Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Легко ли быть молодым?


[ Радио Свобода: Наши гости: "Энциклопедия русской души" ]
[02-04-05]

Легко ли быть молодым?

Ведущий Виктор Ерофеев

Виктор Ерофеев: Сегодня в гостях молодежь - студенты Московского университета: Ирина Авруцкая, Лиза Кузнецова, Алена Настенко и Константин Бахлин. Тема нашей сегодняшней передачи - легко ли быть молодым?

У нас студенты, студенты разных курсов, есть и первокурсница - Лиза Кузнецова, Ирина - пятый, Константин - четвертый. Мы охватываем молодежь, если и одного поколения, то все-таки разных возрастов. Начнем именно с того, как и озаглавлена наша передача, - легко ли быть молодым? Лиза Кузнецова роман пишет, она занимается танцами, музыкой, поет, в общем абсолютно талантливый человек. Легко ли это делать, легко ли быть молодым?

Лиза Кузнецова: Я хочу сказать, что молодым быть легко, не легко быть кем-то. То есть главное - это какой-то потенциал молодости, какие-то перспективы. Потому что можно проводить время легко, можно ходить в клубы, шопинг, а можно идти к цели своей жизни, можно заниматься какой-то деятельностью.

Виктор Ерофеев: У жизни есть смысл?

Лиза Кузнецова: Смысл быть должен, иногда мы забываем об этом. В моей жизни смысл распространять вокруг себя красоту, талант, музыку.

Виктор Ерофеев: Лиза похожа на Мэрилин Монро, и, кажется, ее в университете так и зовут, значит красота, надо сказать, распространяется со страшной силой. Давайте мы к этому серьезному вопросу подойдем о смысле жизни. Костя, как у вас с этим делом, есть смысл?

Константин Бахлин: Смысл есть, конечно. В принципе, скажем так, смысл есть в том, что все время ищешь новый смысл. Как только что-то достигаешь, какой-то новой цели, сразу потом начинаешь искать новый смысл, чтобы не останавливать движение вперед. Наверное, смысл жизни в движении вперед, потому что это основное.

Виктор Ерофеев: Костя, получается, что это достаточно честолюбиво. Вы занимаете какую-то позицию, потом еще растете, развиваетесь. Это что - карьерно? Есть движение вперед от ефрейтора до генерала, а есть движение вперед от незнания к знанию. Приоритет ваш?

Константин Бахлин: Я думаю, что здесь и то, и другое. В том плане, что карьера для меня важна и движение вперед по карьере - это важно. Но карьера не может быть без знания. И движение вперед в первую очередь в осознании, в понимании мира, себя в первую очередь.

Виктор Ерофеев: Послушаем Александра. Куда вы пропали, уже две недели не звоните?

Слушатель: Здравствуйте. Зачин был великолепен, хотелось бы его развить. Потому что в традициях русской литературы, не помню, кто, но очень грамотно говорил, что герой русской литературы всегда ставит перед собой задачу заведомо невыполнимую. Это не французский уровень, где покорить Париж. Для русского героя - ну и что, покорить Париж? Я понимаю, что поколение совершенно разное, есть маргинальные структуры. Мне приятно, что в новом поколении есть практически все ниши, которые только могут существовать. Тем не менее, мейнстрим, то есть основное течение - это установка на западный концепт, сначала карьера. Мальчики и девочки, хотелось бы посоветовать вам ставить заведомо невыполнимые цели, поскольку к выполнимым вы придете. Когда вы будете ставить перед собой цели земные, приземленные, то когда вы придете к этой цели, станет скучно. Ну и что, меня миллиард долларов - это скучно.

Виктор Ерофеев: Александр, когда у вас будет миллиард долларов, тогда и подумаем, как вы скучаете с ним. Русская традиция - это традиция ставить в жизни невероятные цели перед собой. Ирина, как с целями? Я знаю, что вы директор культурного центра университета, то есть какие-то цели уже достигнуты. Вы, что называется, на руководящей работе, руководитель центра. Какие цели вы ставите в жизни?

