Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О военно-конской и повозочной повинности


[ Радио Свобода: Программы: История и современность: Документы прошлого ]
[21-05-05]

О военно-конской и повозочной повинности

Редактор и ведущийВладимир Тольц
Авторы Елена Зубкова и Ольга Эдельман


Ольга Эдельман: Общеизвестно, что дамы прошлого испытывали романтическую слабость к военным. И, безусловно, предпочитали кавалеристов иным родам войск. Именно в кавалерии служили самые лихие красавцы в эффектных мундирах. Гусары в киверах и венгерках, конногвардейцы в блестящих касках с плюмажами. И всего этого нас лишил 20 век, когда на место роскошных кавалеристов пришли бронетанковые войска.

Владимир Тольц: В одной из наших прошлых передач мы уже говорили о периоде между двух мировых войн, когда и в западных странах, и в СССР понимали, что новая большая война будет, и будет скоро, готовились к ней. Планы первых пятилеток строились в значительной мере с учетом оборонных нужд. Но в конце двадцатых годов еще никто, включая военных теоретиков, не представлял себе, насколько сильно изменится армия за ближайшее десятилетие, как далеко зайдет ее моторизация, до какой степени Вторая мировая война будет технически отличаться от Первой.

Справка Сектора обороны Госплана СССР об обеспечении Красной армии конским составом в первой пятилетке, 18 мая 1928 г.

Совершенно секретно.

Коневые ресурсы СССР количественно уже сейчас в состоянии удовлетворить потребность Наркомата по военным и морским делам в течение первого года войны в размере 1,5 млн голов лошадей без особого ущерба для сельского хозяйства. К концу пятилетия численность рабочих лошадей будет близка к довоенной (в 1913 г. 27 млн голов), т. е. составит примерно 26?27 млн голов при 130 тыс. тракторов. Если учесть рост производительности тракторов до 120 десятин посевной площади, то несмотря даже на то, что какая-то (весьма незначительная) часть их будет изъята для армии, общее число тяговых единиц даже несколько превысит довоенный уровень.

Изъятие тракторов из нашего сельского хозяйства в целях механизации армейского транспорта нежелательно по двум причинам:

1. Тракторы, распространенные в нашем сельском хозяйстве, почти все колесные, не пригодные для плохих дорог и без прицепных повозок.

2. Тракторы распространены в главной своей массе в совхозах и колхозах, т. е. наиболее товарных хозяйствах, и изъятие их нежелательно по экономическим причинам.

Очевидно, что механизация армии в сколько-нибудь широком масштабе не осуществима, однако страна в состоянии к концу пятилетия без подрыва сельскохозяйственного производства снабдить армию конским составом в полной мере, по крайней мере в первый год войны.

Если война будет продолжаться, то на второй год осложнения с тяговой силой можно ожидать в довольно резкой форме в восточной части Украины, Северном Кавказе, Нижнем и Среднем Поволжье. Несколько обострится положение в Ленинградской и Западной областях. На третий год войны тяговый кризис должен наступить на Северном Кавказе и Поволжье, и недостаток рабочего скота будет ощущаться по всей стране, учитывая высокий процент ремонта конского состава в современной войне.

Допускается потребность в ремонте до 60% в год, учтя то обстоятельство, что у нас при наших темпах травосеяния и развития луговодства фуражирование будет натянуто (в особенности весной).

Качество конского состава в соответствии с тактическими требованиями различных родов оружия, повысится незначительно, что заставляет обратить особое внимание на коневодство в пятилетнем плане народного хозяйства. В настоящее время ассигнования явно недостаточны.

Конный спорт в республике и коневодство породистых лошадей в старых степных районах переживает упадок.

Сектор Обороны должен войти в комиссию по перспективному планированию с конкретным предложением по коневодству с учетом финансовых возможностей страны.

В целом, полное и бесперебойное обеспечение армии конским составом в течение двух лет войны осуществимо.

