Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа "Обучение для будущего"


[ Радио Свобода: Образование ]
[30-03-05]

Программа "Обучение для будущего"

Автор и ведущий

Александр Костинский: Весь мир и Россия стремительно влетели в информационное общество. Естественно, к нему надо готовить учеников, детей. Сегодня мы будем обсуждать программы обучения учителей современным информационным технологиям. Конечно, всем, кто работал в школе, кто работал в вузе, они прекрасно понимают, что невозможно учить учителей, учить учеников, если не обучены сами учителя. Потому что учителя являются и проводником и тормозом в каком-то смысле информатизации и обучения информационным технологиям.

Сегодня в нашей студии Радио Свобода исполнительный директор научно-методического направления программы "Обучения для будущего" Елена Ястребцева и начальник Управления информационных систем и технологий Московского городского педагогического университета Зинаида Новикова.

Елена, расскажите немного о программе "Обучение для будущего".

Елена Ястребцева: Американцы, когда в 2000 году обеспечили практически все учреждения образования компьютерами и доступом к Интернету, с изумлением увидели, что учителя совсем не спешат использовать информационные технологии в своей учебно-воспитательной работе.

Александр Костинский: Компьютеры поставили, а они не работают.

Елена Ястребцева: Да, а они не работают. Было проведено исследование, на это были выделены деньги, которое проанализировало ситуацию в области образования, с использованием технологий, в результате чего родилась программа "Обучение для будущего". Она проходит в настоящее время в 38 странах мира, обучила более 2 миллионов учителей. Надо сказать, что каждый пятый учитель - это учитель российский.

В Россию программа пришла в 2002 году, когда были созданы по схеме Федерации Интернет Образования 9 центров, на что были истрачены большие деньги. В результате мы получили обученных 7 тысяч учителей за год. Проанализировав ситуацию, мы поняли, что надо что-то менять в самой ситуации обучения учителей, потому что количество нас совершенно не устраивало. Над качеством у нас работают эксперты-тренеры постоянно, мы это держим под контролем.

Мы разработали принципиально другие модели. Мы разработали модели расширения и модель стабильной работы. Модель стабильной работы - это, когда наша программа с очень небольшим грантом, приходит в существующий компьютерный класс, в существующий компьютерный центр. При подписании соглашения с руководством мы обучаем тьютеров, которые дальше обучают учителей школ.

Александр Костинский: То есть вы учите не прямо учителей, а учите фактически тех, кто будет учить учителей?

Елена Ястребцева: Совершенно верно.

Александр Костинский: Это человек, который учит учителей?

Елена Ястребцева: Да. И тот тьютер для того, чтобы получить свидетельство, должен пройти еще большой путь. Он должен разработать свой путь, защитить его перед экспертами. Он должен получить опыт обучения не менее ста учителей. Он должен пройти тренинги наши специальные. Только тогда он получает свидетельство тьютера нашей программы. Это позволяет тьютерам участвовать в наших конкурсах, которые мы проводим в нашей программе и так далее.

Наша программа интересна многими направлениями. Но хотела бы немного отвлечься и напомнить вот о чем. По результатам последнего международного тестирования 15-летних подростков ПИЗА выяснилось, что российские школьники не умеют распознавать практические задачи, формулировать их, переводить проблемы в формат задач, соотносить их с контекстом полученных знаний, анализировать и оценивать результаты. Казалось бы, все-таки наша школа хорошая, что-то ведь, наверное, есть там такого замечательного? Да, есть. Наши школьники обучены лишь воспроизводить заученное и решать задачи по образцу и делают это блестяще.

Александр Костинский: Вы упомянули аббревиатуру ПИЗА.

Елена Ястребцева: Да, это результат тестирования 2003 года.

Александр Костинский: Думаю, что если бы наших учеников готовили к этому тестированию, то может быть было бы и лучше. В действительности немножко само направление у нас другое по сравнению с тем, как учат на Западе.

Елена Ястребцева: Вне сомнений, Александр.

Александр Костинский: Там меньше фундаментальности, но больше "прикладухи".

Елена Ястребцева: Правильно, поэтому к жизни, согласитесь, наши ученики подготовлены хуже. Они владеют знаниями, которые могут воспроизвести, и решают задачи очень сложные, но по образцам. А нечто новое, что требуется жизнью, они не особенно умеют делать.

Александр Костинский: Мы говорим о средних учениках.

