Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Потребительское кредитование


[ Радио Свобода: Программы: Правосудие ]
[25-04-05]

Потребительское кредитование

Ведущая Марьяна Торочешникова

Марьяна Торочешникова: В сегодняшней передаче речь пойдет о потребительском кредитовании, которое в последние год-полтора набирает обороты в России. Агрессивная реклама в средствах массовой информации, обещающая кредиты под ноль процентов, привлекает потребителей. И не удивительно, кому не захочется купить дорогую вещь в рассрочку, вместо того, чтобы сразу выкладывать за нее всю сумму.

Но всегда ли банки выполняют обещания, заявленные в рекламе? Не обернется ли выплата выгодного, на первый взгляд, кредита в кабалу? Кто и как защитит потребителей? На эти вопросы мы постараемся ответить в сегодняшней передаче.

Мне помогут эксперты в студии - заместитель директора Департамента банковского регулирования и надзора Центрального банка Российской Федерации Владимир Чистюхин, начальник Управления контроля и надзора на рынке финансовых услуг Федеральной антимонопольной службы России Юлия Бондарева и главный юридический советник Конфедерации обществ потребителей Надежда Заморенова.

Однако прежде чем начать разговор, я предлагаю послушать сюжет, подготовленный корреспондентом Екатеринбургского бюро Радио Свобода Олегом Вахрушевым.

Олег Вахрушев: Рынок потребительского кредитования в Свердловской области, по утверждению специалистов, точно такой же, что и в России в целом. Основные игроки известны - Сбербанк, "Московский банк" и "Русский кредит", "Home Credit", ОВК и несколько местных банков. Казалось бы, в таких условиях должна присутствовать жесткая конкуренция, однако, по утверждению председателя совета директоров банка "Северная казна", доктора экономических наук Владимира Фролова, этого, как ни парадоксально, нет.

Владимир Фролов: Ряд игроков, которые работают на этом рынке, они декларируют очень низкие процентные ставки, ну, скажем, 10 процентов годовых, если фантазия позволяет, могут и ноль сказать, но реально взимают от 50 до 70 процентов путем боковых комиссий, ну и там всякие шалости применяют.

Олег Вахрушев: К таким, как выразился профессор Фролов, "шалостям" можно отнести выплату процентов не с той задолженности, которая есть у клиента на данный момент, а со всей кредитной линии, то есть с общей суммы кредита. И еще одно - взимание ежемесячной комиссии, о которой даже и не упоминали в момент выдачи кредита. Применение таких "кривых", по выражению Владимира Фролова, технологий приводит к тому, что сами банки зарабатывают себе отрицательную репутацию, а следовательно, и плохую кредитную историю. Кроме того, все это наносит большой вред российскому населению.

Владимир Фролов: Например, вы решили занять в долг 10 тысяч рублей. Вы верите в ту рекламу, которая публикуется. Вдруг, неожиданно оказывается, что вам с 10 тысяч в течение года надо заплатить не 1 тысячу, то есть не 10 процентов, а 7 тысяч. Вам баланс ваших доходов и расходов может не позволить это сделать. И вы становитесь неплательщиком, то есть вы приобретаете плохую кредитную историю. Но, понимаете, это все произошло не потому, что вы злонамеренный заемщик, который хотел обмануть банк, а вам не разъяснили, вам не объяснили, вас ввели в заблуждение.

Олег Вахрушев: Такие технологии вредят не только тем банкам, которые их применяют, но и всей банковской системе. Поэтому сейчас ряд, так сказать, честных банков призывают прекратить их применение, дабы не дискредитировать более добросовестных коллег по бизнесу.

"Круглые столы" и диспуты на эту тему, прошедшие в Екатеринбурге, привели к тому, что сложившейся ситуацией пристально заинтересовались в Москве.

Владимир Фролов: И сейчас очень активно этим занимается и Федеральная антимонопольная служба. И сейчас идет фантастическая битва за эффективную ставку. Я думаю, все стороны бросили в эту битву все силы, которые у них уже есть. С одной стороны, лидером является Сбербанк, который полностью информирует заемщиков и выдает абсолютно честные кредиты. А с другой стороны, это, во-первых, "Русский стандарт", "Home Credit", ОВК и так далее, ну и местные, конечно, игроки тоже. У нас, например, это "Уралвнешторгбанк", банк "24.ru", "СКБ-Банк", которые этими безобразиями тоже занимаются.

И вот сегодня в Москве идет такое боестолкновение: те банки, которые доводят всю информацию до заемщика, они, конечно, хотят, чтобы была эффективная ставка. Те, которые не доводят, они не хотят, чтобы была эффективная ставка. Я, конечно, стою по ту сторону баррикад, которая ратует за то, чтобы эффективная ставка в договорах по заимствованию денежных средств в банках публиковалась обязательно. Иначе мы население делаем нищим, потому что они не понимают, что они под 70 процентов занимают денежные средства.

Олег Вахрушев: Публичные выступления профессора Фролова с объяснениями, как работают некоторые кредитные учреждения со своими клиентами, привели к тому, что некоторые из банков, которые были изобличены в утаивании реальной процентной ставки по потребительскому кредитованию, сделали попытку дискредитировать банк, которым руководит профессор. По некоторым данным, именно они организовали в прессе ряд публикаций, откровенно направленных против банка "Северная казна".

