Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мэр подмосковного города Серпухова Павел Жданов


[ Радио Свобода: Наши гости: Лицом к лицу ]
[11-12-05]

Мэр подмосковного города Серпухова Павел Жданов

Ведущий Владимир Бабурин

Владимир Бабурин: Наш сегодняшний гость - мэр подмосковного города Серпухова Павел Жданов.

Вопросы будут задавать Роланд Фритше, Второе немецкое телевидение (CDF), и подмосковный журналист Вера Володина.

И, как всегда, в начале - биография нашего гостя. Павел Жданов родился 27 октября 1958 года в селе Веселая Тарасовка в Ворошиловградской области (нынешняя Украина). По окончании школы поступил в МВТУ имени Баумана, в институте возглавлял движение студенческих строительных отрядов. В 1981 году окончил институт с отличием, получил распределение на завод "Металлист" в Серпухове. Карьера - от мастера цеха до генерального директора. С 1983 по 1985 год проходит воинскую службу в офицерском звании. Во время работы на заводе получил дополнительное образование по специальностям "Технология управленческой деятельности" и "Менеджер по антикризисному управлению". Имеет оформленные патенты. 1 октября 2000 года был избран мэром Серпухова, в сентябре этого года переизбран на новый срок, заручившись поддержкой порядка 32 процентов избирателей. Отмечу, что дважды он победил предыдущего мэра Серпухова, и на первых выборах, и на вторых. Увлекается спортом, первый разряд по волейболу и футболу. Женат, двое взрослых сыновей, двое внуков. В марте 2005 года признан абсолютным победителем всероссийского конкурса "Менеджер года-2004" по Московской области.

Господин Жданов, все правильно, ошибок нет?

Павел Жданов: Абсолютно правильно. Единственное уточнение, я его постоянно делаю, должность у меня правильно называется - глава города Серпухова. У нас мэров не очень много в Московской области, и на самом деле должность - глава. Я на этом делаю акцент, поскольку мы все-таки в России.

Владимир Бабурин: В Москве, тем не менее, мэр. Для тех слушателей, кто не знает, мэр с французского переводится как "мать".

Ну, начну тогда с чисто российского развлечения. Очень любят в этой стране считать деньги. Как только речь заходит о деньгах, да еще о чужих, все страшно оживляются, сразу всем становится интересно. Вот ваша пресс-служба мне помогла, сообщив, что доходы бюджета Серпухова за 2000-2004 годы вырос более чем в 2,7, почти в 3 раза - с 316 до 867 миллионов рублей. Также за четыре года зарплата бюджетников увеличилась в вашем городе более чем в 2 раза. И при этом в общей сумме расходов местного городского бюджета выплаты зарплат бюджетникам составляют практически половину. Очень большая цифра - 42,2 процента.

Еще такое вот личное наблюдение. Когда едешь по прилегающим к Москве районам и областям, по федеральной трассе - все очень хорошо, а въезжаешь в областной город, а еще, не дай бог, в районный - сразу видно, что дорога в муниципальном управлении (как любят говорить водители, "ловушки на мамонтов"). Вот Серпухов - завидное исключение: внутри города тоже вполне спокойно можно на автомобиле передвигаться. Знаю, что вы получили значительные какие-то средства и из областного бюджета - это не очень большой секрет. Но все-таки интересно, как удалось за небольшой такой срок достичь таких хороших цифр? Не только ведь дело в умении выбить деньги из бюджета областного, а нужно зарабатывать их и самим - как?

Павел Жданов: Вообще, если говорить о деньгах, то, когда мы сегодня на разных уровнях - региональных, муниципальных - сравниваем, к примеру, 2000 год, 1997 год с сегодняшним, это не совсем корректное сравнение, поскольку налогооблагаемая база меняется постоянно. И если говорить о критериях муниципального образования, то это как раз, в первую очередь, уровень заработной платы, то есть темпы роста уровня заработной платы - это показатель стабильности и развития муниципального образования. Это не всегда получается, поскольку инновационные проекты имеют длительный срок. Поэтому вторая составная часть - это инновационные проекты, как новые, так и инновации в старом производстве. Вот по совокупности этих двух проектов я могу сказать, что экономический рост в городе Серпухове за этот промежуток времени мною оценивается где-то в 2,8-3 раза. С точки зрения бюджетных показателей это немножко по-другому.

И если конкретно на ваш вопрос ответить, то здесь вообще совокупность действий, которые у нас были. Конечно же, важно правильно выстраивать отношения и с федеральным бюджетом, и с региональным, и, как говорят главы муниципальных образований, нужно выбирать все, что можно выбрать из этих бюджетов. Я думаю, что все-таки главная причина изменения состояния в том, что мы первые 5 лет занимались изменением облика города и продвижением города Серпухова на внешний рынок, за рубежами нашей страны. А дальше, поскольку в городе проводилось очень много мероприятий, то нам так или иначе и федеральные, и областные структуры вынуждены были помогать в приведении его в порядок. Но при всем при этом очень важно, чтобы жители не остались в стороне и произошли большие изменения у жителей по отношению к внешнему облику своего города. И сегодня мы уже вполне можем говорить о том, что и экономический фундамент, и внешний облик города позволяет нам немножко по-другому ставить задачу.

