Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правовые аспекты обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств


[ Радио Свобода: Программы: Правосудие ]
[06-06-05]

Правовые аспекты обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств

Ведущая Марьяна Торочешникова

Марьяна Торочешникова: Есть такая поговорка: в семейном бюджете расходы на машину играют такую же роль, как расходы на армию в госбюджете. Если исходить из этих соображений, следует признать, что с 1 июля 2003 года в семейных бюджетах россиян-автовладельцев появилась еще одна затратная статья - расходы на обязательное страхование гражданской ответственности.

Сегодняшнюю тему "Правосудия" я обозначила так: правовые аспекты обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Поводов для этого разговора достаточно. Во-первых, 31 мая Конституционный суд России отказался признать несоответствующим Конституции страны закон об обязательном страховании автогражданской ответственности, среди автомобилистов известной как ОСАГО. Об этой истории мы непременно расскажем сегодня, и достаточно подробно.

Но есть и новость. 8 июня Кредитный комитет Госдумы должен обсудить и подготовить к первому чтению поправки к закону об ОСАГО. И вот об этих поправках мы тоже непременно расскажем.

У меня в студии гости - президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин и начальник Управления методологии страхования Российского Союза автостраховщиков Владимир Козлов.

Начнем с недавнего постановления Конституционного суда, который, вопреки чаяниям жалобщиков, не усмотрел в автогражданке каких-либо нарушений.

А чем недовольны-то были автомобилисты, Виктор Николаевич?

Виктор Травин: Во-первых, здравствуйте, друзья.

Я хочу сказать, что я крайне удивлен тем, что с такой слабенькой подготовочкой вышли депутаты, в том числе и из регионов, и московские депутаты, вышли в Конституционный суд. Было, на самом деле, по поводу чего воевать, но в основу своей жалобы они положили, в общем, как мне представляется, не совсем верные претензии.

В частности, заключается понуждение к заключению договора, в частности, мы рассматриваем вопрос о страховании гражданской ответственности, значит, запрещается, как надо понимать, именно понуждение к заключению такого договора. Но тот же Гражданский кодекс, 421 статья гласит о том, что в случае, если "иное не предусмотрено законом". Но ведь закон об этом как раз и говорит, об обязательном страховании.

Во-вторых, рассматривался вопрос о том, соответствует ли закон об ОСАГО презумпции невиновности. Якобы, еще ни в чем не виновный водитель должен уже заплатить за что-то. Но это же нормальные принципы страхования. Я не скажу, что я на стороне закона. Я просто не очень могу понять, почему с такими слабенькими аргументами вышли в Конституционный суд сами депутаты.

Я могу сказать только, что это не первая попытка выйти в суд и не первый провал. Как говорил в свое время Станислав Ежи Лец: ничто не предвещало беды, она и не случилась. Вот в этой ситуации мы имеем дело как раз с тем же. Полтора года назад Верховный суд уже рассматривал подобную жалобу депутатов на тему: соответствуют ли федеральным законам, соответствуют ли Конституции такие понятие, как повышающий коэффициент по территориальности использования транспортного средства, по мощности двигателя. Мы тогда проиграли, потому что, конечно, подготовились довольно слабенько, и Верховный суд решил, что на самом деле все это вполне законно.

Марьяна Торочешникова: А если попытаться это все как-то резюмировать, чем конкретно недовольны автовладельцы в этом законе, что им не нравится?

Виктор Травин: В первую очередь, конечно же, не нравятся сами тарифы. 1980 рублей - это тариф, который, как мне представляется, в общем, максимально близок к нашему прожиточному минимуму.

Марьяна Торочешникова: Это что за тариф?

Виктор Травин: Это базовый тариф - 1980 рублей, на который уже накручиваются все коэффициенты, повышающие, естественно. Понижающих коэффициентов я пока не встречал. Только повышающие. Конечно, практически 2 тысячи рублей - это многовато. Я не знаю, много ли это для Москвы, но для регионов это абсолютно много.

Не понятно многим, почему нужно в Москве платить повышающий коэффициент, повышающий в два раза эту базовую ставку коэффициент. Утверждают страховщики, что, якобы, в Москве больше количество аварий, поэтому в Москве нужно платить больше.

Марьяна Торочешникова: А вот мы попросим Владимира ответить на этот вопрос.

Владимир Козлов: Добрый день, уважаемые радиослушатели.

Если по порядку, что касается тарифов...

Марьяна Торочешникова: Какие чаще всего претензии предъявляют обычные граждане к страховщикам, связанные с законом об ОСАГО?

Владимир Козлов: Я могу сказать, что претензии, связанные с размером тарифов, с нежеланием страховаться, они были актуальны на этапе введения закона и, может быть, первых пяти-шести месяцев его функционирования. Сейчас основная претензия, я бы сказал, даже не автовладельцев, а скорее потерпевших - это касается сроков урегулирования страховых случаев, сроков получения страхового возмещения. И, действительно, такие жалобы имеют место быть. Эти жалобы поступают не только в федеральный орган страхового надзора, но и в Российский Союз автостраховщиков. Все эти жалобы мы внимательно рассматриваем. И могу сказать, что зачастую обоснованность этих жалоб сомнительна. Потому что не читают у нас, к сожалению, наши граждане внимательно ни сам закон, ни правила страхования. Тот срок, который установлен для осуществления страховой выплаты - 15 дней... и нужно, кстати, сказать, что это самый короткий срок, который есть вообще во всей Европе. В Европейских странах срок урегулирования составляет минимум месяц по имуществу, то есть по возмещению вреда, причиненному транспортному средству, и минимум два-три месяца по возмещению вреда, причиненному жизни и здоровью. У нас - 15 дней, две недели. То есть это необоснованно низкий срок. И этот срок начинает идти с момента представления всех необходимых документов. Так вот, как только все документы действительно представляются, а это справки из ГИБДД, справки с места работы об утраченном заработке и так далее, то, как правило, страховщики укладываются в отведенные 15 дней, хотя это и тяжело, но укладываются. Вот это основная претензия.

