Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Любите ли вы пиво?


[ Радио Свобода: Наши гости: "Энциклопедия русской души" ]
[17-09-05]

Любите ли вы пиво?

Ведущий Виктор Ерофеев

Виктор Ерофеев: Сегодня у нас в гостях: поэт Дмитрий Александрович Пригов и кандидат культурологических наук, шоумен Роман Трахтенберг. Тема передачи - любите ли вы пиво?

Почему мы сегодня решили заговорить о пиве? Вроде бы такая легкая тема, а с другой стороны, совсем она не легкая, потому что есть противники пива и есть друзья пива. Есть люди, которые считают, что пиво может спасти Россию (к таким людям принадлежал наш классик Лев Николаевич Толстой), а есть люди, которые считают, что пиво оказывает на нас нервно-паралитическое воздействие, и оно нас добивает, пивной алкоголизм превращает человека практически черт знает во что. У нас сегодня в гостях люди, которые не только сами пьют пиво, но и делают это исключительно. Что значит исключительно? Дмитрий Александрович Пригов - наш замечательный русский поэт, человек-достояние, он, например, кроме пива ничего из алкогольных напитков не пьем. И может быть начнем поэтому с него. Почему, Дмитрий Александрович, вы пьете только пиво? Миф ли это или действительно только его?

Дмитрий Пригов: Я не кандидат пивологических наук, как Роман.

Роман Трахтенберг: Я бы попросил бы!

Дмитрий Пригов: Я сугубый практик, поэтому выбор был очень простой. Все остальное мне по вкусу ужасно не нравилось, кроме пива. А во-вторых, все остальное сопровождается моментальной потерей сознательности и осмысленности ведения беседы. А пиво - это напиток:

Виктор Ерофеев: Это длинный :

Дмитрий Пригов: Длинный напиток. Например, спокойно можно просидеть с одной кружкой пива целый вечер. Как бы обычно нарастает количество по мере лет употребления этого напитка, но в принципе пиво - это напиток долгих сидений, спокойных размышлений и одиночества.

Виктор Ерофеев: Николай Кузнецов из Москвы нам пишет на сайт: "От пива следует категорически отказаться - это один из сильнейших иммунодепрессантов!". У него долгое рассуждение, критикует пиво, выступает за вино. И в конце концов делает вывод, который напоминает и который является древнегреческой мудростью: "Вино - напиток героев, пиво - напиток варваров". Дмитрий Александрович, признаете вы себя варваром?

Роман Трахтенберг: Он и похож, кстати.

Дмитрий Пригов: Проблема в том, что с тех давних времен, когда были варвары, в культуру нашу вошли варварские штаны, и тоги цивилизованных народов можно встретить разве что на сцене. Вообще сейчас вся культура варваров. Во-первых, варвары заполонили всю Европу. Что уж нам тянуться за древними греками и древними римлянами?

Виктор Ерофеев: А что значит - "варвары заполонили всю Европу"? Страшно звучит.

Дмитрий Пригов: Не сейчас, а во времена древнего мира захватили всю Европу и стали новой цивилизацией. А что здесь стыдиться? Все варвары. Я что-то не встречал древних греков и древних римлян на нашей территории.

Виктор Ерофеев: Я, Роман, про пиво знаю одну замечательную историю. Монахи в одном из монастырей Баварии стали делать пиво уже в 11-12 веках. И жили на солнышке, климат хороший, попивали пиво. Ими заинтересовался Папа Римский. Папа Римский говорит: "Что же такое за безобразие - алкогольные напитки пьют в монастырях?". Они сказали: "Нет, это наоборот не для радости жизни, а для углубления в понимание жизни". Он говорит: "Ну пришлите мне этот напиток". Они соорудили подводу, налили в бочки пиво, поставили и отправили. Подвода - это длинное дело, пиво ехало до Папы Римского недели три. Папа Римский попробовал это пиво и сказал: "Ну такую гадость монахи могут пить для того, чтобы их душа сияла и радовала Бога".

Роман, у вас есть какие-то анекдоты о пиве? Вы же человек культурологических наук.

Роман Трахтенберг: Ну вы прекратите. И вы что ли? Все против меня, весь мир против меня.

Виктор Ерофеев: Мир напротив за вас, целиком вас поддерживает. Вопрос ведь, русский человек когда что-то любит или что-то ненавидит, он об этом слагает анекдоты. Правильно? Когда он равнодушен, он не слагает. Насчет пива какие анекдоты - положительные, отрицательные, радостные, трагические?