Если посмотреть 10 направлений, которые мы ставили в этом году, на первом месте у нас стоит такое направление, как отнюдь не удвоение валового продукта, а в первую очередь сегодня мы говорим о том, что нам нужно заняться духовным развитием. Там есть три этапа: духовное оздоровление, духовное развитие и духовное обогащение серпуховичей. Вот это первая задача, и она лежит в основе уже всех наших экономических успехов, то есть отсюда все. И сегодня таким образом мы запустили механизм саморазвития, и главную задачу я ставил перед собой - не привлечь деньги чистые (то есть можно привлечь их, и они останутся), а главное - запустить механизм саморазвития. Меня немножко критикуют, но я для себя беру за пример Владимира Ильича Ленина, который простым путем назвал... Можно спорить, правильные или неправильные лозунги, но я говорю о самой технологии работы с общественностью, и он сказал: "Мир - народам, земля - крестьянам, фабрики - рабочим", и тем самым.

Владимир Бабурин: "Земля - крестьянам" - говорили до него и эсеры.

Павел Жданов: Я в данном случае говорю о том, что у меня отложилось. Я как раз не с этой точки зрения рассматриваю вопрос, а просто важно было запустить механизм саморазвития. Мы такие механизмы саморазвития запустили, о них можно долго говорить, саморазвития запустили, о них можно долго говорить, но один из ключевых - мы научили жителей нашего города произносить, искренне и не кривя душой, две фразы. Первую фразу большинство серпуховичей говорят - "Я люблю свой город Серпухов", и значительная часть серпуховичей произносят уверенно сегодня фразу - "Город Серпухов лучший в мире город", ну, и иногда добавляют - "по крайней мере, для серпуховичей".

Владимир Бабурин: Вот на такую мысль меня последняя ваша фраза навела. Есть такое расхожее мнение, что Москва - это не Россия, она очень сильно отличается от всей остальной российской территории. А вот Московская область является всей остальной российской территорией. Московская область - это такая Россия в миниатюре, если исключить сам областной центр, тем более что он в этот субъект Федерации не входит, и в ней есть разные города. Если провести такую аналогию - есть карта Московской области и есть карта Российской Федерации, - с каким бы российским городом вы бы сравнили свой город? Я бы, например, сравнил его с Самарой, приплюсовав еще Тольятти. Потому что у вас есть собственный автомобильный завод, который делает автомобили "Ока", и вокруг Серпухова такой вот наукоград - Пущино, Протвино, - как вокруг Самары. Вы бы с чем сравнили свой город?

Павел Жданов: Я, может быть, немножко более наглым буду и скажу, что Серпухов - это Нижний Новгород по своим историческим корням, по духу. В Нижнем Новгороде тоже есть автомобильный завод, если с этой точки зрения смотреть. Но с точки зрения духа российского Серпухов и Нижний Новгород - это два города, которые на протяжении более шести веков определяли характер русского человека, определяли развитие. И сегодня эти два города еще похожи между собой сохранившимся историческим ландшафтом.

Владимир Бабурин: Если закончить логическую нить, Нижний Новгород - третий город России, а Серпухов - третий город Московской области.

Павел Жданов: Я бы сказал, что Серпухов вполне может быть первым городом России именно по русскости своей. Поэтому мы как-то на третье место не претендуем.

Роланд Фритше: Ваш город в первой десятке по объему промышленности в области, но все-таки город дотационный, насколько я понимаю. Я нашел такие данные, что вы из областного бюджета сейчас получили для погашения задолженности города порядка 550 миллионов рублей. Откуда эта задолженность - от ваших предшественников или откуда-то еще?

Павел Жданов: Вы знаете, слово "дотационный" сегодня не очень корректно, поскольку объем доходов, которые город перечисляет в федеральный бюджет, все время увеличивается. К примеру, мы всего одну треть подоходного налога себе оставляем, хотя раньше весь подоходный налог оставался, налог на добавленную стоимость и так далее. По существующей схеме у нас есть структура бюджета, и в этой структуре бюджета, в том числе, есть и областная составляющая, мы ее получаем. Но если говорить о цифре, о которой вы упомянули, это цифра немножко другого плана, и она определяется следующим фактором. У нас в городе и вообще в области поощряется инициатива глав муниципальных образований. Мы выполнили огромное количество работ, в том числе по ремонту кровель, по ремонту дошкольных учреждений.