Качественно конский состав даже в конце пятилетия не вполне будет соответствовать техническим требованиям армии.

Член-сотрудник Сектора обороны Данцингер

Ольга Эдельман: Надо пояснить нашим слушателям, что "ремонт" в применении к кавалерии - это старинный термин, означавший пополнение конского состава. Однако, в свете того, что мы знаем о Второй мировой войне, рассуждения о "полном и бесперебойном обеспечении армии конским составом в течение двух лет войны" выглядят странно. Казалось бы, какая конница, когда срочно надо выпускать танки?

Владимир Тольц: Давайте не будем забывать, что советская страна только-только выходила из разрухи, практически заново строилась промышленность. Да и окружающий мир стремительно менялся - вспомните, как выглядели танки или броневики времен Первой мировой, насколько они отличались от "Тигров" и "Т-34".

Ольга Эдельман: Но говорят же, что среди высшего советского командования существовало недопонимание роли современной техники. Тухачевский настаивал на развитии танковой промышленности, а Буденный и Ворошилов по старинке делали ставку на кавалерию. Тухачевского расстреляли, а советская армия сначала потерпела неудачу в Финской войне, затем - катастрофа первых месяцев Великой Отечественной...

Владимир Тольц: Может быть, это было и недопонимание. А может, напротив, чувство реальности, когда военное командование понимало, что быстро моторизовать армию не удастся, нет производственных мощностей? Это вопрос, который я хочу задать нашему сегодняшнему эксперту, историку Андрею Смирнову. Андрей Анатольевич, насколько в 1928-м, в преддверии будущей ожидаемой войны, было в военном отношении перспективно делать ставку на "лошадиную тягу"? На чем это базировалось: на правильном осознании реальных возможностей или на стратегическом просчете?

Андрей Смирнов: Безусловно, на правильном осознании реальных возможностей. Ведь в армии лошади тогда требовались не столько для службы в кавалерии, сколько для того, чтобы тянуть орудие и всевозможные повозки, то есть как транспортное средство. А такого уровня моторизации армии, который бы позволил совершенно обойтись без конной тяги, такого уровня моторизации ни одна армия не достигла даже во Второй мировой войне, за исключением, пожалуй, армии США с их запредельно мощной промышленностью. Ни в Советском Союзе, ни в Германии производственных мощностей для того, чтобы наряду с собственной боевой техникой, танками, орудиями и так далее производить в потребных количествах еще и грузовики с тягачами не хватало. Действительно, без лошадей не могла обойтись даже германская армия, которую у нас часто представляют передвигавшейся исключительно на крытых грузовиках да на бронетранспортерах.

Достаточно сказать, что в 41 году в германской армии использовался примерно один миллион лошадей. В каждой пехотной дивизии немцев по штату должно было насчитываться шесть тысяч этих животных. Только в артиллерийском полку дивизии на 2696 человек личного состава приходилось 2249 лошадей. А пехотная рота немцев, то есть сто с небольшим человек, все свое имущество, запасы, тяжелое вооружение перевозила на повозках, которые тащили примерно два десятка лошадей в общей сложности. А грузовик пехотной роте немецкой полагался всего один. А кое в каких родах войск лошади в германской армии применялись даже шире, чем в Красной. Я имею в виду артиллерию. В 41 году, попав в Советский Союз, столкнувшись с Красной армией, немецкие артиллеристы удивлялись тому, насколько большой процент советских орудий перевозится при помощи механической тяги - тягачами, тракторами, грузовиками, в том числе и такие орудия, которые у немцев тянулись исключительно людьми.

