Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

175 лет Московскому Государственному техническому университету им Баумана


[ Радио Свобода: Образование ]
[28-09-05]

175 лет Московскому Государственному техническому университету им Баумана

Автор и ведущий

Александр Костинский: Исполнилось 175 лет Московскому Государственному техническому университету им Баумана. Многие знают его под старым названием МВТУ имени Баумана или просто "Бауманка". Сегодня мы поговорим о прошлом, настоящем и будущем ведущего технического университета страны.

Гость нашей программы - ректор МГТУ имени Баумана, член-корреспондент Российской академии наук Игорь Борисович Федоров.

И первый вопрос. Скажите, вы не жалеете, что переименовали? Для меня МВТУ имени Бауман - это такой брэнд рекламный.

Игорь Федоров: Я сам МВТУ кончал и немножко жалею, конечно. Но, знаете, это веление времени. И потом, это не просто переименование, а это определенный статус. Училище от университета, если говорить по статусу, по принципам подготовки отличается тем, что все-таки училище - это больше отраслевая подготовка, а университет - фундаментальная подготовка. А инженерное дело сейчас таково, что если вы хотите стать разработчиком серьезной техники, то надо быть хорошо подготовленным в области фундаментальных наук. Поэтому это не просто дань моде, а именно веление времени.

Александр Костинский: 175 лет. Давайте немножко, как говорили в советское время, о славной истории университета. Что было сделано? Ведь все-таки это ведущие технический университет страны, несмотря на то, что есть и другие.

Игорь Федоров: Если издалека начинать, то эта история начинается с истории воспитательных домов в России. В конце XVIII века надо было сформировать - и такова была задача государственная - третье сословие. У нас были дворяне и было крестьянство, а третьего сословия практически не было, потому что буржуа, торговцы, промышленники были очень малочисленны и не формировали какого-то общественного слоя. А развитие всех стран, в том числе стран Европы, больше шло по пути активизации этих сфер народного хозяйства - промышленности, торговли.

Александр Костинский: Уже тогда это развивалось очень серьезно.

Игорь Федоров: Да, развивалось, конечно. Но трудность этой задачи состояла в том, что никто из верхних слоев не хотел быть буржуа, а из нижних слоев не пускали в это сословие. И тогда Екатерина Вторая приняла такое решение, чтобы сформировать это сословие из людей, которых воспитывает государство. Это сироты, это подкидыши, это люди, которые случайно как-то оказались без какой-то истории. И тогда были организованы два воспитательных дома - в Петербурге и в Москве - в 1763 году, через год после восшествия Екатерины на престол. Этот дом опекался государством, он пользовался большими привилегиями, потому что там не только воспитывали, но и давали профессию: девочкам - белошвеек, горничных, такое первичное трудовое воспитание:

Александр Костинский: Вроде ПТУ нашего.

Игорь Федоров: Да. А мальчикам ремесленные навыки прививали - это жестянщики, кожевники. Это все начальное, конечно, было образование. Но оно было недостаточно, надо было его развивать. И тогда было принято решение, уже Марией Федоровной, вдовой императора Павла Первого, отделить механические ремесла от женских ремесел и открыть специальное учебное заведение, которому было предоставлено помещение в Слободском дворце (правда, оно было развалено после войны 1818 года), где на развалинах Слободского дворца архитектор Жилярди построил прекрасное по тем временам - и сейчас оно великолепно смотрится - здание.

Александр Костинский: Это то же здание, которое и сейчас стоит?

Игорь Федоров: Да, наше теперешнее. Это здание постройки 1829-30 годов. И император Николай Первый своим указом от 1 июля по старому стилю основал это учебное заведение. Причем, что интересно, те, кто писал первоначальный документ, написали: "Основать ремесленно учебное заведение для подготовки таких-то мастеров", а Николай Первый подписал собственноручно: "С необходимыми теоретическими сведениями". Вот эта краткая фраза очень многое определяла, училище сразу выдвинулось на другой уровень.

Александр Костинский: То есть взяли профессоров-преподавателей.

Игорь Федоров: Да, взяли профессоров-преподавателей, завязали самые тесные связи с Московским университетом, и все первые кафедры теоретические, основополагающие в области фундаментальной подготовки возглавили профессора Московского университета.

Александр Костинский: То есть они приезжали читать лекции:

Игорь Федоров: Да, читали лекции. И вот это содружество еще долго продолжалось, да и сейчас продолжается. У нас очень тесные связи с Московским университетом. А из наиболее известных имен назову Николая Егоровича Жуковского, он окончил Московский университет, потом работал и в университете, и в Императорском техническом училище, заведовал у нас кафедрой теоретической механики 48 лет.

Александр Костинский: 48 лет?!