Марьяна Торочешникова: Итак, я прошу прокомментировать услышанное. И мой первый вопрос адресован главному юридическому советнику Конфедерации обществ потребителей Надежде Замореновой. В сюжете говорилось о том, что от не совсем честной игры банков страдают потребители. Скажите, много жалоб и обращений по этому поводу было направлено в вашу организацию и другие потребительские общества?

Надежда Заморенова: Ну, я не могу сказать, что это были именно жалобы, но, скажем так, потребители начали задумываться о том, как они берут деньги, чего стоят взятые в кредит деньги, и так далее. То есть сейчас возникает достаточно много спорных ситуаций, в которых потребитель постепенно начинает чувствовать себя обманутым. Я не могу сказать, что сейчас существует много споров именно по современным кредитам, взятым, например, год назад, в этом году, два года назад. Но, тем не менее, вот такая проблема, она у простого потребителя уже назрела, этот вопрос как бы встает.

Марьяна Торочешникова: А что это за "кривые" схемы, о которых говорилось в сюжете? Можете привести какие-то типичные схемы, которые разрабатывают банки?

Надежда Заморенова: Ну, здесь нельзя говорить о как таковой типичной схеме, а здесь можно объяснить потребителю на пальцах, из чего, собственно говоря, состоит кредит. Кредит состоит, во-первых, из той суммы, которую человек взял у банка. Но он ее взял не просто так, банк на этом должен заработать. И поэтому потребитель, возвращая кредит, который он взял у банка, возвращает к этому плюс еще и проценты по этому кредиту. То есть проценты за пользование кредитом - некая сумма, которую, собственно говоря, получает банк за то, что он дал потребителю эти деньги.

Помимо этих процентов существует еще ряд дополнительных платежей, которые банк может заставить потребителя платить в течение пользования кредитом, в течение того времени, когда потребитель пользуется кредитом. Это комиссии за перечисление платежей, комиссии за обслуживание счета, это некие страховые суммы, когда потребителя могут заставить застраховать риск невозврата этого самого кредита. Это могут быть суммы по оценке залога, например, когда потребителю выдается кредит под залог какой-то крупной вещи, например, квартиры, машины и так далее. Но квартиру мы здесь не рассматриваем, потому что это получается уже ипотека. А там, например, под залог машины, то есть кредит достаточно крупный можно получить.

Соответственно, все вот эти платежи и составляют, собственно говоря, цену кредита, не только проценты по кредиту, которые потребитель платит каждый месяц.

Марьяна Торочешникова: А что, в банках не предупреждают об этом потребителя?

Надежда Заморенова: Вот! И, собственно говоря, вот именно на том, что этих платежей очень много и они разные, и играют банки. Им же надо как-то конкурировать друг с другом за потребителя, который придет к ним и получит этот самый кредит. И, соответственно, они могут открывать одну величину...

Марьяна Торочешникова: И сообщать о ней.

Надежда Заморенова: ... сообщать о ней, а другую величину, другие платежи они могут как бы, ну, не то чтобы скрывать, они могут о них умалчивать, например, в рекламе. Потому что в договоре, как правило, все написано. Но написано это мелкими буковками. На одном листе, например, весь текст договора помещается, я не знаю, четвертым кеглем, пятым кеглем, то есть такими мелкими буковками, которые просто прочитать невозможно. И поэтому получается, что, с одной стороны, банк прав, потому что он, в принципе, сообщил потребителю...

Марьяна Торочешникова: Проинформировал.

Надежда Заморенова: ... эту информацию, а с другой стороны, он сделал все для того, чтобы потребитель в этой информации не разобрался.

Марьяна Торочешникова: Не обратил на нее внимание.

Надежда Заморенова: Да.

Марьяна Торочешникова: И я теперь хочу задать вопрос Владимиру Чистюхину. Скажите, пожалуйста, Владимир, а вам известно о такой практике банков? Вообще Центробанк как-то контролирует ситуацию, сложившуюся на рынке потребительского кредитования в России?

Владимир Чистюхин: Да, нам известно о такой ситуации. Дело заключается в том, что мы получаем жалобы от самих потребителей. До этого коллега сказала, что они больше, может быть, сталкиваются с вопросами каких-то сомнений. У нас это действительно жалобы. То есть к нам апеллируют, просят помочь исправить как-то ситуацию. Мы контактируем с Федеральной антимонопольной службой. И, наконец, мы общаемся с самим банковским сообществом и изучаем ту ситуацию, которая сложилась на рынке потребительского кредитования. Надо сказать, что, действительно, рано говорить о том, что этот рынок сложился и что все правила игры на этом рынке, они прозрачны, они качественны, они отвечают высоким международным стандартам.

Наверное, суть вопроса заключается в том, что, действительно, с правовой точки зрения, сегодня банки не являются нарушителями, ну, практически во всех случаях, есть исключения, но все-таки в большинстве случаев банки блюдут законодательство, если мы говорим о форме. И главный вопрос, который возникает, - это вопрос их социальной ответственности перед обществом и перед самими потребителями. Ведь я думаю, что далеко не секрет, что потребительским кредитованием, ну, в первую очередь... машины, действительно, - это специфический аспект, а если мы говорим о кофеварках, я не знаю...

Марьяна Торочешникова: Холодильниках.

Владимир Чистюхин: ... холодильниках и так далее, все-таки это те слои населения, которые не обладают большим достатком. И, в частности, это те люди, у которых вряд ли всегда присутствуют профессиональные знания о том, что такое эффективная ставка по кредиту, как она рассчитывается, вряд ли они способны оценить все хитросплетения законодательства и то, как это изложено в предлагаемых им договорах.

