Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обезземеливание крестьянства


[ Радио Свобода: Программы: Права человека ]
[13-09-05]

ВедущийКарэн Агамиров

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.


Карэн Агамиров: Наша сегодняшняя тема - обезземеливание крестьянства. Участники передачи: руководители проекта "Ковчег" - правозащитник Рихард Понтелейчук и адвокат Сергей Сычев, лишаемые права на землю Василий Шабасов и Александр Баронин и организатор исковой атаки против "Домодедовских авиалиний", захватывающих сельскохозяйственные земли, Александр Бевзюк.

Ну что ж, давайте разбираться, что происходит сегодня с землей в России и в частности в Подмосковье, в Домодедовском районе. Давайте сначала мы юридическую сторону вопроса утрясем. Слово адвокату Сергею Сычеву.

Сергей Сычев: Сам процесс сегодня получил наименование, как процесс обезземеливания крестьян. Всем известно, что в начале перестройки, в 1991 году, указом президента земля была фактически предоставлена в собственность всем тем крестьянам, которые входили в бывшие совхозы и колхозы. Однако впоследствии в результате постановлений местных администраций эта земля незаконным образом была передана в собственность вновь созданных юридических лиц, которые были созданы вместо бывших колхозов и совхозов, некоторые реорганизованы были, некоторые были вновь созданы. И, соответственно, эта земля была неприкосновенной в течение более 10 лет. Затем по мановению палочки был принят закон "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", когда эти земли, которые вчера питали Российскую Федерацию, питали самые крупные города, стали предметом торга. И как только эти земли стали предметом торга, тут же бывшие юридические лица, собственники этих земель стали продавать их крупным финансистам, тем, кто сегодня стал крупнейшими землевладельцами. Журнал "Форбс" опубликовал список этих самых крупных землевладельцев в июне 2005 года.

Карэн Агамиров: Этот закон был принят в 2002 году.

Сергей Сычев: В 2002 году, абсолютно верно, в июле он вступил в силу, и затем следующий шаг, который предприняла власть, - приняла закон о переводе земель или земельных участков из одной категории в другую, когда она узаконила процесс изменения статуса земли, из земли сельскохозяйственного назначения в землю поселений. Зачем это произошло? Потому что Москва начала расти. Начало расти Подмосковье. В частности земля, о которой мы сегодня поведем речь, она находится в 12 километрах от МКАД, естественно стоимость ее огромная. Соответственно, перевести ее из сельхозназначения в землю под поселение, под строительство коттеджных поселков очень выгодно для нынешних собственников, потому что они получают огромные прибыли, огромные барыши. Вот юридическая подоплека всей этой ситуации.

Соответственно, мы говорим о тысячах и тысячах крестьян, которые на сегодняшний день оказались без земли. То есть некоторые из них имеют документы, которые говорят, что данный человек является собственником в долевой, совместной собственности на земельный участок, территория которого не определена с самого начала была. Но этот документ на сегодняшний день никем не признается, включая и судебную власть. Потому что судебная власть утверждает, что было постановление главы, скажем, в том же Домодедовском районе, вышедшее в 1992 году, которым было решено, что эта земля передана в собственность крупных хозяйств, юридических лиц. Вот двоякость ситуации.

Карэн Агамиров: И конкретно, что происходит в Домодедовском районе, именно с "Домодедовскими авиалиниями".

Сергей Сычев: Пришел новый хозяин "Домодедовские авиалинии", собственник, который, зная, не зная, но он приобрел землю, которая принадлежит еще тысячам крестьянам. А он думал, что он добросовестный приобретатель, он купил чистую землю.

Карэн Агамиров: Это поселок Чурилково.

Сергей Сычев: Это поселок Чурилково, это бывшая агрофирма или совхоз "Ямской". Это земли, которые прилегают к аэропорту "Домодедово".

Карэн Агамиров: Собственник "Домодедовских авиалиний" Владимир Коган.

Сергей Сычев: Коган, да.

Карэн Агамиров: Один из богатейших людей России.

Сергей Сычев: По-моему, он входит в сотню, он на 86-м месте в сотне богатейших людей России, журнал "Форбс" в июне месяце давал такие сведения.

Карэн Агамиров: И вот результат: земли переведены из сельскохозяйственной категории в так называемую коттеджную категорию и господин Коган этими землями теперь распоряжается.

Сергей Сычев: Что удивительно, часть переведена, а на части просто происходит незаконное строительство. Как недавно был спор по поводу незаконного строительства возле водоемов, то же самое и там происходит. Я думаю, что, придя, новый собственник, спор будет уже с теми, кто построил эти коттеджи, потому что земля под ними так же не оформлена.

Карэн Агамиров: А он эти земли фактически продает людям, которые хотят строить коттеджи, да?

Сергей Сычев: Да, потому что Подмосковье, леса, свежий воздух.

Карэн Агамиров: Стоимость до того, сколько была сельскохозяйственного угодья, до перевода?

