Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О юридических последствиях энергетического кризиса в Москве


[ Радио Свобода: Программы: Правосудие ]
[18-07-05]

О юридических последствиях энергетического кризиса в Москве

Ведущая Марьяна Торочешникова

Марьяна Торочешникова: Сегодня в передаче мы вновь будем говорить о юридических последствиях энергетического кризиса в Москве и в нескольких, прилегающих к столице, областях. Во-первых, потому, что опубликован отчет комиссии РАО "ЕЭС России" по расследованию аварии в РАО, который не содержит вывода о том, что авария была следствием форс-мажорных обстоятельств или террористического акта. Во-вторых, оглашены итоги работы парламентской комиссии, которая проводила собственное расследование, и депутаты пришли к выводу, что главной причиной масштабной энергетической аварии в Московском регионе 25 мая явились неправильные действия диспетчерского персонала как РАО "ЕЭС России", так и региональных диспетчерских управлений.

О том, к каким выводам пришла прокуратура, возбудившая по факту аварии уголовное дело по статьям, предусматривающим наказание за халатность и злоупотребление служебными полномочиями, пока неизвестно. Но, тем не менее, после всех этих отчетов шансы потребителей электроэнергии на выигрыш в суде возросли. Да и сам Анатолий Чубайс заверил, что РАО "ЕЭС России" возместит весь ущерб от энергетической аварии, произошедшей 25 мая в Москве, в том случае, если он будет доказан в суде. Оговорившись почему-то, что оценку ущерба от аварии может дать только Арбитражный суд.

Как бы там ни было, потенциальные ответчики установлены, а потребительские организации уже открыли "горячие линии" для жителей Московской, Тульской, Калужской и Рязанской областей. Проводится юридическое консультирование и сбор данных о людях, которые готовы в условиях подобных кризисов оказывать безвозмездную помощь тем, кто в ней в большей степени нуждается.

И вот сегодня со мной в студии, к сожалению, всего один эксперт - это председатель Совета Международной конфедерации обществ прав потребителей Дмитрий Янин. Говорю "к сожалению", поскольку мне, да и вам, наверное, было бы интересно узнать мнение представителей энергетиков на сей счет, но они последовательно отказались от участия в передаче. В РАО ЕЭС сказали, что "мы уже свое мнение озвучили, и готовы ущерб компенсировать". В "Мосэнерго" отказали потому, что у них сейчас очень серьезные дела, и вот именно сегодня, в понедельник, проходит заседание совета директоров, поэтому никто не может прийти. А в Московской энергетической компании согласились первоначально прийти и поучаствовать в передаче, и о том, что оттуда никто не придет, я узнала буквально за час до выхода программы в эфир. Так что я приношу свои извинения, если вам покажется обсуждение проблемы несколько односторонним.

Итак, Дмитрий, скажите, пожалуйста, почему КонфОП, в частности, решил организовать работу вот таких "горячих линий"? Чего ради? Неужели люди самостоятельно, если они видят в этом необходимость, не смогут обратиться в суд и отстоять свои права?

Дмитрий Янин: Действительно, 25 мая произошло массовое нарушение прав потребителей. И как установлено было соответствующими комиссиями, ответственность за данное нарушение прав граждан несут энергосбытовые компании, первоначально транспортные компании - те, которые не выполнили обязательства перед потребителями, а впоследствии, в порядке регресса - РАО "ЕЭС России".

К сожалению, нынешняя судебная система, не являющаяся дружелюбной по отношению к простому человеку, - это, на самом деле правда, и трудно простому человеку в суде отстоять свои интересы, - не способствует тому, чтобы люди шли в суды и возмещали нанесенный им реальный ущерб. Хотя законодательство Российской Федерации предусматривает, в частности 547-ая статья Гражданского кодекса, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора энергоснабжения та сторона, которая нарушила права, должна обеспечить возмещение реального ущерба пострадавшей.

И именно для поддержки граждан, физических лиц была открыта "горячая линия", и она еще будет работать до конца сентября, на базе КонфОП. И в региональных обществах потребителей ведется бесплатное консультирование всех пострадавших для того, чтобы помочь людям подготовить документы для суда. Мы рассчитываем на то, что такая наша активность позволит пострадавшим получить возмещение с минимальными затратами времени и с минимальными затратами денег. К тому же признано компанией, что будет возмещение. И у нас состоялись предварительные переговоры с РАО ЕЭС, на которых была достигнута договоренность о том, что все случаи, которые будут поступать к нам через "горячую линию", будут в досудебном порядке рассмотрены на совместной комиссии. И дальше судебное рассмотрение, если мы договариваемся, что все документы есть и реально есть пострадавшие с доказанным ущербом, судебное заседание будет проходить в формальном режиме. То есть не будет этих бесконечных переносов и не будет неявки ответчика.

