Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конец Света


[ Радио Свобода: Программы: Россия: С христианской точки зрения ]

Ведущий Яков Кротов

Конец Света

Яков Кротов: Сегодня наша программа посвящена концу света. У нас в гостях ректор Заокского христианского гуманитарно-экономического института Евгений Владимирович Зайцев; пастор, доктор богословия Ростислав Николаевич Волкославский и журналист, ведущий одной из христианских радиопрограмм светлана Ростиславовна Осадчук.

Конец света пока не наступил, но для христиан конец света - это, по крайней мере, три или даже четыре главы в Новом Завете, это проповеди Спасителя накануне его шествия на распятие. И поэтому, конечно, многие христиане, читая Евангелие, размышляя о Евангелии, не идут дальше Нагорной проповеди, застревают на заповеди "подставь щеку" и думают: "Это как так?!". Но все-таки некоторые доходят и до скорого конца света. И тогда забывают насчет "подставь щеку" и только держатся за щеки свои, говорят: "Ах, какие мы бедные, какие мы несчастные. Разве это свет? Смотрите, как нам достается".

Многие христиане ожидают активно конца света. Все наши сегодняшние гости - представители христианской конфессии, адвентисты Седьмого дня, Церкви адвентистов Седьмого дня. Свое название она получила в середине 19-го столетия от слова "адвент", на латыни "адвентус" - это "пришествие", буквально русская калька такая. У католиков адвентом называется пост, потому что это время подготовки к встрече со Спасителем. И вот, за вами, друзья мои адвентисты, слава, что вы ждете конца света более чем другие христиане, что вы более думаете о признаках конца света и есть вам по этому, что сказать.

Наверное, тогда первый мой вопрос такой. В Евангелии перечислены несколько признаков конца света. Какой из них кажется вам наиболее важным, актуальным на сегодняшний момент? Что из того, что вы видите в современной России, в современном мире, но, прежде всего в России, указывает, на ваш взгляд, на то, что конец света не пустой звук? Слово - прежде всего светлане Осадчук. Добрый день, прошу вас.

светлана Осадчук: Добрый день. По роду своей деятельности мне приходится практически каждый день делать программы о людях, которых принято называть незащищенными слоями населения. Мне каждый день приходиться беседовать либо с родителями детей-инвалидов, либо с беспризорными детьми, либо с детьми, больными гемофилией. И каждый день приходиться видеть, что на самом деле жизнь гораздо сложнее, гораздо тяжелее для большинства людей, чем кажется обычному человеку, который ограничен общением своими друзьями, своей семьей и вроде бы все неплохо.

На самом деле, когда видишь, сколько горя и сколько страданий на сегодняшний день в мире, то кажется, что, действительно, наверное, эти стенания, эти слезы уже дошли до Господа. И, я думаю, что конец света в данном случае - это не конец света, а восстановление какой-то справедливости, начало какой-то эры, где будет этого всего меньше. Потому что так долго продолжаться, мне кажется, не может.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Петербурга. Георгий, добрый день, прошу вас.

Слушатель: Здравствуйте. Конец света уже объявляли несколько раз в конце столетий. Но в наше время основания очень серьезные. Но дело в том, что Апокалипсис должен быть. Предполагают многие, что он начался с явления Девы Марии в 1917 году в Фатиме. Некоторые считают, что Первая мировая война 1914 года была началом. Но сколько продлится Апокалипсис, никто не знает. "Что нам остается, бедным христианам, делать" - такое есть выражение. Поступки чтобы у нас были хорошие, мысли, чувства.

Яков Кротов: Спасибо, Георгий. Итак, действительно, мировые войны, болезни: О болезнях говорится в проповеди Спасителя о страшном суде. Но есть такая вещь, как болезнь эксперта. Милиционеры во всех видят потенциальных преступников. Приведи любого, я боюсь, из нас к психиатру - он сразу найдет у нас какое-то заболевание психиатрическое, потому что он смотрит на миру через призму своей специальности. А историк, который не имеет дел с тяжелыми больными, он все-таки скажет, что обилие больных в современном мире связано с прогрессом, связано с улучшением медицины. Вы же, адвентисты, вы же энтузиасты медицины. Люди стали дольше жить. Раньше они просто не доживали до болезни Паркинсона, умирали все в младенчестве, в первые дни, в первые недели жизни. Поэтому гемофилия, то, что человек с параличом врожденным все-таки продолжает жить - это, скорее, радость, это признаки просветления какие-то человечества. У неандертальцев, конечно, не было таких проблем, все были накачаны, мускулисты, потому что все остальные помирали рано. Поэтому еще раз повторяю свой вопрос: признаки конца в современном мире и, в частности, в современной России.