Елена Ястребцева: Да, о средних. Выбирались города, а потом ученики, которые изъявляли желание. Такие результаты есть. Об этом говорил министр образования.

Так вот программа "Обучение для будущего" в России помогает учителю освоить те новые формы и методы работы на уроках, которые инициируют самостоятельное мышление школьников, и в значительной мере способствуют повышению качества получаемых знаний.

Александр Костинский: Реально вы пытаетесь эти знания делать прикладными? Но компьютерные знания и есть прикладные.

Елена Ястребцева: Конечно.

Александр Костинский: Они не фундаментальные. Компьютер является прикладным устройством.

Елена Ястребцева: Он инструмент для освоения других технологий.

Александр Костинский: Все-таки не только учителей надо учить, но надо учить и будущих учителей.

Вопрос Зинаиде Новиковой. Вы представляете Московский педагогический институт.

Зинаида Новикова: Городской педагогический университет.

Александр Костинский: Насколько важно вам кажется обучение студентов этому? За чем вам программа такая? По идее у вас должна быть просто программа обучения учителей информационным технологиям. Какая тут есть новизна?

Зинаида Новикова: В первую очередь, новизна в том, что обычный учебный курс студентов включена программа как составная часть. Причем она включается в состав различных учебных курсов не только курса информатики, или курса ТСО, или курса изучения новых информационных технологий, но в том числе и в курс, например, изучения предметных дисциплин. У нас на эту тему появился очень хороший и удачный опыт на филологическом факультете, где декан факультета сам тьютер. Мы объединили несколько курсов, чтобы получились нормальные 40 часов для реализации программы, и смогли так заинтересовать студентов 5-курсников, что никто не хотел получать оценку ниже 4 или 5. Они старались.

Александр Костинский: Вот этим информационным технологиям?

Зинаида Новикова: Да. Они изучали свои предметные дисциплины, но с помощью проектной методики. Это был курс изучения русского языка и литературы, при этом курс освоения новых информационных технологий на филологическом факультете делали. Они одновременно сдавали и знания компьютерных технологий, и одновременно сдавали и получали зачет по своим предметным дисциплинам. Это помогло настолько, что те сделанные проекты они смогли реализовать на непрерывной педагогической практике. Мы имеем очень хороший пример уже этой реализации, когда ребята, работая со своими детьми 5-й класс и старше, нашли и увидели в чем прелесть и в чем сложность внедрения проектной методики в школе.

Александр Костинский: Вы начали с того, что программы, которые у нас раньше реализовывались, были неэффективны.

Елена Ястребцева: Нет, они были затратные.

Александр Костинский: Они были эффективные, но затратные. Что вы сделали такое в ваших программах, что вам удалось снизить затратность?

Елена Ястребцева: Как раз то, что я скажу, будет связано с тем, что я говорила ранее. С результатами тестирования свяжу свою мысль. Системы образования не могут более основываться просто на запоминании большого объема базовой информации. Вот к чему я вела. На первый план разработки новых педагогических концепций, мы это с вами наблюдаем по разным нашим программам информатизации, выходят не компьютерные интернет-технологии, они лишь абсолютное необходимые средства.

Александр Костинский: Инструмент, да?

Елена Ястребцева: Инструмент, да. А обучение тому, как учиться, как думать, изучение новых педагогических методов и приемов, способных многое изменить в получении качественных знаний каждым учеником вне зависимости от социального положения и местопребывания. Проектная методика, которая легла в основу нашего курса, она, как оболочка некая, помогающая учителю за очень короткое время - 40 часов - обучиться многим педагогическим приемам, формам и методам. Это позволяет сделать процесс обучения ученика интересным, во многом в игровой форме и так далее. Вот такой важный момент.

Александр Костинский: Давайте приведем пример, чтобы было всем понятно. Что делают при этом учитель и ученики? Где - в классе, вне класса и так далее?

Елена Ястребцева: Думаю, что Зинаида Николаевна сможет подключиться и рассказать о проекте.

Зинаида Новикова: Мне бы как раз хотелось представить проект, которая разработала студентка филологического факультета. Вначале она его разработала на занятиях в университете, а на следующий год внедрила в школе, где проходила непрерывную практику. Проект назывался "Детский фольклор". Работала она с детьми 5-х классов. Суть в том, что у нее был полный класс. В качестве одного из итогов она отметила, что, несмотря на сочетание различных оценочных мотиваций, все-таки осталось несколько человек, которые не приняли участие в проекте, хотя ей пришлось приложить немало усилий, чтобы заинтересовать.

