Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О защите прав потребителей рекламы


[ Радио Свобода: Программы: Правосудие ]
[28-02-05]

О защите прав потребителей рекламы

Ведущая Марьяна Торочешникова

Марьяна Торочешникова: Речь в сегодняшней передаче пойдет о защите прав потребителей рекламы, которыми подчас, сами того не желая, становимся все мы, когда включаем телевизор, радио, открываем почтовые ящики, из которых буквально вываливаются рекламные проспекты и листовки. Реклама преследует нас в метро и на улицах.

Можно ли найти спасение от этой навязчивой услуги, прибегнув к помощи закона? На этот вопрос я попрошу ответить гостей в студии - председателя правления Международной Конфедерации обществ потребителей Дмитрия Янина и генерального директора Ассоциации рекламодателей Вадима Желнина.

Итак, в сегодняшней передаче мы будем говорить еще и о ненадлежащей рекламе в целом, хотя с большим акцентом на недобросовестную рекламу. Я попрошу собеседников пользоваться термином "ненадлежащая реклама", чтобы избежать путаницы в понятиях. А слушателям сообщу, что, в соответствии с российским законодательством, ненадлежащей называется "недобросовестная, недостоверная, неэтичная, заведомо ложная и иная реклама, в которой допущены нарушения требований к ее содержанию, времени, месту и способу распространения". Однако, вставая на этот скользкий путь разговоров о рекламе, и дабы избежать обвинений в ненадлежащей рекламе или антирекламе товаров и услуг, я обращаюсь к слушателям с просьбой по возможности аккуратно высказываться о рекламодателях и производителях рекламы. Прошу вас избегать немотивированных обвинений в адрес производителей и распространителей рекламы и помнить об ответственности за оскорбление, распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию граждан. Это вот такие протокольные сообщения.

Дмитрий, я сообщила слушателям о том, что называется ненадлежащей рекламой. А теперь прошу вас дать определение недобросовестной рекламы. Ведь именно такая реклама чаще всего становится предметом судебных разбирательств.

Дмитрий Янин: Недобросовестная реклама - это та реклама, содержание которой не соответствует действительности. Это та реклама, которая нарушает установленные законодательством требования. И именно в отношении недобросовестной рекламы потребителю легче всего доказать то, что его права нарушались.

Марьяна Торочешникова: А вы можете привести какой-нибудь конкретный пример недобросовестной рекламы?

Дмитрий Янин: Типовой пример - это заявление в рекламе цен, если фактически определяются все характеристики товара, которые не соответствуют действительности. То есть рекламируется продажа определенного автомобиля, называется марка, объем двигателя, цвет, и если в рекламе указывается цена, то часто бывает, что на самом деле цена окажется выше. В этой части потребитель в суде может доказать и взыскать разницу между той ценой, которая заявлялась в рекламе, и той:

Марьяна Торочешникова: : которую он фактически заплатил. Вадим, Закон о рекламе, пожалуй, можно назвать одним из самых коротких отраслевых законов. Во всяком случае, когда я его распечатывала, он у меня разместился на 14 страницах. Скажите, пожалуйста, это тот случай, когда краткость можно назвать сестрой таланта?

Вадим Желнин: Вы знаете, в общем-то, исчислять емкость закона страницами, пожалуй, не совсем точно. Если говорить конкретно о действующем сегодня Законе о рекламе, в общем и целом он вполне неплох. И, пожалуй, почти все самые актуальные ситуации - как с точки зрения рекламодателя, так, мне кажется, и с точки зрения защиты прав потребителя - закон описывает. Хотя, конечно, понятно, что он действует уже 10 лет, и за эти 10 лет наш рынок рекламный развился очень сильно. И сегодня, пожалуй, и в бизнес-сообществе, и в депутатской среде, и в правительстве осознано, что требуется серьезная переработка этого закона. Надо подчеркнуть, что переработка не в плане того, что все было плохо и неправильно. Все было прилично, но нужно учесть накопленный опыт и развить и доработать действующий закон.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, вы также считаете, что действующий в России Закон о рекламе достаточно защищает права потребителей этой рекламы и права потребителей продукции рекламируемой?

Дмитрий Янин: Что касается прав потребителей в части обмана от недостоверных утверждений, да, закон здесь довольно-таки неплох. Другое дело, что если оценивать качество российского рекламного законодательства в целом, то оно крайне либерально в отношении объемов телевизионной рекламы, так как существующие ограничения - 20 процентов от эфирного времени - не соответствуют европейским нормам. И именно поэтому ежегодные опросы слушателей, зрителей показывают, что 70 процентов потребителей недовольны телерекламой, что связано с ее объемом. В частности, в Германии Второй германский канал ("Зи-Ди-Эф") отводит рекламе лишь 9 процентов времени, у нас - многократно больше.

Марьяна Торочешникова: Российские граждане недовольны объемами рекламы, недовольны, может быть, качеством рекламы. А что они могут предпринять? Они так и будут недовольными и все?

Дмитрий Янин: Что касается объемов рекламы, то здесь нужно обращаться к депутатам, с тем чтобы была ратифицирована Конвенция о трансграничном вещании, европейская, и тогда наши нормы будут соответствовать общемировым. Судиться по этому поводу бесполезно, так как компании и телеканалы выполняют требования законодательства и по объемам, по той квоте, которые они имеют, они эти квоты, как правило, не выбирают.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, здесь бывают серьезные нарушения. Вспомнить вот эту историю с трансляцией на Первом канале боксерского поединка. В течение какого времени было показано, Дмитрий, напомните:

Дмитрий Янин: Да, там был 44-минутный боксерский поединок, и реклама прерывала этот поединок 8 раз, то есть интервал между брейкам рекламными составлял где-то 5-6 минут.

