Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Милосердие


[ Радио Свобода: Программы: Россия: С христианской точки зрения ]

Милосердие

Ведущий Яков Кротов

Яков Кротов: Наша сегодняшняя программа посвящена милосердию. Сегодня у нас в гостях директор фонда "Милосердие" Сергей Ильич Матвеев, психолог Мария Шуберт, пастор Михаил Пухов.

Итак, милосердие, слово привычное в русском языке, но еще две тысячи лет назад, когда первые христиане-греки слышали проповедь Иисуса в пересказе его учеников-евреев, они спотыкались о слово "милосердие" еврейское и они никак не могли его адекватно передать на греческом языке. Потому что в греческом языке "милосердие" - все, что связано с сердцем, все, что связано с внутренностями, а на еврейском речь идет, извините, просто о кишках. Это все признаки здорового спортсмена, мужика, как мы бы сегодня сказали, такого омоновца: он немилосерден. Или, во всяком случае, милосерден только к товарищам по фаланге, только к товарищам по полису и только к сильным. То есть это нормальные, здоровые качества бойца. Как в Древней Спарте, что делали со слабыми детьми? Раз - и их уже нет. И не надо думать, что так было только в Древней Спарте, так было и во многих, к сожалению, других народах.

И вот из мира Библии, из мира еврейского через Христа приходит понятие "милосердие", как жажды Бога обнять, полюбить все человечество. С кишками какая связь? Приносили жертву. И когда эта жертва была угодна Богу, то это воспринималось как знак Его любви к людям. В огне этой любви сгорает все. И вот этот образ Божьей любви, которая все сжигает, все поядает (как говорят об огне, он тоже поядает), этот образ становится метафорой для жизни христианина. Он обнимает все, он любит всех и в первую очередь он любит, как ни странно, тех, кто слаб. Это была революция в тогдашнем мире. Сегодня мы так к этому привычны, что помогать надо слабым, что первыми с корабля детей, что мы не понимаем, насколько сложно на самом деле здание, в котором живет современное представление о милосердии. Хотя иногда понимаем, когда на наше радио звонят и говорят: "Что Вы заботитесь о тех, кто живет в Грозном, в Чечне? Давайте заботиться о тех, кто в Москве, в Ленинграде страждет". Наверное, надо и о тех, кто в Москве и в Петербурге страждет, заботиться, но те, кто живут в стране разоренной, им хуже. В Москве к любой помойке подойди, просто валяются огромные куски хлеба и еды. Уже легче человеку выжить. А там иногда нет ни воды нормальной, нет иногда и куска хлеба. Значит, христианин думает о том, кому хуже всего. Почему? Наверное, потому, что он - христианин.

Какая все-таки связь между Христом, Евангелием и вот этой уверенностью, что заботиться надо о слабейшем, а не о том, кто твой друг по народу, по Церкви и так далее? Говорит пастор Михаил Пухов.

Михаил Пухов: Здравствуйте. Для меня вопрос милосердия начинается в первую очередь с самого себя, а не с того, кто живет где-то далеко. Для меня милосердие продолжается, проходя через моих ближних, через мою семью, через тех, с кем я в первую очередь общаюсь ежедневно, ежечасно. И это труднее всего - являть милосердие, добросердечие и любовь к тем людям, которые зачастую вовлекают тебя в какие-то конфликтные ситуации. И явление милосердия к тем людям, которые находятся далеко от меня, те, которых я, может быть, не знаю или знаю всего лишь поверхностно, оно для меня является уже продолжением моих личных отношений с Богом.

Я для себя определил одну такую вещь. То, что я совершаю в жизни для людей, я делаю это сначала для себя, потом я делаю это ради моих взаимоотношений с Богом. Потому что я пытаюсь узнать, понять Бога, как личность, которая проявляет себя в моей жизни, и уже затем все остальное является следствием этих отношений: отношение к себе, отношение к Богу и к ближнему своему. Потому что в Писании сказано: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем, всей душой и всем разумением и ближнего своего, как самого себя". И здесь вопрос начинается и заканчивается на мне и моих личных отношениях с Богом.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Омска. Мария, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Все дело в том, что каждый из нас желал бы быть милосердным. Но кто является источником всякого милосердия? Мы об этом забываем. Если мы открываем Ветхий Завет, то сам источник - это наш Господь Бог. Он милосердный, он долготерпеливый и многомилостивый. И это относится так же ко всем нам живущим. И я, беженка из Узбекистана, у которой в жизни всякое было, но, слава Богу, я, когда слышу, что многие предлагают с Ходорковским расправиться, мне становится очень страшно. Где наше разумное отношение друг к другу? Люди считают себя православными, но они говорят, распни. Как можно быть судьей человеку, когда единый у нас судья Господь Бог? Дорогие братья, давайте будем милосердными, потому что сердце наше холодное, крайне испорченное. Ну, где же наш разум? Ибо мы все предстанем перед Богом на суд.

