Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая эра. Виктор Живов: История византийской культуры. Передача вторая


[ Радио Свобода: Программы: Россия ]
[28-02-05]

Новая эра. Виктор Живов: История византийской культуры. Передача вторая

Автор и ведущаяЕлена Ольшанская
РедакторАлексей Цветков

Благодарность Михаилу Субботину, США

В дневниках историка Василия Ключевского есть отрывок, помеченный февралем 1898 года: "Вместе с великими благами, какие принесло нам византийское влияние, мы вынесли из него один большой недостаток... излишество самого влияния... Нам твердили - веруй, но не умствуй. Нам указывали на соблазны мысли прежде, чем она стала соблазнять нас ... Мы стали бояться мысли, как греха, пытливого разума, как соблазнителя, раньше, чем умели мыслить, чем пробудилась у нас пытливость. Потому, когда мы встретились с чужой мыслью, мы ее принимали на веру..." О роли Византии в истории русской культуры задумывались многие.

В цикле "Россия как цивилизация" - лекции известного филолога, профессора Университета Беркли (США) Виктора ЖИВОВА.

Елена Ольшанская: "Высочайший внутренний расцвет Греции, - писал Карл Маркс, - совпадает с эпохой Перикла, высочайший внешний расцвет - с эпохой Александра". Завоевания Александра Македонского расширили рамки древнегреческого мира до пределов Индии и Эфиопии, но ведущая роль в этом новом пространстве принадлежала уже не грекам. Египетский город Александрия на несколько веков стал одним из крупнейших центров нового - эллинистического - мира. Традиции классической греческой философии, науки, культуры соединились там с духовными течениями Востока. Христианство пришло в Александрию в первом веке. По преданию, первым африканским миссионером стал евангелист Марк. Самые ранние христиане были из числа евреев. Именно в Александрии появилась Септуагинта - перевод Библии на греческий язык - выполненный, как говорит легенда, 70-ю переводчиками. Греческий язык в эпоху эллинизма был языком культуры для образованных людей, выходцев из разных национальных групп.

Виктор Маркович Живов - филолог, историк, заместитель директора Института русского языка имени академика В.В.Виноградова и профессор университета Беркли в США. Вашему вниманию предлагается вторая передача на основе цикла его лекций об истории византийской культуры.

Виктор Живов: Во втором веке мы все еще говорим об иудеохристианстве, то есть, о христианских общинах, в которых вполне отчетливо сохраняется преемственность с иудаизмом, прежде всего, в богослужебной практике и в образе жизни. Иудеохристиане еще надеялись, что остальные иудеи присоединятся к ним, примут веру в явившегося Мессию. Именно в этих условиях возникает потребность в полемике с иудаизмом, в определении своих отношений к нему. Понимание Ветхого Завета оказывается в этом контексте пониманием смысла христианской истории. Толкование Библии делается основой богословия истории. В этом можно видеть трансформацию все той же иудейской традиции, в которой толкование, экзегезис, занимает центральное место. Речь идет не только об истолковании отдельных пророчеств, но об истолковании священной истории в целом. Христианские богословы, прежде всего, Ориген и Климент Александрийский, в 3 веке вырабатывают законченную систему истолкования Священного Писания - так называемую библейскую типологию.

Елена Ольшанская: Апостол Павел в 1 Послании к Коринфянам, напоминая события древнего Исхода, когда евреи вышли из египетского рабства, говорит: "Все, что происходило с ними, как образы; а описано в наставление нам, достигшим последних веков" (Слово образы, или прообразы - по-гречески , "типы").

Виктор Живов: В своей интерпретации Ветхого Завета греческие и латинские богословы различали три периода в истории человечества. Первый период был дохристианский, ветхозаветный, второй начинался пришествием Христа, а третий период начинался концом света, Страшным судом и пришествием Царствия небесного. События каждого периода воспроизводили события предшествующего периода. Но это не было простым повторением. Эти воспроизводимые образцы приобретали новый и больший смысл на каждом новом этапе. Подлинный смысл событий священной истории Израиля раскрывался не в ней самой, но в жизни и деяниях Иисуса Христа и его церкви. А полный, окончательный смысл истории - в преображении Вселенной и в пришествии новых Небес и новой Земли.

