Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защита прав потребителей


[ Радио Свобода: Программы: Права человека ]
[16-08-05]

ВедущийКарэн Агамиров

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.


Карэн Агамиров: Наша сегодняшняя тема - "Защита прав потребителей".

Участники передачи: руководитель Агентства по защите прав потребителей, президент Центра поддержки правовых инициатив Алексей Корягин; президент Фонда лидеров отечественного производства "Пилар", общественный советник мэра Москвы Алла Пеняева; руководитель правозащитной организации "Свобода воли" Владимир Химаныч и журналист Дмитрий Бабич.

Потребители мы все практически, и каждый из нас может массу примеров привести из своего опыта. Я на минувшей неделе наблюдал в ларьке в подземном переходе сцену попытки одной женщины обменять купленный кошелек на сумку с доплатой. Продавец гнал ее взашей, говорил: "Этот кошелек где-то вы уже пообтрепали, а теперь хотите от него избавиться". Она пыталась доказать ему, что за ночь она не могла этот кошелек в состояние нетоварного вида привести, что и упаковка нормальная, она им не пользовалась. Не удалось. Она ушла, понурив голову. А я подошел к этому продавцу, у меня всегда при себе закон о защите прав потребителей, как и Конституция, и показал ему статью 25-ую закона. Здесь же все написано четко - потребитель вправе обменять непродовольственный товар надлежащего качества на аналогичный товар у продавца, у которого это товар приобретен, если он, этот товар, не подошел по форме, габаритам, фасону, расцветке, размеру или комплектации. Потребитель имеет право на обмен непродовольственного товара, как написано дальше, надлежащего качества в течение 14 дней, не считая дня покупки. Обмен непродовольственного товара надлежащего качества производится, если указанный товар не был в употреблении, сохранены его товарный вид, потребительские свойства, пломбы, фабричные ярлыки, а также есть товарный или кассовый чек, выданный потребителю вместе с проданным товаром. Это все было - абсолютно чистенький кошелек с документами, чеками.

Было ли право этой женщины нарушено, Алексей Евгеньевич Корягин?

Алексей Корягин: Вы знаете, здесь, с одной стороны, право покупателя, с моей точки зрения, было нарушено, но, как вы в самом начале сказали, продавец ссылался на то, что кошелек уже в потрепанном виде. Вполне возможно. Вы сейчас точно зачитали, процитировали закон, что если сохранен товарный вид, тогда, соответственно, эта вещь возврату или обмену подлежит. Это короткий ответ, но я думаю, что здесь проблема гораздо шире, и речь идет в общем и целом о правах человека, о наших с вами ежедневных правах.

И парадокс заключается в том, что тот человек, который продает или предоставляет услуги, он буквально через несколько минут, часов также является потребителем. И здесь, конечно, вопрос цивилизованного рынка. Тот человек, к которому подошла эта женщина с таким, скажем так, небольшим вопросом, конечно, должен был проявить здравый смысл, добрую волю и обменять этот кошелек. Потому что пойдет цепная реакция, и она сейчас в обществе идет. Если в целом говорить, то права потребителей (точной статистики, в общем-то, нет) нарушаются каждый день все больше, и восстановить их все более трудно. Вот такая тенденция, с моей точки зрения, сейчас существует.

Карэн Агамиров: Сегодня, конечно, мы не сможем охватить все, и даже разобрать малую долю завалов в этой области, но я уверен, что с помощью маститых экспертов, которые сегодня собрались здесь, мы зададим правильный вектор. И скажите, пожалуйста, Алексей Евгеньевич, в какой сфере все-таки нарушение прав потребителей сегодня носит наиболее массовый характер.

Алексей Корягин: Я скажу, что четкой статистики нет. И если на каких-то потребительских форумах, в газетах приводится какая-то статистика, поверьте мне, она только очень приблизительная. Потому что такого мониторинга в нашей стране, к сожалению, не проводится. Созданная недавно служба по защите в сфере право потребителей и благополучия человека, которая находится в Министерстве здравоохранения, тоже такой статистики пока не имеет. То есть мониторинга нарушения прав потребителей в нашей стране не проводится, такого цельного.

Я просто хочу сказать, что права потребителей, спектр возможных нарушений очень широк. И часто мы, как потребители, даже не подозреваем, что наши права нарушаются. Здесь вроде бы понятные вещи - покупки, приобретения, какие-то услуги - мы здесь мы понимаем, что мы потребители. Но есть такие ситуации, когда мы даже не догадываемся, что мы являемся потребителями, и эти права нарушаются. Это различные перевозки, часть банковских услуг, инвестиционное строительство, то есть долевое участие физических лиц в строительстве жилых многоквартирных домов.

