Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Ни денег, ни квартиры, Или Долевое строительство как новый способ одурачивания народа"


[ Радио Свобода: Программы: Права человека ]
[18-10-05]

ВедущийКарэн Агамиров

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.


Карэн Агамиров: Наша сегодняшняя тема - "Ни денег, ни квартиры, Или Долевое строительство как новый способ одурачивания народа".

Участники передачи: активисты инициативных групп обманутых дольщиков Москвы и Подмосковья Маргарита Званова, Павел Ковшов и Сергей Курков, а также адвокат Ирина Домбровская и журналист Вера Володина.

Из письма на Радио Свобода: "Уважаемые граждане, пишет вам молодая семья москвичей, Елена и Александр Зыковы. Мы попали в жуткую, абсурдную ситуацию, от которой зависит наше будущее и будущее еще 2 тысяч человек. Вот что с нами произошло. Купили мы квартиру в новостройке в городе Химки (это Подмосковье), район Левобережный, жилой комплекс "Звезда России". Квартиру должны были получить в конце 2004 года. Дом уже достроен, можно было бы начинать делать ремонт, но местные власти города Химки решили силой отобрать у нас квартиру. И вот что они сделали - они подали в суд на нашего застройщика ООО "Принт-Капитал", и через суд добились признания ничтожным инвестиционного контракта между нашим застройщиком и химкинской администрацией. Таким образом, наши договора на квартиры тоже становятся ничтожными. Все деньги, которые мы смогли накопить, которые еле наскребли наши родители-пенсионеры и которые мы взяли в кредит под бешеные проценты, мы практически потеряли. Вернее, мы не потеряли, а их у нас украли. И кто украл? Государство в лице администрации города Химки. Куда мы только не обращались, писали сотни писем, начиная с главы нашего государства Владимира Путина, заканчивая различными организациями, занимающимися защитой прав человека. Нас не слышат или не хотят слышать. Глава Московской области Громов вообще ни разу не принял нас на прием, хотя мы сотнями писали письма. Естественно, мы не одни это делали, таких людей, которые купили квартиры в этом жилом комплексе "Звезда России", больше 2 тысяч человек. Раньше мы любили свою страну, в которой мы живем, жить здесь было нам хорошо, а сейчас мы ненавидим Россию, потому что государству мы даже не просто не нужны, а нас просто истребляют, как каких-то насекомых, нам не дают жить. У нас отнимают право на нормальное будущее, мы не можем рождать детей, так как нам негде жить. Мы уже не знаем, куда нам еще обращаться и что еще можно сделать в этой абсурдной ситуации, поэтому мы обращаемся к вам, чтобы заинтересовать как можно больше людей и не дать государству, как последнему бандиту, обворовывать такое огромное количество людей".

Далее семья Зыковых сообщает об акции протеста в Химках, она прошла 27 сентября. А с 11 октября к протестующим присоединился другой подмосковный город - Железнодорожный, жители которого так же здорово пострадали от действий инвесторов-застройщиков в лице компаний "Интер-Урал" и "Стройметресурс" при прямом попустительстве местных властей. Бессрочная голодовка обманутых дольщиков началась в Железнодорожном 11 октября и проходит на месте их неосуществленной мечты, по строительному адресу: город Железнодорожный, улица Пионерская, корпуса 1 и 2.

Лидер этой инициативной группы Павел Ковшов в студии Радио Свобода. Как здоровье голодающих, Павел?

Павел Ковшов: Здоровье переменное. Есть мужчины крепкие, есть мужчины некрепкие, есть женщины с гипертонией. То есть здоровье слабое, плюс еще подорвано постоянными письмами, письмами, письмами и отписками, отписками, отписками.

Карэн Агамиров: В Подмосковье количество людей, которые считают себя обманутыми, составляет около 10 тысяч человек. Это верные данные?

Павел Ковшов: Нет, я думаю, это неверные данные, истинных масштабов не знает никто. Правительство Московской области упорно отказывается принимать какие-то меры хотя бы по регистрации новостроек и договор соинвестирования. Я думаю, истинная цифра в 5-6 раз больше.

Карэн Агамиров: Вирус этого жульничества при долевом строительстве захватил также и столицу, Москву. Другие участники нашей передачи - Маргарита Званова и Сергей Курков - возглавляют борьбу людей за восстановление попранной справедливости от действий ООО "Мастерок" и ОАО "Новый мир", которых покрывает, в свою очередь, правительство Москвы и префектуры. А в целом, по некоторым данным, общее число пострадавших в Московском регионе приближается к 100 тысячам. Это, наверное, уже ближе к действительности, да?

Павел Ковшов: Я думаю, это приближенная цифра.

Карэн Агамиров: Ну что ж, у на сегодня в студии и адвокат, и журналиста, и наша сегодняшняя задача - объяснить людям, как действовать в такой ситуации, с кем поддерживать связь (опыт объединения в инициативные группы уже есть) и как избежать подобного одурачивания (другое слово трудно подобрать) в будущем. При этом нам надо ясно осознавать тяжелейшее эмоциональное состояние пострадавших людей. Дом - вроде бы вот он, и вдруг человек, долгие годы копивший на отдельное жилье, распланировавший уже ремонт и так далее, вдруг осознает, что его опять подло надули, просто отобрали его кровные деньги - ни денег, ни квартиры. Поэтому вполне объяснимо, что люди не выдерживают этих издевательств и прибегают к таким мерам самозащиты, как митинги, голодовки.