Елена Ольшанская: Еще в III в до н.э. при просвещенных правителях Птолемеях в Александрии был основан Музей ("храм Муз"), где в залах, колоннадах и садах работали и читали лекции приглашенные ученые, лучшие умы Греции, получавшие жалование из египетской царской казны. Знаменитая библиотека Музея была крупнейшим в мире собранием античной литературы, там хранилось более полумиллиона свитков. В 47 г. до н. э. александрийская библиотека сгорела при пожаре. Но затем римский полководец Антоний подарил царице Клеопатре не менее ценную Пергамскую библиотеку - по его приказу она была привезена в Александрию, куда по-прежнему стекались философы, наставники, учителя веры.

Виктор Живов: Общество поздней Римской империи было большим обществом язычников, многобожцев. Боги, во всяком случае, в своих нижних чинах, разделяли с людьми их пространство. На одной из стен в Остии мы читаем: "Гермес, мой дорогой, принеси мне прибыль"... Проблемы того, как жить, возникали в разных группах населения по разному поводу. У сельского жителя - от безнадежной непродуктивности крестьянского труда, у состоятельного горожанина в небольшом городе от - маргинализации провинциального полиса в новой необъятной империи. У обитателей столиц - от имперской бесприютности, у философов - от бесчувственной абстрактности понятия о божестве, которое оставалось при интеллектуализации языческого культа. И отсюда - разнообразные поиски в религиозной жизни Римской империи 2-4 веков новой эры. Каждодневные отношения с языческими богами были договорными. Человек приносил жертву Гермесу, в обмен получал прибыль. Приносил дары домашним пенатам, и, таким образом, обеспечивал благополучие своего дома и хозяйства. Это, в общем, был неплохой порядок, пока все шло в соответствии с традиционным образом жизни. Он был хорошо приспособлен к существованию небольшого античного города с городским советом, городским собранием, банями и с осеняющими эту тихую жизнь знакомыми, местными, привычными богами. Договорные отношения хороши, когда царит стабильность, а вот когда стабильное существование нарушено - не обязательно большими историческими процессами, типа варварских нашествий или деспотического произвола, когда оно нарушено даже частными обстоятельствами, относящимися к личной жизни, человек ищет помощи, он ищет любви и соучастия, которые ни под какой договор не подпадают. И он сам готов дать взамен не установленную цену, а свою безусловную преданность. Что меняется в первые века христианства? Мы уже говорили о том, что имеет место приток язычников и практическое прекращение притока иудеев. Это создает новую ситуацию. Язычники, конечно, пытались описать свой новый религиозный опыт в привычных для них понятиях. Конечно, при этом менялось их содержание, но частично оно оставалось прежним. Проповедь христианства для язычников хотя бы отчасти требовала знакомых им процедур обучения и способов изложения учения. Сложность зависела от характера аудитории. Например, катехизация ремесленника требовала иного языка, чем катехизация члена городского совета. Однако образованная элита составляла заметную часть среди обратившихся в христианство язычников. Именно на нее были рассчитаны те богословские трактаты, которые создавались в конце 2 - начале 3 столетия. Собственно говоря, догматическое богословие - то, что сейчас учат в духовных академиях и семинариях, в своих истоках возникает в результате вот этого приспособления. Я не хочу сказать, что эта задача была вовсе беспрецедентной. Формулирование библейского религиозного опыта в терминах классической античной мысли имело место и в иудейской диаспоре, я имею в виду Филона Александрийского, который создал систему своего рода иудейского платонизма. И первые христианские философы, Климент Александрийский и Ориген, знали труды Филона и пользовались ими в своих построениях. Однако важно представить себе, насколько грандиозной и сложной была сама задача перевода с библейского языка на язык античной философии.

