Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министр Трутнев отказался от борьбы с коттеджной застройкой подмосковных лесов


[ Радио Свобода: Экология ]
[10-02-05]

Министр Трутнев отказался от борьбы с коттеджной застройкой подмосковных лесов

ВедущаяМарина Катыс


Сергей Сенинский: В прошлом году по телевидению шли целые серии сюжетов о коттеджных строительствах в водо-охранной зоне Подмосковья. В частности, представители Министерства водных ресурсов говорили о необходимости проверки такой застройки и о том, что - окажись она незаконной - коттеджи будут чуть ли не сносить.

В канун 2005 года глава министерства Юрий Трутнев заявил в интервью журналу "Русский Newsweek", что "кампания имела целью просто разобраться, насколько законна застройка лесов, окружающих Москву".

Марина Катыс: Министр Юрий Трутнев высказал предположения, что скандалы вокруг сноса построенных в водо-охранной зоне особняков - следствие какого-то "ожесточенного публичного выступления". Правда, из слов господина Трутнева остается неясным, почему в России (столь небогатой на публичное сопротивление) попытка министерства "просто разобраться" вызвала столь бурный протест общественности.

Но, так или иначе, сегодня подход Министерства природных ресурсов к проблеме застройки подмосковных лесов уже совсем не тот, о котором министерские работники сообщили на всю страну с экранов телевизоров полгода назад. Напомним: во многих передачах говорилось о том, что МПР выявляет незаконно построенные коттеджи и эти коттеджи вот-вот могут быть снесены. Вот что говорил об этом в своем интервью сам министр:

"Сейчас, когда этот конфликт поутих, мы думаем, что именно надо менять в механизмах законодательного регулирования о застройке лесов. Что корректно застраивать, а что - нет. И если все-таки принято решение вести застройку, то надо, чтобы государство получало реальную рыночную цену".

Таким образом, уже и речи нет о том, чтобы разобраться в законности ранее построенных коттеджных поселков по берегам рек и водохранилищ и наказать виновных.

Мой собеседник - координатор Лесной кампании Гринпис Россия Алексей Ярошенко

Весь прошлый год Министерство природных ресурсов и комиссия занимались расследованием обстоятельств захвата земель под коттеджную застройку, в частности, в Подмосковье. Было продемонстрировано огромное количество видео-роликов по телевидению, где показывались особняки дорогие, которые планировались под снос, потому что они построены незаконно на землях водо-охранной зоны. А как обстоят дела сегодня, что-то произошло в этой области?

Алексей Ярошенко: Произошло как всегда - то есть "ничего" на самом деле. И теперь можно сказать с уверенностью, кампания по борьбе с незаконными дачами в Подмосковье закончена. О том, что каким-то образом сносить незаконно построенные дачи, и речи не идет.

Марина Катыс: Что же получается: существует законодательство Российской Федерации, которое категорически запрещает какое бы то ни было строительство в водо-охранной зоне, тем более это касается водоемов, из которых Москва получает питьевую воду. Но если уж так случилось, что человек построил себе коттедж на берегу водохранилища, то - что уж поделаешь? - пусть он живет в водо-охранной зоне.

Алексей Ярошенко: К сожалению, законодательство почти ничего не запрещает категорически и в любом нашем законе всегда есть лазейка, есть такие лазейки и в Лесном кодексе. То есть в виде исключения в отдельных случаях по решению федерального правительства допускается переводить земли из лесов Первой группы под всевозможные нелесные надобности, в том числе - под застройку. Другое дело, что такие отводы часто делались вне установленного порядка. Но сейчас все нарушения будут исправлены задним числом, все необходимые документы получены, все необходимые распоряжения сделаны. И скорее всего, через некоторое время все незаконные дачи будут иметь законный статус.

Марина Катыс: Но в отличие от кампании по борьбе с незаконным строительством коттеджей в водо-охранной зоне, которая проводилась и была показана по телевидению, это решение, видимо, не будет предано широкой огласке?

Алексей Ярошенко: Конечно, оно не будет предано гласности. Более того, я думаю, что так задумывалось изначально, что вся кампания проводилась как исключительно "пиаровское" мероприятие. То есть желания навести порядок или исправить какие-то незаконные вещи, наверное, и не было.

Марина Катыс: А что делать населению Подмосковья? Ведь очень часто эти участки (которые выделялись на условиях личной договоренности застройщика с представителями тех или иных местных властей) перекрывают подступ местного населения к берегам водоемов, перекрывают заборами леса, которые имеют огромное рекреационное значение для жителей Москвы и Подмосковья.