Если говорить о том, не где чаще нарушаются права, а где для потребителя, для нас с вами наиболее, может быть, болезненный удар от нарушения прав потребителей, - с моей точки зрения, это, конечно, три момента. Первое - это здравоохранение, потому что платные услуги и некачественные медицинские услуги очень болезненно отражаются на человеке, это раз. Второе - это туризм, потому что люди едут, как правило, отдыхать с большим удовольствием, с интересом, и вдруг получают какие-то не те услуги, на которые они рассчитывали, - и у них испорчен не только сегодняшний день, а у них испорчен ближайший год от впечатлений. И, наконец, третье и самое важное, существенное нарушение прав человека и прав потребителя происходит при долевом строительстве. То есть мы с вами скопили деньги, часто последние, и участвуем в долевом строительстве, для того чтобы получить какую-то квартиру. И вот здесь, соответственно, самый серьезный удар и самые серьезные финансовые потери, и самые большие человеческие переживания с этим связаны. Не зря средства массовой информации волей-неволей сейчас откликаются на все эти скандалы, которые связаны с "Медстройресурсом", жители Подмосковья выходят на Горбатый мост, с другими компаниями, "Новый мир", в частности. То есть очень много строительных компаний, которые не выполняют свои обязательства перед потребителями, перед дольщиками. Слава богу, сейчас введен в действие 214-ый закон "О защите интересов участников долевого строительства", но он пока - из-за того, что недавно введен, - еще не начал свое действие в полной мере.

Карэн Агамиров: Не выполняют обязательства по срокам? То есть люди сдают деньги, и какой-то срок устанавливается, когда человек сможет вселиться, да?

Алексей Корягин: Здесь как бы две позиции. Первая - это сроки, причем требования строительных компаний, которые не выполняют свои обязательства, бывают настолько неправомерными! Предположим, два года назад собрали деньги на квартиру, а сейчас требуют доплату - "мы не успеваем". Это вот сроки и требование денег, качество строительства. Дома сдают совершенно не того качества, не отвечающие стандартам, не отвечающие требованиям, не отвечающие обыкновенному представлению о нормальном жилье. И, наконец, последнее и самое главное - деньги просто исчезают. Компании вместе с деньгами исчезают, и не важно, выиграли вы у них суд или не выиграли, - деньги свои получить будет очень трудно. Прокуратура, как правило, причем этими вопросами не занимается, не занимается милиция, а ответ всегда один и тот же дольщики слышат, которые обращаются в правоохранительные органы: "У вас это гражданско-правовые взаимоотношения, вы их сами и решайте в суде". Человек идет в суд, получает судебное решение - исполнить его невозможно. И речь идет, повторяю, о нарушении именно прав человека. Я бы даже назвал это правом на нормальную, цивилизованную жизнь.

Карэн Агамиров: "РОМИР-Мониторинг" провел свои исследования в отношении того, где наибольшее количество происходит нарушений. Ну, вы уже об этом сказали - здравоохранение, долевое строительство: А "РОМИР-Мониторинг" попытался выяснить, что происходит в реализацией этого права, независимо от того, где оно нарушается. И действительно, вы правы, что люди просто не верят в суды, 90 процентов людей не верят судам, поэтому практически даже не пытаются обращаться в них, когда их право нарушено. "Большинство людей осознают бесполезность обращений за защитой к закону ввиду полной коррумпированности российской судебной системы. Люди в России никак, - сообщает "РОМИР-Мониторинг", - не отстаивают свои интересы и права. В отличие, к примеру, от американцев, которые готовы защищать себя в судах и добиваются удовлетворения своих интересов". Вот такие были сделаны выводы.

А что власть? Она тоже не может здесь проявить себя?.. У нас тут находится не буду говорить - представитель власти, но, тем не менее, общественный советник мэра города Москвы. Может что-нибудь здесь Лужков сделать (он же сам строитель), воздействовать на эти компании?

Алла Пеняева: Я хочу сказать, что, Алексей, вы очень интересно рассказали, и спасибо вам за такой комментарий, но в чем-то я с вами не согласна, как, наверное, и большинство слушателей, которые нас сейчас слушают у радиоприемников. И дело вот в чем. Когда вы говорите о том, что за ночь кошелек мог потерять свою первоначальную видимость и все такое, - извините меня, а что это за товар, который может за 12 часов потерять свою покупательскую внешность?

Карэн Агамиров: Это продавец сказал. Алексей просто сослался на то, что продавец может таким образом воздействовать на покупателя, экспертизу даже может назначить в такой ситуации.

Алла Пеняева: Вы знаете, у меня есть реликвия, которую я купила в советское время, - это туфли, которые изготовлены московской фабрикой. Они у меня стоят на видном месте, и я в них проходила 7 лет. Я в них хожу, как королева.

А что касается отношений, я хочу сказать по строительству. Владимир Иосифович Ресин, руководитель Комплекса архитектуры и развития и реконструкции города Москвы, - это мой учитель, наставник, мой близкий друг, и я с гордостью и радостью произношу это. Вот недавно на Дне строителя я выступала в Концертном зале "Россия" (наверное, в зале было более 700 человек) и сказала о том, что большинство строителей, одержимых, творчески талантливых, получили поддержку у такого человека. Низкий поклон вам, Владимир Иосифович Ресин, за то, что вы есть. Что же касается мэра Москвы, его, наверное, правильно критикуют, и очень много, и слава тебе, господи, что критикуют. Потому что Юрий Михайлович говорит: "Как хорошо, что меня критикуют, - значит, народ следит за моей работой. Он работает вместе со мной, он хочет, чтобы город был краше". Боже мой, да вы посмотрите, что успел сделать Юрий Михайлович!