Елена Ольшанская: Около 180 г. во главе Александрийской христианской школы стоял бывший стоик Пантен (или Пантеан), названный первым церковным историком Евсевием "сицилийской пчелой, собиравшей с цветов апостольского луга чистое сокровище ведения и влагавшей его в души слушателей". Пантеан был учителем великого мыслителя Климента Александрийского.

Виктор Живов: Климент Александрийский родился около 150 года, его родители были язычниками. Кажется, он родился в Афинах и там получил свое первоначальное образование. После того, как он стал христианином, он много путешествовал по южной Италии, по Сирии и Палестине, и целью путешествий были беседы, наставления духовных учителей, которые жили в тех местах. В конце концов эти путешествия привели его в Александрию. Там он слушал лекции Пантеана, и они его так увлекли, что он остался в Александрии. Этот город стал его второй родиной. Климент сделался учеником Пантеана, потом ассистентом, а потом его преемником в качестве главы школы катехуменов. Катехумен - это тот, кто обращается в христианство. Тот, кто обращается в христианство, перед тем, как он крестится, должен получить элементарное христианское образование, это называется катехизацией. Климент стал учителем в знаменитой александрийской школе около 200 года. Через два или три года после этого случилось преследование христиан при римском императоре Септимии Севере, и Клименту пришлось покинуть Египет. Он переехал в Каппадокию со своим учеником Александром, который позднее стал епископом Иерусалима. Умер Климент незадолго до 215 года. В Египет он уже не возвращался. Это был человек с хорошим образованием. Он знал и философию, и поэзию, и мифологию, и литературу. В своих сочинениях (это сосчитано) он приблизительно в полутора тысячах случаев ссылается на Ветхий Завет, в двух тысячах случаев ссылается на Новый Завет, и у него есть не менее 360 пассажей, где он цитирует или пересказывает античных авторов. Климент считает философию полезной, она дает разуму возможность описать содержание веры и служит для утверждения этой веры. Как он пишет: "Эллинская философия сама по себе не делает истину более могущественной, однако она лишает силы софистические нападки на истину и, разрушая заговоры против нее, справедливо именуется оградой или стеной виноградника". Античные философы оказываются у Климента созерцателями той же Божественной истины, что и античные пророки, но, конечно, они видят ее менее отчетливо и ясно. Климент нередко ссылается на Платона и на других античных мыслителей, даже когда он трактует чисто христианские религиозные проблемы, например, греха и наказания. Он распространяет на античные тексты метод толкования Библии, когда события Ветхого Завета оказываются прообразом Нового Завета. Скажем, Одиссей, прикованный к мачте, с замкнутыми ушами, когда он проплывает мимо сирен, предызображает Христа на кресте, отказавшегося от мирских соблазнов, так же, как в Библии Христа предызображает Моисей, когда Аарон и Ор поддерживают ему руки во время молитвы.

Елена Ольшанская: Одно из сочинений Климента Александрийского - "Слово увещательное к грекам" - открывается "Гимном Христу": "И сей потомок Давидов, Логос Господень, бывший прежде Давида, презрел лиру и кифару, их бездушные струны; но озвучил Духом Святым нашу вселенную и нашу землю, тело и душу человеческую. И волею Его тысяча голосов слилась в песнопении к Господу. И сам Он воспел славу Господню вместе с сим хором людским..." После лирического вступления Климент дает обзор дохристианских вероучений и философских заблуждений древности. Критика его уважительна. Он подаёт язычнику руку, как проводник на пути познания истины.