А что касается размера страховых тарифов, то здесь я хотел бы сказать, что даже если взять страховую премию самую дорогую, которая сегодня в России есть, это действительно в Москве, это примерно 4 тысячи рублей в год, то если просто эту премию разложить на каждый день, то получится, что автовладелец в день платит примерно столько, сколько он платит за батон хлеба - и получает защиту в размере 400 тысяч рублей на каждый страховой случай. То есть если он каждый день будет попадать в ДТП, ему каждый день будет страховщик... ну, не ему, имеется в виду, а пострадавшему от его действий лицу будет возмещаться ущерб до 400 тысяч рублей. Таким образом, соразмерность ответственности и тарифа, на мой взгляд, весьма очевидна.

Марьяна Торочешникова: И вот мы сейчас говорили о постановлении Конституционного суда России, который рассматривал конституционность закона об ОСАГО, он все-таки увидел там один момент, который, по мнению Конституционного суда, следует как можно скорее исправить. Это касается правил обязательного страхования автогражданской ответственности. И как раз говоря вот об этих правилах, Конституционный суд обратил внимание вот на какое обстоятельство. Утвержденные правительством правила составлены так, что под видом ОСАГО, то есть обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в России скрывается нечто совсем другое, а именно, страхование вреда, причиненного владельцам транспортного средства. Насколько я поняла, то здесь какая-то подмена понятий произошла, так считает Конституционный суд. Владимир?

Владимир Козлов: Позвольте не согласиться. На самом деле суд считает, что просто... Давайте тогда я дам краткую справку. О чем говорит статья 5-ая. Статья 5-ая говорит о том, что договор страхования, который заключается страховщиком с автовладельцем, его условия должны соответствовать правилам обязательного страхования, которые утверждает правительство Российской Федерации - и все, вот смысл статьи 5-ой. И Конституционный суд считает, что поскольку в этой статье не прописаны иные существенные моменты, которые должны содержаться в правилах страхования, то правительство, утверждая эти правила страхования, могло в той или иной степени превысить свои полномочия, установив те или иные условия страхования. Поэтому, насколько я понимаю решение Конституционного суда, он постановил, что статью 5-ую надо расширить в этой части, и уже затем правительству привести в соответствие правила страхования тем поправкам, которые будут внесены в 5-ую статью.

Марьяна Торочешникова: То есть ни о какой подмене понятий здесь речи не идет?

Владимир Козлов: Нет, ни о какой подмене понятий речи не идет.

Марьяна Торочешникова: Вадим из Долгопрудного дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. У меня просто замечание представителю Союза страховщиков. Понимаете, в нашей стране "ушастых" граждан уже очень мало осталось. И поэтому рассказами о батоне хлеба в сутки, как гарантия на получение 400 тысяч, не нужно развлекать народ такими сообщениями. Просто я прошу вас привести всего лишь две цифры: общая сумма страховой премии за год по Союзу страховщиков и размер выплаченной компенсации по этим же компаниям. И сразу все станет ясно. Спасибо.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Вадим, за ваш вопрос.

Владимир, пожалуйста.

Владимир Козлов: По поводу "ушастых" граждан я не совсем понял, что имеет в виду Вадим. Ну, оставим.

Давайте тогда обратимся к языку цифр, если язык цифр у нас действительно наиболее аргументирован. Значит, что касается сборов за 2004 год. Сборы в целом по России составили порядка 49 миллиардов рублей. Чистые выплаты, то есть осуществленные выплаты за этот же год составили порядка 19 миллиардов рублей. Еще порядка 6-8 миллиардов находятся в резервах так называемых заявленных убытков, но еще не урегулированных. То есть с момента заявления убытка проходит какое-то время, в течение которого страховая компания разбирается и осуществляет выплаты. Как правило, вот в этих заявленных убытках сидят очень сложные убытки, то есть в которых пострадало несколько человек, причинен вред жизни и здоровью, то есть когда речь ведется об инвалидности, о потери кормильца и так далее, то есть когда большие выплаты.

Теперь что касается соотношения вот этих цифр. Нельзя сравнивать просто две цифры, как просил Вадим, а именно, поступления и выплаты за год. На самом деле последний договор, который был заключен в самом начале вступления в действие закона, он закончится только 1 июля этого года. Поэтому если мы говорим о 2004 годе, то последний договор, заключенный в 2004 году, закончится только 31 декабря 2005 года. Это во-первых. Это означает, что в течение этого года страховщики несут ответственность, страховщики платят по этим договорам. И также надо отметить, что в соответствии с законодательством потерпевший имеет право обратиться к страховщику за выплатой по имуществу в течение двух лет. По жизни и здоровью этот период не ограничен, то есть через три года, через пять лет. И вот взять и сравнить просто две цифры - поступления и выплаты за год - нельзя, потому что сначала платишь за услугу, а выплата может быть и через год, и через два, и через пять лет.

Марьяна Торочешникова: Кстати, о страховых выплатах. Насколько я понимаю, ОСАГО - это штука очень полезная и нужная. И вообще в идеале это выглядит так: ты страхуешься на случай возможного ДТП, виновником которого может сам и стать, страховая компания покрывает все убытки пострадавшей стороны. И в идеале вся процедура должна сводиться к тому, что, допустим, два или три человека, которые пострадали в аварии, участники ДТП обмениваются телефонами своих страховых компаний, разъезжаются и прощаются навсегда. Все остальное - это дело специалистов, то есть страховщиков. У нас так не происходит, вот такая простая схема в России не работает. На ваш взгляд, Виктор, почему это происходит?