Карэн Агамиров: Алла Гордеевна, но, вот видите, конкретный пример: люди деньги отдают - исчезает компания строительная. Не может здесь Ресин, как отвечающий все-таки за это направление, что-то сделать?

Алла Пеняева: Знаете, в каждом конкретном случае надо разбираться, это первое.

Карэн Агамиров: Вы себе тогда помечайте сегодня все, о чем мы говорим. Вы записывали, что Алексей Евгеньевич сказал?

Алла Пеняева: Да, записываю. Более того, я хочу сказать, что знаю питерскую компанию, представительство которой есть в Москве, "Строймонтаж", которую возглавляет "хлестаковского" варианта человек, зовут его Полонский Сергей, по-моему. И в разговоре со мной он говорил о том, что 1 квадратный метр жилья стоит не более 300 у.е. (разговор идет о долларах). А куда же деваются остальные деньги? И этот вопрос Юрий Михайлович поднимает. На мероприятии в концертном зале Россия он правильно сказал, что 5 миллионов квадратных метров жилья построено в городе, но этого мало, этого недостаточно. Надо заставить людей работать правильно и честно, и тогда мы все будем жить нормально.

Карэн Агамиров: Ну, что же, у нас уже звонки есть. Сусанна Михайловна из Санкт-Петербурга, слушаем вас.

Слушатель: У меня два вопроса, один касается ЖКХ, второй - медицины. Насколько это правомочно, что сложили жилую и подсобную площадь и берут не с человека, который ходит по лестницам, а за уборку лестницы берут с каждого метра общей площади? Теперь Зурабов объявил на всю страну, что социальный пакет состоит из трех позиций - железная дорога, санатории и лекарства. Я диабетик, я всю жизнь получала бесплатные лекарства по диабету. Сейчас, когда я хотела избавиться от санатория, куда я даже не в состоянии доехать, и от железной дороги, выяснилось, что Зурабов быстренько, как наперсточник, соединил санаторий вместе с лекарствами. Логично, если бы я выбрала санаторий, оставить за мной лекарства, потому что там еще и лечатся, в санатории. Но если я отказываюсь от санатория, почему нужно сделать сиамских близнецов из лекарств и санатория?

Карэн Агамиров: Кто ответит на этот вопрос?

Алексей Корягин:

Алексей Корягин: Давайте начнем с конца. Что касается железной дороги, санатория и лекарств, все-таки я бы сейчас предпочел этот вопрос оставить без ответа, потому что не хотелось бы вернуть разговор в русло нашей темы - это защита прав потребителей. То, с чем обратилась уважаемая радиослушательница, немножко выходит за тему защиты прав потребителей, и на Радио Свобода достаточно времени эта тема социального обслуживания, медицинского обслуживания поднимается. Я еще раз хочу подчеркнуть, что там сегодняшнего разговора - это потребительские права. Потребительские права - это только тогда, когда человек заплатил напрямую какие-то деньги, За это получает услугу или непосредственный товар. Вопрос, который касается жилищно-коммунального хозяйства и платной уборки лестничных клеток, он, конечно, больше в нашей теме, но он частный. Насколько я понял, звонок этот из Санкт-Петербурга, и я советую в этой ситуации обратиться в Союз потребителей в Санкт-Петербурге. Это уважаемая организация, которую возглавляет Петр Борисович Шелищ, депутат от Центрального района Санкт-Петербурга, и у этой организации достаточно большой опыт, и компетентно на этот вопрос вам именно в Санкт-Петербурге ответят, с учетом местной специфики.

Карэн Агамиров: Хорошо. Дмитрий Бабич хочет добавить.

Дмитрий Бабич: Может быть, несколько слов насчет санаторного обслуживания. Дело в том, что недавно проводился слет работников туристической сферы России, где-то приблизительно 1,5 месяца назад, я его освещал как журналист. И меня удивило, что основная тема - это именно обслуживание тех людей, которые приезжают, которых буквально навязывают санаториям вот по этому социальному пакету. То есть ко мне подходили директора санаториев и буквально умоляли поставить этот вопрос. Попробуйте человека за 470 рублей в течение недели, двух, трех накормить, положить спать и обеспечить ему лечение - это, они доказывали, чистейший популизм и обман. Мне сложно сказать, как они это объясняли, как это навязывается, то ли у них забирают в этом случае другую категорию потребителей, которая нормально оплачивает отдых и которая и идет от предприятий, то ли еще какие-то меры существуют даже внеэкономического давления.

