Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защита прав потребителей продуктов питания


[ Радио Свобода: Программы: Правосудие ]
[27-06-05]

Защита прав потребителей продуктов питания

Ведущая Марьяна Торочешникова

Марьяна Торочешникова: О защите прав потребителей продуктов питания пойдет речь в сегодняшней передаче.

И я представляю гостью в студии - это Диана Сорк, юрист Конфедерации обществ потребителей.

А начать я хочу с того, что на первый взгляд не имеет отношения к теме программы - эпидемия гепатита, распространившегося по юго-западным районам Тверской области. Напомню, что вирусным гепатитом там заболели более 670 человек, из них 183 ребенка. Сейчас уже 450 человек (даже, наверное, больше) выписаны из больниц. Но, тем не менее, до сих пор никто не называет конкретных причин распространения этого заболевания во Ржеве. Однако все выдвигавшиеся версии указывали на то, что гепатит распространялся через продукты питания, а как говорили эксперты, скорее всего, прохладительные напитки.

И в этой связи, Диана Михайловна, у меня к вам такой вопрос. Могут ли люди, пострадавшие по вине производителей этих напитков, или каких-либо других продуктов, потому что нужно дождаться официального заключения, так вот, могут ли эти люди потребовать возмещения вреда здоровью? И кто в таком случае будет ответчиком?

Диана Сорк: Безусловно, эти люди могут потребовать возмещения вреда. Конечно, придется все-таки дождаться официального заключения комиссии, хотя бы для того, чтобы легче было защитить свои интересы. Если комиссия установит, что причиной заболевания был тот или иной производитель, то можно будет предъявлять претензии к этому производителю, не задумываясь о том, какими доказательствами это нужно подтверждать в суде. Потому что есть заключение комиссии, оспорить которое производитель должен совершенно в особом порядке. И к людям это не будет иметь никакого отношения. Пока такое заключение будет существовать, они имеют право предъявлять требования к этому производителю.

На самом деле, конечно же, люди имеют право предъявлять требования и к продавцу. Потому что мы имеем дело с гражданами, то есть с законодательством о защите прав потребителей, а оно устанавливает более жесткие нормы, чем в других случаях. Вот потребитель имеет право выбрать, кому ему предъявить претензии: либо к продавцу, либо к изготовителю товара. Потому что изготовитель может быть далеко, а продавец - вот он, рядом.

Марьяна Торочешникова: А продавец отвечает за качество тех продуктов, которые он продает? Он же не может проводить независимую экспертизу.

Диана Сорк: Дело в том, что одним из базовых прав, которые предоставлены потребителям, - это право на безопасность. И это право должно быть реализовано и продавцом, и изготовителем. Продавец впоследствии сможет взыскать с изготовителя все понесенные расходы.

Марьяна Торочешникова: В регрессном порядке?

Диана Сорк: Да. Но первоначальная задача - все-таки защитить интересы пострадавшего потребителя. Поэтому он может обратиться как к продавцу, так и к изготовителю.

Конечно, с моральной точки зрения, было бы правильнее обращаться напрямую к изготовителю, но все-таки потребитель должен сам выбирать, исходя из своей конкретной ситуации. У него нет времени на то, чтобы дожидаться изготовителя, который должен приезжать из другого города, и это сильно увеличит срок рассмотрения дела. Он должен как можно скорее возместить вред здоровью, получить деньги на то, чтобы продолжить лечение или закончить лечение...

Марьяна Торочешникова: Реабилитацию?

Диана Сорк: ... пройти реабилитацию, да, и уже забыть об этом случае, и больше никогда к нему не возвращаться.

Марьяна Торочешникова: Диана Михайловна, скажите, пожалуйста, а как человек может доказать, если он обращается с иском или с претензией к продавцу товара, что именно в этом магазине, ларьке, киоске, на этом "развале" он купил вот тот самый продукт, которые съел - и заболел, скажем, гепатитом, как это было с жителями Ржевского района?

Диана Сорк: Ну, конечно, самым объективным доказательством является чек. И мой совет - хранить чеки хотя бы до того момента, пока не истечет срок годности приобретенных продуктов.

Марьяна Торочешникова: Но сейчас-то понятно, что люди наверняка чеки не сохранили. Вот если мы говорим об этой конкретной ситуации?

Диана Сорк: На самом деле, наверняка, очень многие, покупая товары, просто автоматически кладут чек в кошелек, и дальше он у них там лежит до очередной чистки кошелька. Поэтому надо поискать среди своих бумаг, и, вполне возможно, чек найдется.

Марьяна Торочешникова: А свидетельские показания?

Диана Сорк: Ну, если чека нет, то тогда, безусловно, факт продажи можно доказывать свидетельскими показаниями. Нужно не менее двух свидетелей, которые подтвердят, что в этот день, в этом месте был приобретен такой-то продукт. Дальше уже можно поднимать документацию магазина, выяснять, продавались ли в этом магазине в этот период именно такие продукты, поступившие...

Марьяна Торочешникова: Потому что контрольные чеки у них же остаются.

Диана Сорк: Конечно, в магазине остается контрольная лента. Плюс в магазине существуют сертификаты, накладные, документы, подтверждающие, какой товар был привезен в магазин и какой товар в этот день продавался.