Когда я вспоминаю одного нашего брата, сына раввина, которого так зверски убили у нас в Самарканде, мне становится очень жалко тех людей, которые его уничтожили из-за того, что он хорошо жил. Я тоже из-за того, что я очень богатая была, оказалась беженкой. Но я прощаю врагам, я их люблю, потому что их любит Бог. Да хранит Вас Господь. Аминь.

Яков Кротов: Аминь. Спасибо, Мария.

Милосердие. В одном из учебников для патронажных сестер это понятие определяется так: "Внутреннее состояние, определяющее поведение человека, предрасполагающее его действовать определенным, целенаправленным образом".

У нас сегодня в гостях и психолог из школы добровольцев милосердия Мария Владимировна Шуберт. И если внутреннее состояние - это по Вашей части, но можно тогда так поставить вопрос. Это врожденные чувства, приобретаемые чувства, развиваемые ли чувства? И насколько милосердие - это именно внутреннее состояние, насколько волевое здесь начало? Может ли милосердие расти внутри человека? Если Вы преподаете в школе, то, видимо, в расчете на то, что это как-то регулируемо. Как это так, внутреннее и вдруг курс 40 часов по милосердию? Зачем это надо?

Мария Шуберт: Здравствуйте. Я отвечу на Ваш вопрос так. Внутри у каждого из нас есть определенный такой светящийся центр, который всегда, изначально, с самого рождения ребенка предполагает, что человек - есть добрая сущность. В течение жизни различные ситуации, социальное окружение ребенка, по мере взросления как-то происходит определенные наслойки и это маленькое существо, такое доброе, светящееся, оно постепенно грубеет, черствеет. И, в общем-то, люди, которые с течением времени становятся более жесткие, более грубые, с моей точки зрения, это социально приобретенное, то, что социум, к сожалению, привносит в людскую жизнь, как некую психологическую защиту. Поэтому даже когда заключенные, когда к ним обращаются, к их нутру, обращаются с просьбой вспомнить, какими они были в детстве, как они переживали этот мир, как они чувствовали этот мир. Вот это возвращение к своему внутреннему солнышку, к своему я, оно побуждает человека раскрыться, снять вот эти достаточно жесткие, бронированные психологические защиты и стать более добрым.

По поводу курсов нашей школы милосердия. Когда человек приходит с желанием помогать, он не всегда знает, как помочь, как правильно помочь. И очень часто бывает, когда мы пытаемся помочь человеку, иногда мы можем нанести какой-то вред, потому что не знаем, каким именно образом подойти к этому человеку. Потому что человек, находящийся в депрессии, человек, находящийся в горевом каком-то цикле после утраты близких, после какой-то критической, стрессовой ситуации, он реагирует: Во-первых, эти люди реагируют по-разному вследствие возникших каких-то сальных ситуаций, а, во-вторых, вследствие того, что все люди разные. Соответственно, реагирование у всех различное. Вот как именно определить, какой человек перед тобой, какой типаж человека приблизительно, пообщавшись с человеком, понять его взгляд на жизнь, его определенные ценности, которыми можно оперировать и к которым можно взывать. Вот это все помогает более правильно подойти в плане помощи человеку.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Петербурга. Владимир Иванович, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, милосердие надо строить на каком-то отвесном фундаменте, я, наверное, правильно понимаю седьмую главу по Матфею с 21-го по 27-й стих. Верно, наверное? Так как же так, вливать в новые мехи старое вино? Ведь любить Бога - это любить еврейского Бога, для евреев, любить ближнего, ближний - это каждый еврей, сугубо еврейская заповедь. Как же можно ветхие писания: Это и есть Библия, но этого делать же нельзя. У Иисуса там совсем другая любовь. Если в ветхих писаниях почитать отца, то у Иисуса - ненавидеть отца и мать. Он считал себя сыном Давидом, а по родословной от Иосифа и от матери. То есть полно противоречий. А на чем же строить вот это самое, то, что Вы сейчас ведете тему разговора?

Яков Кротов: Спасибо, Владимир Иванович. Итак, справка. Противоречий здесь нет. Иисус не призывал ненавидеть, он призывал иногда оставить, и обращался Он с этой просьбой не ко всем. Вокруг Иисуса было множество учеников. И Бог Ветхого Завета, и Бог Нового Завета - это один и тот же Бог. Но: Каждый раз, когда мы пытаемся вычленить из Евангелия вот эту догму, мы убиваем Бога, мы оставляем только звучание слов откровения и убиваем того, чьи это слова, и ищем противоречия вместо того, чтобы искать Создателя.