Сергей Сычев: Есть так называемая кадастровая стоимость Земельного комитета, а есть рыночная стоимость. Вот рыночная стоимость колебалась от 500 до 1000 долларов за сотку вот этой земли сельскохозяйственного назначения. На сегодняшний день ее продают до 4000 долларов за сотку.

Карэн Агамиров: В 8 раз практически поднялась цена.

Сергей Сычев: Да.

Карэн Агамиров: Надо полагать, что господин Коган, как руководитель, собственник авиалиний, разницу вот эту кладет себе:

Сергей Сычев: Предполагается.

Карэн Агамиров: Предполагается, в карман.

Рихард Понтелейчук: Обращает в доход, скажем так.

Карэн Агамиров: Получается, что законодатель как бы пошел и здесь на поводу у крупного бизнеса. Получается так. Два закона эти в 2002 году "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" и в 2004 году "О переводе земель из одной категории в другую", они фактически перечеркнули указ президента Ельцина 1991 года.

Сергей Сычев: Фактически да. Либо это был план некий общий:

Карэн Агамиров: Замыслен был.

Сергей Сычев: Да, как процесс приватизации, ваучеризации, так же был где-то, в неком кабинете создан план обезземеливания крестьян и он реализовался конкретно:

Карэн Агамиров: Сейчас начинает уже практически реализовываться. Естественно, это не только в Подмосковье, не только в поселке Чурилково, а по моим данным и по вашим данным, практически идет такая ситуация по всей России.

Сергей Сычев: По всей России сейчас это происходит.

Карэн Агамиров: У нас, как всегда, сидят здесь два пострадавших - фермеры Василий Шабасов и Александр Баронин. Послушаем, что там на самом деле происходит, из первых уст. Но у нас есть звонок уже от Георгия.

Георгий, слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте. Три момента. Первое: как я понял, крестьяне не заметили, как их тихо и дочиста обобрали. Второе: раз это сделали посредством закона, то вроде ничего нельзя сделать. И третий момент: они должны хотя бы денежную компенсацию получить за такой грабеж. Спасибо.

Карэн Агамиров: Вот вам задал конкретный вопрос Георгий о компенсациях. Вы знаете, этот вопрос не только, видимо, относится к данной ситуации. Одна наша сотрудница сдала деньги на строительство дома (квартиру хочет получить), порядка 40 тысяч долларов, в Химках. Сдала деньги. Пришла новая администрация Химок и говорит: "А решение о передаче этих земель мы считаем незаконным". Ей говорят: "Как же, новая администрация - правопреемник старой администрации". Она говорит: "Ничего подобного". И через суд приняли решение о незаконности решения предыдущей администрации передать землю для строительства дома. Теперь речь идет о компенсации. 40 тысяч долларов человек отдал. А ей говорят: "Вы знаете, это уже не к нам, это надо к тому, кому вы отдавали". Это может затянуться на годы. И сегодня я хочу еще раз обратить внимание, Георгий спросил о компенсациях, на самом деле это серьезнейший правовой вопрос. Надо будет как-то ответить на него.

Как компенсировать эти безобразия? Можно ли, в принципе?

Сергей Сычев: В принципе их компенсировать можно, но мы сегодня говорим об эффективности, тогда следует говорить об эффективности судебной системы. На сегодняшний день судебная система неэффективна.

Карэн Агамиров: То есть суды подтверждают решение администраций?

Сергей Сычев: Либо они затягивают процесс до тех пор, пока исчезает вообще какое-либо юридическое лицо или деньги на счету этого юридического лица, чтобы компенсировать конкретную какую-то:

Карэн Агамиров: Они просто его банкротят.

Сергей Сычев: Да, банкротят. То же самое происходит, допустим, с этим совхозом Ямским, они его банкротят сейчас.

Карэн Агамиров: Кому формально земли принадлежали эти?

Сергей Сычев: Да. Чтобы, опять же, если встанет вопрос компенсации, то это:

Карэн Агамиров: А уже не может никто компенсировать, потому что некому, - банкрот.

Сергей Сычев: Хотя конечно юридически можно доказать и мы доказываем это в суде, что "Ист-лайн" обязан компенсировать, потому что он незаконно скупил эти земли. Но, опять же, суд сейчас идет по версии "Ист-лайна", хотя суд считает, что, да, почему бы не компенсировать. Но представители "Ист-лайна" говорят: "Вы понимаете, это все старики, завтра они умрут. Умрут старики, и умрет проблема". Вот подход.

Карэн Агамиров: А наследники стариков?

Сергей Сычев: А с наследниками еще интереснее ситуация. По общей договоренности в Домодедовском районе на сегодняшний день нотариусы не выдают свидетельства о наследстве, под любыми предлогами эти свидетельства не выдается. Последний предлог, который нотариусы выдвинули, - это то, что постановление главы района о выдаче таких свидетельств было отменено. А раз оно отменено, мы не имеем права выдавать свидетельства о наследстве. Юридически это абсурд, этот нонсенс.

Карэн Агамиров: При чем тут глава района?

