Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Символ веры


[ Радио Свобода: Программы: Россия: С христианской точки зрения ]

Символ веры

Ведущий Яков Кротов

Яков Кротов: Наша программа посвящена символу веры. У нас в гостях католик Олег-Михаил Мартынов, выпускник школы катехизаторов католической архиепархии в Москве и при этом одновременно модератор Российского католического форума в Интернете. И у нас в гостях протестант, кандидат философских наук и психолог, тоже модератор интернет-форума "Взгляд на жизнь", это форум на сайте Радио "Теос", форум протестантский, Евгений Владимирович Сарапулов.

Символ веры по латыни "кредо". Так это латинское слово и вошло в русскую жизнь, и обозначает жесткий набор формул, словесных формул, которые описывают содержание христианской веры. Слово "символ" когда-то в глубокой древности у греков обозначало табличку. Древние греки были люди лихие и часто высылали своих сограждан за пределы отечества куда-нибудь на далекий север, в Крым, и тогда при расставании с друзьями такую табличку разламывали. На ней что-то писали для ясности, и через много даже десятилетий уехавший посылал, скажем, своего сына с частью таблички, и могли встретиться. То есть символ - это, прежде всего, своеобразный пароль. Это не означает, что символ должен быть огромным богословским трактатом, это то, что необходимо для встречи. Но тогда первый же вопрос встает такой: а для встречи с кем? Для того чтобы встретиться с Богом, символ веры не нужен. Он нужен человеку, который уже встретился с Богом. Значит, для встречи с единоверцами, для того чтобы понять, кто пережил встречу с таким же Богом или такую же встречу.

Тогда мой первый вопрос такой. Многие, если даже не большинство, религий - и в древнем мире, и в современном - спокойно обходятся без всяких словесных формул своей веры. Этого не было ни у древних греков. Была у иудеев, современников Спасителя, молитва "Слушай, Израиль", которую Спаситель и цитирует в Евангелии: "Слушай, Израиль. Господь твой Бог един". Но это очень короткий символ веры. И в современном мире слово "символ веры" жестко ассоциируется именно с христианством. Почему, зачем он нужен именно людям, верующим во Христа?

Евгений Сарапулов: Поскольку христианство претендует на стремление к абсолютной истине и не только стремление к истине, но и некое адекватное понимание этой истины для того, чтобы ее донести до окружающих людей, в связи с этим христианство заботится постоянно о том, чтобы эти истины не искажались, чтобы они были донесены до каждого человека в доступной для него форме. Но чтобы понять, кто прав, кто не прав, для этого необходим определенный конкретный набор формулировок. Так символ веры - это и есть тот конкретный набор этих правил, формулировок.

Яков Кротов: Спасибо. "Нужен конкретный набор формулировок", - однако почему тогда в других религиях обходятся без них. Я бы предложил такой ответ от лица атеистов: вообще не должно быть в христианстве символа веры. Вы понимаете, если христиане веруют во Христа, а я так понимаю, что все-таки мы веруем во Христа, то смешно составлять какие-то символы веры. Если бы это была абстракция, учение, тогда нужна программа КПСС, философский трактат. Но Христос, Он же живой. Зачем живого человека описывать? Это что, как в древней Руси: нос прямой, глаза голубые, речь и лицо чистые. Почему, если Он действительно воскрес, если он действительно приходит к человеку в дыхании Духа Святого, приходит с такой силой, что апостол Павел начал свою христианскую жизнь просто с того, что упал с лошади от потрясения, тогда зачем тут еще описывать? Ведь современный христианский символ веры, составленный в 4-м столетии, содержит в себе слово "единосущный", "свет от света". Зачем это нужно? Не воздвигаем ли мы тем самым какую-то стену? Вот есть Христос и вдруг мы его еще кремовыми розочками украшаем... ну, я не знаю... как поросенка укропом еще посыпать. Нелишне ли это?

Олег Мартынов: Я позволил бы себе провести здесь аналогию между Символом веры и заповедями нравственного закона. Мы знаем, что есть нравственный закон, заложенный в сердце человека, в акте творения. Но при этом для того, чтобы человек мог осознавать этот закон, для того, чтобы человек имел критерий этого закона, критерий объективный, критерий, находящийся не внутри человека, существуют так же и заповеди. Точно так же и наша вера, которая дается нам, может быть, сверхъестественным образом, каким-то духовным образом, она нуждается в критерии. Она нуждается в том, чтобы мы могли сказать, "это мне кажется так, или это действительно христианская вера".