Виктор Травин: Видимо, кому-то очень невыгодно было принимать решение о внесении изменений и дополнений в Правила дорожного движения. А на самом деле ПДД гласят, что водитель обязан дожидаться сотрудников ДПС для оформления аварии. На Западе, на самом деле, так: раздали друг другу полисы, обменялись и разъехались. У нас же нужно ждать. Ну, понятно, что, в частности, почему не довольны законом об ОСАГО, - он вызвал колоссальные пробки в одной только Москве, ну, раза, наверное, в три или в четыре больше. Не произошло, к сожалению, этого, поскольку закон оказался хоть и на европейский образец, но немножко с нижегородским акцентом.

По поводу заявления коллеги о том, что если разложить на каждый день, то полис, на самом деле, стоит гораздо дешевле, чем мы себе можем представить. А если разложить на каждый час, так и того дешевле. Но на самом деле, мне кажется, это не аргумент. Потому что если я плачу, как вы правильно сказали, 4 тысячи рублей за полис обязательного страхования с покрытием в 400 тысяч, это, наверное, не есть хорошо, по сравнению с тем, что я делаю в добровольном порядке. Ведь я могу заплатить 1 тысячу рублей, всего лишь 1 тысячу, заметьте, это не 4 тысячи рублей, и получить сумму страхового покрытия в случае причинения ущерба кому-либо до 600 тысяч рублей. Это нормально. Вот как можно соотнести вот эти две цифры - 4 тысяч с покрытием в 400 тысяч и всего 1 тысячу рублей, но с покрытием в 600 тысяч?

Марьяна Торочешникова: Владимир, почему это происходит?

Владимир Козлов: На самом деле, 1 тысяча рублей - это то, что доплачивает автовладелец для расширения своего покрытия, если вдруг он считает, что 400 тысяч ему недостаточно. Да, действительно, для Москвы, может быть, 400 тысяч и недостаточно, поскольку в Москве действительно ездит очень много дорогих автомобилей, ремонт которых может превышать и 10 тысяч долларов, если ДТП более-менее серьезное. Так вот, я хочу сказать, что средняя выплата на сегодняшний день составляет по одному ДТП примерно 20 тысяч рублей. Это говорит о том, что вот в эти лимиты - в 400 тысяч - основная масса страховых случаев укладывается.

И вот эта тысяча рублей, откуда она получена. Все тарифы и страховые суммы в страховании получаются расчетным путем - путем применения актуарных методов расчета и так далее. И статистика страховых компаний показывает, что, да, действительно, основная часть страховых случаев, она будет укладываться в эти 400 тысяч рублей, за которые заплачена определенная страховая премия. А для того чтобы расширить покрытие, допустим, до 600 тысяч рублей, достаточно, действительно, доплатить 30 или 50 условных единиц, то есть 1-1,5 тысячи рублей - и этого будет вполне достаточно, чтобы расширить страховое покрытие. Об этом никто и не спорит.

Марьяна Торочешникова: А каким образом человеку, обычному страхователю, ему как раз нужно не только покупать страховку обязательного страхования гражданской ответственности, что обязывает его делать закон, но для того, чтобы застраховаться от рисков действительно, еще дополнительно приобретать полис добровольного страхования, выходит так?

Владимир Козлов: Нет, никто и никого не заставляет. Просто я еще раз говорю, что если автовладелец, который ездит в Москве, считает, что есть риск, что он въедет в дорогой "Мерседес" и этих 400 тысяч будет недостаточно, да, действительно, у него есть такая возможность, в добровольном порядке заплатив, застраховаться. Но для автовладельца, который, допустим, ездит, условно говоря, в неком провинциальном городе, 400 тысяч - это вполне достаточная сумма, чтобы возместить средний ущерб.

Марьяна Торочешникова: Спасибо.

Александр из Петербурга дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Я, в общем-то, о том же и хотел спросить, что богатым клиентам это не совсем выгодно, ваше ОСАГО.

Вот если, допустим, я еду на велосипеде по дороге, и меня кто-то сбил - богатый или бедный, мне кто-то что-то должен или нет? Спасибо.

Владимир Козлов: Конечно, должен.

Марьяна Торочешникова: Кто будет выплачивать компенсацию?

Владимир Козлов: Если велосипедиста сбил автовладелец, у которого есть полис ОСАГО, то заплатит страховщик, застраховавший ответственность автовладельца.

Марьяна Торочешникова: Но, судя по всему, сейчас полисы ОСАГО есть уже у всех.

Анатолий Сергеевич из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я хочу сказать, что, конечно, надо сочувствовать представителям страховых компаний. Они стремились сделать для автолюбителей как лучше, в расчете на то, что все любят каждый день бить свои машины, поэтому такие и сделали взносы. А особенно это приятно пенсионерам, в общем-то, не работающим. И когда люди бьют машины каждый день с большим удовольствием, то и с большим удовольствием будут выплачивать по 400 тысяч, наверное, так. Спасибо.

Марьяна Торочешникова: Виктор Николаевич, вот пришел вопрос к нам на пейджер, и я хочу задать его вам. "За 10 лет вождения машины я не попал в аварию ни разу. За следующие 10 лет вероятность того, что я разобью машину, у меня никакая. Кто вернет мне те 40 тысяч рублей, которые я заплатил за вот это страхование?".

Виктор Травин: Да никто.

Марьяна Торочешникова: С такими претензиями, с такими соображениями обращаются к вам автовладельцы?

Виктор Травин: С такими - нет. Чаще всего, конечно, обращаются по вопросу невыплат, или несвоевременных выплат, или же занижение суммы оценки, подлежащей выплате. Это первые и главные проблемы. И вот коллега мой сказал о том, что, на самом деле, таких обращений довольно немного, в то же время назвал это проблемой. На самом деле, такого быть не может. Если обращений немного, то это не проблема. В том-то и дело, что это проблема, и обращений более чем достаточно.