Но, тем не менее, слушатель ведь задает очень важный вопрос. Потому что он спрашивает о мотивации человека, который занимается милосердием. Сегодня православные очень любят цитировать слова аввы Дорофея, монаха четвертого столетия, который говорил, что тот, кто милосердствует и делает что-то больному, чтобы иметь награду от Бога, то это неправильно, потому что это только углубляет эгоизм, говоря современным языком. И как только больной его обругает, еще что-то, он сразу же бросает это дело и уходит, потому что ждет хорошего, а ему вместо этого всякие поперечины.

Значит, нужно служить милосердию, чтобы приобрести милостивое сердце. Не попадаем ли мы тем самым в порочный круг: чтобы делать милосердие, надо быть милостивым, а чтобы быть милостивым, надо сперва делать дела милосердия. Слово Сергею Ильичу Матвееву, директору фонда христианского просвещения "Милосердие". "Директор" - такая сухая, казенная должность. Я думаю, что в Вас должны бороться эти две ипостаси - администратор и милосердный человек. Как вам удается это совместить?

Сергей Матвеев: Вы знаете, совместить, действительно, противоположности трудно в себе, но приходиться, жизнь требует этого. Мы начали свою работу в 1998 году и начали, в том числе с работы по созданию такого содружества, которое могло бы заниматься делами милосердия. Начинали с того, что помогали с гуманитарной помощью, ухаживали за больными, приходили в дома ребенка. И постепенно это вылилось в понимание, что в современном мире невозможно спонтанно работать и на этой спонтанности строить какие-то серьезные, долгосрочные программы. Поэтому мы при фонде решили создать школу добровольцев милосердия двухгодичную, в которой все, кто хочет себя посвятить этой деятельности, приходят, учатся, им помогают обрести себя психологи, историки. У нас хорошие связи с Московским Красным Крестом, хорошие связи с музеем истории благотворительности и меценатства. Я совершенно недавно узнал о том, что такой существует, мы сразу наладили с ними связи. У нас также участвуют и религиозные деятели разных конфессий, которые преподают нашим слушателям духовные основы милосердия. Мы стараемся не разделять человека на составные части. Мы всегда учим наших слушателей, что в человеке все едино - дух, душа и тело. Так и все наши программы построены, чтобы у наших слушателей был взгляд на человека целостный. И для этого у нас и курсы по патронажу, и курсы по работе с алкоголиками. То есть проблемы бывают и телесные, и душевные, и духовные и всегда они взаимосвязаны. И мы учим наших слушателей, чтобы они целиком смотрели на человека и не разделяли его духовные потребности от телесных потребностей. К счастью, нам это удается.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Борис, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Спасибо большое за Вашу морально-философскую, религиозную тему, очень интересную, как всегда. Но у меня по собственному опыту возникает вопрос. Является ли милосердие проявлением возраста у государства, человека? Дети немилосердны, еще Достоевский замечал, что они жестоки, это действительно так. Они не понимают жалость, дети. Все-таки с возрастом человек и государство, и религия, кстати, проявляется (после Римской империи христианство), с возрастом милосерднее. Это зависит от слабости или от чего-то еще? Спасибо.

Яков Кротов: Спасибо.

Мария Шуберт: Вы знаете, по поводу детской жестокости можно говорить много. Детей на самом деле можно назвать жестокими, но только в силу того, что ребенок так устроен, дабы ему выжить в этом мире, он должен получать все, как ему кажется. Поэтому так устроен человек: чтобы добиваться своего, надо иногда капризничать, надо иногда демонстрировать манипуляцию, надо иногда быть вредным и капризным. Но это заложено просто инстинктом выживания. Потому что ребенок зависим от взрослых и, соответственно, он не может еще полностью владеть окружающей средой, он не может как-то влиять на этот мир, поэтому он старается по максимуму влиять на ближних, в первую очередь на своих родителей. И не всегда это приглядно выглядит. Но, если обратить внимание, насколько дети трепетно относятся к животным, как не всякий взрослый относится, то можно в полной мере понять, насколько они добры, нежны и не так жестоки, как мы о них порой думаем.

Яков Кротов: Спасибо. Но тогда евангельский призыв "будьте как дети". Одно дело - милосердие в странах, которые не проходили через революцию, через социализм, систему, организованную на том, что все сосредотачивается в руках у правительства и спускается вниз по разнарядке, по просьбе нижестоящих вышестоящим. Система, поощряющая инфантилизм. И многие социологи считают, что инфантилизм - основная черта советского, да и постсоветского человека: чуть что, сразу наверх. Милосердие в этих условиях не поощряет ли инфантилизм и не разлагает ли еще дальше человека?