Игорь Федоров: Да, 48 лет у нас был отец русской авиации, как мы знаем, Николай Егорович. Отсюда и высокий уровень общей, фундаментальной подготовки выпускников Бауманского, и этот уровень исторически сложился.

Александр Костинский: То есть вам было просто предписано монаршим велением давать теорию. В этом смысле был некий толчок.

Игорь Федоров: Да, и нас просто удивляет прозорливость императора в то время. Конечно, тогда это было удивительно. И, кстати, когда мы вышли на международный уровень, примерно в 70-х годах XIX века, были выставки в Вене, в Париже, в Филадельфии, всемирные промышленные выставки, то как раз Императорское техническое училище удивило вот этой связью теоретической подготовки с практическим обучением. И метод, который был основан в императорском техническом училище, получил название русского метода подготовки инженеров. И директор Массачусетского технологического института, тогда он назывался, в те годы, Бостонский технологический институт, писал директору Императорского технического училища, что "за Россией признан полный успех в организации инженерного образования; в Америке после этого никакая иная система употребляться не будет". И через 100 лет после того письма делегация Конгресса США приехала уже тогда в МВТУ, в 1976 году, и привезла нам благодарственное письмо и серебряную медаль Массачусетского университета.

Александр Костинский: Это ведущий технический институт мира, можно сказать.

Игорь Федоров: Да. Есть даже какие-то аналогии - МГТУ и Массачусетс:

Александр Костинский: Очень интересная история у МВТУ, но давайте теперь перейдем к тем результатам, которые получены. Конечно, чтобы назвать все, что сделано МВТУ, у нас программы не хватит. Но какие-то главные вехи назовите.

Игорь Федоров: Я начну с того, что назову ученых с мировыми именами, которые учились у нас, преподавали. Я уже говорил о Николае Егоровиче Жуковском. Это авиаконструкторы Туполев, Сухой, Лавочкин, Мясищев.

Александр Костинский: Все они из МВТУ?

Игорь Федоров: Да, все из МВТУ. Это создатель первой советской электронно-вычислительной машины большой академик Лебедев Сергей Алексеевич. Это Шухов, конечно, Владимир Григорьевич - эту фамилию вообще, наверное, не надо объяснять. Шуховская башня - это уж вообще все знают, дебаркадер ГУМа, Киевского вокзала. Это вообще целое научное направление, Шухова называли российским Эдисоном.

Александр Костинский: Он строителем был в основном?

Игорь Федоров: Не только. У него были такие же разнообразные интересы, как у Эдисона, и много схожего в их инженерной судьбе. Но в отличие от Эдисона, который был гениальным самоучкой, фундаментальные исследования никогда не проводил, Шухов все свои разработки основывал на очень точном математическом расчете, на физике. Дальше, Королев Сергей Павлович тоже наш выпускник, основатель практической космонавтики российской. Это конструкторы ракетно-космической техники Пилюгин, Бармин. Это создатель первой отечественной атомной станции Далежаль.

Александр Костинский: В Обнинске, да?

Игорь Федоров: Да. Ну, тут много можно еще называть фамилия. Я еще раз хочу возвратиться к той мысли, о которой уже говорил, - о статусе МГТУ и МВТУ. Вот расцвет МВТУ - а это общепризнанная мировая школа - произошел в годы, когда доминировал отраслевой принцип подготовки. Его начало - 30-е годы прошлого века.

Александр Костинский: То есть институт прикреплялся к какому-то министерству.

Игорь Федоров: Вот с МВТУ получилось не совсем так, все равно он остался довольно широкопрофильным институтом, но все равно прежде всего МВТУ работал на оборону, хотя не только на оборону. Из МВТУ вышли Московский авиационный институт, Московский энергетический институт:

Александр Костинский: Что значит - вышли? Они отделились от него?

Игорь Федоров: Это были факультеты нашего университета.

Александр Костинский: То есть вы еще и "матерь" очень многих.

Игорь Федоров: Да, 30 примерно организаций - вузов и научных институтов. Это ЦАГи, это ВИАМ, это ЦИАМ.

Александр Костинский: Это авиационные всякие крупные испытательные институты.

Игорь Федоров: Да, авиационные и автомобильно-тракторные - НАТИ и так далее. И вот 30-е годы - это начало бурного развития отраслевого принципа, когда нужно было быстро подготовить на определенные рабочие места тысячи инженеров, и нужно было быстро поднять промышленный потенциал и обороноспособность страны.

Александр Костинский: А быстро - значит, упрощенные программы:

Игорь Федоров: Не совсем. Они были упрощенные, может быть, немножко в области фундаментальной подготовки, но как специалисты на узкое рабочее место они были прекрасно подготовлены. Тем не менее, в МВТУ фундаментальность сохранялась. Например, Королев заканчивал в 1930 году МВТУ, никакой ракетно-космической техники, конечно, он не изучал, но, тем не менее, стал признанным во всем мире основоположником практической космонавтики. Скажем, Лебедев - слово "кибернетика" тогда еще мало кто знал, а он - признанный лидер отечественной вычислительной техники.