Марьяна Торочешникова: Владимир, скажите, а Центральный банк какие-то вел предварительные подсчеты того, сколько людей уже могли пострадать от такой политики российских банков?

Владимир Чистюхин: Ну, вы знаете, таких точных подсчетов мы не вели. Мы можем приблизительно сказать, какое количество жалоб к нам поступает. И надо сказать, что с конца 2003 года поток этих жалоб, он значительно увеличился. Это как раз связано с расширением потребительского кредитования как такового, с определенным бумом потребительского кредитования.

Но важным все-таки является вот какой аспект. Далеко не все жалобы, они действительно обоснованы - это важно. То есть иногда мы имеем дело с обыкновенной невнимательностью, иногда мы имеем дело с тем, что сами потребители, они ведут себя таким образом, что...

Марьяна Торочешникова: Дают себя обмануть?

Владимир Чистюхин: Это не вопрос обмана.

Марьяна Торочешникова: Ввести в заблуждение?

Владимир Чистюхин: И так я бы не хотел сказать. Они ведут себя таким образом, что становятся нарушителями. То есть они, например...

Марьяна Торочешникова: Берут кредит и не выплачивают.

Владимир Чистюхин: Например. Вот есть банк, у которого после первого пропуска платежа штраф ноль процентов, после первого пропуска платежа. Если второй пропуск, там уже идет определенный штраф. Так что они делают, они, зная это, дотягивают до второго пропуска, а потом, например, конкретно в какой-то день они не успевают заплатить. Вопрос: а что им мешает заплатить тогда, когда нужно? А именно то, что они знают, что за первый пропуск с них ничего не возьмут. Я не хочу сказать, что таких большинство, но такие случаи тоже есть. Все-таки, наверное, главное, следует сказать, что число таких жалоб, оно значительно увеличилось в последние полтора года.

Марьяна Торочешникова: И теперь я обращаюсь к Юлии Бондаревой. В сюжете, которым мы открыли сегодняшнюю передачу, было заявлено о проверках, санкционированных антимонопольным ведомством. И мне известно, что в декабре прошлого года ФАС возбудила первое в России дело по недобросовестной конкуренции между кредитными организациями. Это дело было возбуждено в отношении банка "Русский стандарт". Расскажите, пожалуйста, что это за история и чем она закончилась?

Юлия Бондарева: Да, это было первое дело. Нарушение было связано, как мы констатировали, как комиссия рассмотрела... и она признала нарушение со стороны банка "Русский стандарт" в части недоведения достоверной информации до потребителя, и, как результат - это ущемление интересов конкурентов...

Марьяна Торочешникова: Информации об условиях кредитования?

Юлия Бондарева: Да, информации об условиях кредитования. Дело началось с двух жалоб физических лиц, заемщиков. И затем также поступила к нам жалоба от кредитной организации, которая также считает, что данный порядок информирования потребителей нарушает прежде всего права кредитной организации, которая является конкурентом "Русского стандарта".

Марьяна Торочешникова: А что это был за порядок? Что использовал "Русский стандарт"?

Юлия Бондарева: "Русский стандарт" в типовом заявлении, которое затем заполняет заемщик, должен заполнять, не указывал срок комиссии, не указывал, что комиссия была ежемесячно - это первое. То есть человек фактически считал, что 300 рублей, указанные в типовом заявлении, - это единоразовая плата. Примерно через 20 дней, получая график платежей по почте, человек убеждался, что 300 рублей составляют ежемесячную комиссию в размере практически 2 процентов от суммы кредита.

И второе заявление было связано уже с кредитной картой, с пластиковой картой, которая направлялась потребителю по почте. И тоже в типовом письме не было указаний на то, что расчетный период равняется месяцу. Примерно такая же ситуация, что комиссия взимается ежемесячно. То есть помимо банковского процента еще достаточно весомая, практически в два раза составляющая величина - это по банковской комиссии.

В результате и один, и второй потребитель должны были заплатить не ту сумму, которую они ожидали...

Марьяна Торочешникова: На которую рассчитывали.

Юлия Бондарева: Да... например, не 25, не 26 процентов годовых за кредит, а в 2-2,5 раза больше.

Сложность ситуации заключалась в том, что, действительно, в самом кредитном договоре по этим двум случаям, в последующих 14-ти листах кредитного договора информация об условиях и тарифах у потребителя была. Но она была, как мы слышали, доведена в форме, когда потребитель не понимал, что написано: там расписано языком специфическим, специальным и мелким шрифтом, и без того, чтобы можно было обратить внимание на конкретные цифры.

И ключевым в нашем расследовании было именно заявление банка, который конкурирует с банком "Русский стандарт" на рынке потребительского кредитования. Потому что, я напомню, именно 15-ая статья закона о защите конкуренции может быть доказана только в том случае, если есть прямые свидетельства конкурента, если мы рассматриваем именно конкуренцию между кредитными организациями.

Марьяна Торочешникова: И в итоге, какие санкции были наложены на банк "Русский стандарт"?

Юлия Бондарева: Последовательно комиссия рассматривала дело в трех заседаниях, и мы добились понимания, в том числе, и со стороны "Русского стандарта" в том, что не все в порядке и что ненадлежащая практика проводится. И комиссия пришла к выводу, что факт нарушения есть - есть нарушение "Русским стандартом" статьи 15-ой в части недобросовестной конкуренции.