Павел Ковшов: Карэн, вы говорите - дом почти готов, планы ремонта... Например, наш дом построен только на 30 процентов, проплачен он в 1,5 раза. Когда наши власти областные заявляют, что это наши инвестиционные риски, мы считаем, что это мошенничество организованной группы лиц по предварительному сговору. Причем эта группа лиц - это не дворники, это не сторожа. Я считаю, что махинации такого масштаба возможны только на уровне властей Московской области, по-другому просто невозможно было был получить разрешение на землю, разрешение на строительство, строительную лицензию. Это афера, проведенная, организованная властями нашей Московской области.

Карэн Агамиров: А как получают эти лицензии строительные компании?

Павел Ковшов: Юридически фирма подает запрос, расписывает свои данные, свои мощности и возможности. А на самом деле я, например, тоже могу зарегистрировать фирму, у меня есть много друзей с деньгами, и я не думаю, что я получу разрешение на строительную деятельность. Здесь, помимо моего горячего желания, нужны, видимо, все-таки выходы на власть имущих и на возможность получать от них подписи и разрешения. Просто так туда, с улицы, не войдешь, просто так участок земли под строительство не получишь.

Карэн Агамиров: Сколько стоит такая подпись?

Павел Ковшов: По моей информации, среди наших соинвесторов очень много строителей, в том числе есть строители, которые работали непосредственно у самого нашего инвестора-застройщика, по Московской области "откаты" составляют до 50 долларов за квадратный метр будущего жилья. То есть, условно говоря, если вы хотите построить дом общей площадью 20 тысяч квадратных метров, вы должны "откатить" 1 миллион долларов.

Карэн Агамиров: Чиновникам, да?

Павел Ковшов: Естественно, чиновникам, которые подписывают все ваши бумаги.

Карэн Агамиров: Это которые в префектурах сидят, в правительстве Москвы?

Павел Ковшов: Это местные власти, и, соответственно, цепочка потом идет наверх.

Карэн Агамиров: У нас есть звонок от Георгия из Санкт-Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Я уже по телевизору видел сообщения об этих ужасных вещах. Меня это ужасает в том плане, почему не принимаются чрезвычайно жесткие меры по пресечению этих безобразий? Это же компрометация также и властных структур, как вы сами понимаете, это же ужасно! Нужно срочно принять законы, гораздо более строгие, чем штрафы, - тюрьма и все. Спасибо.

Карэн Агамиров: Георгий, закон-то есть - это Уголовный кодекс, статья 159 "Мошенничество", в том числе и с использованием служебного положения, и в особо крупных размерах. Георгий ставит вопрос об ответственности совершенно справедливо. Условно говоря, есть фирма, которая собирает с людей деньги, договор составляется на основе закон о долевом строительстве.

Павел Ковшов: Закон об инвестиционной деятельности.

Карэн Агамиров: Да, но и о долевом строительстве - такой закон тоже есть. Потом эта фирма вдруг говорит, что она этот дом достраивать не будет, вот на 30 процентов построили, вы говорите, - и все. А власти говорят: мы не можем воздействовать на них. Что делать? Как или получить свои деньги, или заставить их достроить, если не эту фирму, то какую-то другую, правопреемника? Нам важно сегодня обсудить эту сторону, а Георгий ставит вопрос сразу об ответственности: есть эта фирма, и если она целенаправленно этим занималась, значит, это в чистом видел статья 159-ая УК "Мошенничество". Адвокат Ирина Домбровская, подпадают эти действия под эту статью?

Ирина Домбровская: Вы знаете, правоохранительные органы очень часто ссылаются на то, что трудно доказать умысел на совершение мошенничества при получении денег. Необходимо доказать, что, получая деньги, у данной организации, ее руководителя был уже умысел не на то, чтобы привлечь эти деньги на строительство, а на какие-то свои цели. Но в данном случае я полагаю, что все-таки факт мошенничества здесь можно доказать, учитывая, что это не единичный случай, что это массовый обман людей, и деньги явно ушли не на строительство домов.

Карэн Агамиров: Но пока, по нашим данным, дел таких нет. Вот Сергей Курков сейчас, может быть, более подробно расскажет. Вы обращались, по-моему, и в Генеральную прокуратуру, и в прокуратуру Москвы.

Сергей Курков: У нас уже с компанией "Новый мир" все эти вопросы решаются в течение года. Компания существует с 1994 года на рынке Москвы, построила энное количеств домов. Год назад произошел первый серьезный прецедент, по улице Черского, 13 они сдали в эксплуатацию дом, заселили туда жильцов и потребовали с них 50 процентов стоимости тех сумм, которые уже оплачены, доплатить, иначе они им не выдадут документы на оформление права собственности. Следующими оказались наши два дома по Восточному округу, на улице Байкальская, дома стоят - один готов на 100 процентов, в нем даже - в нарушение всех действующих норм - проживают муниципальные жильцы, хотя дом в эксплуатацию не сдан.

Карэн Агамиров: А как это они там проживают, на каком основании?

Сергей Курков: Мы обратились с этим вопросом в Генеральную прокуратуру России, из которой пришел ответ, вернее, пришел он уже из Московской прокуратуры, что спущено это все уже в районную прокуратуру. Обратились в префектуру - пришел ответ, что основанием для заселения жильцов явилось личное их заявление.

Карэн Агамиров: У вас фамилии этих чиновников есть под рукой или на память помните некоторые?

Сергей Курков: Префект Восточного административного округа Евтифеев и его заместитель по строительству господин Ломакин.