Алексей Ярошенко: К сожалению, возможностей у населения каким-то образом отстаивать свои права достаточно мало, особенно - если наше Министерство природных ресурсов взяло курс на то, чтобы все оформить в установленном порядке, хоть и задним числом. Но, конечно, некоторые возможности есть. Во-первых, можно через суд добиваться соблюдения своих прав. Случаи, когда удается добиться этого через суд, бывают, хотя и в виде редчайших исключений, но все-таки: В прошлом, по крайней мере, бывали.

Марина Катыс: О том, как граждане отстаивают свои права в Подмосковье и чего они при этом добиваются, рассказывает наш корреспондент Вера Володина.

Вера Володина: Защищать жителям Красногорской деревни Глухово Лохин остров от строительства коттеджей намного легче, чем их собратьям по таким же несчастьям в других природо- и водо-охранных подмосковных землях. Здесь на стороне закона и против застройщика коттеджей фирмы "Тога" силы собрались немалые. Мосводоканал не дает разрешения на строительство коттеджей в первой санитарной зоне реки. Районный совет депутатов еще держится на стороне закона, но победа так и не приходит к инициативной группе граждан.

Галина: Мы собрали огромный сход - четыреста жителей, были представители администрации (и районной, и сельской), телевидение, газеты. Тогда было однозначно решено. Потом прошло десять месяцев или год, и начался раскол среди жителей, потому что им начали платить деньги за подписи. И жители - ничего не поделаешь - дрогнули.

Вера Володина: Пока совет депутатов Красногорского района защищает закон, но на депутатов давит не только застройщик.

Галина: Фирма "Тога" прорывается в Совет депутатов - уже четвертый раз подают документы. Потому что главный архитектор района подписал им градостроительную документацию (несмотря на то, что есть закон, запрещающий это дело). Идет откровенное давление, лоббирование со стороны исполняющего обязанности главы администрации. "Если придет фирма "Тога", то у вас все будет", - это обращение к жителям деревни. Это что, нормально? - Нельзя строить. Будет канализация в деревне или не будет, на этой территории строить все равно нельзя.

Когда была "горячая линия" у министра Трутнева, мы попали: вот у нас предполагаемое строительство в первом поясе. Ответ был очень странный: "Обращайтесь в районную администрацию, мы к этому не имеем ни малейшего отношения". Я спрашиваю: "А почему?" - "Позвольте мне не отвечать на этот вопрос".

Вера Володина: А что же районная власть? Оказывается, по закону она может распоряжаться земельными участками размером не более одного гектара. В случае же с Глуховым ссылаются не некие более высокие рекомендательные письма.

Галина: Все об этом говорят, что есть рекомендательное письмо относительно этой застройки от Громова.

Вера Володина: В декабре прошлого года вновь Мосводоканал ответил - на этот раз министру природных ресурсов Юрию Трутневу, чье ведомство проводит проверку по обращению из Глухово. Ответил, что строительство на этом участке первой зоны запрещено. Да и граждане все более осмысленно защищают свои поселения. Ведь весь этот округ постепенно превращается практически в единый застроенный конгломерат.

Галина: Раньше народ был абсолютно безграмотный, никто не знал ни о существовании земельных, ни водных кодексов, ни градостроительных и так далее. Сейчас люди видят беспредел - земля дорожает, а земля здесь очень дорогая. Приезжают из близлежащих деревень, объединяемся, ведь это коснется всех. Потому что земли сельхозназначения фактически все уходят под коттеджное строительство. То, что получает за это администрация, - это мизер. Можно другими способами добиться больше выгод для района.

Марина Катыс: Приведу еще одну цитату из интервью министра природных ресурсов Юрия Трутнева журналу "Русский Newsweek": "Сегодня на территории Московской области застроено всего 0,4 %. Но, к сожалению, Агентство лесного хозяйства еще не выработало критериев, какие именно застройки приносят ущерб экологии. Это совершенно не значит, что мы должны остановить все строительство и сказать: "Уважаемые граждане, заработавшие деньги в Российской Федерации, вкладывайте их в Испанию и Швейцарию". Так нельзя. Будем разбираться в этой ситуации".

Этот ответ весьма показателен. Во-первых, он свидетельствует о том, что министерство настроено и дальше продолжать активно продавать подмосковные леса под коттеджную застройку. Во-вторых, о том, что в качестве основной территории для расширения коттеджной застройки Подмосковья правительство рассматривает именно леса, а не какие-либо иные категории земель (например - брошенные сельскохозяйственные земли, которых в области столько, что хватило бы для коттеджной застройки на ближайшие лет сто).

