Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Другой Машков


[ Радио Свобода: Программы: Культура ]
[04-09-05]

Другой Машков

Редактор и ведущая Лиля Пальвелева


Лиля Пальвелева:

В Третьяковской галерее - выставка работ Ильи Машкова из собрания Волгоградского музея изобразительных искусств. Проходит она в рамках многолетнего уже проекта "Золотая карта России". Третьяковка регулярно предоставляет свои залы провинциальным музеям. И они привозят в столицу самое лучшее из того, чем владеют.

Волгоградцы решили показать Илью Машкова. Имя это громкое. Еще бы, ведь Машков был одним из тех дерзких новаторов, кто принадлежал к художественному объединению "Бубновый валет". В экспозиции несколько превосходных картин Машкова того времени. Однако подавляющее большинство - более поздних, когда художник изменился до неузнаваемости. Не случайно же, устроители выставки хотели назвать ее "Другой Машков", но передумали. Чтобы понять, насколько и почему другой, недостаточно прочитать эти слова на афише - надо сходить в галерею и увидеть все собственными глазами. Уверяю, это весьма поучительное зрелище. Некоторые вещи вызывают культурный шок. И трудно поверить, что написаны они той же рукой, которая создала к 1917 году "Портрет художника Мильмана" (его еще называют "четырехголовым портретом"). Один и тот же человек изображен сразу в четырех ракурсах. Изображение наслаивается на другое, как при наложении нескольких кинокадров. Это очень загадочная картина, говорит куратор проекта "Золотая карта России" Нина Дивова.

Нина Дивова: Этот портрет фактически москвичи видят впервые, хотя он очень известен, опубликован в очень многих изданиях. Вот видите, даже специалисты стоят и рассматривают его, потому что его никто не видел.

Лиля Пальвелева: Версий по поводу того, почему одна человеческая фигура разъята на четыре, множество. А вы какого варианта, какого объяснения придерживаетесь?

Нина Дивова: Думаю, что просто его интересовал этот человек. Это действительно его достаточно близкий был сначала ученик, потом друг, с которым он работал вместе в мастерской уже в машковской. Он, наверное, ловил его разные состояния. Потому что я, когда смотрю на руки, то вижу, что одна из рук написана так, что передает какую-то тонкость натуры и некую нежизнеспособность даже, что оказалось, в конце концов, действительно так.

Лиля Пальвелева: Художник Адольф Мильман (тоже "бубнововалетец") умер молодым. На портрете у него, подчеркивает Нина Дивова, нервное и тонкое лицо, причем, меняющееся.

Нина Дивова: Первая, если так говорить, голова твердо смотрит, потому что он ощущает себя состоявшимся художником, каким он и был, с палитрой. Следующая - это просто философичность, которая в нем присутствовала, взгляд куда-то в себя. Мы смотрим со стороны, иногда мы видим тех, кого мы знаем, и вдруг в каком-то повороте видим совсем иными. Я уж не говорю, что у человека фас и профиль абсолютно разные.

Лиля Пальвелева: Интригует также то, что на заднем плане три лошадиных черепа, а в бокале три кисти. Во всем этом ребус какой-то есть.

Нина Дивова: Ребус есть. Во-первых, в начале века очень модны были черепа. Они стояли везде разного вида, разных размеров. Декадентство такое. Но вот лошадиные черепа... Я даже не знаю, не могу быстро в это вникнуть и понять, есть ли что-то символическое. Потому что если четыре кисти и четыре головы, то понятно, а там три кисти и три лошадиных черепа.

Вы знаете, как предмет исследования, этот портрет загадочный прямо скажем, действительно, не исследован. Я думаю, что каким-нибудь молодым искусствоведам это тема для диссертации.

Лиля Пальвелева: Илья Машков родился в станице Михайловской, расположенной, согласно нынешнему административному делению, в Урюпинском районе Волгоградской области. Вполне логично, что в свое время Волгоградский музей обратил на своего земляка особое внимание. Рассказывает директор музея Татьяна Додина.

Татьяна Додина: Конечно, гордость и фирменный знак нашего музея - это коллекция Ильи Машкова, которая формировалась, начиная с 60-х годов. Значительное количество работ поступило из мастерской Ильи Ивановича от его вдовы Марии Ивановны Машковой. Тогда были приобретены и "Новодевичий монастырь", и портрет Мильмана, и работы так называемого михайловского периода, то есть выполненные в станице Михайловской.

Очень много работ Мария Ивановна дарила музею. Ну, и после смерти Марии Ивановны часть работ поступила дополнительно в фонд, который насчитывает сейчас около ста единиц.

Лиля Пальвелева: Почти все они сейчас представлены на выставке в Третьяковской галерее. Много пейзажей, еще больше натюрмортов. Машков всегда отдавал им предпочтение. Но к середине 20-х годов перемены произошли разительные. Мазок измельчал, стал плотным. Правда, в лучших картинах сохранилась буйная машковская палитра, и рядом с каким-нибудь натюрмортом с гранатом и мандаринами на синем фоне невольно замедляешь шаг.

Но вот у пионерки с горном (у девочки такое суровое мужественное лицо!), у картины "Ливадийский крестьянский курорт" останавливаешься уже надолго. Это классика сталинского соцреализма.

Пропагандистская составляющая явно на первом месте. Искусство на втором. Что случилось с художником? Есть свидетельства, что не эпоха вовсе сломала мастера. Он сам грезил о "новой революционной картине", понятной массам. Слово Нине Дивовой.

Нина Дивова: Он очень как-то искренне подхватил эти революционные идеи. Вообще, Машков был искренен во всем, что он делал. Он вступает в АХР. Естественно, программа АХРа - это бытописание жизни крестьянства, рабочих и всего прочего. Здесь показано достаточно большое количество портретов 30-х годов. Теперь они даже какие-то исторически-документальный представляют для нас интерес, потому что вот это типажи тех лет. И знаменитая Паша Ангелина лежит у нас в горизонтальной витрине.

Лиля Пальвелева: В интонациях заместителя директора Третьяковской галереи Лидии Иовлевой улавливается легкая снисходительность.

Лидия Иовлева: "Бубнововалетцы" занимались жизнью, изображали жизнь. Поэтому для Машкова переход к фотографическому или близкому к этому изображению, правдоподобию не был таким драматическим. Это была драма, но другая. Такого не было, что был он, скажем, абстракционист, а стал натуралист. И корни народные у него. Главное в нем - это восторг перед жизнью.

Лиля Пальвелева: Когда восторг перед жизнью перерождался в ликование иного рода, получались, к примеру, картины "Советские хлебы" и "Привет ХVII съезду ВКП(б)". Достаточно сказать, что последняя представляет собой строго симметричный натюрморт, составленный из пышных цветов, красной звезды и бюстиков Сталина, Ленина, Маркса и Энгельса. Китч чистой воды.

XS
SM
MD
LG