Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эти "странные" русские. Руководство для американских союзников


[ Радио Свобода: Программы: История и современность: Документы прошлого ]
[28-05-05]

Эти "странные" русские. Руководство для американских союзников

Редактор и ведущийВладимир Тольц
Авторы Елена Зубкова и Ольга Эдельман


Елена Зубкова: Несколько лет назад на прилавках российских книжных магазинов появилась серия необычных книжек. Они назывались так: "Эти странные немцы", "Эти странные французы :. швейцарцы" и так далее. Серия выходила под лозунгом "Внимание! Иностранцы" и предназначалась для тех, кто выезжает за рубеж и хочет ближе познакомиться с нравами и обычаями иноземцев. Такое вот заочное знакомство.

Владимир Тольц: Но это Вы говорите о туристах. А ведь раньше такого рода ознакомительная литература предназначалась не только для удовлетворения праздного любопытства путешественников. У нее были и более серьезные, я бы даже сказал, профессиональные читатели. Вот передо мной документ. Он был создан 60 лет назад, в сентябре 1945 года, предназначался только для служебного пользования. Назывался документ так: "СССР, ПОРЯДКИ, УЧРЕЖДЕНИЯ И НАРОД. Краткое руководство только для офицеров вооруженных сил США". Авторы документа поясняли: "Это руководство написано с целью облегчения процесса взаимного понимания и улаживания повседневных взаимоотношений путем передачи американцам, которые будут работать вместе с советскими гражданами, как можно больше знаний об общем фоне обычных и возможных реакций со стороны их "оппонентов".

Елена Зубкова: Теперь уже трудно установить, каким образом этот документ попал в руки советского военного командования. По-видимому, американские военные не делали из него большого секрета. Во всяком случае, Руководство было переведено на русский язык, а глава советского Агитпропа Георгий Александров направил перевод своему непосредственному начальнику - Георгию Маленкову, как документ, "представляющий известный интерес". И здесь он не ошибся. Документ действительно интересный. Впрочем, всегда любопытно знать, что "они" думают про "нас". Руководство для американских офицеров начиналось с раздела, который назывался так "Препятствия к пониманию Советского Союза".

"В глазах Запада Россия всегда казалась какой-то отдаленной и таинственной страной, населенной людьми, чьи обычаи и образ мыслей были для нас непостижимы. Для этого имелось много оснований.

Хотя с давних времен небольшая, но активная группа русской интеллигенции поддерживала тесные связи с культурой Западной Европы и царь частенько выписывал заграничных специалистов, большая масса населения России была оторвана от активного общения с народами Запада.

Это происходило главным образом вследствие географических трудностей, приводивших к отсутствию оживленных торговых отношений, которые способствовали тесному сближению народов Запада между собой.

Это происходило также из-за религиозных и культурных различий; в древние времена Россия переняла культуру от Константинополя, тогда как культура Западной Европы была основана на культуре католического Рима.

Долгая оккупация России монголами также оставила свой след. Кроме того, русские цари всегда подозрительно относились к либерализму Запада и ограничивали заграничные путешествия. Вследствие этого народ России мало знал о внешнем мире, тогда как Западные страны, в свою очередь, сделали мало для того, чтобы ознакомить свои народы с историей, языком, литературой и общественной жизнью русских и других народов, населяющих эту страну.

Эти общие препятствия в сношениях необычайно возросли после 1917 года, вследствие ряда особых факторов.

Революция ввела в России режим, базирующийся экономически и политически на принципах, которые вызвали сильное неодобрение со стороны американцев и которые казались многим прямой угрозой американскому образу жизни.

В противоположность своему положению в конце первой мировой войны, из которого Советский Союз вышел экономически разбитым и политически отверженным, к концу настоящей войны СССР появится на мировой сцене, конечно, несколько ослабленный потерями, но по прежнему сильный, со значительно возросшим престижем и уверенностью в себе, и сможет выступить на мировом совете с требованиями, по меньшей мере равными требованиям остальных наций - главных членов победоносной коалиции".

Елена Зубкова: Но это все говорилось о стране. Общаться же американским военным приходилось все-таки с живыми людьми. Какую же информацию об особенностях русских, русского характера и поведения они могли получить из этой инструкции?