Михаил Пухов: Спасибо. Хороший вопрос. Для меня эта ситуация выглядит так. Народ в нашей стране, да и вообще Россия испытала много потрясений и насилия. К сожалению, как это ни прискорбно, многие из нас (да практически все) выросли в условиях постоянного насилия и давления какого-то, что, действительно, проявляется как некая форма такого инфантилизма. Но для меня понятно, что милосердие невозможно при инфантильном состоянии души человека. Милосердие возможно только, когда личность имеет некую целостность, личность, которая обладает взрослостью, личность, которая может брать на себя ответственность.

Яков Кротов: Это Вы говорите о том, кто оказывает милосердие. А о том, кому? Потому что ведь часто люди боятся подать нищему из-за опасения, что тот пойдет и еще больше напьется.

Михаил Пухов: Да, такое действительно существует. Я для себя определяю это так: для меня важно понимать и слышать, к чему призывает меня Господь, что он говорит мне в этот момент. Здесь нужно иметь мудрость некую от Бога для того, чтобы различать, что сделать, как сделать, когда сделать и кому сделать. Мы не можем определить и узнать, как это обернется для человека, которому я оказываю милосердие. Очень часто бывают отдаленные последствия, когда думаешь, что делаешь добро, а потом хватаешься за голову и думаешь, Господи, да что же я сделал, потому что это выливается каким-то злом для этого человека, для окружающих его родственников. Но это не значит, что я не долен этого делать. Еще в Ветхом Завете сказано, что подающий нищему дает взаймы Богу. И здесь вопрос не только того, что я делаю для этого человека. Здесь вопрос заключен в том, каковы мои отношения с Богом, для чего я это делаю. Если мы с вами вспомним 25-ю главу Евангелия от Матфея: "Когда придет сын божий во славе своей и отделит козлов от овец и скажет овцам: "Найдите в царстве отца моего, ибо алкал я - Вы дали мне есть, жаждал - вы напоили меня, болен был - Вы пришли ко мне, в узах был - Вы посетили меня". И тогда овцы скажут: "Господи, да когда же мы тебя видели таки?". А он им отвечает: "Когда вы сделали одному из малых сих, тогда сделали мне".

Вопрос опять обращается на мои личные взаимоотношения с Богом, на умение слушать и отвечать на тот призыв, на тот голос, единственный голос божий, который говорит ко мне. А для этого, естественно, нужна некая степень взрослости с моей стороны.

Яков Кротов: Спасибо. И это напоминание о 25-й главе Евангелия от Матфея напоминает анекдот про человека, который возвращается и радостно говорит: "Смотрите, как обо мне заботится московская мэрия. Пытался перейти улицу по верху, а мне сказали: "Для вас, Козлов, специально подземный переход построили!". Ведь в этой притче дальше Господь Иисус говорит, обращаясь к козлам: "Вы же меня не накормили". И вот таких Козловых, к сожалению, я думаю, и среди современных христиан довольно много, для которых понастроено, а почему-то человек не идет вот этим путем милосердия.

Как встать на этот путь милосердия? Потому что мы хорошо знаем, что христиан больше, чем милосердных людей. Пастор Михаил говорил о том, что милосердие начинается с любви к себе, и милосердие - это, прежде всего, милосердие к тем, с кем рядом человек живет, а потом уже к дальним. Тогда, как переключиться? Потому что: Вы знаете, нацисты тоже производили разные процедуры, так они готовили светлое будущее. То есть вот сейчас всех сожжем, всех геев, евреев уморим и затем у нас будет полная благодать. Я думаю, что эгоизм часто рождается из этого: сейчас я полюблю себя, сейчас я полюблю ближних своих, жену, мать, детей, о: что, уже меня несут на кладбище?!.. До дальних время не дошло. Когда переходить к дальним?