Александр Костинский: То есть фундаментальность дает возможность переключаться.

Игорь Федоров: Да. Но сейчас это все существенно усилено, фундаментальна подготовка, я бы сказал, резко возросла, потому что нынешняя сложная техника этого требует, "на коленке" еще не сделаешь.

Александр Костинский: Понятно. То есть тот принцип, который тем росчерком пера был написан, он продлевался.

Игорь Федоров: В какой-то степени он работает и сейчас, да.

Александр Костинский: Давайте немножко расскажем, что сейчас из себя представляет МВТУ имени Баумана, сколько там студентов, сколько факультетов.

Игорь Федоров: 17 факультетов, 19900 студентов только дневного отделения, нет ни вечерников, ни заочников, только дневное отделение.

Александр Костинский: Только дневное у вас?

Игорь Федоров: Только дневное. Срок обучения в единственном инженерном вузе России - 6 лет.

Александр Костинский: То есть не 5, а 6.

Игорь Федоров: Не 5 и не 5,5, а 6 лет. Работает 360 докторов наук, 1700 кандидатов наук, более тысячи аспирантов. 7 научно-исследовательских институтов.

Александр Костинский: Внутри?

Игорь Федоров: Да, внутри, в структуре университета. Собственное издательство, завод, социальная сфера, даже детский сад есть.

Александр Костинский: Остался у вас свой детский сад?

Игорь Федоров: Остался, мы его сберегли, и студенты и преподаватели молодые пользуются им. Есть свой прекрасный учебно-экспериментальный центр в Дмитрове, в 80 километрах от Москвы. Это испытательный полигон, где расположены установки и устройства, либо требующей большой энергетики, которую в Москве трудно обеспечить, либо это не совсем экологически чистые производства, которые тоже в большом городе нельзя расположить. И такие лаборатории, такие установки, как радиотелескоп миллиметрового диапазона - это уникальный, единственный в Европе инструмент. Это установки для изучения различных элементов ракетно-космической техники, новые энергетические машины.

Александр Костинский: Крупные какие-то.

Игорь Федоров: Да. Конечно, когда я говорю об экологии, то это нельзя понимать так, что мы что-то плохое выбрасываем. Нет, все требования экологические выдерживаются, просто большой город диктует свои условия.

Александр Костинский: Понятно, тем более в центре Москвы.

Игорь Федоров: А так, конечно, все нормы природоохранные, экологические мы строго выдерживаем.

Александр Костинский: Скажите, пожалуйста, а какие основные вступительные экзамены в МВТУ?

Игорь Федоров: У нас 3 экзамена на все факультеты, все письменные - математика, физика и русский язык и литература.

Александр Костинский: То есть у вас человек должен иметь фундаментальное физическое образование.

Игорь Федоров: Да. Мы много внимания уделяем подготовке в университет, у нас курсы есть. Ну, курсы есть у многих, и это очень нужное дело, но главная наша ценность - это программа "Шаг в будущее". Это большая программа, действующая в 80 регионах России, во всех регионах России.

Александр Костинский: Отбор студентов, да?

Игорь Федоров: С помощью департаментов образования мы отбираем ребят, которые интересуются инженерным творчеством, они представляют свои проекты. 650 человек каждый год приезжают в Москву из всех регионов, мы просматриваем.

Александр Костинский: Это что, как бывшая система ДОСААФ, кружки, моделирование?..

Игорь Федоров: Это кружки научно-технического творчества школьников, да. Моделирование, а потом серьезные проекты они делают, удивительно просто. Мы отбираем лучших, они зачисляются в Бауманский университет без экзаменов. Три абсолютных победителя участвуют в европейском соревновании молодых ученых, которое каждый год проводится в Европе. В этом году, воздавая по заслугам успехам этой программы "Шаг в будущее", мы по конкурсу выиграли проведение этих соревнований в Москве, и они только что закончились. Европейский союз провел эти соревнования впервые в стране, не члене ЕС, в Москве. 35 стран участвовали, приехали к нам в Бауманку, 32 страны Европы и США, Япония и Китай.

Александр Костинский: Это инженерное творчество.

Игорь Федоров: Да, инженерное. Но получилось так, что со временем грани стираются. Скажем, биоинженерия, какие-то медицинские разработки - тут не совсем даже понятно, где инженерия, а где медицина.

Александр Костинский: Этот конкурс - это тоже очень важно, это некая дань признания. И у вас, наверное, хорошая база для его проведения. Для проведения таких соревнований все-таки нужна довольно большая база.

