Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взрыв в Зимнем дворце


[ Радио Свобода: Программы: История и современность: Документы прошлого ]
[19-02-05]

Взрыв в Зимнем дворце

Редактор и ведущийВладимир Тольц
Авторы Елена Зубкова и Ольга Эдельман


Владимир Тольц: 125 лет назад, в 1880 году, 5 февраля по старому стилю и 17-го - по новому, произошел один из самых впечатляющих террористических актов в дореволюционной России: взрыв в Зимнем дворце. Подготовили его революционеры-народовольцы, а осуществил Степан Халтурин. Целью было покушение на жизнь императора Александра II. Не первое покушение: в него уже трижды стреляли, а в ноябре 1879 года под Москвой было взорвано железнодорожное полотно при проезде царского поезда. Собственно, после неудачи со взрывом поезда ставка была сделана на подготовку взрыва во дворце.

Проект телеграммы для публикации в Правительственном Вестнике, 5 февраля 1880 (напечатать 6-го), утвержден Александром II

5 сего февраля в седьмом часу пополудни в подвальном этаже Зимнего Дворца под помещением Главного караула произошел взрыв, при этом убито 5 и ранено 34 нижних чинов от лейб-гвардии Финляндского полка караула, попорчены: пол в караульном помещении и несколько газовых труб. Приступлено к выяснению причины взрыва.

Приписка: По сведениям, сообщенным по высочайшему повелению флигель-адъютантом полковником Теннером, убитых 8, а раненых 45.

Ольга Эдельман: Примечательно, что единственная поправка, внесенная Александром II в проект правительственного сообщения, касалась уточнения числа погибших и пострадавших, он велел запросить точные сведения в полку. Опубликовали правительственное сообщение после некоторых колебаний: боялись вспугнуть преступников. В первый момент ведь было вообще неясно, как трактовать случившееся - покушение это или несчастный случай.

Из донесения начальника Санкт-Петербургского губернского жандармского управления в III Отделение, 8 февраля 1880 г.

5 текущего февраля в 6 часов 20 минут пополудни прибыл во дворец приехавший по Варшавской железной дороге принц Александр Гессенский, и взойдя во внутренние покои, был встречен посередине малого фельдмаршальского зала его императорским величеством, в это самое время послышался сильный гул, наподобие пушечного выстрела, причем его императорское величество изволил спросить, что такое сделалось, кто-то из великих князей заметил, что вероятно взорвало газ, но оказалось, что был произведен взрыв.

Владимир Тольц: Заметим, что тогдашним экспертам понадобилось совсем немного времени, чтобы разобраться, что к чему. Вывод о том, что произошел взрыв динамита, был сделан в тот же день.

Рабочая записка начальника III Отделения генерала Дрентельна, 5 февраля

У Комарова никаких особых сведений нет. Убитыми оказывается 10 и ранеными 44, из коих 8 опасно. Взрыв произошел от динамита. Эксперты доложили, что его могло быть от 1,5 до 3 пудов. Полагают, что он был помещен в печке или на печке, иначе непременно было бы углубление в полу.

Правительственное сообщение, составлено 6-7 февраля; напечатано в выпуске "Правительственного вестника" за 9-21 февраля.

После взрыва, бывшего 5 текущего февраля в Зимнем Дворце, произведен был осмотр помещений, пострадавших от взрыва. Осмотрены: помещение для старшего караула в 1 этаже, под ним в подвальном этаже жилое помещение и коридоры с кирпичным сводом и во 2 этаже над караульным помещением для нижних чинов столовые комнаты его императорского величества. Взрыв произошел в подвальном этаже, в котором значительная часть сводов и печь в жилом помещении разрушены, двери все вырваны, деревянная обшивка труб оторвана и тамбур у входа уничтожен. В 1 этаже, где помещались нижние чины караула, оказались в нижнем своде потолка, имеющем поверх еще вторые легкие своды, две пробоины и большая часть пола провалилась, во втором же этаже в столовой комнате приподнят паркет ... и треснула стена, значительное число стекол в здании Дворца оказалось разбитым.