Александр Костинский: А что они делали во время проекта?

Зинаида Новикова: Она им показала основы составления презентаций, простых презентаций на компьютере.

Александр Костинский: По поводу фольклора?

Зинаида Новикова: Да. Они придумывали свои сказки, они рисовали картинки вначале на бумаге, а потом она им помогала отсканировать их и разместить на веб-сайт проекта и сделать альманах. Альманах делали дети, а веб-сайт делала учительница, то есть сама наша студентка.

Александр Костинский: Все это они делали на уроках, как домашнее задание?

Зинаида Новикова: Делали они, как правило, это на уроках. Но вот одной из сложностей, которую отметила наша студентка, что школьная программа не дает времени для глубокого проникновения в изучаемую тему. Многое очень приходилось делать вне уроков как детям, так и ей, как учителю.

Александр Костинский: То есть они ходили в кабинет информатики и там это делали?

Зинаида Новикова: Они делали и в кабинете информатики, детки делали дома вместе с родителями, где был дома компьютер.

Александр Костинский: И все это считалось в рамках уроков литературы, да?

Зинаида Новикова: Да, в рамках уроков частично захватывался и русский язык, потому что ей не хватило уроков по литературе, но она смогла реализовать этот проект.

Александр Костинский: А начальство разрешало? Все-таки ведь это наша типичная система, поурочное планирование.

Зинаида Новикова: Это одна из сложных проблем, в силу того, что это действительно решается уже на предварительной договоренности о порядке проведения непрерывной практики. Благодаря усилиям педагогического состава нашего университета, эта проблема в данном случае была решена.

Александр Костинский: У вас есть такая непрерывная педагогическая практика. Студенты не два-три месяца практикую, а больше?

Зинаида Новикова: Наши студенты практически весь 5-й курс проводят в школе. Это большинство студентов нашего вуза, поскольку наш вуз считается основным поставщиком будущих учителей в Москве. Ребята при поступлении на 1-й курс подписывают контракт об обязательной работе в школе хотя бы годовой.

Александр Костинский: Получается, что у вас ребята в течение этого года внедряли эти методы?

Зинаида Новикова: Нет. Они еще студенты 5-го курса. Они практически еще, будучи студентами нашего университета, уже работают в школе. Это дает им возможность закрепиться непосредственно на рабочих местах в школе и остаться на следующий год там работать.

Александр Костинский: Елена, вы во многом теоретик, методист. В чем преимущество проектных методов? Под этим лежит достаточно серьезная теоретическая база, серьезный конфликт в теории образования, который был в российском образовании в 30-е годы, когда считалось, что детей коллективно учить не надо. Расскажите о проектной деятельности, раз она ключевая. Чем она лучше? Почему она детям дает больше, с вашей точки зрения, чем урочная деятельность?

Елена Ястребцева: Здесь вы, Саша, немножко неправильно расставляете акценты. Наш курс, несмотря на то, что он обучает работе в проектах учителей, это учебные проекты, которые проводятся преимущественно в рамках учебной деятельности. Это условие.

Александр Костинский: Это не параллельно?

Елена Ястребцева: Это не параллельно. Мы параллельную стадию уже прошли. Когда мы проводили программу межшкольных связей по Интернет, мы как раз выясняли, каким образом можно проводить проекты в школе. Тогда у нас акцент делался на внеурочное время. Учителя писали, что настолько программа учебная плотная, что никакие проекты невозможно проводить. Благодаря вот этому курсу, сейчас наши учителя учебные проекты проводят в рамках учебных тем, в рамках учебных своих предметов.

Мне все время задают вопросы. Вот американская программа насаждается на российскую школу. Хотела бы внести некоторые уточнения. Курс действительно был разработан педагогами и психологами США после проведенного исследования, о котором я говорила, за 20 последних лет внедрения, но с акцентом на создание учебно-методического пакета для урока по предмету с помощью компьютерных технологий. В их программе учитель был главным действующим лицом. В мире курс всегда адаптируется к образовательным системам различных стран и регионов. Развиваясь в них, он меняется сам в соответствии с менталитетом, с общепринятыми методиками этой страны. Мы также в России полностью переработали курс, оставив только логику изложения. Курс у нас синтезирует преимущества проектно-исследовательского метода и возможности компьютерных технологий. Главным действующим лицом у нас стал учащийся. Вот это очень важно. В основу курса легло десять модулей. Технологии, которым обучаются учителя, это проектная методика, как некая оболочка, как некая форма; изучается организация самостоятельных учебных исследований школьников индивидуально и в группе; это организация сократической беседы - умение задавать вопросы.