Роман Трахтенберг: Они такие нейтральные. Эти анекдоты про пиво не имеют ничего общего с алкоголизмом. Правильно сказали: пиво - напиток длинный, много его не выпьешь. Чисто российских анекдотов: "У армянского радио спросили: в чем разница между лекарством и пивом? Лекарство сначала выписывают, а потом пьют, а пиво наоборот". А вот мой любимый анекдот про пиво, совершенно, мне кажется, замечательный. Как-то на конгрессе пивоваров собрались все ведущие концерны, изготовляющие пиво. После семинара они решили пойти в кабачок и отдохнуть. Хозяин пива "Бэкс" заказывает пиво "Бэкс", хозяин пива "Левенброй": "Мне "Левенброй". И сидит с ними хозяин пива "Гиннес". И он говорит: "А мне, пожалуйста, "Кока-Колу". Его спрашивают: "А почему так?". "А я из солидарности. Вы пиво не пьете, и я не буду".

Виктор Ерофеев: Александр нам пишет, что, на его взгляд, самое лучшее пиво - "Старопрамен". Я вспоминаю советские времена, когда достать чешское пиво было очень трудно. Помните, Дмитрий Александрович?

Дмитрий Пригов: Это было единственным напитоком западного типа в России среди пива, но в то же время был целый пивной бар "Плзень" в Парке культуры, и это было лучшим места отдыха.

Роман Трахтенберг: Не отдыха, а проведения времени лекций.

Виктор Ерофеев: Роман, а почему пиво - это традиционно не женский напиток? Женщина выпьет вина в ресторане, может и водочки выпить. А как-то пиво и женщина - сложно. Как вы думаете?

Дмитрий Пригов: Смотря где. В Германии и в Чехии - нет. В Чехии вообще пивной национализм. Юные девушки, встречавшиеся мне, они утверждали, что вообще никакое пиво в мире с чешским не может сравниться, и что его пить - наслаждение.

Роман Трахтенберг: Немцы тоже пьют немецкое пиво. Мне тоже нравятся немецкие сорта. Я не большой знаток и поклонник пива.

Дмитрий Пригов: "Козел" - замечательное же чешское.

Роман Трахтенберг: Мне кажется, это все одно и то же. По поводу вопроса, почему это не женский напиток? Потому что подразумевает беседу длинную, а женщина разве может с женщиной разговаривать? Мне кажется, что женщина вообще не умеет думать, она умеет делать вид, что она думает. А когда мы сидим долгое время, это подразумевает, что мы сразу не напьемся, как после сильных алкогольных напитков, и не упадем мордой в салат, а будем долго сидеть и разговаривать. О чем обычно застольная беседа? О женщинах.

Виктор Ерофеев: Интересно, кстати.

Роман Трахтенберг: Еще Заратустр что говаривал: о женщинах должны говорить только мужчины.

Дмитрий Пригов: Я думаю, что у пива есть некоторые аспекты неэстетизма, которые присутствует в вине и в водочных распиваниях. Пиво - беспрерывное хождение в туалет, оно разливается по столу, это тяжелые большие кружки, это беспрерывно надо пить. Я думаю, что женщина как существо гораздо более эстетичное, оно привязано к продуктам более изящным.

Роман Трахтенберг: Это, знаете, мне кажется, все дело в промоушне. Помните, как крыса и хомячок встречаются, и крыса говорит: "Вроде мы с тобой грызуны, и ты, и я. Но вот тебя любят дети, а меня ненавидят. Почему?". "Все дело в пиаре". И если должный дать пиар пиву:

Виктор Ерофеев: : и женщины потянутся.

Дмитрий Пригов: Единственное я хочу заметить, Виктор Владимирович, вы заметили, что как заявление господина Трахтенберга, так и мое немножко не вписывается в современные тенденции уважения к феминизму. Было отмечено в заявлении господина Трахтенберга, что женщина не умеет думать, а я приписал женщине некое такое салонное, несколько изящное существование.

Виктор Ерофеев: Вы оба мачо. Давайте послушаем Николая из Смоленской области, может быть он не мачо. Николай, вы любите пиво?

Слушатель: Добрый день. Я честно говорю, что не пью пиво уже 25 лет, абсолютно не пью, в отличие от шампанского или вина, можно раз-два в год. А в студенческие годы мой личный рекорд был восемь бокала - это четыре литра. У нас был чемпион, внук первого академика Белоруссии по физике, он мог 18 бокалов - это 9 литров. Современной молодежи такие рекорды и не снились. Они могут одну бутылочку облизывать целый час и даже полдня. Теперь - женщины и пиво. Это смотря какого возраста женщины. Если женщины уже в возрасте, то им может ближе винцо, ближе водочка. А молодежь, к сожалению, западает на пиво. Я хочу поспорить с Львом Толстым. Пиво могло бы быть спасением России, если бы его пили только мужчины. Но пьют девочки и студентки и на улице, и где угодно. И это как бы не считается алкоголем. Я мог бы порекомендовать милиции той же самой: для достижения чувства страха вместо пива кефир вполне хватит. Уже чувство страха ослабевает. И я думаю, даже во Вторую мировую войну если бы вместо сто грамм наркомовских пили бы кефир, было бы меньше гораздо смертей, меньше жертв. Но в то время не до кефира было, а спирт был. И в целом я хочу сказать, что пиво мужчине совершенно не нужно, в нем есть женские половые гормоны, которые мужчине только вредят.