Взрыв, по мнению экспертов, произведен динамитом, количество которого предполагается до двух пудов. Динамит, по заключению экспертов, вероятно находился перед взрывом в печи или на оной в служебном помещении нижнего этажа.

Из бывших в караульной комнате нижних чинов лейб-гвардии Финляндского полка 10 человек убито и 44 ранено, в том числе 8 тяжело.

Обед его императорского величества, который обыкновенно бывает в 6 часов, был отложен до прибытия его высочества принца Гессенского, приезд которого из-за границы ожидался 5 февраля. Взрыв последовал около 20 минут седьмого, в то время когда государь император изволил встречать принца, только прибывшего с железной дороги.

Дознание о виновных взрыва производится.

Ольга Эдельман: В столице, а затем и по всей стране были отслужены благодарственные молебны по случаю спасения государя. Та часть общества, что не примыкала к радикальным революционерам, была сильно возмущена: как дерзостью покушения, так и тем, что полиция в очередной раз все прохлопала. А Александр II, как видно из его помет не только на первом правительственном сообщении, но и на других документах, был огорчен гибелью солдат.

Приказ по войскам гвардии и Петербургского военного округа. В С.-Петербурге, февраля 6 дня 1880 года

Вчера, в 7-м часу пополудни, под помещением главного караула Зимнего Дворца, от воспламенения значительного заряда динамита произошел взрыв.

Избрав время обычного высочайшего обеденного стола и направив удар к разрушению столовой его величества, дерзкий злоумышленник очевидно обнаружил тем адский замысел на священную особу государя.

Бог спас драгоценную жизнь Своего помазанника, вновь проявив неизреченную и великую ко всем нам милость, за которую поспешим возблагодарить Господа в горячей и единодушной молитве.

Подписал временно командующий войсками генерал-адъютант Гурко

Телеграмма, переданная по военному и полицейскому телеграфу Петербурга со станции Штаба Корпуса жандармов, 6 февраля

Во все полки, штабы и управления.

Панихида по убитых нижних чинах лейб-гвардии Финляндского полка при взрыве [в] Зимнем Дворце, будет отслужена в полковой церкви завтра в два часа дня; похороны на Смоленское кладбище будут 8 февраля в пятницу, после заупокойной литургии, которая начнется в 10 час. утра в полковой церкви; форма одежды обыкновенная городская.

Владимир Тольц: Между тем, следствие шло энергично и, как видно задним числом, довольно успешно. Уже в первые дни определился круг подозреваемых, в их число попал и настоящий виновник взрыва.

Рабочая записка генерал-майора Комарова

В помещении под караулом Главной гауптвахты, из которого произведен взрыв 5 февраля, помещались: надзиратель над подвальным этажом отставной кандидат Бобруйской крепости артиллерии Василий Иванов Петроцкий.

Столяры: сын дьякона Василий Александров Разумовский, крестьянин Новогородской губернии Аверкий Богданов, крестьянин Олонецкой губернии Степан Батышков. Первые трое арестованы в Доме предварительного заключения, а Батышков, получив в день взрыва свой ... паспорт из дворцовой конторы, после взрыва скрылся.

Кроме того, арестованы два брата Покровские, Александр и Андрей, один из них писарь полковой части, и служащий во дворце столяр Роман Бундель как рекомендовавший Батышкова.

Из дворцовой прислуги еще не отыскивается печник младший фейерверкер Василий Басалаев, также ушедший вечером 5 февраля...

Ольга Эдельман: Главным подозреваемым был Степан Батышков, во-первых, потому, что именно он скрылся. Под фальшивым паспортом на имя Батышкова скрывался Степан Халтурин, которому удалось устроиться во дворец на работу, столяром, и поселиться вместе с двумя другими столярами в подвальном помещении дворца. Между прочим, сначала их поселили в подвале под Эрмитажем, но столяры с подачи Халтурина стали проситься в другое помещение, ссылаясь на тесноту. Их тогда перевели в подвал, над которым на первом этаже размещалась кордегардия, а на втором - царская столовая. Как раз то, что нужно было Халтурину.