И один из важных моментов: за последние два года мы отремонтировали основные учреждения культуры. Я сегодня с полной уверенностью могу сказать, что у нас лучший в Московской области театр, и он в пятерку лучших в Москве войдет по своей акустике и так далее. Сегодня мало в каком городе Подмосковья есть четыре суперсовременных кинотеатра вместимостью более 170 человек. У нас они есть, и мы их сделали в этом году. Мы сделали эти проекты, прокредитовавшись в коммерческих банках. Выполнив и завершив эти работы, подписав акты, мы обратились в областное правительство и попросили: если будет профицит областного бюджета, то мы хотели бы, чтобы нам какую-то часть наших затрат компенсировали. Поскольку мы их вложили в муниципальные объекты, предъявленная сумма намного больше. Так скажем, сколько мы смогли защитить в областной Думе, столько мы и получили. Поэтому это не дотация, а это как раз участие области в развитии сети муниципальной.

И я для себя уже давно сделал такой вывод, в определенной степени, так скажем, мое решение рискованное, но я сделал вывод о том, что кто делает, как правило, тому помогают, и помогают сильным. И поскольку мы сделали много, периодически компенсацию наших затрат производят.

Вера Володина: Я хотела бы напомнить, лет шесть, наверное, назад я видела вас первый раз на одной из конференций, семинаров, который провод Союз наукоградов России. Тогда упоминалась по Серпухову территория научно-технического развития, ассоциация "Южное Подмосковье". Это то, что сегодня еще живет? Инновационные, инвестиционные какие-то проекты разрабатываются на базе тех технологий, которые в оборонных предприятиях, в частности, серпуховских были, или все приходит из-за рубежа? У вас много предприятий, иностранного капитала, больше с каждым годом, и они все работают не на тех технологиях, которые в России преобразовались в какие-то гражданские. В этом смысле как те идеи реализовываются сегодня? Наверное, что-то не так, как вы хотели, да?

Павел Жданов: Идеи реализовываются, мы продвигаемся. И у нас территория научно-технического развития существует, Ассоциация муниципальных образований есть. Мы очень много сделали, и самое главное - мы сейчас создали базу данных из более 100 проектов, которые разработали ученые. И для каждого из этих проектов сегодня мы прорабатываем механизм продвижения. К сожалению, из этих проектов сегодня получили свое воплощение в жизнь и уже есть результаты только три. Это небольшие производства, и, тем не менее, на этой базе созданы малые предприятия, не только в Серпухове.

Я с легкой грустью хочу отметить, что основные проекты, которые мы пытались продвинуть, сегодня осуществляются в Китае, поскольку государство Китай, увидев наши презентации, в том числе и на авиасалоне "МАКС", предложило эти проекты к осуществлению, и сегодня в свободной экономической зоне Шенжень они осуществляются.

Вера Володина: Но с выгодой для вас, да?

Павел Жданов: Практически нет, только вот эмоциональная выгода. Тем не менее, для ученых это важно. Важно, что они увидели воплощение, и многие увидели, что все не так хорошо, как они хотели. У каждого была такая идея, что это перевернет мир, а на самом деле это рядовые проекты. Если говорить об инвестициях, то инвестиции сегодня и предприятия, которые есть, - это в основном мы строим у себя предприятия, открываем предприятия пищевой и перерабатывающей промышленности. У нас, допустим, австрийская фирма "Штайер Опст" - они привезли свою технологию, но сегодня уже применены достижения нашего отделения Академии биологических наук, расположенного в южном Подмосковье. И мы, таким образом, добавляем в иностранные проекты находки наших ученых.

Одно из главных достижений, я могу сказать, что это наше достижение, - это то, что в правительстве России в этом году появилось Агентство по экономическим зонам развития, которое возглавляет Юрий Николаевич Жданов. В том числе, мы немного потратили времени, чтобы убедить его заниматься этим делом. Другое дело, что сегодня там какие-то принципы отбора зон развития, на мой взгляд, не совсем эффективные, но самое главное, что это уже есть, и это развивает.

В подтверждение того, что мы получили какой-то результат, может служить День науки. Я всех приглашаю в город Серпухов 8 февраля, в День науки. Вы увидите, что сегодня - я считаю, что это главный результат - мы восстановили движение рационализаторов-изобретателей. И самое главное, что в этом процессе у нас участвуют дети. Сегодня дети понимают, что они не просто творят, а мы все детские разработки внедряем и покажем в производстве. В том числе, у нас есть автозавод "Ока", и там элементарные вещи, которые дети задумали, уже на этом предприятии менеджмент пытается как-то внедрить. Поэтому сегодня у нас задача заключается в том, чтобы механизмы рационализаторства и изобретательства запустить, чтобы они работали. Вот 8 февраля можно приехать и убедить, как работает все это.

Вера Володина: То есть можно сказать, что амбиции российских ученых оказались лет 6-7 назад, может быть, слишком большими, и сейчас они в роли таких рационализаторов, изобретателей на основе западных технологий могут как-то проявить себя? Или все-таки это несовершенство того законодательства, по которому можно эти зоны экономические организовывать? В чем дело?

