Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Святая гора Афон


[ Радио Свобода: Программы: Россия: С христианской точки зрения ]

Святая гора Афон

Ведущий Яков Кротов

Яков Кротов: Тема нашей программы посвящена святой горе Афон. У нас в гостях историки, сотрудник Музея имени преподобного Андрея Рублева (как ни странно звучит такое сочетание, имени преподобного) Олег Германович Ульянов и автор двух книг об Афоне Дмитрий Васильевич Зубов.

Любой русский человек знает, что такое Афон, по роману Дюма "Три мушкетера", где один из главных героев взял себе в качестве псевдонима как раз название горы Афон. Только в русских переводах это стало воспроизводиться как Атос. Но, тем не менее, все знаем.

И вдруг вот на эту гору Атос (или Афон) приезжает президент России. Репортаж об этом передается по телевидению. Я думаю, что большинство жителей России впервые услыхали об Афоне именно из этого телерепортажа. А так только, собственно, православные люди хорошо знают, что такое Афон.

И тогда встает вопрос, почему президент России торжественно приезжает на Афон, причем с третьей попытки, потому что погодные условия не позволяли в предыдущие разы произвести, это ведь часть суши, огороженная водой. И другой вопрос: почему на Афоне торжественно его встречают?

Давайте, может быть, я попрошу Олега Германовича Ульянова ответить, как с его точки зрения, почему, скажем, и в 1855 году великий князь Константин Николаевич ехал на Афон, его там торжественно принимали? Почему такое внимание было в начале XX века светских русских властей к Афону? Почему оно пробудилось сейчас, спустя 100 лет?

Олег Ульянов: Вы правы, напомнив нам про персонажи романа Александра Дюма. Действительно, Афон привлекал великих. Достаточно вспомнить, что Александр Македонский приказал своему придворному архитектору изваять из этой великой горы, высотой 2026 метров, свое собственное изваяние, которое не снилось и Зурабу Церетели. Поэтому посыл нынешний, связанный с визитом государевым, визитом президента Российской Федерации на Афон, он как бы имеет, безусловно, исторические основания. Но насколько это был визит монарший, как пытаются представить СМИ, и насколько этот визит был обусловлен чисто политическими мотивами, здесь конечно стоит поговорить. Ибо, безусловно, Афон всегда находился и в силу, что на нем значительное место занимали славянские обители, в сфере интересов русских великих князей и членов российского императорского дома.

Вы правы, что два визита имели место. К сожалению, не состоялся визит в 1872 году. Очень интересно был разработан чин встречи, у нас есть в нашем архиве монастырском рукопись, связанная с подготовкой, с разработкой ритуала встречи великого князя Константина Николаевича. И конечно остается скорбеть о том, что не посетил монастырь в 1916 году царь-мученик Николай II, который предварил свое посещение, предполагавшееся в качестве победоносного восшествия после Первой мировой войны, на святую гору Афон, посылкой даров. В нашем иконостасе Покровского храма до сих пор одна из самых примечательных, с точки рения художественного убранства, икон - это икона святителя Николая. И дар до сих пор находится в ризнице монастыря, которую сам русский монастырь готовил в качестве ответного - это резная икона с изображением игуменьи святой горы Афон, Богородицы, и покровителя всех 20 главных афонских монастырей.

То есть в рамках этой традиции конечно визит Путина, который, наконец, состоялся, будучи дважды отложенным, он должен именно и рассматриваться.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Светлана Александровна, добрый день, прошу вас.

Слушатель: Здравствуйте. Слово "Афон" всколыхнуло во мне много чувств. Мне посчастливилось, в одно из паломничеств по святым местам наш кораблик курсировал возле берегов святой горы Афон. Поскольку нас туда не приглашали, но к нам приехали на катере два монаха с горы Афон. Это был такой восторг, весь корабль, включая команду, которая вдруг откуда-то появилась в большом количестве, с ними встречался, принимали благословение в вид камешков со святой горы Афон и лавровых листьев. Это хранится у меня как память об этом святом месте.

Яков Кротов: Спасибо, Светлана Александровна. Тогда встает вопрос. Русская женщина, простая, православная, покидает Россию, едет в далекое паломничество, оплывает гору Афон. А собственно зачем? А почему бы не остаться в России и не пойти к мощам святых угодников в Печоры Киевские или Псковские? Почему, собственно, и русские люди, начиная с 11-го столетия, покидают Россию, отправляются на Афон, живут там, иногда возвращаются в Россию, иногда нет? Если христианство - это дух, то тогда какая разница, где Богу молиться, где быть отшельником, в тамбовском лесу или на греческом острове? Тогда уж вдогонку спрошу, а если уж селятся на Афоне, то почему именно как русская община? Почему не раствориться в таком интернациональном монашеском общежитии?