"Вообще в своих общественных связях и в своем "будничном" поведении русские стоят где-то между американцами и англичанами, но ближе к американцу. Американцы в действительности более сходны с русскими, чем любой другой неславянский народ. Как и американец, русский очень хочет быть дружественным; он не создает из уединенности кумира и не считает личные вопросы запретными.

Русский человек широкой натуры. Он открыт, общителен, легко сходится с людьми и, обычно, совсем непринужденный. У него имеется здоровое любопытство и любознательность, но не следует принимать его откровенного рвения к знаниям за наивность.

Русский не считает себя по своим врожденным качествам лучше представителя любой другой национальности и обычно судит о человеке по его заслугам, но его учили, что советский строй является лучше любого другого в мире.

Он с интересом знакомится с иностранными идеями и образом жизни, - тенденция, вкоренившаяся в старой традиции ассимиляции западной культуры русскими, - но его научили относиться к ним, в целом, как к стоящему ниже, чем советский образ жизни.

Чтобы русский ни делал, он делает с напряженностью, он думает о деле.

Это говорит об общем для среднего русского человека отсутствии цинизма. В самом деле, русский стремится показать, что не циничен в жизни. Он стоит на высоком уровне нравственности и гордится этим.

Когда он сентиментален, он не скрывает этого. Едва ли он похож на болезненного, сосредоточенного на своем внутреннем мире человека, каким его часто представляют. Он имеет сильное чувство юмора и притом самого сердечного свойства.

Выдающейся особенностью русских, такой же действительной сегодня, как и в прошлом, является их гостеприимность, вошедшая в пословицу.

Приглашение со стороны русского означает приглашение есть, пить, разговаривать и в полной мере наслаждаться. Почти все без исключения русские любят атмосферу товарищества, общительности, которые делают их приятными собеседниками для большинства американцев".

Елена Зубкова: Начав перечисление достоинств и достижений русского народа, авторы инструкции, конечно же, не могли не упомянуть русскую литературу.

"С национальной гордостью русского народа тесно связано прославление его языка, искусства и литературы.

Эта любовь к театру, балету, опере и хорошей литературе была всегда русской чертой, и за годы советского режима культурная деятельность значительно расширилась.

Целые слои населения, для которых эти наслаждения были недоступны из-за недостатка образования или средств, впервые получили возможность пойти в театр, посмотреть балет или прочитать национальных классиков.

Многие офицеры имеют большую начитанность как в русской, так и в иностранной литературе (в переводе) и знакомы с музыкальными и театральными классиками.

Тот, кто не знаком с литературой и музыкой, считается "некультурным" человеком.

Советский генерал может на память цитировать Пушкина своим друзьям и подчиненным, какой-нибудь полковник, прошедший сквозь огонь и медные трубы, не сочтет малодушным пролить слезу во время трогательного момента в кинокартине и драме.

Русским культурным достижениям должно быть оказано уважение, которое они действительно заслужили, и необходимо помнить, что для русского его язык и литература являются священными".

Владимир Тольц: Но это все, как говорится, лирика. Инструкция, надо понимать, писалась не для того, чтобы "просветить" американских офицеров насчет культурных достижений русского народа. Американцы, а тем более военные, - народ практичный. Чем же могла быть полезна эта инструкция при непосредственном общении американских и советских офицеров?

"Поскольку нравы и обычаи различны, всегда бывает трудно определить свое поведение при ежедневном деловом общении с офицерами различных наций.

В общем обычаи в советских вооруженных силах, если они иногда и походят на наши, более формальны, жестки и за соблюдением их следят более строго.

При первой встрече советский офицер может показаться вам очень формальным, с некоторым чувством своего достоинства и подтянутости.

Но это не является признаком отсутствия дружеских чувств и теплоты в данном персонаже.

Для русских это привычная форма поведения при формальных общественных встречах и, поскольку они нашли ее успешной, они уверовали в нее. Безусловно, когда общения становится более частыми, отношения делаются более мягкими и естественными.

Лучшим методом завоевания откровенности и дружбы советских офицеров является выражение искренности при общении с ними.

Знание обычаев Красной Армии и уважение их являются долгом учтивости, которую они высоко оценят. Это также поможет установить дружеские взаимоотношения.

