Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Севастопольская страда"


[ Радио Свобода: Программы: Культура ]
[08-07-05]

"Севастопольская страда"

Редактор и ведущая Лиля Пальвелева


Лиля Пальвелева: "Севастопольская страда" выставку с таким названием можно увидеть сейчас в Историческом музее. В активной памяти большинства людей живет не так уж много из того, что связано с самым драматичным эпизодом Крымской войны: "Севастопольские рассказы" Льва Толстого, сестры милосердия, именно тогда впервые появившиеся на поле брани, какие-то отрывочные сведения из школьных учебников. Объяснение простое: последующие войны и потрясения, на которые был так щедр ХХ век, заслоняют события середины века XIX-ого. Если уж Первую мировую войну историки называют "полузабытой", то 349 дней героической обороны Севастополя и вовсе отошли в тень. Но были же бравый солдат Кошка, бесстрашные адмиралы Нахимов и Корнилов! Вот на выставке их портреты - живописные и даже фотографические (они уже появились к тому времени).

Историк Илья Смирнов напоминает: Крымская война обернулась для Российской империи интервенцией Англии, Франции и примкнувшей к последней Сардинии.

Илья Смирнов: Оказались несостоятельными и дипломатия, и снабжение, и вооружение войск николаевских. Но колониальной прогулки у интервентов все равно не получилось, потому что в Севастополе они столкнулись с массовым героическим сопротивлением. Ни Николая, ни крепостное право защищали солдаты и матросы, также как в 1941 году ни Сталина защищали , в 2000 году - ни московских олигархов. Защищали свою страну от интервенции.

Конечно, парламентская монархия Англии, даже коррумпированный бонапартизм Наполеона во Франции были демократичнее российского самодержавия. Но ведь это интеллигентное лицо для внутреннего потребления. Внешняя политика была феодальной и грабительской. Если демократии больше ценят своих солдат (читай избирателей), то ведь не чужих детишек. Достаточно вспомнить, что Англия в те же самые годы творила в Китае, - так называемые "опиумные войны". Такая судьба могла быть уготована и России, если бы не 349-дневная севастопольская оборона, если бы она не показала, что удовольствие ограбить Россию, как Китай и Индию, слишком дорого обойдется. Вот за что мы должны быть благодарны защитникам Севастополя. Очень хорошо, что организаторы выставки нам об этом напомнили.

Лиля Пальвелева: Коллекция материалов по обороне Севастополя для Исторического музея имеет особое значение. Именно с них, подчеркивает автор выставки Ирина Журавская, музей 133 года назад начинался.

Ирина Журавская: В Москве была в 1872 году открыта большая Политехническая выставка. На ней был представлен севастопольский отдел. Материалы были собраны для севастопольского отдела политехнической выставки, часть из них потом легла в основу коллекции Исторического музея.

Очень многие материалы выставлены здесь впервые. В частности, акварели, сделанные современником. Интересно, что на этих акварелях есть старый музейный штамп. Музей назывался раньше Музей имени наследника цесаревича. И вот этот штамп как раз можно видеть, притом, не только на обороте, что видно только музейщикам, но иногда его ставили и на лицевой стороне экспоната в нарушение всех правил. Но нам теперь это очень интересно.

Лиля Пальвелева: И вот на какие экспонаты Ирина Журавская рекомендует обратить внимание.

Ирина Журавская: Шинель Корнилова, в которой он был смертельно ранен на Малаховом кургане. Записная книжечка Нахимова, иконка Нахимова. Мы представляем редкую модель корабля "Великий князь Константин", история которого тоже связана с обороной Севастополя. Наконец, мы показываем много документов, карт, наград, изобразительного материала. При этом, изобразительный материал, который мы показываем, он современен тем событиям. Это фотографии, акварели, литографии, сделанные в России, Англии, Франции. Изобразительный материал дает возможность показать нам события как бы с двух сторон - со стороны России и со стороны ее противников.

Кроме того, у нас есть мемориальная вещь главнокомандующего в Крыму Александра Сергеевича Меньшикова, светлейшего князя - его подзорная труба, зрительная труба, как ее называли в XIX веке.

Лиля Пальвелева: Борьба за турецкое наследство обернулась для России поражением. После 11 месяцев осады Севастополь был сдан, а российскому военному флоту надолго был закрыт выход в Черное море. Однако для современников "севастопольская страда" была героической страницей. Быть может, ярче всего об этом свидетельствуют даже не полотна с батальными сценами и не витрина с многочисленными наградами (война проиграна, а участников отмечали орденами и медалями с текстом "в память об обороне"), но чернильный прибор и пепельница, сделанные из ядер с Малахова кургана. Если кто-то хотел постоянно держать эти вещи на своем письменном столе, значит, связаны они были отнюдь не с постыдными воспоминаниями.

Наша рубрика "Уникальный экспонат" сегодня тоже имеет отношение к истории, однако, куда более давней, чем "Севастопольская страда". В Пятигорском краеведческом музее хранится древняя скульптура - половецкая баба.

Такие каменные изваяния еще лет 100 назад можно было встретить на всем огромном пространстве степей Евразии, но уже много веков, как утрачена память о том, чем они были для половцев, растворившегося в других этносах народа. Быть может, надмогильными памятниками над курганными захоронениями, может быть, изображением неведомых богов, установленных на пересечении кочевых дорог. Ученые выдвигают разные гипотезы.

Как бы то ни было, загадочность и необычный вид каменных баб породили в свое время немало домыслов и суеверий. Примеры тому находим в рассказе директора Пятигорского музея Лидии Краснокутской.

Лидия Краснокутская: Уникальный экспонат нашего музея - половецкая баба. Не очень большая - метр двадцать, метр тридцать. Они же на кургане ставились. Такое украшение такое - ожерелье у нее есть, прическа, разрез глаз восточный. Она - жертвенница, с открытыми ладонями. Видимо, проходил процесс кровопускания. Могли человеку вену разрезать. Могли животное в жертву принести. Например, ягненка зарезать. Сохранились же элементы этого обряда, скажем, у армян, кабардинцев и у других горских народов.

Стояла она на кургане. Казаки рассказывают (в легендах это сохранили), что они собирались вокруг нее прежде чем идти на бой, на войны, чтобы она послала им удачу. А потом один казак решил: "А что она там будет стоять на горе? Пусть я лучше положу ее себе вместо лавки возле хаты". И положил возле хаты. И у него вымерла вся семья - дети, жена. Он остался один. Он в отчаянии вывез ее снова в поле. Оставил ее, просто положил. Другой мужик взял и замуровал ее в ворота - как же, ведь строительный материал! И вот она долгое время там стояла. Потом все же видят, что это не просто камень. Один из потомков этого хозяина решил перевезти ее в музей. Позвонил нашему директору, и на двух подводах ее привезли.

У нас был такой случай года два назад. К нам из Ставрополя приехал человек и попросил разрешения средь бела дня в воскресный день встать и просто помолиться около нее. Он целый день простоял на коленях. Что он там молился? Все посетители косили глаза. Никому ничего он не рассказал. Закончился рабочий день, он встал и уехал.

Лиля Пальвелева: Рассказ Лидии Краснокутской записала наш корреспондент Лада Леденева.

XS
SM
MD
LG