Виктор Ерофеев: Николай, мы поняли вашу позицию.

Роман Трахтенберг: Я хотел сказать по поводу женских гормонов. Это все правильно. Вы заметили, что после шестого стакана в туалет ходишь только сидя. Превращаешься плавно в женщину.

Виктор Ерофеев: Интересное замечание. Трахтенберг все-таки знает, где кончается пятый и начинается шестой бокал. Давайте продолжим тему молодежи и пива. Мне кажется, что действительно раньше молодые люди к пиву не так были привязаны, как сейчас. Сейчас это какая-то глобализация, сейчас мировая деревня. И девушки с бутылкой - это совершенно очевидно. Я помню, в мои времена у нас в университете продавали пиво, девушки не пили, пили только мужчины.

Роман Трахтенберг: Раньше было все по-другому. Раньше, например, девочка не могла хвастаться своими сексуальными победами. А сейчас, посмотрите, какие рекламы, когда девочка на ухо другой девочке говорит: "Он у меня 242". Это реклама телефона. Но подразумевается совершенно конкретно - это же перевертыш. А в наше время вы можете представить, чтобы так афишировалось?

Виктор Ерофеев: Все было гораздо лучше, чем сейчас.

Дмитрий Пригов: Я тоже слышал по радио, там вопрос был девушке, она говорит: "Как у всякой приличной женщины у меня же больше чем один мужчина". Проблема в том, что, я думаю, популярность напитков меняется в зависимости от времени, от рекламы, от тенденций культурных. Дело в том, что пиво действительно напиток бытовой и повседневный. Водку же, не будешь с бутылкой водки ходить и из нее глотать. Будешь, но это уже специфика.

Виктор Ерофеев: Давайте вернемся к нашему слушателю Артему из Москвы, он обозначил себя как студент. Артем, какие у вас отношения с пивом? Вы согласны с нашими гостями?

Слушатель: Здравствуйте. Я прежде всего не согласен с постановкой вашей программы. Ваша программа называется "сфера души". А пиво, как явствует из многочисленных реплик Трахтенберга - это мочеполовая сфера. Я не понимаю, почему этот низменный, вульгарный, грубый напиток, который, вы сами говорите, употребляли варвары, который издает зловоние, когда выливается на стол, и обладает прогорклым привкусом, вы как-то так возвышаете просто до олимпийских высот. Дело в том, что это одна из дурных привычек, это порок современный, больше ничего.

Виктор Ерофеев: Мы поняли ваше мнение. Во-первых, не возвеличивает никто.

Дмитрий Пригов: Во-вторых, всякий род человеческой деятельности, потребление и прочее имеет низкую сторону и высокую. Скажем, пролитое вино или закисшее вино обладает не менее отвратительным запахом, чем пиво. Потом помимо посещения туалета человек 90% времени, сидя за пивом, придается беседам, размышлениям.

Виктор Ерофеев: О женщинах.

Дмитрий Пригов: О чем угодно. В этом отношении в заявлении нашего слушателя проглядывает личная неприязнь, очевидно, личные комплексы и проблемы, связанные с этим напитком.

Виктор Ерофеев: Наверное это так. У нас Мария Ивановна тоже решила покритиковать нашу передачу. Она вот что пишет: "Какое отношение к русской православной душе имеете вы, сидящие в студии? Ваша передача - банкрот. Ваша тема - попытка оболгать и запачкать православие. Вы смешны. Любовь к Христу - вот русская душа. А вы его распяли. Мария Ивановна".

Роман Трахтенберг: Давайте не будем комментировать.

Дмитрий Пригов: Но это действительно серьезная и широкая постановка вопроса.

Роман Трахтенберг: Просто будем молчать, потому что будет только хуже.

Виктор Ерофеев: Один человек, который не подписался, заявляет так: "Под пиво хорошо слушать Радио Свобода". Это комплимент пиву или Радио Свобода?

Дмитрий Пригов: Взаимный.

Виктор Ерофеев: Геннадий из Ленинградской области, как у вас обстоит дело с пивом? Как вы думаете, это хороший напиток, который дает что-то русской душе или, наоборот, он тормозит наше развитие душевное и духовное?