Но я хочу даже, наверное, сейчас не об этом сказать. Как бы в самом вопросе уже заложен ответ. Никто не возместит, к сожалению, вот эти 40 тысяч, заплаченные за 10 лет безаварийной езды.

Марьяна Торочешникова: А понижающий коэффициент какой-то есть?

Виктор Травин: Понижающий коэффициент есть. Насколько он работает... Пока некоторые страховые компании говорят о том, что они дают 5 процентов. Это так называемая система "бонус-малус", если не ошибаюсь.

Вопрос в другом. Смотрите, что получается в случае, если водитель в течение года попадает в аварию. Вот, наверное, нужно о чем говорить. Не о том, что мне будет дешевле, а как бы дороже ни стало. А дороже может стать, поскольку если вы в течение года попадаете в ДТП и являетесь его виновником, на следующий год при заключении договора обязательного страхования стоимость полиса у вас увеличивается, по-моему, на коэффициент 1,55, если я не прав, коллега меня поправит.

Владимир Козлов: Коэффициент 1,4.

Виктор Травин: Совершенно верно. Каждый последующий год, даже если у меня будет безаварийное управление транспортным средством, все равно у меня будет какой-то повышающий коэффициент...

Марьяна Торочешникова: То есть действует презумпция виновности, да?

Виктор Травин: Совершенно верно. В ближайшие пять лет я еще буду выплачивать этот повышающий коэффициент, но уже каждый год все меньше и меньше. И в итоге, если я на дороге причинил ущерб кому-то, скажем, в 200, максимум в 300 долларов, мне выгоднее не сообщать об этом страховой компании, а отдать деньги на месте. Потому что если я сообщаю, страховая компания за меня возмещает, а может быть, и не будет возмещать эти 200 долларов, но в последующие пять лет она с меня возьмет еще лишних 15-18 тысяч, по Москве, поскольку здесь особые условия, может быть, и 20 тысяч. Так зачем мне нужно 20 тысяч платить государству в лице страховщика, только ради того, что за меня возместят 200 долларов?! В чем тогда принцип страхования?

Марьяна Торочешникова: Владимир, пожалуйста, объясните.

Владимир Козлов: 20 тысяч никто с вас не возьмет, поскольку законом ограничен максимальный размер страхового тарифа - это троекратное увеличение. То есть со всеми поправочными, штрафными и так далее коэффициентами, в частности, штрафными коэффициентами "малусами" так называемыми, максимально, что вы заплатите, - это в три раза больше, если бы вы страховались, скажем, впервые.

Теперь что касается самой системы. Эта система действует уже на протяжении порядка 30, а в некоторых странах и 50 лет, я имею в виду европейские страны, где вообще ОСАГО уже существует от 50 и более лет. Смысл этой системы следующий. Это поощрять аккуратных водителей и наказывать аварийных водителей, то есть некий экономический рычаг, направленный на предотвращение дорожно-транспортных происшествий, на снижение их количества.

Марьяна Торочешникова: То есть ОСАГО - как превентивная мера.

Владимир Козлов: Нет, вот именно "бонус-малус" - это, что называется, рублем заставить водителя ездить аккуратно и не нарушать Правил дорожного движения, не попадать в ДТП.

Теперь что касается соразмерности - не соразмерности, скидок и надбавок. Могу сказать, что наша система, она еще и не самая жесткая по сравнению с теми, которые действуют в Европе. Да, действительно, за аккуратную езду автовладелец получает значительно меньшую скидку, чем надбавку. Но это обусловлено тем, что уже после 3-5 лет, как показывает европейская статистика, основная часть автовладельцев, порядка 70 процентов, оказываются в бонусе, то есть со скидками. А оставшаяся часть - 20-30 процентов - они действительно оказываются в "малусе" и платят повышенную премию. Но смысл здесь в том как раз, чтобы система была сбалансирована, чтобы, давая скидки одним, наказывать других. А иначе получается, что не будет равновесия.

Марьяна Торочешникова: А страховая компания может как-то пересмотреть свое решение о взыскании вот этого "бонуса-малуса"?

Владимир Козлов: На сегодняшний день пока у нас тарифы устанавливаются правительством Российской Федерации и едины для всех страховщиков и на всей территории России, не может. После того, если вдруг в ближайшем или не в ближайшем будущем тарифы будут либерализованы, то есть отданы на откуп страховщикам, то страховщик по своему усмотрению может применять скидки и надбавки как ему захочется.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за разъяснение.

И прежде чем продолжить наш разговор сегодня, я попрошу Владимира ответить на вопрос, который пришел на пейджер. Вопрос касается выплат страховых. "Какая доля из этих 19 миллиардов (такую цифру вы называли по итогам 2004 года) страховых выплат будет потом взыскана с виновника ДТП в регрессном порядке?". И спрашивает слушатель: "Не слишком ли велика, в таком случае, доходность ОСАГО?".

Владимир Козлов: Так краткая справка, что такое регресс. Страховщик вправе взыскать регресс только в том случае, когда страхователь, то есть автовладелец, нарушил условия договора страхования. То есть эти случаи, они специально оговорены в статье 14-ой закона. И вот действительно только в этих порядка пяти случаев может страховщик выставить регресс. Назову основные из них. Это в случае, когда автовладелец умышленно нанес вред, то есть сознательно пошел на то, чтобы в кого-то врезаться, кого-то сбить. Это случай, когда вред был причинен в состоянии алкогольного, наркотического или иного опьянения. Это случай, когда лицо не имело право на управление транспортным средством. То есть вот эти случаи, которые я вам перечисляю, за них вообще предусмотрена уголовная ответственность, не говоря уже о том, что...

Марьяна Торочешникова: И административная.

Владимир Козлов: И административная, да. Так вот, закон, тем не менее, обязывает страховщика в этом случае возмещать вред потерпевшему, но потом дает ему право взыскать в порядке регресса, что, в принципе, в добровольном страховании отсутствует. То есть, как правило, в добровольном страховании все вот эти случаи, которые я перечислил, они подпадают под исключение.