Марьяна Торочешникова: От этого страдали телезрители, потребители телевизионной продукции?

Дмитрий Янин: Конечно, какое-то неудобство это доставляло, безусловно.

Вадим Желнин: Я хотел бы все-таки изложить свой взгляд, который несколько отличается от взгляда Дмитрия. Да, действительно, допустимое количество телевизионной рекламы в России несколько выше, чем в Западной Европе.

Марьяна Торочешникова: Ну, я бы сказал, что даже не несколько - 9 процентов и 20.

Вадим Желнин: Нет, 9 процентов - это Дмитрий Дмитриевич привел данные одного из государственных каналов. У нас, кстати, существует государственный канал, на котором абсолютно нет рекламы, - это телеканал "Культура". Вопрос - сколько государственных каналов может быть освобождено от рекламы? - по сути, вопрос количества денег, которые государственный бюджет может пустить на поддержание телевизионных каналов. Сегодня этих денег хватает для того, чтобы поддержать телеканал "Культура". Возникнут дополнительные деньги в бюджете, которые позволят еще один государственный канал организовать без рекламы? Ну, вот сейчас организуется патриотический канал "Звезда", и я не знаю точно, но, по-моему, там тоже не предполагается реклама, это тоже некоммерческий канал.

Теперь об общем объеме допустимой рекламы на коммерческом телевидении. Европейская конвенция допускает 15 процентов, а наше законодательство - 20 и несколько более либеральный режим прерывания передач рекламой.

Дмитрий Янин: Нет, Вадим Алексеевич, еще одна разница: у нас считают 20 процентов в сутки, а в Европе считают 15 процентов в час. То есть в Европе невозможно в трансляции увидеть рекламы больше 10 минут, а у нас в прайм-тайм реклама иногда достигает 30 минут.

Вадим Желнин: Дмитрий, еще одна позиция - почасовое ограничение. Европейская конвенция при общей норме 15 дает почасовое ограничение - 20. Я специально интересовался, как устроено у нас. Так вот, при общем ограничении 20 реклама в прайм-тайм обычно не превосходит 25 процентов. Ну, наверное, иногда, изредка можно найти такой случай, но все-таки это ситуации исключительно редкие.

Теперь, почему мы считаем, что переходить в России на европейский стандарт преждевременно? Ведь реклама приносит доходы средствам массовой информации, конкретным телевизионным каналам. Количество денег, которые рекламодатель отводит на рекламу, - это вполне определенный и большой процент от общего объема продаж в данном секторе рынка. То есть в целом количество рекламных денег - это некоторая доля от объема потребительского рынка. Поэтому, говоря о том, что пришло ли нам время переходить на европейские стандарты, давайте прежде всего сравним чисто экономический показатель - объем потребительского рынка - в европейских странах и в России. И мы увидим, что здесь мы проигрываем, кстати, гораздо больше, чем вот эти 5 процентных пунктов в объеме рекламы - 15 или 20. И за счет цен на массовые потребительские товары, которые в Европе выше; и за счет того, что очень многие сектора потребительского рынка, реклама в которых развита в Европе, в России практически не представлены на рекламном рынке.

Дмитрий Янин: Но люди-то одинаковые, то есть людей, что в Европе, что у нас, когда в течение часа они вынуждены 30 минут смотреть рекламу, это их раздражает, я думаю, одинаково.

Марьяна Торочешникова: Но есть еще одна особенность российского рекламного рынка, особенно телерекламного рынка. Во всем мире практикуется как бы целевое распространение рекламы, и там чаще рекламу увидишь на коммерческих, платных каналах, а не на общегосударственных каналах. В России же, наоборот, некоторые телевизионные каналы, рекламируя себя, говорят о том, что "у нас нет рекламы, у нас кино без рекламы, новости без рекламы, музыка без рекламы". То есть получается, что понятия перевернуты.

Вадим Желнин: Нет, если речь идет о платном телевидении, если вы поставили тарелку и подключились к тому или иному оператору, действительно, там есть каналы с рекламой, а есть каналы без рекламы. Но количество зрителей, которые сегодня в России могут позволить себе платное телевидение, ничтожно мало по сравнению с той же Европой. Дальше, когда вы говорите о государственных каналах, да, действительно, ВГТРК (канал "Россия") - это государственный канал на 100 процентов, но это коммерческий канал, бюджет Российской Федерации не выделяет денег на содержание канала "Россия". Деньги выделяются только на содержание канала "Культура", и там, как видите, рекламы нет, и никаких, кстати, нарушений в этом плане там никто никогда не фиксировал. Поэтому давайте все-таки более точно оперировать понятиями: хотя канал государственный, но он коммерческий.

Дмитрий Янин: Мне кажется, что тут действительно Марьяна права, потому что в России, даже по сравнению с США, считается, что рекламный рынок США, огромный, тоже либеральный; у нас в 10 раз больше наружной рекламы по деньгам, которые там крутятся, чем в США. Если в США на долю наружной рекламы приходится 2 процента всех рекламных бюджетов, то в России это 20 процентов. Понятно, что наружная реклама - это реклама, которую видят все. Поэтому, конечно, например, у нас появляется щит, например, "Сосу за копейки" - это обсуждают все, потому что этот щит видят и дети малые, и бабушки, и дедушки, и эта реклама висит. Для какого-нибудь эротического журнала, подписного, такая реклама не стала бы столь неприятной и неэтичной. А вот для массовых носителей, таких как телевидение, как наружная реклама, эти нарушения становятся общедоступными, они обсуждаются и раздражают очень многих людей.