Но мне кажется, что это проявление такого популистско-безответственного отношения власти, которое идет еще с 90-х годов. Обратите внимание, ведь даже эта замена льгот на компенсации, скажем, с транспортом, - сейчас становится ясно, чем занималась власть в 90-е годы: просто освободили от оплаты огромные сегменты населения, и в этих условиях инвестировать в транспорт, естественно, никто не решался. В итоге просто проблема переносилась на следующее поколение. Это ельцинская линия всех 90-х годов: после нас хоть потоп (пусть эти автобусы стареют, но главное, что мы сейчас заработаем несколько очков). И вот эта политика, как я убедился на примере санатория, понемногу продолжается, к сожалению.

Карэн Агамиров: Важное замечание. Давайте дадим слово радиослушателям. Чулпан Галимович, тоже из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: У меня тяжба с жилконторой. Квартира находится над подвалом, в подвале - трубы горячего водоснабжения, за сезон они по несколько раз лопаются. В квартире парит, и эту воду горячую, бывает, неделями не ремонтируют. Причем это тянется из года в год уже примерно лет пять. И я никак не могу добиться правды. Мировой судья занимает нейтральную позицию и говорит: "Пригласите из коммерческой организации независимых экспертов, чтобы они там проверили состояние подвала и прочее". Жилконтора пишет, что в подвале все в порядке. Последняя такая авария была в конце апреля, приехала аварийная служба, опустилась в подвал, и служащий набрал полные сапоги воды.

Карэн Агамиров: Чулпан Галимович, а эту некоммерческую организацию вы не можете пригласить, потому что надо платить?

Слушатель: Да, конечно. Я инвалид, ветеран войны.

Карэн Агамиров: Надо сказать, что судьи идут довольно часто по этому пути, то есть они говорят: "Вы проведите экспертизу, только пригласите независимую организацию", - а там надо платить 100 долларов, 200 долларов. Пенсионер не может платить, поэтому дело не двигается. Вот видите, какая ситуация.

Алексей Корягин: Чулпан Галимович, я посоветую вам обратиться к судье с ходатайством о том, чтобы оплату за вот эту экспертизу возложили на жилконтору или на того, кто у вас является ответчиком в ходе судебного разбирательства. Можно такое ходатайство заявить, и основанием его будет являться то, что вы пенсионер, человек малоимущий. И суд вправе возложить на жилконтору обязанность проведения этой экспертизы. И опять же я повторю тот совет, который я дал в ответе на предыдущий вопрос, - обратиться, соответственно, в Союз потребителей России, штаб-квартира которого находится в Санкт-Петербурге, около Смольного (адрес есть в любом справочнике).

Карэн Агамиров: Главный вектор, который мы хотим дать сегодня нашей передачей, - это то, что люди должны уметь отстаивать свои права в суде. Вот Алексей подчеркнул, что это трудно, что даже если принято решение, в частности по строительным компаниям, есть даже исполнительный лист, иногда его просто невозможно реализовать. Вот это самое ужасное - что ты можешь пройти все "круги ада" и ничего не добиться... Потом, если ты в суд подаешь, как потребитель, ты же должен там пошлину уплатить в зависимости от суммы иска.

Алексей Корягин: Вы знаете, практически потребители освобождены от уплаты государственной пошлины. Единственное, что сейчас, по новому законодательству, если она превышает порядка 1 миллиона рублей, насколько я помню, то тогда небольшие деньги. Но в принципе можно говорить, что от пошлины потребительские иски освобождены, поэтому это не препятствует. Препятствие в том, что дела готовятся долго, в том, что не компетентны судьи, о чем много говорил. Я просто приведу пример: у нас подготовка дела в Останкинском районном суде города Москвы заняла год, по одному из дел по туризму.

Карэн Агамиров: Целый год?

Алексей Корягин: Целый год, да. Недавно мы обратились еще с одним иском - документы просто потеряли в суде.

Карэн Агамиров: А в каком?

Алексей Корягин: В Останкинском суде города Москвы. Вот в четверг я попытаюсь попасть на прием к председателю суда, чтобы найти эти документы. Это все реальные ситуации из жизни. Это мы, юристы, психологически готовы к таким ситуациям. А когда попадает туда обыкновенный человек, который в судах не был, и когда на него просто начинают кричать, девочки, которые сидят в канцелярии, не встают даже со своих мест, когда приходят пенсионеры или еще кто-то, хамство, которое царит, просто переходит все границы, - это психологически трудно.

Карэн Агамиров: Алексей, наша задача - помочь людям, поэтому вы адрес продиктуйте в Санкт-Петербурге, куда идти. Или телефон оставьте, потому что будут же звонить.

Алексей Корягин: Вы знаете, во всех справочниках Санкт-Петербурга Общество по защите прав потребителей в Санкт-Петербурге и Союз потребителей России, штаб-квартира которого находится в Петербурге, есть.

Карэн Агамиров: Но могут и вам звонить?

Алексей Корягин: Да, могут и нам звонить, естественно.