Марьяна Торочешникова: И как много сумм страховые компании за год себе возвращают в порядке регресса?

Владимир Козлов: Вы знаете, как показывает практика добровольного страхования, поскольку по обязательному еще такой статистики по регрессам нет просто в силу различных административных причин - судопроизводство и так далее, так вот, как показывает практика добровольного страхования, скажем, из 100 регрессных исков поданных, в лучшем случае, возмещается порядка 10. Это в лучшем случае. А так, на самом деле, гораздо меньше, поскольку, как показывает практика, очень часто в силу различных судебных различных вещей это все затягивается, и страховщикам просто не выгодно заниматься этим.

Марьяна Торочешникова: У нас есть дозвонившийся. Послушаем Евгения Кузьмича из Одинцова. Пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я ваш постоянный слушатель. У меня сложилось такое впечатление, что идет вопрос о возмещении ущерба бедными богатым. У вас не сложилось такое впечатление?

Марьяна Торочешникова: Виктор Николаевич, у вас не сложилось такое впечатление?

Виктор Травин: У меня такое впечатление складывается уже все два года действия закона об обязательном страховании.

Марьяна Торочешникова: Владимир, а вы с этим согласитесь?

Владимир Козлов: Мне, если честно, не понятен вопрос. Что значит "бедные богатым"?

Слушатель: Например, страхование идет по мощности двигателя, а выплаты производятся по рыночной стоимости. Значит, мощность двигателя при прочих равных условиях - при одной и той же аварии, при одной и той же мощности - иномарка стоит гораздо дороже, допустим, если крыло повредили, замена. Выплата и одного, и другого будет, может быть, даже на порядки разниться по сумме. То есть поэтому и укладываются в 20-30 тысяч в основном российские машины. Это первое.

Второе. Что касается дополнительного страхования. Расчет показывает, что 200 тысяч стоит 1 тысячу рублей - это те, которые считают, что они не могут обойтись 400 тысячами в случае серьезного ремонта. А 4 тысячи стоит 400 тысяч рублей. То есть опять получается экономическая выгода для тех, у кого более приличные, более серьезные машины.

Марьяна Торочешникова: То есть слушатель просит разъяснений уже к тому, о чем мы говорили. Получается, на его взгляд, что человек, у которого более дешевая машина, платя одинаковый взнос страховой, фактически оплачивает возможные убытки того человека, у которого автомобиль дороже.

Владимир Козлов: На самом деле взносы разные, поскольку специально тарифами установлены соответствующие поправочные коэффициенты в зависимости от мощности двигателя транспортного средства. И владелец маломощной "копейки" или "Оки", он заплатит в пять раз меньше, чем владелец джипа. Поэтому говорить о том, что плата одинаковая, а выплаты разные, это не совсем верно.

Марьяна Торочешникова: Я вижу, Виктор Травин не согласен с вашим ответом.

Виктор Травин: Я, может быть, не совсем конкретно по этому вопросу. Обращающиеся к нам автовладельцы, как правило, не могут, в принципе, понять, почему по мощности двигателя может быть повышающий коэффициент. Как объясняют страховщики, если у машины мощный двигатель, у нее больше шансов попасть в аварию. Это не так. Довольно известная экспертная ассоциация во Франции недавно установила (и обзор ее был опубликован на одном из сайтов) совершенно доподлинно, что чем мощнее у машины двигатель, тем лучше у нее тормоза, и тем реже такое транспортное средство попадает в аварии. Почему же мы вдруг обязаны оплачивать риск той машины, которая в аварии попадает гораздо реже? Вот это логика, которая не поддается просто именно логике.

Марьяна Торочешникова: Владимир, вы могли бы привести какое-то разъяснение?

Владимир Козлов: Я, к сожалению, не знаком с теми исследованиями, которые привел Виктор Николаевич. Может быть, ознакомившись подробнее, я мог бы и более профессиональный дать комментарий.

Ну а теперь что касается зависимости аварийности от мощности. На самом деле именно этот фактор используется всеми страховщиками во всей Европе. Единственное, иногда еще, помимо мощности, учитывается и масса автомобиля, поскольку в зависимости от массы и ущерб, причиняемый транспортным средствам, бывает больше. У нас пока учитывается мощность, поскольку мощный двигатель дает колоссальное ускорение. И, действительно, в рамках, допустим, если мы говорим о Москве, того потока движения, который здесь существует, не хватает расстояний, дистанций для того, какие бы хорошие тормоза ни были, машина успела затормозить и не въехать в впереди стоящую машину.

Марьяна Торочешникова: То есть такова логика страховщиков.

Пришел вопрос на пейджер, хочу его задать. "Я имею два автомобиля одинаковых. Почему я должен страховать оба, если на одном я езжу зимой, а на другом - летом?" - спрашивает слушатель. Владимир, пожалуйста.

Владимир Козлов: Ну, это очень часто задаваемый вопрос. Ответ на него на самом деле очень простой. Что такое транспортное средство? Транспортное средство - это источник повышенной опасности. И как написано сегодня в 40-ом законе об ОСАГО, сказано, что "ответственность наступает за эксплуатацию конкретного источника повышенной опасности". Почему так? Потому что на сегодняшний день право передать этот источник повышенной опасности в управление любому другому лицу не требует какой-то специальной и сложной процедуры. Достаточно выписать от руки доверенность, а иногда доверенность просто не выписывается, а сажается третье лицо и управляет транспортным средством. Поэтому принцип заложен: один источник повышенной опасности - один полис. То есть страховщик несет ответственность за вред, причиненный конкретным транспортным средством.

Марьяна Торочешникова: Несмотря на то, что и тем, и другим транспортным средством управляет один и тот же человек, как в случае, который привел нам слушатель, правильно? То есть вот есть два автомобиля, ты каждый должен застраховать.