Марьяна Торочешникова: А банк был оштрафован?

Юлия Бондарева: Банк не был оштрафован, прежде всего потому, что банк в добровольном порядке устранил нарушения - банк внес изменения в типовые письма и в типовое заявление. Надо сказать, что в типовое заявление банк внес изменения чуть раньше, чем рассматривался этот вопрос на комиссии, он представил все доказательства того, что были внесены изменения. А вот в типовое письмо по пластиковой карте прямо во время рассмотрения комиссией были внесены изменения.

Марьяна Торочешникова: А что с потребителями-то произошло? Перед ними хотя бы как-то извинились или, может быть, им компенсации какие-то выплатили?

Юлия Бондарева: Это больше вопрос уже к "Русскому стандарту". Я знаю, что общался "Русский стандарт" с заемщиками. Но дело в том, что мы не раскрывали по конкретным договорам имена потребителей, которые жаловались, для защиты их интересов. Поэтому я думаю, что с этими конкретными потребителями банк не общался. Но я знаю, что сейчас "Русский стандарт" проводит практику по изменению своих документов и внимательнее относится к своим договорам.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Юлия.

Я вижу, Надежда хочет добавить.

Надежда Заморенова: Я хочу добавить просто по поводу того, что произошло с этими потребителями, что могло произойти с этими потребителями. Нужно знать, что Федеральная антимонопольная служба не имеет права возмещать материальный ущерб, который был нанесен физическим лицам при заключении договоров. Для того чтобы возместить тот самый материальный ущерб, этим лицам необходимо обратиться в суд. Я думаю, что вот эти потребители, которые подавали свои жалобы в Федеральную антимонопольную службу, они как бы сейчас уже в процессе подачи исков в суд. И то, что их жалобы были основой для разбирательства в Федеральной антимонопольной службе, как раз послужит дополнительным доказательством в суде. Но опять-таки вот сама Федеральная антимонопольная служба, она не способна непосредственно пострадавшим возмещать ущерб.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Надежда.

Я вас попрошу потом более подробно рассказать о порядке обращения в суд. А сейчас я хочу дать возможность Марине из Петербурга задать свой вопрос. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Я хочу задать вопрос госпоже Юлии Бондаревой. У нас в государстве, в том числе и в Петербурге, все вот эти частные банки, ателье и вообще все, кто предоставляет услуги народу, так сказать, они считают, что это их частное предприятие, и вы знаете, там вплоть до драк происходит. "Это наше, что хотим, то и воротим". Понимаете? И там совершенно ничего невозможно добиться. И вот такие, как Юлия Бондарева... Вы слышали, как она вертела и крутила, защищая все это. Вы знаете, они обирают просто бесстыдно, и банки, и вот эти все, кто предоставляет услуги, всякие ателье, косметические салоны и так далее.

Марьяна Торочешникова: Марина, нам понятно ваше мнение.

Я попрошу сейчас Юлию Бондареву ответить вот на этот комментарий. Может быть, слушательница просто немножко не разобралась.

Юлия Бондарева: Спасибо большое за вопрос. Я хочу объяснить, что антимонопольная служба, безусловно, на стороне тех банков, которые ведут добросовестную практику, раскрывают информацию. И мы сейчас хотим законодательно ввести норму, запрещающую скрывать реальную стоимость кредита. Это позволит вот эту проблему решить, о которой вы сейчас говорите, что в Петербурге на рынке кредитования нарушаются права, в том числе, потребителей. Именно на это направлены эти рекомендации, которые мы сейчас совместно с Центральным банком разрабатываем, информацию о стандартах раскрытия стоимости потребительского кредита.

Марьяна Торочешникова: Юлия, вы сказали о том, что сейчас разрабатываются совместные рекомендации Центробанком и Федеральной антимонопольной службой для банков, которые могут установить новые правила игры на рынке кредитования. И я попрошу вас об этом рассказать поподробнее.

Но прежде давайте послушаем дозвонившихся в прямой эфир Радио Свобода. И слушаем Алексея, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день, дамы и господа. Я председатель Лиги защиты прав собственников. И вот в связи с вашими выступлениями у меня будет первый вопрос госпоже Замореновой. Она называла такую категорию, как "комиссия за ведение счета". Мне хотелось бы, чтобы она ответила на вопрос: каким законом регулируется понятие "ведение счета"? И за что же все-таки берутся эти деньги?

И у меня возражение в связи с выступлением тоже вашего гостя Владимира Чистюхина о добросовестности Сбербанка. Я просто не могу с этим согласиться, коль скоро у меня сейчас иск в Арбитражном суде города Москвы как раз к Сбербанку в связи с недобросовестностью информации и самого этого банка, который ввел в одностороннем порядке как раз норму, которую назвал "ведение счета". Я прошу ваших гостей объяснить, что это за зверь такой.

Марьяна Торочешникова: Алексей, спасибо за ваш вопрос.

Я просто хочу сделать небольшую ремарку. О Сбербанке как раз говорил человек, интервью с которым брал наш корреспондент в Екатеринбурге, то есть это был герой сюжета, который лег в основу сегодняшней передачи.

А сейчас я попрошу Надежду Заморенову, и Владимир Чистюхин, я надеюсь, поможет, разъяснить, что такое "комиссия за ведение счета в банке".