Павел Жданов: По-разному. На самом деле, первое, многие из ученых убедились, что одно дело - придумать идею, а другое дело - превратить это или положить на технологии. То есть многие поняли, насколько это сложный путь. С другой стороны, есть целый ряд, на мой взгляд, национальных проектов, которые в нашей стране напрасно не осуществляются. Самая главная проблема, которой мы занимались, проблема инсулина неживотного происхождения - это разработка ученых Оболенского центра. Тут вмешались коммерческие интересы... долго не буду рассказывать, но я считаю, то, что тогда, 5 лет назад, этот проект не был поддержан на государственном уровне, только через некоторое время этим вопросом начал заниматься некоторое время этим вопросом начал заниматься "Газпром", начал заниматься Юрий Михайлович Лужков в Москве, создавать в городе Снежинске, - эти пять лет потеряны. На самом деле это очень важный национальный проект, и самое главное, что люди как-то разуверились, разработчики этого проекта. И таких проектов много, когда нужна государственная поддержка.

Сегодня, на мой взгляд, один из главных моментов, о котором нужно задуматься государству (я не сомневаюсь, что задумываются, просто пока еще результаты не очень видны), что для подобного рода проектов, которые прошли экспертизу, которые получили заключение...

Владимир Бабурин: Павел Владимирович, простите, что вас перебиваю, но это совсем в дополнение к вопросу коллеги Володиной. У меня так по жизни получилось, что очень много у меня было знакомых биологов, которые и из МГУ, и из других московских биологических институтов приезжали работать в Пущино, крупнейший был во времена советской власти там центр. Последние годы людей, с которыми я вместе было в Пущино, я встречал в самых разных лабораториях Западной Европы, а еще больше - Соединенных Штатов и Канады. Я даже не могу назвать приблизительную хотя бы цифру "утечки мозгов" только из Пущинского центра. Как вы считаете, эту проблему как-то удалось решить? Удалось ли приостановить отъезд специалистов на Запад? И, самое главное, удалось ли заменить тех, кто уехал и, естественно, уже никогда не вернется?

Павел Жданов: Мы говорим о роли личности часто, и я могу сравнить. У нас есть три центра - Пущинский, Оболенский и маленький биологического направления институт, рядом с Серпуховым, в таком поселке Большевик. Так вот, в Пущино на самом деле тенденция, о которой вы говорили, есть, и она продолжается. В меньшей степени, поскольку там техноцентры, технопарки, Пущино, к нашей радости, получил звание наукограда сейчас. А вот в Оболенске и Большевике практически никто не уехал, потому что и одним и другим центром руководил человек, который знал, что он ответственен за тех людей, которых он взял к себе на работу, - Николай Николаевич Чураков. Он получил много разных оценок, и отрицательных, и положительных, за свою, с одной стороны, жесткость и за воспитание патриотизма, то есть он не отпускал, он решал вопросы, делал социальные пакеты. Сейчас большинство людей остались в Оболенске, и Оболенск сегодня, несмотря на то, что там государство года 3-4 не уделяло внимание этому центру, тем не менее, сегодня это стало уже государственным предприятием. Николай Николаевич сегодня на пенсии, ему 75 лет, но основной потенциал люди сохранили. И они остались, потому что о них кто-то заботился на уровне конкретного предприятия.

Поэтому в данном случае все от руководителя зависит. Как бы сложно не было, но у руководителя были ресурсы, чтобы людей задержать, дать им работу. Они выигрывали гранты, гранты США. Нас где-то даже возмущало, что охрану в государственном научном центре ставили на средства, полученные по гранту США. Но все равно, так скажем, у человека - ученого и руководителя - была задача сохранить актив и сохранить технологии. И он это сделал.

Роланд Фритше: 4 сентября вас выбрали повторно главой города, и при этом голосовали 14462 избирателя за вас - это примерно 10 процентов всего населения города. Достаточна ли такая поддержка для вашей работы?

Павел Жданов: Активность избирателя зависит от многих факторов. Следующий вопрос, на который я отвечаю, очень многие люди, которые были уверены в победе, по своей ленности не пошли, тем не менее, зная, что они меня поддерживают. А с другой стороны, выборы состоялись, они легитимны, победу мы одержали. А дальше уже наступает этап ответственности, то есть если мы победили, дальше мы обязаны выполнить то, что обещали нашим избирателям, даже если бы разница была в один голос, даже если бы количество тех, кто обеспечил нам победу, было бы намного меньше.

Владимир Бабурин: Господин Жданов, я хочу продолжить тему выборов темой реформы местного самоуправления. Это вопрос, о котором достаточно много говорят, я, правда, думаю, что об этом больше знают жители московского региона, потому что в других российских регионах свои проблемы, хотя и очень похожие. Напомню или сообщу нашим слушателям, что позиция депутатов Московской областной Думы была такова, что они не против реформы самоуправления как таковой, но против того, чтобы одновременно проводить сразу несколько глобальных преобразований. Но вот так получилось, такая вот просто ирония судьбы, что именно в Подмосковье, хотя московские областные депутаты и очень многие депутаты муниципальных образований выступали против спешки, выборы по новому закону прошли чуть ли не самые первые в России, именно в Московской области. И вот теперь непонятно, надо решать, что же делать с избранными в сентябре главами почти 300 новых муниципалитетов и несколькими тысячами новых депутатов (вы, в том числе, были избраны в сентябре). Трудности, разумеется, с финансами, это и налоги, и бюджеты, и межбюджетные отношения. Губернатор Громов вынес такое Соломоново решение, я бы сказал: в полном объеме ввести закон с 2009 года, а до тех пор вновь избранным органам самоуправления лишь частично передать функции существующих муниципальных образований. Причем всего таких функций 9 (я не буду сейчас их перечислять, если вы захотите, расскажете сами об этом подробнее), а это, что самое главное, не основные функции. Не сказал бы, что они декоративные, но не самые главные. Может быть, я не прав. А зарплату придется платить вполне реальную.