Виктор Живов: Какие умозрительные проблемы возникали у образованного эллина, у образованного римлянина, когда он принимал христианство? Во-первых, была абстрактная проблема - проблема множества и единства. Классическая философия пришла к идее единого абсолютного начала, но: как это единство относилось к Троице, о которой учили христиане? Если Бог Слово, Бог Сын отождествляется с Логосом, то в каком отношении находятся к этому Логосу платоновские идеи? На каком уровне осуществляется связь между единым Богом и множеством Логосов? Во-вторых, что именно было сотворено Богом - духовные сущности или материальные предметы? Для классической философии такой проблемы не было: абсолютное начало было безличным, то есть, полностью неприступным, и к вещественному миру отношения не имело. Вещественный мир существовал сам по себе. А для христианства, как мы знаем, творение было личным актом Бога, Творца всего сущего. Но если мир - это творение благого Бога, то откуда в нем зло? И если зло не сотворено Богом, если его источник существует помимо Бога, не ограничивает ли это всемогущество Бога? Если же Бог всемогущ, а зло не создано Богом, то не было ли все заранее предопределено Богом как античным Роком? Тогда не оставалось места для свободной воли человека и, вместе с ней, для фундаментального в христианской духовности понятия греха. Если ты грешишь не по своей воле, то и греха на тебе нет. В Библии эта проблема изъясняется историей о грехопадении Адама и Евы. Бог сотворил Рай, но Адам и Ева по своей воле съели запретный плод, и от этого в мире появились смерть и страдание, смерть и зло. Для классического, античного слуха это - мифологическое повествование, а не философское объяснение. Оно требовало истолкования в тех терминах, которыми пользовалась этика. Наконец, для классического видения мира только духовное обладало полноценной реальностью, во всяком случае, для платоников и несколько по-иному для Аристотеля. А вещественное было, если угодно, тенью, несовершенным отражением этой реальности. В библейской духовности эта оппозиция играла подчиненную роль. Были ли ангелы духовными или вещественными? Так этот вопрос в библейском умозрении не ставился, ангелы были тварями Божьими. И, в общем, не так важно, как обстояло дело с телесностью, скажем, ангела Рафаила, который вел Товия. "Тепло ангельской руки согревало руку Товия, и речь ангела ободряла отрока..." А была ли та рука невещественной или создана из какого-то особого вещества, иудеев, а затем и христиан не интересовало. То, что было принципиальным для христиан - это воплощение Христа, что для спасения человеков он взял себе плоть человека и, тем самым, открыл им путь к обожению. Для классического сознания соединение божественного начала с веществом требовало истолкования. Уже с конца П века решение этих проблем становится постоянным занятием церкви и определяет существенные черты ее истории. Догматическое богословие делается тем инструментом, который позволяет отделить истинную веру от неистинной, то есть, от ереси.

Елена Ольшанская: Сочинение Климента Александрийского "Педагог" - учебник для верующих. Верующие подобны детям, они должны хранить смирение, простоту, искренность и чистоту. Христос - это Логос-Педагог. "Область Педагога - практика, а не теория; не обучение, а нравственное улучшение... Он хочет начертать перед нами жизнь мудреца, а не ученого ", - писал Климент Александрийский.

Виктор Живов: Климент пытается создать богословскую систему, в центре которой стоит идея Логоса. Логос - это второе лицо Троицы. Люди познают Бога исключительно через Логос, потому что Бог-Отец неприступен и неописуем в категориях человеческого разума. Через Логос Бог открывается людям в Законе Ветхого Завета и также в умозрении греков. Линию Климента продолжает Ориген, величайший христианский философ доникейской эпохи, один из самых оригинальных мыслителей в мире. Ориген был человеком безупречного характера, энциклопедических знаний. Он был сыном родителей-христиан. Родился он около 185 года, скорее всего, в Александрии. Его отец, Леонид, умер как мученик во время гонений на христиан Септимия Севера в 202 году. Если бы мать Оригена не спрятала его одежки, то он бы тоже пострадал, потому что он очень хотел стать мучеником.

Елена Ольшанская: В 202 году римский император Септимий Север издал указ, по которому гражданам империи под страхом смерти запрещалось переходить в иудейство и христианство. Начались казни непокорных. Отец Оригена, ритор Леонид, был обезглавлен. В Лионе был замучен епископ Ириней со многими из своей паствы. Во время этих гонений прославилась мужеством девица Потамиена, брошенная в кипящую смолу. Дочь богатого и знатного гражданина из Карфагена, Фивия Перпетуя уже была замужем и имела дитя, когда решила стать христианкой. Отец умолял ее отречься, но она предпочла смерть за веру. Перпетуя была брошена в цирк на растерзание зверям и добита мечом гладиатора.