Марьяна Торочешникова: Спасибо. Диана Михайловна, а может ли человек, если возвращаться к этой истории с гепатитом, который переболел, вышел из больницы, не дожидаясь заключения экспертной комиссии, обращаться с иском к государству, на котором и лежит задача по осуществлению эпидемиологического контроля? Зачем же ждать? Вроде же государство должно контролировать, регулировать, оно выдает лицензии, оно проверяет, дает заключение.

Диана Сорк: На мой взгляд, к сожалению, человек, потребитель не справится сам с таким иском. Дело в том, что нужно доказать не только тот факт, что государство плохо производит контроль на потребительском рынке, но и доказать, что в результате плохого контроля именно за этим предприятием, именно в этот период получился выпуск в продажу некачественной продукции. И это очень сложно доказать. Поэтому я бы на месте потребителей не рисковала и все-таки обращалась бы к продавцу или к изготовителю товара. Потому что, безусловно, государство должно осуществлять контроль, но на сегодняшний день государство реально не в состоянии контролировать прохождение продукции и исключить возможность выхода на рынок некачественной продукции. В 2003 году, по-моему, был принят закон о техническом регулировании, который разделил ответственность между изготовителями продукции и лабораториями, которые проводят испытания для того, чтобы разрешить выход продукции на рынок. Вот если будет установлено, что продукция имела все необходимые сертификаты, прошла контроль безопасности, гигиенический сертификат, то в этом случае лаборатория может отвечать, а вот абстрактное государство, боюсь, что нет.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Диана Михайловна.

У нас есть первый дозвонившийся. Давайте послушаем Валерию из Подмосковья. Пожалуйста, говорите. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос Диане Михайловне. Дело в том, что в случае, который имел место во Ржеве, по-моему, даже без доказательной базы можно легко людям подать иск. Но не знаю на кого, как ни странно.

А вот единичные случаи меня волнуют. У меня ребенок съел пирожок с мясом - горячая выпечка, и ему стало плохо. Но у меня даже и мысли не возникло как-то прийти, назад вернуться и сказать, что... Потому что будет хамство: "А почему вы решили, что именно от пирожка вашему ребенку стало плохо?". Вот такой у меня вопрос.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Валерия, очень хороший вопрос. Вообще, насколько легко или сложно установить причинно-следственную связь между пищевым отравлением, например, или иным ухудшением состояния здоровья и съеденным накануне пирожком, как в этом случае?

Диана Сорк: На самом деле причинную связь устанавливает только специалист. То есть обязательное проведение экспертизы. Конечно, в единичном случае гораздо сложнее доказать наличие этой причинной связи, чем при случаях массового отравления.

И существует еще одна опасность. Человек, который что-то съел и предполагает, что он отравился вот этим съеденным продуктом, он просто может неправильно сопоставить продукт и отравление.

Марьяна Торочешникова: Ну вот например?

Диана Сорк: Например, в моей практике был случай, когда вечером несколько человек почувствовали себя плохо, и после проведения необходимых анализов, выяснилось, что это сальмонеллез. И проведенная экспертиза установила, что причиной заболевания были продукты, которые были съедены в 9 часов утра. То есть после этого они...

Марьяна Торочешникова: А люди себя почувствовали плохо вечером?

Диана Сорк: А люди себя почувствовали плохо около 10 часов вечера. То есть прошло более 12 часов после реального отравления. И, конечно, на первый вопрос, когда врачи спрашивали - что вы съели? - люди начинали вспоминать, что же они съели за ужином. Потом спустились до обеда, потом уже спустились до завтрака. И проведенные исследования подтвердили, что это все-таки был завтрак.

Марьяна Торочешникова: Было отравление яйцами на завтрак?

Диана Сорк: Да, было отравление яйцами.

Марьяна Торочешникова: И вот чем закончилась та история? Тем людям, которые тогда заболели сальмонеллезом, им какую-то компенсацию заплатили?

Диана Сорк: Да, безусловно. Та история закончилась... ну, нельзя сказать, что совсем благополучно для людей, потому что люди попали в больницу, а некоторые даже в достаточно тяжелом положении, но пансионат, в котором они отдыхали, компенсировал каждому пострадавшему расходы на лечение, возместил моральный вред. И в данной ситуации все обошлось без вмешательства суда.

Марьяна Торочешникова: То есть в досудебном порядке был решен вопрос?

Диана Сорк: Да, в досудебном порядке.

Марьяна Торочешникова: Лев Николаевич из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я хочу рассказать ситуацию, которая сложилась не где-то далеко от Москвы, а в Москве. Вот вчера был выходной, и я прошелся по Измайловскому рынку. Продуктовые точки, которые торгуют шаурмой, всякими съедобными вещами, на километр, наверное, растянулись - и ни в одной точке нет воды, нет у них никаких условий, чтобы торговать, нет туалетов, они ходят внутри своих палаток в ведро. Понимаете? Ну о чем говорить, о какой санитарии?! Ведь любой пищеблок открывается - в первую очередь должна быть вода, правильно?

Диана Сорк: Абсолютно правильно.

Слушатель: Но ни у кого воды нет. Я уж не говорю, что торгуют лица кавказской национальности, у них, наверное, принято водой не пользоваться.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Лев Николаевич. Я понимаю ваш вопрос и вашу обеспокоенность.