Слушатель: Это смотря какое пиво. Я любил пиво, которое варил мой папа. Он научился варить такое пиво классное у специалиста, работавшего в дореволюционном ресторане.

Виктор Ерофеев: В Питере было?

Слушатель: Нет, не в Питере, а еще в Сибири. Из сибирского пива, которое казенное красноярский пивзавод варил в советское время, я любил пиво "Таежное".

Виктор Ерофеев: Не было этого осадка, который характеризовал всегда советское пиво?

Слушатель: Из зарубежного пива, не был я за рубежом, поэтому не приходилось пробовать пива зарубежного. А в том пиве, которое варят наши российские компании, такие как "Степан Разин", такие как "Балтика", я считаю, в этом пиве есть только вода, консерванты и другие синтетико-химические вещества.

Виктор Ерофеев: Понятно, Геннадий. Спасибо вам за проработку этой темы. Кстати говоря, наверное, папа у вас варил замечательное пиво. Мне тут шуточки подбрасывает Владимир. Так и пишет: "Ерофееву - шутка: пиво не водка, много не выпьешь. Но алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах". Точно совершенно. Кстати говоря, Менделеев, который был мой дальний родственник, могу вам по секрету сказать, он действительно считал, что 50 грамм в день водки - это дело хорошее.

Дмитрий Пригов: Это и современные медицинские исследования подтверждают. Это касается не только водки, а вообще алкоголесодержащих напитков.

Виктор Ерофеев: Так что же все-таки насчет поворота молодежи, меня интересует этот вопрос. Вы замечаете, что молодежь сейчас нацелена? Это может потому, что денег нет на вино и на коньяк?

Дмитрий Пригов: Это культура просто.

Роман Трахтенберг: Знаете, как говорят - дешевый напиток. Он все равно на круг получается дороже. Первая бутылочка тянет за собой вторую, вторая третью... Просто идет рекламная кампания, что пиво - это хорошо. Я противник этого, я по-честному говорю. Я вообще пью все, что говорит, по долгу своей службы приходится проводить пьянки, гулянки. Я не скажу, что поклонник исключительно пива, но люблю иногда выпить кружечку пива.

Виктор Ерофеев: Под настроение.

Роман Трахтенберг: Под настроение, под беседу.

Виктор Ерофеев: Все-таки пиво - это беседа?

Дмитрий Пригов: Это духовное.

Роман Трахтенберг: Понимаете, в чем дело, коньяк - это тоже духовная беседа.

Дмитрий Пригов: Но быстро кончающаяся.

Виктор Ерофеев: Если денег нет. Борис из Москвы, ваше отношение?

Слушатель: Здравствуйте. Мое отношение? Я мог бы долго говорить, потому что я очень хорошо помню, какое было пиво в 53 году, у меня знакомый были главный инженер Останкинского пивзавода. Был на фестивале молодежи и студентов, 57, год тоже спецпиво - это совсем другое, что сейчас пьют. Или "Старопрамен" старый я помню, если сравнить с теперешним, - это ничто. Но самое главное, я хотел вам вот что сказать. Летом иду, вижу - такой пузатый мужчина, их сейчас очень много пузатых молодых людей, водянистые глаза слезящиеся, и бутылка пива в руке. Я иду и думаю: как Пастернак писал: красавица, вся суть, вся стать и так далее.

Виктор Ерофеев: Понятно, спасибо большое. Слушаем из Курской области Николая. Николай, как там у вас в Курской области с пивом?

Слушатель: Прекрасно. В основном это пиво "Оболонь" и прочее. Не буду рекламировать. Хочу заметить, не сочтите за хамство, но ваши гости не вполне политкорректны. Дело в том, что многие жители Востока и граждане нашей страны, мужчины, так сказать, они ходят сидя и нельзя сравнивать - это вера такая у людей есть.

Виктор Ерофеев: Мы предупредим Романа, чтобы он впредь этими делами не занимался. Тут еще шуточки прислал Сергей: "Кто к нам с пивом придет, тот за водкой побежит. Лучше пузо от пива, чем горб от работы". Кстати говоря, Дмитрий Александрович, и у вас никакого пуза нет. Как это получается? Может поделитесь советами?

Дмитрий Пригов: Я еще раз сказал, что есть разные типы питья. Точно так же и водкой можно допиваться до посинения и потом с дрожащими руками наутро просыпаться, а есть нормальное выпивание.

Виктор Ерофеев: Роман, бывает с вами такое?

Роман Трахтенберг: Нет не бывает. Если бы такое было хоть раз:

Виктор Ерофеев: До посинения не пили?

Роман Трахтенберг: Пили, только с утра с дрожащими руками не было.