Сергей Сычев: Понимаете, этот нонсенс.

Карэн Агамиров: Я в мае делал репортаж из Государственной Думы про закон о наследстве, который был принят. Причем Путин сам об этом сказал, что надо в первую очередь принять законы о наследстве. Было принято все законодательно. А на местах получается, что не могут получить свидетельства о наследстве.

Сергей Сычев: Что сейчас самое страшное, если говорить о компенсации, последний удар, который нанесли "Ист-лайн" по этой ситуации, - это из суда были выкрадены два тома дела.

Карэн Агамиров: Кто выкрал?

Сергей Сычев: Это неизвестно.

Карэн Агамиров: Но можно догадаться.

Сергей Сычев: Но можно догадаться.

Карэн Агамиров: Звонок из Санкт-Петербурга от Владимира Сергеевича. Давайте послушаем.

Слушатель: Крепостное право на Руси начиналось с того, что система жизнеобеспечения крестьянина, дом и так далее, оказалась на земле феодала. После этого был какой-то короткий период, когда феодал, который мог вытащить землю из-под этой системы жизнеобеспечения, скажем, "вали со своим потом и кровью с моей феодальной земли", уйти к другому крестьянину. Потом и это было запрещено.

И сейчас вопрос о земле довольно тонкий. Скажем, владельцы приватизированных квартир являются собственниками, в том числе и придомовой территории. И когда встает вопрос об оформлении документов на эту придомовую территорию, возникают преграды. Я боюсь, что моя квартира окажется на чужой земле, которую ее хозяин может в любой момент из-под моей квартиры вытащить.

Карэн Агамиров: А вы уже с этим столкнулись, Владимир Сергеевич?

Слушатель: Я просто вижу укрывательство информации. Я не могу найти концов для решения этой проблемы.

Карэн Агамиров: Если у вас что-то не получается, надо идти правовым путем. Если вы просто говорите, что так может быть: На самом деле если вы уже обращались - это одно, а если нет - тогда: Надо обратиться по поводу приватизации тогда.

Можно сделать предварительный вывод: смычка местных органов власти Подмосковья в данной ситуации, как и в других регионах России, и судебной системы, которая подтверждает фактически эти решения.

Сергей Сычев: Судя по событиям, я анализирую события, я вижу, что это так. Мы не можем ни одного уголовного дела возбудить, нам постоянно дают отказы.

Карэн Агамиров: Отказы в возбуждении?

Сергей Сычев: Постоянно отказы. Мы обжалуем эти отказы, на уровне областной прокуратуры отказы. Александр лучше расскажет, но уже в последний раз обратились в Генпрокуратуру и к президенту, чтобы хоть как-то повлияли на эту ситуацию в Домодедовском районе.

Карэн Агамиров: Президент должен заниматься поселком Чурилково Домодедовского района?

Сергей Сычев: Нет, президент должен защищать конституционные права, он гарант Конституции.

Карэн Агамиров: Нет, я в принципе говорю. Получается так, что по любому поводу пишут президенту. Бедный президент.

Рихард Понтелейчук: У меня только одна короткая реплика. В терминах международного права ситуация, когда чиновник и власть, и так далее понимают друг друга и не соблюдают законы, называют словом коррупция.

Карэн Агамиров: Да, Рихард, но вы Америку не открыли. Это известно, так и есть.

Давайте еще звонки послушаем. Видите, тема вызвала оживленный интерес. Наши пострадавшие, я думаю, подождут еще немного, так как мы все-таки для слушателей в первую очередь делаем передачи.

Нина Павловна из Химок. Как раз мы говорили только что, я вам пример приводил, новый глава администрации вашего района такой, очень деятельный человек.

Слушатель: Здравствуйте. Я вам выражаю свою симпатию, когда вы ведете, вам лично.

Карэн Агамиров: Спасибо.

Слушатель: Я сравнила, когда царствовала Анна Иоанновна в России в начале XVIII века, у нее в правительстве все были немцы. Вот немцы переделали все законы под себя. А исполнители были - прокуратура и так далее - русские. Вот у нас сейчас в России евреи:

Карэн Агамиров: Нина Павловна, хватит. Спасибо за симпатию, но не надо об этом. Некрасиво.

Сергей из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей Мозговой. Я хочу поблагодарить редакцию, что вы подняли такой очень важный вопрос. Я хочу приветствовать ваших гостей в студии, в частности Рихарда Понтелейчука. Дело в том, что конечно обезземеливание крестьян - это только часть общей беды, системного кризиса, который возник в последнее время в России. Но тот мониторинг, который можно провести хотя бы по тем передачам, которые сейчас идут у нас в средствах массовой информации, в частности на Радио Свобода, говорит о том системном кризисе, что каждая ветвь власти ведет себя уже по-своему. Это огромное многоголовое чудище, в которое превратили нашу страну, уже даже не может адекватно рефлектировать на происходящий системный кризис. Потому что многие потрясения, которые в России начинались, они часто начинались из-за обезземеливания крестьян.