Как, на ваш взгляд, пойдет реформа местного самоуправления?

Павел Жданов: Есть два момента. Первый момент: когда закон был принят, у нас, к сожалению, во время принятия этого закона сработал российский принцип "давайте примем, а там разберемся". Как раз позиция глав муниципальных образования и губернатора Московской области... Я бы сказал, губернатор спросил нашу точку зрения, глав, и выработал позицию о том, что после объявления принятия закона надо хотя бы выработать механизм оптимального его внедрения. Очень много сил потратили депутаты от Московской области и Государственной Думы, для того чтобы внести поправки. Огромное количество поправок было внесено, в том числе были предложения по поэтапному введению этого закона. К сожалению, когда в начале лета стало понятно, что принципиально закон будет входить в силу, я считаю, было принято совершенно правильное решение - провести выборы основные, первый этап 4 сентября. С какой целью? С той целью, чтобы избранные главы сумели пройти курс обучения, разобраться с бюджетным кодексом, сформировать советы депутатов. Принципиально сейчас это в Московской области сделано.

И дальше все разделяется на две половинки. К примеру, город Серпухов - это муниципальное образование, городской округ. Для нас не изменилось ничего, и сегодня в городе осуществляются все функции, которые изложены в законе, там никаких ограничений нет. К сожалению, есть муниципальные образования, сельские поселения в основном, в которых и люди пришли абсолютно новые, и не сформированы бюджеты, и непонятно, как дальше здесь быть и как дальше управлять процессом. С этой точки зрения сегодня опять же не закончена работа и правительства Московской области, и губернатора, и депутатов, которые представляют интересы в Государственной Думе, для того чтобы предложить еще механизмы, каким образом не бросаться просто в выплату заработной платы вновь избранным совета и главам, которые не смогут осуществлять свои функции. Но по большинству муниципальных образований сегодня ведется работа, чтобы люди были готовы. Я сегодня абсолютно точно могу сказать, что все вновь избранные и никогда ранее не работавшие в органах государственного муниципального управления люди прошли обучение, то есть они уже что-то понимают, и с этой позиции предпринимаются самые разные шаги: где-то передаются права муниципальному району со стороны поселений, где-то наоборот.

Московская область, казалось бы, маленькая, но даже в Московской области существуют принципиально разные территории. То есть существуют территории, где экономическое развитие сегодня еще далеко от среднего областного уровня, а есть территории, в которых уровень экономического и социального развития выше Москвы даже, - и для всех разные подходы, бюджетообразующие процессы. Поэтому сегодня, к сожалению, мы не смогли убедить в целом Государственную Думу в том, что не надо торопиться, лучше, как говорится в пословице, хорошо запрячь, а потом уверенно и надежно поехать. Но в сегодняшней ситуации все-таки в Московской области процесс организован так, что, в общем-то, особого ущерба для бюджета не будет, хотя сложностей много. Но выработанная система и командный принцип, который у нас есть, поможет все эти рифы обойти. Поэтому в Московской области, я думаю, все будет относительно спокойно.

Тем более что мы же смотрим за экспериментом, в котором участвует Новосибирск и Новосибирская область, Ставропольский край. Там есть положительные и отрицательные моменты. Но, как показал опыт всех законов, которые принимались ранее, и 131-ый, и 122-ой, на первых порах Московскую область всегда критиковали за какую-то собственную позицию, но когда закон вступал в силу, всех потом призывали изучить положительный опыт Московской области.

Владимир Бабурин: То есть, насколько я понимаю, вас как главу города не сильно затронули эти изменения, как вы только что сами сказали, не сильно отличается от того, что было ранее. А что касается людей или - как все чаще сейчас в России, к сожалению, говорят - избирателей, или, того пуще, электората, что с ним будет? Я такой пример приведу - из Московской области, но не из вашего района. Поселок Семхоз присоединили к городу Сергиев Посад. Теперь все вместе это - город Сергиев Посад. Первые следствия: жители бывшего Семхоза, которые теперь горожане, и сергиевопосадцы платят за электричество по городским расценкам.