Карэн Агамиров: А вот чиновники прокуратуры, которые отказали в возбуждении уголовного дела по статье "Мошенничество", Москвы и Генеральной?

Сергей Курков: Они не видят предмета для возбуждения уголовного дела, хотя уже в течение года мы уже занимаемся этим вопросом, существует ряд документов конкретных. В частности, компанией "Новый мир" в течение последних пяти лет были приобретены очень большие земельные участки в Кемеровской области, в Омской области, построены мельницы, - стоимость проекта около 30 миллионов долларов - оборудованные итальянским оборудованием, и выкуплены элеваторы.

Карэн Агамиров: На деньги надутых жильцов.

Сергей Курков: Компания "Новый мир" нам не показывает свои документы и ссылается на то, что это коммерческая тайна. Хотя по договорам мы все являемся товарищами, а товарищ от товарища не может скрывать информацию. Тем не менее, все органы говорят, что нет предмета для разбирательства. На последнее обращение в УБЭП города Москвы ряда дольщиков пришел очередной ответ. Мы эти ответы имели год назад, а люди получили их сейчас. Когда берешь два письма с интервалом в год, на них разница только - адреса и фамилии, кому это письмо адресовано, весь остальной текст - по шаблону.

Карэн Агамиров: Кто подписал от УБЭП?

Сергей Курков: Я не готов сейчас сказать. Мне одно из писем подписал начальник Управления экономической безопасности при правительстве Москвы господин Корсак. Они мне сообщили, что компания "Новый мир" 21 апреля произвела реорганизацию на два независимых акционерных общества. То есть по тем документам, которые я им предоставил в ходе разбирательства, они мне ответили, что произведена реорганизация, и вопрос находится на контроле, и не более.

Карэн Агамиров: Получается, что ни прокуратура, ни правительство Москвы, ни администрация Химок, Железнодорожного и других городов, где происходят эти безобразия, не заинтересованы в том, чтобы восстановить справедливость.

Сергей Курков: Абсолютно не заинтересованы! Единственное, местные администрации преследуют свою цель, что во всех инвестиционных контрактах, заключенных администрацией того или иного региона, города и инвестиционной компаний, существует доля города, доля того региона, и они заинтересованы только в получении своей доли, несмотря на то, что они в строительство данного жилья не вкладывают ни одной копейки. А все остальное лица, на чьи деньги, строится это жилье, их судьба - это совершенно не интересует.

Карэн Агамиров: Послушаем звонки. Сергей Сергеевич из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Ведь вот за жульничество с квартирами, за взяточничество, которое присутствует здесь, дается наказание как за нарушение моральных норм, нарушение должностных положений, а там статья - всего 7 лет.

Карэн Агамиров: Всего 7 лет, но и по ней - видите - отказывают в возбуждении уголовного дела по мошенничеству. Прокуратура Москвы и Генеральная прокуратура говорят, что нет предмета для рассмотрения. Лидия Григорьевна из Санкт-Петербурга, слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте. Я с чувством огромной горечи слушаю подобные передачи. И я хочу, чтобы все поняли, что собой представляет наша власть. Мне это давно ясно уже, что такое наши суды и что такое наша власть. Возбуждают дутое дело против талантливейшего человека, каким является Ходорковский, и совершенно бездействуют на глазах у президента по такому страшному делу. Человек для нашей власти - это лагерная пыль, это ничто. И чем больше людей это поймет, тем лучше.

Карэн Агамиров: Горько это слышать все. И письмо тоже мне было горько читать Елены и Александра Зыковых. Так что делать, надо нам разобраться. Ответственность - не получается, отказывают в возбуждении уголовных дел. Но человек сдал деньги... Вы, насколько я знаю, Рита, сдали 130 тысяч долларов.

Маргарита Званова: Да, я сдала 130 тысяч долларов компании "Мастерок", которая позиционировал себя на рынке недвижимости как стабильная строительная компания. По нашим данным, у них 13 объектов, которые находятся в Центральном, Восточном, Южном округах. Нигде не начато строительство, причем мы обращались во все инстанции, начиная от муниципалитета и префектуры, обращались с письмом к Юрию Михайловичу Лужкову, писали в прокуратуру о возбуждении уголовного дела, устраивали митинг, который был санкционирован, на Горбатом мосту 11 октября, где мы просили, чтобы к нам вышли представители власти города Москвы. Мы просили, чтобы они создали комиссию, которая бы рассмотрела наше дело, и ответили на наши вопросы. Но наш митинг проигнорировали, никто к нам не вышел. В итоге мы хотели 25 октября обратиться уже к федеральному правительству, Фрадкову, так как если нет в Москве порядка, мы хотим, чтобы разобрались на государственном уровне.

Карэн Агамиров: У вас, я вижу, потихоньку борьба выходит на какой-то уже политический уровень, начинаются митинги, обращения, письма.

Вера Володина: Пока без политических лозунгов. Ну, а что делать людям? Дело в том, что обращения вне еще каких-то акций протеста были многократно, к властям разных уровней и в правоохранительные органы, но это ничего не давало. Как только люди выходят на митинги и голодовки - власть вмешивается. Но пока вмешательство тех же областных властей никого, я так понимаю, из пострадавших от "Стройметресурсов" (у вас в Железнодорожном другая компания) не удовлетворяет. И многие - мне приходилось по ходу митингов и голодовок общаться с людьми - возмущены. Присутствуя на совещании с высокопоставленными чиновниками, они от них слышали насмешки. Люди, облеченные властью, издеваются и говорят: "А что вы хотите? Вы влезли-то вроде как в финансовую пирамиду..." И это говорят люди в правительстве Московской области, чиновники милицейские.