Ирина Авруцкая: Вы знаете, ставить невыполнимые цели я начала уже давно. И в какой-то момент я поняла, что самое главное, чтобы не стоять на месте, чтобы не заскучать - это мечтать. Это придумывать то утопическое представление о своем будущем, о развитии своей карьеры и стараться его реализовать так или иначе или даже не стараться его реализовать, даже мечтать.

Виктор Ерофеев: Вы согласны? Алена, вы мечтатель?

Алена Настенко: Я мечтатель, но меня напрягло слово "невыполнимая". Если человек думает, что она невыполнимая, нет смысла стремиться к этой цели.

Виктор Ерофеев: В детстве я жил во Франции, в Париже три года. И разница между русскими и французскими детьми заключается в том, что мы все хотели быть космонавтами, а они хотели работать в кассе "Эр Франса". В конце концов, они работают в кассе "Эр Франс", а мы не космонавты. То есть если ставить цели невыполнимые, то и не выполняешь. Мечтать-то мечтать, но может быть какие-то цели поставить более реальные себе?

Алена Настенко: Ставить какую-то цель, которую ты знаешь, что точно ты ее достигнешь. И поставить цель чуть выше, чем ту, которую ты точно думаешь, что достигнешь.

Виктор Ерофеев: Сантиметра на два.

Алена Настенко: Эту планку поднять и это тебя будет вдохновлять, ты ее достигнешь. И при этом будет рост какой-то.

Виктор Ерофеев: Давайте послушаем Светлану из Москвы.

Слушательница: Добрый вечер. Я надеюсь, что вы не снизойдете до каких-то банальностях в своих беседах. Не чувствуется духа мощного.

Виктор Ерофеев: Мы про мечту, а вы про банальности. Мы хотим, чтобы все было ясно всем.

Слушательница: Чему вы молодежь учите? Дайте мне сказать. Я хотела сказать, что традиции русского университета, они имеют корни. Насколько вы с ними знакомы? Знаете ли вы что Тютчев, изъездив полмира, имея заграничных жен, в итоге был готов умереть под кустиком, за которым можно...

Виктор Ерофеев: Отключилось. Светлана, это не мы отключили, это провокаторы, видимо, с телефонной станции. Давайте двинемся дальше. Наверное, у нас Светлана хотела проверить вас на патриотизм и на православие. Давайте, Константин, как у вас с патриотизмом и с православием?

Константин Бахлин: Я считаю себя патриотом, но при этом я стараюсь быть не слепым патриотом, что страна самая лучшая, самая замечательная, стараюсь видеть все отрицательные моменты, которые в ней есть, и никогда не стеснялся об этом говорить. Мне кажется, что настоящий патриот - это тот, кто видит отрицательные моменты, отрицательные явления в своей стране, стараясь их улучшить, стараясь изменить на положительные - вот что патриот.

Виктор Ерофеев: Хорошо. Теперь православие.

Константин Бахлин: С православием сложнее.

Виктор Ерофеев: Светлану это, наверное, огорчит. А с Богом легче?

Константин Бахлин: С Богом легко не бывает.

Виктор Ерофеев: А Алена, как с Богом?

Алена Настенко: Скажем так, никак.

Виктор Ерофеев: То есть атеизм полный?

Алена Настенко: Я не верю, не поклоняюсь и не отрицаю существование, что-то среднее.

Виктор Ерофеев: Агностик это называется. Нам Владимир пишет из Петербурга: "Гостям Виктор Ерофеева риторический вопрос: откуда берется молодежная агрессия? И бывают ли революции кроме сексуальных?". Владимир, точно бывают, даже можно не спрашивать молодежь. Давайте поговорим все-таки о молодежной агрессии, если такая существует, и насчет революций. Вот мой вопрос, давайте вместе порассуждаем. Возьмем, например, как вы отнеслись к "оранжевой революции" на Украине?

Алена Настенко: Спокойно, потому что я в это не углублялась и меня это не то, что не волнует, я просто занималась своими делами.

Виктор Ерофеев: То есть революция прошла без вас, без вашего внимания?

Лиза Кузнецова: А я болела за Ющенко.

Виктор Ерофеев: А Константин, как патриот русский, за кого болел?

Константин Бахлин: Я так скажу, я не за кого не болел, я пытался понять ситуацию, которая там происходила.

Виктор Ерофеев: Поняли?