Диана Михайловна, кто должен за этим следить? Кто должен контролировать? Должны ли люди сами жаловаться, писать какие-то заявления в случае, если видят такие торговые точки? И законодательно как-то регулируется, или, может быть, не законодательно, а специальными постановлениями, другими актами обязательное наличие места, где можно, например, вымыть руки перед едой?

Диана Сорк: Безусловно, существуют обязательные требования к любой торговой точке, где продаются продукты питания, и тем более, где готовятся продукты питания. Но, к сожалению, наша система государственного контроля, она до сих пор еще ориентирована не на проверку реальных фактов, а на проверку наличия необходимых бумаг. Вот пока эта ситуация не изменится, вопрос о безопасности потребителей будет только в руках самих потребителей. Потому что если человек видит, что продукты производятся в антисанитарных условиях или хранятся в антисанитарных условиях, то он не должен покупать эти продукты. И никто его здесь не защитит.

Марьяна Торочешникова: В конце концов, лучше уж съесть шоколадку тогда.

Диана Сорк: Безусловно. Вот есть, на самом деле, гениальная фраза, которая была, по-моему, в 1993 году опубликована в одной из региональных газет, по-моему, в Волгодонске: "Нельзя защитить дурака от жулика". И если человек сам готов обманываться, и если он, видя плохие условия, рассчитывает, что придет добрый дядя от государства и защитит его, то, боюсь, он будет постоянно сталкиваться с проблемами.

Марьяна Торочешникова: И оказываться в дураках.

Мне, конечно, очень жалко, что сегодня не смогли прийти представители Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, потому что это их тема. Но они мне сказали, что все они сейчас - кто в отпусках, а кто как раз занимается проверками сезонными, летними, столь актуальными. А очень жалко, они, наверняка, могли бы рассказать много интересного.

А сейчас давайте послушаем, что расскажет нам Тамара Кирилловна из Петербурга, которая дозвонилась на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. В метро поздно вечером я купила гранаты, фрукты. Пришла домой, пока открыла один гранат - плохой, второй гранат. Они какие-то скользкие, какие-то сероватые, а внешне как будто бы и ничего. Утром, когда я пошла в метро, конечно, продавец меня отказалась принять. У меня вообще мыслей дальше никаких и не было, думаю: получу деньги, потому что борьба - это все сложно. Но продавец стала меня оскорблять, унижать. И я пошла в Санэпидемстанцию своего района. Потом меня отослали в Метрополитен, в Санэпидемстанцию. Там от одного - ко второму, к третьему. В общем, я потратила неделю, наверное, ну, пять дней. Дали указание мне возместить деньги, и на этом инцидент закончился. Я считаю, что я потратила пять дней и что меня морально просто унизили, даже сами работники Санэпидемстанции.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Тамара Кирилловна.

Диана Михайловна, прокомментируйте, пожалуйста, это сообщение слушательницы.

Диана Сорк: В этой ситуации, поскольку было признано, что права потребителя были нарушены и ей были возвращены деньги, она вполне имела право потребовать компенсацию за причиненный моральный вред. К сожалению, по практике эту компенсацию можно было бы потребовать только в судебном порядке, потому что вряд ли добровольно кто-то бы согласился заплатить. Но такое право у человека было.

Марьяна Торочешникова: Нам пришло сообщение на пейджер. "Я врач-реаниматолог. По поводу качества пищевых продуктов могу сообщить, что за последние полгода умерло много людей в реанимациях от джин-тоника, название производителя "Синебрюхов", - сообщает наш слушатель Андрей. - Одной банки достаточно. В основном это люди 30-35 лет. Как это можно прокомментировать?". Вот как это можно прокомментировать? Неужели сами врачи, если так много случаев, а тем более смертельных случаев... почему медицинское учреждение не обращается в соответствующие органы за тем, чтобы те контролировали производство?

Диана Сорк: Я думаю, что медицинское учреждение обращается в милицию, а уже милиция почему-то не сопоставляет это с государственным контролем в этой области. Безусловно, если такие случаи возникли, необходимо было бы проводить масштабную проверку безопасности этого конкретно продукта, и в случае установления наличия в нем каких-то опасных веществ, отзывать его от потребителей, снимать с производства и требовать от производителя изменения рецептуры.

Марьяна Торочешникова: А кто должен инициировать такую проверку?

Диана Сорк: Такую проверку должен осуществить сам федеральный орган по надзору в сфере защиты прав потребителей.

Марьяна Торочешникова: То есть туда можно обратиться просто?

Диана Сорк: Обратиться туда может любой гражданин, который увидел опасность того или иного продукта.

Марьяна Торочешникова: В частности, этот врач-реаниматолог Андрей может...

Диана Сорк: Безусловно, он может обратиться с письменной жалобой, и должен получить на эту жалобу ответ о том, какие меры по его обращению приняты.

Марьяна Торочешникова: И еще одно сообщение на пейджер. "Защита прав потребителей в России совершенно не предусматривается нынешним режимом. Сейчас экспансия импорта. 80 процентов - западная продукция, которая ориентирована только на Россию и по нормам безопасности не используется в Европе. Нужно срочно менять режим власти", - считает слушатель. Скажите, пожалуйста, Диана Михайловна, действительно ли те продукты импортные, которые продаются в России, не соответствуют европейским нормам безопасности? И существуют ли российские нормы безопасности продуктов питания?