Из докладной записки начальника III Отделения генерала Дрентельна Александру II, 8 февраля

Розыск Батышкова поглощает в настоящее время все внимание сыскной полиции, обратившейся, сколько мне известно, за содействием к дворцовому ведомству, которое и предоставило в ее распоряжение нескольких людей, знающих в лицо разыскиваемого. Задержание Батышкова представляется тем более желательным, что падающее на него подозрение усиливается ответною телеграммою Каргопольского исправника, уведомившего, что в Каргопольском уезде нет волости, указанной в паспорте подозреваемого.

При исследовании обстоятельств, сопровождавших поступление Батышкова в сентябре сего года в мастеровые дворца, установлено, что он определен столярным мастером Козичевым, принявшим его по рекомендации служащего во дворце с 1872 г. отставного унтер-офицера лейб-гвардии Семеновского полка Бундуля, который в свою очередь объясняет, что рекомендовал Батышкова, вовсе не зная его, по просьбе бывшего своего сослуживца по полку Григория Федорова Петрова. Последний на допросе заявил, что познакомился с Батышковым, работая с ним вместе весною сего года в Новом Адмиралтействе, близкого знакомства с ним, однако, не имел, хотя тот и был некоторое время у него нахлебником. Бундуль и Петров, впредь до разъяснения обстоятельств дела, арестованы.

Ольга Эдельман: Выходя время от времени из дворца, Халтурин встречался с членом Исполнительного Комитета "Народной воли" Александром Квятковским, а после его ареста в ноябре 1879 г. - с Андреем Желябовым, получал от них небольшие порции динамиту, хранил его в сундуке со своими вещами, на котором и спал. Так, понемногу, он натаскал около двух пудов динамита.

Владимир Тольц: И никто ничего не заметил и не заподозрил.

Ольга Эдельман: Потом, на следствии, столяры говорили, что в начале января Батышков купил себе зачем-то большой сундук и его всегда запертым. Но подозрений никаких у них не появилось.

Из докладных записок начальника III Отделения генерала Дрентельна Александру II, 9 февраля

Действительно, нельзя не остановится на том соображении, что лица, жившие в одной комнате с Батышковым, при известной прозорливости, во-первых, могли открыть приготовление к преступлению в виду того, что хранение двух пудов динамита, требующее особого вместилища, должно было привлечь их внимание, и во-вторых, имели возможность заметить в обвиняемом такие черты, которые, вероятно, выделяли его из ряда обыкновенных мастеровых, тем более, что он, по заявлению свидетеля Лапшина, и представлялся человеком, "не ихнего класса" ...

По отзыву семейных Борзова и Петрова, жилец их Степан Николаев Батышков много читал, был смирен, вежлив и несообщителен.

Таким он остался и по поступлении на службу во дворец, так что лишь недавно произошло некоторое сближение между ним и его сожителями, выразившееся за последнее время совместными кутежами. Надзиратель Петроцкий, между прочим, объясняет неисправное исполнение им обязанностей дежурного в ночь на 5 февраля тем, что с вечера он выпил с Батышковым. По объяснению Петроцкого, он, ослабев от выпитого вина, заснул и проспал не только свою смену, но и последующую, на которую следовало разбудить унтер-офицера Григорьева.

Из показания того же Петроцкого выяснилось, что Батышков за месяц до взрыва завел большой сундук, длиною 1 арш[ин] 9 вершков, для хранения своих вещей, которых у него, однако, было так мало, что они свободно могли помещаться в бывшем у него ранее чемодане. Остатков этого сундука в мусоре разрушенного подвального помещение не оказалось, хотя в то же время там же найдены были некоторые из принадлежащих обвиняемому вещей, в том числе один том сочинений Вольтера в русском переводе.

Ольга Эдельман: Халтурин, чтобы наладить отношения с сожителями, водил их по кабакам и публичным домам. И надзиратель Петроцкий, и оба столяра за свою ненаблюдательность поплатились: несколько месяцев провели в тюрьме под следствием, а потом были сосланы.