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Московской области. Сергей Васильевич, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. Спасибо за тему передачи. Я совершенно не согласен вообще с присутствием самого Символа веры. Вообще, символ - это дело живое. Символ - это нечто, обозначающее во внутреннем мире, символизирующее, допустим, форму или содержание и так далее. Но Вы никак не отобразите ни в каком символе содержание божественности. Вот Вы все время говорите, если человек встретил Бога. Если человек встретил Бога, то человека уже нет, есть только Бог, и поэтому ему, этому встретившему, символ веры вообще никакой не нужен. В этом смысле я совершенно не согласен с Вашим гостем, который сказал, что нужен критерий символа веры. Нравственному закону тоже, дескать, критерий нужен. Видите ли, нравственный закон, сознание человека не нуждается ни в каком критерии.

Яков Кротов: Спасибо, Сергей Васильевич.

Символ веры был у первых христиан и первый символ веры есть уже в истории апостолов, сочиненной евангелистом Лукой, он входит в те проповеди, которые произносили ученики Христа, рассказывая о Христе. Символ веры произносили перед тем, как принять крещение. И, может быть, в этом одно из предназначений символа веры. Не только объективный критерий, но еще и опознание, - опознание того, с кем ты одной веры. И в то же время защита веры от нападения, защита веры от чужака, защита веры от того, кто хочет ее, как тебе кажется, исказить. С первых же лет существования христианства эта проблема встала очень остро, потому что для одних Иисус был прекрасный добрый человек, а для других Иисус был Спаситель, но тоже всего лишь человек, а для кого-то Он был воскресшим Богочеловеком, воскресшим Сыном Божьим, хотя слова "богочеловек" тогда, две тысячи лет назад, не было, оно очень новое в христианстве.

Тогда мой вопрос нашему гостю Евгению Сарапулову. Как бы Вы ответили слушателю, который полагает, что если человек встретил Бога лицом к лицу, здесь никакой символ веры не нужен?

Евгений Сарапулов: Я считаю, что человек, встретивший Бога, обретает свободу, причем намного большую, намного более широкую, нежели до того, как он поверил в Бога. Так вот эта свобода дается ему свыше для того, чтобы он защищал те убеждения, которые он принял. И в этом смысле Бог не делает за человека никакую работу, в том числе и работу, связанную с защитой своих убеждений, защитой веры. Поэтому когда я в Евангелии читаю о том, чтобы мы действительно были как воины, такие символы есть, такие образы присутствуют достаточно часто - это первое.

Второе. Проведем сравнение символа веры с современными брендами или слоганами. В этом смысле любая фирма, любая компания, организация защищает себя, когда у нее присутствует определенный бренд или визуальный, или словесный. Таким образом, она позиционирует себя и говорит: "Это мы. Мы такие". И люди, ничего не зная об этой компании, они слышат этот слоган или видят этот образ, "Адидас", к примеру, и понимают, это их территория, это им принадлежит. Вот так же и в христианстве. Нам нужен своего рода бренд или слоган, если выражаться современным языком.

Яков Кротов: Спасибо. У нас звонок из Воронежа. Евгений, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос в принципе не по теме. Я прожил уже много лет, но не знаю, в чем разница веры христианской и иудейской и во что они веруют. Какие у них символы?

Яков Кротов: Спасибо, Евгений. Еще раз напомню, у иудаизма эпохи Спасителя тоже был символ веры, он и остается - молитва "Слушай Израиль".

А в чем разница, зачем понадобился еще отдельный символ веры христианам?

Олег Мартынов: Молитва "Слушай, Израиль" - это прекрасные слова из книги Второзакония. Актуальность этих слов и для нас, для христиан, для людей Нового Завета, непреходящая. Да, у нас один Господь, один Бог, но этого недостаточно. Потому что каждый может истолковать слова "Слушай Израиль"... Может быть, я напомню. "Слушай Израиль. Господь наш Бог, Господь наш един". Каждый может истолковать эти слова так, как ему удобно или так, как ему хочется. Поэтому мы вынуждены уже уточнять: Господь наш един, Господь - наш отец, Господь наш - Сын Божий Иисус Христос, Господь наш - Святой Дух. И мы принимаем веру Ветхого Завета, но современный иудаизм, раввинистический иудаизм, если хотите, он отрицает то, что мы ее принимаем.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Татьяна, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос, который меня интересует уже очень давно. Мне интересно, почему в православном символе веры упоминается Понтий Пилат. Почему упоминается он один, а священник не упоминается? Почему во всех православных Церквях каждый день получается, мы его вспоминаем? Какой в этом смысл?