Карэн Агамиров: Тогда, кому это нужно, звоните мне после эфира - и я дам вам телефон Алексея, чтобы вам помогали. Я зачитаю некоторые сообщения на пейджер. "Москва и Санкт-Петербург, соответственно, на 60 и 70 процентов используют в продаже импортные продовольственные товары, и, как правило, просроченные".

"Умоляю, к 16:00 прошу Лимонова в студию с выигранным делом. Валентин Николаевич". Я с Лимоновым, кстати, два месяца назад договаривался, он будет 30-го числа у нас. А сегодня как раз Верховный суд отменил решение о ликвидации партии.

"Наиболее часто права потребителей нарушаются путем продажи некачественных продуктов. Это связано с тем, что инспектора СЭС проверяют не продукты (вот это важно, кстати!), а только документы, которые легко подделать. Другая сфера, очень важная, - утверждает Дмитрий, - это массовая продажа некачественных автомобильных запчастей".

"В советское время граждане имели возможность контролировать в продуктах питания содержание продуктов радиационного воздействия и ничего не знали о ГМ-продуктах".

"Почему у нас товары со скидкой, - спрашивает Андрей, - не имеют ни гарантии, ни возврата?" Это все интересные вопросы, которые, я думаю, Алексей и другие участники передачи будут помечать себе и потом с этим разбираться.

"Защищают то, что есть защищать, - говорит Дима. - Но защищать нечего. Замена товара - вторичное право, и оно зависит от первичного. И Путин не может работать, не меняя законов, у него нет прав, как и у любого другого". Ну, Дима у нас всегда присылает очень необычные сообщения.

"Карэн, все зависит от условий эксплуатации, - говорит Владимир. - То есть товарный вид ваш кошелек может потерять за один час. Но и вы, Радио Свобода, километровыми шагами трансформируетесь в советское радио". И какая тут взаимосвязь, я не очень понимаю.

"Владимир. Якобы в защиту прав потребителей - всего лишь расплывчатый закон есть. Против - свобода его толкования сильной стороной". Идет речь о толковании закона, то есть понятно, что некоторые нормы невозможно реализовать. В частности, 25-ая статья, действительно, не такая простая. Продавец утверждает, что потертый кошелек за ночь вдруг стал:

"Скажите, а у продавца арбузов в палатках должен быть кассовый аппарат? И если кто-то отравится этим арбузом (кстати, сейчас лето, и это важно!), как доказать, что куплен он в этой палатке? Честно говоря, я не видел ни в одной кассы", - это Саша Добрый написал.

Будете отвечать на эти сообщения или помечали просто себе? Наша главная задача - помочь людям, чтобы все, о чем они говорят и пишут, было на контроле наших экспертов, чтобы польза была от передачи.

Алла Пеняева: Очень правильно насчет арбузов, потому что очень много отравлений, действительно, было в прошлом году в городе. Я не знаю сегодняшнюю ситуацию, но к этому вопросу санэпиднадзор должен немедленно обратиться. Это первое.

Сусанна Михайловна, если вы нас слушаете (вы звонили буквально несколько минут назад), вы до боли вошли мне в душу, я уже вас искренне люблю и хочу вам помочь. Мой мобильный телефон московский - (095) 795-66-94. Обратитесь ко мне! Я знаю, что такое сахарный диабет - это когда утром инсулин, вечером инсулин, а ей говорят: "Иди в санаторий и хватит, никаких больше лекарств". Это, я считаю, что преступление. И, наверное, если Зурабов в этом повинен, он должен нести ответственность, строгую ответственность за то, что он безобразничает. Второе, я вам найду спонсора, лидера отечественного производства, который оплатит и вашу поездку в санаторий, и приобретение не просто какого-то инсулина стародавнего, а вы будете пользоваться хомулином - это лучшее лекарство от сахарного диабета.

И еще. Мой друг, министр правительства Москвы, пришел в магазин покупать обувь. Это было год или полтора назад. Хотите, назову имя - Евгений Владимирович Егоров. Приходит он туда, а ему говорят в обувном магазине: "Прошу прощения, но мы не можем вас обслужить, потому что к нам пришли из налоговой инспекции. Уже четвертый раз они к нам приходят за полгода, и все чего-то хотят. И сейчас мы вынуждены закрыться, мы не можем вас обслужить". - "Как это - закрыться? А что, они в журнале у вас не расписались? Вы не знаете, что есть такой закон - не более одного раза в год имеют право проводить проверки? Где эта проверяющая из налоговой инспекции? Немедленно ее сюда!" - "Как?" - "Я - министр правительства Москвы, давайте мне ее сюда". За ней быстро побежали, но ни один охранник, ни один продавец не догнал эту женщину, которая собрала в охапку свои документы и сбежала.

Карэн Агамиров: Не удалось разобраться, кто это?

Алла Пеняева: Ну, она сбежала, ничего не удалось. Это аферисты, авантюристы, я считаю. У меня тоже были проблемы с налоговой инспекцией.

Карэн Агамиров: Давайте налоговую тему отставим отдельно, потому что так мы сейчас далеко уйдем. Дмитрий Бабич хотел дополнить.