Дмитрий Пригов: Это синдром более поздний.

Виктор Ерофеев: А опохмеляться пивом бывало?

Роман Трахтенберг: Нет, я никогда не опохмелюсь, с утра встаю как огурец, как бы ни напился чудовищно вечером. Потому что, как говорится похмелье, если его не лечить, то оно проходит за один день, а если лечить, то за две недели.

Виктор Ерофеев: Дмитрий Александрович, все-таки почему вы без пуза? Как это называется у немцев? У немцев есть специальное выражение.

Дмитрий Пригов: Вообще это "пивное брюхо" называется по-простому. Дело в том, что я еще раз говорю, все зависит от того, с какой целью потреблять. Если были рекордсмены, как нам говорили - это один способ. Это способ некоего лихачества, кто кого перепьет. Для меня это напиток, я еще раз говорю, сосредоточения, размышления.

Виктор Ерофеев: А вы когда работаете, пьете пиво, когда пишете стихи?

Дмитрий Пригов: Нет. Это я стараюсь вообще не пить. Водка - это сжигающий напиток, а пиво - охлаждающий напиток. Поэтому людям с перевозбужденной нервной системой гораздо полезнее употреблять пиво. Поскольку я перевозбужденный, то я пью пиво, которое мне нравится тем, что в нем нет приятного вкуса, оно не так отвратительно как водка, но нет того приятства вина, которое несколько меня отвращает от него.

Виктор Ерофеев: Раздражает вино?

Роман Трахтенберг: Я хладнокровен к вину вообще, не раздражает и положительных эмоций нет. Я считаю так: если пить, то нужно напиваться. А если не нужно напиваться, то лучше пить квас, он приятней, чем пиво на вкус. Я очень люблю квас. Я ненавижу "Кока-Колы" какие-то, например. Я, кстати, анекдот вспомнил, про похмелье мы заговорили. Мужчина с утра встает, у него руки дрожат, ему плохо, глаза слезятся, башка болит. И он слышит звонок в дверь. Он на карачках добирается до двери, открывает, смотрит - там стоит маленькая пионерка, у нее в руках две сеточки и оттуда торчат бутылки с пивом. У нее два огромных белых банта. Он говорит: "Девочка, что тебе надо?". "Дядя Вася, вы вчера нарылись, а я вам пивка принесла похмелиться". Ой, спасибо, девочка. Ты тимуровка?". Она говорит: "Нет, я белая горячка".

Виктор Ерофеев: Звонит, кстати говоря, мой тезка из Москвы. Здравствуйте, Виктор, как у вас с пивом?

Слушатель: Здравствуйте. Виктор, я считаю, что при советской власти пиво было неопасно, потому что его было мало, и оно было плохое. А сейчас пиво - это чума. Я знаю двух очень способных парней, которые употребляют только пиво и абсолютно спились. И мне кажется, что ваша передача проплачена, а я вас раньше уважал.

Виктор Ерофеев: Виктор, как вы думаете, кем она проплачена, навскидку?

Слушатель: Изготовителями пива.

Виктор Ерофеев: Тогда давайте, чтобы у Виктора не сложилось такое мнение, давайте еще раз поругаем пиво.

Роман Трахтенберг: Я согласен совершенно с Виктором, что популяризация пива - это плохо. Но говорить, что оно было плохое и его было мало и поэтому оно не несло вреда, знаете, так про женщин давайте скажем: пускай они не красятся, не мажутся и тогда и с людьми будет их меньше. На самом деле неправильно, когда молодежь пьет пиво. Неправильно, когда девочка и мальчик рука об руку идут по улице и пьют пиво. Это некрасиво, это неэстетично. Нельзя превращать пиво, которое предназначено для беседы, для долгих умных разговоров, превращать в бытовой алкоголизм. Мы же не можем представить, что вы идете - тюк рюмочку и дальше пошел. А почему с пивом это возможно, почему популяризируется?

Дмитрий Пригов: Мы же говорим в данном случае о некотором содержании культурном напитка, а не его дистрибьюции.

Виктор Ерофеев: Я тоже думаю, что надо говорить о культуре питья. Валентина нас хочет поправить. "Сейчас идет передача о пиве, - пишет она, - нужно не пропагандировать пиво, а наоборот сокращать его. Школьники от 8 лет и выше ходят с бутылками в руках, пьют это пиво с баночками. И мы все это знаем. Нужно запретить или воспитывать культуру пития".

Роман Трахтенберг: Запретить пить пиво в общественных местах.

Виктор Ерофеев: У нас разве не запретили еще?

Дмитрий Пригов: Запретили, но как то, что нельзя, но если очень хочется, то можно.