Карэн Агамиров: Какая же это финансовая пирамида? Они же распределяют эти участки под строительство, это же правительство занималось эти, администрация Химок и прочих городов.

Вера Володина: Вообще, в этом надо разобраться, никто ведь не назовет это никаким инвестиционным риском. Взять по городу Железнодорожному, Павел, вы говорили, что в 1,5 раза проплачен ваш дом - никакого риска, люди вложили деньги не по себестоимости, а по рыночной цене этих квартиры, и они должны быть построены. Почему нельзя найти ответ на вопрос, почему не построены, где эти деньги. И вы говорите, что вице-губернатор участвовал в совещании. Они не составляют реестра, а в прессе сообщают, пресс-служба губернатора Московской области сообщает, что "мы сейчас создаем реестр и фиксируем, сколько вас всех. Называют одни данные - 4-6 тысяч всего лишь. Люди говорят о десятках и сотнях тысяч. Значит, во-первых, они сами не хотят узнать этого общего количества. Во-вторых, они не хотят выслушать ваших предложений по смене. Вы не верите "Стройметресурсу" - почему власть опять готова сотрудничать со "Стройметресурсом"? Почему не спрашивают у "Стройметресурса", почему так произошло, где эти деньги, почему не построили дома? Об этом вообще никто не будет говорить? Тогда вы, действительно, не инвестиционно, а политически рисковали, вкладывая деньги в жилье для себя, потому что власть не отвечает ни за что, смеется над вами.

Павел Ковшов: Абсолютно правильно. Не то чтобы власть смеется, власть уходит от своей ответственности за происходящее. Власть очень сильно боится регистрировать реальное количество обворованных соинвесторов, потому что если что-то выплывет... Вы меня извините, в нашей стране пора менять политический строй, вплоть до того, чтобы вводить обратно Сталина. Потому что с тем бардаком и бесконтрольностью, которые сейчас происходят в масштабах нашей страны, нужно просто вводить диктатора, которые будет расстреливать и расстреливать, ибо наша проблема другими способами не решается.

Карэн Агамиров: Вот такие настроения уже у людей.

Павел Ковшов: А что делать, если все перепихивают ответственность, власти всех уровней говорят, что они ничего не знают и ни за что не отвечают. Тебя что, нужно поставить к стенке, чтобы ты отвечал? Зачем ты тогда занял эту должность, если ты не несешь никакой ответственности?

Карэн Агамиров: Спасибо. Надо бы нам придать огласке фамилии чиновников, которые покровительствуют (я думаю, понятно почему) жульническим строительным фирмам, которые надувают людей, одурачивают их, взяли у них деньги на квартиры - ни квартир, ни денег. Мэра Москвы, я думаю, знают все. Мэр Химок - Стрельченко. Мэр Железнодорожного - Жирков, Одинцовского района - Гладышев, Щербинки - Дубинин.

Вера Володина: Ну, это список мэров, не мэров, но только городов. Нужно еще называть и другие фамилии, потому что к вам я могу прибавить Долгопрудный, Щелково, Ивантеевку, Лобню, Лосино-Островский, Дмитров, Старая Купавна... В общем, никто не знает точно число этих адресов, потому что только "Стройметресурс" - это более чем 20 городов. И активно года два назад начиналась реклама этой фирмы.

Павел Ковшов: Причем агрессивная реклама.

Карэн Агамиров: Хочется обратиться к этим чиновникам. Когда совесть у вас проснется, наконец? Сколько можно обманывать людей? Кроме того, чиновники правительства Москвы, которые ответственны за это.

Сергей Курков: Первый зам мэра господин Ресин. Руководитель Департамента жилищной политики господин Сапрыкин. Префект Восточного округа господин Евтифеев. Префект Северо-Восточного округа госпожа Рабер. И масса других еще лиц. Практически можно назвать всех префектов города Москвы.

Павел Ковшов: И я еще от себя добавлю - Министерство строительного комплекса Московской области, министр Серегин, который упорно, изо всех сил делает вид, что он пытается решить наши подмосковные проблемы, но это только делает вид.

Вера Володина: Ну, еще, кстати, областное правительство. Ведь и Громову, и всем писались письма уже в течение года, и как только Щербинка стало голодать, в ходе этой голодовки - в канун общения президента в прямом эфире - очень быстро что-то пообещали, сказали: ребята, сейчас мы займемся вашими делами, только перестаньте проводить свои акции протеста, сверните. Люди уверены, что свернули ради того, чтобы не портить картину. Кстати, никто из них не сумел дозвониться в прямой эфир президента.

Павел Ковшов: Дозвонились, но вопрос "кидал" в долевом строительстве до президента не довели в открытом эфире.

Карэн Агамиров: Довели "правильные" вопросы.

Павел Ковшов: Мы все сидели и слушали, довели те, которые нужно было, - про собачку...

Вера Володина: Павел говорил о Сталине, о жестоких методах, но ведь вы сегодня предлагаете властям Железнодорожного рецепт, как можно выйти из этого положения. Вы не хотите, чтобы строил "Стройметресурс", вы находите другого инвестора, вы просите, чтобы ему каким-то льготным образом давали участки для строительства - разве это не выход? Почему они предлагают той же самой фирме опять строить на этой пирамиде шесть этажей, на доме, который по проекту предполагается другой этажности? Почему они не откликаются? Что у вас за идея и чем она им не нравится?