Павел Жданов: В этих процессах, на самом деле, очень часто многое зависит от инициативных групп. У нас тоже в городе есть такая ситуация: жители одного из сельских районов, которые жили почти в городе и получали все услуги в городе, а жили по правилам сельского хозяйства, имели льготы и так далее, они уже написали письмо: "Хотим быть горожанами". Мы два месяца с ними ведем разговор и предлагаем каждому жителю понять, что он выиграет от того, что он будет считаться горожанином, и что он потеряет от того, что не будет теперь считаться жителем сельской территории. Ваш конкретный пример говорит о том, что муниципальные власти Сергиева Посада недоработали. И я опять могу это объяснить, поскольку Сергиев Посад на протяжении уже нескольких лет, во всяком случае, двух лет находится в состоянии постоянных выборов и перевыборов. То есть стабильности власти нет. Вот там, где стабильность власти обеспечена, эти процессы все равно будут урегулированы.

Владимир Бабурин: Но не доехал сергиевопосадский мэр до нас. Обещал и не доехал. Пришлось вас просить комментировать эту ситуацию. Роланд Фритше, пожалуйста, ваш вопрос.

Роланд Фритше: Вы говорили уже об образовании бюджета, и каждый муниципалитет ищет свои источники. Насколько я понимаю, для вас источник бюджета - это распродажа (как некоторые критики это называют) имущества, недвижимости. Допустим, 8-го у вас был аукцион по продаже гостиницы "Ока". Сколько это вообще вам дает, городской бюджету, эта продажа городской недвижимости, городского имущества?

Павел Жданов: Я все-таки будут употреблять слово "приватизация", поскольку слово "приватизация" и само понятие подразумевает под собой повышение эффективности деятельности объекта. У нас есть план приватизации, который утверждается областной Думой, нашим Советом депутатов. И все продажи, которые сейчас проходят у нас, идут в соответствии с планом. Ну, так случилось, что мы очень долго готовили объекты с точки зрения регистрации, земельных отношений и прочее.

У этого процесса есть две стороны. Первая сторона: у нас нет цели на любых условиях "спихнуть" объекты. К примеру, вы говорите о гостинице - у нас аукцион по гостинице не состоялся, потому что мы назначали ту цену, которую по сегодняшним нашим меркам гостиница в центре города стоит. Было желание значительно дешевле купить, естественно, разговоры, переговоры всякие были. Но рядом был другой объект - магазин "Товары для детей", и этот объект ушел, причем ушел намного дороже, чем мы его выставляли. И сегодня я говорю, что это правильный процесс, поскольку в торговле... ну, это не муниципальная функция - развивать коммерческую торговлю. Сегодня наша функция заключается только в том, чтобы на протяжении какого-то времени (а мы установили 5 лет) в этом помещении был магазин детских товаров. Потом уже рынок выровняет, где будут детские товары. Что касается гостиницы, мы будем стоять на своей цене, снижать эту стоимость не будем. И мы знаем, что этот объект стоит ровно столько, просто инвесторы еще не оценили необходимость в Серпухове вот этого бизнеса. Поэтому объект остается в плане приватизации, на этот период, пока он будет в плане, мы будем управлять. Причем объект не такой, как нам хотелось бы, рентабельности, но он и не убыточный на сегодняшний день. Важно привлечь инвестиции для реконструкции гостиницы.

Вера Володина: Я еще о приватизации хотела спросить. Вам знакома, конечно, ситуация с общежитием, которое раньше принадлежало заводу "Металлист", где вы были генеральным директором. Это просто для меня свежая тема, буквально вчера я узнала, что после решения Московского областного суда 28 ноября было отменено решение городского суда, которое не давало людям право приватизировать комнаты в этом общежитии. Если я правильно поняла, вчера, кажется, у вас состоялся суд, и из 14 исков два по второму заходу были удовлетворены. Как вы сами относитесь к желанию людей, живущих в этом общежитии, приватизировать его?

Павел Жданов: Желание совершенно нормальное, и летом, когда мы в очередной раз встречались с жителями, я сказал, что мы намерены максимально поддержать эту инициативу. Есть два аспекта. Первый аспект: общежитие это на самом деле предоставлялось тем людям, которые работали на предприятии. Сегодня в силу разных обстоятельств ситуация складывается таким образом: у человека есть общежитие, право проживать в этом общежитии, койко-место или комната. Он за собой оставляет это право, в соответствии с законодательством имеет право эту койку сдавать в аренду, получать деньги - и вместе с тем у этого человека, мы совершенно четко знаем, есть приватизированная квартира, коттедж и так далее. Казалось бы, полный абсурд.

Для того чтобы разрешить все эти вопросы, на самом деле мы инициировали судебные иски, поскольку законодательного права какие-то решения принять сегодня у нас нет. Поэтому мы хотели, чтобы у нас было такое юридическое подкрепление - судебный иск.

Вера Володина: Но все-таки пример, который вы приводите, - что человек проживает чуть ли не в коттедже и имеет койку в общежитии, - это какая-то странная ситуация, может быть, единичный случай. Как правило, там живут люди социально незащищенные.