Роман Трахтенберг: Все пьют пиво. Вы пройдитесь с утра по улицам Москвы, вы увидите, что все заставлено бутылками, банками.

Виктор Ерофеев: Помните, еще в советские времена эти огромные цистерны, ларьки, у которых пили мужчины до 8 или до 9 часов утра, до работы, выпивали и шли на работу.

Роман Трахтенберг: Анекдот помните был? "Как пиво?". "Пенистое". "Что, по-русски не можешь сказать, что плохое, что сразу по латыни?".

Виктор Ерофеев: Сергей из Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день, уважаемые господа. Я, наверное, ветеран самый большой среди вас. Я пью пиво с тех времен, когда первый раз услышал Радио Свобода, оно еще тогда называлось радио "Освобождение". Это были как раз события в Венгрии. Я помню, что я пришел из бани, я был дитем еще тогда. Там не было лимонада, и мне отец предложил попить пиво. Я выпил пива, туда, правда, добавил сахара. Попил, сказал, что больше такого пить не буду. Ну а потом пристрастился. У меня действительно нет никакого пуза, пью я его очень много. Могу заступиться за советскую власть: пива было очень много и очень хорошего. Например, на Украине в Донецке, много городов могу назвать, были чешского производства пивзаводы, и там люди обычно после обучения в Чехии очень хорошо пиво делали. А потом уже местные рационализаторы его портили. Было чудное пиво в Тбилиси. Там осетинское пиво. Осетинский ресторанчик, там всегда очень хорошее пиво было.

Виктор Ерофеев: Сергей, "Жигули" тоже было изначально хорошее пиво.

Слушатель: Да, оно хорошее. Но у нас в Петербурге, например, такой бар на Невском, и там максимум 16 сортов было пива, но минимум - это четыре сорта.

Виктор Ерофеев: Сергей, скажите, пожалуйста, а сейчас "Жигули" можно достать?

Слушатель: Оно есть, но, скажем так, есть более хорошее пиво. Я один раз решил попробовать вспомнить старое. Действительно оно похоже на те "Жигули".

Виктор Ерофеев: Сергей, спасибо большое за ваш звонок.

Роман Трахтенберг: Я сам из Петербурга. Я, наверное, самый молодой - мне 37 лет будет через несколько дней.

Виктор Ерофеев: Как Пушкину.

Роман Трахтенберг: Это намек что ли? В магазинах не было пива.

Слушатель: Было пиво. Даже в "Пушкине" было чешское пиво.

Роман Трахтенберг: Нерегулярно. В магазин заходишь, ты не спрашивал, какое есть пиво. Спрашивал - пиво есть или нет. По крайней мере, в мое время, когда я вошел в этот возраст.

Виктор Ерофеев: Сергей, Роман слишком молодой человек, он не знает ничего. Поэтому он знает то, что касается сегодняшнего дня.

Роман Трахтенберг: Сейчас в магазине есть любые сорта пива. А когда мне было, например, лет 16, а было это в 84 году, то ситуация была такая, что в ларьках время от времени было пиво, когда завозили, стояли длинные очереди. В пивбарах было пиво один-два сорта, по-моему, никто не парился по поводу того, какое пиво пили.

Виктор Ерофеев: А вот насчет парился, мне кажется, Сергей затронул очень важную тему. Все говорят, какое отношение имеет передача о пиве к "Энциклопедии русской души"? Да прямое. Русский человек идет в баню париться, а потом пьет пиво. И вот здесь возникает катарсис, тут как раз и проявляется русская душа. И в мужской компании поговорить не только о бабах, но поговорить о возвышенном, а если не о бабах, то тогда о женщинах.

Дмитрий Пригов: О футболе.

Виктор Ерофеев: А если не о футболе, то еще о более возвышенном - о политике, о том, как надо обустроить Россию и так далее. Мне кажется, напрасно, наши слушатели иногда нетерпеливы. Пиво, сразу про мочу и все. Нет. Посмотрите, загляните в возвышенный уголок вашей души, и вы увидите, что там найдется место для баньки, там найдется место для чая после баньки и для пива.

Дмитрий Пригов: Вообще русская душа настолько необозрима, что практически в ней присутствуют духовные элементы любого рода человеческой деятельности.

Виктор Ерофеев: Кто вам проплатил это заявление, сейчас спросит? Какой русский националист проплатил это заявление?

Дмитрий Пригов: Я думаю, Папа Римский.

Роман Трахтенберг: Я вспомнил стишок: "Умом Россию не понять, пока не выпито ноль пять. А если выпито ноль пять, все дело кажется нехитрым. Попытка глубже понимать уже попахивает литром".

Виктор Ерофеев: Давайте послушаем из Петербурга Владимира. Владимир, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Мне хотелось привет передать Роману Трахтенбергу. Очень большой человек мне кажется. Молодец. Я его люблю.