А почему РАО ЕЭС не может выплатить эти деньги в досудебном порядке, потому что это государственная компания, и члены правления этой компании заявили, что "как только будут выплаты до суда, нас могут обвинить наши акционеры - государство - в том, что мы нецелевым образом расходуем средства, что влияет на тарифы и так далее". То есть во избежание упреков именно такая стратегия о том, что весь доказанный в суде ущерб будет возмещен, вот эта стратегия сейчас осуществляется компанией.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Дмитрий.

Дмитрий, скажите, пожалуйста, как давно уже работает "горячая линия" и сколько уже обращений от граждан к вам поступило?

Дмитрий Янин: "Горячая линия" работает с 1 июля. Уже получено чуть более 100 звонков. Как правило, большинство звонков касаются возмещения либо морального ущерба, нанесенного людям, которые, например, оказались в метрополитене и длительное время там просидели, и вторая по частоте обращений претензия касается выхода из строя бытовой техники.

Почему это происходит по бытовой технике. Так как перед отключением электроэнергии в нескольких регионах произошел скачок напряжения - и у людей часть телевизоров, холодильников просто не выдержали этого скачка и сломались. Соответственно, здесь возмещение может быть - стоимость ремонта.

Я бы хотел сказать, что, в принципе, "горячая линия" - это как бы базовая консультация правовая, чтобы вы оценили свои шансы, а дальше уже юристы в обществах потребителей будут рассматривать все документы, которые у вас есть, и помогать эти доказательства нанесенного ущерба вам собирать.

Марьяна Торочешникова: Это будет делаться бесплатно?

Дмитрий Янин: Да-да, это все будет делаться бесплатно - и звонки, и прием ведется бесплатно. Телефон "горячей линии" в Москве: 975-02-54, - с 10 до 18 часов вы можете звонить. И также у операторов вы можете уточнить, по каким адресам в названных областях ведется прием граждан.

Марьяна Торочешникова: Это многоканальный телефон, я так понимаю?

Дмитрий Янин: Да. И еще одна задача, которую мы ставили перед "горячей линией", с правовой точки зрения здесь никаких нет аспектов - мы хотели понять, насколько граждане России и москвичи чувствительны к подобного рода событиям. В частности, мы попросили телефонистов и людей, которые читают, выписывают газеты, которые знают о "горячей линии", и тех людей, которые готовы помогать нуждающимся... Я, например, 25 числа оказался в метро, и я как бы понимал, что должны были быть люди, которые не пускали бы людей в метро, помогали бы выводить пожилых людей...

Марьяна Торочешникова: Волонтеры.

Дмитрий Янин: Да-да, нужны были волонтеры. Но вот по волонтерам ситуация вообще критическая. То есть за все две недели не позвонил ни один человек, который готов на волонтерской основе помогать в подобного рода кризисах службам города либо общественным организациям.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Дмитрий.

У нас уже есть дозвонившийся. Давайте послушаем Геннадия Васильевича из Москвы. Пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Очень важный для меня вопрос вот в чем заключается. В том, что очень много говорят сейчас об изношенности основных фондов, и якобы уже как бы запланированы эти катастрофы. Поэтому это очень важный момент. Но вот я, например, знаю, что даже в советские времена нормативные акты существовали, вплоть до уголовного преследования, за то, чтобы амортизационные отчисления, которые положено, в любом случае, вводить в основные фонды, вот их никуда больше не тратить, ни по каким другим направлениям их не тратить. Вот я не слышал, чтобы эти нормативные акты советского даже времени кто-то отменял. Если они действуют, то кого, на ваш взгляд, нужно судить?

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, пожалуйста.

Дмитрий Янин: Давайте дождемся завершения расследования прокуратуры, и, видимо, прокуратура установит, была ли вина совета директоров компании "Мосэнерго" в распределении полученных средств, которые поступают от потребителей.

Уже однозначно можно сделать вывод о том, что, видимо, в самое ближайшее время, несмотря на то, что тариф может быть пересмотрен в сторону увеличения, так как источником для обновления этих основных фондов, к сожалению, являются те платежи, которые делают потребители. Насколько эти тарифы обоснованы, здесь будет разбираться федеральная тарифная служба. И поэтому реально надо ждать решения прокуратуры.

Но независимо от того, направлялись деньги на амортизацию или не направлялись, пострадавшие граждан могут получить возмещение нанесенного им реального ущерба.

Марьяна Торочешникова: И, кстати, в отчете РАО ЕЭС говорится в первую очередь... выводы по аварии не о ветхих фондах, я просто процитирую, что "в результате расследования получены данные, которые указывают на то, что авария произошла в результате наложения ряда факторов, каждый в отдельности из которых не привел бы к аварии, и тем более с такими масштабами". Ну, соответственно, здесь говорить, что дело только в ветхих фондах, было бы, как минимум, не очень корректно.