Павел Жданов: Дело в том, что это приличное здание, это общежитие - одна из последних построек, находится оно в центре города и так далее. Там тоже есть женщины одинокие, есть семьи, которые приехали молодыми специалистами, продолжают работать на заводе в должности просто технолога (ну, не вырос человек), получают зарплату маленькую, живут в маленькой комнате, имеют двух детей, и каких-то вариантов предоставить им жилье абсолютно нет. Такие люди тоже есть, и мы все эти шаги делаем в первую очередь для этих людей.

Владимир Бабурин: От таких суетных и мирских вопросов хотел бы перейти к духовным. Очень старый город, даже по европейским понятием, Серпухов - XIV век, 1328 год. Большое количество монастырей, церквей сохранилось. Я знаю, что вы встречались с патриархом Московским и всея Руси Алексием Вторым, знаю, что очень большое число священников служит на территории Серпухова, внушительный очень список. А как вы относитесь к требованиям, что Православная церковь должна быть объявлена чуть ли не государственной религией и должна получать определенные преференции перед остальными конфессиями, которые существуют в России?

Павел Жданов: Я так не могу определить автора этих требований, хотя они подспудно проявляются. Может быть, определенное богохульство себе позволю, но моя позиция такая: если мы хотим, чтобы роль Православной церкви в нашем государстве начала падать, надо это сделать. Сегодня, как бы то ни было, Православная церковь - это все-таки основной духовный и идеологический стержень развития нашей страны. Мы уважаем все конфессии, которые у нас есть, все религии, но, тем не менее, стержень православный, и вокруг этого мы возрождаем наши традиции, вокруг этого строится все. Вот у Коммунистической партии Советского Союза были нормальные, хорошие этапы деятельности в разное время. Но как только эта партия, в которую все верили, которая практически была своего рода религией, как только это стало государственной машиной - все, эффективность начала падать день ото дня. Поэтому то, что сегодня Православная церковь самостоятельна, и что она набирает вес и авторитет в обществе, - это важно и это должно быть. При всем при том, что еще другие конфессии должны развиваться. Ни в коем случае государственной поддержки, на мой взгляд, Православной церкви не надо.

Владимир Бабурин: Даже вы произнесли такую фразу, что Православная церковь - это стержень духовности. И вообще, в последнее время понятие духовности увязывают исключительно с Православной церковью, таким образом, отказывая огромной части населения этой страны - а я уверен абсолютно, что после 80 лет большевизма их большинство, - не атеистам, не дай бог, а агностикам, которые не привыкли, выросли в атеистической стране (слава богу, что не атеистами), им практически отказывают в какой-либо духовности. Например, меня, как человека неверующего, мои духовные чувства вполне может оскорблять, что... Вот я считаю икону Андрея Рублева или какого-то другого замечательного мастера прежде всего произведением искусства, и когда я прихожу в музей или есть, например, на российском "Золотом кольце" культовые учреждения, которые на паритетных началах содержат администрация и церковь, по выходным они работают как храм, а в остальные дни работают как музей, поэтому иконы там не закрыты окладами, в хорошем состоянии, постоянно реставрируются. И когда я в церкви вижу замечательную икону, которая закопчена от свечей, да еще гвоздями прибили к ней металлический оклад, - мое чувств, и я думаю, что чувства любого агностика, духовные именно чувства это может вполне оскорбить. А говоря, что православие - стержень духовности, таким образом, люди, так говорящие, в духовности неверующим людям отказывают.

Павел Жданов: Я несколько раз подчеркивал, что это не должно быть строем и все пошли в церковь, все должны стать православными. Я очень много и часто общаюсь с владыкой Ювеналием, митрополитом Крутицким и Коломенским, который управляет Московской областной епархией. Вот у него есть такая хорошая мысль, и при всем при том, что в рамках епархии есть какие-то задачи, при всем при этом владыка говорит о том, что надо создать такие условия, чтобы тот, кто уже готов и созрел, чтобы тот пришел в церковь, тот, кто еще не готовы, для него мы должны создать другого плана условия - мы должны создать возможность человеку пойти в музей, чтобы в музее была выставка икон, была выставка картин, чтобы у человека была возможность сравнения и выбора. Вот если путем выбора человек придет к православию - это в корне намного прочнее.

И в этом плане я поддерживаю эту позицию, и как раз в плане выбора мы предоставляем много возможностей в нашем православном городе. И мы сегодня, когда говорим, что Серпухов - столица духовного возрождения, это не значит, что мы строим все только на православии. Это не значит, что мы доводим практически до ортодоксальных каких-то действий. То есть мы сегодня предоставляем право выбора. У нас в городе есть, как вы сказали, полумузей, полуцерковь - церковь для староверов. Мы предоставляем возможность делать выставки самым разным направлениям, и Европа, и США имеют право представить свои идеологические воззрения. Сегодня, я считаю, в Серпухове это уже видно по людям, что, когда человеку предоставляешь выбор, когда он делает его сам, идейные корни и духовность общества намного выше. Это долго, нас где-то критикуют, что мы сегодня в каких-то параметрах отстаем, но я сегодня уверен, что мы все делаем правильно. Лучше не торопясь, но человек должен сделать выбор сам.