Павел Ковшов: Все достаточно просто. Я не считаю, что вопросы достроя домов какие-то мегасложные. В принципе, для этого нужно какое-то волевое решение местных или областных чиновников. Но дело в том, зачем местному или областному начальнику решать наши вопросы? Местный начальник решает только свои личные вопросы, он для этого пробивался в мэры, со своими противниками боролся и так далее. Что ему мы? Мы, соинвесторы, сами решили свой вопрос. Мы нашли нового инвестора-застройщика с деньгами - банк "Петракомерц". Мы вышли к мэру Жиркову, мы вышли к вице-губернатору Пантелееву. У нас есть реальное предложение по выходу из нашего кризиса. Власть упорно делает вид, что они не в состоянии наше предложение рассмотреть и решить.

Ну, а для себя - я просто думаю, что им это не надо. Ведь новые подрядчики, которых приводят они, - это новые "откаты". А наш инвестор-застройщик - отсутствие "откатов". И все, поэтому они делают вид, что никак они не могут этот вопрос решить.

Карэн Агамиров: Еще бы надо еще раз назвать руководство Генеральной прокуратуры, руководство прокуратуры Москвы, прокуратур на местах, которые покрывают и отказываются возбуждать уголовные дела о мошенничестве. Скажите, пожалуйста, Павел, а эти суммы взяток, о которых вы говорили, 50 долларов за метр, чтобы получить это разрешение этим жульническим строительным фирмам. 500 долларов за квадратный метр...

Павел Ковшов: ... будущего жилья.

Карэн Агамиров: Которые они дают руководящим чиновникам Москвы и Подмосковья. Это уже узаконенные фактически суммы, то есть все знают?

Павел Ковшов: Это негласная такса, о которой знают все. Среди наших пострадавших соинвесторов есть и бывшие сотрудники нашего инвестора-застройщика, вплоть до очень высокопоставленных, до заместителя генерального директора Тихонова Александра Анатольевича. Всю эту кухню они знают идеально изнутри. И сейчас так как они сейчас в наших рядах, в принципе, доказать мы не можем, но информация эта у нас есть полностью, из первоисточника.

Карэн Агамиров: То есть миллион долларов с дома примерно.

Павел Ковшов: Где-то так, да. Это в Подмосковье. Про Москву я уже говорить не буду, я не знаю.

Сергей Курков: По Москве, я думаю, в разы больше.

Карэн Агамиров: Не 50 долларов, а сколько? 500, наверное, за метр.

Вера Володина: Процент один и тот же примерно.

Карэн Агамиров: У нас звонки. Галина Алексеевна из Санкт-Петербурга, слушаем вас.

Слушатель: Я считаю, что пока наша верхушка власти не будет заинтересована в положительных решениях таких вот проблем, а она не заинтересована... Вы представляете, думцы занимаются вопросами, проблемами пчеловодства, до сих пор несколько лет тянется проблема вывоза цветмет и чермет, у нас во дворе утащили люки канализационные, сдали их, - и до сих пор они не могут принять закон, запрещающий такие вещи! Вопрос вот этот вот - домостроения - он так и повиснет в воздухе. Я думаю, уважаемые господа, пора призывать Рюриковичей к нам, потому что то, что там творится в Госдуме... Кто возглавляет нас, гарант нашей Конституции, он расписался в собственном бессилии, когда вопрос встал об этих "оборотнях", он тогда откровенно по телевидению сказал: "У меня нет рычагов воздействия". Простите меня, тогда кричите "караул" и зовите Рюриковичей.

Карэн Агамиров: Сергей из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, меня два момента поразили. Никто не позвонил из Санкт-Петербурга по поводу того, что у нас же то же самое практически творится, и в пригородах Санкт-Петербурга, Пушкино, Колпино и прочее. И меня поражает такой стадный инстинкт этих вот застройщиков. Я лично коснулся этого, мои родственники влетели в это. Какие-то люди одновременно собираются, все кричат, никто друг друга не слушают, избирают какого-то случайного защитника. Когда я пытался как-то воздействовать, они даже не понимают, что надо как-то активно это делать. Достаточно даже пикета у Смольного, чтобы все это дело прекратилось, но они не хотят ничего. Понимаете, это просто стадо.

Карэн Агамиров: Ну, перенимайте опыт Москвы и Подмосковья.

Вера Володина: Тут совсем не стадо. Это очень организованные люди и достойные уважения, кстати.

Сергей Курков: В первый момент, когда люди попадают в эту ситуацию, у них просто шоковое состояние, и они не совсем адекватно реагируют. У нас было то же самое абсолютно. По прошествии какого-то времени, как говорится, мы сначала думали, что мы одни, потом выяснилось, что есть другие, есть третьи. Спустя год, как мы в этом процессе, мы понимаем, что это не один, не два, а это уже больше 100 тысяч человек в этой ситуации. И начинаются уже правильно организованные действия. Но сначала это шоковое состояние, и люди не понимают, кто кого перекричит...

Карэн Агамиров: Я смотрю на Риту Званову, сидит симпатичная женщина, и не знаю, как она держится. Потому что 130 тысяч долларов - это же трагедия целая. Кто на слушает, может быть, думает: откуда такие деньги? Это кредит взяла она на 15 лет, по-моему, да?

Маргарита Званова: Да.

Карэн Агамиров: Приличный человек, порядочная женщина.