Михаил Пухов: Для меня опять же вопрос заключается в том, что я живу в социуме. И, естественно, каждый день я сталкиваюсь с ситуациями, связанными не только с моими родными и близкими, но с людьми, которых может быть я еще не знаю или только что узнал человека, который находится в трудных жизненных обстоятельствах и, как мне думается, нуждается в какой-то помощи. Как же здесь отличить и различить для меня, действительно, человек нуждается в помощи или нет? Опять же я буду говорить о себе и про себя. Для меня вопрос заключается в личных отношениях с Богом. Для себя я определяю так. Я вижу, что зачастую человек находится в трудных обстоятельствах, но этот человек продолжает упорствовать, искать каких-то своих путей и не просит о помощи. И это есть тоже проявление некой такой инфантильности. Ведь, знаете, Христос, когда общался с людьми и когда он видел слепого или увеченного, или еще какого-то человека, он спрашивал: "Чего ты хочешь?" И когда этот человек осознавал и просил: "Хочу, чтобы мне прозреть, Господи" или "Хочу очиститься от проказы". Господь говорит: "Очистись, прозри" и тогда это происходило. То есть я понимаю, что для Христа было важно, чтобы и человек осознал сам для себя, чего он хочет. И это тоже есть некая степень зрелости или взрослости, или хотя бы какая-то первая ступенька к этой зрелости или взрослости. И затем, когда человек исцелялся или получал то, что ему было потребно, он говорил: "Иди и больше не греши". Что это означает? Это значит, чтобы человек относился внимательно к себе, к своим поступкам, к своим словам, к своим мыслям, хотя это трудно довольно-таки, но сие возможно. И переходить: Для меня как-то всегда вызывало некую степень напряжения, когда пытаются дихотомировать или трихотомировать какой-то вопрос, то есть расчленить его на какие-то части. Мы же живем в этом мире и этот мир, он целостный. И мы стремится должны к обретению этой целостности. Стремясь к обретению этой целостности, нам нужно так же быть внимательными для того, чтобы увидеть нужду, не только мою нужду в настоящий момент, не только близких моих, которые здесь сегодня, в моей семье, но и тех людей, которые рядом со мной, вот здесь сегодня, сейчас: на улице, в автобусе, в троллейбусе. Как и говорил Христос: "Кто ближний для тебя? Тот, который сегодня рядом, здесь. Тот, который нуждается в проявлении этого милосердия".

Яков Кротов: Спасибо. Даю справку. Дихотомия, трихотомия - это греческие слова, означающие развить на две или три части, то есть трихотомия, значит, сообразить на троих.

У нас есть звонок из Петербурга. Юрий, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Здравствуйте. Или я очень ошибаюсь, или основы милосердия - все-таки умение быть благодарным. Человек или народ, не умеющие быть благодарными Богу, матери, стране, другим народам, не могут быть милосердными. Лучший пример тому русский народ. Русский народ своим великодержавием противопоставляет себя всему миру, в частности американцам, которые спасли от голода десятки миллионов послевоенных жителей России. Спасибо.

Яков Кротов: Спасибо, Юрий. Да, действительно, и после Первой мировой войны была АРА (американская организация помощи голодающим в России), которая кормила десятки миллионов голодающих в Поволжье. Но, насколько я знаю, тогда русский народ благодарность очень даже проявлял и писались благодарственные письма, и память об этих посылках действительно жила. Но затем вот уходит, потому что: И во время Второй мировой войны была огромная помощь, а уже благодарность-то как-то ушла. Может ли быть благодарным и, соответственно, милосердным несвободный человек? Вот, может быть, вопрос вопросов.

Мой вопрос тогда директору фонда "Милосердие". Вы же попадаете в парадоксальную ситуацию, потому что Вы - фонд, Вы - организация, у Вас сайт в интернете. Но люди, которые нуждаются в поддержке, у них нет интернета, они не знают, что это есть. У бомжа нет справочника с бумажкой, где написаны адреса, где можно одежду прожарить, где "Врачи без границ". То есть налицо такой вот разрыв, что у нуждающегося нет информации о том, кто может удовлетворить его нужду. А у того, кто может, нет информации о нуждающемся. У того, кто может, перед глазами ближний, бомж, а тот, кто лежит в квартире и не может выйти, он его не видит. Как это разрыв можно преодолеть между милосердием потенциальным и тем, кто в нем нуждается?

Сергей Матвеев: Понятно, что фонд - это организация, которая в принципе аккумулирует в себе средства для дальнейшей передачи их на цели, которые записаны в уставе. Действительно, наш фонд собирает средства и в дальнейшем их распределяет по тем нуждам, которые он видит в обществе, те язвы, которые у нас проявляются зачастую в социальном плане. Но для того, чтобы преодолеть такой разрыв, фонд и создал школу добровольцев милосердия, чтобы те люди, которые учатся милосердию, могли идти в любой участок нашей жизни, в храмы, на вокзалы и наши слушатели участвуют в работе с бездомными и на вокзалах, участвуют в ночных автобусах, которые развозят питание. Участвуют в различных благотворительных организациях. Участвуют в помощи и идут и в дома ребенка, и в дома престарелых, и там они несут не только как бы социальное служение, которое требует физических затрат, но они туда несут и информацию обо всех благотворительных организациях, о которых им дают знать в рамках фонда.