Марьяна Торочешникова: У людей появляется повод обратиться в суд с требованием избавить их от такой рекламы?

Дмитрий Янин: Теоретически да, они могут обратиться в суд. Суд может признать эту рекламу ненадлежащей и, соответственно, приостановить распространение этой рекламы. Другое дело, что особенность рекламного законодательства состоит в том, что при этом истец - будь то общественная организация или потребитель - не получит компенсаций больших, потому что традиция взыскания морального ущерба в России своеобразная. Я думаю, вы знаете, какие суммы в этих делах присуждаются, небольшие.

Марьяна Торочешникова: Об этом неоднократно говорилось в наших передачах.

Дмитрий Янин: Поэтому для людей экономических стимулов нет останавливать ненадлежащую рекламу.

Марьяна Торочешникова: Я хочу дать слово дозвонившимся слушателям. Давайте послушаем Альберта Эдуардовича из Москвы. Пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. У меня несколько замечаний и вопрос. Во-первых, реклама очень недобросовестная. Ну, вы все знаете рекламу с циркониевым браслетом, знаете, что почта завалена у нас рекламой, что "мы можем вылечить все сердечно-сосудистые заболевания" (хотя официальная медицина говорит, что нельзя сердечно-сосудистые заболевания полностью вылечить, вот эти бляшки нельзя убрать). Однако все равно идет и идет реклама. Мало того, что это забрасывается в почту, но она идет и в газетах, и в других изданиях. А нельзя ли как-то привлечь людей, которые дают эту рекламу? Они пишут: "Мы ответственности не несем", а нельзя ли их обязать проверить?

Я, допустим, несколько раз звонил по рекламируемым товарам (у меня сердечно-сосудистое заболевание) и спрашивал: "У вас есть данные, в каких клиниках вы испытали, сколько людей вылечилось, как вылечились?", - информации нет. Были случаи, когда я заказывал, мне привозили, но препарат мне не помогает. Но я связаться с ними могу только по телефону - и по телефону меня посылают далеко и надолго.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Альберт Эдуардович, за ваши комментарии и ваш вопрос. Я хочу адресовать его Вадиму Желнину. Скажите, пожалуйста, вот та информация, которую рекламодатель размещает в своем рекламном объявлении, она кем-то проверяется на соответствие ее действительности?

Вадим Желнин: Сегодняшний закон предполагает, что за содержание рекламы ответственность несет рекламодатель. И, в общем это правильно, потому что средства массовой информации, как правило, не в состоянии проверить достоверность рекламного сообщения, иногда это требует специальных знаний. Отвечая на вопрос нашего слушателя, я сказал бы, что совершенно справедливо обращено внимание на то, что медицинская реклама у нас пока регулируется чрезвычайно мягко. И одна из актуальных проблем совершенствования рекламного законодательства - ввести разумные ограничения применительно к медицинской рекламе.

Кстати, насколько я понимаю, сейчас в тех предложениях, которые существуют по усовершенствованию рекламного законодательства, расширяется ответственность средств массовой информации за содержание рекламы. Если ответить на вопрос, помогает циркониевый браслет или нет, средства массовой информации никогда не смогут, то проверять некоторые чисто формальные данные о рекламируемом товаре они в состоянии: лицензирован ли он или нет, имеется ли соответствующая лицензия, нарушаются ли какие-то требования в связи с необходимыми сведениями, которые нужно сообщать, скажем, в рекламе стимулирующих мероприятий. Новая редакция возлагает такую ответственность, что, на самом деле, уже превентивно будет несколько очищать рынок.

И я бы все-таки хотел возразить Дмитрию. Вернее, не то что возразить, а прокомментировать. Действительно, у нас довольно много наружной рекламы. Проблема в том, если мы будем сравнивать Россию с западными странами, то там выше доля печатной рекламы. Это связано с тем, что там много изданий с большими тиражами, есть культура потребителя - читать печатные издания.

Дмитрий Янин: Ну, у нас она тоже была, эта культура.

Вадим Желнин: И там есть возможность покупать эти издания. Не секрет, что сегодня печатные издания, в особенности цветные, наиболее приемлемые для распространения полноценной рекламы, увы, может покупать сравнительно малое количество россиян. И конечно, если говорить о перспективе развития рекламного рынка, понятно, что будет развиваться все шире печатная реклама за счет того, что будут сокращаться объемы наружной рекламы и объемы телевизионной рекламы. Но я все-таки хотел бы призвать, когда обсуждаются те или иные ограничения на объем, скажем, наружной рекламы или телевизионной рекламы, не просто так увязываться с западным опытом, а все-таки еще делать экономическую оценку.

Марьяна Торочешникова: Сразу видна позиция генерального директора Ассоциации рекламодателей.

Вадим Желнин: Я отнюдь не против того, что нужно искать какой-то компромисс с обществом, но давайте все-таки его искать на более высоком профессиональном уровне, с учетом экономических реалий.