Диана Сорк: Безусловно, российские нормы безопасности продуктов питания существуют. И на самом деле, как правило, они несколько жестче, чем в отношении некоторых продуктов, более жесткие, чем европейские нормы.

Я не могу согласиться с тем, что 80 процентов продуктов питания импортных - это уже далеко не так. Вот лет 7 назад это было именно так. Сейчас российские производители, особенно в области продуктов питания, производят очень много продукции и выводят ее рынок, просто используют импортные названия, для того чтобы как-то привлечь покупателей. Но это российские производители. И все продукты питания, которые производятся или реализуются на территории России, проходят сертификацию на территории России, получают российское подтверждение безопасности.

Марьяна Торочешникова: Ростест этим занимается.

Диана Сорк: В Москве Ростест этим занимается. В регионах свои лаборатории этим занимаются. Но обязательно должны существовать сертификаты безопасности на эту продукцию.

Марьяна Торочешникова: И теоретически любой гражданин, который пришел в тот или иной магазин, может потребовать от продавца...

Диана Сорк: Да, любой человек может потребовать от продавца предоставления сертификата.

Марьяна Торочешникова: На конкретный товар?

Диана Сорк: На конкретный товар, да.

Марьяна Торочешникова: И обязан ли продавец...

Диана Сорк: Да, в соответствии с законом о защите прав потребителей потребителю должна быть предоставлена полная и достоверная информация о товаре, в том числе о сертификатах - должны предоставить копию сертификата, заверенную надлежащим образом.

Марьяна Торочешникова: И еще одно сообщение на пейджер. "Частная собственность в России показала за 15 лет, что она только вредит, - считает Александр из Петербурга. - Качество продуктов питания в сто раз хуже, чем было в советском периоде. Единственный контроль - СЭС - не может проникнуть на закрытые акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью и другие частные предприятия". Действительно ли это так? И действительно ли контроль над частными производителями продуктов питания гораздо менее качественный, чем над государственными производителями?

Диана Сорк: Нет, это абсолютно не так. На самом деле государственных производителей у нас почти не осталось. Практически любое предприятие имеет хоть какую-то часть частного капитала. Режим контроля в отношении любой организации совершенно одинаковый, никаких различий законодательство не делает: что частная компания, что государственная.

Марьяна Торочешникова: Диана Михайловна, скажите, пожалуйста, если возвращаться к этой истории с гепатитом и с компенсациями вреда здоровью, какими суммами ограничиваются эти компенсации, хотя бы порядок? Вот если человек дождется заключения экспертной комиссии, пойдет в суд... Сколько времени, во-первых, на это может уйти, на рассмотрение дела в суде?

Диана Сорк: На рассмотрение в такой ситуации - порядка полугода.

Марьяна Торочешникова: Вот, полгода, значит, дело будет рассматриваться в суде. И что, в конечном итоге, человек получит?

Диана Сорк: Он получит возмещение всех произведенных расходов на лечение. Уже сейчас нужно собирать все чеки на лекарства, чеки на продукты, необходимые для дополнительного питания, квитанции об оплате санаторно-курортного лечения. То есть все расходы, которые он произвел, ему возместят, плюс компенсацию морального вреда.

Марьяна Торочешникова: Диана Михайловна, принято считать, что так называемые "продуктовые дела" крайне редко становятся предметом каких-то судебных разбирательств, потому что человек, купивший, например, прокисшее молоко, вряд ли пойдет в суд требовать компенсации морального вреда. Наверняка, он даже поленится спуститься, дойти до магазина и вернуть или обменять вот этот продукт. Почему так происходит, почему люди не настроены защищать свои права? Чего они опасаются?

Диана Сорк: Люди опасаются, и на самом деле не зря, длительности нашего судебного процесса. Конечно, первое дело, которое нужно сделать, - это обратиться в магазин, и, вполне возможно, все удастся решить до суда и без суда. Но почему-то очень многие в это не верят, хотя это давно уже так. Продавцы привыкли признавать свои ошибки, и предпочитают признавать свои ошибки, чтобы человек не пошел, как наша предыдущая слушательница, в контролирующие органы и не потратил пять дней, и все равно она добилась возмещения. Но наверняка у торговой точки, которая продала ей эти гранаты, были большие проблемы с контролирующими органами.

Марьяна Торочешникова: Да. То есть никто не хочет просто себе дополнительные проблемы создавать.

Диана Сорк: Конечно. И предпочитают поменять этот товар либо вернуть деньги. Особенно когда это касается продуктов питания.

Марьяна Торочешникова: Диана Михайловна, а если возвращаться к разговору о том, чтобы заменить некачественный продукт питания на другой. Но обычно же становится известно о том, что продукт испорчен, например молоко прокисло, только после того, как человек откроет упаковку, то есть нарушит упаковку. Насколько просто будет вернуть уже продукт, который начали есть? Попробовали - а он горький, испорченный или открытый.

Диана Сорк: Здесь существует такое правило: если срок годности продукта не истек, то независимо от того, открыт продукт, закрыт продукт, попробовали его или еще не начали использовать, магазин обязан принять этот товар, заменить его или вернуть деньги. Но если срок годности товара истек, то продавец... даже если вы купили товар, который уже был с истекшим сроком годности, продавец уже за качество этого товара не отвечает.