Яков Кротов: А можно, я побуду адвокатом дьявола, у меня уж такая функция на передаче, и процитирую (ну, не дословно) то, что часто пишут в "Вечерке", в "Московском комсомольце"? "Как можно пускать бомжей в метро? От них воняет, от них вши переползают на нормальных людей. Вы развозите пищу на вокзалы, Вы же совершаете преступление. Это вот как голубей подкармливать. Наоборот, надо следить, чтобы не кормить, тогда не будет всей этой заразы. А так, Вы милосердны по отношению к бомжам, пьяницам, тунеядцам, и немилосердны по отношению к нормальным работящим людям". Вот такие же бывают позиции. Что Вы скажите?

Сергей Матвеев: Надо сказать, что позиция эта известная. Но все забывают, что сегодня ты немилостив к бомжу, завтра ты немилостив к старушке, послезавтра ты немилостив к своему ребенку и так далее. Потому что, как положительное имеет тенденцию свою к развитию, так и отрицательное имеет тенденцию в обратную сторону.

Яков Кротов: Вы, Сергей Ильич, добрый, чистый, наивный человек. А я скажу так. Люди, которые так рассуждают, я думаю, сперва немилостивы к своим детям, к теще, к жене, а потом уже к бомжам. Вот откуда это растет.

У нас есть звонок из Петербурга. Алексей, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. На вопрос Иисусу, какая наивысшая молитва, он ответил: "Возлюби Бога всем сердцем своим". То есть милость сердца давать. Но это молитвенное. А когда деньги причислять к милосердию - это просто абсурдно как-то звучит. Не может быть милости сердца денежно.

Яков Кротов: Спасибо, Алексей. Звонок из Москвы. Андрей, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. Если позволите, Яков Гаврилович, Сергею Ильичу вопрос такого порядка. Скажите, пожалуйста, чем, собственно, христианское милосердие (у Вас школа милосердия христианская и фонд христианский) отличается от милосердия других конфессий, иудаизма в частности, ислама и прочее? И второй вопрос, Яков Гаврилович, может быть Вы дадите краткую справку. А куда, собственно, делась Армия спасения из России? Ее что, полностью вытеснили, запретили? Потому что то, о чем мы сейчас слышим, этот фонд, это реплика, только плохо выполняемая, так сказать, с деятельности Армии спасения. Вы изобретаете, по-моему, велосипед, создавая вот этот фонд. Это уже все проходили.

Яков Кротов: Спасибо, Андрей.

Сергей Матвеев: Сказать о различии между милосердием, предположим, буддистским и христианским, достаточно непросто. Потому что внешне все выглядит всегда одинаково, что патриархи буддизма были милостивы и к людям, и к животным и это записано во всех мировых религиях о милосердном отношении и к ближним, и к животным, и к природе. И поэтому внешне, конечно, различий не видно. Но мы знаем, что существует духовное различие между буддизмом и христианством. Мы живем в духе Христа и мы живем соборно, в этом главное различие, что Церковь - есть тело Христово, и мы участвуем в милосердии, всегда стараемся участвовать соборно.

Яков Кротов: Спасибо. Справка. Армия спасения, к счастью, хотя пережила период некоторых сложностей с регистрацией, на сегодняшний момент благополучно действует, в том числе и в Москве. А вот зачем нужны разные благотворительные организации, говорит пастор Михаил Пухов. Почему бы все не монополизировать? Есть Красный Крест и все. Зачем нужны разные благотворительные организации?

Михаил Пухов: Для меня это выглядит таким образом. Бог - он един в своем многообразии. И Бог не сотворил всех людей одинаковыми, каждый человек является личностью, индивидуальностью. Точно так же и деятельность людей по отношению к другому человеку, это тоже вопрос непростой. Но, с другой стороны, я понимаю для себя так: что Бог ищет пути к сердцу человека, Бог ищет возможности помочь человеку. Ибо, как сказано в Евангелие: "Для праведных и неправедных светит солнце, над злыми и добрыми оно восходит". Главная задача Бога - это явить это милосердную свою, вот эту благоутробную любовь к человеку. Каким образом? Ведь люди разные и у разных людей есть свои какие-то нужды. Не каждый человек может услышать и понять человека, предположим, православного вероисповедания. Не каждому человеку доступно буддистское понимание. Не каждому человеку доступно протестантское какое-то вероисповедание и донесение этой истины и любви. Но Бог любит каждого. И поэтому, я думаю, что хорошо, что много хороших, разных церковных или околоцерковных организаций, которые осуществляют это служение милосердия, ибо через это является любовь божья ко всем людям, к каждой личности индивидуально.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Вадим, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Скажите, как может Бог найти путь к моему сердцу? Я хочу быть милосерден, у меня внутри злоба, зависть, ненависть. Мне 42 года, случались многие несчастья в моей жизни. Я понимаю, что внутренним своим состоянием я их заслужил. Как мне выбраться из этого? Как может мне Бог помочь?