Константин Бахлин: Сложно понять эту ситуацию, не будучи в нее вовлеченным. Отчасти можно что-то понять. Интересно было понять ситуацию.

Виктор Ерофеев: Виктор звонит нам из Омска.

Слушатель: Добрый день, ребята. Вы знаете, я ничему не буду вас учить. Сам был молодым. Каждое поколение имеет право выбора, куда ему двигаться, почему ему двигаться и зачем ему двигаться. Мечтать нужно, иначе без мечты нет жизни. А вопрос к вам вот какой: как бы вы, наш взгляд, устроили бы общество так, чтобы оно было справедливым?

Виктор Ерофеев: Отличный вопрос, Виктор. Поскольку Ирина устроила свой клуб культурный, давайте спросим, как бы она, если бы была президентом России, что бы она сделала в первую очередь.

Ирина Авруцкая: Вы знаете, я стараюсь не слишком много размышлять о политике. Потому что, на мой взгляд, наибольшей ценностью является не то, что происходит в стране или в мире и обдумывание бесконечное, анализирование этого, а на мой взгляд, самое главное для каждого - это атмосфера и комфорт в собственной семье и в собственной душе.

Виктор Ерофеев: То есть сначала в семье потом в душе - так вы приоритет выстраиваете?

Ирина Авруцкая: Я считаю, что тут не надо ставить приоритетов, это приблизительно равнозначно.

Виктор Ерофеев: Вот у нас Виктор пишет на пейджер: "Что бы вы не взяли от своих родителей?". Алена, что бы вы не взяли от своих родителей?

Алена Настенко: Это сложный вопрос. Просто у меня замечательные отношения с родителями, у нас взаимопонимание, любовь. И поэтому очень сложно сказать, что бы не взяла.

Виктор Ерофеев: А что они в вас отрицают, Алена? Чем вы не нравитесь вашим родителям?

Алена Настенко: Почему-то они мне говорят о беспечности.

Виктор Ерофеев: Вы согласны с этим?

Алена Настенко: Отчасти.

Виктор Ерофеев: Это легко ли быть молодым? Легко, потому что беспечно.

Алена Настенко: Я не считаю себя полностью беспечной. То есть какие-то вещи, на которые мне не хочется обращаться внимания. Мне говорят: вот, это важно. Может быть для них это важно, для меня это неважно.

Виктор Ерофеев: Лиза, насчет родителей, что бы вы не взяли от своих родителей? Вообще, вы уважаете своих родителей?

Лиза Кузнецова: Пытаюсь уважать.

Виктор Ерофеев: Это трудно вам делать?

Лиза Кузнецова: Я не взяла бы от своих родителей какую-то порцию лени, какую-то порцию безответственности, а также поменьше богемы, побольше дела и побольше денег.

Виктор Ерофеев: Ира, а как вы к деньгам относитесь?

Ирина Авруцкая: Для меня на самом деле это далеко не главное.

Виктор Ерофеев: Вы хорошо одеты, это же денег стоит. Кто вам покупает одежду?

Ирина Авруцкая: Сама.

Виктор Ерофеев: Значит вы зарабатываете деньги? При этом, что не главное, все-таки вы к этому стремитесь - заработать денег побольше?

Ирина Авруцкая: Я бы не сказала, что стремлюсь заработать денег, я стремлюсь вырасти, я стремлюсь приобрести как можно знаний полезных, навыка и опыта, и любую работу я прежде всего расцениваю как возможность получить дополнительный опыт, а не как источник дохода.

Виктор Ерофеев: Костя, вы уважаете своих родителей?

Константин Бахлин: Да.

Виктор Ерофеев: За что?

Константин Бахлин: В первую очередь я их уважаю за то, что все-таки они мне дали хорошее воспитание, хорошее образование. Они действительно вложили в мое образование много своих сил, плюс вложили в меня свои души - это действительно так. Мама очень любит меня, и много в меня вложила.

Виктор Ерофеев: Есть какой-то разрыв поколений, чувствуете, что они думают как-то по-другому?

Константин Бахлин: Может быть, любят на уровне что-то одно, что-то противоположное, наверное, нет. Чувствуется разрыв в целях, разрыв в том, что разные цели у людей, разные понимания этого мира, разные механизмы достижения каких-либо целей.