Кстати, о Ворошилове и Буденном. Насчет того, что эти два деятеля делали ставку прежде всего на кавалерию, на лошадь, эти разговоры, собственно говоря, остаются именно разговорами. На самом деле это настоящий миф, и документы однозначно свидетельствуют о том, что эти два человека были весьма дельными организаторами вооруженных сил и прекрасно понимали, что в будущей войне, войне 20 века без мотора никуда, и что кавалерия будет играть роль гораздо более скромную, чем раньше. Дословно цитирую выступление Ворошилова на заседании Военного совета при наркоме обороны СССР 27 ноября 1937 года: "Кавалерия сейчас будет играть весьма скромную роль. Прямо должен об этом сказать, очень больно говорить, а нужно прямо сказать - кавалерия будет играть скромную роль на нашем западном театре. Архи-скромную, а может быть, и вспомогательную и третьестепенную роль". Комментариев, по-моему, к этому тексту не требуются. Правда, добавлял нарком обороны Ворошилов, на второстепенных театрах, где-то в горах, пустынях Дальнего Востока, Средней Азии без кавалерии не обойтись, потому что по тамошней горной местности не пройдет ни одна техника, ни одно транспортное средство. Ну, а на западном театре кавалерия, если и будет действовать, то скорее как пехота, а лошадь будут использовать исключительно как транспортное средство. Не будем забывать, что больше танков, чем их было во всех армиях мира вместе взятых, в Красной армии появилось именно при Ворошилове к тому же самому 37 году.

Ольга Эдельман: В августе 1930 г. Распорядительное заседание Совета труда и обороны - орган, собственно занимавшийся тогда военным планированием - издало постановление о порядке мобилизации лошадей для армии. Из постановления Распорядительного заседания СТО "О военно-конской и повозочной повинности", 4 августа 1930 г.

Секретно.

Совет труда и обороны постановляет:

Утвердить для включения в качестве особого раздела в общий закон об обязанностях местных органов власти и о повинностях в военное время нижеследующие положения о военно-конской и повозочной повинности.

По военно-конской и повозочной повинности все гражданские учреждения, предприятия и организации (в том числе коллективные и советские хозяйства), а также отдельные граждане обязаны в военное время поставлять для нужд РККА принадлежащих им лошадей, других рабочих животных (верблюдов, буйволов, волов, мулов, катеров), повозки и упряжь.

Одновременно с поставкой животных, повозок и упряжи владельцы их обязаны поставлять также недоуздки, принадлежности к повозкам и фураж в количестве, устанавливаемом НКВМ по согласованию с Наркомземом СССР...

Военно-конская и повозочная повинность не распространяется на владельцев племенных лошадей (производителей и маток).

Освобождаются от поставки по военно-конской и повозочной повинности полностью животные, повозки и упряжь, принадлежащие учреждениям, предприятиям и хозяйствам, предусмотренным особым перечнем...

В местностях, особенно бедных животными, повозками и упряжью, а также в местностях, неблагополучных по заболеваниям скота, НКВМ по соглашению с НКЗ СССР может не производить поставок по военно-конской и повозочной повинности...

Животные, повозки и упряжь, принадлежащие учреждениям и предприятиям (государственным, общественным и кооперативным), подлежат поставке при мобилизации в количестве не более 25 % общего числа их. Кавалерийские и артиллерийские лошади могут быть изъяты и сверх указанной нормы в мере действительной необходимости...

С момента объявления поставки по военно-конской и повозочной повинности животных, повозок и упряжи и на все время проведения поставки воспрещается всякая передача, переброска и отчуждение животных, повозок и упряжи.

Владельцам животных, повозок и упряжи, поставляемых по военно-конской и повозочной повинности, возмещается стоимость этих животных, повозок и упряжи ... по оценке, определяемой военными приемочными комиссиями в пределах установленных цен ...

Руководители учреждений, предприятий и организаций, а также единоличные владельцы животных, повозок и упряжи несут ответственность в уголовном и административном порядке за нарушение правил учета и поставки животных, повозок и упряжи, а также за отказ или уклонение от поставки по военно-конской и повозочной повинности.

Председатель Совета труда и обороны Рыков

За секретаря Распорядительных заседаний СТО Егоров

Ольга Эдельман: Я подозреваю, что это постановление Совета труда и обороны является прямым наследником старых, дореволюционных инструкций на ту же тему. Действительно ли это так? Вопрос к нашему гостю, историку Андрею Смирнову.