Яков Кротов: Спасибо, Татьяна. Я напомню один протестантский анекдот, как мальчик приходит из воскресной американской школы (школа русская) и говорит: "Мама, а почему в символе веры упоминается какой-то пилот?"

Олег Мартынов: Во-первых, не только в православном символе веры, в первую очередь в католическом. Потому что мы имеем общий с православными константинопольский символ веры.

Понтий Пилат упоминается в символе веры, потому что это привязка к конкретному времени, к конкретному месту. Потому что события нашего спасения - смерть Христа и воскресение его - произошли не абстрактно где-то, неизвестно где, а все это имеет очень конкретное свое место в истории. Смерть Христа - событие, превосходящее историю, но в то же время входящее в историю. И поэтому говорится о Понтии Пилате, потому что этот правитель был достаточно известен в древнем мире.

Яков Кротов: Спасибо. Я напомню, что и в древнерусских летописях и в греческих исторических хрониках было принято измерять время по годам правления того или иного крупного политического лидера. Для евреев, конечно, Понтий Пилат - это была высшая сила, они про императора Тиберия слышали издалека, поэтому, когда пытались сформулировать дату рождения Спасителя, исходя из более крупных политических фигур, у них получалась довольно парадоксальная картина, они слабо себе представляли хронологию римских правлений. А вот Понтия Пилата они знали хорошо: взяточник, грубиян, зато свой, здесь, под боком. У нас есть звонок из Москвы. Вадим Николаевич, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день, Яков Гаврилович. Добрый день, уважаемые гости. Я думаю, что символ веры - это есть то, что, может быть, можно было бы назвать аксиоматикой веры. То, что нельзя уменьшить без того, чтобы не исказить радикально сами основы учения. Скажем, невозможно возрастать в геометрии, не принимая аксиому Евклида или достаточно одну из них как-то трансформировать, это будет уже, мягко говоря, совсем другая наука. То есть, это есть некая неуменьшаемая сумма того, что человек должен знать о том предмете, который его интересует. Некая словесная формализация, если хотите. А что касается символа веры, то, может быть, не только "Шема" ("Слушай"), но и 10 заповедей, которые были даны, это тоже была некая аксиоматика, нарушение которой привело к известным последствиям.

Яков Кротов: Спасибо, Вадим Николаевич. Вспоминается старый православный анекдот, уходящий еще в византийскую древность, но популярный благодаря пересказу Лескова в "Очарованном страннике". Про то, как приходит миссионер к трем старцам, к трем монахам и видит: они живут, ни одной молитвы не знают, символа веры не знают. Он их научил символу веры, веру во единого Бога, Отца, Вседержителя и так далее. Сел в лодочку и поплыл себе дальше. Вдруг слышит: "Стой, стой". Оглядывается, а за ним бежит этот старец, один из трех, по воде бежит. Говорит: "Послушай, я опять забыл слова этого символа веры несчастного". Тот на него посмотрел, махнул рукой и говорит: "Иди себе, старче, по воде с миром, молись, как молились".

Так вот слушатель утверждает, что символ веры - это минимум, который нельзя регулировать. Но в истории Церкви, я думаю, было много людей, просто по неграмотности или по обстоятельствам жизни не знавших символа веры. Подозреваю, что среди святых таких много. Сколько среди святых, например, мучеников, которые обратились в момент казни христианина, ничего не зная о Христе, кроме того, что это Бог вот этого, скажем, Венанция. "И я тогда христианин!" А символа веры он не знал. Так что, недействительные христиане? Насколько обязателен этот обязательный минимум?

Евгений Сарапулов: На самом деле символ веры, как я полагаю, на жизненном пути человека является неким дорожным знаком, "остановись, еще раз подумай о том, как ты идешь". Потому что человек может делать массу добрых дел, хороших, но его мотивы совершенно корыстны. Он благотворительный, он такой щедрый, но на самом деле внутри в его сердце что-то эгоистичное присутствует. И когда он встречается на своем жизненном пути опять с этим символом веры либо сам открывает то, где он его переписал, либо слышит это в Храме, Церкви или из уст окружающих людей, для него это сигнал на жизненном пути: еще раз оцени свои убеждения, еще раз оцени свои дела, как оно на самом деле. Потому что без эталона, а символ веры является эталоном, без нормы (я бы сравнил символ веры с нормой) мы не можем развиваться полноценно, нас всегда заносит куда-то, направо или налево. Символ веры не заставляет нас идти каким-то узким путем, так же, как по железной дороге идет поезд. Нет, он позволяет нам творить, быть свободным, но он говорит нам еще раз, "скорректируй свой жизненный путь".