Владимир Козлов: Да. Потому что ты каждый этот автомобиль, управляя одним, другой можешь передать в управление некоему третьему лицу.

Марьяна Торочешникова: То есть доверия к владельцам автомобилей нет здесь со стороны страховых компаний.

Александр из Москвы дозвонился к нам на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня главный вопрос. А на каком основании без референдума, без нашего спроса взяли и такой закон пропустили через Думу? Имея большие деньги, можно подкупить и Думу, и правительственных чиновников. Мы - 3-4 миллиона населения - берем свои 4 тысячи жалких денег, даем каким-то дядям, а они их крутят, деньги зарабатывают. И говорят, что о нас они думают.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Александр, за ваш вопрос.

Виктор, вы тоже считаете, что вопрос о введении закона об обязательном страховании гражданской ответственности нужно было решать через референдум?

Виктор Травин: Думаю, что в обязательном порядке, поскольку он коснулся миллионов людей. И уж если говорить о доходной части страховщиков, то сегодня эта сумма составила, насколько мне известно, 60 миллиардов рублей буквально только за эти два года. Поэтому об убыточности уже, в принципе, речь не идет. И коль страховщики прекрасно понимали, что будут владеть суммой, ну, наверное, не меньшей, чем ту, которую я назвал, - не могу никого ни в чем обвинять, поскольку, что называется, коробку к ксероксом не нес и за дверью не стоял, - но полагаю, что все-таки без материальной заинтересованности органов власти в том, чтобы этот закон прошел, наверное, все-таки не обошлось. Потому что суммы на самом деле колоссальные.

Марьяна Торочешникова: И вот теперь, когда уже проблема ясна, мне бы хотелось поговорить о путях решения этой проблемы, то есть как вообще люди могут жить с тем, что уже дано. Мы не будем сейчас говорить, что будут внесены изменения, потому что они могут быть и не внесены никогда в этот закон об обязательном страховании гражданской ответственности. А что нужно делать конкретному человеку, конкретному автовладельцу для того, чтобы выйти из ситуации с наименьшими потерями? И как собирать документы для страховых компаний, чтобы те потом уж никак не отвертелись? И каким образом судиться со страховыми компаниями, если вдруг до этого дойдет, и страховая компания откажется компенсировать вот этот ущерб, который был причинен в результате ДТП?

На эти вопросы я попрошу вас ответить сразу после того, как мы послушаем Анатолия Михайловича, который дозвонился к нам из Москвы. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. Когда рассматривался и принимался закон, президент страны сказал, что его, видимо, надо доработать и сделать так, чтобы не обязательно на целый год, а какие-то временные налоги платить.

Вот в данном случае я хочу рассказать о себе. Я езжу на своем автомобиле только весной, когда выезжаю на дачу и вывожу кое-какие свои вещи, и осенью еду за этими вещами и привожу обратно. Таким образом, по Москве практически я не езжу, поскольку живу на окраине Москвы. И почему я должен за какие-то три-четыре поездки в году платить такие же деньги, которые платят люди, которые ежедневно ездят по Москве на машинах? Кроме того, я езжу на машине уже более 20 лет, и ни разу не было никакой аварии. За что такие деньги? И то, что деньги огромные они собирают, и даже по их подсчетам, что они собрали 49 миллиардов, а потратили только 19, оставив 20 на свое не бедное существование...

Марьяна Торочешникова: Анатолий Михайлович, ваш вопрос понятен. Я его адресую Владимиру Козлову. Еще раз скажите, пожалуйста, какие существуют понижающие коэффициенты для автовладельцев, вроде нашего слушателя Анатолия Михайловича, который автомобилем своим пользуется максимум пять-шесть раз в год?

Владимир Козлов: Как я уже говорил, что для граждан, для автовладельцев предусмотрен ряд понижающих коэффициентов. Это если мы говорим, как правило, о старом автопарке, это понижающий коэффициент в зависимости от мощности двигателя транспортного средства. Если мы говорим о сроках страхования, то на сегодняшний день минимальный срок страхования допускается полгода, шесть месяцев. И для этого срока предусмотрен соответствующий понижающий коэффициент порядка 30 процентов от той страховой премии, которая платится за год. Кроме того, учитывая, что у нашего радиослушателя большой стаж...

Марьяна Торочешникова: И положительные характеристики.

Владимир Козлов: ...да, то к нему не применяются повышающие коэффициенты, которые предусмотрены для молодых водителей с маленьким стажем.

Марьяна Торочешникова: Хорошо. Ну, давайте теперь предположим, что произошла аварийная ситуация, случилось ДТП без человеческих жертв, чтобы просто сейчас не усложнять проблему, пострадали только железки, автомобили. Что нужно делать обоим автомобилистам для того, чтобы минимально потратить время на решение этой проблемы, и как можно скорее восстановить свои автомобили и, соответственно, получить причитающиеся компенсации и страховые выплаты? Какие документы нужны, скажите, пожалуйста?

Владимир Козлов: Ну, в первую очередь, когда автовладелец заключает договор страхования, ему выдают специальную памятку. К этой памятке прикладывается извещение о дорожно-транспортном происшествии. Так вот, когда произошло ДТП, то водители обязаны заполнить это извещение о дорожно-транспортном происшествии на месте ДТП, подписать его. В принципе, в памятке, которая прилагается к извещению, там указан порядок действий: вызвать сотрудника милиции, если это требуется. Если же ДТП незначительное, ну, допустим, бампер пострадал, фара, то, в принципе, участники ДТП могут, оформив извещение, зафиксировать все обстоятельства ДТП, отправиться на ближайший пост милиции, где в отношении них будут оформлены соответствующие справки, которые обычно инспектор оформляет на месте ДТП. То есть, в принципе, законодательство на сегодняшний день предусматривает, что водители, если у них есть понимание ДТП, нет возражений друг к другу, могут его оставить и, зафиксировав все, поехать на ближайший пункт милиции.