Дмитрий Зубов: Коротко расскажу, как я пришел к Афону. Мои корни московские, но после войны 1812 года переместились в Покров. Покров известен тем, что там, на острове, находится Веденский монастырь. Веденский монастырь был убежищем в последние годы монаха Клепы, который был учеником Поисия Величковского. И предание об Афоне жило в городе Покрове и в нашей семье. Родной брат моего прадеда был монахом Афонского монастыря с 1896 года по 1901 год и там упокоен. Это предание жило в нашей семье. И когда мне удалось в 1995 году побывать на Афоне, я нашел документы, подтверждающие это, и счастье мое частично и в этом.

Насчет паломничества. Россия имеет счастье быть приобщенной к православию. Но это произошло, как все знают, в 988 году, когда вся система православного мировоззрения была сформирована, и Россия получила эту систему знаний уже в готовом виде, нужно было только, чтобы народ увлекся этой идеей, что и произошло. Так как система православия уже сложилась к тому времени, и основные святыни уже существовали, то православные в первом тысячелетии, в середине второго тысячелетия уже имели систему святых мест, к которым тянет, как мне кажется, любого православного человека. Это Киев, Константинополь, Святая Земля, коптские святыни, хотя они Духолкидонские, мощи святого Николая Барии и Афон. То есть это является некоей системой святых мест, которые посетить является счастьем любого православного человека. Поэтому нельзя рассматривать Афон, как единственное место, куда тянет православного человека.

Яков Кротов: Спасибо.

Дмитрий Зубов сказал, что православие уже сложилось к тому времени, когда русский народ принял христианство. Православие-то сложилось, да, пожалуй, оно сложилось уже при жизни Спасителя, вполне, именно как жизнь и традиции, и предания. Но ведь оно же сильнейшим образом изменялось. И здесь в истории России и Афона налицо острейший конфликт, который связан с тем, что русские монахи традиционно, с момента возрождения русского монашества на Афоне, с 1830 года, Андреевский скит когда появился, потом Пантелеймонов монастырь, они были сторонниками общежительного жития. То есть когда действительно монастырь напоминает такой фаланстер, коммуну. Между тем, для греков было склонно предпочтение монастырей идиоритмических так называемых, то есть монастырь, который комбинирует общежитие с уединением, как у нас общежитие гостиничного типа. Все-таки более разобщены монахи, меньше дисциплины коллективной в этом смысле, так жили когда-то монахи преподобного Сергия Радонежского.

И, наконец, Афон изначально все-таки - это, прежде всего, исихия, это молчание отшельников, каждый живет отдельно. На сегодняшнем Афоне, видимо, это как раз ушло в прошлое. Значит, православная традиция за тысячу лет очень изменилась. Почему и как связано своеобразие национального характера и вот это различие разных типов монашества?

Олег Ульянов: Вы знаете, конечно, затронутая сейчас нами в беседе аспект, собственно, и увязан с предыдущим разговором, с тем, почему на Афон устремляются, почему уходят на Афон и почему на нем стремятся подвязаться, чем в собственных пенатах? Действительно, надо сказать, исторически и присуща такая практика распространенная калик-прихожих, она достаточно возбранялась. Достаточно вспомнить Кирика Новгородца, которому запрещалось, есть определенное число епитимьи, накладывалось относительно вот такого свободного перехода и подвизания в вере именно с помощью только паломничества. К сожалению, мы видим и в наши дни распространение подобной же традиции, которая, увы, недостаточно строго осуждалась духовенством и в древности.

То же самое касалось и ухода исключительно на Афон из русских монастырей, и мы с вами знаем, что своя традиция связана с Оптиной Пустынью. Даже из Оптины, с ее традициями духовничества, уходили на святую гору Афон. Мне доводилось работать в архивах с темой преподобных Амвросий Оптинский и Афон, и преподобный Амвросий Оптинский отдельно поучал свою братию о том, что не следует предпочитать Афон подвизанию своей собственной обители, где ты принял постриг, где ты посвятил себя Богу. Поэтому, конечно, нынешние тенденции весьма характерны. Это все связано с некоторым индивидуализмом, я бы сказал, с собственным путем к вере, и этот собственный путь к вере и приводит к тому, что одни предпочитали на Афоне путь своекоштных обителей, то есть подвизание в монастыре на собственном иждивении, а другие совокупно, будем так говорить, общинно-киновийным типом. Надо сказать, что исторически было так оправдано, что конечно подвизание в киновии было более перспективным, оно более сплачивало монаха под властью игумена, более сплачивало братию и позволяло устоять под натиском внешнего мира. Напомню, что это отчасти на самом Афоне нашло такие проявления, что идиоритм был изжит достаточно недавно. Достаточно вспомнить, что в 30-е годы братья Хиландаря обратились к Святому Киноту с просьбой восстановить киновию по уставу святого Саввы Сербского. Предварю замечанием, что до этого Хиландарь и Изограф, два славянских монастыря на святой горе Афон, помимо русского монастыря, подписали устав святой горы 1924 года, который отменял всех прежних хрисовулы и древние иноческие уставы. Наш монастырь до сих пор подпись свою не поставил под этим уставом, и это тоже накладывает свой отпечаток на то, как подвизались на святой горе Афон и как Путина принимали на святой горе Афон. Поскольку, разумеется, его прием и сам характер визита, даже маршрут, был поставлен в связи с той строгой иерархией, которая присутствует среди монастырей на святой горе Афон. Хотя сейчас, в настоящее время, конечно, все монастыри на святой горе Афон уже общежительны, придерживаются киновии. Тем не менее, тенденции, сохраняющиеся к особному житию, к тому, чтобы подвязаться на собственный кошт, они наличествуют сейчас в кельях и каливах, которые достаточно многочисленно представлены на святой горе Афон. К сожалению, в кельях и каливах, как правило, присутствуют сейчас уже представители старостильников, и это не связано с традиционной православной Церковью.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Татьяна Яковлевна, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. Дело в том, что я на исповеди батюшке рассказала, вот так, почему, почему, почему я пришла к вере. А он говорит: "Не Вы пришли к вере, Вас господь Бог привел к вере". Поэтому я хочу на это "почему Путин пришел", да не он пришел, его Господь Бог привел. Я очень рада, что он попал на Афон, но только с третьего раза он поднялся. Спасибо Вам большое.