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Владикавказа. Батраз, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день, уважаемый Яков Кротов. Короткая заметка. Мне всегда кажется, что Вы справедливо рассуждаете, в других передачах тоже. О символе веры. Три символа веры меня интересуют. Когда статую Будды в Афганистане разрушили, это же был символ веры, за что его разрушили? Второе. После бесланской трагедии символ христианской веры Папа Римский так заявил, что выше Бога может быть только ребенок. Это перед смертным часом.

И третье. Главный мусульманский экстремист, может, его нельзя цитировать, Ясир Арафат тоже осудил бесланское побоище. Вот эти три символа. Видите, там, где кончается вера, наверное, начинается политика. Они как связаны между собой? Вот к нам приехал символ государства первый замгенпрокурора Колесников во Владикавказ, это символ власти и политики. И после его приезда кое-что изменилось, но как бы в худшую сторону, милиция стала более жестко останавливать на улицах. Для чего она это делала? Она штрафует. Может, нужны были какие-то моменты.

Яков Кротов: Спасибо, уважаемый Батраз.

Итак, Папа Римский, как символ католической веры и вообще человек, как символ. Я дам слово нашему гостю католику Олегу Мартынову.

Олег Мартынов: Начать надо с того, что я не помню таких слов Папы, о которых говорил уважаемый слушатель. Все-таки выше Бога никто не может быть.

А Папа - символ единства Церкви. Папское служение, служение преемника апостола Петра - это служение, которое не может быть отделено от служения всего сонма епископов, коллегии епископов, как мы говорим в латинской нашей терминологии.

Яков Кротов: Но это обязательный минимум или и без него может человек быть христианином? Вот не приедет этот символ веры в душу человека, он будет христианин? Вы опознаете в нем собрата по вере во Христа или скажете, нет, для тебя Папа не Папа, значит, для тебя и Бог не Отец.

Олег Мартынов: Вы знаете, мы опознаем его, как брата во Христе, мы опознаем его, как брата в святом крещении, но, конечно, наше единство с этим человеком будет поврежденным. Это нельзя списывать со счетов. Мы не можем сделать вид, что мы уже воссоединили всех христиан и все у нас замечательно, это было бы обманом.

Яков Кротов: Спасибо. Символ веры, который создавался, как защита веры от нападений... Когда в храм приходит в человек и говорит: "Вы веруете во Христа, и я верую во Христа. Как приятно, у Вас Христос. Ой, он родился при Понтии Пилате, очень верно. Кстати, не забудьте, завтра еще надо отпраздновать, потому что перед тем как родится в Палестине при Понтии Пилате, Господь Иисус Христос родился в Египте при фараоне Тутмосе, в Шумере при царе Лагаша и еще два раза при неандертальцах и четыре раза при птеродактилях. Значит, при Понтии Пилате это 48-е воплощение Христа. А я, кстати, 49-е, будем знакомы". Вот тут Символ веры, как щит, встает. Но спрашивал наш слушатель, в какой момент этот щит превращается в пресс, под которым погибает сам человек.

Например, в Афганистане люди взорвали статуи Будды, потому что их вера требовала символа внешнего выражения своей ортодоксии. Им недостаточно было просто ходить в храм, молиться Богу своему. Им символом послужил взрыв, уничтожение чужого. И это частая претензия, в том числе к христианскому символу веры. Потому что принятие всякого символа веры на вселенских соборах сопровождалось принятием анафематизмов, то есть отлучений: "А ты не веруешь так, ты это отвергаешь, значит, ты вне Церкви, пошел прочь отсюда". Ну, так как, щит превращается в меч? Как провести границу, чтобы этим щитом не отогнать человека, который не нападает на христианство, но просто еще, может быть, плохо его знает, Вера и благодать уже есть, знаний еще нет, а есть попытки что-то очень коряво сформулировать. Вот в какой момент можно потерпеть отклонения, а в какой момент нельзя?