Надежда Заморенова: Насколько я понимаю, есть две комиссии, может быть, меня поправят специалисты. То есть, во-первых, взимается комиссия за вот эти ежемесячные, регулярные платежи вместе с банковскими процентами, и может сниматься еще некий платеж за обслуживание счета, если кредит выдается, например, в виде кредитной линии. Для того чтобы получить кредит, необходимо открыть свой собственный счет в этом же банке или в другом каком-то банке. И тогда как бы эта сумма за обслуживание этого счета, она будет уже платиться не банку, который предоставил кредит, а тому банку, в котором этот счет был открыт. Насколько я понимаю, это все регулируется не законом, а уже внутренними положениями самих банков, то есть это их прерогатива устанавливать, за что они деньги берут, а за что не берут. Они, в общем, частные коммерческие банки, и распоряжение денежными средствами, и финансовые потоки - это как раз их хлеб.

Марьяна Торочешникова: Я хочу попросить Владимира Чистюхина уточнить просто. Скажите, пожалуйста, а в российском законодательстве нет каких-то ограничений, которые могут не позволить банкам взимать ту или иную комиссию за свои услуги?

Владимир Чистюхин: Ну, если мы говорим в общем виде, то таких ограничений нет. Потому что, наоборот, банк предоставляет свои услуги на условиях платности, и это есть одна из основ деятельности банка, это есть основа зарабатывания им каких-то денежных средств, то есть основа получения дохода. Другое дело, что постоянно возникает вопрос о необходимости какого-то регулирования этих комиссий, процентов и так далее. Но сегодня, насколько мне известно, таких ограничений нет.

Марьяна Торочешникова: Я вижу, что Юлия Бондарева хочет добавить.

Юлия Бондарева: Мне бы хотелось сказать, что комиссии весьма различны, и по нашей практике мы видели, что даже у одного банка одна и та же комиссия может называться различно. Мы, например, столкнулись с такой практикой, когда в заявлении, которое подписывает человек, комиссия называется "комиссия за расчетно-кассовое обслуживание", а через 20 дней получая график платежей, человек видит, что совпадающие цифры называются "комиссия за ведение счета". В одном банке по одному и тому же кредиту, по одному и тому же заемщику.

Марьяна Торочешникова: А вот я теперь хочу попытаться ответить на второй вопрос слушателя, касающийся одностороннего изменения банком условий договора или предоставления кредита, я так понимаю, потребитель об этих условиях не знал, и эти условия "дополнительные комиссии и сборы" появились позже. Насколько это законно, незаконно, что с этим делать? Кто готов ответить?

Надежда Заморенова: Может быть, я отвечу. На самом деле, в договоре все было - вот в чем основная проблема того дела, которое рассматривалось Федеральной антимонопольной службой. Дело в том, что, действительно, вся информация была доведена до потребителя, но она была доведена в такой форме...

Марьяна Торочешникова: Вопрос: каким образом?

Надежда Заморенова: Да. Вот именно здесь как бы основная проблема того документа, который сейчас разрабатывается в недрах Федеральной антимонопольной службы и Центрального банка, заключается, во-первых, в том, какую информацию доводить до потребителей, и во-вторых, в какой форме ее доводить. То есть нужно, чтобы человек, в принципе, обладающий минимальным желанием понять, собственно говоря, что он делает, он мог это понять.

Марьяна Торочешникова: В этом разобраться.

Надежда Заморенова: Да.

Марьяна Торочешникова: Послушаем Владимира Сергеевича из Петербурга. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой деликатный вопрос, с вашего позволения. Обращаясь за потребительским кредитом, я предоставляю абсолютно всю информацию личного характера, включая документы и так далее, включая подпись. Второе. Банки данных, даже самых конфиденциальных, у нас хорошо продаются и покупаются, и потом можно будет купить на дискетах это дело в метро. И в один прекрасный момент у меня могут начать исчезать, скажем, со счета деньги. И проблема доказывания, что я на самом деле ничего не приобретал, это будет моя проблема. Понимаете?

И второе. Вот есть бумага, вот есть буква договора, закона, и есть неограниченная свобода ее толкования. И этой свободой толкования обладает банк, а не я. Заключая договор вклада, я вправе рассчитывать на букву договора, но для этого буква не должна допускать...

Марьяна Торочешникова: Двусмысленности.

Слушатель: ... неоднозначности толкования. А это как раз не выгодно банкам. Им нужно владеть ситуацией и толковать по-своему.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Владимир Сергеевич. Нам поняты ваши вопросы. Я оба их адресую Владимиру Чистюхину.

Пожалуйста, скажите, во-первых, защищают ли банки личную информацию своих клиентов, и насколько серьезно?

Владимир Чистюхин: В принципе, они защищают такую информацию. И каждый банк заинтересован в том, чтобы надлежащим образом защитить информацию о своем клиенте не только потому, что в противном случае банк может нести серьезную и суровую ответственность за распространение этой информации не тем лицам, которым она предназначена, но и это ведь вопрос о деловой репутации самого банка. И если потребитель узнает о том, что через банк начинается распространяться информация личного характера, закрытая информация, то в этом случае он завтра к нему просто не пойдет.

Другое дело, что тот вопрос, который был задан, он действительно очень серьезный. И, например, с точки зрения банковских карт мне на сегодняшний день тоже не все прозрачно. И это тоже может быть связано с потребительским кредитованием. Потому что, с одной стороны, банки очень строго и четко говорят о том, что клиент должен отделять ПИН-код, то есть те четыре цифры или какое-то иное их количество, от самой карты, не давать никому, не показывать, уничтожить, держать только в голове и так далее. С другой стороны, время от времени происходят случаи несанкционированного доступа к счету и списание оттуда денежных средств. Вот насколько мне известно, с практической точки зрения, клиенту далеко не всегда просто вернуть эти деньги на свой счет и доказать, что это не он дал кому-то свой ПИН-код и карту, а что это проблема либо от банка, либо это, действительно, какие-то мошенники, которые взломали систему банка и так далее.