Яков Кротов: Спасибо, Татьяна Яковлевна. "Господь привел"... Опять мы возвращаемся к вопросу, как сочетается земное и небесное, плоть и дух.

В 1926 году в Греции, недавно освободившейся от власти Блистательной Порты, был принят закон, по которому все монахи Афона должны были быть подданными греческого королевства, получить его можно было, только прожив 10 лет на территории Греции. То есть фактически славяне были отсечены. И количество славянских монахов уменьшилось на 80 процентов ко времени войны, а после войны их еще и сажали за сотрудничество с гитлеровцами, они, видите ли, за продуктами ходили на материк. Очевидно, что здесь налицо столкновение греческого национализма не только с русскими, но и со славянами, и с сербами, и с грузинами столкновения. И в какой-то момент, в общем, русских почти не осталось. Как сегодня обстоит дело? Сколько, собственно, русских монахов на Афоне и в наиболее известном русском Пантелеймоновом монастыре? И насколько сегодня актуален вот этот вопрос схватки греческого национализма со славянскими варварами?

Дмитрий Зубов: Очень интересный вопрос. Короткий экскурс в историю. Русский монастырь, как известно, существует там с XI века, это подтверждено документально. Но есть такие предпосылки у нас в работе, что, может быть, даже это в X веке уже появилась община русская. Что касается положения русских и не только русских на Афоне, здесь следует сказать следующее. Во времена Османской империи отношение к монастырям было терпимое со стороны руководства империи. Была определена величина дани, монастыри платили дань. В XIX веке, когда Порта ослабла, Россия подымалась экономически, святые места практически все находились на территории Османской империи, а послом в Константинополе был граф Игнатьев, то у России представилась возможность координировать руководство (в частности православием осуществлял синод), появилась возможность усилить свои позиции, пошатнувшиеся на Афоне.

Яков Кротов: А сегодня сколько монахов русских на Афоне?

Дмитрий Зубов: Порядка 40 человек вместе с послушниками, так же, как и в других монастырях.

Яков Кротов: Спасибо. Напомню, в 1902 году на Афоне была 31 русская келья, 183 русских колива, всего русских монахов было 3615 человек, греков на 400 человек меньше.

У нас есть звонок из Москвы. Дмитрий, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. Я хочу Вам задать вопрос. Как это так, бывшие коммунисты, которые уничтожали храмы... сейчас я вижу, что Путин целует икону. Почему Бог его не отвергает? Почему у него лицо не стало черное или какое-то другое?

Яков Кротов: Спасибо, Дмитрий. Я позволю себе дать справку. И ведущий этой передачи был заместителем школьной организации ВЛКСМ по идеологической работе до крещения, крестился я уже после окончания школы. Бог никого не наказывает, кто к Нему приходит, по одной не очень рациональной причине - Бог милостив. Я думаю, что претензии здесь надо предъявлять, соответственно... Ну, предъявляйте к Богу претензии, Он милостив, Он прощает и тех, кто с претензиями, лишь бы к Нему.

И все-таки. Вот этот конфликт земного и светского, ведь многие люди скажут: "А вот Путин на Афон приехал, привез, небось "бабки", привез, небось, деньги, пожертвования, орден вручил. Значит, религия все равно вся замешана на деньгах". Действительно, Афон - это огромные здания, красивые здания, великолепные. Зачем это нужно? И насколько вот это отречение от мира, обет бедности сочетается с тем, что люди на Афоне видят огромные помещения, видят отшельников, которые разводят индюков, и непонятно, зачем, они же ведь должны поститься, куда эти индюки деваются.