Марьяна Торочешникова: Хорошо, Вадим Алексеевич. И я для нашего слушателя, который задал вопрос, хочу сделать просто информационное сообщение. Вот статья 7-ая закона о рекламе - "Недостоверная реклама" - здесь подчеркивается особенно, что "использование терминов в превосходной степени, в том числе путем употребления слов "самый", "только", "лучший", "абсолютный", "единственный" и тому подобных, если их невозможно подтвердить документально, не допускается".

Скажите, пожалуйста, Дмитрий, на основании присутствия этих слов в рекламном ролике, если документально ничем это не подтверждается, можно обратиться в суд и требовать снять эту рекламу из проката, требовать компенсации морального вреда?

Дмитрий Янин: Ну, в этом случае, безусловно, можно. Другое дело, что часто компании получают тем или иным способом исследования, которые показывают, что эта продукция самая лучшая, устраивают опросы потребителей и доказывают, что за их продуктом действительно стоит огромное число получателей. В отношении рекламы телемагазинов мы советуем в нынешней ситуации, пока телемагазины не раскрывают информацию о том, кто реально выступает продавцом, просто ничего через них не покупать. Потому что слушатель абсолютно прав, как только вы что-то купите, и если эта вещь вам не подойдет, то вы просто до них не дозвонитесь. Просто сейчас нужно объявить мораторий на эти покупки, потому что люди скрывают, кто выступает продавцом.

Марьяна Торочешникова: Отдельно мы поговорим о телемагазинах, а сейчас я хочу дать возможность Георгию из Петербурга задать вопрос.

Слушатель: Приветствую вас. Для обобщения у меня, конечно, нет данных, это слишком обширная область. Но два случая расскажу. Пол плиткой замечательно нам сделали, и без всяких недоразумений. А вот когда мы пытались перевезти рояль, то нам сообщила цену диспетчер, а когда приехали грузчики, они сначала ее увеличили раза в полтора, а потом - в пять раз; и мы вынуждены были отказаться, рояль этого не стоил. Спасибо.

Марьяна Торочешникова: Вот такая вот история.

Дмитрий Янин: И это нормальное поведение потребителя: если та цена, которую вы оговорили, не соблюдается стороной, то вы можете отказаться от сделки.

Вадим Желнин: Но это не вопрос Закона о рекламе, это скорее вопрос Закона о защите прав потребителей.

Марьяна Торочешникова: И Алексей из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Вот еще такое замечание о своевременности рекламы. В прошлом году меня просто резануло, когда в сюжете о концлагерях было сказано о женских волосах, сюжет прервался рекламой шампуня "Сансилк". Надо же думать, когда и что ты будешь рекламировать!

Марьяна Торочешникова: У меня вопрос к Вадиму Желнину. Скажите, пожалуйста, существуют ли какие-то морально-этические ограничения для производителей рекламы и для тех, кто раскручивает рекламные продукты?

Вадим Желнин: Во-первых, собственно, составляет рекламный блок телеканал. Абсолютно согласен, и, в общем, бывают накладки, но в целом индустрия стремится, чтобы их не было.

Марьяна Торочешникова: Так как в сегодняшней передаче мы говорим о ненадлежащей рекламе в целом, хотя с большим акцентом на недобросовестную рекламу, я хочу сообщить слушателям, что же в соответствии с российским законодательством является ненадлежащей рекламой. "Ненадлежащей называется недобросовестная, недостоверная, неэтичная, заведомо ложная и иная реклама, в которой допущены нарушения требований к ее содержанию, времени, месту и способу распространения".

И мой следующий вопрос - Дмитрию Янину. Дмитрий, наверное, большинство из наших радиослушателей, тех, кто ежедневно включает телевизор или идет по улицам и видит здоровые рекламные щиты, обращали внимание на некое рекламное заявление, сообщение (часто этим страдают мобильные компании), в котором говорится о стоимости услуги. Однако внизу где-то, мелким-мелким шрифтом, под звездочкой (*) существует некий текст, который ограничивает распространение этой услуги или из которого понятно, что на самом деле минута разговора стоит не 10 центов, как заявлено, а 10 центов плюс НДС, или что не все входящие звонки бесплатны, а бесплатны только входящие звонки, которые осуществляются на телефонный номер, подписанный на определенный тариф. Вот эти звездочки - это достоверная реклама, добросовестная реклама?

Дмитрий Янин: Нет, на наш взгляд, она недобросовестная, так как у потребителя нет возможности - особенно это актуально для телеканалов - прочитать этот мелкий шрифт. Поэтому рекламодатель не должен в принципе использовать такой прием. Либо тогда в рекламе они не должны давать какие-то тарифы, если эти тарифы на самом деле изменяются в дальнейшем. То есть либо надо давать полный тариф с учетом всех платежей, с учетом всех ограничений, чтобы это было читаемо, распознаваемо без применения оптических приборов, без применения паузы на видеомагнитофоне (только в этом случае можно прочитать все существенные условия, которые содержит эта реклама). Поэтому такая практика есть, и, к сожалению, она не пресекается контролирующими органами ввиду их слабости организационной.

Марьяна Торочешникова: Мне известна и судебная практика по такого рода делам. В частности, не так давно в Москве рассматривался иск жительницы Москвы, которая пользовалась услугами компании "ВымпелКом", известной как "БиЛайн". "ВымпелКом" позиционировал тариф, что все входящие звонки бесплатны, женщина уехала за границу, там активно пользовалась роумингом, и по возвращении в Россию она увидела огромный счет и решила вернуть себе деньги и потребовать компенсации морального вреда. В первой инстанции она этот иск проиграла, как раз потому что существовала эта вот пресловутая звездочка. О судьбе этого иска во второй инстанции пока ничего не известно.