Дмитрий Бабич: Я хотел сказать, что это напоминает истории про Гаруна аль Рашида, когда простой член правительства Москвы приходит - и "владыка жизни" - представитель налоговой инспекции самоуничтожается прямо на глазах.

Карэн Агамиров: Гейдар Алиев покойный так делал - он ходил на рынок в Баку, накрывался каким-то платком, подходил к прилавку, что-то покупал, его обвешивали или подсовывали что-то некачественное, и тут он этот платок срывал, и жуликоватые продавацы падали в обморок - это же не простой покупатель, это Алиев - первый секретарь ЦК!

Дмитрий Бабич: Это описано даже у Юрия Полякова в повести "Апофигей". Там, по-моему, явно просматривается Ельцин за этим персонажем. Но если говорить по делу:

Карэн Агамиров: Это все по делу, Дима.

Дмитрий Бабич: Кстати, по делу, к сожалению, не каждый из нас - член правительства Москвы, поэтому мы все-таки приходим в магазин и сталкиваемся с тем, что нас плохо обслуживают. Мне всегда казалось, что это бесполезно, но у меня есть одна знакомая, которой в фирме продали некачественные брюки, и она не поленилась, 11 месяцев она добивалась, были суды, экспертизы, ей помогали какие-то ее знакомые из ФСБ. Но в итоге она добилась того, что ей заплатили за эти брюки 11 тысяч рублей и заплатили все судебные издержки.

Карэн Агамиров: Проявилась настойчивость.

Дмитрий Бабич: Да. И после этого произошло интересное явление. Она стала брать кредиты в банке, и однажды она не могла вернуть, она меня умоляла дать деньги, я дал ей деньги в долг и спросил ее: "А почему ты кровь из носу хочешь эти деньги вернуть? Что тебе сделают?" И она сказала: "Они могут подать в суд". То есть у нее от этого опыта возникла убежденность, что, в принципе, закон работает, поскольку она была уверена, что если банк подаст в суд, то это серьезно. И мне кажется, что такое воспитание взаимное в нашем обществе понемножку идет.

Карэн Агамиров: Сейчас мы послушаем звонок. Алексей из Москвы, слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте. У меня к вам три вопроса сразу. Первое, я пришел к врачу, мне ноготь надо удалять - 10 тысяч, "операция у нас платная, это платное". Таблетка какая-то - 2 с лишним тысячи. Я говорю: "Выпишите, пожалуйста, я наш аналог возьму". Я знаю, что я покупал диклафакс, и оказывается, что артафен наш, такой же, стоит 15 рублей. Это первое. Второе, товарищ у меня инвалид первой группы, у него паралич ног, и он отремонтировать приемник попросил, выключатель заменить. Пришел - 800 рублей. Я говорю: "Ребята, он стоит 840". Это почему?

И третье, я сейчас сужусь за зарплату. Вы сказали про налоговую инспекцию. Я не буду рассказывать все, но, в общем, я представил документы, приходит ответчик и приносит документы: "Я - директор". Я говорю: "Я был в налоговой инспекции сам, они в мониторе показали, кто и что у них. Там Иванов - директор. А этого я вообще не знаю, у него поддельные документы". Я налоговую инспекцию проверить не могу, у меня прав нет. Круг замкнулся.

А что касается Лужкова: ну, что Лужков? Я знаю, что в 1996 году он сам проиграл все выборы, и даже были документы поданы в Страсбургский суд. Ну, у этого товарища все документы на руках, Шемельков его фамилия. Поэтому у нас законы не работают! И никто не хочет, чтобы законы работали. А Лужков сам судьям московским доплачивает, я с этим столкнулся самолично. И меня сейчас в Лужкове никто не убедит.

Алексей Корягин: Спасибо за вопрос. Очень коротко отвечу. Первое, по поводу медицины, вы знаете, нужно не забывать, что каждый житель города Москвы у нас застрахован, у нас обязательное медицинское страхование, которым каждый человек, житель Москвы, даже независимо от того, находится он сейчас в Москве или в любом другом городе Российской Федерации, может воспользоваться. И медицинское обслуживание должно проходить бесплатно, за исключением определенных моментов, которые действительно имеют свою специфику. Об этом, к сожалению, мало кто знает. И об этом нужно помнить: вы приходите в поликлинику - вам бесплатно оказывают медицинские услуги. Если вы приходите в платную поликлинику, да, у них, конечно, есть расценки, по которым вы должны либо соглашаться, либо не соглашаться.

Далее, что касается отремонтированного приемника, 800 рублей - выключатель. К сожалению, мы сталкиваемся с такой ситуацией, что расценки у нас по сервисному обслуживанию очень завышены, к сожалению. Я говорил о том, что должна быть система защиты прав потребителей на уровне государства, и расценки должны несколько регулироваться. К сожалению, пока у нас законодательно это не отрегулировано, и вот с такой ситуацией мы сталкиваемся постоянно.

