Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рабоче-крестьянский отдых


[ Радио Свобода: Программы: История и современность: Документы прошлого ]
[14-05-05]

Рабоче-крестьянский отдых

Редактор и ведущийВладимир Тольц
Авторы Елена Зубкова и Ольга Эдельман


Владимир Тольц: В наших передачах мы не раз уже говорили о двадцатых годах минувшего века. Тогда, после 17-го, многое изменилось. Не только в важном, но и в мелочах, в частном тоже, и иногда это частное, повседневные детали, оказывались тем, из чего складывался образ жизни, впоследствии для многих ставший привычным. Взять хотя бы отпуска, появившиеся у трудящихся, и немыслимую прежде для них возможность отправиться на отдых к морю.

Ольга Эдельман: Бывшие усадьбы и дворцы решено было передать народу, отдать под санатории и дома отдыха. Вот, например, 24 ноября 1925 года член ВЦИК Котов подал в Президиум ВЦИК докладную записку об остановке в доме отдыха для крестьян в Ливадийском дворце - бывшей царской резиденции в Крыму. В этом дворце отдыхали Александр II, Александр III и Николай II, Александр III там и умер. Теперь же Ливадия была для советских крестьян.

Во время отпуска я с несколькими товарищами осматривали бывш[ий] дворец Ливадия, ныне дом отдыха для крестьян. Ознакомившись как отдыхают крестьяне, считаю своим долгом довести до Вашего сведения следующее: на основании беседы со старшим врачом, а также личного ознакомления можно сказать, что уход за отдыхающими хороший, питание хорошее, и крестьяне довольны. Но что обращает внимание и бросается в глаза, это как будто там не крестьяне.

а) Посланы на лечение больший процент крестьян только по социальному положению, теперь не имеющие земли, верней, на ней не работающих (были случаи, когда вылечившиеся крестьяне просят остаться работать в санатории).

б) В санатории живут на полном содержании артисты, обслуживающие курорт, за содержание обязаны по договору ставить спектакли в доме отдыха один раз в неделю, их человек 50-60. На основании разговоров с отдельными крестьянами они вызывают очень большое недовольство.

В) В связи со слабым поступлением крестьян в начале, и чтобы не пустовало помещение, администрация дома сдала по договору Цустраху 150 коек, на которые были присланы рабочие. Нужно сказать, что это также вызывало целый ряд неудобств, потому что присланные в большинстве нуждались только в доме отдыха, а не в санаторном лечении, с другой стороны действия рабочих вызывали большие споры с крестьянами, кому живется лучше, и кто кого содержит, и, кроме того, крестьяне высказывают мысль, что вот, мол, дом для крестьян, а на самом деле это только на словах.

Исходя из вышеизложенного, прошу обратить Ваше внимание, и лично считаю, к будущему сезону необходимо внести следующие предложения:

1) Означенный дом сделать только домом для крестьян.

2) Обязать партийные и советские организации при отборе в дом отдыха посылать крестьян и крестьянок, связанных с землей и на ней работающих.

Ольга Эдельман: Получив докладную записку Котова с указанием на недостатки в работе Ливадии, ВЦИК потребовал разъяснений. 4 января 1926 г. последовал ответ от народного комиссара здравоохранения Семашко.

Ливадийский курорт был развернут в мае с.г. на 400 коек, из коих 300 коек распределяются для заполнения крестьянами по губернской разверстке и 100 коек в отдельном корпусе были сданы для рабочих Ленинградской Губстрахкассы.

Опыт первого сезона совместного пребывания рабочих и крестьян в одном курорте ознаменовался радом инцидентов между ними, которые привели к обследованию курорта со стороны Народного Комиссариата Рабоче-Крестьянской Инспекции СССР особой комиссией, организованной по распоряжению т. Петровского, и двумя обследованиями со стороны Ревкомиссии по курортам Крыма.