Получается, что в таком случае потребитель совершенно не защищен от действий рекламодателей и рекламопроизводителей и не может рассчитывать на поддержку суда. Я правильно понимаю, Дмитрий?

Дмитрий Янин: Нет, он может рассчитывать на то, чтобы его дело рассматривалось в суде, а судья уже взвешивает все условия и оценивает, насколько реклама была надлежащей, насколько женщина осознавала, что такое роуминг, знала ли она об этом, что обычно на роуминге повышенный тариф. Но при формальном трактовании рекламы "все входящие" подразумевают, что, действительно, за границей не должны платить за входящий трафик. То есть здесь рекламодатель должен был дать какие-то более серьезные ограничения, чтобы эта информация была понятна.

Марьяна Торочешникова: Или использовать иную лингвистическую форму.

Дмитрий Янин: Да, совершенно верно.

Марьяна Торочешникова: У нас есть дозвонившийся. Пожалуйста, Людмила Ивановна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, мы очень четко ощущаем на себе и действие рекламы, присутствие ее, количество ее, навязчивость. Но дело в том, что вдруг мы увидели необыкновенную даже удачность в этом. Вы знаете, мы чаще всего смотрим канал "Культура", а там нет рекламы, и нам очень оказалось трудно смотреть все, что мы хотим, а там много интересного. Мы не можем отойти, поскольку нет рекламы: не постирать, не приготовить, не покушать - мы на все плюем, смотрим и впитываем в себя культуру. И нет момента даже переключить на другой канал, чтобы посмотреть, что там, потому что увлечены. Так что во всем плохом надо видеть хорошее, и всем советую нервы свои спрятать, радоваться и бежать делать дела, и пусть реклама не раздражает. А канал "Культура" как раз нас отвлекает от дел.

А по поводу того, чтобы подавать в суд, - много есть, на что можно подавать. Можно такие бешеные деньги зарабатывать почти на всей рекламе. Есть только две рекламы или три, которые вызывают душевный какой-то покой, удовлетворение, желание и купить что-то, и сходить куда-то. Но в основном они все, как вы перечислили, неправомерные, неправомочные:

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Людмила Ивановна. Да, это, кстати, такое веское замечание. Я думаю, многие согласились бы с тем, что уже вошло в привычку во время просмотра телевизионных передач на время рекламы выйти на кухню поставить чайник, перекурить, сделать еще какие-то дела, то есть это вошло в повседневную жизнь. Тем не менее, Дмитрий, скажите, пожалуйста, можно ли, ссылаясь на то, что реклама не только вредная, как сказала слушательница, но еще и полезная, отказываться от борьбы за ограничение эфирного времени рекламы на теле- и радиоканалах?

Дмитрий Янин: Мы считаем, что нет, потому что нормы должны быть общепринятыми и не столько либеральными, как есть в России. Несмотря на экономический интерес рекламодателей, и несмотря на экономический интерес общегосударственных телеканалов. То есть мы понимаем, что когда государство является и регулятором этого рынка, и оператором рекламного рынка, конечно, какие-либо серьезные ограничения по объему, скорее всего, в России не появятся, так как, конечно, тут конфликт интересов и государственных каналов.

Вадим Желнин: Я все-таки снова немножко прокомментирую слова Дмитрия. Мне кажется, не совсем точно говорить, что средства, которыми располагает телевидение, - это забота рекламодателей, забота телевидения. Ведь качество передач определяется тем, какими финансовыми средствами располагает телевидение. Если мы хотим, например, смотреть спортивные передачи, ведь за право трансляции международных спортивных состязаний надо платить. За покупку хороших новых фильмов надо платить. И может быть, довольно часто высказывание неудовольствия содержанием телепередач в целом, не в связи с рекламой, а вообще, - это тоже довольно часто мне приходится слышать и читать в прессе, - с тем и связано, что если мы сравним бюджеты наших телеканалов и бюджеты европейских телеканалов, то мы увидим, что они у нас меньше.

Дмитрий Янин: Но уже с восточноевропейскими мы сопоставимы. Но мы хотим смотреть общественно-политические и новостные программы. К сожалению, в этой части, несмотря на огромный приток рекламных денег, качество новостного вещания на общегосударственных каналах у нас не очень высокое.

Вадим Желнин: Это не вопрос рекламы.

Марьяна Торочешникова: Вадим, не считаете ли вы, что государство своим лояльным отношением к рекламодателям и рекламопроизводителям (в частности, российский Закон о рекламе считают очень лояльным) подвигает руководителей каналов крупных, которые эту рекламу распространяют, на более лояльное отношение к государству?

Вадим Желнин: Я не стал бы обсуждать политику.

Марьяна Торочешникова: То есть мы закрываем глаза на ваши нарушения, на возможные нарушения:

Вадим Желнин: Марьяна, я отвечу по порядку. Неправильно думать, что реклама у нас абсолютно бесконтрольна. Есть антимонопольное ведомство, которому законом предписано следить за соблюдением рекламного законодательства, сегодня это называется Федеральная антимонопольная служба. Ежегодно возбуждается около 10 тысяч дел по признакам нарушения Законодательства о рекламе. Как правило, возбужденные антимонопольной службой дела приводят к снятию рекламы с эфира. Иногда рекламодатели пытаются обжаловать эти решения в суде, но, кстати, процент выигрыша судебных дел антимонопольной службой чрезвычайно высок, по-моему, выше 90 процентов. То здесь заранее можно сказать, что решение, которое выносит антимонопольная служба, оно вполне правомочно и вполне обоснованно. И, к слову, я посоветовал бы зрителям, которым не нравится реклама, вообще всем гражданам: судебная процедура слишком длинна, вполне достаточно обратиться в Антимонопольную службу с жалобой. Это то же самое, что в суд, но, на самом деле, быстрее приведет к результату.