Ниже дается описание наиболее важных пунктов военного этикета, остальное должно быть установлено из практики.

Русские очень любят общие встречи. Однако подобные события, тем более, если они планируются впервые, должны быть тщательно подготовлены и лучше всего предоставить возможность русским предпринять первый шаг в этом направлении:

В ответ на их гостеприимство необходимо предпринять свой собственный шаг.

Существует несколько вещей, которые важно помнить в этом отношении:

Русские занимаются бизнесом только в рабочее время.

Обсуждение деловых вопросов во время неофициальных встреч считается признаком плохого вкуса.

Нельзя заниматься также разговорами на политические темы.

Литература, театр, балет, музыка, погода, спорт, наука, самолеты, танки, стрелковое оружие, знаки различия и т.д. допускаются в качестве тем разговора и должно быть предпринято любое усилие, чтобы свести разговор на эти темы.

Если кого-нибудь попросят произнести тост, необходимо произносить его за Красную Армию, за Сталина, Черчилля, Рузвельта, за Объединенные нации (или лучше за боевой союз СССР, Великобритании и США), за будущие взаимоотношения этих стран, за здоровье командира или отдельной личности.

Во время подобных встреч вам могут задать вопросы о Соединенных Штатах. Это обычно просьба проинформировать о некоторых аспектах американской социальной, политической или экономической жизни. При ответах на подобные вопросы всеми средствами пытайтесь избегать контрастов между Советской системой и нашей".

Владимир Тольц: В общем, насчет поговорить все более или менее понятно. Однако, на такого рода встречах не только разговаривали: "Особое внимание должно быть уделено проблеме, как пить. На любом русском вечере спиртным напиткам отводится главное место. Русские восхищаются способностью человека много пить, их собственные способности громадны.

Раз вы подняли бокал на банкете, предполагается, что вы выпьете его "до дна" за каждый из многочисленных тостов. В то же время считается неприличным быть пьяным. Поэтому, если даже у вас значительные способности в этом отношении, разумнее пить осторожно.

Помните, что русские пьют водку неразбавленной".

Елена Зубкова: Мы рассказываем о том, как американское командование в 1945 году готовило своих офицеров к предстоящей встрече лицом к лицу с русскими союзниками. По этому поводу была сочинена специальная инструкция. В ней говорилось о том, как вести себя с русскими при формальных, служебных контактах. И в неформальном общении тоже.

"Хотя при первой встрече советские офицеры могут показаться вам официальными, подтянутыми людьми, при близком знакомстве вы убедитесь, что это искренние теплые друзья. Они любят вечеринки, песни, танцы и хорошую компанию.

Однако существует целый ряд ограничений в отношении неофициальных контактов.

Политические дискуссии должны безусловно избегаться при подобном роде общения.

Вряд ли советский офицер будет задавать политические вопросы. Ели они их задает, необходимо установить цель его вопроса, однако следует действовать осторожно, чтобы избегать критики Советского Союза.

Можно свободно цитировать американских государственных деятелей: Джефферсона, Линкольна, Рузвельта и т.д.

Советские граждане всегда цитируют Ленина, Сталина и любят ссылаться на авторитеты.

Не следует быть чрезмерно любопытным; советский офицер может подумать, что вы суете нос не в свои дела.

Залогом успеха могут послужить разговоры на темы о музыке, литературе, искусстве, спорте, науке, фольклоре, нравах и обычаях и т.д.

Это очень хорошие темы и особенно первые три.

Одно упоминание имени Толстого или Римского-Корсакова может возбудить русский интерес и дать начало разговору.

Если вы можете сдержать себя, чтобы не заняться критицизмом и если вы сможете показать свое настоящее знакомство с русскими культурными достижениями - ваш успех обеспечен.

Пение и игра на музыкальных инструментах, безусловно, получает высокую оценку со стороны русских граждан. Школьным песням, балладам и ковбойским песням обеспечен полный успех.

Русские гордятся своим языком и говорят, что главное для успеха при общении с русскими - говорить по-русски.

Если даже он вам дается с трудом или, если у вас очень маленький запас слов - говорите по-русски.

Свободное использование приветствий, поговорок, пословиц и эпиграмм поможет вам завоевать расположение русских".