Игорь Федоров: Для соревнований у нас был выделен новый учебно-лабораторный конкурс, который только что с помощью правительства Москвы мы ввели, 80 тысяч квадратных метров. Это правительство Москвы с участием нашего Министерства образования и науки нам сделало прекрасный подарок. Великолепное здание, и мы там эти соревнования провели.

Александр Костинский: И чуть-чуть о техническое базе. Было время, когда просто у всех институтов база отстала, нужны были фундаментальные вложения. Как у вас с базой институтской сейчас?

Игорь Федоров: Конечно, подотстала, тут нечего скрывать. Были годы, когда мы ее просто не то что обновлять, а пытались удержать хотя бы то, что есть. Тот же радиотелескоп - это требует и вложений, и космические стенды, которые у нас на загородной базе, о которой я говорил. Но сейчас мы немножко обновили это все, нам помогли средства, выделенные к юбилею правительством России.

Александр Костинский: То есть юбилей - полезная вещь.

Игорь Федоров: Исключительно полезная! Мы благодарны правительству, мы благодарны Валентине Ивановне Матвиенко, которая была вице-премьером, тогда по ее инициативе нам выделили очень хорошие средства.

Александр Костинский: Хотя это и юбилей, очень важно все-таки целевое финансирование. Когда денег мало, то надо поддерживать все-таки те школы и те направления, которые у нас всемирно признаны. Понятно, что есть и периферийные вузы, но если мы потеряем школы, все ученые, все инженеры знают, как только теряется школа, деньги появляются, а школа не восстанавливается.

Игорь Федоров: Вы совершенно правы, и особенно это касается инженерной школы. Десятилетия нужны, чтобы создать:

Александр Костинский: Важен опыт, от учителя к учебнику передаются какие-то мелочи.

Игорь Федоров: Конечно, эстафета, ноу-хау. Это не напишешь ни в каких инструкциях и книгах. Конечно, эта эстафета очень важна. Кстати, у нас есть очень хороший пример такой эстафеты. Николай Егорович Жуковский был руководителем дипломного проекта Андрея Николаевича Туполева. Андрей Николаевич Туполев был руководителем дипломного проекта Сергея Павловича Королева, а Королев уже воспитал много наших выпускников.

Александр Костинский: Мы коснулись технической базы, а как все-таки МВТУ вышло из штопора, в котором все вузы были в начале 90-х годов, особенно технические? Тогда большой прием пошел на специальности экономические, менеджеров - их не было в стране, и это понятно. А технические вузы вдруг потеряли и хороших студентов многих, и так далее, там конкурсы были чуть ли не один-два человека на место. Расскажите немножко о том периоде и как сейчас стало.

Игорь Федоров: Конечно, это был очень трудный период. И действительно, тогда, в начале 90-х, был потерян интерес к инженерному образованию как в обществе в целом, так и у тех, кто должен был к нам поступать, абитуриентов. Мы принимали свои меры, в частности, та программа "Шаг в будущее", о которой я говорил, зародилась в 1991 году, когда мы поняли, что разрушены научно-технические кружки, кружки творчества.

Александр Костинский: То есть неоткуда брать ребят.

Игорь Федоров: Да. И у нас даже был один год, когда мы сознательно не выполнили план приема, потому что мы не хотели брать кого попало. Мы же определенный уровень должны держать, потому что иначе эти люди не могли бы учиться в вузе.

Александр Костинский: У вас очень серьезная инженерная подготовка, очень большой объем чертежей, напряженная работа.

Игорь Федоров: Ну, сейчас немножко другая ситуация, сейчас, конечно, компьютерное черчение, но большой объем математики, больше тысячи часов объем математики - это приближается к классическому университету. И вот мы тогда организовали программу "Шаг в будущее", пошли, что называется, в народ, объяснили ребятам. И конкурсы постепенно стали возрастать, а в конце 90-х годов не только в наш вуз, а вообще в инженерные вузы, что нас, конечно, очень радует.

Александр Костинский: Но все-таки промышленность как-то стала оживляться.

Игорь Федоров: Промышленность оживляется, конечно. Не так, как хотелось бы, но оживляется. И определенная положительная производная есть, мы это чувствуем.

Александр Костинский: Сейчас даже, наоборот, говорят, что рабочих не хватает.

Игорь Федоров: Да, не хватает, к сожалению, и даже один из конструкторов сказал, что и заказы есть, и интересная работа есть, а некому работать.

Александр Костинский: Все люди ушли просто зарабатывать деньги.

Игорь Федоров: Да. Пенсионеров приглашали обратно вернуться. В общем-то, разрушить легко, а обратно создать очень тяжело. Но создается сейчас.

Александр Костинский: И какие сейчас приблизительно конкурсы у вас, допустим, в прошлом, в этом году?