И потом, правовыми методами нужно решать проблему, но я боюсь, что уже сама система сама себя лишила вот этой прививки правовой. Вот в чем беда.

Карэн Агамиров: Да, есть такая тенденция, что люди перестают верить в силу права. Но надо все-таки их убеждать. Недаром мы каждый раз приглашаем сюда адвокатов, чтобы прививать людям веру в силу права.

Николай из Курска, слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. Я хочу сказать, что абсолютно нет ничего удивительного. Всегда так было. Мы помним еще из истории, когда овцы в Англии съели людей. У нас то же самое происходит.

В Подмосковье конечно земля стоит дорого, но сильно убивать за нее конечно не будут. А вот на Кавказе, можете себе представить, Северная Осетия, Ингушетия, Кабардино-Балкария уже там горит. Если там начнется дележка земли, это будет конечно жуткая вещь.

Я вспоминаю, где-то лет пять назад последний раз я звонил на вашу передачу, где-то в ноябре месяце, тогда вел ее Илья Дадашидзе. Я сейчас не могу вспомнить, когда он ушел. Хотелось бы как-то организовать минуту памяти. По-моему, исполняется пять лет памяти светлого человека. Спасибо большое.

Карэн Агамиров: Спасибо. Я думаю, что сегодня в этой передаче мы вспомним и помянем его доброе имя. Илья Дадашидзе:

Ну что же, теперь давайте слово пострадавшим предоставим. Василий Шабасов и Александр Баронин, пожалуйста.

Александр Баронин: Здравствуйте. Мы с братом пришли на студию, чтобы рассказать об уникальном деле, я бы сказал. В 1932 году нашего деда репрессировали, отобрали часть хозяйства, посадили в тюрьму. Была написана масса бумаг анонимных, в архиве это есть. Потом в 90-х годах его реабилитировали, та же власть, получается. И на сегодняшний момент у дочки, то бишь у мамы Василия, есть паи на 2,5 гектара земли, а у его отца тоже 2,5 гектара. Получается 5.

Карэн Агамиров: Документы есть на все это?

Александр Баронин: Документы есть, безусловно, на все это. Василий отгородил колышками эти 5 гектаров земли, потому что хозяйство, которым он занимается вместе со мной, я ему помогаю, - это 50 голов свиней, 50 голов баранчиков, 10 коров, гуси:

Василий Шабасов: Все-это можно пощупать в натуре.

Александр Баронин: Да, это не нарисованные, это как есть. И это приносит определенные прибыли для того, чтобы как-то жить на этой земле.

Что происходит в данном случае? Это не обезземеливание даже крестьян, а я бы сказал, что это репрессии XXI века. То есть в 1932 году отобрали, в 90-х годах реабилитировали, а в 2005 году новые репрессии начинаются. Моего брата вообще не хотят воспринимать в администрации Домодедовского района, потому что его там все знают, он все пороги обил и писал и президенту, и кому только не писали. Есть целая папка документов, где есть натуральная переписка с властями, с какими-т определенными органами. Я сам там, например, оборону держал. Приезжает, например, человек в камуфляже и автоматчики. Они говорят: "Сейчас расстреляем пса:"

Карэн Агамиров: Охранная фирма какая-то, видимо, да?

Александр Баронин: Нет, это приезжает ОМОН обычный из Домодедовского района. Я пытаюсь доказать участковому или какому-то товарищу правопорядка, что "ты воюешь со своим народом, который тебе же дает прибыль", но до него докричаться или достучаться невозможно.

Карэн Агамиров: Они вас убеждают съехать?

Александр Баронин: Нет, они убеждают: "На вас жалуются ваши же селяне, и мы должны отвечать таким наездом". Это страшное дело просто.

Карэн Агамиров: Жалуются в каком плане?

Александр Баронин: В том, что мы занимаемся сельским хозяйством, там пахнет фекалиями. Как может в деревне пахнуть?!

Карэн Агамиров: Эти жалобы они выдумывают?

Александр Баронин: Эти жалобы, конечно, выдумывают, потому что они не занимаются ничем. Это селяне. Но не все, это два-три каких-то непонятных. На деда писали анонимные письма, это их внуки, я читал в архиве.

Карэн Агамиров: Здесь государство как бы проводит целенаправленную законодательную политику. То есть не просто так это происходит. Приняты два закона, в 2002 и 2004 году, которые фактически лишают человека права на землю.

Александр Баронин: Например, в Домодедовском суде, это предыдущий суд, судья сама предложили Василию: "Не бросай это дело. Я ничего сделать не могу (я собственными ушами это слышал). Тебе надо продолжать идти этой дорогой. Потому что "Ист-лайн", например, богатая организация, ясно. Пойдите навстречу, как-то договоритесь". Вот Василий сейчас может сказать несколько слов.

Карэн Агамиров: Ну что же, Василий Шабасов, фермер.

Василий Шабасов: Якобы фермер, нет статуса у меня фермера, потому что власти не дают мне статуса, домодедовские власти.