Елена Зубкова: В компании могли оказаться не только мужчины, но и дамы. На этот счет: "см. Инструкцию, страница: такая-то"

"Советская мораль довольно строгая, а официально утвержденные нормы поведения довольно пуританские.

Русские часто цитируют Ленина о достоинстве воздержания и умеренности в половых вопросах.

От каждого требуется пристойное отношение с женщиной. Советские граждане гордятся своей моралью и положением женщины при советском режиме.

Они чувствуют, что только в Советском Союзе женщина завоевала истинное равенство и только в Советском Союзе она заняла почетное место в семье.

Поэтому при встречах с советскими женщинами необходимо оказывать ей уважение и любезность.

Многие из них будут встречены в военной форме.

Такие общепринятые любезности, как поддержать ее пальто, предложить стул и т.д. не только приемлемы, но они будут с благодарностью оценены.

Личное внимание может быть отмечено небольшим подарком, более всего подходят для этой цели предметы косметики.

Однако подобные подарки не следует понимать как вознаграждение за оказанную услугу.

Когда русский независимо от пола оказывает особую услугу для американца, вознаграждение является долгом любезности.

Вы можете еще встретить женщин, вероятно в небольшом количестве, овеянных еще ранним революционным духом равенства. Они могут отказаться от этих небольших любезностей, обычно оказываемых их полу.

В отношении близкого знакомства с советскими женщинами американские офицеры должны руководствоваться своим здравым смыслом".

Елена Зубкова: Последнее - насчет "здравого смысла" мне как-то особенно нравится. Действительно, разве можно все предусмотреть в инструкции. Да и не каждый осилил бы этот многостраничный документ. Поэтому для особо ленивых авторы инструкции составили краткую памятку, назвав ее так: "ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА ПОВЕДЕНИЯ С РУССКИМИ",

"Всегда ведите себя прилично, будьте точны в выполнении военного этикета.

Познакомьтесь с обычаями Красной Армии и Красного флота и уважайте их.

Помните, что советские административные формальности требуют терпения.

Если вы потеряли терпение, не показывайте этого.

Обращайтесь к советскому офицеру и представляйте его по форме: "Господин капитан Федоров", а гражданским лицам - "господин Федоров".

Не пользуйтесь термином "товарищ".

Если к вам обращается старший, отвечайте: "Слушаю" или "есть".

Обменивайтесь сигаретами, русским нравятся американские табачные смеси.

Будьте вежливы с советской женщиной, уважайте ее в равной степени с мужчиной.

Когда предлагаете тост, выбирайте Красную Армию, Большую Тройку и т.д.

Помните, если вы выпили первый бокал, вы должны выпить до отказа и за все последующие тосты.

Помните, что на пьяного хмурят брови.

Либо пейте до конца, либо не пейте совсем.

Пожимайте руки при встречах, где бы вы ни появились".

Владимир Тольц: Пожимать руки, как известно, пришлось тогда недолго. Началась холодная война, бывшие союзники превратились во врагов-соперников. А инструкция эта, в общем, оказалась ненужной, невостребованной. Если судить по обстоятельности и дружелюбному тону этого документа, Соединенные Штаты тогда, в 1945-м, действительно готовы были продолжать начатое во время войны сотрудничество. Так ли это было на самом деле? Наш гость сегодня в студии Радио Свобода - ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Ирина Владимировна Быстрова. Я знаю, Ирина, в последнее время Вы интенсивно изучаете документы, связанные с историей отношений между союзниками в годы Второй мировой войны. Как по-Вашему, были ли у этой политики реальные перспективы после войны?

Ирина Быстрова: Да, в целом документы показывают, что такие перспективы были. В течение всей войны постепенно усиливалось стремление американцев и русских к сотрудничеству. Это проявляется в целом ряде бесед Сталина с представителями американских деловых кругов. В частности, в беседе с представителем американского военного управления Нельсоном. Нельсон заявил, что американский народ все с большим уважением относится к русскому народу, и такое сотрудничество возможно и нужно поддерживать в будущем. Но как деловой человек Нельсон особо отмечал, что американцы люди практичные и должны иметь какую-то базу для сотрудничества, основанную не просто на дружбе и взаимной любви друг к другу. В частности, он говорил, что американцы имеют избыток промышленного оборудования, а Советский Союз имеет сырье, и именно на этой основе может быть осуществлен обмен. Сталин немедленно подхватил эту идею и, как человек очень практичный, тут же сделал американцам заказ уже на послевоенный период. Сталин сказал, что может гарантировать Америке заказы на десять тысяч паровозов, пятьдесят тысяч железнодорожных вагонов, 30 километров рельсов.