Евгений Зайцев: Добрый день. Прежде чем подчеркнуть важность тех или иных признаков конца, я хотел бы обратить внимание на формулировку вопроса. Вы часто подчеркиваете это выражение - "конец света". Что интересно, в Евангелие и вообще в Библии нет этого выражения. Мы, как адвентисты Седьмого дня, верим во второе пришествие Иисуса Христа, мы верим в "кончину века" (это, действительно, библейское изречение), но мы понимаем о кончине греховного существования человечества, мы не говорим о конце света в целом. Конец света - это все, это тупик, это никакой надежды для человечества. Мы подчеркиваем окончание греховного существования человечества.

Если говорить о признаках, я хочу вернуться к болезням. Я врач по своему первому образованию, и когда я заканчивал медицинский институт, в 1978 году, мы, студенты, вообще не слышали, скажем, о проблеме ВИЧ-инфекции, о СПИДе, болезни, которая сегодня приобретает пандемический характер. Это заболевание глобального масштаба. Помимо СПИДа, мы можем говорить о других заболеваниях, которые медики называют болезнями цивилизации, болезнями века, о том, чего раньше вообще не было. Поэтому эта глобализация тех или иных знаков или знамени, или признаков, о которой говорил Христос в своей знаменательной проповеди, глобализация является как бы показателем приближающегося конца.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Петербурга. Александр, добрый день, прошу вас.

Слушатель: Добрый день, Яков Гаврилович. Добрый день, господа адвентисты Седьмого дня. С почтением отношусь, потому что одна из ветвей, наверное, наиболее близких мне в христианстве. У меня два вопроса. Первый по поводу концепции страшного суда. Как вы это для себя можете определить. Были теории предопределения, где каждому уготовано место в аду или в раю. Мне больше по душе, что спасутся все, вне зависимости от греховности, от покаяния. Извините, это ересь, Яков Гаврилович, я понимаю, но, тем не менее, милосердие и христианство в корне я вижу именно так. То, что спасутся все, что здесь мы пребываем, так сказать, в адовой форме.

По поводу страшного суда. Обычно буддисты определяют нирвану через "не": это не то, не это. Страшный суд обычно в христианстве определяется очень примитивно - с котлами, с чертями и так далее, рай - не знаю, с райскими кущами, с райскими плодами. У адвентистов есть свое видение страшного суда - и как этот суд можно перевести на наш язык, на земной?

Яков Кротов: Спасибо, Александр. Итак, наши сегодняшние гости уже отметили, что конец света - это вовсе не конец света, а это начало света и конец всяческих безобразий, которые только застят свет.

И все-таки для многих христианских мистиков вечная жизнь, царство божье, сама суть Евангелия - это благая весть о том, что царство Божье приблизилось. То есть как будто бы, действительно, оно уже напирает в дверь, уже контуры видны. Значит, это будущее уже можно осязать или нет? И в чем тогда признаки осязаемости того, что приблизился конец и близок новый век?

Ростислав Волкославский: Здравствуйте. Я хочу ответить молодому человеку в отношении Страшного суда. Это распространенное выражение "Страшный суд". Но в Священном писании больше говорится о праведном суде, о святом суде божьем. Праведный суд - Божий. Я бы не сказал, что он страшный для всего будущего человечества. Он страшный для носителей зла, притом закоренелых носителей зла, которые не хотят раскаиваться и так далее. Бог положит конец всякому беззаконию в этом мире. А суд этот праведен, и, как говорится в священном писании, в том же Откровении, в Апокалипсисе говорится, что народы прославят Господа, "ибо открылись суды Твои, Господи". То есть то, как Бог будет судить всю историю человечества, всех жителей земли, - это покажет бесконечную справедливость Божию, бесконечную премудрость Божию и бесконечную благость Божию в конечном счете.

Да, кто не раскаялся, священное писание говорит, тот не наследует жизни вечной, он получит заслуженное наказание.

Второе пришествие Христа не является угрозой человечеству как таковому. Я бы сказал наоборот, второе пришествие Христа - это надежда для человечества, достигшего таких ужасных тупиков политических, экономических, экологических и так далее, кризисов, которые каждый день умножаются, и уже разрешить их на уровне человеческих возможностей невозможно. Становится все более и более очевидным, что нужен спаситель сверхъестественный, грядущий с небес. Второе пришествие и есть помощь человечеству, зашедшему в тупик.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Алексей, добрый день, прошу вас.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос насчет христианства. Собственно говоря, христианство после того, как Иисус покинул нас всех, оно же было жутко извращено. Во-первых, оно сразу разделилось на две большущие секты, из которых потом возникло православие и католичество, потом появились протестанты. Вдобавок ко всему, Иисус учил добру, учил нежности, справедливости. Собственно говоря, кто учил католиков инквизиции? Кто учил православных расколу и погромам?