Александр Костинский: От Сократа, да?

Елена Ястребцева: Совершенно верно. Согласитесь, что школьники у нас задавать вопросы не умеют и не любят. Вот этому мы учим учителей, а учителя переносят это в школу в свои проекты. И критериальный подход к уровню получаемых учащимися знаний.

Александр Костинский: Что это такое?

Елена Ястребцева: Мы обучаем учителей оценивать те работы, которые приносят учащиеся в новой для учителя форме.

Александр Костинский: Не рефераты, и какие-то исследования?

Елена Ястребцева: Исследования, представленные в виде таблиц, графиков (иногда учителю сложно оценить, который не подготовлен технически к восприятию подобной информации), в виде презентаций, в виде публикаций, в виде веб-сайта. Вот этому в программе уделен целый модуль, и сквозная линия как бы идет. Каждый раз, когда учитель создает от имени ученика что-то, проводит исследование по своей же теме предмета и создает ту же презентацию, он еще учиться ее и оценивать для того, чтобы грамотно потом оценить и своего ученика, который ему это представит.

Зинаида Новикова: Я бы хотела просто еще раз осветить, что конкретно входит в задачу при выполнении программы. Каждый разработчик проекта должен сделать презентацию от имени ученика, публикацию от имени ученика, разработать дидактические материалы в Word, методические материалы в Word Excel. Все это объединить в веб-сайт.

Действительно, нагрузка при изучении этой программы велика значительно. Поэтому при изучении ее методом погружения за 40 часов в течение одной недели, первоначально учителя могут и не выполнить проект достаточно хорошо. Это на то, на что мы обратили внимание. А вот студентам, поскольку они это делают в течение семестра, это заставляет их продумать весь проект и понять предметную область. С другой стороны, доизучить компьютерные технологии, если они их не знали, и выполнить, реализовать какие-то свои идеи, чтобы им хотелось сделать. Считаю, что в этом плане программа Intel прекрасно дополняет и курсы в педагогических вузах, является фактором повышения заинтересованности ребят в учительской профессии.

Александр Костинский: Но вы включили некоторые положения прямо в программу обучения ваших студентов, нет?

Зинаида Новикова: Мы включили весь курс. У нас есть требования учебного плана. Мы его не имеем права нарушать. Поэтому мы должны выполнить определенные курсы. Но мы нашли в учебных планах четыре курса, по которым возможно или их скоординировать, уточнить их содержание, чтобы и реализовать программу Intel и выполнить требования учебного плана.

Александр Костинский: Как я понимаю, вы учите этим самым программам ребят, вам это кажется достаточно интересным.

Зинаида Новикова: Они осваивают предметные дисциплины и параллельно выполняют программу Intel.

Александр Костинский: К нам на пейджер пришли сообщения. Человек спрашивает: "Во сколько будет обходиться повышение квалификации на одного учителя?" Видимо, имеется в виду обучение вот этим самым информационным технологиям с проектной методикой.

Елена Ястребцева: Этот вопрос интересен в том смысле, что сейчас школы переходят на самофинансирование. Директора будут платить за обучение своих учителей непосредственно из кармана школы. Конечно, и директора, и сами учителя будут выбирать курсы, по которым учиться. Это, конечно, очень меняет ситуацию в корне по всей России.

Наша программа, как и всякая благотворительная программа, имеет определенный бюджет. Бюджет у нас на год примерно 1 миллион долларов. Мы обучаем примерно 100 тысяч учителей в год. Выделяется на обучение одного учителя 5 долларов, по модели расширения - 4 доллара. Причем все налоговые отчисления ложатся полностью на организации, которые подключаются к проведению программы. Если вы посчитаете, то эта стоимость низкая. Программа была бы практически невозможна к проведению, если бы не поддержка местной власти.

В настоящее время в Новосибирской области, например, или в Иркутской, или в Омской, большое количество городов, где власти местные понимают необходимость и целесообразность обучения учителей школ как можно скорее. А учителей в различных областях, например, в Красноярском более 30 тысяч, это же безумное количество. Поэтому, подключаясь к этим программам, областные управления образования поддерживают Интернет, поддерживают оплату преподавателей-тьютеров программы и поддерживают в большем количестве приезд учителей в те или иные районные центры из сел. Это небольшие траты, но все-таки они есть. Получается, что стоимость, конечно, значительно увеличивается. Какова она, мне трудно судить.