Маргарита Званова: Что касается нашей компании "Мастерок", так как у них 13 объектов, которыми они владеют, по всем 13 объектам господин Зайчук, по нашим сведениям, собрал 100 миллионов долларов. По нашим двум объектам, которые находятся в Восточном округе, по Федеративному проплачено 2,7 миллиона долларов, по Бухвостову проплачено 2 миллиона долларов городу. И когда мы обращаемся к городу и просим, чтобы они дали какие-то объяснения по поводу того, что строительство домов не начато, просто огорожена площадка, висит огромный рекламный щит, город отвечает, что компания "Мастерок" городу не должна, а это вы разбирайтесь уже на местном уровне.

Карэн Агамиров: То есть 95 миллионов из 100 исчезли.

Маргарита Званова: Да, 110 миллионов собрано с народа, но строительство как не начиналось, так и не будет начато.

Карэн Агамиров: Господин Зайчук - это глава "Мастер, да?

Маргарита Званова: Глава "Мастерка", да, генеральный директор Юрий Александрович Зайчук.

Карэн Агамиров: Где он сейчас?

Маргарита Званова: Он сейчас в Москве, он себя хорошо чувствует. Господин Зайчук каждую субботу пообещал правительству Москвы разбираться с соинвесторами по каждому адресу отдельно. Соответственно, если у него имеется 13 объектов, то он будет ровно до Нового года морочить нам мозги. Он уже собирал людей по Самотечному в субботу, на следующую субботу назначил по Федеративному. И говорит людям одно и то же, что, якобы, "Сбербанк" дает ему очередной кредит, но это все голые слова, потому что нет решения кредитного собрания, где было бы постановлено, что компания "Мастерок" получает очередной кредит для строительства домов.

Сергей Курков: И вопрос - куда делись остальные 95 миллионов? Зачем кредит, когда свободный остаток получается еще 95 миллионов долларов?

Павел Ковшов: Собранных с соинвесторов, без всяких кредитов.

Сергей Курков: Бесплатных, за которые проценты не надо платить.

Карэн Агамиров: Господа из прокуратуры, вы к нам не ходите в эфир, хотя регулярно мы вас зовем. Но вы хотя бы послушайте передачу. Ну, не знаю, совесть-то у вас тоже должна быть! 100 миллионов долларов человек собрал. Ну как же можно так?!

Павел Ковшов: Самое смешное, что прокуратура завалена заявлениями. Лично я писал в две прокуратуры - Центрального административного округа и Московской области. Сотни заявлений! Я знаю просто из общения с нашими инвесторами, сотни заявлений. Отписки типовые - только что говорили, - только "шапки" меняются и адреса. Типовые отписки. Мы шлем письма сотнями, а они сотнями шлют отписки. Ни одной реальной проверки прокуратуры не было.

Карэн Агамиров: Вы знаете, если честно, Вера, мне человек из Химок говорит, что мэр говорит, что "этот договор был заключен с предыдущей администрацией, а я-то с этого что получил?"

Вера Володина: Они же неофициально говорили, но, тем не менее, там конфликт возник, действительно, был, но при этом еще ведь менялись законы: кто имеет право отводить землю, размер участка один - вступает областное правительство, вроде как какой-то у них закон даже с федеральным противоречит. Поэтому я хотела Павла спросить: вы ведь присутствовали на совещаниях с участием вице-губернатора, да?

Павел Ковшов: К вице-губернатору Пантелееву мы ездили, да.

Вера Володина: Вначале появлялись сообщения о том, что областное правительство делает все для того, чтобы не допустить, чтобы эти деньги от "Стройметресурса" через западные некие банки ушли из России. Вначале были такие сообщения, действительно, об этом говорили, но сейчас уже не говорят. "Стройметресурс" никто не спрашивает, где эти деньги? Более чем в 20 городах десятки объектов!

Павел Ковшов: Дело в том, что об этом спрашиваем только мы. Пантелеев не спрашивает, Серегин, министр наш Московской области, не спрашивает. Более того, они оставляют старого инвестора-застройщика на своем месте, прекрасно зная, что счета у них нулевые.

Вера Володина: А как вы это объясняете, зачем им нужен этот, которому не верят, застройщик?

Павел Ковшов: Это мы ему не верим.

Вера Володина: А они верят?

Павел Ковшов: Они верят и совершенно нормально к этому относятся.

Вера Володина: Я со сколькими людьми пообщалась - получается, у нас есть вроде как национальная идея - ВВП удваивать. А ведь строительство дома, строительство жилья, чтобы у каждого был дом, хорошая квартира, - это такая хорошая национальная идея. Получается, ее власти сейчас разрушают. Люди сами ее нашли: я хочу жить достойно, я хочу построить сам, не дожидаясь очереди или жилья от этих муниципалитетов, сами работают, берут кредиты, влезают в долги, что-то еще придумывают, продают имущество. Сами придумали идею, реализовывают, а власти делают все наоборот. Для вас это выглядит как хорошая национальная идея?

Павел Ковшов: Вы знаете, идея идеей, а сейчас звонил товарищ из Санкт-Петербурга и сказал: "А почему нет информации по Санкт-Петербургу?" Вы знаете, есть взять всю нашу страну, почитать Интернет, вся наша страна является обворованной, я имею в виду соинвесторов. Дело в том, что если такую информацию собрать со всей страны, здесь просто какая-то национальная угроза возникает, извините.

Вера Володина: Вместо национальной идеи, да?

Павел Ковшов: Да, вместо национальной идеи это уже национальная угроза. В каждом городе, в большом, среднем, маленьком, есть аналогичные проблемы. Другое дело, что в маленьком городе это один дом, в большом городе это 20 домов, а в Московской области сотни домов.