Все эти обследования указывают, что трения о отношениях крестьян и рабочих на курорте во всяком случае нельзя отнести за счет каких-либо административно-хозяйственных дефектов курорта. Эти трения по большей части возникали на почве неравного культурного уровня, различия культурных и общесанаторных потребностей со стороны рабочих и крестьян и особенно на почве разницы в материальной обеспеченности тех и других. Кроме того, необходимо отметить и то, что Ленинградская Губстархкасса посылала рабочих без достаточно тщательного отбора. Приезжала молодежь, мало выдержанная в классовом отношении, мало дисциплинированная, позволявшая часто себе заносчивое отношение к крестьянам. Бывали случаи пьянства, которые, конечно, роняли в глазах крестьян авторитет приехавших рабочих и вызывали глухое недовольство ими.

Опыт проведения совместного лечения крестьян и рабочих на других курортах, где для крестьян не выделяются особые санатории и здания, дал как раз весьма положительные результаты. Равномерное распределение крестьян среди общей массы рабочих ведет, как правило, к тесному и дружному общению этих групп, крестьяне легко ассимилируются и попадают под благотворное влияние и руководство лечащихся рабочих.

Опыт прошлого лета в санаториях Кавказской группы, где производились периодические собеседования крестьян и рабочих, показывает, что совместное пребывание на курортах имеет большей частью и политический успех.

Исходя из сказанного, Главное Курортное Управление считает, что нельзя на основании имевших место трений между рабочими и крестьянами в Ливадии счесть опыт совместного лечения неудавшимся.

Необходимо также:

1) Инструктировать места как по линии здравоохранения (что уже исполнено), так и по партийной линии о более тщательном отборе крестьян на курорты;

2) усилить культурно-политический аппарат курортов, в частности Ливадии.

В этом отношении существенную помощь оказал Крымский обл[астной] ком[итет] РКП, который взял культработу на курорте Ливадия под свое наблюдение и дал Ялтинскому РК и ячейке РКП на курорте ряд указаний для поднятия культпросветработы среди больных и к пересмотру состава сотрудников курорта...

К концу летнего сезона в качестве руководителя культпросветработы в Ливадию был послан по рекомендации Центрального Дома Крестьянина быв[ший] заведывавший Ярославским домом крестьянина, весьма опытный работник. Назначен в качестве главврача - врач-коммунист.

Что касается указаний в докладной записке тов. Котова на то, что в Ливадии жили 50-60 человек артистов, что вызывало (по указанию тов. Котова) нарекания со стороны крестьян, то действительно в Ливадии во время сезона были размещены в отдельном, довольно отдаленном от санатория, корпусе от 15 до 25 артистов, которые обслуживали по договору с Главным Курортным Управлением санатории всего Южного берега Крыма и ни отдельные ревизионные комиссии, ни администрация курортов ни разу не отмечали каких-либо недовольство этим обстоятельством со стороны больных.

Договор с Ленинградской Губстрахкассой в январе заканчивается и Главкурупр решает не продолжать его. Ливадийский курорт останется чисто крестьянским и принятые меры по более тщательному социальному и медицинскому отбору больных крестьян и по поднятию культпросветработы на курорте должны обеспечить здоровое развитие этого курорта.

Владимир Тольц: "Здоровое развитие курорта" - это хорошо сказано. Но, Оля, в этих документах обнаруживается еще одна тема, помимо курортной. Речь о проблемах в отношениях крестьян и рабочих.

Ольга Эдельман: Да, и она присутствует и в других документах. Скажем, в сводке сведений за март-апрель 1926 г. о настроении и запросах крестьян, которая была составлена по данным политинструктора Центрального Дома Крестьянина.

В прениях крестьяне говорили так: что в жизни рабочего и крестьянина есть большая разница и в правах тоже крестьяне ограничены. Нет профсоюза, нет социального страхования, а потом и мужику нет того внимания со стороны советской власти, какое уделяется рабочим, а поэтому и получается, что если раньше были дворяне, а теперь привилегированным классом являются рабочие... Права же свои умаленными они видят в том, что жена рабочего при беременности обслуживается всячески государством, ей деньги платятся и др. удобства предоставляются, а крестьянка вынуждена работать до последних дней и родить где приходится, где попало и даже на поле. Теперь они спрашивают, почему профсоюзы не строятся для крестьян - мы тоже труженики, а при разъяснении, что крестьянин есть хозяйчик - на это заметили, таким примером: вот крестьянин работает на заводе в Ленинграде и каждую четверть года присылает в хозяйство по 100 руб., мужик такой суммы никогда не заработает, а потом - батрак, нанимающийся на временную работу, защищается профсоюзом, в то время как он является лодырем и не хочет вести свое хозяйство, а труженик-крестьянин подпадает под удары профсоюза.