Начну с родителей. Родители всю жизнь проработали в данном колхозе, более 40 лет каждый проработали в совхозе "Ямской" пчеловодами. Заработали вот эти бумаги, паи, но оформить мы их никак не можем - ни я, ни мать. Ездим, бьемся.

Карэн Агамиров: Какие формально вам ставят резолюции чиновники?

Василий Шабасов: Чиновники отсылают от одного к другому. То есть из земельного комитета отсылают в регистрационную палату, из регистрационной палаты в администрацию. То есть круг.

Карэн Агамиров: Взятку хотят или просто принципиально этого не делают?

Василий Шабасов: Вы знаете, вообще, говорили про взятку. Бывший директор Семенов мне сказал: "Вы знаете, сколько это все будет стоить?" Я говорю: "Я не знаю, но я хотел бы по закону быть фермером. По закону". Он говорит: "Чтобы быть фермером, нужно 5 тысяч долларов".

Карэн Агамиров: А Семенов это директор совхоза?

Василий Шабасов: Это бывший директор совхоза "Ямской".

Сергей Сычев: Это директор, который фактически произвел оформление в собственность вот этой всей земли на совхоз, а затем передал это в собственность "Домодедовским авиалиниям".

Карэн Агамиров: Понятно, хороший директор. Где он сейчас, в правительстве Московской области?

Сергей Сычев: Одно время была информация, что он исчез, потому что пытались возбудить уголовные дела в отношении него за незаконную скупку этих земель. Но затем, когда его реабилитировали, дела эти все прикрыли, как это обычно делается, он сейчас вроде бы в Домодедово проживает.

Василий Шабасов: Проживать-то проживает, а работает, мы не знаем, где.

Карэн Агамиров: Фигура, которая произвела передачу земель из одной категории в другую и отдала ее "Домодедовским авиалиниям", "Ист-лайну".

Сергей Сычев: При помощи администрации.

Карэн Агамиров: И сегодня вы, Василий Николаевич, пытаетесь что-то организовать, какое-то свое дело и натыкаетесь на стену.

Василий Шабасов: Конечно, пытаюсь. Я отучился в Балашихе по повышению квалификации по животноводству. Они мне сначала сказали: "Отучитесь, у вас корочек нет". Я отучился. Привожу корочки, говорю: "Отучился, дайте мне статус фермера". "Нет, вам нужно еще пройти массу каких-то:"

Карэн Агамиров: Право есть, есть право на землю, но вы не можете его реализовать.

Василий Шабасов: Право есть, но не могу реализовать, не могу ничего сделать. С этой гидрой я борюсь уже не первый год.

Карэн Агамиров: Гидра - это кто?

Василий Шабасов: Гидра - это администрация, власть, именно власть Домодедовского района.

Карэн Агамиров: Фамилия главы администрации?

Василий Шабасов: Ковалевский Леонид Павлович. Я был у него на приеме, с матерью был. То есть натуральная стенка.

Карэн Агамиров: С журналистами они тоже на контакт не идут. Вообще, Московская область - это одно из самых закрытых для журналистов, для прессы вещей, совершенно вещь в себе.

Василий Шабасов: То есть они мне раньше говорили: "Это все нецелесообразно. То, что ты делаешь, - это нецелесообразно". Целесообразно то, что у них единое хозяйство. А сейчас оно развалилось, это хозяйство, и я как бы нецелесообразен вместе с ним оказался.

Карэн Агамиров: Кантовскими категориями прямо мыслят.

У нас есть сообщение на пейджер: "Собственность на землю в цивилизованных странах не передается в частные руки. Механизм разрушения России и уничтожения народа запущен режимом Ельцина-Путина". Федоров из Санкт-Петербурга. "Крестьянам, у которых отбирают землю, можно посоветовать посмотреть фильма Луцука "Окраина", Александр прислал. Михаил пишет: "За всю столетнюю историю русского государства и России земля никогда не являлась предметом продажи, особенно крупных территорий".

"А если Путин рассчитывает остаться на третий президентский срок, он должен в срочном порядке отменить законы о продаже земли, пересмотреть приватизацию и отменить укрупнение регионов", Андреев из Санкт-Петербурга.

"Самое ужасное в ситуации с землей то, что обобранные крестьяне бьются с богатеями журнала "Форбс" за счастье тех же самых олигархов".

Вот упрекают меня. "Карэн Агамиров хороший человек, но нытье - это слабость", Олег Борисович. А мы разве ноем с вами здесь? Мы не ноем, Олег Борисович. Мы, наоборот, просвещаем, вас в том числе.

"Эти документы (кстати, просят вас, Алексей) разместите на сайте в Интернете и обязательно упомяните имя президента, и будет реакция на этот правовой беспредел".

Александр Бевзюк, вы организовали как раз юридическую атаку на этот "Ист-лайн" правовую.