Олег Ульянов: Вы знаете, к сожалению, даже нынешние СМИ, особенно на Западе, освещая визит Путина, сделали акцент на некоторых политических мотивах, дескать, Путин, как назвала "Файнэншл Таймс", стремится сделать иконографию, то есть попозировать на фоне афонских святынь. К сожалению, это коснулось и греческих СМИ, которые опубликовали вдруг нежданно-негаданно записку Куроедова 1969 года, председателя совета по делам религии в ЦК партии, где процитировали, фразу это представили, что "Афон является последним центром русской культуры на Балканах". Это было акцентировано именно в греческих СМИ, в центральной, правительственной газете "Кафемерини", и мы видим, какой акцент пытаются придать данному посещению.

Напомню в связи с этим, что, конечно, быть на Афоне, особенно для меня, поскольку я представляю в последние годы интересы нашего монастыря здесь, в России, это весьма сложно и подвизание весьма сложное. Потому что исторически, Вы правы абсолютно, происходила тенденция после закона 1926 года уменьшения монашества на святой горе Афон. И тревога об этом была поднята уже нашим митрополитом Антонием Храповицким, который, как мы знаем, даже в 1923 году предполагал устроить на Афоне духовное управление Русской Церкви, до Америки, где сейчас находится Путин, в Нью-Йорке проводит переговоры с митрополитом Лавром. Сейчас бы он, конечно, вел переговоры, случись бы так, именно на Афоне, потому что предполагалось, что будет размещен наш синод на святой горе Афон, что не случилось, и резко стали препоны воздвигаться с этой точки зрения и нам препятствовать в пополнении именно нашего братства, что было на святой горе Афон. К сожалению, при этом греки забыли, что сами святогорские монастыри сохранились благодаря России, ибо в период национального восстания 1821 года введенные греческие войска в афонские обители привели к тому, что турецкий паша приказал срыть афонские монастыри.

Яков Кротов: Спасибо.

Олег Германович был на Афоне год назад, он представляет интересы русского, то есть Святопантелеймонова монастыря в России. Напомню, в Москве на Таганке, ближе к высотке на Яузе, есть подворье Пантелеймонова монастыря. Там даже, насколько я помню, принял постриг и сейчас, кажется, священствует один из прихожан покойного отца Александра Меня. Бывший при этом некогда в 70-80-е годы заместителем главного редактора журнала "Наука и жизнь". Так что монахи у нас далеко непростые. И мы говорили о том, что все знают, название Афон взял себе один из мушкетеров, Атос. А почему так Дюма придумал? Потому что у Атоса из всех героев романа его отличает молчаливость, а своего слугу Грима он даже наказывал, если тот что-то говорил.

Так вот Афон (Атос) - это, прежде всего, исихия, это молчание, это молчаливая молитва. И это было изначально, когда, в конце первого тысячелетия на Афоне стали появляться монастыри общежительные. Нельзя жить в общежитии, молча, все равно тебе будут приказывать.

В XX веке, например, некоторые русские путешественники считали, что эти общежития создавались из интересов власти. Потому что константинопольскому патриарху было легко иметь дело не со множеством отшельников, которые молчат и, кто его знает, что думают и о чем молятся, а выстроить такую вертикаль власти: патриарх приказывает игумену, игумен приказывает ниже - всё, всех построили. Тогда встает вопрос, может быть, сегодняшний Афон изменил своим историческим истокам и уже не может называться Святой горой? Там уже человеческие страсти, там уже политика. Есть ли там сегодня то молчание, которое приводит человека к Богу и помогает ему быть с Богом?

Дмитрий Зубов: Я бы конечно так не заострял вопроса, что Афон уже не тот. Безусловно, мир стремится вовлечь в свою орбиту с помощью коммуникаций, с помощью автострады, которую на финансы ЕС планировалось провести еще к олимпиаде прямо к святой горе Афон, к вершине. Конечно, пытаются монахов вовлечь и в мирскую суету, в мирскую традицию. В то же время мне и моему собеседнику, конечно, доводилось наблюдать и встречаться с истинными старцами, теми, которые сохранили традиции исихии. Напомню, что исторически путь подвизания на Афоне был таков, что монахи подвизались особно, по своим кельям, по скитам, и лишь по субботам, по воскресеньям (это было и во время святого Григория Паламы, отца исихизма, возродившего и повлиявшего на всю исихисскую духовность), только по праздничным службам собирались в кафалико, таков путь подвизания. И, надо сказать, он до сих пор нашел свое отражение и в современных уставах, потому что раз в год на праздник Успения собираются в Карее, в административном центре святой горы Афон, настоятели всех 20 монастырей крупных афонских, и решают проблемы, связанные с серьезными вопросами, в том числе и в отношении вселенского патриарха. Напомню нашим радиослушателям, что не столь давно вселенский патриарх, который следом за Путиным поспешил на святую гору Афон и сейчас посещает так называемые "северные территории", ему были переданы на самом деле права юрисдикции на святой горе Афон. Это произошло лишь во времена императора Алексея Комнина, который действительно отказался от сугубого права басилевса на святогорские земли и передал права вселенскому патриарху. Тем не менее, каждый монастырь сохранял свою автономию, свое автономное право, свое самоуправление, не будучи обязанным подчиняться непосредственно в дисциплинарном отношении так или иначе вселенскому патриарху. К сожалению, положение, которое сложилось с 1964 года вокруг монастыря Эсфигмену, которое приобретает все более трагический характер, конечно, оно показывает, насколько острым бывает такой конфликт и насколько опасным бывает путь конфликтный, в который может позволить себе вступить тот или иной даже афонский монастырь.