Яков Кротов: Спасибо, Алексей. Давайте за католиков мы как-нибудь поговорим с католиками, за православных - с православными. Адвентистам легче. За вами, кажется, никаких грехов серьезных нет, кроме хорошей стоматологии и прочих прелестей здравоохранения.

И все-таки ведь и вы, адвентисты, как движение, во многом строили свои созидание, во всяком случае, в начале, на обличениях католичества. Вот Римский Папа для вас - антихрист, который гнал святых христовых и в XY веке, и в XYI. Истреблял? Истреблял. Многие адвентистские теологи считают, что когда Наполеон взял в плен Папу Римского, то этого зверя, антихриста, католическую церковь, ее поразили, нанесли рану. А когда в 1929 году Папа заключил договор с Муссолини, лютеранские соглашения, то эта рана исцелилась. Все прямо по Апокалипсису происходит, значит, и остальное скоро произойдет.

Я все-таки спрошу нашу сегодняшнюю гостью светлану Осадчук, которая так по-доброму отозвалась о больных. Сейчас святейший отец Римский Папа находиться в больнице, чувствует себя очень плохо. Все-таки скажите, что, католическая церковь субботу не соблюдает, святых гнала и само ее существование - это существование антихристовой организации и признак тоже тупика, в котором мы оказались?

светлана Осадчук: Вы хотите мое личное мнение?

Яков Кротов: Если ваше личное мнение не совпадает с мнением адвентизма, то давайте сперва одно, потом другое.

светлана Осадчук: Мое личное мнение, что в католической церкви, наверное, самое большое количество детей Божьих, если можно так выразиться, хотя бы потому, что по численности это самая многочисленная церковь в мире. Следовательно, там больше всего христиан, настоящих христиан. Потому что когда этот самый момент настанет критический, который мы ожидаем, когда придется дать ответ перед Богом, то главный вопрос, который там будет нам задан, это что вы делали, живя на этой земле: посещали ли Вы больных, посещали ли Вы заключенных, что именно конкретно Вы сделали. И именно по этому признаку, как мы относились к своим ближним, мы будем разделены в результате на две стороны, правую и левую стороны. Я думаю, что представителей католической церкви будет огромнейшее количество, поскольку у них очень развита вот эта сторона деятельности. Я думаю, что среди них будет огромнейшее количество людей спасенных. Я думаю, что мы будем все рядом - те, кто так верили и так жили.

А если вы хотите какие-то догматические моменты, спросите, может быть, у специалистов.

Яков Кротов: Спасибо. Но сперва у нас есть звонок из Петербурга. Юрий, добрый день, прошу вас.

Слушатель: Добрый день. Я хотел вам немножко возразить. Во-первых, когда Вы проводили рассуждения о возрасте жизни нашей. Дело в том, что христианство в своем учении никогда не ставило заботу о длительности жизни, особенно в своей части в православии. Поэтому эти рассуждения здесь неуместны.

И второе. В отношении сроков и признаков конца света. Ведь до второго пришествия Христа в начале должен Антихрист быть. А признак прихода Антихриста один, который очень ясно прописан и в христианстве, и у мусульман, и у православных, и у католиков - это восстановление третьего храма Иерусалимского. Поэтому сегодня говорить, может быть, еще преждевременно. Если признаки все совпадут - и экологические, и климатические, но самый главный последний признак - это восстановление храма. Будем ждать этого. Всего наилучшего.

Яков Кротов: Спасибо, Юрий. Конечно, когда речь идет о том, что в современном мире люди стали здоровее и дольше живут, было бы странно утверждать, что это заслуга православия или христианства в целом. Но все-таки люди, которые создавали современную медицину в XVIII-XIX веках, все были верующие. Это были верующие христиане, и они руководствовались духом любви к людям. Поэтому они ставили часто над собой опыты, грозившие смертью, а многие из них погибали. И, тем не менее, видите, результат: больше больных людей, те, кто раньше бы умер, теперь живы. И как к этому относиться? Наш сегодняшний гость - пастор Ростислав Волкославский - говорил, что мы в тупике. Но, оказывается, недостаточно быть в тупике, чтобы ожидать конца, а нужно еще и храм Соломонов восстановить. Значит достаточно что, выставить вокруг горы священной в Иерусалиме оцепление получше, чтобы никто туда кирпича не пронес, - и пока храм не восстановят, не будет и конца света? Где здесь граница между буквалистским пониманием Писания и нормальным, извините?