Виктор Ерофеев: Хорошо сегодня выглядит.

Слушатель: У меня такое, что: пиво без пены, что голова без волос. Я пиво полюбил, когда в армии был. И за пиво, можно сказать, я и развелся со своей подругой.

Виктор Ерофеев: Расскажите - подруга, пиво и почему развелись.

Слушатель: Что-то мне так пива захотелось. Я говорю: пойди, купи пива. А в наше советское время ой как было пиво достать! Теперь и еще момент. В очереди стоит мужик: "Мне потеплее пивка". А из очереди ему кричат: "Чай будешь дома пить". Спасибо вам большое.

Виктор Ерофеев: Спасибо, Володя. Приятно разговаривать с умными людьми. Неужели вы не знали этого анекдота?

Роман Трахтенберг: Я не знал - "чай будешь дома пить". Я знаю несколько очень неприличных анекдотов, я вам после передачи расскажу.

Виктор Ерофеев: Нина Александровна предлагает прекратить эту грязную передачу. Нина Александровна, мы ведь уже и в баньку сходили и попарились здесь. Лев из Москвы звонит. Лев, здравствуйте. Что у нас действительно грязная передача получается?

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу афоризм прочитать. Все напитки, выходя из организма, меняют цвет и вкус, кроме пива.

Виктор Ерофеев: Ну что же, Лев, это наблюдение. Вот тут у нас Любовь говорит о том, что "пиво для молодых людей вредно в больших количествах, потому что там находятся женские гормоны, это грозит им, молодым мужчинам:". Кто догадается с трех раз, чем?

Роман Трахтенберг: Никто не знает даже.

Дмитрий Пригов: Трансвеститами станут?

Виктор Ерофеев: "Пусть они задумаются", - пишет Любовь. Любовь, спасибо вам.

Роман Трахтенберг: Должен сказать, что чрезмерность в любом роде деятельности, она вряд ли кончается благополучно, так что пиво не исключение.

Виктор Ерофеев: Интересно, Любовь, это вы по собственному опыту определяли или вам подруги рассказали? Борис из Петербурга нам звонит. Здравствуйте, Борис.

Слушатель: Здравствуйте. В юности я занимался лыжным спортом и легкой атлетикой. Однажды прочел статью в газете или журнале об одном нашем знаменитом футболисте, фамилию его я не помню, может быть Старостин, может быть Бобров. Вот его слова: "Кружка пива - ведро пота". Имеется в виду на тренировке. И я не стал заниматься питьем пива и до сих пор не пью практически пиво. Еще я хотел сказать, что у меня есть знакомая женщина, лет 35-ти, сестра во Христе. Она настолько пристрастились к пиву, что не могла и дня прожить без 6-8 бутылок. И она молилась, и церковь молилась, но ничто не помогало, зависимость от пива сохранялась.

Дмитрий Пригов: Многие на его месте с легкой атлетикой завязывали, а не с пивом.

Виктор Ерофеев: Василиса нам пишет, что у нас тоже "какая-то передача, где шутки ниже пояса. И за деньги Трахтенберг готов на все. Вот истинное лицо его и ему подобных. Насаждать разврат в России небезопасно - дороже встанет".

Роман Трахтенберг: Наоборот, я противник насаждения разврата. Он есть, хотим мы или нет. А вот популяризация всего - это отвратительно. Я поборник чистоты русского языка, я говорю, что никто не имеет права материться в общественном месте.

Дмитрий Пригов: А я вообще думаю, единственное, что я призвал бы радиослушателей чуть-чуть внимательнее прислушиваться к тому, что мы говорим. Я думаю, что реакция заранее окрашена чем-то недоброжелательным. Все наши размышления здесь нисколько не связаны, во-первых, ни с пропагандой пива, ни тем более разговоры о низких сторонах бытия.

Виктор Ерофеев: У нас один человек не подписался, но написал любопытно. "На каждой остановке транспорта установлены ларьки, в которых продают пиво". Не на каждой. "И из-за отсутствия туалетов любители этого напитка справляют свою малую нужду под окнами граждан. Интересно узнать мнение участников передачи по этому поводу". Видите, Дмитрий Александрович не дождался, пока я закончу читать это письмо, закричал сразу "не хорошо".

Роман Трахтенберг: Не хорошо вне зависимости от того, после пива или:

Дмитрий Пригов: Проблема, очевидно, решается просто - расширить сеть общественных туалетов.

Виктор Ерофеев: Нам звонит Галина из Тель-Авива. Галина, как у вас в Израиле с пивом?