Александр Бевзюк:\ Я бы сказал точнее, мне помог в этом господь Бог. Я хочу сразу ответить, что мое обращение, точнее, обращение селян к президенту и к главному прокурору России Устинову, президенту подписалось 165 человек, а Устинову подписалось немножко больше. Все очень хотят, чтобы возбудили уголовное дело против господина Ковалевского. Там 175 человек. Я отослал его 18 августа 2005 года. Ответа еще не получил. Я обратился в сайт газеты и очень благодарен, что есть такой сайт "Союз арендаторов", который откликнулся, не побоялся, это большое гражданское действие, я это прекрасно понимаю. И они расположили обращение Устинову и господину Путину на первых полосах. Вы можете почитать всю историю нашей борьбы, по ней можно снимать голливудский фильм.

Карэн Агамиров: Олег Борисович говорил о нытье. Вот эти обращения тоже можно как нытье рассматривать: обращаются, ноют, пристают. Это не мы ноем здесь, в студии, а вся Россия ноет, между прочим, Олег Борисович, уважаемый.

Александр Бевзюк:\ Мы не ныли.

Карэн Агамиров: Россия ноет от беспредела чиновников, от ужасного беспредела, тут уже ничего не скажешь. Да, действительно, ноет Россия.

Дмитрий пишет: "Не только песчаные земли вокруг Москвы, но единственные подмосковные черноземные поля за Окой продаются тоже под коттеджи". То есть это происходит везде и повсюду.

Послушаем звонки. Вячеслав из Москвы.

Слушатель: Здравствуйте. Мне нравится ваша передача тем, что вы готовы выступать и отвечать даже на самые острые вопросы, не боитесь и не уходите от них. Сегодня вопрос идет об обезземеливании крестьянства. Это хорошо организованный процесс - процесса грабежа, открытый, не без помощи правительства. И, как вы сказали, от чиновников, от которых ноет весь наш русский народ, нет спаса. Но везде же люди присутствуют. Давайте конкретно называть людей.

Вот вы назвали богатейшего человека. Когана, откуда он? Что он? И испугались, простите меня. Да, испугались. Когда вам женщина сказала по поводу Анны Иоанновны, кто там тогда правил, и кто сегодня правит, вы испугались ответить на этот вопрос, "давайте об этом не будем". И кто имеет явную составляющую в нашей власти:

Карэн Агамиров: Вячеслав, ну, если бы был не Коган, а Петров, что бы изменилось от этого? Да, перестаньте. Разве дело в этом, в национальности? Спасибо вам за симпатии. Но здесь я с вами не соглашусь. Коган, не Коган: В данной ситуации Коган.

Леонид Павлович Ковалевский есть еще, глава Домодедовского района, есть еще другие люди, Семенов, пожалуйста, был директором совхоза, через которого это все прокрутили.

Александр Бевзюк:\ Ковалевский и Семенов уроженцы Орловской области.

Карэн Агамиров: Вот, пожалуйста, ответ вам. А вы ищите: обязательно Коган раздражает вас именно.

Юрий из Санкт-Петербурга, слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте.

Карэн Агамиров: Здравствуйте.

Слушатель: Я не очень понимаю, с кем борются наши крестьяне. Со своей дуростью надо бороться. В 1917 году, польстившись на коммунистическую халяву, они выбрали коммунистическое правление. Потом бились за колхозное движение, которое сделало государство владельцем земли. Затем они вместо демократов выбрали во власть силовиков, - Путина - которые ведут из демократии назад.

Карэн Агамиров: Это вопрос прямо по части Рихарда Понтелейчука, он любит у нас на эти темы разговаривать, правозащитник известный.

Рихард Понтелейчук: Я не соглашусь до конца, потому что именно наше крестьянство дольше всего сопротивлялось 1917 году. Именно наше крестьянство больше всего несет в себе те традиции, которые образуют устои. Я не знаю, насколько я могу говорить про русский народ, но про тот конгломерат, который всегда жил, скажем так, устои россиян. Потому что именно обстоятельные, вынужденные быть последовательными в своей деятельности крестьяне, так сказать, всегда были в каком-то смысле солью земли российской. Не важно, кто они по национальности. Если крестьянин будет носить фамилию Когана, он все равно будет носителем этой же самой капитальной, основательной вещи.

Мне кажется, что в данном случае люди ведут себя абсолютно правильно. Просто те возможности, которыми они располагают, значительно меньше и они гораздо ниже для того, чтобы поколебать то глобальное переустройство, которое происходит в настоящий момент в стране. Я сильно сомневаюсь в том, что крестьяне выбирали себе на голову тех людей, которые губят их, потому что именно обстоятельное крестьянское мышление, которое горожане сплошь и рядом критикуют или считают чем-то очень простым и консервативным, позволяет достаточно точно оценивать людей, выбирать их и так далее. В данном случае я считаю, что люди не должны бороться со своей дурью. Они поступают абсолютно правильно. Их беда в том, что они недостаточно сильны для того, чтобы сбросить нарастающий тоталитарный режим, коррупционное оформление которого мы стремительно видим в настоящий момент.