Яков Кротов: Спасибо. Я позволю себе дать несколько справок. Потому что у историка свой взгляд на мирю Он говорит "сравнительно недавно", а василевс Алексей Комнин - это конец XI века. Друзья мои, 9 веков прошло. Василевс - это византийское название императора, отсюда русское имя Василий, кафалико - это Церковь, собор по-русски, отсюда и русское слово "катод", потому что "ф" в России чаще произносят как "т".

Григорий Паламы жил в XIV веке, это один из современников преподобного Сергия Радонежского.

У нас есть звонок из Ленинградской области. Александр Васильевич, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Здравствуйте. Христианская религия отрицательно относится к колдунам. Но я не могу понять в таком случае, почему храмы христианские Афон принимают не только коммунистов бывшие, но у руководителей колдовских организаций России, господина Путина. Поверьте, я знаю, что говорю. Он ранее, еще будучи в КГБ, возглавлял такие организации. Именно этим объясняется его моментальный, стремительный приход во власть, поддержание его авторитета на сегодняшний день. И то, что сегодня все неудачи сопрягаются с правительством, террористами и так далее, а все удачи именно с Путиным.

Яков Кротов: Спасибо, Александр Васильевич. Замечательно, когда мы говорим и знаем, что говорим. Но конечно неплохо, когда мы и говорим именно то, что твердо знаем. Если бы действительно тут было колдовство, то рейтинг президента России не колебался бы так отчаянно, как это происходит в последние месяцы: либо колдун плохой... Но я думаю, что на самом деле просто страшен сон, да милостив Бог. В работе на Лубянке есть свои темные стороны и здесь не нужно вызывать каких-то духов из преисподней, чтобы еще более все это усугубить, как говорил один из правителей России.

Вернемся тогда действительно к Афону и светской власти. Потому что именно с Афоном связана очень трагическая история, в которой греки уже ничуть не виноваты. Когда в начале 20-го столетия русских монахов было действительно 3 тысячи, но где 3 тысячи русских, там, видимо, сразу начинаются какие-то тоже идейные споры. И эти монахи, не будучи интеллигентами, в основном это были крестьяне, немножко было из купеческого сословия, стали спорить о том, "вот когда мы молимся и произносим слова, "господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного", то, что спасает?". Они спрашивали себя, видимо, у них был опыт спасения не просто как абстракций, а как вот это действие Духа Божьего в сердце, благодати. Почему? Казалось бы, пустое слово, звук - "Иисус", и что же, и вдруг вот это рождает такое действие. И тогда появились монахи, которые говорили, что само звучание имени Иисус, оно само причастно Богу, оно само является посредником между душой и Богом. Возник спор, кто-то говорил, что нельзя придавать такое значение имени. И спор этот разрешился на тот момент довольно безобразным способом: русское правительство послало пароход с полицейскими, которые вывезли монахов, обвиненных в ереси, в Россию и тут их уже наказывают в церковном порядке. Именно тогда Николай Бердяев в 1912 году написал статью, за которую загремел под суд (его избавила от ссылки только февральская революция), где утверждал, а где же тогда свобода слова, где свобода совести.

Олег Германович, Вам тогда такой же вопрос. Многие люди говорят, что на Афоне нет Христа, потому что там нет истинных православных. Старостильников из монастыря Эсфигмену, то есть тех, кто хочет жить по старому календарю, их гонят, их осаждают с помощью светских властей, полиции. А другие люди говорят, там нет православия, там нет Христа, потому что афонские монахи озлоблены на весь мир, они лицемеры, они подменили Христа вот этим коллективизмом монашеским. Какая доля правды у которой стороны? Вот как бы Вы, бывая недавно на Афоне, охарактеризовали общую атмосферу? Как сочетается консерватизм, вот этот дух суеты, и стремление истинное, видимо, тоже присутствует, к Христу?

Олег Ульянов: Вы знаете, конечно, мы опять с Вами пытаемся мерить день сегодняшний историческим опытом, и Вы правы, приводя данный пример, связанный с историей имяславия и вопросов с течением, которого придерживалось, помимо названных Вами философов, конечно Алексей Федорович Лосев и наши выдающиеся мыслители.