Карэн Агамиров: Возвращаясь еще раз к вопросу об ответственности, прокуратура отказывает в возбуждении уголовных дел на этих - да можно их так назвать, что стесняться - жуликов.

Павел Ковшов: Просто воры!

Карэн Агамиров: Воры, да. И я вот задумываюсь: просто так отказывают или не просто так? Мы, юристы, не можем говорить так, но просто так, наверное, не отказывают, наверное, все-таки имеют оснований, чтобы этих людей не трогали. Наверное, есть у них для этого основания - сделать так, чтобы этих людей, этих жуликов и воров не трогали.

Сергей Курков: Господин Спиринков на общих собраниях, на которых он выступал, открытым текстом сказал: "Судитесь со мной, сколько хотите, у меня все куплено".

Карэн Агамиров: Все схвачено. Но когда надо возбудить дело, к примеру, о шпионаже, сейчас под следствием находится больной человек, большой ученый - директор Института проблем сверхпластичности металлов Оскар Кайбышев. Как над ним только ни издеваются (знаете, и в передаче "Время гостей" у нас академик Рыжов об этом рассказывал) следователи. Там дело просто выеденного яйца не стоит, никакого шпионажа. Здесь они быстро возбудили дело. Им просто надо было институт отобрать, потому что там деньги, к нему подходили люди из спецслужб, из ФСБ и предлагали добровольно уйти в сторону. Он отказался, и они сказали: "Мы тебя посадим". И через неделю было возбуждено уголовное дело. Здесь быстро работают.

Тут обворованы на сотни миллионов долларов обычные, простые люди, которые сдали деньги, чтобы получить квартиры, и...

Сергей Курков: Карэн, я хочу немножко здесь добавить. Вы подняли вопрос совершенно правильно. С учетом того, что сейчас происходит, на 99,9 процента я уверен, что большинство из нас, из членов инициативных групп, кто в той или иной мере засветился сейчас перед правительством Москвы и Московской области, все прочее, в скором времени будут ждать примерно такие же карательные меры. Кто является собственником своего бизнеса - значит, будут всякие инициированные налоговые проверки, решения, все прочее. Просто так нам это не пройдет. И здесь власть покажет полностью свою жесткость и все прочее.

Павел Ковшов: Дело в том, что, допустим, в Щербинке такое давление на первую инициативную группу уже есть.

Вера Володина: А на вас, на участников голодовки, по ночам милиция давила. Приходит и выясняет, что и как. Паспорта, протоколы пытались оформлять.

Карэн Агамиров: Уже собрали данные на вас, хорошие, где и как можно вам...

Павел Ковшов: Да, собраны на нас полностью сведения, еженощные милицейские проверки, какие-то попытки, какие-то попытки провокаций, чтобы переквалифицировать голодовку в митинг, и так далее. Уже составлялись протоколы на нас, нас уже пытались вызвать в суд. Слава богу, у нас стояла огромная толпа инвестором наших, которые просто не дали нас оттуда вывести. А по Щербинке два факта уже точно есть. Прямые звонки - я не буду говорить, откуда и что, чтобы просто самому туда же не нарываться. Один человек (опять же не буду говорить фамилию) просто сошел с дистанции, потому что он посчитал, что у него семья, у него маленький ребенок. Может быть, лучше все-таки подарить квартиру Тихонову, чем подарить жизнь и здоровье государству.

Вера Володина: Вот Химки, "Принт-Капитал", устраивали митинг - и после этого были привлечены, изучали их, кто они и что они. И было очень неприятно гражданам, потому что это все люди серьезные, бизнесмены разного уровня, то есть активные граждане, которые никогда не общались с милицией. И вот такая ситуация.

Карэн Агамиров: Все с точностью до наоборот. Я вышел из метро на Пушкинской вчера, и на выходе, в вестибюле бойкая женщина торгует какими-то перчатками "левыми", развернула торговлю. Я подхожу и говорю: "Запрещено же официально". А он так смеется: "Я ребятам из 128-го заплатила, так что не переживайте". Даже не скрывают ничего!

Павел Ковшов: Самое смешное, что это знают все, от торговли перчаток до обворовывания целыми домами. Все знают, и никто ничего не предпринимает.

Карэн Агамиров: Давайте дадим слово Анне Фельдман, это, кстати, тоже соинвестор ЖК "Звезда России". Тоже, видимо, Анна, вы пострадавшая.

Анна Фельдман: Да, естественно.

Карэн Агамиров: А вы сколько потеряли кровных?

Анна Фельдман: Мы, естественно, с семьей, с родителями копили на однокомнатную квартиру и тоже вложили все средства, какие могли, где-то в районе 40 тысяч долларов. На тот момент это было достаточно нормально, а сейчас, конечно, уже дешево. Я хотела обратить внимание вот на что. Дело в том, что многие проблемы, связанные со строительством в Подмосковье, связаны с принятием нового закона о долевом строительстве. Ведь банки, как только вышел этот закон, 1 апреля 2005 года, перестали кредитовать строительные организации, и проблемы возникли у них именно в связи с этим. То есть не то что они все поголовно воры, а "Стройметресурс" - такая здоровая организация, например, которая изначально намерилась обмануть граждан. Все они планировали завершить успешно строительство с помощью банковских кредитов, но само государство в лице законодателей такую вот подножку сделало.

Павел Ковшов: Простите, пожалуйста, а мог бы я с вами немножечко поспорить? Зачем "Стройметресурсу" брать кредит в банках, когда мы - физики-соинвесторы - на 100 процентов проплатили полностью весь дом? Зачем брать кредит?

