Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русский музей отмечает 110-летие


[ Радио Свобода: Программы: Культура ]
[12-06-05]

Русский музей отмечает 110-летие

Редактор и ведущая Лиля Пальвелева


Один из ведущих музеев страны, Русский музей, с размахом отмечает в этом году свое 110-летие: сначала в Париже, потом в Перми ( в знак благодарности за то, что этот город приютил эвакуированный музей в годы войны), затем у себя в Санкт-Петербурге и, наконец, в Москве. В столицу, в Государственный исторический музей привезли выставку под названием "Крестьянский мир в русском искусстве".

Внушительную по масштабу экспозицию выстроили в строго хронологическом порядке. Она напоминала бы добротный, но не слишком занимательный учебник по истории искусства, если бы ее устроители ограничились одной лишь живописью. Однако выставка, к чести кураторов, получилась многомерной, и все благодаря тому, что рядом с картинами разместили предметы декоративно-прикладного искусства и мониторы, на которых - старая советская киноклассика на крестьянскую тему. "Посмотрите, - говорит Евгения Петрова, заместитель директора Русского музея по научной работе, персонажи на экранах и на полотнах передвижников, - это зачастую одни и те же типажи"

Евгения Петрова: На этом экране фильм "Земля" Довженко. Это как обобщение этой темы. Тема - земля - раскрывается в каждой из этих картин. Кино - это уже позднее, чем-то, что вы видите на холсте. Но в целом, когда проходишь, смотришь на экраны и смотришь вокруг - это контекст к этому или, наоборот, этот контекст к этому.

Лиля Пальвелева: В то же время в залах, где представлено реалистическое искусство, можно увидеть точно такие же горшки, сарафаны, прялки и расписные колыбели, что и на картинах. Но самое сильное впечатление - от соседства профессионального и народного искусства в разделе с русским авангардом. В полотнах Малевича, Гончаровой и Филонова та же мера условности и декоративности, что и в работах безвестных мастеров. "Впрочем, не всегда безвестных", - сообщает Ирина Богуславская, заведующая отделом народного искусства Русского музея.

Ирина Богуславская: Эти вещи показывают, что это было талантливое сословие, хотя много десятилетий нас убеждали, что крестьянство в России было сначала крепостным, потом забитым, неграмотным. Оказывается, особенно северные крестьяне имели свои библиотеки, великолепно некоторые даже знали языки, переписывали старинные книги. Мы имеем прецеденты, когда древнерусская культура на севере, сочетавшая в себе иконопись и миниатюры книжные, потом те же мастера расписывали короба мезенские (вот на той стороне есть). А здесь, обратите внимание, есть ружье, которое украшено таким же миниатюрным рукописным орнаментом, и на нем очень интересная надпись. Автор написал, в каком году и как он расписывал это ружье.

Лиля Пальвелева: Авторские подписи встречаются также на резных деревянных наличниках, ставнях и прочих деталях крестьянских изб. Плотный растительный орнамент окружает львов и улыбающихся русалок с крутыми завитками хвостов.

Ирина Богуславская: Это уникальные доски поволжской архитектурной резьбы, которая была развита на протяжении всего XIX века в районах Нижегородской, Ярославской и Костромской губерний. На той стене - самая ранняя известная с датой 1825 года доска. В той стороне зала - доска 1841 года. Это самые ранние даты, которые мастера ставили на избах. В то время начали ходить по Волге пароходы, и высвободившиеся плотники, которые раньше украшали барки и суда, стали брать подряды, ходили по деревням и украшали такой великолепной резьбой крестьянские дома, избы.

Лиля Пальвелева: Самые ранние экспонаты выставки в Историческом музее - почитаемые в крестьянском мире иконы Флора и Лавра (в народном сознании эти святые - покровители лошадей, их всегда с лошадками и изображали).

Наиболее поздние вещи относятся к 70-м годам ХХ века, когда на работах даже самых талантливых мастеров лежала прочная печать соцреализма. "И вот что важно, - подчеркивает Евгения Петрова. - Наряду с хрестоматийными полотнами, вроде картины "Косцы" Мясоедова, представлены малоизвестные".

Евгения Петрова: Одной из задач наших выставок - это вводить как можно больше еще и хороших произведений малоизвестных художников. Потому что их было много. История искусства никогда не строилась на 5-10 именах. И в наших собраниях, и в Третьяковской галерее хранятся много имен.

Лиля Пальвелева: Здесь уместно упомянуть небольшого размера картину "Зима" кисти ученика Венецианова крепостного художника Крылова.

Евгения Петрова: Вещь, которая, действительно, выделяется в русском искусстве. Не так часто в это время изображали зиму русскую. Но она выделяется еще и своей такой наивностью, чистотой. Интересно как она была написана. Хозяева этого человека, их фамилия была Черневицкие, чтобы он написал эту картину, просто выделили ему место, построили ему дом и дали ему полную возможность писать эту картину спокойно, обеспечили его деньгами:

То есть, те, кто были хозяевами Сороки, те, кто были хозяевами Крылова, были меценатами для них.

Лиля Пальвелева: На выставку "Крестьянский мир в русском искусстве" стоит сходить уже ради одной этой картины. Не по сюжету, но по настроению она напоминает знаменитых "Охотников на снегу" Брейгеля.

На волнах Радио Свобода вы слушаете передачу "Выставочный зал", и теперь время нашей постоянной рубрики "УНИКАЛЬНЫЙ ЭКСПОНАТ".

Очень редкую старинную книгу под названием "ХОЖДЕНИЕ ТРИФОНА КОРОБЕЙНИКОВА ВО СВЯТУЮ ЗЕМЛЮ СО ТОВАРИЩАМИ" можно увидеть в постоянной экспозиции московского Государственного литературного музея. Слово научному сотруднику музея Валерии Кузнецовой.

Валерия Кузнецова: Перед нами книга - памятник конца XVII века. Она содержит многие известные на Руси того времени сведения о Святой Земле. Трифон Коробейников - это человек при дворе царя Ивана Грозного. Он послан был во Святую Землю с богатыми дарами после трагического события - убийства Иваном Грозным своего сына Ивана. Это событие сокрушило грозного царя. Он хотел отречься от престола. Он метался. Одним из шагов по искуплению своего греха было послание этого человека, Трифона Коробейникова, с друзьями его во Святую Землю с богатыми дарами, которые были ими вложены в обители Святой Земли, чтобы там молились за грехи Ивана Грозного.

Трифон Коробейников не только путешествовал, но и описал достаточно интересно для читателей того времени Святую Землю, все места, связанные с земной жизнью Иисуса Христа, Голгофу. Книга Трифона Коробейникова была переписана в ста экземплярах. Это для того времени довольно много. Читалась она с живым интересом его современниками.

Лиля Пальвелева: Рассказ Валерии Кузнецовой записала наш корреспондент Марина Кулакова.

XS
SM
MD
LG