Давайте послушаем Георгия Сергеевича из Петербурга. Он дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. В одной из ваших передач того времени один из докладчиков (фамилию я всегда забываю) сообщил очень подробную деталь, что Чубайс в свое время снял с обслуживания линий очень опытных людей и заменил их своими. И вот вам результат. "Кадры решают все", но тут в отрицательном смысле. То есть никакой политики, просто низкая квалификация обслуживающих лиц. Спасибо.

Дмитрий Янин: Вот я предлагаю не оценивать кадровые решения руководства РАО ЕЭС, так как для этого есть акционер - государство. И если привести такой пример, не важно, кто виноват за выпуск некачественной колбасы - фасовщик, технолог, поставщик сырья, - вот на выходе произведен некачественный продукт. На выходе произошла авария, вследствие неправильных действий компании, может быть, недоинвестировали, может быть, диспетчеров не подготовили. Но теперь нужно просто из этой ситуации выходить, используя те механизмы правовые, которые есть. И здесь другого решения, к сожалению, нет.

Люди, в принципе, у нас довольно отходчивые. Но около 20 тысяч пассажиров оказались под землей, в течение некоторого времени сидели без воздуха, без вентиляции.

Марьяна Торочешникова: Ну, это стресс, вообще-то, для человека.

Дмитрий Янин: Да, стресс. И люди имеют право на возмещение нанесенного им морального ущерба. У части людей пропали продукты.

Марьяна Торочешникова: Кто-то застрял в лифте.

Дмитрий Янин: Да, кто-то застрял в лифте. Были случаи, когда из-за неработающих светофоров произошли аварии.

Марьяна Торочешникова: Опять же пробки были.

Дмитрий Янин: Да. И в том случае, если по авариям того возмещения, которое происходит в рамках ОСАГО, не хватает, вы можете предъявить претензии к городским службам за данные правонарушения и получить сверх страховки стоимость ремонта. Просто на самом деле эти иски не будут долгими, так как ущерб до 50 тысяч рублей... если иск до 50 тысяч рублей, вы можете обращаться к мировым судьям. И поэтому здесь львиная доля всех претензий потребителей попадает к мировым судьям.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Дмитрий.

Вот такой вопрос пришел на пейджер. "Скажите, а можно ущерб с Чубайса взять "живым" электричеством? Ну, скажем, за сгоревший телевизор - пять лет бесплатной доставки электроэнергии в мою квартиру".

Дмитрий Янин: Нет, такой механизм не предусмотрен. И изначально ответчиком у вас будет энергосбытовая компания. В Москве - это в настоящий момент "Мосэнерго", а вот в других регионах это по-разному, это не всегда даже структуры РАО ЕЭС. Поэтому эти компании уже в порядке регресса должны будут взыскивать с РАО ЕЭС нанесенный им ущерб.

Марьяна Торочешникова: То есть "натурой" не получится?

Дмитрий Янин: "Натурой" не получится точно.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Дмитрий.

Сергей из Петербурга дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Дмитрий, скажите, пожалуйста, не приведут ли все эти суммы исков граждан и корпоративные к тому, что тарифы энергетиков взлетят до заоблачных величин? А им деваться некуда.

Дмитрий Янин: Действительно, единственным источником возмещения подобного рода расходов может быть... сначала это прибыль компании, а потом, если прибыли не хватает, это могут быть тарифы. Мы не предполагаем, что доказанная сумма ущерба будет существенна для РАО ЕЭС. Потому что те цифры, которые назывались изначально экспертно - миллиарды долларов, они на самом деле не считались. То есть, к нашему сожалению, простой человек не может реально взыскать большую сумму с РАО ЕЭС, а наша судебная система может переварить вполне определенное количество истцов. И здесь говорить о том, что потребители своими действиями приведут к росту тарифов, не приходится. То есть это может быть несколько сотен исков действительно тех, кто серьезно пострадал, а для компании это не является существенным.

Марьяна Торочешникова: Валентина из Москвы дозвонилась на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Где можно найти закон об установлении срока исковой давности, в частности для ЖЭКа, не более трех лет? И второй вопрос. Что делать, если, например, в "Гортепло" и в ЖЭКе не принимают во внимание этот закон и, так сказать, досаждают этим?

Дмитрий Янин: У вас задолженность перед ними?

Слушатель: Нет. Они говорили о задолженности, но был суд - они в суд подали, и суд не признал задолженности, то есть ее нет. А теперь они опять говорят о задолженности уже на срок более четырех лет, от четырех до девяти лет - вот этот период.