Виктор Ерофеев: Это абстрактно. А конкретно что?

Константин Бахлин: Конкретно?

Виктор Ерофеев: Они любят деньги?

Константин Бахлин: Сложно сказать. Я бы так сказал, что без них сложно.

Виктор Ерофеев: Хотели бы быть миллиардером?

Константин Бахлин: Для меня деньги не цель - это средство. Деньги важны, потому что деньги - это средство для достижения определенных целей.

Виктор Ерофеев: Надежда из Петербурга. Надежда, как у вас насчет разрыва поколений, вы ощущаете его?

Слушательница: Здравствуйте, Виктор, здравствуйте, молодые люди. Вы знаете, мне с одной стороны и жалко молодежь, с другой стороны, вот эта их уверенность, мифические планки, которые они ставят, не говоря, что это за планка, на кого равнение идет. Другое я хочу сказать. Федор Михайлович Достоевский его читают и читать будут, потому что мифического не было ничего. Ему нужно было к сроку сдать издателю свое произведение. Если он не сдаст, у него катастрофа. У этих ребят этого нет, они не знают, что это такое. Может быть это и к лучшему.

Виктор Ерофеев: Вы интересно говорите. Вы пожелали бы им спуститься на землю, поехать работать в колхоз? Какое предложение?

Слушательница: В колхозе не работал ни Пушкин, ни Федор Михайлович.

Виктор Ерофеев: Тогда еще не было колхозов. А что тогда предложите молодым?

Слушательница: Попросите у них что-нибудь процитировать из Пушкина или Достоевского.

Виктор Ерофеев: Хорошо, Надежда. Кто отзовется на это предложение, кто что-то скажет из Пушкина или Достоевского? Кто первый рискнет?

"Я встретил вас...".

Ирина Авруцкая: Я тоже могу процитировать из Пушкина не самое оригинальное, не самое редкое стихотворение "Мороз и солнце, день чудесный...".

Алена Настенко: Я просто отрицательно к нему отношусь.

Лиза Кузнецова: Как мы сейчас можем сказать: Пушкин - это попса.

Алена Настенко: Это так заезжено, его просто навязывают, что в школе, что у университете. В школе нам именно его навязывают, говорят, что он самый талантливый, что он самый-самый.

Константин Бахлин: Я бы хотел высказать. Дело в том, что не надо ругать Александра Сергеевича, он замечательный поэт. Я хотел сказать, что это проблема не Пушкина - это проблема нашего образования. И когда в школе не дают выбрать тебе, кто для тебя является самым гениальным, самым лучшим и так далее, тогда начинается попса. Проблема не в Пушкине, я очень люблю Пушкина. Мне очень нравятся его произведения, и получаю большое удовольствие, когда в школе учил, цитировал и так далее.

Виктор Ерофеев: Даже писал некоторые порнографические произведения бедный наш Александр Сергеевич. У нас пенсионерка Тамара Анатольевна говорит: "Быть молодым гораздо легче, чем быть старым". Тамара Анатольевна, точно, быть молодым - это замечательно.

"Понимают ли молодые люди, что девять из десяти будут лакеями и прислугой в стране, которая занимает 62 место в мире по экономическому развитию? Надо мечтать так, как мечтают на Берегу Слоновой кости или в Эфиопии". Видимо, он откуда-то оттуда, наш друг, знает ситуацию хорошо.

Лиза Кузнецова: Лично я хотела сказать, что у меня нет привычки мечтать, я только все планирую.

Виктор Ерофеев: Не мечтатель, а прагматик. Константин сказал, что вообще вы, дорогие радиослушатели, в молодежи ничего не понимаете, и ваши советы все выглядят довольно странно. "Голоса Натальи, Светланы и им подобные, заранее известно, о чем они будут говорить - о квасном патриотизме, невероятно скучно их слушать, пора отключать. Александр, Москва". Дорогой Александр, я сегодня был в "Останкино" у Владимира Соловьева, я этих людей видел в публике, их достаточно много, с ними надо считаться - это тоже часть нашей родины. Если на Берегу Слоновой кости или еще где-то свои проблемы, то это наши проблемы. Мы должны слушать этих людей и должны с ними общаться и входить в диалог. А если мы их не будем слушать, то они с нами тоже разговаривать не будут. Борис из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер, доктор Виктор Ерофеев и ваши симпатичные очаровательные ребята, юноши и девушки.