Марьяна Торочешникова: То есть при этом человеку, еще покупая, естественно, продукты питания, обязательно нужно обращать внимание на сроки годности товара.

Диана Сорк: Обязательно. Потому что магазин не имеет права продавать товар с истекшим сроком годности, не имеет права. Но следить за этим, конечно, должен сам покупатель. Он может посмотреть, какой товар он покупает. И в пределах срока годности продавец отвечает за качество продукции.

Марьяна Торочешникова: Но вот сейчас мы говорим с вами о магазинах, где, понятно, что довольно легко обменять продукт или вернуть за него деньги, за некачественный товар. А что делать человеку, который приобрел товар на рынке, где, как правило, не выдают кассовых чеков, а продают товар прямо с лотков? К кому тогда обращаться с претензиями?

Диана Сорк: Вообще-то, по закону и на рынке тоже должны быть выданы кассовые чеки. И о том, выдавать кассовый чек или не выдавать... продавец, как правило, смотрит на покупателя, и уже в зависимости от реакции покупателя, либо выдает это чек, либо не выдает. Потому что, выдавая чек, он, безусловно, включает эту сумму в налогооблагаемую прибыль, и у него возникают налоговые последствия. Если он видит, что покупатель этого чека не требует, то он спокойно старается обойтись без кассового чека.

На рынке следует предъявлять претензии для начала самому продавцу, а если не получается, то администрации рынка. Администрация рынка формально ответственности за людей не несет, но, как правило, всегда существуют неформальные договоренности. И администрация принимает меры к тому, чтобы к ней лишний раз тоже не пришла торговая инспекция и разные другие службы для того, чтобы проводить проверки.

Марьяна Торочешникова: То есть это в их интересах улаживать такого рода конфликты?

Диана Сорк: Безусловно.

Марьяна Торочешникова: Татьяна Ивановна из Санкт-Петербурга прислала сообщение на пейджер: "Для чего существует Санэпидемслужба? Для того чтобы оградить людей от некачественных продуктов и от грязи, которая бытует в ларьках и на рынках. Но СЭС, - считает Татьяна Ивановна, - занимается только поборами и на все закрывает глаза. Отсюда и результат". Как вы считаете, Диана Михайловна, насколько коррупционна вот эта Санитарно-эпидемиологическая служба?

Диана Сорк: Я не могу судить о конкретной службе - я не очень много сталкиваюсь с ее работой. Но, в принципе, большинство контролирующих органов достаточно серьезно коррумпированы. Это связано и с маленькой зарплатой, и с отсутствием персональной ответственности. Есть много факторов, которые влияют на это. Если бы контролирующий орган знал, что вот случилась во Ржеве такая ситуация - и отвечать будет контролирующий орган, и конкретные чиновники этого контролирующего органа тоже будут нести имущественную ответственность, не просто они уйдут работать в другую сферу, а будут нести персональную и имущественную ответственность, думаю, что контроль существовал бы по-другому.

Марьяна Торочешникова: На Радио Свобода дозвонился Владимир из Звенигорода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. Я вот как раз выслушал только что вопрос, заданный вами: почему не пишут люди в соответствующие инстанции, защищая свои права? Да дело в том, что, оказывается, все эти инстанции коррумпированы между собой: Санэпидемстанция - с администрацией, производитель - с продавцом. Это невозможно пробить. Потому что после этого начинается преследование, даже уже физическое преследование и угрозы со стороны или администрации, или со стороны даже Санэпидемстанции, пытаются произвести этого человека, который писал, в ранг психически ненормального. Представляете?! Вот дело в том, что я как раз, можно сказать, пострадал от этого. А потом решил все это бросить. Но когда появилась эпидемия гепатита, на меня снова, извините, волна нахлынула, потому что я предвижу ситуацию у нас в Звенигороде вполне...

Марьяна Торочешникова: То есть вы беспокоитесь, что в Звенигороде может повториться та же история, что и во Ржеве?

Слушатель: Да-да. Потому что мы даже покупаем продукты... вот в пятницу покупаем продукты, а штамп уже стоит понедельника будущего - и это молочные продукты. Когда заявляешь об этом директору, она говорит: "Ну что ж такого, ничего страшного". А дело в том, что уже с понедельника-то начинается новый срок годности продукта, значит, получается, что уже на несколько дней продляется этот срок.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Владимир, за ваше сообщение.

Диана Михайловна, насколько распространены вот эти приемы, когда производитель на продукте указывает срок хранения как бы задним числом?

Диана Сорк: Это, к сожалению, распространенная ситуация. И проблема в том, что вот в этой ситуации может помочь только государственный контроль. Потому что сам потребитель может отследить это только тогда, когда срок годности еще не начался. Он видит, что продукт продается, а на упаковке стоит, что он произведен в будущем, и тогда он может предпринять какие-то меры. Но общую ситуацию может поправить только создание нормальной системы государственного контроля.

Марьяна Торочешникова: Но вот, в таком случае, Владимир пытался обратиться в соответствующие органы, где его приняли за сутяжника и сумасшедшего, и вообще это довольно распространенная ситуация. Если человек начинает куда-то жаловаться, то считают, что он уже тронулся немножко умом.