Марьяна Торочешникова: Ну, вообще исковая давность предусмотрена Гражданским кодексом.

Дмитрий Янин: Да, это в Гражданском кодексе.

Марьяна Торочешникова: В Гражданско-процессуальном, точнее.

Дмитрий Янин: И если решение суда уже было принято по предыдущим претензиям, то мне кажется, вы можете в ответе дать ссылку на то решение, которое уже вынес суд, и показать, что требования неправомерны.

Марьяна Торочешникова: А вообще исковая давность по таким делам, она три года.

Дмитрий Янин: Да-да.

Марьяна Торочешникова: Наталья из Петербурга дозвонилась на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой узкий аспект этой проблемы по поводу метро. Я вот только что вернулась из Праги, и там настолько комфортно себя чувствуешь в метро, не говоря уже о том, что там нет давки этой ужасной, как у нас, например, в Санкт-Петербурге, и, наверное, в Москве так же. Там вот эта принудительная вентиляция создает ощущение... ну, хочется даже туда спуститься. Здесь я в метро не могу ездить - мне плохо делается, даже когда не отключают электричество. Так вот, скажите, может быть, первоначально-то ситуация такая тяжелая получилась после отключения электричества именно из-за того, что у нас редко ходят поезда? В частности, в Санкт-Петербурге ведь очень редко ходят поезда. Я помню, в моей молодости 30 секунд был интервал. И что люди просто как селедки в бочке, что нет вентиляции. Может быть, с кем-то другим надо судиться?

Дмитрий Янин: Нет, действительно, по тем ситуациям, когда люди 25-го числа оказались в метро блокированными, ответчиком выступает Метрополитен. И, конечно, Метрополитен в этом случае будет доказывать, что он не мог ничего предпринять, чтобы обеспечить движение электропоездов из тоннелей, чтобы обеспечить людям комфортные, насколько это возможно, условия.

Но я абсолютно согласен с вами, что услуги Метрополитена в российских городах, они, конечно, находятся на уровне 50-х годов прошлого века. То есть подобная система сейчас практически в развитых странах не используется. И, действительно, нет кондиционирования вагонов, тесно, шумно. То есть по показателям шума многие станции не соответствуют санитарным нормам, и это выясняется санитарными врачами. По частоте признано, что, в частности, в Москве несколько станций не соответствуют требованиям санитарного состояния. Поэтому реально это как бы очередной повод городским властям все-таки рассмотреть, насколько возможно изменить работу муниципального транспорта. Потому что с этим связаны как раз проблемы пробок, которые существуют в Москве, в Санкт-Петербурге. И люди просто не хотят идти в метро.

Марьяна Торочешникова: Скажите, Дмитрий, разве в метро не должна существовать какая-то аварийная система, предусмотренная...

Дмитрий Янин: И это было, аварийное освещение 25-го числа работало. Проблема состояла в том, что на тех станциях, где уже было ясно, что произошел сбой в электроснабжении, службы Метрополитена пускали людей в вагоны, которые тащились, и усугубляли ситуацию. И далее, существовала система аварийной доводки поездов, но, в принципе, она не на всех станциях сработала. Поэтому здесь технологические вещи лучше обсуждать с работниками Метрополитена. Но, в принципе, вывод людей из тоннелей свидетельствует о том, что не везде сработали аварийные системы по обеспечению движения электропоездов.

Марьяна Торочешникова: А люди вообще знали, что происходит?

Дмитрий Янин: Это второй вопрос. И он как раз показывает неэффективность деятельности служб Гражданской обороны. То есть в тех районах Москвы, где не было радио, где не работала мобильная связь, люди вообще не понимали, произошла ли война или что-то еще. Потому что люди были без телевизора, без телефона и без радио.

Марьяна Торочешникова: Скажите, Дмитрий, насколько велика роль государства в том, что произошло? Ведь в России наверняка существуют специальные законы, которые обязывают чиновников информировать людей в такой ситуации и предпринимать все меры для скорейшей ликвидации последствий подобных техногенных аварий.

Дмитрий Янин: Действительно, вы правы, говоря о том, что государство несет ответственность за то, что происходит с гражданами в такие дни. И, к сожалению, можно сказать, что Министерство по чрезвычайным ситуациям в части информирования людей о происшедшем не справилось с задачей. Люди, которые оказались в районах без электричества, они не могли получить информацию ни по телефону, ни по радио. Альтернативные системы оповещения граждан, которые должны существовать в чрезвычайных ситуациях, не были задействованы. И это стало причиной того, что появились слухи, появились страхи. Слава Богу, что подобная катастрофа не сопровождалась выбросами на каких-то химических предприятиях...