Виктор Живов: Когда александрийский епископ Дмитрий после этих гонений стал восстанавливать школу для катехуменов, то он поставил в качестве главы школы Оригена. У него была масса учеников, приходивших в его школу и от еретиков, и из языческих философских школ, их привлекало не только его учение, но и жизнь аскета. Учил Ориген в течение многих лет. В первый период он был главой школы в Александрии (с 203 по 231 год). Сначала он преподавал приготовительные курсы диалектики, физики, математики, геометрии, астрономии, греческой философии и умозрительного богословия. Когда это стало для него слишком тяжело, он передал подготовительные курсы своему ученику Гераклу, а сам занялся более продвинутыми курсами философии и богословия, и особенно изъяснением Священного Писания. Несколько раз эта его карьера учителя прерывалась путешествиями. Один раз он съездил в Рим, потому что хотел увидеть древний центр римского христианства. И там он встречался со знаменитым христианским богословом Ипполитом Римским. Затем он отправился в Аравию, в Антиохию. Когда римский император Каракалла разгромил Александрию, закрыл школы и подверг преследованиям учителей, Ориген отправился в Палестину. Там он проповедовал, хотя и не был священником. Александрийский епископ Дмитрий был шокирован тем, что мирянину позволили проповедовать в присутствии епископов. Он приказал Оригену вернуться в Александрию, что Ориген и сделал. Чтобы больше таких проблем не возникало, его посвятили в священники, но, надо сказать, это ему не помогло. Как предполагает Евсевий Кесарийский, Дмитрий завидовал Оригену, его славе и успеху. Но, тем не менее, его поставление в священники было действительно неканоническим актом, поскольку скопцы не могли становиться священниками.

Елена Ольшанская: "Не зная, в чем бы обвинить Оригена, {Дмитрий} придрался к его давнему детскому поступку... ...Ориген так бегал похотей, что по Божественной ревности обрезал железным орудием родотворные члены", - писал Евсевий Кесарийский. Согласно Апостольским правилам, "сам себя оскопивший да не будет принят в клир". Позднее св. Василий Великий так объяснил, почему в этом поступке нет подвига - евнухов "целомудренными делает железо". Ориген был лишен сана и вскоре покинул Александрию. По одной из неканонических версий, к окончательному уходу из родного города его принудил "собор мучеников". Церковное право II-III веков высоко ставило тех, кто остался в живых после пыток, но не отрекся от веры. Таким людям было дано право решать судьбу тех, кто, по их мнению, неправильно вел себя во время гонений. Епифаний Кипрский рассказывает об Оригене: "Говорят, он много пострадал за святое учение веры и за имя Христово... Однажды, как говорят, эллины обстригли его, посадили при входе... в капище их идола и велели ему раздавать пальмовые ветви приходившим для нечестивого служения... Взяв ветви, Ориген, без всякой робости и колебания, воскликнул громким голосом и дерзновенно: "Идите, приимите не идольскую ветвь, а ветвь Христову"... Но награда за подвиг не осталась с ним до конца; то, что он превосходил других своей образованностью и ученостью, особенно раздражало в то время правительственную власть... Делатели зла придумали нанести срам сему мужу и определили ему такое наказание - отдали его эфиопу на осквернение его тела. Не в силах будучи стерпеть измышленного диаволом действия, Ориген закричал, что ... готов принести жертву. Хотя он и недобровольно совершил это, .. а именно, язычники, положив ему на руку ладан, сбросили его с руки на очаг жертвенника, то, по суду исповедников и мучеников, он лишен был тогда славы мученичества и извержен из Церкви...Не имея сил выносить насмешки ругателей, он удалился и избрал своим местопребыванием Палестину. Когда он прибыл в Иерусалим, священноначальствующие убеждали его, как известного и ученого толкователя, проповедовать в Церкви ... Он встал и произнес только одно изречение псалма сорок девятого: "грешнику же говорит Бог: что ты проповедуешь уставы Мои и берешь завет Мой в уста твои", затем, согнув книгу, отдал ее и сел с плачем и слезами; вместе с ним плакали все...".