Надо сказать, что конечно на самом деле светским властям категорически запрещено (по хрисовулу) вмешиваться в дела Афона. И остается странным, почему дела монастыря Эсфигмену решаются в Верховном суде Греции. Тем не менее, вопрос, связанный с подвизанием исихии и с именем Божьим, конечно, он абсолютно точно восходит к Афону, и не случайно обязан истокам своим именно святой горе Афон. Об имяславии мы знаем из известной книги "На горах Кавказа" и трудов ирасмонаха Антония Булатовича, который, собственно, вступил в полемику с русским иноком именно по вопросу имяславии.

Замечу сразу, что исторически конечно это всегда было у нас укорено. Особенно напомню слушателям известный диспут Ивана Грозного с Антонио Поссевино, иезуитом, который специально прибыл в Россию по поручению Папы Григория XIII для такого обращения еретика-схизматика, которым представлялся в глазах Римского Папы русский государь. И резонно было замечено в этой полемике, что католики не пишут на образах имен святых, что было сочтено ересью главой русского государства. В свою очередь Антонио Поссевино возразил: "Если Вы связываете только с именем на иконе непосредственно образ святого, то, значит, Вы еретики". Вот так разрешались споры в XVI веке. Немудрено, что в начале XX века это аукнулось, и действительно на волне совершенно массового присутствия такого подвизания на Афоне именно русских монахов, выходцев из славянских государств. Замечу сразу, что мы с Вами очень часто говорим о количестве, подсчитываем почему-то число (особенно любят это греки делать) русских на Афоне, и забываем о том, что это число и число паломников, оно обеспечивало, собственно, пребывание и проживание в самих греческих монастырях. Вряд ли и греки могли бы сохранить свой опыт исихии на святой горе Афон, будучи неподпитываемыми единственным ручейком, который в этот период и в этих условиях шел только из России. Почему-то это напрочь забывается, и в настоящих условиях у нас двойной стандарт, подход наблюдается в этом аспекте отношений России и непосредственно греческие монашества. Сразу замечу, что, конечно, здесь мы никоим образом не должны с Вами забывать об этих исторических корнях. Еще раз напомню, что лишь Александр Благословенный смог настоять в 1826 году перед турецким пашой, который намеревался срыть все афонские монастыри, с тем, чтобы они сохранились. Об этом забывают. И сейчас едут ряд паломники любоваться историческими красотами (у нас святые места воспринимаются как исторические красоты), ряд других действительно ищут настоящих исихастов, тех, которые сохранили традиции имяславия. И напомню, что из тех высланных, которых Вы назвали, около 800 высланных было, постепенно они были восстановлены в правах, тем не менее, уже некоторые были прославлены. Я назову преподобных Кукшу Одесского, у которого тоже сохранилась сейчас своя духовная школа здесь, среди русского монашества.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Николай Иванович, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Здравствуйте, отец Яков. Благослови Вас Бог за удачно выбранную, хорошую тему афонскую. У меня конкретный вопрос. В Валаамском монастыре, в бытность мою там, был замечательный исповедник, чудный человек отец Рафаил. Он жил отдельно в ските. Но, как я слышал, уже оттуда исчезнувши, он был благословлен прийти на Афон как раз в связи с его не очень сильным здоровьем. Я хотел бы узнать, как его жизнь там сейчас происходит? И взять на себя смелость передать ему поклон от всей братии, по крайней мере, от той части, которая знала и любила его.

Яков Кротов: Спасибо. Замечу, как-то удивителен вопрос. Мне казалось, что на Афоне, по многим рассказам, со слабым здоровьем делать нечего, там, скорее, тяжелее, чем на Валааме.

Олег Ульянов: Действительно, очень труден подвиг подвизания на святой горе Афон. Тем не менее, что связано со старцем Рафаилом Берестовым, которого Вы сейчас упомянули, он подвизался долгое время, и в России его знают именно как афонского старца. К сожалению, у него очень печальный был опыт пребывания на святой горе Афон, потому что его полемика, его открытостью, теми сочинениями, которые здесь попадали в Россию, он представлял, подвизясь на Афонской святой горе, так и подписывался. Тем не менее, они вызвали недовольство вселенского патриархата, который приказал нашему монастырю, русскому монастырю, чтобы от него избавились. Некоторое время община старца Рафаила, подвизалась снова в Фиваиде, где они ее восстановили, впервые Новая Фиваида, скит... Замечу, у нас Путин посетил только центральный монастырь, русский монастырь, но у нас ведь русский монастырь занимает значительную площадь. Причем ключевые позиции на святой горе Афон, помимо русского монастыря, это сохранившиеся в наших владениях Новая Фиваида и Хрумица - скит на западной границе Афона с внешним миром, единственной западной сухопутной границей. Так вот старец Рафаил поднял впервые после всех этих лет безбожия руинированный, весь разрушенный скит новой Фиваиды, где в XIX веке, начале XX подвязались в основном наши одряхлевшие монахи, те, которые уходили в больницу. Он со своей общиной поднял. Его, опять же, после настойчивых требований, как Вы очень резонно заметили, Фанар, насколько он может здесь внедряться в права монастыря, заставил наш монастырь его распрощаться и с русской территорией. И он в последнее время на Афоне пребывал в Зографе. И это вызвало как раз тоже такой всплеск, приезжала даже из болгарского МИДа дважды комиссия разбираться с его же подвизанием на землях Зографа, то есть болгарского монастыря. Сейчас, если Вы сохраняете такое рвение, молитесь о старце Рафаиле, то конечно сейчас молитвы ваши должны быть обращены к Новому Афону, где ныне подвизается община старца Рафаила Берестова.