Александр Костинский: Но, что важно, что есть понимание в регионах. Очень многие начальства регионов выделяют деньги на эти программы?

Елена Ястребцева: Да. В некоторых районах обучены более 90 процентов учителей. Например, в Псковской области Пушкиногорский район обучил практически 90 процентов учителей. Новосибирская область - в 14 районах обучены более 97 процентов учителей. Мы работаем с марта 2002 года. Это, я считаю, большое достижение. Конечно, никто не говорит, что учителя обучены раз и навсегда.

Александр Костинский: Это некий процесс.

Елена Ястребцева: Это некий процесс, который тянет за собой. Он обучился, он научил этому детей. Дальше он понимает, что ему мало этих знаний. Он идет дальше обучаться еще на какие-то курсы. Могу сказать, что по нашей программе "Обучение для будущего" в Англии обучили 100 процентов учителей еще в прошлом году.

Александр Костинский: У нас звонок. Владимир Петрович из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Я учитель с большим стажем. Я бы хотел сказать, что проблему, которую вы затронули, она очень широкая. Дело в том, что наша школа не учит думать, а отучивает думать. Я занимаются с детьми с 1-го и не только по 11-й класс, но и со студентами. Если в детстве дети любознательные, то позже они не только не умеют формулировать вопрос, у них эти вопросы не возникают. Я все время пытаюсь наводить их на самостоятельное мышление. Мне это не удается сделать или удается, но очень редко, потому что они все время пытаются найти какой-то первоисточник, чтобы по аналогии сделать. Это общая система нашего школьного образования, к сожалению. Есть у меня положительный опыт. Есть школы хорошие, где это делается, но мне кажется, что это надо строить, шагая широко за рамками вашего курса. Детей надо учить думать самостоятельно, творчески. Пожелаю вам успеха.

Елена Ястребцева: Спасибо, Владимир Петрович. Наша программа пытается каким-то образом немножечко эту ситуацию разрулить. Вспомним, что школьный учитель бил Томаса Эдисона кожаным ремнем. Три месяца всего Эдисон обучался в школе. Больше он ни разу не переступил порог школы. Почему? Потому что мама, поняв, что ее ребенка мучают в школе, взялась обучать его сама. Хорошо, она была учительницей. Она его обучение превратила в игру, которую называла "исследованием". Ребенок занимался исследованием. На выходе мы с вами получили замечательного ученого, замечательного исследователя. Человек, который, играя, обучался. Он участвовал в исследованиях. Вот такими мы хотим видеть своих учеников. Этому мы учим учителей, насколько нам удается это.

Александр Костинский: Есть такой один очень симпатичный момент, что информационные технологии модны сейчас. Но все-таки надо понимать, что это только инструмент. Компьютер и Интернет тоже инструменты, просто они гораздо мощные, чем ручка. Думаю, что студентов, учителей можно учить методикам думать, как бы вкладывать их в эти информационные технологии. Вы не пробовали в вашем педагогическом институте?

Зинаида Новикова: Во-первых, в нашем университете мы увидели повышение заинтересованности преподавателей информатики к изучению или к изучению содержания тех предметных дисциплин, которыми занимаются наши студенты. Мы получили большую заинтересованность от преподавателей-предметников в изучении компьютерных инструментов. По совокупности это дало громадный эффект в целом для обучения студента.

Не совсем согласна с Еленой Николаевной, что школа совсем не идет навстречу. "Учитель года" проводимый, в целом это повышает заинтересованность к учительской профессии. Новые номинации, которые даются в этом конкурсе, дает возможность молодым учителям в них участвовать. Именно освоение использования компьютерных технологий и проектной методики очень помогло нашим ребятам представить, в чем будет состоять их работа в школе.

Александр Костинский: Тем более что они у вас целый год 5-й курс преподают.

Зинаида Новикова: Да.

Александр Костинский: Они и в институт ходят или только преподают?

Зинаида Новикова: Они приходят в институт во второй половине дня. Они с утра работают в школе.

Александр Костинский: И деньги получают?

Зинаида Новикова: На этот вопрос я не смогу ответить. Он, наверное, конкретный для каждого факультета. В целом наши студенты 5-курсники занимаются 3-4 раза в неделю во второй половине дня в университете.