Виктор Ерофеев: Борис, я вам должен сказать, что у нас действительно все симпатичные. Вы не ошиблись.

Слушатель: Я бы хотел ребятам сказать, что бы я им хотел посоветовать, чтобы они искали Бога. Потому что, как говорит писание Нового завета, Иисус говорит: "Без меня вы не можете ничего". Никакие ваши планы не свершатся, если вы будете без него, если вы будете против него, тогда все ваши планы рухнут.

Виктор Ерофеев: Действительно, Бог един. Агностик у нас тут сидит, я думаю, что это шаг в сторону сомнений. Не только уверенности, что ничего нет, а есть сомнения. Сомнения, как мы знаем из Достоевского, иногда сильнее, чем уверенность.

Лиза Кузнецова: Я абсолютно убеждена в Боге, что касается меня.

Виктор Ерофеев: А он в вас убежден?

Лиза Кузнецова: Этого я не знаю, я просто надеюсь. Я хотела сказать, что мне противоречит наш культ православия. Бог един, но не надо уточнять.

Виктор Ерофеев: Еще Ника Володина говорит: "Вот как раз вы подрастете, станете бандитами". Какое у вас будущее - или лакеи или бандиты.

Константин Бахлин: Мне кажется, что с таким взглядом поэтому и проблемы в стране. В страну надо верить, так же, как и в людей. И тогда люди будут благодарны, и страна будет благодарна.

Виктор Ерофеев: Дорогие слушатели, вы разделяетесь по звонкам на три части. Нам звонят старые коммунисты, они не верят в новую страну. Нам звонят девушки и женщины, как Светлана, они верят в небесную Россию, но тоже скептически относятся к реальной молодежи. И наконец звонят нормальные люди, которые поддерживают молодежь. Вот Костя сказал, надо верить в страну, это не значит, как я понимаю, вставать на колени: боже, как тут хорошо, а везде плохо. А это значит, стране давать возможность.

Константин Бахлин: Давать возможность и делать что-то самим для этой страны.

Виктор Ерофеев: Я буду чаще приглашать молодежь, я понял, что вы не станете бандитами. Геннадий из Ленинградской области.

Слушатель: Здравствуйте. Ко всем вопрос такого свойства: как вы относитесь к воровству, лжесвидетельству, зависти и коррупции? Не мешает ли это нормально жить молодым людям?

Виктор Ерофеев: Геннадий, давайте не сразу, а то мы запутаемся. Ирина, вы воруете?

Ирина Авруцкая: Из магазинов не выношу. Единственное воровство, которое существует в моей жизни, - это воровство собственного времени. Я считаю это очень большим пороком. Лень, сидение перед телевизором, ничегонеделание. Мне кажется, что есть вещи, которые надо беречь и не воровать самим у себя.

Виктор Ерофеев: Отлично. А как насчет вранья. Алена, вы врете?

Алена Настенко: Нет.

Виктор Ерофеев: И родителям не врете?

Алена Настенко: Нет.

Виктор Ерофеев: И сейчас не врете, что не врете?

Алена Настенко: Нет.

Виктор Ерофеев: Глаза честные. Петербург, Александр. Александр, я знаю, что вы часто звоните на нашу радиостанцию. С чем вы сейчас звоните, что расскажете?

Слушатель: Здравствуйте. Мне хотелось бы такой вопрос задать: вы можете привести пример, когда вам было стыдно за президента Путина? И как вы относитесь к тому, что он раздает российские территории?

Виктор Ерофеев: А как вы относитесь?

Слушатель: Вы не переправляйте стрелку, я задал конкретный вопрос.

Виктор Ерофеев: Вы сами не знаете, как на него ответить.

Лиза Кузнецова: Лично я отношусь к Путину только как к привлекательному мужчине и никак больше.

Виктор Ерофеев: Алена, как у вас с Путиным дела?

Алена Настенко: Я спокойно, я не вдаюсь в политику. Считаю, что ничего конкретно, каких-то действий, за которые было бы стыдно, я не знаю. Может быть я чего-то не знаю. Просто положительно и все.