Скажите, пожалуйста, Диана Михайловна, а можно ли как-то заставить вот эти контролирующие органы, принудить их провести проверку в конкретном магазине, где продаются вот такие продукты?

Диана Сорк: Только большим количеством жалоб. Другого способа не существует.

Марьяна Торочешникова: А насколько эффективнее будет, в таком случае, обратиться в местное Общество по защите прав потребителей, и чтобы оно от своего имени обратилось...

Диана Сорк: Во-первых, далеко не везде есть Общества потребителей. Во-вторых, Общества потребителей могут предъявить иск непосредственно. Им не нужно обращаться в государственный контролирующий орган. Они зафиксировали факт реализации продукции с нарушениями и обратились в суд по факту нарушений в интересах не определенного круга лиц. Если бы такое право было предоставлено каждому потребителю, то вполне возможно, вот этими исками можно было бы заставить государственный контроль работать более эффективно.

Марьяна Торочешникова: А есть смысл обращаться в прокуратуру?

Диана Сорк: Нет, в данной ситуации - нет. Никакого состава преступления пока еще нет. И поэтому прокуратура, скорее всего, переправит эту жалобу в контролирующий орган.

Марьяна Торочешникова: У нас уже есть дозвонившийся. Давайте послушаем Марину из Москвы. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. Большое вам спасибо, Марьяна, за тему.

Диана Михайловна, такой вопрос. На рынках никак не отслеживается наша продукция, и очень часто там бывает просто подтасовка докладных даже на товары. Мы в этом убедились сами, делая контрольные закупки. Так вот, недавно случай был такой. На рынке вся черешня продается как узбекская, и она, оказывается, из Сирии. Какая разница? Дело в том, что узбекский товар... мы знаем, что там генно-модифицированные организмы не выращиваются. А сирийская может быть по такой технологии. То есть это продукт, который может длительно храниться. И вообще, вот этот обман, его совершенно никак невозможно преодолеть.

И еще такая вещь, как молочные продукты, которые сейчас совершенно не соответствуют тому, как они называются - "кефир", "молоко", "простокваша". Потому что они все делаются не из ферментов молочного грибка, который присущ молоку, а с добавлением термофильных дрожжей, поэтому все эти продукты содержат высокий процент дрожжей и плесень, что очень отрицательно, особенно на детей влияет, да и на взрослых - это вспучивание, это больная поджелудочная железа. Как с этим бороться?

Марьяна Торочешникова: Марина, встречный вопрос, скажите, пожалуйста, а вы занимаетесь профессионально...

Слушатель: Нет, мы занимаемся не профессионально. Это, можно сказать, такой любительский вариант.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Марина.

Диана Михайловна, пожалуйста.

Диана Сорк: Это очень известные проблемы. И я уже начинала говорить о законодательстве о техническом регулировании, вот пока у нас только начинает развиваться система добровольной сертификации. Вот когда произойдет встречный процесс - потребители перестанут покупать товар, если они ему не доверяют, и производители будут вынуждены проводить добровольную сертификацию, то есть независимую оценку качества своего товара, вот когда эти два встречных процесса совпадут, вот тогда ситуация на рынке будет меняться. Если я буду доверять только товару, который прошел добровольную сертификацию в той организации, которой я доверяю, в отношении которой я точно знаю, что она не зависит от производителя, она не зависит от государства, это нечто совершенно обособленное, вот тогда я буду покупать этот продукт. И тогда я буду точно знать, что там нет генно-модифицированных организмов, или, если они есть, то их состав совершенно точно мне известен, мне известны все компоненты этого продукта. Иным образом защитить, кроме как информацией, потребителя в данной ситуации невозможно.

Марьяна Торочешникова: Но эту информацию не всегда можно найти даже на упаковке товара, к сожалению.

Диана Сорк: Потому что сейчас эта информация предоставляется только самим изготовителем. А изготовитель будет предоставлять информацию, которая интересует потребителя только в одном случае - если его это обязывает закон, или если это как-то стимулирует продажу этого продукта. Люди уже научились обращать внимание на какие-то элементы состава. И если там что-то написано, они просто не возьмут этот продукт. Но нужна все равно некая независимая оценка. Человек не может все-таки самостоятельно выяснить, узбекская это черешня или сирийская. Выяснить это может только независимая организация, которой этот человек доверяет.

Марьяна Торочешникова: Светлана Сергеевна из Москвы дозвонилась на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Добрый день. Спасибо вам за передачу такого типа. Хорошая передача.

Меня интересует вопрос. Вечером возвращаюсь с работы. Переход в метро. Переход принадлежит Метрополитену. Там организовываются импровизированные торговые ряды, стоят ящики - фрукты, овощи - все это продается прямо на полу, так сказать.

Марьяна Торочешникова: Так называемые стихийные рынки.

Слушатель: Да, стихийные. Обычно с утра идешь - их нет. И вот я что-нибудь, допустим, приобрела - отравилась и так далее. Кто будет нести ответственность? Продавца-то днем с огнем не сыщешь.

Диана Сорк: Вот за это никто не будет нести ответственность. Потому что приобретая товар в местах, не предназначенных для продажи, человек рискует самостоятельно своим здоровьем, своей жизнью. К сожалению, никто за это отвечать не будет.