Александр Костинский: Мы заговорили о проблеме более фундаментальной - как учить думать? Понятно, что думать учить можно в сократических беседах. Школа, которую создал Сократ, просуществовала тысячу лет. Самая известная школа, самый большой вклад внесла в культуру. Но вот появляется компьютер. Что он дает? Есть у него что-то или все-таки это некий шум? Что дают эти информационные технологии для проведения этих программ существенно важное, допустим в Новосибирской области?

Елена Ястребцева: Наверное, ответ такой. Без информационных технологий, без компьютера современный человек немыслим. Мы четко наблюдали с середины 90-х годов, как разрасталась вот эта пропасть между взрослыми учителями и учениками. Она велика и сейчас. Впервые в истории цивилизации мы наблюдаем момент, когда ученики стали учителями. Этого не было никогда. Связано это с информационными технологиями. Дети психологически осваивают информационные технологии гораздо быстрее и глубже, нежели это позволительно взрослым.

Александр Костинский: Да и проще. У них нет барьера психологического.

Елена Ястребцева: У них нет барьера. Вот эта грань в обучении, она явно существует на сегодняшний день. Наверное, надо обучать учителей освоению компьютерных технологий, прежде всего, для того, чтобы мы могли говорить с учениками, учителя могли говорить с учениками на одном языке. Ребенок должен, сидя в деревне, сидя в городской школе за своим компьютером, инвалид или только клуб может посещать, он мог получать нормальное качественное образование, качество которого зависит от учителя, от условий, от самого характера школы и так далее. Вот это должно нивелироваться. Доступность хорошего качественного образования должна быть предоставлена всем.

Александр Костинский: Что может быть замечательным, на мой взгляд. Все мы знаем, вы были в этих деревенских школах, туда практически не доходят ни журналы глянцевые, которыми завалена Москва, да вообще никакие. Очень мало газет доходит. Первое, что бросается в глаза, это доступность информации, что учитель может практически любую газету, любой журнал, любой учебник достать. Это важно. У вас есть очень симпатичный проект - школьный сектор, где у вас тысячи школ включены.

Елена Ястребцева: Именно поэтому в своей программе "Обучение для будущего" мы большое внимание уделяем поддержке выпускников нашей программы. Это и студенты, которые прошли курс, это и школьные учителя. Мы их объединяем в проекты, мы объединяем их на семинарах, когда они представляют реализованные, внедренные в учебный процесс свои проекты. Мы награждаем их. Мы поддерживаем тьютеров тренингами, различными конкурсами.

Зинаида Новикова: Форумы.

Елена Ястребцева: У нас действуют форумы. Ежемесячно у нас проводятся чаты, в которых мы обсуждаем педагогические проблемы. Таким образом, мы приучаем людей осваивать технологии.

Александр Костинский: Не только выучил 40 часов и все?

Елена Ястребцева: Нет, нет, нет ни в коем случае. Это моя позиция, которая сформировалась в различных интернет-программах, которые мы проводили, что людей мало обучить, глядя глаза в глаза, этого недостаточно. Если людей поддерживать, их работу, активную деятельность, связанную с педагогикой, замотивировать их на эту работу, то остаются эти знания, они углубляются. Есть стремление продолжать эту работу и эффективно работать на благо учеников.

Александр Костинский: К нам дозвонилась из Нальчика Магина Ахметовна.

Слушатель: Я являюсь главным специалистом Кабардино-Балкарского республиканского центра дистанционного обучения. Наш центр с февраля месяца является региональным центром программы Intel по Кабардино-Балкарии. Мы хотим отметить большую заинтересованность нашей учительской общественности к этой программе.

Александр Костинский: А почему, что вам больше всего в ней нравится?

Слушатель: Проектный метод он не столь нов, но именно та методика, в которой она преподносится, она очень интересна - освоение компьютерных технологий, использование их в учебном процессе. Все это для учителя сейчас очень актуально.

Елена Ястребцева: Мы тоже очень рады, что Нальчик подключился, причем подключились два центра. Они только приступили к работе. Мы обучили сейчас тьютеров. Очень надеемся, что эффективность обучения тьютерами учителей будет также высока как у всех остальных, а мы тренинги обязательно проведем в этом году. Будем поддерживать в конкурсах и семинары проводить.

Александр Костинский: Это очень важно для Кавказа, где все-таки такая зона, где нужно переучивать людей, большая безработица. Это очень важно.

Александр Костинский: Георгий из Петербурга.