Константин Бахлин: Про то, что он раздет территории, к сожалению, у меня нет такой информации. По крайней мере, та внешняя политика президента Путина, которая идет, меня она больше устраивает, нежели, которая была при Борисе Николаевиче, которой не было нормальной.

Ирина Авруцкая: Я не могу однозначного мнения о современной политической ситуации высказать. Однако же мне все-таки кажется, что раньше положение в стране было более нестабильным. И то, что сейчас нет серьезных катаклизм - это уже говорит о том, что можно надеяться на лучше.

Виктор Ерофеев: И тем не менее, Лиза, которая так любит президента, почему вы не вступите в движение "Идущие вместе"?

Лиза Кузнецова: Мне предлагали, но просто руки не дошли.

Алена Настенко: Такое ощущение, что нас проверяют: процитируйте Пушкина, как вы относитесь Путину.

Виктор Ерофеев: У нас есть звонок из Германии.

Слушатель: Добрый день. Расскажите, пожалуйста, кто каким профессиям учится.

Лиза Кузнецова: Я учусь на журналиста, но это не значит, что я буду только им. Я собираюсь заниматься литературной деятельностью, а так же музыкальной, а так же всем-всем.

Алена Настенко: Вместе с Лизой мы учимся на одном факультете - журналистика. По поводу будущей карьеры тоже может быть журналистика, смежная с чем-то, ближе к музыке.

Виктор Ерофеев: Ирина, вы учились в Канаде?

Ирина Авруцкая: Я учусь на пятом курсе факультета предпринимательства в культуре. Сейчас пишу диплом. Я действительно прошла стажировку в Канаде полугодичную, где мне была предоставлена возможность выбрать из неограниченного количества предметов, которые меня интересуют. Это был очень интересный опыт. После возвращения в Москву я начала работать в различных артистических агентствах, в основном по направлению классической музыки. Сейчас работаю директором культурного центра.

Константин Бахлин: Я учусь на лингвистике, иностранные языки, там же и педагогика. Но лингвистом быть, преподавателем не собираюсь. Мне очень интересно образование в более глобальном плане, как управляются университеты, в связи с реформой высшего образования, вопросы, которые стоят перед российским высшим образованием. Скажем так, как модернизировать российское высшее образование так, чтобы оно было эффективным, конкурентоспособным.

Виктор Ерофеев: Константин смотрит в будущее. Действительно, если не будет реформы высшего образования, не будет страны.

Алена Настенко: Не помню, кто точно, но написали то, что работодатели будут работать вместе с образованием, и они имеют право вмешаться в образование.

Константин Бахлин: Есть разные механизмы. Это и кредитование за счет работодателя, когда работодатель заказывает себе нового специалиста, оплачивает его обучение, и потом специалист по выходе из университета подписывает контракт и работает на работодателя. Просто, действительно, что реформа образования важна, потому что это и культура, это и развитие страны. И это новые технологии.

Виктор Ерофеев: Видите, дорогие слушатели, наши молодые люди умеют рассуждать интересно об умном тоже. Наталья Александровна из Москвы, здравствуйте.

Слушательница: Я с интересом случаю вашу передачу. К сожалению, пока я дозванивалась, у меня кое-что изменилось. Во-первых, я не согласна со звонившей, которая сказала, что она жалеет молодежь. Я как раз их не жалею, а я считаю, что им можно позавидовать. Потому что они лишены того, чего у нас в жизни было предостаточно - всей этой муштры, единомыслия. К сожалению, пока я слушала, я поняла, что при том, что они свободны в выборе, в выборе чтения, в выборе всего, они, видимо, несколько инфантильны. Я понимаю, что, предположим, я, например, сама в молодости больше любила Лермонтова, чем Пушкина. Но надо подбирать слова, когда говорят насчет Пушкина и попсы. Это первое.