Андрей Смирнов: Да, фактически это так. Военно-конская повинность в России была введена одновременно со всеобщей воинской повинностью, которая сейчас именуется всеобщей воинской обязанностью, в 1874 году в эпоху великих реформ императора Александра Второго. Именно тогда в России, по примеру прежде всего немцев, решили в мирное время содержать относительно небольшую армию, а с началом войны многократно увеличивать ее состав, призывая людей с гражданки, из запаса. А как быстро снабдить, быстро увеличившуюся во много раз армию потребным числом лошадей и повозок? Изъять у населения. И так поступали русско-турецкую войну 1877-78 годов, известную как война за освобождение Болгарии. Крестьянские лошадки пошли служить в армейские обозы, а их хозяева получили компенсацию.

Владимир Тольц: Сегодня мы говорим о том, что еще в конце 1920-х годов, готовясь к будущей войне, советское командование предусматривало широкое применение в ней кавалерии. Хотя и ставило задачей моторизацию армии и снабжение ее танками.

Но давайте вернемся в 1928 год. В справке Госплана, с которой мы начали сегодняшнюю передачу, говорится о нежелательности изъятия тракторов из сельского хозяйства для армии. Потому что, с одной стороны, в войну будут мобилизованы работники и, стало быть, надо заменить их в сельском хозяйстве техникой; с другой стороны, имеющиеся тракторы в основном колесные и при бездорожье они бесполезны. Но есть и другой документ, из которого следует, что мобилизация тракторов все же обсуждалась.

Из обзора РВС СССР об обеспеченности РККА тракторами и танками, 4 января 1928 г.

Использование колесных тракторов сельскохозяйственного типа при мобилизации

Помимо мобилизации тяжелых гусеничных тракторов, предусмотренной для доукомплектования тракторами артиллерии и для снабжения тракторами инженерных войск, Штабом РККА установлена потребность в 9 тыс. тяжелых гусеничных тракторов (грузоподъемностью в 500 пудов) для обозов и транспортов.

Удовлетворение этой последней потребности мыслится осуществить путем мобилизации тракторов сельскохозяйственного типа, в пересчете на мощность которых общая потребность в тракторах для обозов и транспортов выразится в 38?40 тыс. тракторов типа "Фордзон". Кроме того, возникает необходимость тракторизации полевой артиллерии ...

В настоящее время в условиях начального периода развития тракторного хозяйства Союза столь широкое и массовое использование тракторов сельского хозяйства невозможно, так как:

1. Общее наличие тракторов в Союзе на 1 января 1927 г. определяется всего около 26 тыс. шт., из коих около 80 % составляют тракторы "Фордзон", около 1 % ? гусеничные тракторы и остальные 19 % ? колесные тракторы разных марок.

2. Изъятие тракторов необходимо согласовать с нуждами сельского хозяйства, которое потребует во время войны усиления механических средств обработки земли и интенсификации ведения хозяйства.

В перспективе имеется в виду развить производство тракторов "Фордзон" к 1930/31 г. до 5 тыс. шт. в год и установить к 1932 г. на строящемся в Сталинграде тракторном заводе производство 10 тыс. тракторов "Интернационал 10/20".

На основании данных испытаний тракторов сельскохозяйственного типа пригодными для РККА тракторами установлены марки "Фордзон", "Интернационал 15/30", "Интернационал 10/20" и "Аванс".

Рациональное использование всех этих образцов тракторов для транспортных целей требует выработки к ним гусеничных придатков, так как без них тяговая сила тракторов очень незначительная.

Производства у нас этих придатков нет. Для опытов и испытаний были приобретены заграничные образцы, на основании которых необходимо теперь выработать единый образец гусеницы для колесных тракторов и организовать максимально дешевое его производство.

Наряду с внедрением гусеничных придатков в население придется создать некоторый их запас в военведе, так как на широкое снабжение этими придатками сельского хозяйства рассчитывать трудно.