Евгений Сарапулов: Будучи преподавателем, на сегодняшний день я уже 12 лет отработал в педагогическом вузе в Сибири, я считаю, что современному человеку сложно принимать Символ веры, например, в связи с тем, что система образования учит давать правильные ответы и только правильные. Она всегда говорит: "Если ты ошибаешься, значит, ты нехороший, ты неуспешный, ты слабак". Но человек учится по-настоящему жить, по-настоящему быть кем-то, личностью и по-настоящему познавать и духовные истины, когда ему позволяется ошибаться, когда за это его не клюют, не бьют, не тычут. И в этом смысле необходимо снисходить к ошибкам людей. Но я бы хотел обратить внимание на то, что понятие "символ веры" состоит из двух - само это понятие "символ" и "вера". Когда я защищал кандидатскую диссертацию по философии, я исследовал феномен веры и пришел к следующему выводу. Оказывается, вера бывает слепая, наивная, фанатичная, разумная, она бывает индивидуальная, бывает групповая. Человек может осознавать ее и не осознавать. Каким видам веры он пользуется, когда он сталкивается с символом веры. Потому что восприятие этих слов записанных, символ веры - это есть слова, фразы, предложения, но этот символ веры происходит на основе того, каким видом веры сам человек пользуется: он слепо верит символам веры, он фанатично в это верит, он наивно в это верит или он разумно верит. Какой верой он пользуется? Я бы такой оборот хотел дать нашим рассуждениям.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Александр, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. Конечно христианская жизнь, истинный путь выше любых слов о нем. Но надо понять, что мы находимся в инвалидном состоянии, мы не можем в большинстве своем познавать истину вне слов. Но есть, конечно, духовный, мистический гений, вроде Серафима Саровского, многих старцев, которые уже способны принимать смысла уже вне слов, наверное.

У меня вопрос к Вашему гостю католику. Не могли Вы, все-таки хотя бы вкратце объяснить религиозный, мистический смысл католического догмата о первенстве? Если апостол Петр основал кафедру не только в Риме, почему только Рим признает свое собственное первенство?

Яков Кротов: Спасибо. Кстати, в порядке справки замечу, что кафедра в Риме может быть основана и не Петром. Может быть он, придя, уже застал там христианскую общину, об этом историки дискутируют. Но, насколько я понимаю, догмат о первенстве Папы не строго от этого зависит.

Олег Мартынов: Совершенно верно. Действительно, важна не географическая локализация, а важно преемство особого служения Петра, того служения, которое Петру и именно Петру из всех 12 апостолов было вверено Христом, о котором мы читаем в Евангелиях. Географически сначала Петр странствовал по разным городам, потом он прибыл в Рим и в Риме - вот это важно уже - Петр претерпел мученическую кончину. В Риме находится его могила. И своему преемнику именно по римской кафедре Петр передал, как мы верим, вот этот свой особый дар и особое свое служение. А потом этот преемник мог уже не находиться в Риме. Ведь многие римские Папы на самом деле, будучи епископами Рима, жили в совершенно других местах. Это неважно. Важно то, что от Папы к Папе, от Петра до Бенедикта XVI в наши дни передается вот это особое петрово служение - утверждать братьев вере.

Яков Кротов: Спасибо. Сообщение на пейджер пришло от брата Бориса: "Мне удалось дозвониться, но Ваша помощница отключила меня, не дала задать вопрос. Это Вы называете христианством? Я протестую".

Брат Борис, Вы часто бываете в нашем эфире, может быть, чаще по совокупности, чем многие другие участники в студии. На Ваше замечание, я скажу так: это не христианство, это Радио Свобода. Как у всякой радиостанции, у нее свои законы, в том числе мы стремимся к некоторой гармоничности и равному представительству. Ваша позиция хорошо известна. Но в сущности да, ведущий этой передачи поступает как Папа Римский, то есть своей властью кого-то отсекает, кого-то вызывает. Человеку дана власть.

Но тогда встает вопрос, опять же, в связи с Символом веры: он кого-то отсекает, кого-то не допускает в Церковь, - , а не слишком ли много возводится рельсов, барьеров, не слишком ли большой щит? Вспоминается, как Авраама Линкольна, который, кстати, был христианин даже непонятно какой конфессиональной принадлежности, об этом историки тоже много спорят, ну, скажем так, епископал, его спросили с насмешкой враги: "Как Вы думаете, какой длины должны быть ноги?" А ноги у Авраама Линкольна были той ещё длины. На что Линкольн невозмутимо ответил: "Ноги должны быть такой длины, чтобы доставать до земли". Символ веры, очевидно, должен быть такой длины, чтобы доставать до неба.