Марьяна Торочешникова: А какая-то работа ведется для того, чтобы защитить потребителя, защитить клиента банка?

Владимир Чистюхин: Ну, в настоящее время, наверное, она в первую очередь ведется самими банками и платежными системами, которые используют банковские карты. Они постоянно пытаются повысить надежность своих программных продуктов, они разрабатывают все более жесткие нормативы для банков, внутренние правила и так далее.

Марьяна Торочешникова: Ну и теперь, прежде чем отвечать на звонки (у нас очень много звонков от слушателей), я все-таки попрошу Юлию Бондареву рассказать о тех рекомендация, которые разработала Федеральная антимонопольная служба. В разработке, я так понимаю, участвовала и Конфедерация обществ потребителей, и Центральный банк России. Что это за рекомендации? Какой от них будет практический толк?

Юлия Бондарева: Цель этих рекомендаций - изменить практику недобросовестного раскрытия информации. Прежде всего мы рекомендуем кредитным организациям предоставлять всю информацию, в том числе включающую полную стоимость кредита, до того, как клиент заключил договор. Информацию предлагаем предоставлять в письменном виде. Для того чтобы была информация понятна, доступна, мы предлагаем весьма простые формы на одном-двух листах, примерный график платежей по такому кредиту, который хочет получить заемщик...

Марьяна Торочешникова: График всех платежей?

Юлия Бондарева: ...график всех платежей на тот период, который рассматривается, на одном листе, чтобы это было наглядно. И общая информация о том кредите, который заемщик стремится получить. В эту информацию мы предлагаем включать все платежи, как единовременный платеж по кредиту, банковский процент, годовой процент, так и все комиссии, которые добавляют стоимость кредита. Также очень важным является момент, когда кредит сопровождается оформлением банковской карты. Все условия по обслуживанию этой банковской карты должны быть намечены вот в этом документе для того, чтобы наглядно было видно. Если кредит сопровождается обязательным требованием по заключению договора с третьим лицом, также это должно отражаться вот в этой форме. Человек должен видеть, что обязательно этот кредит обременен. И очень важная составляющая - это то, о чем мы сейчас договариваемся, о том, чтобы клиент видел эффективную ставку. Как она будет называться - эффективная ставка, расчетная ставка по кредиту, но главное, что это будет тем маяком, который будет выводить заемщика на понимание стоимости той цифры, которую он должен будет заплатить банку.

Марьяна Торочешникова: То есть конечной стоимости кредита?

Юлия Бондарева: Да.

Марьяна Торочешникова: Скажите, пожалуйста, Владимир, а Центробанк что-то привнес в эти рекомендации? И ответьте мне еще на один вопрос: почему это только рекомендации, почему вы не обяжете банки соблюдать эти условия, новые правила игры?

Владимир Чистюхин: Во-первых, я бы сказал, что у нас изначально с Федеральной антимонопольной службой было взаимопонимание по поводу того, что должны содержать эти рекомендации, какие основные их положения, какие формы и так далее. Мы дали определенные замечания на тот проект, который был, но я считаю, что эти замечания больше рабочего, технического характера, притом, что концепция данного документа, она осталась прежней. Еще раз повторяю, потому что у нас не было разногласий по этому поводу, и все понимали, что делать.

Единственное, пред тем, как ответить, почему это только рекомендации, небольшое добавление к тем словам, которые сказала Юлия. Вот у нас есть достаточно важный вопрос, который возникает, он связан с тем, что во многих договорах банки устанавливают, определяют свое право в одностороннем порядке изменять тарифы. То есть клиент с этим соглашается, и через какой-то период времени банки могут менять тарифы на обслуживание. Так вот, проблема заключается в том, что доводятся изменения тарифов, по мнению потребителя, не надлежащим образом. Почему? Потому что чаще всего банки вывешивают в своих операционных залах, дополнительных офисах информацию о том, что с такого-то числа изменена комиссия. Или просто у них лежат их тарифные планы, тарифные таблицы, и можно посмотреть и ознакомиться. Но что это означает? Что если я хочу понимать, за что у меня берут деньги, я должен каждый день ходить в это отделение и, соответственно, смотреть. Вот с моей точки зрения, это не очень правильно. И, наверное, есть два других пути, которые следовало бы реализовывать. Либо каждому потребителю, в отношении которого комиссия меняется, надо персонально доводить информацию об изменении комиссии, либо нужно вводить комиссию, но через какой-то более-менее длительный срок после принятия такого решения, чтобы информация появилась, ну, может быть, месяц-два месяца. Ну, уж точно один раз в два месяца кто-то зайдет в банк и посмотрит, что происходит. Это тоже, мне кажется, очень важный момент этих рекомендаций, и мы планируем это в том или ином виде отразить.