Игорь Федоров: Мы просматриваем через "Шаг в будущее" огромное количество людей.

Александр Костинский: То есть у вас есть скрытый такой конкурс.

Игорь Федоров: Через нашу приемную комиссию в плане приема 3200 человек на бюджет, и мы просматриваем 18-19 тысяч человек. То есть если считать не от подавших заявления, а от тех, кого мы просматриваем, это конкурс примерно 5-6 человек на место.

Александр Костинский: И это уже ребята, которые понимают, куда они идут.

Игорь Федоров: Да, они знают, что их ждет, и это не случайные люди.

Александр Костинский: Скажите, а отсев большой? Сколько уходит?

Игорь Федоров: Обычно в советское время отсев был 1200-1300 человек в год. А сейчас, когда к нам приходят победители "Шага в будущее", победители еще одной программы, которая у нас есть, "Космонавтика", отсев уменьшился - где-то меньше 900 человек.

Александр Костинский: То есть, получается, не было бы счастья, да несчастье помогло. Вы организовали систему отбора.

Игорь Федоров: Да, собственную систему.

Александр Костинский: Сергей Павлович нам позвонил из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы ректор МВТУ, и наверное, знаете списки, посвященные набору, то есть те самые списки, опубликованные правительством, которые говорят о том, что в институтах первой группы студенты не будут служить в армии, и так далее. Как МВТУ в этом смысле будет действовать в свете этой новой политики правительства?

Александр Костинский: У вас осталось же все.

Игорь Федоров: Нам предложен как раз самый лучший вариант. У нас будет создан учебно-военный центр, который готовит кадровых офицеров по особо сложным технологическим направлениям. И останутся военные кафедры, их у нас 6 (может быть, они как-то переформируются, но сейчас их 6), которые будут готовить инженеров запаса, которые в армию не будут браться. Таких вузов, где есть центры и кафедры, 35. И 33 вуза, где есть только кафедры.

Александр Костинский: Ну, это видно по тому, что ваши выпускники, видимо, получают и военное неплохое образование.

Игорь Федоров: Да, мы хорошо контактируем с теми отраслями военными, где нужно быть специалистов в области высоких технологий.

Александр Костинский: Понятно, авиационная, космическая:

Игорь Федоров: Да, авиационная, космическая промышленность, высокое программирование.

Александр Костинский: Спасибо. Станислав из Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день, господа. Хотелось бы услышать от уважаемого ректора конкретный ответ на вопрос: признаются ли дипломы вашего университета в странах Евросоюза и на Западе?

Игорь Федоров: Тут однозначно можно сказать: признаются. И вопрос еще хорош тем, я немножко расширю ответ, что сейчас у ребят совершенно изменилась мотивация в этом вопросе.

Александр Костинский: К учебе?

Игорь Федоров: Нет, к отъезду за границу. Если в начале 90-х годов были готовы и хотели уехать очень многие, то сейчас ребята уезжают на стажировку, на кратковременные, до года, максимум до 2 лет, контракты. Предложений очень много, но они не остаются там, они приезжают сюда, они здесь работают. Они боятся потерять возможности, которые они имеют здесь сейчас, в России.

Александр Костинский: С чем это связано, как вы думаете?

Игорь Федоров: Открываются новые, интересные для них рабочие места в России. Там, где в НИИ велись интересные работы, они сейчас возобновляются. Кстати, вот этот стимул для ребят мы немножко недооценивали. Мы всегда говорили, что зарплата, зарплата, зарплата: Конечно, это очень важно, но они еще, оказывается, обращают внимание и на характер работы, насколько она интересна, насколько она перспективна. Здесь тоже пусть пока небольшие, но возможности улучшились. Поэтому, несмотря на предложения нашим ребятам заключить длительные контракты со стороны западных фирм, ведущих фирм, тут я могу назвать "Сименс", другие ведущие технические фирмы, ребята соглашаются ехать ненадолго, максимум на 2 года, и потом они возвращаются. Сейчас очень мало тех, кто хотел бы уехать на постоянное место жительства за рубеж.

Александр Костинский: Из Петербурга Георгий, пожалуйста.

Слушатель: Приветствую вас. В годы моей молодости какой-то из бывших наших знаковых получал поощрительную Сталинскую стипендию (надо было отличиться, какие-то работы представить). Сейчас есть подобная форма или нет?

Игорь Федоров: Есть. Сейчас есть стипендия президента Российской Федерации и есть стипендия правительства Российской Федерации. Причем стипендии президента Российской Федерации дают возможность стажироваться за рубежом в течение года.

Александр Костинский: Это вашим студентам, да?

Игорь Федоров: Да, нашим студентам.

Александр Костинский: И сколько таких?