Затем рекомендую внимательно ознакомиться с правилами страхования. Там достаточно подробно прописан порядок действий, какие документы и в каких случаях нужно собирать и представлять страховщику.

Марьяна Торочешникова: Виктор, есть еще что-то, на что обязательно нужно обращать внимание на месте ДТП, для того чтобы потом не было проблем со страховщиком?

Виктор Травин: Во-первых, конечно же, ни в коем случае нельзя оставлять место ДТП - это первое и самое главное. Я тут немножко поправлю. На самом деле, действительно, при взаимном согласии в оценке обстоятельств случившегося можно, на самом деле, подъехать на пост милиции и в ГАИ, не дожидаясь на месте ГАИшников - это, наверное, самый единственный и правильный выход. Но еще раз повторяю, проще, наверное, все-таки, если вы оцениваете ущерб, причиненный другой машине, меньше, чем в 200 долларов, проще все-таки разобраться на месте, чтобы потом не получить повышающий коэффициент, я на этом настаиваю. Ну а дальше опять-таки, понимаете, идея страхования здесь не состоялась в той части, что дальше предстоит рассмотрение дела в ГАИ. Это очереди, это экспертизы, это, в общем, довольно долгая процедура...

Марьяна Торочешникова: А за чей счет экспертиза?

Виктор Травин: Ну, в данном случае экспертиза - я имею в виду не экспертную оценку трассологическую, автотехническую, я имею в виду экспертизу в смысле оценка повреждений, причиненных транспортному средству. Ну, естественно, оценка производится уполномоченной на то организацией, причем уполномоченной страховой компанией. Понятно, что эта уполномоченная организация оценивает так, как выгодно страховой компании.

Марьяна Торочешникова: То есть человек не вправе выбирать независимого эксперта?

Виктор Травин: Нет, он может пройти независимую оценку и предъявить ее уже в суде, если у него возникнет желание оспорить две оценки: ту, которую сделала по направлению страховой компании оценочная компания, и может предъявить в суде свою собственную оценку, сделанную у независимого эксперта. Это уже долгая процедура.

И, кстати, ко второму вопросу о том, что же делать, если вдруг оценочная организация занизила ущерб, а страховая компания, соответственно, на этом основании выплачивает гораздо меньшую сумму. Мы в своей практике, к сожалению, может быть, к счастью, редко привлекаем в качестве ответчика страховую компанию. Нам всегда проще бывает привлечь в качестве ответчика непосредственно причинителя ущерба. Гражданский кодекс нам такое право дает. Если нам возместили сумму гораздо меньшую, чем мы считаем, вот ту, которая подлежала возмещению, мы обращаемся в суд на основании собственной оценки, проведенной у независимого оценщика, имеющего соответствующую лицензию, и мы пытаемся, что называется, добрать ту сумму, которую нам недодал страховщик. Как показывает практика, это гораздо веселее проходит и гораздо быстрее. Если наш ответчик пытается привлечь в качестве третьего лица и лиц ответчика страховую компанию, чтобы не платить самому, то у него есть больше рычагов, больше шансов, возможностей это сделать. Если нет, тогда доплачивает недостающую сумму сам причинитель ущерба. И сегодня, к сожалению, это единственный выход, потому что со страховыми компаниями в этом смысле бороться практически бессмысленно.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за такое подробное разъяснение.

Давайте послушаем Марину, которая дозвонилась на Радио Свобода из Москвы. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. Я, во-первых, уверена, что страхование автомобилей нужно, хотя бы для того, чтобы стимулировать аккуратное использование владельцем своего автотранспорта, и чтобы не тратить время на собирание и оформление этих бумаг, терять время на всякие очереди, экспертизы. Вот зная, что за ним такое может стоять, он просто будет аккуратнее и внимательнее. Вот это надо.

Но почему, я не понимаю, такие высокие суммы. Потому что нет же сейчас уже совсем людей, не владеющих элементарной арифметикой. Посчитать-то можно, что эта сумма выходит за пределы. Страхование не бывает таким высоким, что бы вы ни страховали. Это какая-то очень символическая сумма, которая складывается от миллионов владельцев в порядочные суммы, тогда страховая компания может выплатить. А сейчас, это видно, что это с умыслом собирание средств, очень больших, и это идет пока безнаказанно. Я думаю, скоро это должно прекратиться.

И вопрос. Почему за полугодовую страховку мы выплачиваем 70 процентов, а не 50? Спасибо.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Марина, за ваш вопрос. Я попрошу ответить на него Владимира Козлова. Пожалуйста.

Владимир Козлов: Что по поводу собранных сумм и осуществленных выплат. Вообще нужно понимать, повторяю, суть страхования. В страхование деньги вносятся вначале, выплата осуществляется в течение действия договора и по его окончанию. Для того чтобы ограничить те так называемые, которые постоянно звучат и сегодня в вопросах, и в других средствах массовой информации, сверхприбыли страховых компаний, законодатель предусмотрел соответствующую норму в законе. Доход страховщика не может превышать 5 процентов. Если это превышение имеет место быть, то сумма превышения направляется в специальный резерв. Это не доход страховщика, это специальный страховой резерв, который предназначен для осуществления выплат в последующие годы. Вот я могу на примере цифр просто показать, что если мы уже сейчас можем говорить, сколько у нас ежегодно примерно заключается договоров страхования - это примерно 25-26 миллионов договоров страхования, сколько примерно в год собирается премий (я уже озвучивал эту цифру), то сумма выплат, то есть сколько страховых случаев и сколько страховщики платят, этот процесс еще растущий, то есть еще нет стабилизации.