По поводу того, почему это только рекомендации. Во-первых, на сегодняшний день мы полагаем, что у Центрального банка Российской Федерации нет правомочий для того, чтобы устанавливать нормативный акт, который бы регулировал данный вопрос. Это раз. Второй момент, он тоже важный, заключается в том, что все-таки практика показывает - это новое поле регулирования. И начинать желательно с мягкого регулирования, с рекомендаций. Это, с одной стороны, покажет намерения государственных органов повысить социальную защиту потребителя, а с другой стороны, не загонит банки в угол. То есть если какие-то наши рекомендации на практике окажутся не особо удобоваримыми, все-таки банки будут иметь возможность как-то лавировать, и либо не применять их, либо применять их, но с какими-то оговорками. Если же это сразу будет жесткий и четкий нормативный акт, то, возможно, при неотработанности всей системы мы попадем, и с банками в том числе, в определенные проблемы.

Марьяна Торочешникова: Но насколько я понимаю, Юлия, в долгосрочной перспективе все-таки Федеральная антимонопольная служба все равно хочет выступить с законодательной инициативой для того, чтобы депутаты приняли соответствующий закон регулирующий, правильно я понимаю?

Юлия Бондарева: Да. Мы уверены, что это необходимо. И сейчас проект закона подготовлен Министерством финансов. И я знаю, что Центральный банк уже обсуждает этот законопроект. Я думаю, к тому времени, когда нам придется его принимать, у нас будет некая практика, наработанная по этим рекомендациям.

Я хочу добавить, что вот то, что мы сейчас обсуждаем проблему потребительского кредита, связано именно с тем, что рынок есть. Еще пару лет назад мы не могли обсуждать эту проблему, поскольку рынка не существовало. Поэтому, совершенно верно, нам необходимо проводить такую политику регулирования, чтобы она только помогала развиваться рынку и ни в коем случае не стала бы препятствием для вот этого положительного явления - развивающегося рынка.

Марьяна Торочешникова: Спасибо.

Давайте послушаем Владимира Ивановича из Москвы, который дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые гости студии. Я вас внимательно слушаю. Стабильность в стране, равно как и стабильность в банковской системе, в системе кредитования, она не нужна правительству. И стабильность вообще в стране - это не выгодно нашим нуворишам сегодняшним. И говоря о банковской системе, я должен другое сказать. Вы должны согласиться со мной, что есть такое понятие "отъем денег у населения" способами дефолта, искусственной инфляции, как это было в 1992 году, когда сбережения граждан полностью были уничтожены.

Марьяна Торочешникова: Владимир Иванович, а ваш вопрос, пожалуйста?

Слушатель: А вопрос у меня такой. Как вы думаете, те, кто пришел к власти незаконным путем, банки взяли преступным путем, у руководства банков находятся преступники, вы думаете, что они вам дадут возможность нормально получать свои кредиты? И когда вы будете обращаться друг к другу "товарищ", а не "господа", вот тогда будет все нормально.

Марьяна Торочешникова: Владимир Иванович, ваше мнение понятно.

Я хочу опять же сделать небольшую ремарку. В соответствии с действующей в России Конституцией преступником можно назвать только того человека, в отношении которого был вынесен обвинительный приговор, вступивший в законную силу. Поэтому здесь было все-таки несколько преждевременное утверждение.

И я вижу, Владимир Чистюхин хочет прокомментировать ваш звонок. Пожалуйста, говорите.

Владимир Чистюхин: Я, конечно же, не буду комментировать вопрос преступности - это, наверное, другая аудитория и другие приглашенные.

Я хотел бы сказать о следующем, о том, что мы встречаемся с теми банками, которые сегодня занимают нишу потребительского кредитования. Мы обсуждаем с ними те проблемы, которые у них возникают на практике с потребителями.

Марьяна Торочешникова: Вы находите понимание у них?

Владимир Чистюхин: Вот, это то, о чем я хотел сказать. Я не утверждаю, что вопрос очень простой и что они соглашаются со всеми нашими требованиями и претензиями, и с ретрансляцией тех требований, которые делают потребители. Но то, что прогресс налицо, это очевидно. Они меняют свои правила в сторону их упрощения, они пытаются развиваться цивилизованным путем. То есть, отвечая на вопрос слушателя, я хотел бы сказать, что, наверное, правильно было бы сказать, что банки идут навстречу потребителю, но, может быть, не так быстро, как всем нам хотелось бы.

Марьяна Торочешникова: Да. Тем более, что потребитель голосует кошельком, как правило, и в конце концов, выбирает тот банк, который предлагает наиболее выгодные и прозрачные условия кредитования.

Надежда Заморенова: А это самый главный аргумент, я бы сказала.

Марьяна Торочешникова: Борис Васильевич из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Спасибо "Свободе" за то, что предоставляет вообще такую тему. Я один из вкладчиков банка до 1991 года. Мои сбережения являются внутренним государственным долгом, по которому осуществляются так называемые компенсационные выплаты. И вот в 1995 году, в 1996 и в других годах были приняты законы о восстановлении и защите сбережений. Но я не знаю, и я прошу в порядке информации, поскольку затронут мои имущественные интересы, объяснить, какая сумма долга теперь у меня по тем вкладам до 1991 года, поскольку покупательная способность должна быть пересчитана? Госкомстат отслеживает потребительскую корзину, инфляцию - есть эти данные. Вот я пришел в банк, а мне говорят: "Да, вы принесли. У вас всего на 3 рубля". А на самом деле это не 3 рубля...

Марьяна Торочешникова: Борис Васильевич, ваш вопрос более-менее понятен. Я надеюсь, кто-то из экспертов сможет хотя бы частично на него ответить. Потому что мы сегодня другую тему обсуждаем, и, соответственно, специалисты, которые разбираются в другой тематике серьезно. Ну вот Надежда Заморенова, может быть, сможет подсказать что-то.