Советский лидер также поднял вопрос о кредите, в котором СССР был крайне заинтересован. В беседе с Гарриманом нарком иностранных дел Молотов как раз обсудил в декабре 44 года этот вопрос о кредите, и была достигнута договоренность о том, что такой кредит будет предоставлен. Гарриман также высказал желание США помочь СССР возместить ущерб, нанесенный Германией и помочь восстановлению экономики. Вопрос о том, как будут выполнены эти обещания, судя по всему, затягивался в конце войны. Когда основные боевые действия были закончены, фактически в сентябре 45 года Сталин снова возвращается к вопросу о кредите. И очень интересна его беседа с одним из американских сенаторов, датированная сентябрем 45 года, то есть после войны. Сталин очень пространно выразил свою позицию в отношении послевоенного сотрудничества с США. Он сказал, что СССР хочет восстановить разрушенное войной и создать индустриальную базу страны, поднять уровень жизни народа. В целом Сталин делает резюме, что СССР и США должны найти почву для сотрудничества в мирное время. "Это может быть не легко, - говорит советский лидер, - но как Христос сказал: "Ищите и обрящите". Россия очень нуждается в американских займах".

Елена Зубкова: Я все-таки хочу вернуться к сегодняшнему документу, той самой инструкции. Какими представляли себе американцы "этих странных русских", мы знаем. Но мне хотелось бы задать нашему эксперту другой, так сказать, "зеркальный" вопрос. Скажите, Ирина, а что думали русские об американцах? И даже не просто русские, а советское руководство. Тот же Сталин, например.

Ирина Быстрова: Возвращаясь к периоду начала Второй мировой войны, нужно отметить, что отношения между русскими и американцами в этот период были далеко не блестящими. Не надо забывать, что Россия, советская Россия и демократический Запад стали врагами после 1917 года, и восстановить эти отношения было очень трудно, они воспринимали друг друга как враги. Поэтому руководству СССР и США, в частности, Сталину и Рузвельту пришлось приложить большие усилия, чтобы восстановить хотя бы дружеские отношения между своими народами. В частности, в восстановлении этих отношений оба лидера активно использовали идею исторической памяти. Они постоянно подчеркивали, что Россия и Америка имеют глубокие исторические корни дружбы. Основой этих корней является общность между двумя народами. То есть русские и американцы имеют много общего между собой. Сталин очень любил рассуждения на эту тему и возвращался к ней постоянно в своих беседах с американскими представителями.

К примеру, можно привести его беседу с председателем Торговой палаты США Джонстоном в 44 году, где Сталин сказал, что "Англия - страна аристократическая, а США - не аристократическая. При царе Россия управлялась аристократией, но народ прогнал аристократию, и Россия стала демократической страной. Это одна из причин симпатий русских к Америке". То есть, вы видите, что одна из главных симпатий, по мнению Сталина, то, что и Америка, и Россия являются демократическими странами.

Что же русским нравится в американцах? Сталин говорит: русским нравится простота отношений, существующая на американских фабриках и заводах между рабочими и инженерами. У американцев и русских много общего в быту и в отношении к народу. И в целом Сталин отмечает, что в течение 20 лет строительства в нашей стране, по его опыту, русские предпочитали иметь дело с американцами более, чем с другими иностранцами. Надо отметить такие качества как реализм, деловые качества, они постоянно отмечаются в беседах как положительные качества. И даже здесь есть такой интересный нюанс в одной из бесед, когда Джонстон похвалил Сталина, сказал, что тот очень деловой человек, что он так подходит к делу, как настоящий американец, бизнесмен, то Сталин сказал: "Да, конечно, если бы я родился в Америке, я, наверное, был бы бизнесменом".

XS
SM
MD
LG