Александр Баронин: А вот я хочу спросить, а что вы предлагаете именно по этому поводу? Как вы видите выход из создавшейся ситуации на сегодняшний день?

Карэн Агамиров: Если бы он был на связи, то мы бы подискутировали. Может, Александр Васильевич из Ленинградской области ответит на этот вопрос, о выходе? Кто виноват, мы уже установили. Александр Васильевич, подождите.

Что делать? Александр Павлович Бевзюк организовал иски юридически. Сейчас слушатель выступит, а вы расскажите, как эти иски все-таки проходят сегодня. Что-то удается добиться? И Сергей Сычев, как адвокат, тоже здесь немножко расскажет. Потому что мы должны все-таки прививать нашим радиослушателям правовую культуру. Одно - это митинги, демонстрации, ходить, добиваться вот этими путями. Другое - это все-таки правовой путь, через суд.

Давайте послушаем Александра Васильевича из Ленинградской области.

Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что каждый желающий работать на земле должен иметь возможность работать на земле. Земля создана для того, чтобы кормить людей. Если, например, вдруг забрали у кого-то землю, должны дать в каком-то другом месте. Но никогда земля не должна быть товаром, не должна быть собственностью. Историю возьмите, проанализируйте, вы поймете, что любая попытка сделать это, заканчивается очень трагично.

Закончился 1861 год, отменено крепостное право. Начались восстания - закончилось смертью Александра II. Столыпин попытался отдать землю в собственность - закончилось его смертью. Ленин в 1921 году начал новую экономическую политику - закончилось голодом, засухой. 1932 год, крестьяне начали резко выходить из колхозов, забирать свои наделы - закончилось голодовкой. Приняли Земельный кодекс, Ставропольский, Краснодарский край три года тонули, засуха, град и так далее.

Люди не хотят верить. Но я вам говорю, что те, кто создал этот мир, создали законы, по которым мир должен развиваться.

Карэн Агамиров: Ваше предложение, Александр Васильевич?

Слушатель: Я считаю, что нужно давать людям возможность работать на земле, но нельзя делать землю собственностью.

Карэн Агамиров: Но земля, Александр Васильевич, уже стала собственностью, уже приняты законы.

Дима пишет: "Один из пунктов референдума, инициированного КПРФ, это запрещение продажи земли. И власть, боясь, что народ поддержит это, запретило этот референдум. Это доказывает, что власть антинародна и преступна".

Федоров пишет: "Грамотные люди прекрасно знают, что в последней войне с чудовищным фашизмом СССР победил только потому, что не было продажи земли".

"Плюньте на этих продажных чиновников и судей", это предлагает Александр. Нет, вот этого делать как раз нельзя. Плевать нельзя, надо с ними бороться.

Юдина Людмила Ивановна: "Наша семья в семи поколениях была тоже репрессирована, как и многие в стране. На каждое поколение имеется свой Чубайс. И у нас хотят отнять последнее, то есть квартиры, но мы этого не отдадим. Мы все выйдем на улицы и вернем все до седьмого поколения". Вот настрой людей, между прочим.

"Уважаемый Агамиров, дело было бы не в национальностях, если бы власть пропорционально представлялась всеми народами". Ну, опять то же самое. Это Савельев прислал.

Давайте Марии дадим высказаться из Санкт-Петербурга. Мария, слушаем вас.

Слушатель: Добрый день. У меня вопрос к юристу, который у вас в студии. Скажите, пожалуйста, что изменилось сейчас с принятием новых законов в отношении тех, кто хочет купить в собственность участок земли, как мы хотели, в Псковской области, 30 соток? В общем, небольшой участок в принципе. Но нам так и не удалось, хотя был наследник хозяина, который вступил в права. Мы у него хотели купить дом с участком, но местные власти сказали, что надо еще им заплатить за каждую сотку по 500 долларов. У нас так и не состоялась эта купля-продажа. Законно это? То есть они сказали, что земля все равно принадлежит им, волостной глава заявил, что надо ему лично заплатить еще за каждую сотку.

Сергей Сычев: Отвечая на ваш вопрос, я сделаю ссылку на новый Земельный кодекс, по которому в случае купли-продажи строений новому собственнику строения переходит только лишь земля, которая находится под строением. Соответственно, все остальное принадлежит местным органам самоуправления и они вправе продать этот земельный участок. Если вы настаивали на купле-продаже, они вправе вам продать по рыночной стоимости. Но, с другой стороны, вы вправе настаивать на аренде этой земли, в которой они вам не могут отказать. Они имеют право отказать в продаже, но в аренде - нет. К сожалению, это тоже еще одна из схем вывода земли с начала этого века, земли, которая раньше принадлежала на праве бессрочной аренды, допустим, под частными жилыми домами, но на сегодняшний день при смене собственников этих домов часть земли может отойти государству.

Карэн Агамиров: Опять же, государство проводит целенаправленную правовую политику так, чтобы можно было потом использовать это против своего же народа.