Роланд Фритше: Хотел бы вернуться к вопросу о задачах муниципалитета. Тем более, скоро 1 января - значит, начнется новый этап монетизации. Плюс к тому же начнется переход к полной оплате коммунальных услуг. Ваш город тоже, естественно, будет сталкиваться с этими проблемами, тем более, неизвестно, у вас все-таки подача воды идет до сих пор с перерывами, насколько мне известно, и плюс к тому же не более 60 процентов населения платят у вас регулярно за квартиру. Как вы, как глава города, и администрация готовитесь к 1 января, именно исходя из этих вещей, о которых я говорил?

Павел Жданов: С точки зрения обеспечения условий жизни серпуховичей можно сказать, что у нас все надежно и все уверенно. И мы готовы и по теплу, и по воде, и по мусору, и по канализации, и так далее. Если говорить о Жилищном кодексе, который был принят, и все основные моменты были введены, это опять неподготовленный закон. Он принципиально хорош, но сегодня наши люди к нему не готовы. Вот один из моментов. Город Серпухов - это почти Москва, 100 километров, это все-таки не та далекая Россия, но где-то процентов 40 жителей не понимают, что такое управляющая компания, где они ее должны найти и кому они должны куда платить и с кого какие услуги требовать, - хотя мы книги издали, справочники каждому жителю. Они все знают, что если у них течет кран или не работает унитаз, то надо пойти к главе городе, они больше никого не знают, никаких рыночных отношений и так далее. Поэтому с этой точки зрения вопрос не подготовлен.

С точки зрения платежей по-разному можно говорить, но сегодня у нас в городе платят больше 90 процентов платежей, которые мы установили. Опять же цифрами можно играть, и если сильно проревизировать эту цифру и посмотреть, что у нас есть бараки, в которых никто не живет, но в целом это жилая площадь, ветхий фонд, в котором нельзя жить, - конечно, цифра будет меньше. И вообще, в принципе, моя позиция, что жилищная реформа и состояние жилья - это задача государственная. Она состоит из двух половин. Когда мне задают вопрос - поставьте рейтинг задач, которые нужно решать в жилищно-коммунальном хозяйстве - первое, о чем я говорю, что нужно вложить деньги в повышение культуры жизни нашего жителя. Вот сегодня в это нужно вложить деньги, чтобы человек понимал, за что он платит, что в подъезде плевать нельзя. Это же очень большой комплекс вопросов, а мы посмотрели, как в Европе, и решили сразу скопировать. Нам это нужно подготовить.

В Москве уже этого нет, а в городе Серпухове и еще дальше, в Тульской, в Калужской области огромное количество жилья, когда человек в туалет ходит, извините меня, на улицу, когда человек с ведром в городе (я не говорю о деревне) идет за 100 метров за водой. Это есть на сегодняшний день.

Роланд Фритше: То есть протесты будут, социальные, как были, допустим, в прошлом году и в этом году?

Павел Жданов: Я могу сказать, что у нас протестов не было. У нас все беспокойства, которые были в городе, они были только политического характера - Коммунистической партии надо было о себе как-то заявить. А в целом при всей сложности ситуации мы в состоянии решить вопросы и снять напряженность.

Владимир Бабурин: Почти час мы слушали главу Серпухова Павла Жданова. Теперь - по традиции этой программы - есть по минуте, чтобы сказать, что было для них самое главное в этой беседе. Вера, пожалуйста.

Вера Володина: Интересно слушать. Умный человек, тем более, лучший менеджер года. Мне хотелось бы, чтобы параллельно с голосом главы как-то еще фантастическим образом прозвучали голоса живущих в Серпухове людей. Может быть, они на что-то возразили бы - вот этого не хватает.

Владимир Бабурин: Формат этой программы это не предусматривает. Роланд, пожалуйста.

Роланд Фритше: У меня такое впечатление, что девиз, которым руководствуется наш гость, - объединение, возрождение, созидание - вполне подходящий для Серпухова. И желаю при дальнейшем осуществлении этого девиза успеха и удачи.

Павел Жданов: Спасибо.

Владимир Бабурин: Из всех слов, которые здесь произносил господин Жданов, я выписал два - "помогают сильным". Действительно, глава Серпухова показался мне человеком сильным, исходя, правда, из тем, которые мы не обсудили. Он управляет городом, не вступая в партию "Единая Россия", как делают сейчас главы многих образований. И второе, насколько я знаю, он встречался с Зурабом Церетели, и вроде как решен вопрос - поставить в центре фонтан. Это правда?

Павел Жданов: Нет. Ведем разговор с Зурабом Церетели, но на самом деле сегодня у нас очень большой проект по реконструкции площади, еще ничего окончательно не решили.

Владимир Бабурин: Вот я как раз хотел сказать, что мэр города Нью-Йорка оказался не таким сильным человеком и отказался очень вежливо от подарка Зураба Церетели - и его "Колумба" не будет в Нью-Йорке.

XS
SM
MD
LG