Виктор Живов: В Палестине его принимают, там он возглавляет богословскую школу в течение еще двадцати лет, и именно там Григорий Чудотворец обращает к нему свое знаменитое Слово, которое служит важным источником биографии Оригена. Ориген преподает логику и диалектику, геометрию, астрономию, этику и богословие. Григорий Чудотворец сообщает, что Ориген заставлял своих учеников читать все труды древних философов, кроме тех, которые отрицали существование Бога. Умер Ориген в Тире в 253 году, после того, как пострадал от новых гонений. Он провел много дней в тюрьме в кандалах, его заковывали в колодки, и все это он выдерживал безупречно, так как был великим аскетом и радовался своим страданиям. Ему было 69 лет.

Елена Ольшанская: В 249-251годы император Деций Траян, как многим казалось, решил полностью истребить христиан. "Что и сколько пережил Ориген в это гонение: оковы, телесные муки, истязания железом, тюремное подземелье, многодневное сидение с растянутыми ногами, угрозу сожжения и вообще что только ни делали с ним враги - всё он мужественно вынес", - рассказывает Евсевий Кесарийский. - А конец этому был такой: судья всей силой власти своей воспротивился его казни."

Виктор Живов: Скажу несколько слов о богословской системе Оригена. Это первая законченная система христианской философии. Она изложена в догматической, хотя и не слишком систематической форме в его трактате "О началах". Он впервые формулирует ряд принципиальных положений, которые были усвоены всей последующей догматикой. Бог Слово у Оригена рожден Отцом, а не сотворен Им - это то, что читается в никейском Символе веры. Никогда не было такого времени, когда не было бы Сына - это тоже усваивается позднейшей догматикой. Для описании единства Отца и Сына Ориген впервые употребляет термин "единосущный", который принят в Символе веры. В христологии, учении о Христе, у Оригена тоже были несомненные заслуги, хотя его христологическая концепция отличается от православной. Ориген первым называет воплотившегося Христа Богочеловеком, он первый говорит о взаимопроникновении Божественных и человеческих свойств в личности Христа. И все основные категории, которыми оперирует патристическое догматическое богословие - такие, как "сущность", "ипостась", "природа" - тоже восходят к Оригену. Наиболее еретична космология Оригена. В этой области Ориген находится под прямым влиянием платонизма и отчасти под влиянием гнозиса, хотя с гностическими учениями в других сферах он вел жесткую борьбу. Отношение Оригена к творению видимого мира неоднозначно. С одной стороны, само творение - благо, а с другой Ориген наследует от классического умозрения презрение к материи и рассматривает вещественность как следствие отпадения мира от Бога. Соответственно, цель существования, цель истории состоит в освобождении из плена вещества, в восстановления первоначального духовного порядка. Отсюда и аскетизм. Аскетизм - это уничтожение материи. Конец мира для Оригена тождествен его началу. В конце мира наступает апокатастасис, то есть, всеобщее восстановление духовных сущностей в их первоначальном чисто духовном состоянии. Апокатастасис - это оригеновская ересь, так она и известна. Души грешников будут очищены огнем, а души праведных войдут в Рай. Никакого вечного наказания в Аду у Оригена нет. Даже демоны и сам Сатана будут в конце времен очищены Логосом. После этого наступит Второе Пришествие Христово и воскресение человеков, которые обретут новые духовные тела. Как Ориген и его последователи понимали этот оксюморон - "духовное тело", до сих пор остается неясным. У Оригена были серьезные богословские ошибки. Но он стремился к тому, чтобы быть вместе с церковью, и это отличало его от еретиков. Он считал, что истина - в церкви и никогда не хотел создать свою особую церковь со своей отдельной истиной.

XS
SM
MD
LG