Ростислав Волкославский: Я хочу, чтобы мы не уходили от основной канвы нашей беседы. Вопрос, который нам поставил ведущий нашей программы, достоин того, чтобы более глубоко остановиться, чтобы были прояснены эти моменты в отношении характеристики католицизма и папства. Нужно сказать, что и то, и другое на своем месте. Средневековое папство или средневековый католицизм определенно получил однозначную оценку в современной и даже исторической науке, и даже в духовных выступлениях в современном понтификсе, который кается за дела, которые не соответствовали воле Божьей и не были христианскими делами, а именно - антихристианскими делами. Поэтому как система, которая на протяжении веков проявляла нехристианский дух, агрессивный дух, она заслуживает той характеристики, о которой говорится в Священном писании.

Что касается личностей отдельных Пап, мы не вправе того или другого человека причислять к антихристам. Потому что Бог видит сердце человека. Я никогда не открою свои уста, чтобы сказать, что современный Папа - это Антихрист. Он человек, он христианин и так далее. Другое дело - система, которая века существовала, она должна получить историческую оценку. Эта историческая оценка совпадает.

Яков Кротов: Спасибо. У нас звонок из Москвы. Леонид Владимирович, добрый день, прошу вас.

Слушатель: Добрый день. Спасибо за возможность высказаться. Владимир Соловьев однажды сказал, что все деяния человеческие не для того, чтобы сделать рай на земле, а чтобы ада не было. Вот это нравственная позиция. А чтобы не было ада, свет должен быть в душе каждого. И конец света наступит, если свет в душе погаснет. Это мое глубочайшее убеждение. Поэтому я воспринимаю словосочетание "конец света" как гибель души в человеке. А если свет в душе, то и конца света такого не будет.

Яков Кротов: Спасибо, Леонид Владимирович. И все-таки тогда давайте вернемся к вопросу нашего слушателя. Храм Соломонов буквально должен быть восстановлен или нет?

Ростислав Волкославский: Мы понимаем, что такой храм восстановлен никогда не будет. Потому что он, храм, который был однажды на земле, он исчерпал свое и богословское назначение, и историческую свою сущность. Потому что храм Соломона имел определенное время, были семьдесят седьмин определены, или 490 лет последний раз Господь через пророков определил для существования храма и иудейского государства, как богоизбранного народа. И с того момента, как Иисус Христос сказал, все остается.

Яков Кротов: Давайте сейчас мы прервемся, потому что да, вот эти слова Спасителя о том, что храм будет разрушен, он запустеет и вместо него воскреснет новый храм, тело самого Христа, они прозвучали. Но дальше-то что? Все-таки в современном нашем мире, какие явления позитивные, а какие негативные? А иногда, может быть, это совпадает с христианской точки зрения?

В первой половине передачи, естественно, мы уперлись в вопрос о том, как понимает христианин слово Божье: буквально или не всегда. Вот сказано о неделях, седминах в старом славянском переводе Библии, которыми пророк Даниил измеряет время. Это буквально или седмина, неделя, это может быть эпоха? Ведь в греческом оригинале Нового Завета говорится не о веке, как о столетии, а говорится - "эон", то есть эпоха, которая может длиться и несколько веков. Храм Соломона будет восстановлен, говорили многие мистики, - и это признак конца, потому что он не должен быть восстановлен. Поэтому Антихрист будет пытаться его восстановить. У Владимира Соловьева в его краткой повести об Антихристе, Антихрист как раз пытается восстановить храм, а там все время землетрясения, взрывы, и так ему это и не удается. Многие люди относятся вообще к современной цивилизации, как к попытке построить такой храм земной гордыни, земного властолюбия, новый Вавилон. И адвентисты любят припоминать Вавилон, что это все может и может повториться. И то, что светский, неверующий человек считает, что это неплохо - ну, телевизор, возможность сесть не сверхзвуковой самолет и за несколько часов оказаться на другой стороне земного шара. А это признаки конца света: время убыстряется, видите, новые болезни появились. Значит, действительно, пора готовиться к концу.

А как? - тогда встает вопрос. Зачем адвентисты разворачивают сеть больниц, поликлиник, так заботятся о своем здоровье, если завтра конец, если завтра в поход.