Земля фактически не передана трудовому народу, а поэтому у крестьянина теперь такое положение назревает, что хоть вилы в руки и иди воевать. Крестьянское хозяйство не повысилось, а хромает еще больше, чем до войны, нет также и производительности труда; рабочие не работают как следует, а поэтому и дороги товары ...

Владимир Тольц: Прежде, чем углубляться в эту тему, стоит поинтересоваться, что такое, собственно, был Центральный Дом Крестьянина, чем он занимался и насколько мы можем доверять отчетам его работников? С этими вопросами я обращаюсь к нашему гостю, историку Игорю Орлову. Игорь Борисович, что, в середине двадцатых годов у крестьян действительно бывали такие мнения?

Игорь Орлов: Здесь сразу три вопроса. Центральный Дом крестьянина, больше известен в послевоенные годы как Центральный Дом колхозника, был создан в ноябре 22 года в Москве в бывшей Сибирской гостинице, это большой Златоустинский переулок дом 6. Открыт был с помпой, с представителями, как сейчас бы сказали, общественности, ВЦИК, военных, ходоками от крестьян. Хотя процесс создания Домов крестьянина начался еще с весны 20 года. Было неслучайно, потому что закончилась широкомасштабная гражданская война, а широкие крестьянские восстания были еще впереди. Власть интересовалась тем, как живет крестьянство.

Соответственно, перед Центральным Домом крестьянина и перед Домами крестьянина в провинции были поставлены следующие задачи. Во-первых, это место где крестьянин мог получить определенную справку, определенные разъяснения по тому или другому вопросу местной жизни. Несомненно важным было и политическое обеспечение тех процессов, которые советская власть продвигала в деревне, прежде всего процессы коллективного хозяйствования, коммуны и прочее. Кроме того, здесь предполагалась некая хозяйственная деятельность, то есть столовые, общежития, гостиничного типа. То есть место, где крестьянин, остановившись, мог провести время.

Что касается крестьянских настроений этого периода времени, они были разные. Это зависело от множества факторов. Во-первых, это зависело от традиционной неприязни деревни к городу. Старый конфликт традиционного и урбанизированного сообществ. Кроме того, еще недавно прошла гражданская война, где город олицетворял собой большевистский режим, он олицетворял собой продовольственные отряды, которые выгребали из деревни зерно подчистую и другие продукты. Кроме того, крестьяне в середине 20 годов начинают только-только подниматься на ноги. Торговая политика 25 года, лозунг Бухарина "обогащайтесь", он находил поддержку одних слоев и не находил у других.

26 год - это год очередного поворота советской власти. В городе это режим экономии, это наступление против нэпмана. В деревне - это курс "лицом к деревне", но очень хитрый курс. Он предусматривал лицом не к основной массе деревни, а лицом к бедняку. Поэтому все эти вместе взятые факторы и определяли и в этом документе, и во многих других позицию крестьянства различных регионов по отношению к городу. Это зависело как от долгих тенденций определенных, так и от сиюминутных моментов. Расположение деревни, насколько крестьяне деревни были связаны с городом торговлей, наличие кооперативных лавок или наличие частника, национальные моменты, конфессиональные и очень многое другое определяло отношение к городу.

Из отчета политинструктора Центрального Дома Крестьянина за июль 1926 г., 27 августа 1926