И последний вопрос - относительно представительства в суде, зарплаты и так далее. Здесь полномочия суда - проверять полномочия того или иного директора, поэтому вы можете обратиться в суд и настоять, чтобы эти полномочия судом были проверены. Вполне возможно, что директор сменился и так далее. С остальной частью вашего выступления я согласен.

И я позволю себе ответить на тот вопрос, который пришел по пейджеру, о некачественных продуктах, запчастях и так далее. Вот что касается некачественных продуктов, да, есть просроченные продукты. Но я хочу подчеркнуть, что защита прав потребителя - это улица с двусторонним движением. С одной стороны - юристы, общественные организации, государственный надзор и контроль защищают права потребителя, но и нам, как потребителям, не нужно быть сверхдоверчивыми, не нужно быть невнимательными, а нужно внимательно, грамотно пользоваться не только правами, но и той информацией, которая есть, на продукты, на товары и так далее. И единственная обязанность, которая есть у потребителя, - это воспользоваться и внимательно ознакомиться с информацией. Посмотрите, просрочен продукт или нет, и если что-то сомнительное, то, соответственно, не покупайте. Если нет разрешения в палатке, что можно потребовать, если люди пользуются такими услугами, тоже не принимайте.

Карэн Агамиров: Я абсолютно согласен!

Алексей Корягин: То есть нужно хорошо, требовательно подходить. Скупой платит дважды. Если мы знаем, что водка у нас более-менее качественная стоит за 50 рублей, то не покупайте ее за 30, и тогда риск воспользоваться некачественными продуктами будет меньше. То есть умейте пользоваться информацией и не доверяйтесь, более пристально рассматривайте ту информацию, которая может оказаться полезной.

Карэн Агамиров: Я всегда в этом пытаюсь убедить своих студентов. Одна девушка подошла ко мне и сказала: "Вы знаете, это можно в такую зануду превратиться! Что ни покупаешь - надо все проверять, читать этикетки:" Я наблюдаю за людьми - и на самом деле мало кто смотрит на срок годности товара, берут - и все, а потом вдруг оказывается: Многие выбрасывают товарно-кассовые чеки, покупают товар - и выбрасывают, а потом, естественно, с этим проблемы возникают. Хотя в законе о защите прав потребителей сказано, что это не является основанием для того, чтобы не обращаться за защитой. Тем не менее, товарно-кассовый чек, срок годности, ярлыки, не выбрасывайте упаковку, не выбрасывайте коробки, в конце концов. Если ты купил телевизор, ты коробку от него не выбрасывай сразу, потому что из-за этого тебе могут отказать в обмене.

Алексей Корягин: Нет, Карэн, вы ошибаетесь, из-за коробки не могут отказать.

Карэн Агамиров: Но я видел эти ситуации.

Алексей Корягин: Это неправильно.

Карэн Агамиров: Упаковка:

Алексей Корягин: Нет, упаковка - неправильно. Сохранен должен быть товарный вид. И вот Дмитрий правильно сказал, что это вот взаимное воспитание между продавцом и покупателем должно быть, мы должны идти как бы навстречу друг другу. Смысл в том, чтобы подходить по-человечески друг к другу и в то же время учиться друг у друга.

Карэн Агамиров: Сегодня мы должны затронуть еще одну важнейшую тему. У нас здесь руководитель правозащитной организации "Свобода воли" Владимир Химаныч, который занимается произволом в сфере правоохранительных структур. Это важнейшая тема, которая также должна защищать потребителей, и тут опять потребители - все. Ты идешь по улице, ты обычный человек, а у них - власть.

Владимир Химаныч: Ну, в общем, можно эту ситуацию именно так рассмотреть. Потому что правоохранительные органы в любом цивилизованном обществе - это нанятые на деньги налогоплательщиков структуры, которые должны обеспечивать их безопасность, а ни в коем случае не заниматься грабежом, разбоем и какими-то другими противоправными действиями в отношении тех самых лиц, которые, собственно, и платят за содержание этих органов. У нас, к сожалению, все бывает часто наоборот. На мой взгляд, сейчас ситуация наиболее тревожная именно в связи с бездействием правоохранительных органов, в основном прокуратуры. То есть те случаи, о которых мы сегодня слышали и от мужчины, у которого в подвале регулярно лопается горячее водоснабжение и затапливает все, - в такие ситуации обязательно должна вмешиваться прокуратура. Прокуратура в эти ситуации предпочитает не вмешиваться.

Карэн Агамиров: То есть прокуратура должна защищать права потребителей.

Владимир Химаныч: Совершенно верно. Прокуратура считает, что человек сам в порядке частного судопроизводства может подать иск и отстаивать свои права. Причем очень часто обращения в прокуратуру - ответ на них приходит исключительно безграмотный, с нарушением процессуальных норм, и все сводится к мотивировке, что "вы сами можете в порядке частного обращения подать такой иск. И милиция, в свою очередь, смотрит на такие действия прокуратуры и предпочитает тем более не вмешиваться. Если уж прокуратура, надзирающий орган, без всякого внимания оставляет подобные обращения граждан к ней, то милиция и подавно предпочитает не связываться. Тем более что юридические какие-то возможности милиции в плане помощи гражданину меньше, чем у прокуратуры, просто в силу того, что в милиции меньше юридической подготовки у сотрудников.