Слушатель: Одна из ваш дам сказала, что школьники не умеют задавать вопросы. Это не совсем верно. Те, у которых есть изобретательская жилка, он умеет задавать вопросы. Мы знаем, что 50 процентов ответов как минимум содержится в правильно заданном вопросе. Приведу пример. В 1951 году 5-классник стал спорить с учительницей. Он сказал, что каждое слово имеет строго определенное понятие. Раз есть слово "бог", значит, бог есть. Вымысел, иллюзия, фантазия это другие понятия. Вот вам пример. Интересно, с какого класса нужно учить школьника задавать вопросы?

Зинаида Новикова: Мы считаем, что программа нашла себя. Мы обучили порядка тысячи учителей основам компьютерных технологий по программам Федерации Интернет образования. Мы от них получаем отклики о желании продолжить обучение. Я считаю, что это большой сдвиг в московском образовании. Подобные программы приносят не просто пользу, а громадную пользу именно школьному образованию.

Елена Ястребцева: Хотела бы поблагодарить петербуржца за замечательное дополнение, что дети наши, конечно, и умницы, и замечательно умеют задавать вопросы, далеко, правда, не все. Но как оказалось, на наших курсах у учителей этот момент умения формулировать вопросы, интересные, основополагающие, чтобы детей замотивировать на изучение какой-то учебной темы, очень сложно. Из откликов учителей на первых модулях, когда с ними начинают работать по основополагающим вопросам, звучит следующее, что это не наша методика, зачем нам самим учиться задавать вопросы, зачем нам формулировать интересные вопросы детям, есть же какие-то вопросы в учебниках. Вот это как бы ориентация на учебные материалы, уже существующие, она так сильна в наших педагогах, что мы в своем модуле сочли нужным отвести большой момент обучению учителей задавать вопросы, чтобы они переносили это на своих детей. Даже тренинги специальные мы проводим для наших тьютеров по основополагающим вопросам, которые называются "Вопросы, которые мы задаем школьникам и которые школьники задают нам".

Александр Костинский: На пейджер приходит сообщение. Немножко не по теме Александр Добрый написал: "Научите учителей, чтобы они не брали деньги с родителей за ремонт школы, а так их бесполезно учить в смысле учителей. Все мозги у них высохли".

Нельзя ко всем нашим учителям относиться одинаково, но благодаря этим людям вообще система российского образования существует. Мы в других наших передачах касались и оплаты учителей, их положения. Это одна из самых тяжелых и бедственных сфер. Во многих местах люди немного получают, но, извините, вы каждый день должны зайти в класс вовремя. Попробуйте опоздать на 2 минуты, дети уже бегают и кричат. Попробуйте не подготовиться. Безусловно, не у всех получается, но не хотелось бы говорить об учителях грубо, потому что это люди, на которых это образование держится. К сожалению, не идет молодежь, но для этого надо создать условия. Вы даже контракт подписываете.

Зинаида Новикова: И не только контракт. Наши ребята по окончании, выпускники наши держат специальный аттестационный экзамен в Департаменте образования Москвы. На основании этих результатов им может присуждаться не 8-й разряд как обычно после окончания вуза, а 12-й.

Александр Костинский: Все-таки Москва старается.

Зинаида Новикова: Москва старается поддержать, Москва старается, чтобы ее выпускники ее вуза пришли в школы и остались там.

Александр Костинский: В Москве почему это еще проблема, потому что все-таки жизненный уровень гораздо выше, чем в целом по стране. Во многих местах учитель, в общем, относительно среднего уровня получает или также, или даже чуть выше в деревнях, а в Москве очень тяжело, потому что у молодого человека есть другие места, где он может заработать.

Зинаида Новикова: Много возможностей уйти из школы. Поэтому, когда ребята видят, что их принимают в школе, что в них есть заинтересованность, у них возникает идея реализовать что-то свое, самореализоваться или показать свои возможности в сравнении с классической методикой, это является фактором, чтобы они остались там и закрепились.

Александр Костинский: Александр Сергеевич из Москвы.

Слушатель: Я педагог, отработал в школах после войны 50 лет. Пишу работу на весь мир. Она у меня будет называться, полагаю выпустить ее на будущий год, "Природа человечества и логика". Я вам предлагаю самый главный тезис. У вас в передаче, как и во всех передачах, отсутствует человек. Храм - школа. В ней учатся не ребята, не дети, а ученики. Так вот, ученики воспринимают то, что им дают, а в школе отсутствует самое главное - наука о человеке, наука о мышлении человека, логика о законах и правилах мышления.