Слушательница: Ребята, скучаем по такой теплой компании. Пиво не пью всю жизнь, сколько живу. Но вот таких любителей пива, как вы, обожаю. И хочу сказать вам, где бы вы ни были и где бы ни справляли свою нужду:

Виктор Ерофеев: Вы будете по-прежнему нас обожать.

Слушательница: Да никакого значения для меня не имеет, потому что вы мне напоминаете мои любимые 60 годы. И напоминаете тех ребят, которые вот за этим пивом решали судьбы и надеялись на то, чего так и не произошло.

Виктор Ерофеев: Если серьезно, то хочу тоже присоединиться к мнению Дмитрия Александровича Пригова. Вы понимаете, в нашей передаче "Энциклопедия русской души" мы затрагиваем разные стороны нашего национального сознания и, может быть, даже подсознания. Вот сегодня видно, что когда затрагиваешь подсознание, то из подсознания прежде всего вылезает ругань, мол, замолчите. А давайте подумаем, что плохо и что хорошо в таких вещах, как пиво, или в таких вещах, как баня. Ведь тоже можно сказать: баня - это грязное дело, там ходят все голые и так далее. Мне кажется, что от того, что мы боимся себя анализировать, боимся выслушать до конца, что говорят другие, и происходят те вещи, из-за которых Галина в конце концов и уехала в Тель-Авив. Андрей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Виктор, вы говорили по поводу того, что вы забыли, как немцы называют пивное брюхо. Я не знаю насчет немцев, но в Австрии очень распространена марка "Гестер", и австрийцы называют брюхо "мышцей Гестера".

Виктор Ерофеев: Хорошо!

Слушатель: А Романа я хотел бы поздравить с блестящей ролью в фильме "Лука Мудищев".

Виктор Ерофеев: Спасибо, Андрей. Смотрите, какие разные. Русская душа, например, у Василисы резко отличается от русской души Светланы из Москвы, которая пишет: "Я - женщина, и я люблю пиво. "Ракушка", "Жигули", Парк культуры - меня туда приглашали мужчины, и мы там прекрасно беседовали. А ваши наглые высказывания о женщинах:".

Роман Трахтенберг: Это про меня.

Виктор Ерофеев: "Говорят о вашей человеческой и мужской несостоятельности". Понимаете, были когда-то мужчины, которые в "Ракушку" приглашали, а тут наглые высказывания о женщинах.

Дмитрий Пригов: Надо отчасти признать справедливость этого упрека.

Роман Трахтенберг: Каждый выбирает для себя то, что ему нравится.

Виктор Ерофеев: Дело в том, что понятие наглость - это тоже относительное понятие. С точки зрения Светланы - это наглость. Татьяна из Москвы. Здравствуйте.

Слушательница: Здравствуйте, господа.

Виктор Ерофеев: Любите вы пиво?

Слушательница: Вы знаете, я люблю пиво относительно. С самых молодых лет, где-то с 21 года. Я очень пожилой человек и я доктор. Поэтому, Виктор, я и захотела вам позвонить, поскольку я Радио Свобода слушаю очень давно, больше сорока лет. Что бы я хотела сказать? На такие передачи, которые касаются все-таки, Виктор, тематики, затрагивающей здоровье, надо все-таки приглашать людей, которые что-то в здоровье понимают. Вот, например, маленькая ремарка по поводу пивного брюха, почему у одних оно есть после пития пива, а у других его нет. Это вообще чисто медицинская проблема. Я не буду об этом подробно говорить, потому что говорить об этом подробно долго. Это связано с типом, с конституцией человека, с его реакцией организма вообще на алкогольные напитки. И может человек пить очень умеренно пиво, у него будет пивное брюхо.

Виктор Ерофеев: Спасибо, Татьяна. Действительно важная медицинская точка зрения. У нас есть слушатель Василий из Петербурга, давайте мы у него тоже спросим, как у него с пивом.

Слушатель: Здравствуйте. Благодарю за шикарнейшую передачу. Это передача для людей, которые имеют чувство юмора. Таких передач по сути дела пока еще на Радио Свобода вроде бы не было. А те, кто этого не понимают и обижаются, пытаются сверхсерьезные проблемы решить через кружку пива - это их беда, их задача, что они не имеют чувства юмора. Еще раз благодарю.

Виктор Ерофеев: Василий, с удовольствием с вами выпили бы кружку пива. Госпожа Никитина, 60 лет от роду, пишет: "А пьете ли вы сами пиво в данный момент? Надеюсь, что да". Вот оптимизм человека.

Дмитрий Пригов: Мы не будем уточнять это. Оставим это нашей маленькой тайной.

Роман Трахтенберг: На троих.

Виктор Ерофеев: Спасибо Василию за замечательное выступление.

XS
SM
MD
LG