Игорь Федоров: По России их не очень много - 100. Мы получаем, наш университет, обычно 6-7 в год. И они едут за границу на год, они там стажируются. Это называется "включенное обучение". Они слушают курсы. И мы стараемся сделать так, чтобы курсы, которые они за этот год слушают за границей, совпадали с нашими курсами, и студенты возвращаются обратно в свою группу. Но за рубежом многие вузы (вот с Францией мы много контактируем) соглашаются на систему двух дипломов, то есть наш выпускник, который там стажировался, потом едет туда, после окончания, и там получает второй диплом.

Александр Костинский: Это очень трудно. Во Франции, кстати, очень трудно инженерное образование получить.

Игорь Федоров: Да, во Франции инженерное образование очень сильное. Там школы всемирного уровня, конечно. Эколь политекник, Эколь Централь Париж - ведущие мировые вузы. Вот Эм-Ай-Ти, гирлянда французских вузов и МВТУ - я свое мнение высказываю - это действительно высшее образование.

Александр Костинский: Тут очень хороший вопрос на пейджер пришел, не могу не прочитать: "Уважаемый Игорь Борисович, какова, по-вашему, роль гуманитарной подготовки в структуре подготовки современного инженера? Какова мировая практика в этом вопросе и практика вашего вуза? Борис".

Игорь Федоров: Сначала о практике нашего вуза. Огромное значение имеет гуманитарная подготовка, и мы сейчас в этом убедились.

Александр Костинский: То есть это от советских времен отличается, вы включаете какие-то курсы, да?

Игорь Федоров: Мы и в советские времена старались это делать. И сейчас возможностей, может быть, побольше даже стало, но всегда наша линия в Бауманском была на то, чтобы дать по возможности инженеру хорошую гуманитарную подготовку. У нас специальный факультет есть гуманитарный, там читают обязательные курсы и курсы по выбору. Например, курс по выбору - искусствоведение, теория музыка.

Александр Костинский: Курс теории музыки?!

Игорь Федоров: Да, и мы контактируем с Консерваторией, с Гнесинкой, с музыкальными центрами. Кстати, сегодня у нас как раз наш клуб "Интеллектуалы", у нас есть такой клуб:

Александр Костинский: Студенческий?

Игорь Федоров: Он и взрослый, и студенческий, общий. Он проводит музыкальный вечер, посвященный творчеству Чайковского. Раз в месяц мы такие вечера устраиваем. В прошлом году это был Шуберт, Шопен, Бах, ансамбль Спивакова у нас выступал. Вот сегодня мы начинаем новый учебный год с вечера Чайковского.

Александр Костинский: Я еще маленький вопрос хочу вам задать по поводу другой сферы (гуманитарная - это понятно) - сферы экономической. Все-таки советский инженер попадал в большую машину, а сейчас экономика, менеджмент, понимание новое - есть курсы какие-то?

Игорь Федоров: Да, есть. И мы понимаем, что проблемы есть здесь. Конечно, мы здесь пока отстаем от зарубежных вузов, которые имеют огромный опыт в этом направлении. У нас пока это послабее поставлено, но это есть, и мы развиваем и будем развивать, потому что это очень нужно. Мы увеличили число часов, отводимых на экономику, и у нас есть факультет, который называется "Инженерный бизнес и менеджмент" - там сочетание инженерной подготовки и экономической подготовки.

Александр Костинский: То есть это прямо специальности такие. А какую специальность получают ребята?

Игорь Федоров: Инженер-менеджер. Они идут на высокотехнологичные предприятия, с которыми мы работаем, и сами они могут свое дело начать.

Александр Костинский: Да, вы знаете, в рамках нашей же программы выступали люди, которые как бы от бизнеса, и они говорили, что проблема, что у нас прекрасно подготовлены по узким специальностям люди, а менеджеры, инженеры, особенно западных компаний - у них нет общего языка.

Игорь Федоров: В чем была, может быть, и наша первоначальная ошибка - мы готовили менеджеров. Что такое менеджер вообще - никто не понимает.

Александр Костинский: В МВТУ?

Игорь Федоров: Нет, вообще в стране. Не понимали, что такое менеджер, чем он занимается, что он знает. Он не знает абсолютно предметную область, которой он занимается, а там, где большое производство, высокие технологии, без этого нельзя, конечно, надо знать суть этого производства, узкие места, уметь вовремя это предвидеть. Поэтому это должно быть сочетание инженерной и менеджерской подготовки, это непросто. Даже шутят так: инженер-менеджер - это не инженер и не менеджер. Вот этого надо избегать, конечно. Мы стараемся сделать так, чтобы это был и менеджер, и инженер, и у нас эти ребята нарасхват идут.