Марьяна Торочешникова: Ну а человек же не знает, это место разрешенное или не разрешенное. Он идет по переходу в Метрополитене и думает: "Ну, значит, Метрополитен разрешил, раз милиционеры стоят и никого не разгоняют, значит, это можно, значит, это легально. И почему бы здесь по дороге не купить, чтобы не делать крюк до дома для того, чтобы зайти в магазин?!".

Диана Сорк: Вообще существует у нас в законодательстве такая статья - это 16-ая статья Гражданского кодекса "Ответственность государственных органов за неправомерные действия или бездействие". В данном случае нужно будет доказывать, что это было неправомерное бездействие сотрудников милиции. Нужно будет доказать, что покупка произошла...

Марьяна Торочешникова: Или охранников Метрополитена.

Диана Сорк: Я не уверена, что охранники Метрополитена имеют право каким-то образом контролировать эту территорию. Не факт, что переход в полном объеме относится к юрисдикции Метрополитена.

То есть такой процесс тоже возможен, но он очень сложен для потребителя.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Диана Михайловна. Вера Павловна из Москвы, пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. Вообще очень важная тема, действительно, касается ли она продуктовых или промышленных товаров. И информация, действительно, очень и очень важна. В частности, меня интересует, каков порядок обращения в организацию - обязательно письменное или можно устно, что я, например, делала, ну, в данном случае применительно к промышленному товару? Сколько нужно ждать ответа? Каковы дальнейшие действия?

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Вера Павловна. Очень хороший вопрос, вы меня несколько опередили.

Пожалуйста, Диана Михайловна, теперь по полочкам попробуем разложить, что делать в случае, если ты приобрел некачественный продукт питания. Вот что делать дальше?

Диана Сорк: Дальше нужно обратиться с жалобой либо в СЭС, либо в Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей, либо в ее территориальные органы. Жалоба обязательно должна быть письменная. Дело в том, что нынешнее законодательство о защите прав юридических лиц при проведении проверок, оно запрещает государственным органам проводить какие-либо проверки при отсутствии жалоб, за исключением плановых - раз в два года. Поэтому как только появляется жалоба, государственный орган выходит на проверку. Жалоба может быть по телефону, но тогда она регистрируется, указывается фамилия, имя, отчество, адрес, координаты для связи. То есть, в любом случае, должен быть некий след некоего реального человека для того, чтобы эта проверка была правомерной. Как любая жалоба - письменная, устная - государственные органы обязаны ответить на нее в течение месяца. Меньшего срока не существует. На самом деле он, конечно, должен по продуктам питания принимать меры незамедлительно, потому что продукты сегодня продаются, а завтра там уже ничего не продается. И, к сожалению, у нас пока еще не существует таких мобильных групп, которые могли бы выехать немедленно...

Марьяна Торочешникова: Непосредственно в день получения жалобы.

Диана Сорк: Да, в день получения жалобы. Но я думаю, что это дело ближайшего будущего.

Марьяна Торочешникова: Диана Михайловна, ну а если все-таки говорить о судебном развитии вот этого дела, человеку всегда имеет смысл обращаться сразу в суд или сначала стоит попробовать обратиться с претензией к продавцу и решить дело полюбовно?

Диана Сорк: Я думаю, что сначала стоит попробовать обратиться к продавцу. Обязательно, если уже человек решил, что он в любом случае пойдет до суда, ему нужно позаботиться о доказательствах. То есть сохранить чек, при переговорах с продавцом не отдавать подлинник чека, а отдать копию этого чека, все переговоры вести либо в присутствии свидетелей, либо письменно, то есть приходить к продавцу с письменной претензией, получить на нее письменный ответ или не получать ответа, регистрировать эту претензию либо отправлять ее по почте заказным письмом с уведомлением о вручении, чтобы у человека осталось доказательство его переговоров с продавцом. Дальше, если в течение месяца никакого ответа не будет, то тогда обратиться в суд.

Марьяна Торочешникова: Диана Михайловна, и вы уже сказали, что это дело может рассматриваться в суде от полугода.

Диана Сорк: Иногда меньше. Сейчас с развитием Мировых судов большинство споров, связанных с продуктами питания, они будут рассматриваться у мирового судьи.

Марьяна Торочешникова: То есть гораздо быстрее?

Диана Сорк: До суммы в 50 тысяч рублей все будет рассматриваться у мирового судьи. И это, конечно, гораздо быстрее.

Марьяна Торочешникова: Оксана из Москвы дозвонилась на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Замечательно! У вас такая животрепещущая тема. И я очень счастлива, что я дозвонилась. Вы знаете, хочется сообщить вам, что я живу вплотную с Преображенским рынком, а он всем известен. И вот 35 лет пользуюсь услугами этого рынка. Но сейчас на этом рынке... я считаю, что лучше туда не ходить. Конкретно. Купила скумбрию копченую, и побежала тут же обратно, потому что она была тухлая. У нас там есть, по-моему, даже врач-диетолог, к тому же еще лаборант. Я ее, конечно, пригласила с собой. Но, вы знаете, тот продавец, которая мне продала рыбу, она, не знаю, внешне меня запомнила или мою покупку, но она мне тут же, без возражения отдала абсолютно до копейки правильно сдачу, взяв мою тухлую рыбу.

Марьяна Торочешникова: Деньги назад вернула.