Дмитрий Янин: Только без возмещения ущерба.

Вадим Желнин: Да, без возмещения ущерба.

Дмитрий Янин: Я хочу сказать, что Вадим Алексеевич, конечно, прав, обращение в Антимонопольную службу более быстрое. Но вот что касается эффективности действий государства, то здесь что происходит? Телеканалы, размещая, например, алкогольную рекламу, знают, что они будут оштрафованы, или журналы, например, - и это просто закладывается в цену. И если посмотреть, как ФАС рассматривал дела в отношении ведущих телеканалов, то по количеству нарушений в год эти нарушения - 10, 20 за год - в принципе, это может быть основанием для отзыва лицензии, но вот этого-то не делается. То есть жестких мер, помимо штрафов, которые не очень высоки (2-3 тысячи долларов) и входят в себестоимость рекламы, никаких действий реальных, чтобы остановить телеканалы от недобросовестной рекламы, не предпринимается. Здесь не может одна государственная служба действовать против другого государственного института столь же эффективно, как она может действовать в отношении честной структуры. Вот я уверяю вас, что к частным печатным изданиям за более мелкие нарушения, в том числе и не рекламного законодательства, сразу выдается предписание. Не будем называть газету и за что было выдано последнее предписание, но по нарушению рекламного законодательства предписание - это практически невозможно.

Вадим Желнин: Я возражу Дмитрию Дмитриевичу. На самом деле то, что количество предписаний, которые выносятся общефедеральным телевизионным каналам, не очень велико, связано, кстати, с тем, что телеканалы сейчас сами организовали, без всяких законодательных к тому указаний, своего рода фильтр.

Марьяна Торочешникова: То есть институт саморегулирования какой-то.

Вадим Желнин: Да, отчасти это тоже один из элементов института саморегулирования. Вполне ответственно могу сказать, что сегодня ни один ролик не появляется на телеканалах просто так, без просмотра - дескать, "рекламодатель принес, вот мы его и поставим". У нас спорные случаи обсуждаются телеканалами и рекламодателями. Ну, это не совсем этично, поэтому я не могу конкретные примеры привести, но, поверьте, очень много примеров, когда ролики, которые вызывают неудовольствие телевизионных каналов, не появляются в эфире.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Вадим Алексеевич. Дадим возможность слушателям высказаться. Нина Ивановна из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. У меня такой вопрос: чтобы не ограничивать программное время, можно ролики все эти пропускать в соответствии с программой "Новости"? Сделать классификацию: программа о похудении, программа о лекарствах, программа новинок и прочее.

Марьяна Торочешникова: То есть сделать отдельные рекламные блоки.

Слушатель: Да, и овцы будут целы, и волки сыты.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Нина Ивановна. Я помню, в детстве, когда я была маленькая, у меня была любимая передача, называлась она "Реклама" и шла на Втором канале 5 минут. Тогда не было рекламы, а один раз в день по второй программе, по-моему, в 18:15 шла короткая передача под названием "Реклама". Там рекламировали чулки, зубные щетки, и мне в детстве очень нравилось это смотреть, потому что какая-то музыка веселая играла (конечно, не было таких роликов). Может быть, действительно, Вадим Алексеевич, имеет смысл вместо того, чтобы рассовывать рекламу по всему телевизионному или радиоэфиру, сделать отдельные рекламные передачи?

Вадим Желнин: Вы знаете, во-первых, каждый рекламодатель стремится не просто показать рекламу по телевизору, не просто в каком-нибудь печатном издании напечатать эту рекламу, а всегда стремится, чтобы в первую очередь эту рекламу увидела или прочитала так называемая целевая аудитория, те люди, которым эта реклама адресована. Да, одна из проблем неудовольствия нашего общества рекламой как раз связана с тем, что в наших СМИ еще не очень хорошо выделяются целевые аудитории; очень часто реклама, предназначенная для молодежи, когда ее видят пожилые люди, она им, конечно, не нравится.

Марьяна Торочешникова: Не говоря уже об истории с рекламой гигиенических прокладок, которая раздражает не только мужчин, но и самих женщин.

Вадим Желнин: Вы знаете, Марьяна, мне странно от женщины слышать такую вещь. На самом деле это очень ценный и полезный товар. Что было бы вообще с сегодняшним обществом, если бы этого товара не было, давайте подумаем.

Марьяна Торочешникова: Мы не будем говорить о качестве и уместности товара.

Вадим Желнин: Конечно, наш рынок еще молод. Конечно, есть еще ресурсы, чтобы улучшить то, что на профессиональном языке называется медиа-планированием. Конечно, есть ресурсы, чтобы все наши СМИ лучше позиционировали свои передачи. Все это так.

Марьяна Торочешникова: Но делать сейчас специальную рекламу вы не видите смысла.

Вадим Желнин: Дело в том, что очень многие люди часто не знают, что им, собственно, хочется.