На докладах и лекциях крестьяне чаще всего заостривают вопросы на неравенстве города и деревни. Ходоки жалуются, что сейчас никакого равенства не существует, а есть также рабы и господа, как во времена старого режима (крестьянин Двоеносов Смоленской губ.) При выражении им пожелания, чтобы всякая власть поскорее исчезла, аудитория одобрительно шумела. Вопрос этот возник при следующих обстоятельствах: когда докладчик Ивенин говорил о христианстве и указал, что Христос проповедовал рабство и что он благословлял его и эксплуатацию бедняков, выступил крестьянин Двоеносов и стал развивать анархическое учение - хотя теперь власть называется рабоче-крестьянской, все же это насилие, а потому и рабство существует. По его мнению, равенство будет только тогда, когда будет анархия. Большинство ходоков не понимало, о чем речь идет, но видело, что это выступление направлено против доклада, а поэтому и одобряло слова Двоеносова. Здесь очевидно проскальзывает нарастание некоторого недовольства по отношению к советской власти. При попытке докладчика разъяснить, что рабство существует и теперь - крестьянами был поднят вопрос: "А где это рабство". Ивенин сослался на Англию, где происходит теперь забастовка горняков и указал, что английское правительство увеличило рабочий день горняков с 7 до 8 часов - оно на стороне капиталистов и господ и проводит их желания. Крестьяне в ответ на это говорят, зачем ссылаться на заграницы, вы нам про наше государство скажите - есть у нас равенство или нет. Почему в советском государстве допускается эксплуатация и разделение на рабов и господ. Вышеприведенные слова говорят, что крестьян волнуют вопросы неравенства города и деревни. Вот еще случай. При докладе 5 июля о сельхозналоге докладчик допустил выражение, что нынешним налогом советская власть хочет подравнять крестьянство, т.е. взять побольше у зажиточных и кулаков сравнительно меньше с бедняка и с середняка. Аудитория сейчас же зашумела и стала возражать. Почему все хотите равнять крестьян, а в городе допускаете рост буржуазии, которая разъезжает на автомобилях и т.д. Почему здесь в городе сначала не устраиваете равенство. Говоря, что здесь кучер какой-либо получает 30 рублей, а кого он возит - тот получает 250 рублей и приводя ряд других примеров, крестьяне резко ставили вопрос о различии условий жизни города и деревни. Бывают часто и такие вопросы: а что Коммунистическая партия не переродится в господствующую группу, подобно прошлому дворянству. Почему ячейки на местах вмешиваются в перевыборы кооперативов и проводят назначенство и т.д. Почему крестьян не принимают в профсоюз, а налог берут, рабочий получает жалование, к тому состоит членом соцстрахкассы, жена при родах получает 30 рублей, зачем такое разделение. Одни работают 8 часов, другие 18. ...

Ольга Эдельман: Между прочим, в процитированном документе имя Христа напечатано с маленькой буквы - по грамматике воинствующих безбожников. Инструкторы Центрального дома крестьянина считали, что крестьяне завидуют рабочим в немалой мере просто из-за неосведомленности. Не знают они, что такое труд рабочего, потому и воображают, что ему так уж хорошо живется. Пропагандисты утверждали, что отношение крестьян решительно меняется, если им просто показать реальное положение дел.

ЦДК в целях правильного освещения вопроса о положении рабочего класса, о быте и материальном положении рабочих и о их труде и роли в производстве устраивает не реже 6 раз в месяц специальные экскурсии крестьян-ходоков на фабрики и заводы под руководством политинструктора и со специальным экскурсоводом.

После экскурсии на промышленные предприятия с крестьянами устраивались беседы, где ходоки делились своими впечатлениями ... Одна из таких бесед была после осмотра фабрики имени Маркова. Крестьяне, увидевшие собственными глазами труд рабочего и узнавши, как он оплачивается, пришли к заключению, что завидовать здесь нечему, а наоборот, необходимо добиваться улучшения труда в положении рабочего класса. Такое заключение вынесло большинство ходоков, после посещения др[угих] предприятий, как то: завода б. Бромлей и т.д.

Крестьяне говорили следующее:

крестьянин Новиков, Орловской губернии: "Рабочий находится в тяжелых условиях, фабрика технически по охране труда оборудована плохо, администрация за порядками не наблюдает".

Крестьянин Жеребцов, Вятской губернии: Крестьяне не имели представления о фабрике. Теперь видно, что крестьянин находится в гораздо лучшем положении, нежели рабочий. Труд у рабочих не позавидуешь, об увеличении рабочего дня не может быть и речи. По работе фабрики можно судить, что мы и без заграницы справимся.

Крестьянин Булгаков, Курской губернии: На фабриках нет бережливости сырья и материалов, так при входе на фабрику бросается в глаза небрежное отношение к хлопку, кипы которого валяются без присмотра, а пустые ящики хранятся под навесом. Такая халатность удорожает продукцию фабрики. 8-ми часовой рабочий день хотя и велик, но сократить его нельзя, товар еще больше подорожает.