Марьяна Торочешникова: Но слухи ходили самые разные по этому поводу.

Дмитрий Янин: Да. Но представьте ситуацию, что отключение электричества сопровождается выбросом хлора или чего-то еще, когда алгоритм действий граждан, он вполне определенный, и выполнишь ты рекомендации службы или не выполнишь, от этого зависит твоя жизнь. Здесь не было даже попытки выстроить систему оповещения людей о том, что произошло.

Марьяна Торочешникова: И можно ли требовать компенсации с чиновников, в частности, обращаться напрямую к МЧС с иском?

Дмитрий Янин: Теоретически можно. Практически в такого рода ситуациях выводы должны делать те структуры, которые занимаются отслеживанием деятельности органов исполнительной власти, и должны приниматься какие-то быстрые административные выводы. Потому что если человек подаст в суд и через год докажет, что МЧС не предприняло каких-то шагов, то я боюсь, что это решение никаких последствий правовых иметь не будет. И поэтому здесь оперативно должны среагировать другие структуры - правительство либо президент. Потому что, на наш взгляд, без оценки, как действовали те или иные городские службы, нельзя жить в таком большом городе, как Москва, Санкт-Петербург, в других городах. Потому что такого рода аварии могут происходить часто. И они могут быть еще серьезнее. И на что рассчитывать людям, куда им бежать, где им получить информацию, где их ближайшее бомбоубежище - вот это все должно как-то доноситься до населения. К сожалению, здесь этого не происходило. И те радиожурналисты, с которыми мы общались, говорили о том, что реально они являлись инструментом обмена информацией между госструктурами. То есть госструктуры, слушая новостные... они признались, что "мы узнавали о новостях в городе через радиостанции". И все замечательно, это очень хороший показатель работы журналистов, но это говорит о том, что другие каналы не работали. А где у людей не было радио, как они могли узнать о произошедшем?..

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Дмитрий.

И у нас есть дозвонившийся. Римма Исааковна из Петербурга, пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте. Я, в общем-то, можно сказать, по просьбе жильцов ЖСК номер 661 Фрунзенского района. После отключения горячей воды после очередного ремонта наш дом не подключили. И как нам сказала наш председатель ЖСК, нас не подключили из-за того, что у нас неплательщики. Я больше чем уверена, что таких неплательщиков в других ЖСК больше чем достаточно. Почему не подключили наш дом? И есть ли закон, на основании которого это сделали, или это произвол нашего председателя ЖСК? И что в таких случаях делать? Почему мы являемся заложниками? Ситуация как бы бытовая, но тем не менее...

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, пожалуйста.

Дмитрий Янин: Действительно, вы абсолютно правы, односторонний отказ компании в обеспечении добросовестных плательщиков горячим водоснабжением недопустим. Это противоречит законодательству. В настоящий момент компания, заинтересованная во взыскании задолженности в судебном порядке, должна предъявлять иски к неплательщикам. Какие-либо меры, связанные даже с отключением неплательщиков, они незаконны. Нельзя у людей отнять свет, газ, воду и отопление. Компания должна эти расходы взыскать через суд. Если денег у людей не хватает и нет других источников погашения задолженности, может быть принято решение о переселении людей в другое жилье. Но отключать невозможно.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, а что делать вот сейчас людям, которые являются добросовестными квартиросъемщиками или владельцами квартир?

Дмитрий Янин: Нужно обратиться от имени ЖСК, и если председатель ЖСК не будет поддерживать вас, тогда напрямую к организации, с которой у вас заключен договор на водоснабжение, с требованием подключить вас к водоснабжению. Если они не отреагируют, здесь нужно готовить это же заявление в прокуратуру. Это незаконные действия. И во многих регионах Российской Федерации прокуратура пресекала подобного рода нарушения прав граждан.

Марьяна Торочешникова: Довольно эффективно?

Дмитрий Янин: Да-да.

Марьяна Торочешникова: Но нужно иметь в виду, что такие обращения обязательно нужно регистрировать в компании, которой вы будете предъявлять претензию, оставлять у себя образец или же отправлять по почте заказным письмом с уведомлением о вручении, чтобы у вас был аргумент для суда.

Анатолий из Петербурга дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Будьте любезны, может быть, не совсем по адресу вопрос. Существуют ли какие-нибудь устройства защиты квартиры и аппаратуры от неожиданных, несанкционированных отключений? К кому обратиться и узнать, сертифицированные такие устройства существуют у нас в России?

Дмитрий Янин: Что вы имеете в виду?

Марьяна Торочешникова: От перепада напряжения.

Слушатель: Не только от несанкционированных отключений. Вот чтобы у меня вся аппаратура не сгорела, чтобы я четко знал...