Например, в Чеховском районе Подмосковья вблизи пансионата "Скобеево" жители пытаются бороться с незаконной вырубкой лесов первой категории под коттеджную застройку, но - безрезультатно. Наш корреспондент Вера Володина встретилась с прокурором Московской области Иваном Сидоруком, который считает, что значительное число нарушений земельного законодательства относится к началу 90-х годов.

Иван Сидорук: Когда было несовершенное законодательство, и оно использовалось в корыстных целях. Сегодня в принятии адекватных мер в данном случае нам порой мешают истекшие сроки исковой давности. Есть постановление Конституционного суда, которое говорит о том, что если гражданин, которому незаконно был предоставлен земельный участок, кому-то этот земельный участок перепродал, - это добросовестный приобретатель, и этот земельный участок у него забрать невозможно.

Всего же в прошлом году в суды области нами направлено 52 иска о сносе незаконно возведенных строений. По 8 искам требования прокуратуры удовлетворены, остальные находятся в стадии рассмотрения. Там, где мы ставили вопрос о сносе самовольно возведенных строений, а снесли ли? - К сожалению, нет.

Действуют два федеральных закона - федеральный закон об исполнительном производстве и федеральный закон о судебных приставах. Но сегодня судебные приставы объясняют, что нет механизма сноса строений, что не выделено соответствующих денежных средств на снос этих строений. По данному факту мной изначально было направлено представление главному судебному приставу Московской области. - Мер не было принято. Потом мною было направлено представление главному судебному приставу, правда бывшему, Мельникову в Министерство юстиции. - Решений тоже никаких не было принято.

Коль не были приняты меры по выполнению федерального законодательства, мною было направлено соответствующее представление министру юстиции Российской Федерации. Законодатель четко и ясно определил, что все незаконно построенное подлежит сносу за счет того, кто незаконно построил.

Вера Володина: По данным прокуратуры, только в Мытищинском районе в прошлом году в суд направили 23 иска по фактам захвата гражданами участков лесного фонда в водо-охранной зоне Клязьминского водохранилища и самовольного строительства на этих берегах. Иски о высвобождении участков, сносе строений и возмещении ущерба лесному хозяйству на сумму свыше одного миллиона рублей. А всего по Подмосковью в суд в прошлом году направлено почти полторы сотни аналогичных исков. В целом же только за один год выявлено почти две тысячи новых нарушений земельного законодательства в Московской области. А на слуху - только одна судебная победа: дача дочери Бориса Березовского.

Марина Катыс: Однако вернемся к беседе с координатором Лесной компании "Гринпис Россия" Алексеем Ярошенко. Дело в том, что с первого января в России упразднена лесная охрана.

Алексей Ярошенко: Теперь функции охраны лесов и соответствующие полномочия переходят к Федеральной службе надзора в сфере природопользования - Росприроднадзору. Это - недавно созданная служба в рамках Министерства природных ресурсов. У нее нет ни лесных кадров, ни опыта работы по охране лесов.

Мария Катыс: То есть, если я вас правильно понимаю, с первого января 2005 года такой человек как лесничий, к которому привыкли жители России, поскольку он существовал на протяжении десятилетий советской власти и, по-моему, в дореволюционный период тоже были лесники, он теперь отсутствует на территории леса?

Алексей Ярошенко: Он присутствует как хозяйственник. Но как работник Лесной охраны (а это всегда была самая главная функция лесничего - охранять, оберегать лес) он больше не существует.

Марина Катыс: То есть, в принципе, если он увидит в лесу браконьера, то он ничего не может сделать?

Алексей Ярошенко: Абсолютно, у него на это нет никаких прав.

Марина Катыс: А у браконьера кто теперь главный враг в лесу?

Алексей Ярошенко: Главный враг у него должен быть. Пока представитель Росприроднадзора - гипотетическое явление. То есть вероятность встретить его в лесу у браконьера в сто раз меньше, чем столкнуться нос к носу с медведем. Понятно, что это - нереальная угроза.

Марина Катыс: А поскольку реальной угрозы наказания для браконьеров и тех, кто пытается незаконно строить дома в лесной зоне, больше не существует, уменьшаются и шансы граждан в судебном порядке защитить свои права на пользование лесами.

XS
SM
MD
LG