Яков Кротов: Спасибо. Напомню, Новый Афон - это Абхазия.

У нас есть звонок из Петербурга. Борис, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день, брат Яков. Добрый день, брат Олег, брат Дмитрий. У меня вопрос к брату Якову. Заповедовал ли чадам своим наш Бог, господь Иисус Христос, совершать паломничества? Нет, Он этого не заповедовал. Сказал ли он, блаженны путешествующие по святым местам, в Своей нагорной проповеди? Нет, Он дал нам совсем другие заповеди блаженства, одна из них гласит, блаженны миротворцы.

К сожалению, нашего президента Путина, ставшего паломником на Афон, был и на Валааме в этом году, нельзя назвать миротворцем. Правда, наш Господь сказал: "Все мне позволительно, но не все полезно. Все мне позволительно, но и все навидать". А вот эту традицию паломничества по святым местам, не от мусульман ли мы переняли? Им-то пророк Магомед заповедовал в Мекку, Медину совершать паломничество.

Яков Кротов: Спасибо, Борис. Действительно, известно, что паломничество в Иерусалим, например, когда православный совершает, был такой Хаджи Георгий на Афоне. "Хаджи", потому что он совершил паломничество в Иерусалим, не в Мекку.

Справка. "Все мне позволительно, но не все полезно", слова апостола Павла, не Спасителя. Да, Спаситель не заповедовал совершать паломничество. Хотя, кстати, сказал: "Идите по всему миру и проповедуйте". Но Евангелие - это же особый закон. Необязательно все, что мы делаем, должно быть заповедано Спасителем. Что же, тогда и пиво не пить, если в Евангелии не указано, "пейте пиво и будем Вам хорошо". Ну, бывает...

И все-таки, Дмитрий Васильевич Зубов, автор книги об Афоне, еще раз, что бы Вы сказали слушателю, который спрашивает, в сущности, о том, какая духовная польза от такого паломничества и нет ли здесь духовного вреда, который просто низводит все до земного? Вот благая весть о воскресении и Афон - какая связь?

Дмитрий Зубов: Я слушателю посоветую, если он православный, верующий человек, то я думаю, что если он посетит Святую землю и войдет в Кувуклию, я думаю, слезы у него накатятся на глаза, непередаваемое чувство паломника.

Яков Кротов: Дмитрий Васильевич, наш слушатель, совершенно очевидно, протестант, потому что ко всем нам он обращался на манер русских баптистов, величая "братьями". И я боюсь, что если такой человек... во-первых, он не поймет, что такое Кувуклия. Значит, надо объяснить, что это Храм гроба Господня и центральная в нем святыня. Во-вторых, у него могут и не политься слезы.

Вот у Вас всегда мысль об Афоне вызывала благоговение. Тогда зачем Вы туда ехали? Чем Вы обогатились, посетив Афон?

Дмитрий Зубов: Со времен Петра Афонского известно предание, он озвучил это предание, о том, что Божья Матерь посетила Афон по дороге к Лазарю Четырехдневному, и благословила на христианское житие эту землю. Это первый посыл.

Второй посыл, что, начиная с VII века, когда арабы стали наступать с юга, то это всколыхнуло миграционные волны монашества с Египта, с коптских монахов, дальше на территории Палестины монахи, на территории Сирии монахи пошли на Север. И, как мне кажется, император византийский правильно принял решение, дал возможность монахам обрести такое спокойное место, а именно полуостров Афон, и поселиться там. Это как бы предыстория, почему Афон стал таким святым, монашеским местом, административным таким даже, обособленным местом.

Яков Кротов: Спасибо. В порядке справки замечу, что традиция паломничеств существует практически во всех религиях, она была в Греции еще до появления христианства, и в этом смысле, во всяком случае, мусульмане здесь точно не причем. Это, скорее, уходит в античный мир корнями. Но Дмитрий Васильевич совершенно резонно заметил, что здесь очень важно, чтобы духовная жизнь имела место в этом мире. Нельзя веровать только в сердце и при этом крепко сжимать губы. Или так: можно, но тогда должны двигаться ноги, они куда-то ведут человека, кого-то в больницу, а кого в монастырь, кого на Афон.