Дмитрий Янин: Есть. Вы можете обратиться... эти устройства довольно популярны, есть аккумуляторы, которые позволят вам в течение какого-то времени обеспечить функционирование домашней техники. Есть фильтры, которые сглаживают эти скачки. Это магазины электробытовой техники, они могут это продавать.

Марьяна Торочешникова: Или электронные рынки.

Дмитрий Янин: Да-да. То есть это все доступно. И если вы опасаетесь, то лучше такие приборы приобрести, если скачки у вас происходят постоянно.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, у меня вот какой вопрос к вам. Вы сказали, что сейчас фактически за две недели работы "горячей линии", даже три недели, было порядка 100 обращений граждан. Считаете ли вы, что это мало или много? Потому что первоначально ожидалось, что РАО ЕЭС и "Мосэнерго" просто завалят исками и претензиями. Ожидалось, что их будет, по меньшей мере, тысячи.

Дмитрий Янин: Да, вы абсолютно правы. Мы тоже исходили из того, что люди будут активно звонить на наш телефон и дальше будут активно посещать офисы обществ потребителей. Скорее всего, люди посчитали, что, может быть, не имеет смысла требовать возмещения либо возмещение крайне маленькое. Но мы надеемся, что в течение ближайших месяцев ситуация немножко исправится, и те люди, которые действительно пострадали, столкнулись с поломками, с какими-то авариями, оказались вследствие этого отключения в больнице, у которых ухудшилось самочувствие, они все-таки поактивнее будут обращаться к нам.

Марьяна Торочешникова: Возможно, если вы правильно организуете работу, люди действительно с большей активностью начнут обращаться на "горячую линию" за помощью, и, возможно, вот именно количеством подобных обращений и исков можно будет как-то дисциплинировать энергетиков, в частности.

Сергей из Петербурга дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Добрый день. Вот у меня такой вопрос. В частности, после многочисленных отключений сейчас в летнее время из водопровода в зоне, так сказать, коттеджной застройки идет жидкость, напоминающая кофе по цвету. Как вы думаете, кому можно предъявлять претензии за испорченные фильтры и за прочее?

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, пожалуйста.

Дмитрий Янин: К организациям, которые занимаются водоснабжением. То есть, действительно, после ремонта теплотрасс и системы водоснабжения вода в течение длительного времени ржавая. Это связано с тем, что применяемые в большинстве регионов России трубы находятся в критическом состоянии. И, во-первых, если есть возможность, я вам советую эти фильтры на какой-то период отключить, снять, демонтировать, из кранчиков можно выкрутить всевозможные сеточки, потому что, в противном случае, они не выдерживают и года работы после подобного рода ремонтов. Если у вас уже какая-то произошла поломка, то вы предъявляете претензии тому, кому платите за оказанные услуги, и требуете возмещения нанесенного ущерба.

Марьяна Торочешникова: То есть, соответственно, нужно будет какую-то экспертизу проводить?

Дмитрий Янин: Да, нужно будет провести экспертизу, а также нужно будет доказать, что... то есть составить соответствующий акт, что это произошло после планового отключения водоснабжения, и связано это с тем, что куски ржавчины попали в ваш кран или в ваш фильтр.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, скажите, пожалуйста, вот сейчас люди, наконец, обратятся на "горячую линию" к вам, начнут подавать иски в суды, сколько времени, скорее всего, будут длиться, на ваш взгляд, эти судебные разбирательства? И когда первый человек получит первую компенсацию от РАО ЕЭС, "Мосэнерго", Метрополитена, не важно, - от той компании, с которой он будет судиться по поводу этой аварии?

Дмитрий Янин: Если речь идет о мировом судье, то мы оцениваем, что разбирательство судебное займет где-то от трех месяцев до шести месяцев. В принципе, это не такой длительный срок, исходя из того, что в среднем дела по защите прав потребителей длятся у нас в районе года.

Мы также говорим о том, что люди могут не опасаться каких-либо дополнительных расходов. Все расходы, связанные, например, с экспертизой техники, из-за чего она сломалась, если это произошло 25-го числа, будут взысканы с энергоснабжающей организации.

Уточнить, какие документы вами должны быть собраны, вы можете по телефону "горячей линии": 975-02-54. И также вы можете прийти на прием в общество потребителей и проконсультироваться с ними опять же бесплатно. То есть мы постарались сделать все, чтобы для людей подобного рода обращения были в наибольшей степени доступны и беззатратны.

Марьяна Торочешникова: И все-таки, Дмитрий, давайте воспользуемся имеющейся у нас возможностью - тем, что мы в прямом эфире, и, может быть, вы скажете, какие документы нужно подготовить и собрать для того, чтобы наиболее эффективно...