Марьяна Торочешникова: Спасибо. Виктор Михайлович из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Я хочу вот что спросить. Ваш гость об Антимонопольном комитете уже что-то высказал в общем виде, а я бы хотел поконкретнее услышать такую вещь. По телевидению медицинская реклама бывает очень часто, и в ней говорится, что купить можно только по такому-то телефону, цены аховые. Как к этому относится Антимонопольный комитет?

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, известна ли реакция?

Дмитрий Янин: Да, сейчас готовятся поправки к Закону о рекламе, чтобы, помимо телефона, в эфире сообщали и адрес реального магазина, куда потом вы можете предъявить претензии.

Вадим Желнин: Кстати, это тот случай, когда рекламное сообщество абсолютно согласно с позицией потребителя. Продавец должен отвечать за то, что он продает.

Марьяна Торочешникова: Вопрос на пейджер пришел: "Что делать, если я, как собственник квартиры, не хочу получать в почтовый ящик рекламную газету?" И вообще, можно ли формально считать рекламу, которая распространяется через обычные и электронные ящики (что называется спам), навязываемой услугой? Потому что в первом случае, внося плату за коммунальные услуги, граждане фактически оплачивают содержание почтовых ящиков в домах, не говоря уже о владельцах электронных адресов, которые оплачивают трафик. Можно ли это считать навязанной услугой и в соответствии с этим добиваться восстановления своих прав в суде?

Дмитрий Янин: Да, безусловно, можно пытаться через суд преследовать ту компанию, которая навязчиво вам присылает сообщения на ящик, и, в частности, по факсовой рассылке были подобного рода иски. Другое дело, что, к сожалению, здесь нет института саморегулирования, тогда как во многих странах есть так называемый "принцип Робинзона", то есть достаточно вам купить наклейку, наклеить на ваш почтовый ящик "Прошу сюда ничего не класть", - и все, и компании ответственны, они просто вас пропускают и не опускают в ящик рекламу. У нас такой организации, которая бы заставлял добросовестных предпринимателей отказываться от распространения рекламы тем, кто ее не хочет получать, нет.

Марьяна Торочешникова: Кстати, идея хорошая. Может быть, владельцам почтовых ящиков стоит попробовать прилепить такую наклейку?

Дмитрий Янин: Но помимо того, что нужно прилепить наклейку, нужно создать механизм: что делать с теми, кто все-таки опускает туда рекламу. Я знаю, что в некоторых странах те компании, которые рекламируются через подобного рода услуги: люди сами договариваются, и там 100-200 человек начинают звонить по этому телефону в течение 3-4 дней и просто блокируют бизнес данной компании.

Марьяна Торочешникова: Вот оно, гражданское общество.

Дмитрий Янин: Да.

Марьяна Торочешникова: Антон из Смоленска дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я давно слушаю программы Радио Свобода, просто потому что оно не имеет рекламы. И хотел бы прокомментировать, вот звонила женщина недавно, которая говорила о пользе рекламы.

Дмитрий Янин: Это была шутка.

Марьяна Торочешникова: Есть сообщение на пейджер: "Как быть со звуковой рекламой в метро? Вступаешь на эскалатор - настроение хорошее, поднимаешься - испорчено. Александр из Санкт-Петербурга".

Вадим Желнин: Марьяна, я сейчас, в отличие от Дмитрия, скажу, что это действительно такой вид рекламы, который, на взгляд добросовестных участников рынка, следует запретить. Любой человек должен иметь право отказаться от восприятия рекламы, если он этого не хочет. В метро или вообще в любом другом транспорте вы лишены такой возможности, потому что мы не можете выключить этот звук. Более того, метро - это объект повышенной опасности, и каждый пассажир должен понимать, что он должен слушать объявления - мало ли что случилось. Поэтому совершенно актуально запретить такое вот звуковое распространение рекламы в метро.

Марьяна Торочешникова: Давайте послушаем Антона из Смоленска. Оказывается, у него есть еще что добавить. Пожалуйста.

Слушатель: Психиатры говорят (это я прочитал в Интернете), что реклама на телевидении создает как бы стресс, и человек хочет как-то отвлечься - и бежит к холодильнику, начинает есть, и эта еда не усваивается организмом. Отсюда - гиподинамия и ожирение. И второе, кино, в котором участвует реклама, которой очень много, его продолжительность увеличивается на 40 минут - это я засекал сам.

Дмитрий Янин: Да, абсолютно так и есть, увеличение идет.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за комментарий. Кстати, о кинорекламе - не во время показа какого-то фильма, а рекламе скрытой, рекламе в самих фильмах. Вот российское законодательство, говоря о скрытой рекламе, указывает, что "использование в радио-, теле-, видео-, аудио- и кинопродукции, а также в иной продукции и распространение иными способами скрытой рекламы, то есть рекламы, которая оказывает не осознаваемое потребителем воздействие на его восприятие, в том числе путем использования специальных видеовставок, двойной звукозаписи и иными способами, не допускает". Если не говорить о специальных видеовставках и двойной звукозаписи, то ведь известна практика, особенно распространенная в Голливуде, когда в конкретных фильмах рекламируются конкретные брэнды. Очень часто это крупные автомобильные брэнды, алкогольные брэнды, и эти фильмы показываются в России. Есть ли здесь нарушения?

Вадим Желнин: Формально нарушений нет. А потом, как реально вы можете препятствовать тому, чтобы в художественных произведениях не возникали брэнды? Значит, что, люди будут пить из каких-то бутылочек без этикеток, курить (если по сюжету они курят) непонятно что, да? Ездить на автомобилях непонятно каких? Когда вы показываете автомобиль, на котором едет герой, это автомобиль конкретный. Всему должен быть положен разумный предел.