В англиканской Церкви несколько десятилетий сражались, выработали 39 артикулов. У православных кроме Никеоцареградского символа веры, который занимает 12 частей, их называют 12 членов символа веры, есть еще отдельно Халкидонский догмат, есть догмат об иконопочитании, строго говоря, это тоже часть Символа веры. У протестантов очень много, у католиков еще несколько догматов. Не слишком ли много? А главное, что - у нас небо разное? У католиков выше, чем у православных, у них два лишних догмата, у протестантов еще выше небо, чем у православных? Что происходит? Может быть, в современную эпоху, когда слишком много людей, как говорил один из наших гостей, с мышлением механическим, и вот мы им подбрасываем Символ веры, они с такой радостью в него вцепляются и начинают им орудовать как мечом, направо и налево. "Ты вот этой строчки не помнишь из Халкидонского догмата - пошел прочь, ты уже нехристь".

Евгений Сарапулов: Здесь можно, с одной стороны, проследить культурный контекст, эпохальный. Потому что в жизни форма меняется очень часто. В связи с этим, конечно же, возникают проблемы, противоречия, столкновения, конфликты, убеждения людей. Отцы и дети, здесь эта проблема встает и приходится в связи с этим как-то корректировать, дополнять символ веры либо смысловое значение чуть-чуть уточнять, улучшать его. Это с одной стороны.

С другой стороны. Человек создан свободным существом. Свобода, как я понимаю, это осознание необходимости. То есть, ты можешь стать свободным человеком только в случае, когда ты понимаешь правила жизни, писаные, неписаные законы, начинаешь следовать им и тогда, научившись исполнять законы жизни, ты становишься поистине творчески свободным человеком. Так вот символ веры - это тоже определенная дисциплина для человека. Если он не пройдет через эту дисциплину, истинно свободным в исповедании своей веры он не станет. Это моя точка зрения. Я думаю, что она достаточно реально привязана к нашей жизни.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Москвы. Сергей Львович, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день, уважаемые Яков Кротов и гости. Мне хотелось бы задать такой вопрос. Символ веры, знали ли о нем фарисеи и саддукеи в Израиле? Чем отличаются догматы протестантизма и христианства? Я православный христианин...

Яков Кротов: Спасибо, Сергей Львович. На первый вопрос я попрошу ответить Олега Мартынова.

Олег Мартынов: Замечательный вопрос.

Яков Кротов: Знали ли фарисеи и книжники символ веры?

Олег Мартынов: Христианский символ веры, я думаю, что они не знали, поскольку он все-таки относится тем временам, когда уже не было ни фарисеев, ни саддукеев.

Яков Кротов: Но апостольский.

Олег Мартынов: Апостольский символ веры по преданию действительно составили сами 12 апостолов, когда они расходились в разные концы тогдашнего мира проповедовать Христа. Говорят, что каждый из них внес в него по строчке и поэтому этих строк 12. Я не знаю, так это или нет, да это и не важно. Важно то, что апостольский символ веры отражает веру апостолов.

Что касается вообще отношений между христианами и, скажем, официальным иудаизмом того времени, то отношения эти, конечно, складывались достаточно сложно и, в конце концов, кончились практически полным разрывом. Насколько лидеры раввинистического иудаизма хорошо себе представляли то, что они осуждают, например, на синоде в Ямне уже после разрушения Иерусалима, когда они собирали как бы то, что они будут считать возможным в иудаизме, и пришли к выводу, что веру в Иисуса Мессию не принимают они, как часть иудейского учения. Ну, наверное, достаточно хорошо представляли, потому что все-таки христиане проповедовали в первую очередь в синагогах.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть сообщение на пейджер от игумена Андроника: "Объясните, наконец, историческое явление ереси жидовствующих и объясните, пожалуйста, сегодня в Русской православной Церкви это явление присутствует или нет?"

