивать определенные ограничения в их правах, связанных с этой же регистрацией, достаточно сложной в российских условиях.

Олег Павлов: Получается, что самая большая проблема у иностранных студентов в Казани - это российская бюрократия. А так ничего - можно и жить, и учиться.

В эфире Саранск, Игорь Телин: До наступления Нового года остается уже меньше двух недель. Традиционно именно в это время в Мордовии проходят различные благотворительные акции. Адресованы они, в первую очередь, детям. Уже несколько лет подряд накануне новогодних праздников проходит одна из них. Ее название детям>. - это команда КВН Мордовии. В этом году, как рассказал президент КВН Мордовии Алексей Стешин, подарки получили дети из трех домов-интернатов республики.

Алексей Стешин: То, что сегодня происходит, это уже стало хорошей традицией. Единственное, хочется добавить то, что эта традиция нарастает в своих масштабах, становится все больше. Все больше наших друзей, которые любят КВН, помогают нам.

Игорь Телин: Первый адрес, куда были доставлены подарки, Арх-Голицынская коррекционная школа-интернат. Расположена она в Рузаевском районе, недалеко от Саранска. Сейчас здесь живут и учатся 130 ребят с отклонениями в умственном развитии. Одна из особенностей благотворительной акции игроков команды КВН, они не сообщают заранее о своих визитах. Так что, их приезд становится всегда неожиданностью. И в этот раз директор интерната не ожидала приезда гостей с подарками.

Директор интерната: Гости у нас редко бывают, конечно. Мы очень рады, что вы приехали. Дети почувствуют, что есть друзья, что в этом большом мире они не одни.

Игорь Телин: Сам интернат получил набор спортивных принадлежностей - это на всех, а каждый его воспитанник - по пакету со сладостями, наборы канцелярских принадлежностей и мягкую игрушку. Далее путь игроков команды КВН лежал в Инцарский район. Здесь в районном центре расположен интернат для детей-сирот. 117 воспитанников, не имеющих родителей, находятся на полном иждивении государства. Тем больше была радость малышей, если учитывать, что подарков в их жизни, которая проходит без родителей, было очень мало.

- Дети всегда рады гостям. Когда они получают подарки, это радость двойная.

Воспитанник интерната: Я очень рад, что к нам приехали гости и подарили игрушки.

Игорь Телин: Следующий адрес - Кочелаевская школа-интернат в Ковылкинском районе. Сюда игроки команды КВН привезли канцелярские принадлежности и спортинвентарь. Но, признает воспитатель Мария Лазарева, самое главное для детей, а их здесь 226, - это новогодние подарки и сладости.

Мария Лазарева: Мы рады встречать гостей, чтобы наши дети чаще улыбались, чтобы светились у них глазки.

Игорь Телин: Подарков было так много, что пришлось арендовать две . Места не хватило даже самим игрокам КВН, кто хотел посетить детские дома и интернаты. Поместиться в машине смогли только несколько человек.

Игрок команды: Сегодня, пожалуй, самый впечатляющий и восхитительный момент всей нашей благотворительной акции - это вручение подарков непосредственно детям. Их улыбки, искренняя радость - это, пожалуй, лучшая награда для всех нас.

Игрок команды: Ребятишки, на самом деле, нуждаются в этой поддержке, в этой радости, которую дарят:

Игрок команды: Как и любой ребенок, мы в детстве тоже были рады любой конфетке, а тем более обделенные дети. Каждой мягкой игрушке, любому слову рады.

Игрок команды: Такое счастье видеть восторг в глазах детей, то, что мы приносим частичку радости, частичку праздника в их жизнь.

Игорь Телин: Члены команды КВН признали, их просто пугает количество детских домов и интернатов в Мордовии. По сути дела, в каждом из более чем двух десятков районов республики, есть такие социальные учреждения. Причем в некоторых районах их несколько. В каждом из них воспитываются 100 и более детей - детей, у кого нет родителей вообще, чьи папа и мама лишены родительских прав или отказались от своих, например, больных малышей. Это реальный показатель социального неблагополучия.

XS
SM
MD
LG