Карэн Агамиров: Вот видите, опять одна из неработающих норм. В законе о прокуратуре четко написано, что прокурор должен защищать права человека и обращаться в суды с исками.

Владимир Химаныч: Совершенно верно.

Карэн Агамиров: Иногда, правда, обращаются, иногда где-то происходит это.

Владимир Химаныч: В основном это касается того, когда затронуты общественные, а не личные интересы, то есть если вместо квартиры сверху оказывается, например, какое-то государственное унитарное предприятие или, например, какое-то муниципальное предприятие. Я знаю полно случаев, когда даже при прямом ущербе, который причиняется госсобственности и муниципальной собственности, прокуратура точно так же бездействует.

Карэн Агамиров: Давайте послушаем наших радиослушателей, пусть они выскажутся, и, может быть, подведут итоги, что они сегодня вынесли из передачи. Нина Павловна из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Я хочу сказать про Союз потребителей - это абсолютно бесполезная организация в Питере. Она, во-первых, платная, во-вторых, там сидят полуграмотные девочки, и никакой помощи они практически не оказывают. Что касается экспертиз в суде, которые надо провести, частных, судья их может и не принять, она имеет на это право. И никакие ходатайства она не рассматривает. И человек оказывается, в общем-то, в глупом положении. В ЖКХ вообще бесполезно все, право на информацию ни от какой организации не получишь, с тобой не разговаривают. И прокуратура, как правило, бездействует. Обращайся, не обращайся - они тебе какую-нибудь глупую отписку напишут и все.

Алексей Корягин: Нина Павловна, это здравый подход и здравая критика. И она воспринимается. Что касается Союза потребителей России, откровенно говоря, не знаю, с кем вы там общались. Вот у нашей организации - в Агентстве по защите прав потребителей - все, что мы переключали на работу к ним, всегда делалось и достаточно компетентно выполнялось. В Питере мы ведем дела через вот эти местные организации. К сожалению, бывает так часто, что неизвестно до конца, к кому мы обращаемся. Но то, что вы сказали, говорит только об одном, что наши права с вами восстановить очень трудно. Для того чтобы их восстановить, нужные совместные усилия. Поэтому, да, давайте действовать вместе, мы готовы работать со всеми.

Карэн Агамиров: Римма Васильевна, Московская область, слушаем вас.

Слушатель: Вы знаете, у нас вот какая ситуация, очень сложная, была. У меня умерла мама, и телефон был на ее имя. А жильем владела на правах дарения моя дочь. И вот она пошла в Филевский узел связи переделать телефон на себя, и с нее содрали 14 тысяч рублей, как за постановку нового телефона. Она изучила постановления все, обращалась и говорила: "Нет здесь такого положения". Она потеряла здоровье, перестала спать. Обращалась в Министерство связи - ей сказали: "Да, они не правы, но мы не имеем права диктовать им, потому что они - коммерческая структура". Как нам быть? Куда нам обращаться? Говорят - подавайте в суд.

Карэн Агамиров: А телефон вы записали, который мы вам давали?

Слушатель: Нет.

Карэн Агамиров: Тогда после эфира перезвоните еще раз, и мы продиктуем вам, и вы будете на контроле.

Галина Михайловна, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я подала в суд на фирму, которая окна мне устанавливала, фирму "Теплые окна". Они полгода мне не могут ничего сделать, качество ужасное. Скажите, пожалуйста, если суд примет решение по выплате мне неустойки, моральный вред и прочее, каковы сроки выполнения ответчиком этих указаний, и какие могут быть санкции, если они их не выполняют?

Алексей Корягин: Что касается "Теплых окон", это, видимо, фирма "Nortec Polymer". Это самая плохая фирма в Москве, которая только может быть, по установке окон. Поэтому я думаю, что от нее вы ничего никогда не получите, к сожалению. Что касается закона, то на исполнительное производство дается 2 месяца. Если у вас не получится, звоните, пожалуйста, в Агентство по защите прав потребителей, и я лично займусь этой проблемой. Что касается "Теплых окон", это наши старые должники.

Карэн Агамиров: У нас достаточно много сообщений на пейджер. Я просто все уже не успею прочитать, но Дима по-прежнему в пессимизме пребывает: "Святая наивность! Как могут работать законы? В стране полная анархия, о законах смешно говорить даже!" Тем не менее, я все-таки считаю, что надо побороть в себе лень, надо обращаться в органы защиты прав потребителей, в суды. И в этом мы должны убедить наших радиослушателей.

Алексей Корягин: Я считаю, что мы должны понять, что у нас есть права, в том числе права потребителей, и нужно в любом случае их отстаивать. Потому что человеческое достоинство гораздо дороже тех вещей или услуг, которые мы заказываем и приобретаем.

XS
SM
MD
LG