Евгений Зайцев: Да, мы, как церковь, ожидающая второго пришествия Иисуса Христа, и проповедующая об этом, уже самим своим названием, в то же самое время очень много внимания уделяем земному, если можно так сказать. Потому что в преддверии этого события, как последователи Иисуса Христа, мы должны являть добро, являть мир, любовь, милосердие, сострадание. Я хотел бы обратить внимание на то, что после того, как Иисус Христос ответил ученикам своим на вопрос, "скажи нам, когда это будет", и когда Он перечислил целый ряд знамений или признаков приближающегося конца, он рассказывает несколько притч. И среди этих притч есть известная притча о талантах. В этой притче Иисус Христос как раз таки и показывает, чем должен заниматься человек, ожидающий возвращения своего господина. Он должен трудиться, он должен решать какие-то земные дела для того, чтобы приумножить то, что ему дано. Поэтому мы, как верующие, ожидающие второго пришествия Иисуса Христа, не сидим, сложа руки, и не занимаемся только тем, что говорим об этом постоянно. Мы пытаемся вложить в дело те таланты, дарования, которые Господь дал каждому из нас, верующему христианину, чтобы облегчить существование человека на этой грешной земле, чтобы помочь людям обрести надежду, мир в своем сердце и смотреть в будущее без страха, а с этим христианским оптимизмом, ожидая именно возвращения Христа, а не Страшного суда.

Яков Кротов: У нас есть звонок из Петербурга. Добрый день, прошу вас.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к организаторам сегодняшней передачи. Радио Свобода характерно стремление к объективному освящению событий и обсуждаемых вопросов. Почему же когда Радио Свобода обсуждает такие вопросы, как сегодняшний и подобные религиозные вопросы, к обсуждению не привлекаются представители науки и научного подхода? Я не раз слушал с религиозных точек зрения, и ни разу не участвовали в этих передачах ученые.

Яков Кротов: Спасибо. Все передачи прослушать технически, я думаю, невозможно. На самом деле именно в нашей передаче "С христианской точки зрения" участвовали ученые, в том числе неверующие ученые, сошлюсь хотя бы на академика Виталия Лазаревича Гинзбурга, который уж такой ученый, что по сравнению с ним многие другие ученые просто неучи. Но в передаче о конце света, что делать ученому? С точки зрения науки конца света не то, чтобы не может быть, но эксперимент тут не поставишь, наблюдения не проведешь - значит, говорить просто не о чем. Но многие ученые в России православные ведь люди, и многие боятся конца света. Сегодня вспоминали слова апостолов, когда это будет. Те слова апостолы говорили с надеждой. В том числе, что "Господи, поскорее бы, ну когда же". А Господь их слегка сдерживал. В России последние 15 лет, как пошла религиозная свобода, у людей отношение к концу света стало отчетливей, и в основном оно негативное. Вот перепись - это признак конца света, Антихрист хочет всех сосчитать. Вот ИНН, вот невидимые отметки будут на лоб ставить - это все тоже признаки конца света, давайте выступим против.

Друзья мои, так если это признаки конца света, надо говорить: скорее ИНН, скорее паспорт, скорее невидимую печать, потому что скорее должен быть конец света, не надо его затягивать. Опять же тогда вопрос нашей сегодняшней гостье светлане Осадчук. Вы лично как: как апостолы - чтобы поскорее, или, как все, чтобы чуть-чуть здесь попрыгать, а конец света может подождать?

светлана Осадчук: Вы знаете, когда я училась в школе, то очень хотела, чтобы было все поскорее, потому что я была единственной девочкой в классе, которая верила в Бога. Все остальные 30 человек надо мной смеялись под руководством учительницы. И, конечно, тогда мне очень хотелось восстановления справедливости. Мне хотелось, чтобы весь класс понял, в конце концов, что я не просто в курсе последних достижений науки, не просто я невежественная девочка, а что на самом деле я гораздо больше их всех понимаю в жизни, несмотря на то, что мне 8 лет. Я не хочу говорить, сколько мне сейчас лет, но на самом деле да, немножко с возрастом меняется к этому отношение.

Вообще, на заре христианства тоже люди сильнее этого хотели. То есть если первый век христианства, в посланиях Павла там кругом, что хотят люди, они говорят, что все это скоро будет, и вроде бы очень этого хотят. Сейчас человечество стало старше и как бы, наоборот, хочет это отодвинуть, не хочет об этом говорить, думать. Вообще, на сегодняшний день, у меня такое ощущение, что это стало дурным тоном в христианстве. Если христианство, то, действительно, поговорим лучше о смирении, о доброте, как, в общем-то, первое, что я сказала, именно с этой точки зрения.