Марьяна Торочешникова: Владимир, я вас правильно поняла, что вот сейчас, так как закон действует всего два года, задача страховых компаний заключается в том, чтобы набрать как можно больше денег в резерв, и когда уже там соберется какая-то довольно крупная сумма, уже можно будет говорить о понижении вот этих тарифов? Такова логика?

Владимир Козлов: Нет, немножко неправильно. Я просто еще раз говорю, для чего нужен этот резерв, что если у нас в первый год действия закона было выплачено порядка 8 миллиардов рублей, то за последующие полгода было выплачено в полтора раза больше. Сейчас за четыре месяца выплачена почти половина того, что было выплачено в прошлом году. То есть постоянный рост. Вот этот резерв нужен для того, что пока наберется статистика, которая может позволять говорить об обоснованности страховых тарифов, достаточности страховых сумм, чтобы был резерв, из которого страховщики могли бы выплачивать. Иначе, в противном случае, если такого резерва не будет, то страхование не будет работать, и тогда недовольных будет еще больше. Так вот, исходя из этого, это ограничение законодателем и было введено.

А что касается второго вопроса: почему за полгода надо платить 70 процентов, а не 50, - могу тоже пояснить. На самом деле при заключении договора страхования и его сопровождении есть определенные фиксированные расходы, в том числе предусмотренные постановлением правительства 264, которые предназначены для организации системы обязательного страхования. Это 23 процента от суммы страховой премии. И эти расходы постоянны, независимо от срока страхования. Это и бланки полисов, это и организация информационной системы, и прочие сопутствующие документы...

Марьяна Торочешникова: То есть, в итоге, вот эти все расходы ложатся на плечи автовладельцев?

Владимир Козлов: Они включены в структуру, да, страхового тарифа в размере 20 процентов плюс 3 процента в специальный гарантийный фонд.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за разъяснение.

Галина Иосифовна из Петербурга дозвонилась на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Первый мой вопрос. Какие организации проверяют вашу финансовую деятельность?

И второй вопрос. Например, разница в лошадиных силах машины... то есть у наших знакомы "девятка" - 70 лошадиных сил, он платит 2700 страховку, у нас "четверка" - 72 лошадиных силы, мы уже платим 3500, то есть на 800 рублей больше. Почему?

И еще. В СССР была такая практика по страховке: если не произошла авария за год, возвращались деньги. Страховщики брали только свой процент. Это было выгодно всем. И люди с удовольствием страховались. Почему сейчас этого нет? Почему деньги как бы пропадают? И я считаю, что это очередная финансовая пирамида и вообще одурачивание народа. Надо обязательно добиваться референдума.

Марьяна Торочешникова: Галина Иосифовна, спасибо за ваши вопросы. Я попрошу очень коротко Владимира на эти три вопроса ответить. Во-первых, проверяет ли деятельность страховщиков кто-то, и кто это проверяет?

Владимир Козлов: Проверяет деятельность страховщиков Федеральная служба страхового надзора. И проверяет деятельность страховщиков Российский Союз автостраховщиков.

Марьяна Торочешникова: Претензии были?

Владимир Козлов: К деятельности страховых организаций?

Марьяна Торочешникова: Да.

Владимир Козлов: Безусловно, есть определенные претензии к процессу организации страхования и так далее. Все эти претензии предъявляются. И мы следим вместе с Федеральной службой страхового надзора, чтобы страховщики их устраняли.

Что касается разницы страховой премии. Как раз на границе 70 лошадиных сил - граница размера повышающего коэффициента. Просто у соседа мощность двигателя его машины до 70, а у машины дозвонившейся Галины Иосифовны мощность двигателя 72, поэтому она платит больше.

По поводу третьего вопроса, чтобы в конце года возвращать деньги, я, честно говоря, об этом слышу впервые. Для меня это...

Марьяна Торочешникова: Ну, это, видимо, была такая практика поощрения страхователей.

Владимир Козлов: Нет, есть практика поощрения - скидки на следующий год. Они есть и сейчас.

Марьяна Торочешникова: И мне все-таки хотелось бы хоть несколькими словами обозначить те возможные поправки, которые будут внесены в закон об обязательном страховании гражданской ответственности.

Виктор Николаевич, скажите, пожалуйста, что вам известно об этих поправках? Какие основные идеи у законодателей?

Виктор Травин: Все дело в том, что, насколько я знаю, проектов законов об изменении и дополнении закона об ОСАГО вносилось очень много, о них можно говорить безумно долго. Если бы я был законодателем... давайте вот такую рубрику введем в вашей программе "Если бы я был законодателем...", конечно же, первое - страхование только ответственности владельца, но не по количеству машин. Конечно же, не такие сумасшедшие коэффициенты по территории, скажем, для той же Москвы. Москве обидно, простите, на самом деле, обидно. Ну, естественно, не по возрасту и не по стажу. Почему решили, что если сидит за рулем молодой, то он водит хуже, чем старый. Наоборот, у престарелого человека, может быть, всю жизнь было водительское удостоверение, но не было никакого стажа никогда. Вот эти неразумные коэффициенты, конечно, я бы в первую очередь бы убрал, если бы я был депутатом.

Марьяна Торочешникова: Владимир, а вы как считаете, какие следует внести изменения?

Владимир Козлов: Я считаю, что нельзя сейчас говорить о снижении страховых тарифов, а анализируя статистику, надо говорить об увеличении страхового покрытия, об увеличении защиты потерпевших в дорожно-транспортных происшествиях. Именно в этом направлении и работает Российский Союз автостраховщиков. И свои предложения мы в начале этого года передали депутатам. Посмотрим, будут ли они учтены.

Марьяна Торочешникова: То есть и вполне вероятно, что 8 июня, когда Кредитный комитет Госдумы будет обсуждать вот эти поправки возможные...

Владимир Козлов: В том числе там есть и поправки, которые мы предлагали.

Марьяна Торочешникова: Спасибо. Время передачи подошло к концу. Всего доброго!

XS
SM
MD
LG