Второе: меня очень огорчило, надеюсь, что это не девушка, которая учится на журналистике, которая сказала, что им политика не важна. Политика не интересует, украинская революция прошла мимо них. И вот потому что они не интересуются политикой, они видят в Путине интересного мужчину, им ни за что не стыдно. Им не стыдно, что они должны подниматься при звуках старого сталинского гимна, им не стыдно за ЮКОС, им вообще не стыдно ни за что. И я согласна с Костей, что любить свою страну надо, я ее очень люблю. Не то, что надо, это с молоком матери впитано. Любить свою страну надо, но любить критически. По-моему, Чаадаев сказал, что патриотизм - это последнее прибежище негодяев, таких патриотов как Рогозин. Любить свою страну надо, но надо видеть все ее пятна родимые и надо стремиться своей жизнью эти пятна искоренять.

Виктор Ерофеев: Спасибо вам большое. Действительно, ваша позиция близка позиции Константина.

Константин Бахлин: Я согласен, близка. Единственное, по поводу гимна мне стыдно. Для меня это не олицетворяет сталинский гимн, я в то время не жил. Музыка красивая, слова тоже достойные, мне кажется. Мне приятно вставать под этот гимн, потому что у меня есть слова, я это могу петь. И когда я езжу за границу, я могу сказать, какие слова моего национального гимна. А когда был предыдущий гимн без слов, и музыку трудно было запомнить. Это мое отношение.

Лиза Кузнецова: Я тоже согласна, у меня нет ассоциаций, потому что не жила в то время.

Виктор Ерофеев: Ярославль подключился, Владимир пишет: "Всем: поменяйте мечту на решения. Решения, которые мы принимаем". В Ярославле воспитываются настоящие прагматики, они помогут стране развиваться дальше. У нас сегодня очень широкая география звонков, звонит Таганрог и Воронеж. Давайте с Воронежа начнет. Григорий Иванович, здравствуйте.

Слушатель: Очень рад послушать молодежь. Хотел бы узнать, какое их отношение к личности и деятельности Иосифа Виссарионовича Сталина.

Виктор Ерофеев: Отличный вопрос, спасибо. С этого и начнем. Алена, как к Сталину относимся?

Алена Настенко: Я сначала не расслышала вопрос, когда повторили, шок какой-то. Надо подумать.

Виктор Ерофеев: Пока Алена думает, Лиза.

Лиза Кузнецова: Во-первых, я не могу сказать объективно, я не жила тогда, но по сути отрицательно.

Константин Бахлин: Я хочу привести одну цитату. Когда китайского посла во Франции спросили не так давно, как он относится к итогам Великой французской революции. Он сказал одну очень умную вещь: "Еще пока рано делать выводы". Мне кажется, что в ситуации с Иосифом Виссарионовичем Сталиным еще пока рано делать выводы, потому что то поколение, которое его помнит, оно еще живо. И мы в том числе, наше поколение отчасти в том или ином виде под влиянием эмоций, негативными или позитивными моментами. Поэтому рано об этом говорить.

Виктор Ерофеев: Наш пейджер треснет от количества сообщений. Татьяна пишет вам честно: "Ну и дебилы у вас в студии. Если им не мил Пушкин, кого бы они хотели читать - поедателя фекалий Сорокина?". Татьяна, во-первых, Сорокин мой близкий друг, я с ним недавно был в Париже, он не поел ни одной фекалии. На самом деле при мне отравился омаровым супом. Если уж из омаров отравился, представляете, что бы с ним было, если бы он реально вел фекалии. Так что, Татьяна, ваша информация чисто метафизическая.

Ирина Авруцкая: Вы знаете, это проблема она коснулась каждой семьи в Советском Союзе. И в моей семье были репрессированные. Поэтому мне сложно говорить об этом, я не могу выразить никакого положительного мнения.

Виктор Ерофеев: Действительно, можем ждать, но факты говорят за то, что огромное количество народа, миллионы людей пострадали, были репрессированы. И мы об этом довольно часто говорим в нашей передаче. Есть люди в стране, которые считают, что Сталин выиграл войну. Но с президентом международного университета Гавриилом Поповым как раз разговаривали о том, что не было бы Сталина, может быть и войны бы не было. У нас Таганрог на проводе. Лена, здравствуйте.

Слушательница: Здравствуйте. У меня вопрос к девушке, которая говорила о стабильности. Что подразумевает под стабильностью в стране, в которой идет война и где каждый день гибнут люди? Когда в армии просто так погибают парни. Сегодня сообщили о том, что ребята сбежали, их просто убили. Что такое стабильность, которую нам преподнес наш президент?