Объясняю. Ересь жидовствующих была выдумана архиепископом святым Геннадием Гонозовым в конце XV века, он обвинил священников кремлевских соборов и некоторых новгородских священников в том, что они уничтожают иконы. Обвинение было выдуманным и ложным, как обвинение в адрес Бухарина в 1937 году. В этом смысле сегодня в Русской православной Церкви жидовствующие присутствуют, потому что продолжаются выдумки, продолжаются ложные наветы, кому-то все время хочется к Символу веры добавить еще символ ненависти. Но все-таки мы сегодня, как и вообще в Церкви, говорим именно о Символе веры, там нет слов "ненавижу жидовствующих", там не может быть по определению, это вера в Бога. И в этом смысле я бы так ответил на вопрос, знали ли фарисеи-книжники символ веры христианский: не только знали, они его и сочиняли. Это как раз и первые апостолы, и первые ученики, и они были чистыми. А фарисей означает "чистый", "перушин" в оригинале. И символ веры в этом отношении - это внесение в христианство к благодати элемента закона, но, как говорили наши сегодняшние гости, как говорит Церковь, необходимый элемент. Вопрос в том, насколько. Потому что, извините, на пейджер еще вопрос от некоего Андрея: "Яков Кротман, католическая вера запятнала себя холокостом, протестантская - рабовладельческим строем, и никакие покаяния не восстановят эти веры у людей. Православие же русское доказало всему миру свою близость к основам божьим".

Евгений Сарапулов: Вот это "се человек", это человек говорит. Мы, как люди, всегда конечно готовы к крайностям, как со знаком минус, так и со знаком плюс. Мы либо слишком законны по сравнению с Богом, либо мы слишком много благодати готовы дать человеку. Суть заключается в том, что нужно снисходить к людям, нужно отделять поступки человека от него, как от личности. Только в этом случае мы можем разрешить конфликт. Если мы мешаем в одно проблемы человека, либо проблемы Церкви, ее может быть какое-то неправильное поведение, то в этом случае нам очень сложно снизойти. А разделить негативные качества человека либо поведение Церкви в целом и ее истинное предназначение, ее святость или личность человека, вот это очень важно. Я, как психолог, могу сказать однозначно, проблема ведь заключается не в самих конфликтах, не в проблемах. Вся суть заключается в том, что надо учиться решать проблемы, учиться выходить из конфликтов. Проблемы и конфликты будут всегда, нам надо только научиться выходить из них достойно.

Яков Кротов: Спасибо. В порядке справки добавлю. Холокост, то есть уничтожение 6 миллионов евреев во Второй мировой войне, - дело рук не католической веры, а нацистов. Рабовладельческий строй - и протестанты этим согрешили, и католики. Но более всего рабовладением в Новое время согрешили русские православные люди, потому что уже тогда, когда весь западный мир отменил рабовладельческий строй, в России, как говорили и Алексей Степанович Хомяков, и многие другие благородные православные люди, продолжало оставаться рабовладение, отмененное только в феврале 1861 года, и хорошо, что отмененное. Тем не менее, покаяние стирает даже такой тяжелый грех, как владение другим человеком.

У нас есть звонок из Смоленска. Людмила Ивановна, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Благословите вопрос задать. Вопрос такой. Как укрепить веру свою? Мне 67, родилась в православной семье и со стороны отца, и со стороны матери. И веровала по обрядам. Как по обрядам, мало задумывалась. Лет 10 назад, если не больше, стала читать, покупая книги в православном Храме. Возникла масса неразрешимых для меня вопросов. Ведь нам Господь дал разум тоже для того, чтобы мы пользовались, хоть веру нельзя постигнуть разумом, это уже понятно. Что читать? Как понять, что Иисус Христос принес не мир, но меч? Как понять то, что он от матери отказался, когда мать звала его?

Олег Мартынов: Да, действительно способности человеческого разума, в том числе способности к постижению истин христианской веры, они ограничены. Можно вспомнить историю о блаженном Августине, великом западном богослове, очень умном человеке, который шел как-то по берегу Средиземного моря и увидел сидящего на песке мальчика, который какой-то раковиной переливал воду из моря в выкопанную им в песке ямку. И Августин посмотрел на мальчика и сказал: "Дитя мое, что ты делаешь? Ведь ты никогда не перельешь это море в эту маленькую-маленькую ямку". "Да, - сказал мальчик. - А ты кто и что ты делаешь?" "Я, - сказал Августин, - Августин, епископ Гиппонский, я размышляю о Святой Троице". Мальчик ответил ему: "Как я никогда не перелью всю эту воду в эту маленькую ямку, так ты никогда не постигнешь тайну Святой троицы". Точно так же я и Вы, никто из нас никогда умом не постигнет всего христианства. Только можно к этому стремиться, постигать все больше и больше, но всегда останется непостижимого еще очень и очень много.

