Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Великий меценат


[ Радио Свобода: Программы: Культура ]
[18-09-05]

Великий меценат

Редактор и ведущая Лиля Пальвелева


Лиля Пальвелева:

Ровно 100 лет назад представитель старинного и богатого купеческого рода Петр Иванович Щукин передал свою обширную коллекцию в дар Императорскому Российскому историческому музею. Ныне это Государственный исторический музей, который в память о дарителе организовал в одном из своих залов юбилейную выставку.

Петр Иванович Щукин слыл не только успешным предпринимателем, но и страстным коллекционером. Таких в начале ХХ века было много: Третьяковы, Бахрушины, Морозовы. Список долгий. Да и родные братья Петра Щукина в этом ряду. Достаточно сказать, что собрание французских импрессионистов в Музее имени Пушкина из коллекции Сергея Щукина. Петра Щукина больше интересовала история. Торговцы стариной в первую очередь обращались к нему. Рассказывает главный хранитель выставки "Великий меценат России" Ольга Молчанова.

Ольга Молчанова: Первоклассные вещи он мог перекупать у других антикваров или опережать их покупку, только благодаря тому, что у него были финансовые возможности. Это был деятельный, очень деловой человек. Он платил хорошо, значит, если кто-то откуда-то что-то привозил, лучше Петру Ивановичу. Он заплатит лучше. Потом они между собой менялись, дарили. Завидовали друг другу со страшной силой, если кто-то что-то урывал такое необычное.

Лиля Пальвелева: "Необычного" у Петра Щукина, в конце концов, собралось так много, что он разместил свою коллекцию в специальном здании на Малой Грузинской улице. Называлось это "Музей российских древностей". (К слову сказать, теперь там Биологический музей имени Тимирязева).

Сколько лет ушло на формирование коллекции? Вот ответ Ольги Молчановой.

Ольга Молчанова: Вся его сознательная жизнь, то есть, наверное, на протяжении 40 лет. Он передал коллекцию Историческому музею в 1905 году, а умер он только в 1912-м. Это был такой сознательный акт, человека осознающего значение своего собрания. Это не просто любитель-антиквар, который что-то собирал и которому все равно, что с этим будет. Он осознавал значимость своей коллекции. Нельзя говорить, что он был просто любителем. Иногда про него говорят, что он собирал все, что под руку попадет. Может быть, он и собирал все, что под руку попадет, но потом эти вещи, собираясь в таком количестве в его коллекцию, уже приобретали значение именно в своей совокупности, как музейная коллекция. А это, надо сказать, подход к музейному делу XX века. В XIX веке все-таки еще присутствовал антикварный подход, такой кунсткамерный: то, что глазу интересно, а что это означает - не так важно.

Получилось, что Петр Иванович эмпирическим путем опередил свое время. Он создал музей как музей XX века. Посмотрите, больше нигде в Европе нет такого музея, хотя очень многие музеи в Европе складывались в это же время. Обычно они называются Национальными музеями. У них даже здания такие же, на наш музей похожие.

Лиля Пальвелева: "Музей российских древностей" Петра Щукина был для своего времени передовым. Однако выглядели выставочные залы в начале ХХ века все-таки иначе, чем сейчас. Современное искусствоведение делает основной акцент на экспонате. Все прочее - витрины, стены и так далее - должно быть нейтральным: тонким, прозрачным, приглушенных тонов, то есть, не отвлекающим на себя внимание. Прежде же предмет коллекции старались показать в достойном его богатом обрамлении.

Вместе с одним из авторов щукинской выставки Андреем Яновским подходим к массивному шкафу черного дерева. Мерцают инкрустации. На полках за толстыми стеклами - старинный фарфор.

Андрей Яновский: Это подлинная витрина того времени. Никто из нас не может на 100 процентов гарантировать, что именно такая витрина стояла в щукинском музее, но витрины подобного рода... Мы сделали инсталляцию, фотоувеличение огромное. Вот как выглядели интерьеры щукинского музея: здесь были и турникеты, и витрины, и шкафы. Мы постарались расставить предметы и разложить их так, как они хранились в витринах щукинского музея. Здесь можно это все видеть.

Лиля Пальвелева: Посмотрите, довольно плотно это все было. Кажется, что экспонатам тесно даже.

Андрей Яновский: Очень плотно. Дело в том, что тогда очень экономили место. А щукинское собрание было огромным. В силу того, что мы не располагаем таким старым, деревянным, инкрустированным оборудованием, которое было в музее Щукина, что музею не по силам заказывать такое дорогостоящие оборудование из ценных пород дерева, мы не смогли воссоздать, скажем так, дух, ауру музея Щукина, но мы постарались воссоздать его структуру. Поэтому здесь у нас идет раздел церковных древностей. Такой раздел имелся в музее Петра Ивановича Щукина. У него имелся раздел ремесленного производства и народного искусства. Такой раздел у нас здесь тоже воссоздан. У него имелся раздел драгоценностей и посуды. В центре вы видите представлены драгоценные кубки, кружки, изделия гжельских мастеров. У него имелся раздел тканей, гобеленов, ковров. Имелся раздел оружия, архив, который представлен, правда, довольно ограниченным количеством документов. У него имелась библиотека.

Вот эту структуру мы постарались его музей реконструировать.

Лиля Пальвелева: Андрей Дмитриевич, вот здесь на стенах достаточно большая портретная галерея. Не могли бы вы рассказать, что это за картины?

Андрей Яновский: Эти полотна далеко не всегда известных и выдающихся художников. Дело в том, что частью щукинского собрания была именно картинная галерея. Он собирал лица. Он собирал персоналии, потому что без них нет эпохи. Если мы не видим лиц, у нас может быть атмосфера, обстановка, но в истории действуют не абстрактные какие-то фантомы. В истории действуют вполне конкретные люди. Они плохие, они хорошие, они глупые, они умные, они красивые, они уродливые.

В его коллекции выделялись три тематических раздела - это эпоха петровских реформ, период наполеоновских войн, это екатерининская эпоха. Это можно определить, как основные тематические щукинские собрания. Eстественно, он насыщал этот период персоналиями.

Лиля Пальвелева: Дар Петра Щукина Андрей Яновский называет "бесценным". Даже спустя 100 лет коллекция "великого мецената" составляет 15 процентов фондов Исторического музея. Жаль, показать все невозможно.

Андрей Яновский: То, что представлено на выставке - это тысячная часть, одна тысячная! Еще примерно столько же, может быть, чуть больше разбросано по экспозиции Исторического музея. Остальные тысячные в наших фондах. Потому что если бы нам, Историческому музею, дали несколько достойных зданий, например, Музей Ленина, в котором заседают и сидят непонятные никому коммерческие структуры, которые не освобождают эти здания уже многие годы, хотя не имеют на них абсолютно никаких прав, то мы бы все больше и больше экспонировали. Историческому музею на сегодняшний день нужно как минимум десятка в полтора-два больше площадей, чем есть, чтобы люди могли видеть, что хранит Исторический музей.

Лиля Пальвелева: Бывший музей Ленина находится в непосредственном соседстве с Историческим музеем. Здания выстроены в едином, модном на рубеже XIX-XX веков "псевдорусском стиле". Воспринимаются как единый архитектурный ансамбль.

XS
SM
MD
LG