Александр Костинский: Спасибо, это очень важно

Елена Ястребцева: Скажу о целях нашей программы. Прежде всего, мы хотим поддержать улучшение в самостоятельной учебной работе школьников, помочь развить навыки, которые необходимы для успешной деятельности в условиях экономики, которая в настоящее время построена на знаниях. Соответственно, мы говорим и о развитии мышления наших замечательных детишек, которые обучаются в школе. Ключевые навыки, которые необходимы для успеха экономике, основанной на знаниях, - это, согласитесь, компьютерная грамотность, это навыки мышления на высоком уровне, это умение решать проблемы, которые постоянно возникают в нашей жизни, это хорошие навыки общения, это улыбка на нашем лице, хороший смех и эффективная работа в команде. На это мы нацелены своей программой.

Александр Костинский: Владимир из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Хочу обратить внимание на то, что вы в своей передаче постоянно многократно сегодня говорили, что компьютера - это инструмент, способствующий развитию мышления. У меня очень принципиальный вопрос. Не получится ли, что компьютеризация будет многими восприниматься, может быть, даже не осознанно как то, что подменяет необходимость думать?

Александр Костинский: Как вы считаете?

Зинаида Новикова: Не соглашусь с этим тезисом, поскольку внедрение информационных компьютерных технологий должно дать возможность реализации тех идей, которые созрели в голове студента при реализации проекта, учителя при внедрении его в школе. Основная проблема всегда состоит в том, что у учителя может быть много хороших задумок, но ему сложно их реализовать в рамках школьной программы. В данном случае компьютерные технологии позволяют ему что-то сделать быстрее, интереснее, а главное найти возможности новой мотивации для учеников.

Когда учитель математики или учитель русского языка и литературы объясняет детям, как работать на компьютере, он объясняет ему иначе, чем учитель информатики, ребята иногда понимают лучше. Потому что учитель русского языка и литературы чаще объяснит непосредственно ближе к своей предметной области. Ребенок поймет, как это сделать. Я считаю, что использование информационных технологий не помешает ребенку думать, но под руководством учителя.

Александр Костинский: Если мы говорим об инструментах, все-таки мы все согласны с этим, что это просто очень эффективный инструмент. Он не мешает думать. Даже, например, очень продвинутые программы, допустим, программа переводчик, конечно, она плохо переводит. Но зато очень много слов находится сразу. Вы сокращаете время.

Зинаида Новикова: А смысл формируете сами.

Александр Костинский: Конечно. В этом-то и сила компьютера, что это просто более мощный инструмент. Человек мог с помощью лома поднять маленький камень, а с помощью крана он поднимает плиту или целый блок, но что он будет поднимать, все равно решает архитектор. В этом, по-моему, и разница.

Елена Ястребцева: Еще раз заострила бы внимание на том, что наша программа не обучает учителя компьютеру, она обучает педагогическим технологиям. Учитель, который ни разу не видел компьютера в глаза, а таких много у нас было, особенно, в прошлом и позапрошлом годах, когда мы начинали программу, этот учитель совершенно на другое ориентирован. Он осваивает педагогические технологии. Именно это позволяет ему освоить компьютер и основные какие-то навыки всего за 5 дней. Он не боится этого компьютера. Он понимает, как с ним работать, что можно из него извлечь, что может извлечь ребенок.

Александр Костинский: Как я понимаю, что такое ключевое слово, что это не только обучение компьютерной безграмотности и даже не столько, а обучение этому инструменту для преподавания. Я правильно понимаю?

Елена Ястребцева: Совершенно верно, конкретному предмету, в рамках конкретного предмета, носителем которого является тот или иной обучаемый.

Зинаида Новикова: В первую очередь, учитель помогает ребятам изучить свой предмет, используя заодно и компьютерные технологии. Учитель сам их осваивает, хотя бы в минимальном размере, и помогает им найти конкретный предмет - математику, историю, географию, Можно дополнить, улучшить изучение предмета с помощью компьютерных технологий.

Александр Костинский: Мы опять же говорим о том, что все-таки это инструмент.

Елена Ястребцева: Методы и формы по-новому организованного учебного процесса изучает учитель на наших курсах.

Александр Костинский: Спасибо большое. Благодарим всех за участие в нашей программе.

XS
SM
MD
LG