Яков Кротов: В религии, видимо, как и в науке, чем больше человек знает, тем больше диаметр, по которому он соприкасается с миром неведомого. Для этого и нужен Символ веры. То есть в момент, когда я не понимаю, зачем Господь Иисус обидел родную Мать, я цепляюсь за слова, верую в то, что Иисус родился от Марии в Назарете. А потом вдруг приходит понимание: да ничего Он не обидел родную Мать. Наоборот, Он возвысил всех других своих слушателей в этот момент до своей Матери, сказав, что "всякий, кто исполняет мои слова, тот моя Мать". Значит, вот это умение, не опустив никого, поднять всех. А людям кажется, что невозможно, - чтобы кого-то поднять, обязательно нужно кого-то опустить. Вот такие мы механические создания. И тут символ веры. Но ведь вопрос, помимо прочего, еще был и о том, что как жить. Символ веры не содержит заповеди, хотя один из слушателей сказал, что 10 заповедей тоже составляют символ. Ну, скажем так: человек живёт по символу эгоизма, по символу неверия. Исповедует веру в страшный суд, а ведет себя так, как будто никакого суда нет. Теперь спрашивается, этому человеку вообще символ веры поможет или как?

Евгений Сарапулов: Я полагаю, символ веры - это не изобретение, это есть свод тех правил, к которым пришли совместно верующие люди. И поэтому символ веры - это символ сообщества, это символ Церкви, это символ верующих людей. И в связи с этим я хочу сказать одну простую вещь. Счастливым в одиночку не станешь, умным в одиночку не станешь. Разобраться в этой жизни в одиночку невозможно, нереально. И для того, чтобы человек не заблуждался в своих поисках, в своем свободном творческом порыве, необходим круг людей, с которыми он вместе рассуждал бы, в том числе и о символе веры. И символ веры - это есть объединяющее начало. И он как бы говорит нам, "будьте вместе, не бойтесь конфликтов и проблем между Вами, учитесь жить вместе, потому что Вы избрали меня", если люди обращаются к Богу. И в связи с этим, конечно, я считаю, что действительно это объединение верующих, которое говорит, "ты счастливым в одиночку не станешь", истинно верующим в одиночку, мне кажется, нереально стать.

Яков Кротов: Спасибо. У нас есть звонок из Тульской области. Евгений Александрович, добрый день, прошу Вас.

Слушатель: Добрый день. Я человек неверующий, но всегда живо интересовался вопросами религии. Я просто хотел высказать Вам искреннюю благодарность за глубоко содержательную передачу, Якову Кротову и всем гостям. Спасибо Вам большое.

Яков Кротов: Спасибо, Евгений Александрович. Конечно, вот это проблема. Потому что Символ есть, а веры нет. Мы не можем передать веру неверующему человеку, это дает Дух Божий.

Сообщение на пейджер от Анатолия из Петербурга: "Символ веры - есть буква, а по Евангелию, буква убивает, а дух животворит".

Между тем, символ веры - это не буква, он составлен из букв, когда его печатают, но, прежде всего, символ веры - это слово, произносимое человеком. В православной традиции символ веры включен в утреннюю молитву, каждое утро. Так что, мы совсем, что ли сбрендили? Почему каждое утро человек должен говорить, "Верую во единого Бога"? Что изменилось за прошедшую ночь, что, вера исчезла? Почему на каждой литургии, на каждой католической мессе поют символ веры? Зачем это нужно? Да, это прекрасно, человеческое дыхание вырывается, и в этом пении соединяются голоса людей, они поют "кредо", если у католиков, "верую", если это у русских. Но зачем это нужно ежедневно? Почему тогда словесная сухая формула превращается в подобие молитва или это все-таки молитва?

Олег Мартынов: На этот вопрос ответил в своем катехизисе Папа Святой Х-й, который правил в начале XX века. Написал замечательный катехизис в форме вопросов и ответов. Там есть вопрос: почему полезно повторять символ веры. И очень простой ответ: для того, чтобы истины, содержащиеся в нем, глубже вошли и запечатлелись в нашем сердце.

Евгений Сарапулов: Повторять его необходимо для того, чтобы проникаться этим смыслом. Смысл не просто открыт, он открывается и его надо открывать постоянно. И потом, есть простое выражение: повторение - мать учения.

Яков Кротов: Спасибо.

XS
SM
MD
LG