Марьяна Торочешникова: Да, но потом компании начинают рекламировать свой товар как автомобиль, на котором ездит Джеймс Бонд, или "нашими часами пользуется Джеймс Бонд".

Дмитрий Янин: Ну, это целая индустрия.

Марьяна Торочешникова: Или "наша косметика используется для макияжа актеров".

Вадим Желнин: Для макияжа актеров - это другое дело. Это конкретная ссылка на некую персону, которая использует товар. Давайте представим себе кинофильм, в котором все не брэндовано. Я не знаю, кто будет его смотреть.

Дмитрий Янин: Единственный способ - это просвещение потребителей. Говорить о том, что Джеймс Бонд использует этот автомобиль не просто так, а потому что ему заплатили, это контракт с актером. То есть нужно понимать, когда в российских фильмах люди начинают истерично в течение 7 серий есть одни и те же пельмени одной марки, и это никак не связано с сюжетом, - это значит, что эти "пельмени" заплатили деньги на съемку этого фильма и продвигают продукцию таким образом.

Марьяна Торочешникова: Николай Сергеевич из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Конечно, хороший товар рекламировать не следует, он в рекламе не нуждается, ясное дело. Но зачем так людей обманывать? Вот был нагреватель "Доброе тепло" - энергии потребляет из сети как обычный обогревательный прибор, а тепла выделяет в два раза больше, - когда все нагреватели имеют КПД 100 процентов, вся электроэнергия идет в тепло. Теперь, стиральная машина "Ретона" - первые варианты были такие: качество машины защищено патентом России. Патент не защищает качество, а защищает только лишь новизну, то есть крышку другую сделали - вот патент.

Дмитрий Янин: Да, абсолютно точно.

Слушатель: Был еще "Айсберг" - ремонт холодильников на дому. Если ремонт сложный, то холодильник отправляют в мастерскую, и несут его, как гроб, горизонтально, хотя в инструкции к любому холодильнику написано, что при транспортировке наклонять более 30 градусов недопустимо (масло там перетекает из компрессора в испаритель). Ну, что это за глупость такую рекламируют?!

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, скажите, пожалуйста, а как часто граждане обращаются в суд с требованием признать ненадлежащей ту или иную рекламу?

Дмитрий Янин: Очень редко, потому что здесь, в отличие от Закона о защите прав потребителей, получить компенсацию серьезную практически невозможно. Единственный случай, когда есть несоответствие, как вы назвали ("все звонки бесплатны" и подобного рода утверждения), - тут вы можете что-то получить. Либо компенсация морального ущерба будет. В остальных случаях, если мы видим неэтичную рекламу, рекламу, которая оскорбляет: В частности, сейчас идет реклама по телевидению: "Даже самые холодные бабы тают от наших подарков". До этого эта же сеть рекламировала, скажем, "Сосу за копейки". То есть явно, что это осознанная такая маркетинговая стратегия - шокировать людей. И вот такой "подарок" к 8 Марта эта торговая есть устроила москвичкам и россиянкам. Здесь представить иск женщине, которая посчитает, что обращение к ней "баба" не является надлежащим, и получить какие-то серьезные суммы в российском суде невозможно. До этого была реклама, которую Антимонопольная служба признала ненадлежащей, - это реклама "Ленора": "О чем думают женщины на работе" - о делах или о свитере мужа, о том, в чем пошла на работу женщина. И эту рекламу признали неэтичной, признали дискриминационной, и она была снята с эфира. Правда, это было с большим опозданием сделано, и связано это с тем, что, к сожалению, изначально женские организации, которые защищают права женщин, в течение полугода не решались действовать против крупной компании.

Марьяна Торочешникова: Ну, гендерные вопросы, поднимающиеся в рекламных роликах, - это вообще тема для отдельной передачи. Давайте послушаем Виктора из Москвы. Пожалуйста.

Слушатель: Добрый день, уважаемые господа. Сейчас среди россиян распространяется все большая и большая мода не то что не смотреть телевизор, а даже не иметь его дома. Во многом это объясняется нашей кошмарной и чрезвычайно вредной телевизионной рекламой. Прерывание передачи для вставки рекламного сюжета на самом интересном месте понижает и без того низкое психическое здоровье нации, повышает агрессивность, раздражает людей. А вопрос у меня такой: какая доля расходов на рекламу входит в стоимость товара или услуги? У меня есть такие данные, что иной раз до 80 процентов.

Вадим Желнин: Абсолютно не так. Максимальный процент, который вкладывается иногда, только локально, по времени, может быть в пределах 10. Обычно это несколько процентов, единицы процентов от общего объема продаж. Высокий процент возникает локально - в момент введения товара на рынок. В среднем это несколько процентов, не более того.

Марьяна Торочешникова: И последний вопрос я адресую Дмитрию Янину. Скажите, пожалуйста, вообще имеет ли смысл бороться с этой рекламой? Может быть, стоит людям как-то объединиться и бороться с ненадлежащей, недобросовестной рекламой совместно?

Дмитрий Янин: Мне кажется, что наиболее оптимальная сейчас реакция людей - это, действительно, создание каких-то общественных организаций, групп, чтобы коллективно выступать против той рекламы, которая оскорбляет ваши чувства либо не соответствует действительности. А вот иски не очень перспективны.

XS
SM
MD
LG