Но на самом деле это вопрос может быть даже о смысле вообще: человеческая история - это стихийный процесс или она имеет начало, имеет конец, какую-то цель или это все бессмысленно. Если не думать о том, что этот мир, эта история, в конце концов, придет к какому-то концу, то получается, что вообще теряется всякий смысл. Другой вопрос - хотеть ли этого или не хотеть.

Да, когда я думаю о том, что мне неплохо живется, что у меня интересная работа, у меня прекрасные дети, прекрасный муж, меня, в общем-то, все устраивает. Но когда я думаю о том, что где-то все-таки проливается детская слезинка, что большинству людей все-таки гораздо хуже, чем мне, то я согласна пожертвовать своим благополучием, я согласна, чтобы все пришло к концу. Не потому, что я ненавижу этот мир, а потому что я думаю, что это справедливо и логично, что должен быть какой-то смысл в истории и этот смысл может быть только тогда выявлен, прочувствован, когда Бог вмешается в историю. Я думаю, что ради этого всего я не против, чтобы это случилось.

Яков Кротов: У нас есть звонок из Петропавловска. Петр Дмитриевич, добрый день, прошу вас.

Слушатель: Здравствуйте, люди добрые. Вы позволите мне так называть вас, Яков Гаврилович? То, что вы люди добрые, у меня нет никаких сомнений. Ведь даже делающие зло, в конечном итоге, помимо своей воли, делают добро. Я не согласен, что идея Соломонова храма изжила себя. Во-первых, храм не может быть уничтожен изначально, потому что создан он волею Господа Бога нашего. А все, что нас окружает - это проекция того, о чем мы думаем.

Для иллюстрации того, что я сказал, представим себе свечу в темной комнате. Она дает достаточно яркий свет для того, чтобы даже читать. Но эта же свеча на солнечном свете сама дает тень. Поэтому прибыль можно получить, только эксплуатируя и насаждая пороки. Делая добрые дела, прибыли не получишь. Поэтому, делая добрые дела, мы тем самым возрождаем идею храма Соломона. Ведь это же и земля, и звезды, и все то, что нас окружает, правда?

Яков Кротов: Спасибо, Петр Дмитриевич. Правда ли это? Напомню, что свеча в комнате может и не давать свет, если она потушена. Многие свечи нуждаются еще в том, чтобы их зажгли. Действительно ли наши добрые дела созидают некий храм? Это, между прочим, позиция, прямо скажем, такая масонская. Русскому человеку масоны лучше всего знакомы по "Войне и миру", что давайте делать добрые дела, добрые люди будут объединяться. И таким образом что, построим счастье на земле, сделаем приход Спасителя ненужным? Предотвратим наступление другой эпохи? И в том, что говорила Светлана, есть ведь этот мотив, что хорошо бы конец света для других. Там больные дети, там что-то такое, а у меня в семье все хорошо, поэтому в этом отношении Христос может и подождать. Между тем, я боюсь, что богословие многих христианских направлений говорит: в семье-то, может быть, оно кажется все хорошо - там и дети, и все, а все-таки и в самом сердце человеческого бытия, то есть именно в семье, там, где, казалось бы, опора, фундамент личности созревающей, созревшей, но и там все-таки таится зло и тьма. И Христос нужен не только для больных, но и для здоровых, не только для тех, у кого нет семьи, но и для тех, у кого семья есть. Тогда я, может быть, переадресую вопрос тот же. Вы хотите конца света или предпочтете его только в качестве восстановления справедливости? Если так, по-земному, все наладим, то можно и без него.

Евгений Зайцев: Я думаю, что вряд ли мы сами, своими силами, сможем решить эти проблемы, с которыми сталкивается человечество каждодневно. Мы, прежде всего, должны говорить о глобальных, экзистенциальных проблемах существования человечества в целом. Это тупиковость, это временность. Это отсутствие смысла, если все заканчивается смертью.

Яков Кротов: Не противоречите ли вы себе? Вы говорили раньше о добрых делах, о талантах, которые надо реализовать, а теперь вдруг - раз, оказывается, дело не в этом.

Евгений Зайцев: Нет, я не противоречу себе. Я просто показал то, что Иисус Христос заповедал нам, живя здесь, на этой грешной земле, в преддверии его возвращения на эту землю, делать и как поступать. Мы должна отражать его святой образ, его отношение к человеку, его любовь. Но в то же время это не означает то, что мы полагаемся на то, что своими добрыми делами мы решим все свои проблемы здесь, на земле.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Владимир. Представляйтесь по отчеству - просьба ко всем слушателям.