Слушатель: Ведь эти деньги идут не только на строительство.

Павел Ковшов: Извините, а мы хотим, чтобы наши деньги шли только на наше строительство.

Слушатель: Это понятно, но на данный момент опять законодательная база...

Павел Ковшов: Дело не в законодательной базе, а дело в целевом использовании денег, наших денег.

Слушатель: Но они должны платить разные "откаты" той же администрации.

Павел Ковшов: Цена квадратного метра, видимо, закладывает и "откаты", и все прочее.

Слушатель: Нет, на первоначальном этапе там продают не по такой высокой цене.

Сергей Курков: Любая строительная компания приступает к строительству любого жилого дома, если у нее собрано не менее 30 процентов уже проданных площадей. То есть этих денег более чем достаточно для начала любого строительства, "откатов" и всего прочего.

Слушатель: Для начала - да, но не для завершения.

Сергей Курков: Ну, так в процессе строительства они и продолжают продавать. Ведь давайте говорить, что если дом возведен хотя бы на одну треть, 100 процентов квартир в нем уже продано.

Павел Ковшов: Оплачено.

Карэн Агамиров: Я думаю, надо будет делать еще отдельную передачу на эту тему, потому что вопросов очень много, а времени катастрофически не хватает. Вопрос - к Ирине Домбровской, адвокату. Вы организовали судебный процесс на этот счет. В какой он стадии?

Ирина Домбровская: У нас было только предварительное слушание, судебных заседаний еще не было.

Карэн Агамиров: Где, в каком месте?

Ирина Домбровская: Перовский суд.

Карэн Агамиров: То есть пока до суда еще ни одно дело не дошло, да?

Ирина Домбровская: Я не могу сказать. Может быть, кто-то и выходил, у кого-то и есть решение суда уже. У нас пока решения суда не имеется.

Карэн Агамиров: У участников передачи есть данные, какие-то судебные решения есть где-нибудь?

Вера Володина: Есть.

Сергей Курков: По "Новому миру" очень много сейчас судебных решений, потому что подавали год назад - и только-только пошла волна принятия судебных решений.

Карэн Агамиров: По первой инстанции решения, да?

Сергей Курков: Да.

Вера Володина: Есть исполнительные листы, по которым ничего не выплачивается.

Карэн Агамиров: Вот это самый для юриста принципиальный вопрос. Даже если будет доказано, что жулики, - безусловно, будет доказано, - взыскивать-то с кого?

Павел Ковшов: На счетах - ноль.

Сергей Курков: Имущества - ноль.

Карэн Агамиров: Они куда-то перевели все уже?

Павел Ковшов: Конечно, естественно.

Сергей Курков: Реорганизация "Нового мира" и была сделана, чтобы все активы ушли в одну сторону, все пассивы - в другую сторону. На счетах в банке там 20 тысяч рублей, и еженедельно суд принимает решение о взыскивании с "Нового мира" где-то порядка нескольких миллионов рублей, десятков миллионов рублей.

Ирина Домбровская: Без помощи власти здесь, я думаю, уже не обойтись.

Павел Ковшов: И только при помощи властей этот вопрос решается!

Ирина Домбровская: Пока власть не примет на себя ответственность по таким договорам, так же как по банковским вкладам государство приняло на себя риски, я думаю, вся эта борьба на плечах долевых инвесторов так и останется.

Карэн Агамиров: Но здесь же дело очень крупное, серьезное. Наверное, президент должен вмешаться, действительно.

Ирина Домбровская: Я думаю, что это не мельче, чем банковские вклады. В принципе, проблема такая же.

Сергей Курков: Один из работников правоохранительных органов на Тверской площади, когда мы проводили свой митинг, очень грамотно сказал: "А ваши малиновые банданы - это что, уже намек на 2008 год?"

Павел Ковшов: Оранжевые надо было одевать.

Карэн Агамиров: Прочитаю сообщения на пейджер. Люди тут просят связаться с ними, оставляют свои телефоны, так что потом можно будет переписать. "Нам надо уже сделать серьезные выводы не только о мошенничестве в долевом строительство, но и в других направлениях. Режим власти в этот "демократический" период занимается только одним - оттачивает мастерство мошенничества. Надо срочно менять общественный строй". То есть, видите, выходит на политический уровень это.

Павел Ковшов: А это и есть уже политический вопрос в нашей стране.

Карэн Агамиров: "Спрашивать с власти сейчас неадекватно ситуации. Власть мир не может гарантировать, а вы - про какие-то строящиеся дома", - грустно пишет Дима. Он вообще пессимист у нас, да, пишет все время грустные сообщения.

Вера Володина: Вы говорите о политической составляющей, но именно акции, митинги и голодовки привлекли внимание ко всему этому. Но пресса пугливая - муниципальная и областная - она в течение более чем полугода никак не откликалась. Вот этот инструмент не работал - пожалуйста, теперь политические лозунги.

Карэн Агамиров: "Сам Путин, - пишет опять Дима, - наш вождь, сказал, что он бессилен оградить нас от насилия, и не ушел с поста. Такая ответственность и у всех чиновников. Кто ниже его - что с них взять?"

Я напомню еще раз письмо, которое потрясло меня, Елены и Александра Зыковых, также обманутых дольщиков при строительстве жилья в Химках. Они написали на Радио Свобода: "Раньше мы любили свою страну, в которой мы живем, жить здесь было хорошо, а сейчас мы ненавидим Россию". И - я добавлю от себя - это ужасно!

XS
SM
MD
LG