Одновременно с применением тракторов для военных целей возникает вопрос о снабжении тракторными прицепками для транспортировки грузов, так как существующие образцы повозок конной тяги (тавричанки) хотя и могут быть использованы, но применение их весьма неэкономично, и эти повозки при механической тяге часто ломаются. Необходима выработка образца и организация широкого валового производства специальной, но обязательно дешевой прицепной повозки к сельскохозяйственным тракторам, нужда в которой для сельского хозяйства несомненна.

Выводы. 1. Широкое использование тракторов сельскохозяйственного типа для военных целей, как зависящее от общего наличия тракторов в Союзе, имеется в виду осуществить лишь в будущем, когда развернувшаяся тракторная промышленность создаст возможность как изъятия тракторов у населения, так и снабжения тракторами непосредственно мобилизованной армии.

2. Применение колесных тракторов требует детальной разработки вопросов обеспечения тракторов гусеничными придатками и прицепными повозками, для чего необходима организация нескольких опытных войсковых частей на механической тяге, снабженных колесными тракторами с гусеничными придатками и прицепными повозками, наблюдение за работой каковых частей даст возможность разрешить вопросы организационного и тактического порядка.

3. На основании указанного опыта должен быть произведен окончательный выбор образцов гусеничного придатка и гусеничной повозки и поставлено широкое валовое их производство в СССР.

Владимир Тольц: Когда в годы первой пятилетки пытались планировать одновременно и техническую модернизацию хозяйства, и перевооружение армии, возникал соблазн сделать как-нибудь так, чтобы решать обе проблемы одновременно. Чтобы в случае войны сельскохозяйственные тракторы служили армии. С другой стороны, поскольку потребности армии в военное время вырастают многократно и оборонная промышленность должна удовлетворять именно их, нельзя ли, пока нет войны, загрузить ее гражданскими заказами. Очень быстро стало ясно, что на самом деле это путь не эффективный, что лучше, чтобы военная промышленность существовала отдельно.

Ольга Эдельман: А в Отечественную войну ведь была мобилизация тракторов? Для чего их использовали, и насколько это была разумная и полезная мера, - спрашиваю я нашего эксперта Андрея Смирнова.

Андрей Смирнов: Мобилизованные гусеничные трактора - это "Сталинец-60", "Сталинец-65", "СТЗ-3", "СТЗ-5" в Великую отечественную использовались для того, чтобы тянуть тяжелые орудия, как транспортные средства. Вообще-то для этой цели гораздо лучше подходили специальные артиллерийские тягачи. Но производить такие машины в достаточных количествах - такой роскоши советская промышленность тогда себе позволить не могла. Ей требовалось прежде всего обеспечить в нарастающих количествах выпуск собственно боевой техники. Тем паче, как показала война, побеждать Красная армия могла только при значительном численном превосходстве с ее стороны. А то, что может быть заменено лошадью, то есть грузовик, тягач, на это достаточных производственных мощностей поэтому и не выделялось. То есть армии мобилизованные трактора казались весьма полезными и многие из них дошли до самого конца войны, таща тяжелые орудия. А вот сельскому хозяйству мобилизация вышла боком. Ведь не надо забывать, что с началом войны забрали на фронт из деревни почти всех мужчин, работников стало меньше. Кем же заменить их, как не техникой? А технику, в данном случае гусеничные трактора, тоже забрали. А как было с продовольствием в нашей стране, я думаю, наши слушатели прекрасно знают.

Владимир Тольц: И все же Вторая мировая была войной танков и самолетов. Тогда еще нашлось применение и коннице, но это была, видимо, последняя ее война. Вот совсем недавно, в ходе военных реформ, встал вопрос, что Министерство обороны не хочет больше содержать последнюю конную часть, ту самую, которая всегда снималась в советских исторических фильмах. Кавалерия, столько столетий решавшая судьбы сражений, а значит - государств и империй, ушла в прошлое.

XS
SM
MD
LG