Слушатель: Владимир Владимирович. Лучше, конечно, научную основу сопоставим. В том году шведский ученые, наблюдавший за солнцем, предсказывает, что оно разбухает, скоро оно взорвется. И чем это все объяснить? Религии никакой - ни христианской, никакой.

Яков Кротов: Спасибо, Владимир.

Обращение нашего слушателя напомнило мне совет одного театрального деятеля: когда ты делаешь паузу, то тяни ее подольше, не стесняйся. По-моему, к нашей теме это имеет прямое отношение. Потому что, действительно, Господь словно взял паузу. Вот Он молчит, молчит, не идет, не идет. И так хочется, как Остап Бендер, помните, вывинтил лампочку, бросил на пол, чтобы привлечь внимание собеседника. Так хочется что-нибудь учудить, чтобы Господь пришел и точку над тобой поставил, пускай даже такой ценой.

И все-таки современный мир, вот эти страхи, солнце разбухнет: В 1911 году по России среди христиан православных прошел такой слух, что "загудели трубы и Антишка проснулся". Они Антихриста называли Антишка - так вот ласкательно. Ну, в деревне, видимо, к нему такое домашнее отношение.

Все-таки для современного адвентиста, для современного христианина что указывает на то, что, может быть, уже не так уж и долго осталось?

Ростислав Волкославский: Я думаю, что самым верным определением, которое дал Иисус Христос этих всех событий, что они будут вызывать большой страх среди народов. Написано: "Люди будут издыхать от страха бедствий, грядущих на Вселенную, ибо и силы небесные поколеблются" - это слова самого Спасителя.

Мы живем в такую эпоху, в которой эскалация страха даже от этих событий, о которых передают научные наблюдения, она тоже происходит. То есть Христос показал, что это один из признаков. Другое дело, что этот страх является признаком религиозного и евангельского невежества, в конечном счете. Потому что человек, оставшийся без Бога, без веры в Господа, без веры в спасение, он видит просто безвыходность и ужас этих происходящих событий. А Иисус Христос говорит: "Когда вы увидите все это сбывающимся, знайте, что приближается избавление - избавление ваше, избавление вообще страдающего мира от греха". Конец не мог бы быть и другим, потому что бесконечно умножается беззаконие в мире. Эскалация беззакония - это не что-то такое совсем непонятно, все статистические центры говорят об этом, умножение преступности и так далее.

Поэтому возьмите конец прошлого года. Цунами - один день. На следующий день передали о том, что обнаружен страшный выплеск энергии в космосе, в одной из галактик, что это недалеко от Земли, всего-навсего 30 миллионов световых лет (я насчет этих 30 миллионов просто передаю то, что говорят ученые), что это было настолько опасно, что если бы этот пучок энергии пошел в землю или планета оказалась бы в сфере этого, то все бы на свете погибло. Вот и не погибло. Почему? Опять случайность? Нет. Потому что Бог еще сдерживает эти признаки. Но они тоже на месте, они свидетельствуют о том, что приближается вот этот вселенский кризис, и человек должен быть морально готов к этому.

Яков Кротов: Спасибо. У нас звонок из Москвы. Владимир Алексеевич, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я хотел бы поделиться своими соображениями. Я давно пришел к выводу, что конец света - это, прежде всего, конец наших добрых дел. Конец мы делаем сами, приближаем сами. И Творец может в одно мгновение остановить пульс нашей жизни, когда в греховности опустимся до наинижайшей гадости.

В свое время я сам себе проиллюстрировал стихотворно наши плохие дела, например, войны:

И зачем стреляют люди,
Нарушая тишину,
Превращая мир в войну.
Им бы слышать звуки сфер,
Но искушает Люцифер.
И далее наша греховность:
Вот тело без ума и без души,
А вот душа и ум без плоти.
Извечны в суетной заботе,
Живя неправедно, грешив.
Или мы не соблюдаем заповеди библейские, например:
Господь - Творец наш и Отец,
помощник первый нам.
А стадо темное овец
Толпится к колдунам.

Яков Кротов: Владимир Алексеевич, давайте прервем сейчас поэзию и дадим слово прозаикам. Потому что все-таки мы договорились: конец света - на самом деле начало света. То, что конец света для материалиста, для неверующего человека, для христианина - начало света. Тогда почему так жмутся по стеночке? Почему так боятся? Современный неверующий человек не боится, что где-то взорвался протуберанец, где-то черная дыра. Он читает научные сообщения спокойно, как ни странно. И если к нему приходит благодать, то она вселяет в него, с одной стороны, веру, а с другой стороны, он начинает на все как-то очень нервно реагировать, он все нагружает дополнительным смыслом. У него заболел зуб - это значит, не просто у него заболел зуб, надо идти к зубному, а это еще Господь его, может быть, за грехи покарал, может быть, это что-то чудесное.