У нас есть звонок из Курска. Николай, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день, уважаемые господа. Я хочу возразить предыдущему говорящему. Ведь сам Иисус был паломником. Паломник - это от слова "пальмовая ветвь". Он, когда входил в святой город, и с ним шли с ветвями пальмовыми, они были паломниками.

Я хочу сказать, что, встречаясь с президентом США, наш президент Владимир Путин, и президент после этой встречи американский сказал, что он что-то такое увидел в этих глазах. Вчера наш президент встречался с Лавром, святыми отцами Лавром и Меркурием. Они с большим кредитом, такой надеждой смотрели на нашего президента. Но что они увидели в этих глазах, как Вы думаете? Спасибо.

Яков Кротов: Спасибо, Николай. Я думаю, что не по-христиански было бы рассуждать за другого и пытаться читать в глазах и в сердце другого. Христианство, сама возможность веры начинается там, где мы с уважением относимся к своему сердцу, к его поискам и, разумеется, тогда мы с повышенным уважением и щепетильностью относимся к чужому сердцу, к тому, что внутри у другого человека. Поэтому давайте не читать в глазах и в сердцах, а смотреть, как сказано в Евангелии, по делам.

У нас есть звонок из Москвы. Андрей, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. Яков Гаврилович, усиливающийся в последнее время интерес господина Путина к религии, именно к религии, а не к вере, наверное, правильно я скажу, можно расценивать как пиар-акцию, можно расценивать как просто туристический интерес. Но можно и предположить, что он действительно ищет путь к вере какой-то. А в этом случае, может быть, он подыскивает себе место после 2008 года. Представьте, как было бы прекрасно, если бы он подстригся в монахи и отправился бы, скажем, в один из афонских монастырей.

Яков Кротов: Спасибо, Андрей. Справка. Каноны православной Церкви запрещают постриг, если человек женат и жена не дает согласия.

Олег Ульянов: Конечно, я бы хотел обратить внимание радиослушателей на особенности встречи. Ведь встречали президента, на что обратили внимание греческие СМИ, особым чином, близким даже к архиерейскому, а именно благовест в пределах, когда он вступал в тот или иной монастырь, и уже в самом монастыре трезвон. Более того, с Евангелием в руках встречал его служащий иеромонах, и мы видим, что в Иверском монастыре президента встречал как раз притч с Евангелием. К сожалению, это не было русское Евангелие, которое было вложено Екатерине II в Иверский монастырь.

Тем не менее, мы видим, что сильные мира сего стремятся на Афон и на Афон устремляется не только президент Путин. На Афоне побывал монарх болгарский Симеон, на Афон устремляются и члены давосской конференции. Те, которые владеют миром, тем не менее, остаются в поражении, так сказать, в смущении, их действительно озадачивают, каким образом, что нашли на этом клочке суши удаленной для себя нынешние, как бы плоть от плоти нашего мира люди. Почему они себя умерщвляют в этом уголке, удалясь от всего и так стремясь всячески отгородиться от внешнего мира, а мир их настигает? Какая тайна в них сокрыта? Вот это, конечно, влечет любого - и мирян, и верующих - прикоснуться.

Напомню, что на самой святой горе Афон сохраняется традиция издревле особого обряда погребения, когда, в буквально смысле, себя зарывают в землю. И, в отличие от распространенной в иных конфессиях практики, через три года достают останки, и ащи плоть сошла, то их омывают с соответствующим церковным ритуалом вином и затем оставляют в костнице. Если же плоть осталась на костях, то вот здесь как раз обнаруживается, что человек был грешен. Его вновь закапывают на три года, тело, опять совершают над ним усиленное моление. Через три года вновь раскапывают его останки, и уж если тогда не приняла его тело земля, тогда его уже больше не тревожат. То есть на Афоне до сих пор воспринимают, что нами владеет стихия, которой подвластен только Всевышний. Если стихия не принимает человека в себя, то уже и монахи оставляют о нем молитву. Напомню, что уже в правилах Нутреца Фиагнуста мне доводилось познакомиться с рукописью, которая находится в библиотеке Ватикана, сказано: ащи стихия отринут человека (это времена действительно преподобного Сергия, XIV век), то уже даже просто инок не может молиться об этом человеке.

Яков Кротов: Спасибо. Действительно прошло более тысячи лет, существует Афон, уже несколько государств исчезли с карты земли бесследно. И это показывает, в духовной жизни плоть и кровь не пользуют, не помогают немало. Человек, прежде всего - дух, но этот дух связан с телом. И путь ко Христу оказывается связан с совершенно определенным телом, с совершенно определенным местом. Православие широко, в нем по-разному относятся, например, к судьбе тела после смерти - в России ведь полагают, что святость проявляется в нетлении мягких тканей тела. Одинаково то, что душа человеческая понимает свою недостаточность - она одинаково неполна без тела и без Духа Божия.

XS
SM
MD
LG