Слушатель: Но врач абсолютно была безучастна. В присутствии ее все это делалось. Я ей рассказала всю суть своего, так сказать, обращения. Но она совершенно была безучастна (я проследила просто), и она повернулась и ушла от них. Ни запрета, ни снятия этого товара - абсолютно это не нужно для нее. То есть я в данном случае хочу вам просто предложить. Суды - это прекрасная рекомендация, которую вы даете, для тех, у кого есть характер, у кого есть время, у кого есть коммуникабельность - это хорошо. Но если люди пришли и взяли рыбу, они обратно не пойдут туда. Отравиться они могут, деньги свои выброшенные они перетерпят. Нужно здесь прежде всего как можно больше и ответственнее подключить работников Санэпидемстанций. Не будет Санэпидемстанций в Москве - не будет порядка никогда.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Оксана, за ваш звонок.

Вот я в очередной раз жалею о том, что так к нам никто и не пришел из Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Диана Сорк: Да, действительно.

Марьяна Торочешникова: Может быть, они опасались, что такие вопросы будут задавать люди.

Борис из Москвы дозвонился на Радио Свобода.

Слушатель: Да, я очень рад, что дозвонился. И я тоже живу по соседству с Преображенским рынком, где каждый год убивают директора. Но я хочу сказать, что очень любопытна реакция вот этих производителей товаров, в частности Таганского мясоперерабатывающего предприятия, на опасения потребителей, что там могут быть генно-модифицированные компоненты. Обратите внимание, на колбасах, на сосисках этого Таганского мясоперерабатывающего предприятия надпись очень интересная, вы вдумайтесь, что "предприятие против генно-модифицированных компонентов". "Против"! Оно не гарантирует, не утверждает, но против. А товар-то не известно, имеет или нет. Спасибо.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Борис, за вашу наблюдательность.

Вот такие уловки часто производители используют, Диана Михайловна?

Диана Сорк: Да, они, конечно, используют такие уловки. Но вообще-то нынешний закон о защите прав потребителей, нынешняя версия, обязывает продавца указывать о наличии генно-модифицированных компонентов, независимо от их количества. Если раньше существовал минимальный барьер, то есть если это 5 процентов, то сейчас независимо от количества генно-модифицированных организмов нужно оповещать.

Насколько мне известно, "Greenpeace" осуществляет контроль над производителями, они периодически проводят проверки товаров и публикуют так называемые "черные", "синие", "зеленые", "красные" списки производителей. "Зеленый" список - те, которые не используют генно-модифицированные компоненты. "Красный" список - те, которые используют. "Желтый" список - те, в отношении которых не подтверждено, что они используют, но в то же время нет доказательств, что они не используют.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Диана Михайловна.

И давайте послушаем вопрос Вадима из Москвы, который так же дозвонился на Радио Свобода. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. У меня один вопрос - это обеспокоенность слушателей тем, что нужно проверять производителей. Но как прокомментирует ваш эксперт существование закона номер 134 о том, что вплоть до одного раза в два года можно только проводить проверки? А ведь за это время можно перерегистрировать предприятие, и опять выпускать все то же самое, но под новым названием. Спасибо.

Марьяна Торочешникова: Пожалуйста, Диана Михайловна.

Диана Сорк: Я уже начала говорить, что плановая проверка предприятия может производиться только один раз в два года. Но существуют внеплановые проверки. Эти внеплановые проверки проводятся по жалобам. Если жалобы потребителей существуют, то тогда можно приходить на это предприятие хоть каждый день. И никаких ограничений и запретов здесь не имеется. Главное, чтобы были письменные жалобы. А если предприятие хорошо работает, если никто не жалуется на его деятельность, то не нужно его проверять лишний раз. Это отнимает время и деньги.

Марьяна Торочешникова: Диана Михайловна, и вот я обещала вернуться к разговору о компенсации морального вреда. Если человек все же добился рассмотрения его дела в суде, дошел до суда, на какую сумму компенсации морального вреда, не вреда здоровью, он может рассчитывать реально?

Диана Сорк: В России очень маленькие суммы компенсаций морального вреда. Безусловно, это зависит от конкретной ситуации и от конкретных последствий для данного дела. И если было причинение вреда здоровью, то компенсация будет выше. Но в среднем по продуктам питания - от 100 до 1 тысячи рублей компенсация.

Марьяна Торочешникова: И еще, Диана Михайловна, скажите, пожалуйста, какие сферы товаров, продуктов питания наиболее опасны с точки зрения возможных отравлений и с точки зрения наиболее частых обращений граждан в суд, вот именно в связи с тем, что они купили некачественный именно такой товар? Что это - молочные продукты, алкогольная продукция, напитки?

Диана Сорк: Это алкогольная продукция, это некоторые консервы, бывает, рыбные консервы. Это могут быть молочные продукты - это по сезону.

Марьяна Торочешникова: То есть вот именно на эти товары нужно обращать особое внимание и внимательнее читать то, что написано...

Диана Сорк: Я думаю, что читать надо в отношении любых товаров. Но в отношении этих - внимательнее.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Диана Михайловна.

Я сегодняшнюю передачу хочу закончить словами, которые прислал Вячеслав из Санкт-Петербурга к нам на пейджер. "Ничего не стоит так дорого, как человеческая глупость. Здоровье потребителей в руках потребителей".

XS
SM
MD
LG