Тогда все-таки мой вопрос тому из наших сегодняшних гостей адвентистов, который еще и медик по образованию. Все-таки, не кажется ли вам, что некорректно нагружать обычные события обычной земной жизни, обычные научные открытия таким вот религиозным смыслом? Не стоит ли ограничить ожидание второго пришествия только религиозной жизнью, только мистической частью, а то, что происходит в политике, в науке, в культуре, просто принимать как данность и искать Христа там, где, прежде всего, молитва, церковь, дух, а не там, где материя?

Евгений Зайцев: Да, наверное, вы правы. После уже двух тысяч лет существования христианской церкви и многочисленных попыток назначить дату второго пришествия Иисуса Христа, наверное, мы должны еще раз осмыслить слова господа Иисуса Христа, подчеркнутые им неоднократно в своем ответе ученикам. "Скажи нам, когда это будет?" Он три раза, может быть, даже четыре подчеркнул, что "не знаете ни дня, ни часа". Мы, как Церковь адвентистов Седьмого дня, которая вышла из движения в Соединенных Штатах Америки, основанного на очередной попытке назначения даты, сегодня убеждены в том, что это, как сказал Христос, не наше дело - знать времена и сроки. Поэтому я хотел бы вернуться к той мысли, которая была высказана мною ранее, что мы живем в состоянии ожидания второго пришествия Иисуса Христа по слову его, но мы не пытаемся ускорить это, мы не пытаемся спекулировать на каких-то исторических фактах, политических фактах, экономических, а мы призваны к тому, чтобы отражать любовь божью, нести добро людям и тем самым вселять в их сердца мир, радость и надежду на лучшее. А это лучшее, конечно, не нами, людьми, готовится здесь, на земле, а это лучшее уготовано нам Творцом нашим, Спасителем.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок. Добрый день, прошу вас.

Слушатель: Добрый день, друзья. Владимир. Как всегда, в пути. Я хотел бы разочаровать тех, кто говорит, что земля не сгорит, и дела не сгорят. Дела сгорят и земля сгорит. И будет новая земля и новое творение. Но я хочу вам прочесть из 13-й главы Откровения, 18-й стих: "Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя. Ибо сие число человеческое, число его 666". Цифра 6 - это цифра вавилонская. Единственное государство, которое возникало дважды, это был Вавилон. Первый раз он 600 лет существовал, второй раз 60 - Навуходоносор. И последнее вавилонское царство - это число 6, это как раз Месопотамия, Эдемский сад, где сейчас Ирак и Иран. Вот, имеющий уши, да услышит и сделает для себя выводы.

Яков Кротов: Спасибо, Владимир Николаевич. Итак, еще одна современная война ложится козырной картой на стол тех, кто ожидает скорое второе пришествие. Согласятся ли наши сегодняшние гости, что какая-либо из ведущихся сегодня на земле войн действительно может на это указывать?

Кстати, дорогие друзья, вы упомянули свое американское происхождение, а ведь для многих русских православных сама Америка и то, что она с собой несет - технократия, техническая цивилизация, попытка мирового господства - это тоже все признаки-то ведь антихристовы. Не получается ли парадокс, что вы порождены именно тем, что приближает конец?

Ростислав Волкославский: Мы понимаем на основании Откровения 13-й главы, что, действительно, последний период всемирной истории будет всемирная диктатура. И, несмотря на то, что мы, адвентисты, организованно начали свое движение в XIX веке из Соединенных Штатов, мы не являемся адептами американизма. Более того, мы совершенно однозначно указываем, что в 13-й главе двурогий зверь - это и есть то мировое последнее господство, которое сегодня пытается прибрать к своим рукам Америка. Мы не проамериканского направления. Более того, наша литература совершенно четко определяет. Например, книга "Великая борьба" о том, что Америка будет последним деспотом в этом плане. Потому что нужно смотреть на это дело не просто, хорошая Америка или плохая Америка. Дело в том, что человечество в целом начинает всегда хорошо, а заканчивает всегда любую великую идею или любое начинание за упокой.

Яков Кротов: Спасибо. Я напомню старую латинскую поговорку: кто предупрежден, тот вооружен. Когда Спаситель говорит о конце света, Он все-таки рассчитывает на обратную связь. И человек свободен предотвратить, по крайней мере, на указанном направлении, возможное второе пришествие, возможный суд, если он исправится, если он покается. А такой шанс есть у любой страны и, что еще важнее, у любого человека на этой планете.

XS
SM
MD
LG