Надежда Заморенова: Вот я хочу сказать, во-первых, что, действительно, как бы сбережения те, которые были в Сбербанке до инфляции, до дефолта, - это тема, которая не относится к обсуждаемой сегодня теме. Но, тем не менее, я могу точно совершенно сказать, что все наши общества, которые находятся в регионах, они, так или иначе, занимаются проблемой вкладчиков. В принципе, можно обратиться в Московское общество защиты прав потребителей, его телефон есть везде, в справочнике, и как бы юристы Московского общества защиты прав потребителей займутся этим вопросом.

Существует целый ряд консультационных центров при ряде депутатов Государственной Думы. Я, например, знаю, что депутат Медведев занимается проблемой вкладчиков до сих пор. Поэтому можно обращаться к нему. И насколько мне известно, еще есть целое общество защиты вкладчиков, причем тоже во многих регионах. То есть надо просто поискать тех людей, которые непосредственно занимаются этой проблемой.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ваше разъяснение.

Пришел на пейджер вопрос. "Где узнать реальную информацию о банке?", - спрашивает Мария. Где потребитель может, прежде чем брать кредит или открывать счет в банке, где он может получить полную и достоверную информацию о том, насколько можно доверять этому банку? Пожалуйста, Владимир.

Владимир Чистюхин: Ну, во-первых, он может получить эту информацию в самом банке. Потому что есть перечень той информации, которую банки обязаны раскрывать о себе, о своих учредителях, о своих видах деятельности и так далее. И, соответственно, если вы придете в любое отделение какого-то банка, вы должны эту информацию потребовать - и она будет вам предоставлена. Но другое дело, что, наверное, если говорить откровенно, для того, чтобы реально оценить финансовое положение банка из той информации, которая сегодня предоставляется, вам надо быть экспертом очень высокой категории. Вот каких-то иных на сегодняшний день источников я не знаю, но, может быть, мои коллеги...

Марьяна Торочешникова: А Центробанк какие-то рейтинги публикует благонадежности банков?

Владимир Чистюхин: Нет, Центральный банк не занимается рейтингами, на это есть рейтинговые агентства, рейтинговые компании. Но практика сегодня такова, что по отношению к общему количеству банков, действующих в России, прорейтинговано очень небольшое количество.

Марьяна Торочешникова: Надежда хотела добавить.

Надежда Заморенова: По поводу поиска информации я могу сказать то, что мы всегда рекомендуем простым потребителям. Господа, вас еще в школе учили искать информацию. И поэтому вы берете ту информацию, которую вам предоставляет банк, смотрите на нее, понимаете, по каким параметрам основным предоставляется эта информация, и пытаетесь через открытые источники, которые для вас для всех сейчас доступны - это пресса, это телевидение, это радио, это интернет - найти какую-то информацию, которая будет относиться к этому банку. И вот когда вы комплексно анализируете все те факты, которые вам удалось найти, вот тогда вы, в принципе, и можете сделать нормальный вывод о том, благонадежен банк или нет.

Марьяна Торочешникова: Я вижу, Юлия Бондарева хочет добавить.

Юлия Бондарева: Мне бы хотелось рекомендовать потребителям задать несколько вопросов, когда вы обращаетесь в банк за получением потребительского кредита. Прежде всего это все виды комиссий единовременных, которые вы платите один раз. Естественно, банковский процент. И следующий вопрос: какие комиссии необходимо платить ежемесячно или ежеквартально с учетом того, что вам должны указать срок - годовая комиссия или ежемесячная. Также необходимо задать вопрос о санкциях, которые применяются к потребителю в случае задержки платежа и также в случае досрочного платежа. То есть обратить на это внимание по санкциям. И последний вопрос по поводу того, необходимо ли заключать договор, и обязательно ли заключать договор с третьим лицом. Вот если вы задаете эти буквально пять вопросов, то вы имеете картину о том... во всяком случае впечатление о том, открывает банк информацию или нет.

Марьяна Торочешникова: И стоит ли туда обращаться.

И я вижу, Владимир Чистюхин хочет добавить.

Владимир Чистюхин: Небольшое добавление. Я хотел бы сказать о системе страхования вкладов. Это, конечно, совершенно отдельная тема, и большая. Но, тем не менее, на сегодняшний день идет прием банков в эту систему, закончен был первый этап, и это очень важный момент. Все-таки те банки, которые на сегодня вступили в систему страхования вкладов, и таким образом, вклады в этих банков вкладчиков до 100 тысяч рублей, они защищены, то надо сказать, что эти банки очень серьезно проверялись Центральным банком, ну, это есть на данном этапе, как мне кажется, определенная печать качества.

Марьяна Торочешникова: То есть дополнительная гарантия.

Владимир Чистюхин: Дополнительная гарантия. Эта информация также в банке должна быть открыта, она обязана там присутствовать - находится банк в системе или не находится.

Марьяна Торочешникова: Но значит ли это, что банки, которые прошли вот такой контроль Центробанка, они честно играют на рынке потребительского кредитования, или это только говорит об уровне самого банка?

Владимир Чистюхин: Ну, все-таки мне кажется, что уровень честности - это немножко... То есть прямо нахождение в системе страхования вкладов не говорит об уровне "честности", то, что мы сейчас обсуждаем, в системе потребительского кредитования.

Марьяна Торочешникова: Спасибо.

XS
SM
MD
LG