Владимир Тольц: Трудно не отметить беспорядка, царившего и в дворцовом ведомстве, и в полиции. Халтурин, уже порядочное время живший на нелегальном положении, сменивший несколько подложных документов, без особого труда устраивается во дворец по каким-то невнятным рекомендациям вовсе его не знавших лиц. Паспорт у него настолько топорно был сделан, что там даже значится несуществующая волость - и ничего. И это после череды уже состоявшихся покушений.

Ольга Эдельман: После взрыва в Зимнем дворце была наряжена специальная комиссия для проверки состояния дворцовых подвалов, на предмет наличия подозрительных вещей и ненужного хлама. Сохранился подробный акт. Чего только в этих подвалах не валялось: снятые старые водопроводные трубы, целый подвал старых тюфяков и другой - ломаной мебели. Сейчас бы никакой пожарный надзор такого не пропустил.

Из докладной записки одного из чинов полиции:

Осмотрены ли подземные городские водосточные трубы со всеми их разветвлениями?

Осмотр считаю необходимым и полагаю очень возможным, что там найдутся взрывчатые составы, по следующим уважениям: до настоящего времени полиция всегда опаздывала в погоне за злоумышленниками: продажа оружия запрещена после 2 апреля, торговлю и производство взрывчатых составов предполагается еще только стеснить.

Только после взрыва 5 февраля очищены подвалы Зимнего дворца, несмотря на предупреждения. Иностранная полиция, а нередко и сами злоумышленники предупреждали о всех совершавшихся злодеяниях и к сожалению в замечательною аккуратностию...

Давно поступают сведения о минированных улицах и отдельных домах. Трудно предполагать, чтобы могли быть проведены мины обыкновенным рытьем земли, трудно скрыть землю из галерей, работа возбудила бы внимание стуком. Совсем иначе представляется дело, если динамит положить в водосточные трубы ...

Ольга Эдельман: Исполнительный Комитет "Народной Воли" в тот момент состоял всего из двух-трех десятков человек. Но дерзкие террористические акты создавали впечатление, что действует вездесущая, сильная и многочисленная организация. В полицию сообщались разнообразные слухи: что революционеры делают подкопы под здания Аничкова дворца и Эрмитажа, что незадолго до покушения какая-то прачка слышала от каких-то солдат о готовящемся во дворце взрыве.

Проект правительственного сообщения:

В некоторых С.-Петербургских газетах появилось известие из иностранных газет по поводу взрыва в Зимнем дворце, в котором указывается, что германское правительство в прошлом декабре сообщало русскому полученные из достоверных источников сведения об устройстве мин под некоторыми из главных улиц Петербурга и о продолжении их ко дворцу под ту его часть, где находится караульное зало.

В разъяснение этих известий признаемся полезным заявить, что в декабре минувшего года в С.-Петербурге получено сообщение о намерениях злоумышленников провести мины под некоторыми из улиц и даже препровожден был план расположения мин, составленный одним из русских, принадлежащих к партии революционеров. Сообщение это, а равно и план, не давали никаких указаний на злой умысел произвести взрыв в самом здании Зимнего Дворца.

Памятная записка, 9 февраля, передана ряду должностных лиц

Получены сведения, что будто бы злоумышленники намерены приводить в исполнение свои преступные замыслы посредством трубочистов, которые будут сыпать порох в дымовые трубы и печи в здании Зимнего Дворца, в театрах, казармах и в домах высокопоставленных лиц, для произведения на днях взрывов в помянутых местах.

Памятная записка петербургского градоначальника, 5 декабря 1880

Получено сведение, верность которого впрочем ничем до сих пор не подтвердилась, что известный государственный преступник Халтурин занимается изучением трубочистного мастерства, с намерением поступить в артель рабочих Зимнего дворца.

[Помета карандашом]: "Уже слышал".

Владимир Тольц: Халтурина вычислили быстро - уже 10 февраля стало известно его настоящее имя, а к 22 февраля следствие не сомневалось, что Батышков - это Халтурин. Объявили его розыск, разослали найденную у родственников фотокарточку.