Крестьянин Балмастов, Новгородской губернии: На такой работе я не согласился бы пробыть и несколько недель. Фабричный труд - это адский труд ...

Крестьянин Пименов, Саратовской губернии: Говорят, что рабочему лучше живется, может быть в некоторых отношениях и лучше, но посмотревши на работу, нужно сказать, что это неверно. 8-ми часовой рабочий день увеличить нельзя ...

Крестьянка Нечаева, Кубанского округа: Рабочий тяжелее работает, но лучше живет, лучше одет, а крестьянин работает, а получать приходится нечего.

Крестьянин Типлинский, Сталинградской губернии: В фабрике много непорядка, особенно к красильном отделении. Вода в стоках не проходит и вся грязь выползает на пол. Нет экономии материала. Такие условия работ отзываются на здоровье рабочего.

Ольга Эдельман: В отчетах инструкторов Центрального дома крестьянина, конечно же, тема отношения к рабочему классу была не единственной и даже не главной. Отмечали и политические настроения крестьян, и, особенно подробно - их отношение к сельскохозяйственному налогу и другим нововведениям, непосредственно касавшимся сельского хозяйства.

Из отчета политинструктора Центрального Дома Крестьянина за август 1926 г., 13 сентября 1926

Политнастроение

... Рассматривая записки ходоков, поданные на лекциях, и их выступления, приходится сказать, что как и за прошлые месяцы, ходоки в некоторых случаях проявляют свое недовольство политикой советской власти, а именно - в налоговом деле некоторая часть крестьянства видит ошибки и даже неверности в том отношении, что советская власть тяжесть налога перенесла на крестьянство. Рассматривая крестьян по категориям, якобы это делая с целью облегчения бедноты, а на самом деле этот нет ... Замечания и вопросы были таковы:

1. Что теперь ездить на крестьянстве, когда крестьянин-бедняк чувствует тяжелого всадника, и кому молится, чтобы полегче было этому крестьянину.

2. Надо дать свободно высказываться всем, а не стеснять разными приказами. В общем, нужна свобода слова. Тогда народ доведет дело так, как говорят лозунги ...

3. В природе и ни в чем нигде не видать равенства. Не кажется ли идея равенства простым звуком.

4. Старое дворянство пользовалось всякими привилегиями. Наше новое дворянство - это будут коммунисты, для которых открыты все двери.

5. Почему все лектора и преподаватели подхваливают советскую власть - не потому ли, что они как попы получают деньги от власти.

6. Было ли гонение на религию до октябрьской революции ...

Дальше крестьяне обращали внимание докладчика на развивающееся в деревне хулиганство, на слабость борьбы милиции с этим явлением ...

На беседе, проведенной с крестьянами по вопросу о международной и внутренней политике, крестьяне замечали, что вопросы партийных споров и разногласий для них непонятны и мы не знаем, кто за нас - за крестьянство ...

На местах же они отмечают, что дело обстоит лучше, что партийцы теперь так не командуют и примером приводили перевыборы советов. Много говорили на "излюбленную" им тему - это о волоките и бюрократизме ...

Из индивидуальных бесед и по разным материалам пришлось установить, что кулаки в деревне растут. Всякого рода путями обходят местных работников, создают себе популярность и наживают капитал. В некоторых местах перевыборы Сельсоветов прошли при наибольшей активности зажиточных. В торговле на половину участвует частный капитал ...

В автономных республиках идет национальная вражда, например по Киргизии - русское население соединено в один район с киргизами, идут споры из-за земли, что доходит до резких выступлений со стороны киргизов, которые указывают так: вы на нас ездили, теперь мы на вас поездим ... Русские же обижаются, что в исполкомах сидят киргизы, которые все делают на руку своим. Обворовывают крестьян русских, крадут лошадей, коров и т.д. ...

Ольга Эдельман: Любопытно, что в отчете за июль 1926 года было выделено в отдельный раздел мнение крестьян о состоянии революционной законности. Так вот, им она казалась тогда недостаточно строгой: "Крестьяне ... говорят: в деревне законность надо проводить суровее, - например, были предложения расстреливать жуликов, попавшихся 2 раза в грабеже; указывали, что при советской власти убивают людей и как ни в чем не бывало, никакого наказания". Кроме того, ходоки жаловались на дороговизну печатных уголовных Кодексов.