Дмитрий Янин: Если речь идет о том, что у вас, например, сгорела бытовая техника. Алгоритм действий такой. Прежде всего вам нужно обратиться в сервисный центр изготовителя, а он указан в гарантийной книжке на прибор. Если такого не существует, то в любой сервисный центр, находящийся в вашем городе. И вам нужно обратиться с просьбой подготовить вам акт, в котором будет отражена причина поломки техники, подлежит ли техника ремонту или нет. Далее, ориентировочно должна быть указана стоимость ремонта. Помимо этого, то есть фактически в акте должно быть три пункта: в чем причина, подлежит ли техника ремонту и какова стоимость ремонта. Также в суде вам придется доказывать, что эта поломка произошла 25 мая. И это можно доказать путем свидетельских показаний. Если поломка произошла после, все равно энергоснабжающая организация отвечает за стабильность напряжения, чтобы не было скачков.

Марьяна Торочешникова: То есть главное, чтобы была установлена причина?

Дмитрий Янин: Причина - это скачок в напряжении.

Второй момент наиболее популярный - это взыскание морального вреда. Здесь вы можете подкрепить свои заявления наличием обращений к врачу, то есть выписка из карты, что вы обращались к врачу и что с вами происходило - это был гипертонический криз или что-то еще.

И также, если идет речь о том, что компания не оказала вам транспортную услугу, то здесь, если вы опоздали, например, на поезд или поезд задержался, вы поздно приехали, то здесь вам нужно будет на вокзале получить справку о том, когда прибыл поезд либо самолет. И дальше уже, если будет установлен факт опоздания, в суде вы доказываете нанесенный вам этим опозданием ущерб.

Марьяна Торочешникова: Ну и, соответственно, если испортились продукты в холодильнике...

Дмитрий Янин: Да, то это чек на приобретенные продукты, а также показания не менее двух свидетелей о том, что это произошло именно 25-го или в последующие дни. И если чек не сохранился, то показания свидетелей о том, что было в этом холодильнике.

Марьяна Торочешникова: Вот Владимир из Санкт-Петербурга прислал сообщение на пейджер: "Небольшое количество обратившихся с жалобами говорит о том, что, прежде всего, люди не верят в систему правосудия, не верят, что могут чего-то добиться. А те, кто богат, они просто не считают это большим ущербом". Вот таково мнение Владимира из Санкт-Петербурга. Дмитрий, вы согласны с таким мнением? Или, возможно, в данной ситуации... она как раз несколько иная, потому что наверняка кто-то из судей...

Дмитрий Янин: Да-да, вы абсолютно правы, что многие судьи оказались в такой же ситуации. В принципе, те документы, те законы, на которые будут ссылаться потребители, они довольно известны. Это закон "О защите прав потребителей", Гражданский кодекс. И здесь нельзя опасаться того, что в суде трудно будет вам отстоять свои интересы. Поэтому недоверие здесь, скорее, имеет некую историческую основу. Хотя, в принципе, дела довольно-таки простые, и решение о возмещении здесь может быть вынесено довольно-таки быстро.

Марьяна Торочешникова: Тем более что наверняка судьи войдут в положение граждан.

Дмитрий Янин: Будем надеяться.

Марьяна Торочешникова: Они же выносят решение, в частности, о компенсации морального вреда, руководствуясь принципами разумности и справедливости. Поэтому здесь, наверное, будет несколько легче.

Вот я прочитала внимательно отчет РАО "ЕЭС России". И мне очень жалко, конечно, что никого от энергетиков сегодня нет у нас в гостях, в передаче. Очень жалко, потому что у меня были к ним вопросы. Я часть вопросов, может быть, Дмитрий, попробую адресовать вам, и надеюсь, вы сможете ответить.

Вот здесь первоочередные оргтехмероприятия, направленные на недопущение подобных нарушений и аварий - это вот к какому выводу пришли эксперты РАО ЕЭС. В частности, "подготовить предложения и инициировать процесс, включающий в себя экономические, рыночные, и административно-командные обязательные нормативные механизмы, как стимулирующие, так и обязывающие потребителей электрической энергии участвовать в регулировании напряжения в сети со стороны потребления". Как это можно понимать? Просто я очень долго пыталась понять, каким образом потребители электрической энергии могут участвовать в регулировании напряжения в сети, и насколько вообще законна такая постановка вопроса.

Дмитрий Янин: Видимо, речь идет не о розничных потребителях, не о простых гражданах, а о компаниях, которые заказывают данную услугу, покупают электроэнергию у энергоснабжающих организаций. И здесь, действительно, возможны какие-то изменения. Но, на мой взгляд, здесь рекомендации вполне правильные. И сейчас как бы компания должна действительно предпринять шаги с тем, чтобы минимизировать вероятность подобного рода событий для таких мегаполисов, как Москва, Санкт-Петербург и другие крупные города.