Александр Костинский: Могу сказать, что ваш путь подтверждают и экономические вузы. Например, в Высшей Школе экономики есть факультет, который готовит как бы экономистов, которые для высоких технологий, и они вводят много технологического, как бы с другой стороны идут.

Игорь Федоров: Я бы сказал (может быть, это мое мнение ошибочно), что из инженера менеджера подготовить легче, чем из менеджера - инженера.

Александр Костинский: Да, наверное, может быть, так и есть, потому что барьер вхождения в область - тысяча часов математики - это серьезно.

Игорь Федоров: Да, он многое позволяет.

Александр Костинский: Плюс физика. Потому что математику экономисты знают.

Пожалуйста, Сергей из Петербурга.

Слушатель: Добрый день, господа. Ваши последние несколько реплик подтверждают, что мне надо было выйти в эфир. К сожалению, это к вам, господин ректор. Рыбы второй свежести не бывает, вы это помните, и мы сейчас празднуем, вообще говоря, юбилей того технического училища, в уставе которого император написал: "И теоретические предпосылки". Вы помните, как это выполнялось. Сейчас же я слышу: "недо-" с базой, "недо-" с техникой, очень много недостатков. Так вот, мне хотелось бы выступить с крупной политической инициативой: оставить в стенах вашего технического университета техническое училище, назвать его президентским. Сиротских домов уже нет, но надо прикрепить туда технические школы и технические колледжи. Без этого вы рассказываете историю, как мы сейчас оказались с отсталой экономикой, с отсталыми технологиями, с отсталым технологическим сознанием и еще много с чем. Как вы считаете, есть тут зерно, особенно с именем президента России?

Игорь Федоров: Ну, "недо-" всегда было и будет, сколько ни дай. Здесь важны результаты, и я скажу немножечко о результатах. Мы активно участвуем в международной выставочной деятельности, где просматриваются все последние разработки, масса золотых медалей, призов.

Александр Костинский: Это студенты получают?

Игорь Федоров: Нет, это не студенты, это уже ученые, взрослая наука. И общее такое мировое признание у нас было, и сейчас есть, и оно подтверждено, что называется, документально. Мы развиваем инновационную деятельность по продаже своих разработок. Здесь, кстати, масса проблем, особенно в области интеллектуальной собственности.

Александр Костинский: У нас в стране законодательство недоразработано или что?

Игорь Федоров: Много здесь прорех, юридических, законодательных.

Александр Костинский: Особенно при вывозе, наверное, при транспортировке.

Игорь Федоров: Нет, даже не это я имею в виду. А то, кому принадлежит разработанный продукт. Вот создали двигатель какой-то, например, сверхсовременный, - кто имеет право его продавать, производитель или мы? Как правило, конечно, приоритет - заказчику, кто заказывает. Здесь мы пытаемся найти какое-то приемлемое решение. Работы делают за счет госбюджета - тогда государство, как заказчик, имеет приоритетное право. Но наш министр Андрей Александрович Фурсенко сказал, что будет подготовлен закон, по которому если работа выполнена за счет государства, то исполнитель, то есть вуз, будет иметь интеллектуальное право интеллектуальной собственности. Это, конечно, очень большой будет шаг вперед. Но здесь новая закавыка, что называется. Вуз государственный как федеральное учреждение не имеет права распоряжаться своей собственностью. Вернее, вся его собственность - государственная, в том числе и интеллектуальная. То есть мы своей собственности, которую мы можем продавать, не имеем, и интеллектуальной собственностью мы тоже не можем распоряжаться. Хотя, конечно, это какой-то нонсенс.

Александр Костинский: А инновации, в общем, денег требуют.

Игорь Федоров: Да, это все немножечко отстает наша законодательная база, и я думаю, что это будет поправлено. Так что результаты есть, мы удерживаемся на уровне самых передовых технологических школ мира, и это признано и ими. А вот насчет того, чтобы инженерные колледжи, технические школы были как-то соединены с инженерным вузом, это правильная и хорошая мысль, и мы, по сути дела, это и делаем, когда проводим программу "Шаг в будущее". У нас есть такие школы (раньше они назывались подшефные, сейчас это не совсем так), с которыми мы работаем, и из которых тоже мы берем себе ребят, которые интересуются инженерным творчеством.

Александр Костинский: Владимир Алексеевич, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. В Бауманском преподавал Эдуард Львович Вадзинский с 1962 по1985 год, 23 года. Это был замечательный художник, человек высокой культуры и интеллигентности, больших знаний в предмете, он преподавал у вас тогда технический рисунок. Его очень любили и до сих пор вспоминают. Скажите, Игорь Борисович, а сейчас у вас преподают технический рисунок?

Игорь Федоров: Преподают.

Слушатель: А это компьютерное преподавание?

Игорь Федоров: Нет, преподают, целый семестр ребята техническое рисование осваивают, это есть в учебном плане всех специальностей.