Московская область подключилась. Валерий Петрович, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Я хотел бы сказать такую вещь. В Рязанской области администрация выделила мне участок земли. Потому что в 90-х годах нахватали участки земли, кто стал строить дома, кто-то нет. И такой участок, за который не платят аренду, мне выделила администрация. А потом смена администрации произошла, и новая администрация перестала на меня обращать внимания, начала выводить из дела. Я за бездеятельность на нее обратился в суд. Так в суде меня завернули и очень хитро сделали. Принимают дела (я жалобу пока подал) в канцелярии, к судье не допускают. А потом говорят, звоните. Я звоню, они говорят: "Приходите, берите копии и все". Сейчас пришел, а они говорят: "Вы уже опоздали, мы вам пять дней выделяли". Вот таким образом они меня отшили.

Сергей Сычев: Что здесь можно сказать? Это, естественно, если прямо все называть своими именами, - это правовой беспредел.

Карэн Агамиров: И судебный.

Сергей Сычев: И судебный.

Карэн Агамиров: Судебно-правовой, потому что там смычка.

Сергей Сычев: Да, идет смычка, конечно.

Карэн Агамиров: Тем не менее, борьба ведется.

Александр Павлович Бевзюк, я вас представил, как организатора исковой атаки против "Домодедовских авиалиний". Скажите, на какой стадии сегодня находится борьба ваша?

Александр Бевзюк:\ Прежде всего, я очень благодарен, что Радио Свобода предоставила мне голос. Я упражняюсь с властью, которая хочет вдолбить мне, что я быдло, которое не должно лезть выше своего вершка. Везде делается для того, чтобы вокруг меня вакуум создать. Я, прежде всего, благодарен Радио Свобода и, прежде всего, конечно, господу Богу.

Я упражняюсь с этой властью с 1996 года, когда еще был Семенов на коне и все это делал. Очень много можно говорить - и суды выигрывали, и все это делали. Я только конечные результаты вам скажу, к чему я пришел. А пришел к тому, в Домодедовском районе, в городском суде для того, чтобы доказать, что я не должен иметь претензий на свою землю, пишут подложные документы, что якобы моя супруга написала о выходе из АПК. Этот подложный документ принимается судом.

Карэн Агамиров: Кто судья в данной ситуации?

Александр Бевзюк:\ Судья Жукова.

Карэн Агамиров: Судья Домодедовского района?

Александр Бевзюк:\ Да, федеральный судья Жукова. Она принимает этот документ. Когда я обращался в УВД больше года назад по первому иску, УВД говорит: "Семенов потерял подлинник". Но когда по второму иску, спустя восемь месяцев, нужно было опять предъявить подлинник этого документа и закрыть следующий мой иск, то судья опять принимает этот документ. Я заявлю о том, что отнесите этот подлинник в прокуратуру, чтобы провести почерковедческую экспертизу. Судья не обращает на это внимания. Мало того, я ходатайствую о том, чтобы провести независимую почерковедческую экспертизу за мой счет, судья отклоняет это дело, говорит, это не по делу. И таким образом прикрываются все дела без рассмотрения. Это первое.

Второе. Идет атака чисто физическая. У меня маленький домик, я приехал из Приднестровья, как простой потомственный черноморский казак. Уезжал в 1991 году из Кишинева под лозунгами "Русский: чемодан, вокзал, Россия". Мои предки здесь были. Мой прадед надел форму в 1918 году и стоял за отечество. Это во мне осталось. Я хочу сказать, у меня одно было желание - сделать Россию сильной.

Карэн Агамиров: А все-таки вы добьетесь, как вы думаете, успеха правовым путем?

Александр Бевзюк:\ Только с господом. Потому что бывали такие тонкие-тонкие моменты и все.

Карэн Агамиров: Сергей, удастся добиться результата? Давайте подводить итоги.

Сергей Сычев: Я все-таки адвокат, я верю в нашу победу и я верю, что все-таки судебная система услышит наш крик и пойдет по решению проблемы в соответствии с законом.

Василий Шабасов: Будем стараться. Как говорится, Бог с нами.

Карэн Агамиров: Александр Баронин, вы еще певец и композитор у нас, достаточно известный.

Александр Баронин: Отчасти тоже занимаемся и этим. Я думаю, что разберется все-таки и "Ист-лайн", и господин Коган, и все эти богатые люди в этой ситуации и обстановке. Потому что мы приносим только пользу, но не вред. И не надо рушить то, что создано.

Рихард Понтелейчук: Мы живем в страшные времена. Мы живем во времена, когда власть образует мощнейший конгломерат с чиновниками, со всеми ее элементами, направленными только на одно, их задача - извлекать прибыль и удерживаться у власти. Они не умеют ничего делать. Им не нужен производственник. Они готовы съедать каждого, потому что придет следующий, они съедят и его. Это страшно и я боюсь, что это можно сменить только с нынешним режимом, потому что, к большому сожалению, с 1990 года в Думе пытаются принять закон о коррупции. Это не получается.

Карэн Агамиров: Спасибо.

XS
SM
MD
LG