Ольга Эдельман: Но так его и не смогли найти и арестовать. Два года спустя Халтурина вместе с Николаем Желваковым схватили и в 24 часа повесили по приговору военного суда за убийство военного прокурора генерала Стрельникова. Халтурин был казнен неопознанным, и только задним числом выяснилось, что это был он. Надо сказать, косвенным образом Халтурин, скрываясь, "подставил" довольно много совершенно посторонних людей. Не только своих сожителей-столяров. В разных уголках страны хватали людей, похожих на его фотографию - бывшего питерского студента, уехавшего в провинцию с молодой женой, железнодорожного рабочего, просто бродягу. Подозрение падало на любого столяра по имени Степан.

Владимир Тольц: Ну, конечно же, власти понимали, что дело не только в самом Халтурине.

Из докладной записки начальника III Отделения генерала Дрентельна Александру II, 9 февраля

Будучи посвящено исследованию события 5 февраля, дознание не выполнило бы своей задачи, если бы оно, ограничиваясь разъяснением обстоятельств, уличающих скрывшегося виновника злодеяния, не озаботилось вместе с сим привлечение к ответственности тех, кто, создав план преступления, направлял деятельность этого виновника ...

По данному делу в руках законной власти находятся такие лица. В течение трех истекших месяцев было обнаружено несколько членов террористической фракции социально-революционного сообщества, арестованных с вещественными доказательствами, несомненно указывающими на то, что ими задуман ряд преступлений для низвержения существующего государственного строя и что предположение о взрыве 5 февраля существовало с ноября прошедшего года ... К такому заключению приводит рассмотрение чертежей Зимнего Дворца ... найденных 24 ноября 1879 г. при обыске у дворянина Александра Квятковского. На этих чертежах, по соображении, очевидно, сведений о расположении дворца, доставленных Батышковым, было намечено место, в котором и последовал 5 февраля взрыв.

Владимир Тольц: Это, кстати, был один из существеннейших промахов III Отделения. Найдя этот чертеж, они не поняли его значения и спохватились только после взрыва. Надо сказать, что после такого провала, как взрыв прямо во дворце, генерал Дрентельн в конце февраля ушел в отставку с должности главы III Отделения, да и само оно вскоре было расформировано за неэффективность, а вся система органов политической полиции серьезно реформирована.

Ольга Эдельман: Что не спасло Александра II от последнего покушения, на этот раз смертельного. Но вернемся к взрыву в Зимнем дворце. К середине февраля народовольцы выпустили прокламацию, в которой, выражаясь в современных терминах, приняли на себя ответственность за теракт:

По постановлению Исполнительного Комитета 5 февраля в 6 часов 22 минуты вечера совершено новое покушение на жизнь Александра Вешателя посредством взрыва в Зимнем Дворце. Заряд был рассчитан верно, но царь опоздал на этот раз к обеду на полчаса и взрыв застал его на пути в столовую. Таким образом, к несчастию родины, царь уцелел.

С глубоким прискорбием смотрим мы на погибель несчастных солдат царского караула, этих подневольных хранителей венчанного злодея... Но... пока армия будет оплотом царского произвола, пока она не поймет, что в интересах родины ее священный долг стать за народ против царя - такие трагические столкновения неизбежны.

Еще раз напоминаем всей России, что мы начали вооруженную борьбу, будучи вынуждены к этому самим правительством, его тиранским и насильственным подавлением всякой деятельности, направленной к народному благу...

Ольга Эдельман: В сущности, листовка не совсем правдива: император уцелел не потому, что опоздал к обеду, а как раз потому, что взрыв был рассчитан неверно. Второй пункт той же листовки сообщал, что "Вечером 5 февраля по распоряжению Исполнительного Комитета убит саратовский мещанин Александр Жарков за измену и предательство. Он виновен в том, что выдал правительству некоторых лиц партии и типографию "Черного Передела"". Народовольцы довольно свободно распоряжались чужими жизнями, при этом считали, что осуществляют акты правосудия. И Александра II они приговорили к смерти.