Владимир Тольц: Несомненно, в этих отчетах должны были содержаться и отзывы крестьян на работу самого Центрального Дома Крестьянина.

Ольга Эдельман: Да, конечно.

О работе ЦДК

1. На лекциях надо больше и ясней рассказывать, как работают в других странах, как обрабатывают землю, показывать усовершенствования и этим заинтересовывать крестьян, а не говорить общие фразы ..

2. Не надо нас, крестьян, кормить сухими лекциями и докладами, надо нам побольше оказывать внимания и содействия при разрешении наших дел в учреждениях ...

По общежитию и другим учреждениям ЦДК

В общежитии грязь. Белье подолгу не меняется, крестьяне-бедняки по неопытности не могут указать на эти недостатки и валяются в грязи. Много насекомых, клопов и т.д. ...

Уборные грязные и часто мужчины в умывальнике являются почти голыми - эту ненормальность допускают больше всего разные физкультурники ...

Много в оборудовании мещанства. Лампа с узорами, которая мозолит глаза крестьянам, плакаты устаревшие

Нет трубок у радио, нельзя слушать и приходится уходить несолоно хлебавши ...

Ольга Эдельман: Тут вот о чем хотелось бы спросить нашего гостя, историка Игоря Орлова. В разной связи много писали о темноте, необразованности, дремучести и прочих иррациональных свойствах русских крестьян. Здесь же, в отчетах, приводятся их суждения, очень здравые и разумные. Нелепо выглядят скорее выводы пропагандистов: "Крестьяне на докладах просили поставить вопросы: о происхождении мира, об отделении церкви от государства и сводить экскурсии на текстильную фабрику и др. предприятия". Они же, кстати, отмечали, что "на всякую экскурсию крестьяне идут охотно, которые надлежит проводить в большем количестве на производство".

Игорь Орлов: Крестьянская масса в своей совокупности была, как я уже говорил, разной. И образованность тогдашняя - это не сегодняшний день. Малограмотным считался крестьянин, который мог всего лишь поставить крестик вместо своей фамилии. И даже в конце 30 годов каждый восьмой житель страны не мог расписаться. Поэтому, когда мы говорим о дремучести или образованности крестьянства, необходимо разделить это на грамотность и на природную мудрость, на смекалку, на прагматизм.

В архивах отложился огромный комплекс документов рассуждений крестьян о светлом будущем социалистическом, строительство которого их ожидало. Их в действительности волновало, какой будет страна, как они будут жить. Но тут же рядом размышления о сельскохозяйственном налоге, ценах и не только на печатную продукцию, но прежде всего на городские товары. Крестьяне, рассуждая на эти темы, несомненно проявляли живой интерес ко всему, с чем они столкнулись впервые. Архивы зафиксировали живой интерес крестьян к авиации, к электрификации. Природная смекалка русского мужика заставляла интересоваться и в психологическом плане, и в том числе в прагматическом, как это может быть применено в реальном его хозяйстве.

Кроме того, экскурсии, несомненно, были главной формой, и не только в деревне, но и в городе для того, чтобы узнать не только о мире, но и друг о друге. Два разных мира. А посещения фабрик и заводов представляли крестьянам жизнь рабочих несколько в ином свете, чем они представляли себе. И поэтому кроме политинформации, митингов, опросов различных сводок, именно живые картинки - это и кинематограф, и экскурсия, как некий вариант живой картинки, представляли для крестьян большой интерес.

Если же брать многочисленные отчеты силовых ведомств, прежде всего ГПУ, они, конечно, несколько отличаются от сводок Центрального Дома крестьянина, потому что они больше ориентированы на политические, нежели на экономические и социальные воззрения крестьянства. Но, тем не менее, они подчеркивают один очевидный факт, что крестьяне не были такой дремучей силой, как это представлялось, лидерам большевиков или тому же самому Максиму Горькому, патологически ненавидевшему русское крестьянство. Кроме того, крестьяне в своей массе были ориентированы на выживание. Даже в относительно благополучный период НЭПа их жизнь была построена по принципу ожидания очередных неприятностей со сторон власти. Отсюда их живой интерес.

XS
SM
MD
LG