Яков Кротов: Спасибо.

Мария Шуберт: Вы знаете, прежде чем начать милосердствовать и помогать другим людям, в первую очередь нужно разобраться со своими проблемами. Поэтому когда мы испытываем определенные трудности во взаимодействии с другими людьми, в том числе на пути помощи другим людям, это означает, что внутри у нас есть определенные препоны, которые не дают нам быть достаточно открытыми и добрыми по отношению к другим людям. Поэтому нужно понять, почему это происходит, каковы причины, почему у Вас в душе возникла та корочка жесткая, которая не позволяет Вам быть добрым. Сначала разобраться с собой, помочь самому себе, и как только ты начинаешь ощущать всю легкость своего свободного существования, без злости по отношению к окружающему миру, ты начинаешь ощущать потребность в помощи другим людям, дабы донести до них то состояние благостное, которым ты сам обладаешь.

Яков Кротов: Спасибо. Здесь, наверное, мы и даем ответ на вопрос слушателю о том, чем христианское отношение к милосердие отличается от буддистского или отношение современного иудаизма. Потому что все-таки Христос - это, прежде всего живая личность, воскресший Христос, не просто умерший прекрасный проповедник. И то, что из себя не выдавить: Вот прощение. Как я могу себя простить? Естественно, никак. И вдруг оказывается, что оОн прощает, Он словно дохнет на душу и там оседают капельки воды живой, и тогда Он имеет право простить, потому что Он создал нас.

У нас есть звонок из Петербурга. Сергей, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день, уважаемые ведущий и гости. Я христианин и крещен по православному обряду в глубоком детстве. Честно сказать, стыдно мне за многих людей, утверждающих, что они православные. Я много чего видел в жизни, видел отношение к людям, нуждающимся в помощи. Есть в Петербурге на Старорусской улице грузинская Церковь, туда люди приходили, получали все, что им нужно, там их одевали, обували, давали какие-то даже деньги, вне зависимости, кто они - абхазы, грузины и прочее. Вы знаете, я много видел православных священников и в нашем приходе, но, к сожалению, ничего подобного я никогда нигде не видел в этой постсоветской Церкви, я даже не могу сказать, что она православная. Вы знаете, я попал после ДТП в больницу. Туда приходила, по-моему, какая-то евангелическая, лютеранская конфессия, предлагала любую помощь. У кого не было мобильников, они предлагали позвонить домой, вынести, извините, утку и прочее. Но, к сожалению, их вытаскивали буквально оттуда чуть ли не за волосы ребята с православными крестиками на шеях. Там такие охранники в камуфляже ходили. Я не знаю, как мне с этим чувством стыда за этих людей, которые говорят, что они православные.

Яков Кротов: Спасибо, Сергей. Я думаю, ответ простой - простить, забыть, Бог их любит не меньше нас. Наши православные утки с нашими православными отходами протестантам не отдавать.

Вот на пейджер, кстати, сообщение пришло, одно анонимное. "Уважаемый ведущий, не перевирайте, когда говорите, что некоторые слушатели призывают защищать страдающих в Москве, а не где-то в Чечне. В собственной стране милосердие необходимо именно к собственному народу".

Вообще-то мне казалось, что по Конституции и по факту Чечня - это собственная страна, в которой живут и русские. И в Грозном, действительно, жили и русские.

И на пейджер от Леонида: "По Вашему получается, что в собственной стране, в России, где угнетается немилосердно коренное русское население реформами смерти, в результате которых умирает более миллиона в год, нужно все время говорить о милосердии в других странах". Опять-таки, тут уже та же самая Чечня несчастная почему-то воспринимается как другая страна, хотя по Конституции это часть Российской Федерации.

И опять вот та же самая проблема - свое, чужое.

Сергей Матвеев: Да, эта проблема существует издревле, конечно, отношение к ближнему, кого признать своим ближним. Понятно, что Христос дал на это истинный ответ. По отношению к Чечне надо сказать, что еще Пушкин сказал, что вообще-то русский народ виноват перед чеченским тем, что он не донес до них Евангелие. Я думаю, что надо помнить классика и помогать благую весть до них донести и тогда внутренний мир, я думаю, который лежит в Евангелии, он перерастет и во внешний.

Яков Кротов: Спасибо. Вопрос на пейджер, Дима: "Вы не задаетесь еще более простым вопросом, а зачем требуется милосердие, ведь в обществе его не нужно, достаточно права".

Мария, может быть Вам действительно переквалифицироваться в адвокаты? Ну что Вы там все с психологией, с милосердием. Пусть будет закон, вот он защитит и посаженного несправедливо. А если человека справедливо посадили, чего носить ему баранки, как раньше, в XVII веке на Пасху или даже в XVI? Милосердие. Если есть закон, зачем тогда еще что-то, если все будут сидеть на своем месте - вор в тюрьме, герой в Кремле?