Марьяна Торочешникова: Леонид Петрович из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Уважаемый Дмитрий, у меня просьба своеобразная. Вот в связи с этой аварией резко ухудшилось состояние акватории Москвы-реки. Я и мои коллеги... я пенсионер, немножко занимаюсь спортом, своих коллег-пенсионеров пытаюсь отвлечь от пилюль. За нами пошла и молодежь. Мы устроили систему тренировок с купанием. Сейчас я до сих пор не могу добиться, в каком состоянии находится вода в Москве-реке. Я лично купаюсь, Бог со мной. Но я не могу кому-то рекомендовать или не рекомендовать. Я не знаю, в каком состоянии Москва-река. Хоть я и потребитель каждый год этой услуги...

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, скажите, пожалуйста, где можно узнать об этом?

Дмитрий Янин: Насколько мне известно, действительно, с 25-го числа, когда отключили несколько очистных сооружений, был вброс большого количества нечистот в Москву-реку. И вот реально я тоже не знаю, где можно купаться в Москве-реке. Судя по тому, что показывается, купаться нельзя нигде, потому что ситуация очень плохая. Она состоит в том, что довольно длительное время по тем пробам, которые брались, не предпринимались меры по наказыванию виновников в систематическом загрязнении реки. На дне реки скопилось довольно большое количество тяжелых металлов.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, а где можно получить информацию?

Дмитрий Янин: Это служба природного надзора. Заместитель руководителя этой службы - это Митволь. Я думаю, что можно один из эфиров посвятить тому, какова экологическая ситуация в городе, в Московской области. Они следят за соблюдением законодательства. Также есть экологическая милиция.

Марьяна Торочешникова: Ну, это предмет для передачи "Запретная зона" - экологическая программа, которая выходит на Радио Свобода. И я думаю, там наверняка эта информация предоставляется слушателям.

Пришло сообщение от госпожи Савельевой на пейджер: "Мне кажется, что немногие обратились за возмещением средств из-за отключения электроэнергии, так как мало кто пострадал. В то время как мэр и правительство сделали все возможное, чтобы обвинить Чубайса из-за желания его сместить. А в Америке тоже был энергокризис, но вряд ли там кто-то обращался в суды".

Дмитрий Янин: Да, вы правы, в Америке обращались люди в суды, однако соотношение потенциально нанесенного ущерба и исков, которые были предъявлены в суды, один к тысяче. То есть потенциально посчитали, что ущерб составляет около миллиарда долларов, а в суд обратились с иском в районе миллиона долларов несколько структур. Поэтому здесь действительно и там обращаются не все, кому может быть нанесет и кому был нанесен ущерб, а единицы. Однако, на наш взгляд, мы считаем, что те люди, которые хотят, они должны получить свое возмещение, так как это цивилизованный способ разрешения споров - без всякой политики, без всяких оценок, кто справился, кто не справился. Мы тоже считаем, что последствия аварии были устранены максимально быстро. В США, когда в Нью-Йорке был подобного рода кризис, а также в Калифорнии, устранение заняло около трех суток. В Москве это произошло где-то за несколько часов, где-то это заняло сутки, но сроки были довольно-таки сжатые, что говорит о том, что профессионально можно сработать.

Теперь задача состоит в том, чтобы компании заплатили тем, кому нанесли ущерб. И второй момент очень важный, мы считаем, что структуры РАО ЕЭС должны этим шагом продемонстрировать, что они ориентированы на клиентов. То есть это цивилизовано, когда та компания, которая нарушила чьи-то права, выплачивает. Потому что в дальнейшем эта компания зависит от нас с вами, зависит от потребителей - юридических лиц, и им не должно быть безразлично, как мы думаем, как мы относимся к данной структуре и будем ли мы вовремя выполнять свои обязательства перед ними.

Марьяна Торочешникова: Слушатель по имени Дмитрий прислал сообщение на пейджер: "Уважаемый гость в студии, то, что вы перечисляли для того, чтобы доказать ущерб в нашей стране, с нашей бюрократией и с нашей коррупцией, просто невозможно выполнить. Вот поэтому, наверное, никто и не жалуется". Вы согласны, Дмитрий?

Дмитрий Янин: Ну, жалуются, нельзя сказать, что никто не жалуется. В регионах, кстати, люди поактивнее, потому что для них, видимо, и ущерб в 1,5-2 тысячи рублей за ремонт является более существенным, чем для москвичей, либо доверие к судебной системе в Туле выше, чем в Москве. Так что я не стал бы все списывать на недоверие к судам, так как это не очень серьезные иски, и эти иски не являются политическими.

XS
SM
MD
LG