Александр Костинский: Наверное, на компьютер очень сильно перешли, потому что без этого нельзя сейчас, в современном производстве.

Игорь Федоров: Графика, конечно, компьютерная. А вот рисунок - это уже дело художественное, это искусство, и это - вручную.

Александр Костинский: Спасибо. Леонид Константинович из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Уважаемый Игорь Борисович, я закончил в 1960 году Бауманский институт, защитился и проработал больше 30 лет на испытаниях авиационной техники, на Туполевской фирме, самолет Ту-22М. В настоящий момент вся наша стратегическая авиация полностью уничтожена, ликвидирован класс летчиков-испытателей. Вот ваша точка зрения, в чем смысл либеральных реформ, о которых говорится на Западе, в нашей прессе? Я не могу этого понять.

Игорь Федоров: Ну, смысл либеральных реформ я тоже не могу понять, как и многие. Не совсем она уничтожена, уж так, к слову. Но повторю еще раз, что сейчас наша промышленность постепенно с колен встает, и мы надеемся, что это процесс продолжится и будет ускорен. Потому что Россия без современных технологий, без современной техники не может просто быть.

Александр Костинский: И надо сказать, что в последние годы рост, может быть, не такой, как хотелось, но все-таки там от 7 до 10 процентов идет каждый год рост. И, кстати, многие предприятия, в общем, и тяжелой промышленности, и авиационной начали работать. Вот вопрос к вам на пейджер пришел: "Скажите, пожалуйста, есть ли стажировка для иностранных специалистов в МГТУ имени Баумана?"

Игорь Федоров: Есть стажировка, порядка 600 человек из-за рубежа мы принимаем на магистерские программы и на стажировки.

Александр Костинский: У вас, кстати, платное обучение есть в вузе, да?

Игорь Федоров: У нас платное обучение очень небольшое. Мы принимаем в год 3200 человек на бюджет и 500 человек - на платное.

Александр Костинский: А из каких стран, кстати, прибывают на стажировку?

Игорь Федоров: На магистерские программы в основном приезжают из стран Юго-Восточной Азии, а на стажировку - США, Франция, Англия, Германия. Это летняя стажировка, двухмесячная, и мы на английском языке преподаем. У нас очень много знающих английский язык. И здесь к такому неравновесному обмену, что больше едут за рубеж на разного рода обучение, чем они к нам, - они с удовольствием бы приехали, но языковый барьер, конечно, труден. На стажировке мы его преодолеваем без особых усилий, все-таки это недолго, но на шестилетнее обучение сложно взять и учить на английском языке. Поэтому если этот барьер как-то будет преодолеваться, то в потенциале обмен мог бы быть просто равновесным: сколько мы во Францию и в США - столько и они к нам. Сейчас это не так, конечно.

Александр Костинский: То есть главное - язык.

Игорь Федоров: Да.

Александр Костинский: Пожалуйста, Софья Марковна из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый день. После выступления министра Фурсенко по телевизору я немножко не поняла, что касается обучения на государственных факультетах, то есть государственной формы обучения, было сказано, что грядет реформа, что надо будет оплатить после окончания института, любого высшего учебного заведения или отработать энное количество времени бесплатно. Правильно и я поняла? И вообще, каково ваше отношение к капитализации, к повсеместному переходу на платное обучение? Как вы думаете, какие будут специалисты, которые могут купить и экзамен, и поступить за деньги, и так далее? Не приведет ли это к уменьшению уровню того высочайшего уровня, который был достигнут за славную историю, о которой вы рассказывали? Спасибо.

Игорь Федоров: Ну, бесплатного обучения не бывает, кто-то все равно платит. Бюджетное обучение - платит государство, бюджет. Бюджетное обучение по численности не будет ниже, чем 170 человек на 10 тысяч населения - это записано в законе.

Александр Костинский: То есть этим людям не надо будет ничего отдавать.

Игорь Федоров: Ничего не надо будет платить, ничего отдавать не надо. Это не изменилось. Наше отношение к платному обучению, возможно, вы поняли из цифр, которые я назвал. Мы в Бауманское 3200 набираем бюджет и 500 - платно, то есть меньше 16 процентов.

Насчет отработки, не бесплатная, конечно, отработка, а это говорится о людях, которые возьмут субсидию. Они сами оплачивают свое обучение по кредитам или субсидии, а потом, когда они идут на работу, если они идут по распределению, будем говорить так, то за них эту субсидию оплачивает, ее компенсирует работодатель. Если они идут туда, куда хотят, они сами должны эту субсидию или кредит вернуть. Вот такая ситуация.

Александр Костинский: Спасибо большое. Мы поздравляем еще раз МГТУ имени Баумана со 175-летием!

XS
SM
MD
LG