Мария Шуберт: На самом деле никто из нас не знает, что с нами будет в следующую секунду. Если мы помогаем пожилому человеку, старому человеку, который не является нашим родственником, или несчастному ребенку, судьба которого сложилась так, что он лишился родителей и находится в детском доме, дай Бог, конечно, чтобы с нашими близкими такого не случилось. Но в жизни все возможно и возможно, к сожалению, что в тот момент, когда мы помогаем другому, так называемому дальнему человеку, тем не менее, мы подготавливаем себя и ситуацию вокруг себя. К тому, что, может быть, в дальнейшем с нашими близкими такое может случиться, и хорошо, когда рядом с ними окажутся люди, способные им помочь, как мы в свое время помогли так называемым неблизким нам людям.

Яков Кротов: Спасибо. Сообщение Абрама Ивановича на пейджер: "Американцы никогда даром ничего не делали. Их тезис - бесплатный сыр только в мышеловке. Заблуждение слушателя, что Америка якобы спасла от голода. Никто не говорит, что Америка получила золото в больших количествах".

Даю справку. В 1923 году большевики конфисковали у Церкви золото, серебро, пудами жемчуг конфисковывали под предлогом, что на это купят зерна. В результате на это купили 10 вагонов зерна, все остальное пошло на поддержку революционного, то есть террористического движения в западноевропейских странах. Та помощь, которую предоставляла АРА, то есть американская продовольственная помощь 1923 года - это помощь от частных лиц Америки, эта помощь абсолютно, как говорила одна мудрая сова, без-воз-мезд-ная.

А вот сообщение Натальи Львовны на пейджер, к отцу Михаилу адресовано: "Не каждый человек может просить о милосердии. Пастор не во всем милосердный человек".

Действительно, а как быть с теми, кто не просит о милосердии, хотя в нем нуждается? Гордые люди. Нищие, но гордые. Вы к таким пойдете с помощью?

Михаил Пухов: Конечно. Конечно, пойду. Если я вижу человека в нужде, я пойду и предложу ему эту помощь. А дальше это уже выбор самого человека, принять помощь или отказаться от нее. Ведь если я буду навязывать свою помощь человеку в то время, как он не хочет ее принимать, это будет с моей стороны насилие и неуважение к личности этого человека. А с другой стороны, я могу просто вызвать, таким образом, агрессию у этого человека.

Яков Кротов: Спасибо. Звонок из Москвы. Вера Григорьевна, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Здравствуйте. Очень мне приятно многие вещи слышать от Вас. Но вот что касается русских в Чечне, то, наверное, там уже мало их можно найти.

И еще одна очень важная вещь. Ведь русского народа в Конституции даже имени не названо, извините, пожалуйста.

Яков Кротов: Спасибо. Обязательно ли называть имя? И, видите, действительно: Во-первых, просьба, Сергей Иванович, сообщите номер телефона христианской школы милосердия и Музея благотворительности и меценатства.

Сергей Матвеев: Да, пожалуйста, Вы можете позвонить по телефону 924-91-51, Вам там подскажут, когда у нас проходит набор в школу добровольцев милосердия и там же Вам дадут адрес музея.

Яков Кротов: Спасибо. И последний, наверное, вопрос к Марии Шуберт. А вот то, о чем говорил отец Михаил, человек отвечает агрессией на милосердие, и в наших сегодняшних сообщениях на пейджер, звонках очень много вот этой агрессии: чего мне не помогают. А пойди, попробуй помочь, скажут: "Нет, давайте православных сюда, протестантов не надо". Отвечает человек агрессией на милосердие. Что Вы посоветуете делать в такой ситуации?

Мария Шуберт: Вы знаете, когда, творя благо, мы вдруг в ответ вместо спасибо получаем сквернословие и нас это раздражает, это говорит только о том, что мы заранее ожидали получить спасибо. И когда ты заранее ожидаешь получить спасибо, его не получаешь, вот тогда это внутри у тебя вызывает раздражение. Тебе кажется, я для тебя сделал хорошее, почему же ты мне плохо ответил.

Если же творить добро, не ожидая заранее, что тебя за это поблагодарят, а просто от чистого сердца, от того, что тебе хочется сделать кому-то добро, вот тогда даже сквернословие в ответ не будет вызывать раздражения.

Яков Кротов: Спасибо. И это возвращает нас к образу Господа Иисуса Христа, потому что и Он, придя сделать высшее добро - дать вечную жизнь - получил в ответ все то, что получил.

XS
SM
MD
LG