Ирина Авруцкая: Спасибо, Лена. Я поняла ваш вопрос. Мне кажется, что эти проблемы, о которых вы говорите, они возникли намного раньше, и мне кажется, что не Путин спровоцировал ни войну в Чечне, ни хаос, который сейчас происходит в армии, ни другие проблемы. Поэтому все эти проблемы кроются намного глубже, и может быть связаны с психологией нашего народа, в частности.

Виктор Ерофеев: Я чувствую, что я в своей передаче создам клуб молодых людей и буду время от времени выступать. Потому что эти затертые мнения, я не говорю про наших радиослушателей, а те, которые получаем, то ли либеральные, то ли консервативные, то ли советские, то ли антисоветские. И тут возникает новое поколение, которое думает.

Константин Бахлин: Я хочу сказать по поводу войны в Чечне и так далее. Я согласен с Ирой, что это началось давно. Я бы больше сказал, что в царской России в Чечне война была. И Кавказ всегда была проблемная точка нашей страны. Но это не значит, что в Российской империи не было стабильности, она как раз была. И когда был Шамиль, она тоже была, стабильность. И здесь нельзя все проблемы валить. Это связано с российской властью как таковой, но нельзя все проблемы валить на президента, потому что есть еще министры, есть чиновники. Безусловно, все это не идеально.

Виктор Ерофеев: Вот, кстати, Николай спрашивает - вы ходите на выборы?

Константин Бахлин: Да.

Виктор Ерофеев: У нас есть некоторые девушки, которым еще рано. А какую вы хотите иметь семью или это тоже рано?

Алена Настенко: Можно немножко отойти от вопроса, добавить по поводу Пушкина. Потому что очень часто, если я хоть одно слово скажу против Пушкина, мне постоянно говорят, я не знаю, как это охарактеризовать, типа ты не права, сразу негативное влияние. Ах, как ты можешь не любить Пушкина? Если ты не любишь Пушкина, значит ты дебил.

Виктор Ерофеев: "Скоро придут наш настоящие студенты, - пишет дорогой аноним, - которые выбросят вас туда, куда вы собираетесь после обучения. Такие люди России не нужны. Вы учитесь на награбленные деньги". Наташа из Москвы, здравствуйте.

Слушательница: Я бы хотела спросить у молодежи, как они относятся к любви, и вообще какое место в жизни занимает любовь.

Виктор Ерофеев: Что главное в вашем любовнике?

Лиза Кузнецова: Доверие, материальное положение и интеллект.

Алена Настенко: По поводу любви очень много людей ошибаются, по поводу, что любовь - я люблю эту девушку за то-то, то-то, я люблю этого мужчину за то-то, то-то. Это бред полнейший. Нельзя любить за что-то, это невозможно. Если ты любишь за что-то, значит ты любишь только это, и независимо у этой девушки или у кого-то еще.

Виктор Ерофеев: Алена, это еще Пушкин говорил.

Алена Настенко: Если любить, то любить бескорыстно и безвозмездно, просто любить этого человека и все.

Виктор Ерофеев: То есть, любовь зла, полюбишь и...?

Алена Настенко: Будешь ждать козла, появится козел.

Лиза Кузнецова: Я не могу ответить на этот вопрос однозначно, потому что я не верю в любовь с первого взгляда.

Виктор Ерофеев: А с какого взгляда?

Лиза Кузнецова: Мне кажется, невозможно влюбиться в человека сразу, надо сначала понять это человека, пообщаться, и потом он начинает нравиться, потом тебя начинают радовать какие-то его проявления, его внешность, его отношение к тебе.

Виктор Ерофеев: То есть надо притерпеться?

Лиза Кузнецова: Нет, совершенно нет. Если есть какие-то разногласия, то их терпеть не надо.

Виктор Ерофеев: Константин, мужской взгляд?

Константин Бахлин: Мужской взгляд более практичный. Мне лично в женщине нравится интеллект, ум. Женщина должна быть мудрая в первую очередь. Действительно, интересно общаться с умными женщинами. Сейчас, я хочу сказать, что многие женщины умнее многих мужчин.

Виктор Ерофеев: Я согласен.

XS
SM
MD
LG