А зачем, собственно, народовольцы так упорно, рискуя жизнями, охотились за императором? Чего они пытались добиться? С этим вопросом я обращаюсь к гостю нашей московской студии историку Ярославу Леонтьеву.

Ярослав Леонтьев: Вопрос этот во многом философский. На него пытались ответить многие, в том числе и замечательный русский философ Георгий Федотов, который ставил вопрос, как и почему "бродячие апостолы" превратились в политических убийц. И действительно, если вспомнить мемуары Веры Фигнер, если вспомнить тексты других народовольцев, то видно, что первая книга, которая открыла им глаза - эта первая книга, как ни странно, была Евангелие. Это потом они зачитывались сочинениями Писарева, Лаврова. Действительно они начинали как бродячие апостолы, которые пошли в народ с проповедью, хотели нести свет социализма, но наткнулись на непонимание общества. И мне кажется, что очень верно и очень емко ответил на этот вопрос в названии своего романа о народовольцах Юрий Трифонов, одним всего лишь словом - "Нетерпение". Они, кстати, не только чужими жизнями распоряжались сполна, но и своими тоже.

Тут вот еще какое интересное соображение. Ведь по возрасту все эти люди - это были дети перестройки, если брать за исходную точку великих реформ 19 февраля 1861 года - отмену крепостного права. Желябову 10 лет, Перовская 1853 года рождения, Фигнер 1852, Халтурин, о котором мы говорили сегодня, 1856 года рождения. То есть это, действительно, "дети перестройки", и здесь есть над чем задуматься. В том числе о современных детях перестройки, которые точно так же не восприняли плоды реформ, - то же, что произошло и с тем поколением, история повторяется. Правда, сейчас она повторяется больше в виде фарса, и летят не бомбы, а лишь яйца нацболов и лимоновцев. Тем не менее, это тоже происходит.

Если говорить о взрыве Зимнего дворца, там очень четко была провозглашена цель: "Объявляем еще раз Александру II, что эту борьбу мы будем вести до тех пор, пока он не откажется от своей власти в пользу народа, пока он не предоставит общественное переустройство народному Учредительному собранию". Причем народовольцы дискутировали в своей среде, что если Учредительное собрание или Земский Собор выскажутся в пользу монархии, то тогда они оставляют за собой право на проповедь, но вместе с теми они покорятся воле народа. Народовольцы считали Российскую империю страной деспотической. И в войне хороши были все средства. Бросали в тюрьмы и вешали их - они отвечали террором.

Ольга Эдельман: На эту тему высказывались и сами народовольцы, причем не только позднее, в мемуарах, но и давая показания на следствии.

Из докладной записки генерала Дрентельна Александру II о показаниях арестованных Евгении Фигнер и Александра Квятковского, 14 февраля

Фигнер, сознаваясь в принадлежности к наиболее крайней фракции русских революционеров ... объяснила, что она присоединилась к кружку террористов в самое недавнее время под влиянием выработавшегося у нее убеждения о невозможности действовать среди народа. Такое убеждение составилось у нее путем опыта, так как, живя в различных селениях Самарской и Саратовской губерний, она пришла к заключению, что всякая пропаганда в народе оказывается бесплодною, частью по неподготовленности его, частью вследствие придирчивого отношения местных властей, преимущественно же урядников, ко всем честным деятелям в крестьянской среде ... Последним остается только открытая борьба с государственном властью или в видах ниспровержения ее, или с тем, чтобы принудить правительство к такого рода уступкам, которые дали бы возможность снова начать прерванную в народе работу.

Ольга Эдельман: В этих словах - момент истины. Радикальные пропагандисты обнаружили, что народ на их агитацию реагирует главным образом обращением в полицию. Их попытки поднять массы на революционную борьбу проваливались. Народ за ними не шел. У них не было поддержки. Именно поэтому они обратились к террору - как к удобному для горстки фанатиков средству сделать вид, что они - сила.

XS
SM
MD
LG