Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Осенний призыв в армию


[ Радио Свобода: Программы: Правосудие ]
[17-10-05]

Осенний призыв в армию

Ведущая Марьяна Торочешникова

Марьяна Торочешникова: В сегодняшней передаче мы продолжим тему осеннего призыва в армию. Поможет мне в этом руководитель Московского регионального отделения Союза Комитетов солдатских матерей Светлана Кузнецова.

Закон об альтернативной гражданской службе действует в России полтора года, но положение это не спасает, и уклонистов среди призывников не уменьшается. Между тем, этой осенью в соответствии с указом президента в армию должны уйти 140 тысяч 900 человек в возрасте от 18 до 27 лет. Все ли из них пойдут в армию добровольно? И как, не нарушая закон, остаться на гражданке? Ответы на эти и другие вопросы я надеюсь получить от гостьи в студии.

Итак, Светлана Алексеевна, расскажите, пожалуйста, многое ли изменилось за те полтора года, что в России действует закон об альтернативной гражданской службе? И убавилось ли желающих "закосить" от армии, как высказался недавно президент Путин?

Светлана Кузнецова: Вы знаете, желающих очень убавилось. Потому что тот закон, который был принят полтора года назад, мы его называем просто ужасным. Во-первых, это служба экстерриториальная...

Марьяна Торочешникова: Убавилось желающих "закосить" или убавилось желающих проходить альтернативную службу?

Светлана Кузнецова: Да, проходить альтернативную службу. Потому что, во-первых, эта служба экстерриториальна, то есть это не рядом с домом, и молодой человек, естественно, не может по выходным приходить домой или учиться в вечернем институте, только, может быть, заочно. Во-вторых, это просто огромный срок службы: для простых призывников, со средним, средне-техническим образованием - это 36 месяцев; и с высшим образованием - 18 месяцев.

Марьяна Торочешникова: В то время как обычные призывники...

Светлана Кузнецова: Обычный призывник служит 24 месяца, то есть два года, и призывник с высшим образованием служит год.

Марьяна Торочешникова: Таким образом, законодатель сделал все, чтобы подавить желание у людей идти на альтернативную службу.

Светлана Кузнецова: Да, идти на альтернативную службу, во-первых. Во-вторых, заключается договор о работе и о зарплате по прибытию на рабочее место. И поэтому зарплата там может быть, ну, 600-700, 1 тысяча рублей, ну, какие у нас зарплаты в медицинских учреждениях, больницах, поликлиниках, в каких-то домах престарелых. То есть там минимальная зарплата.

Марьяна Торочешникова: А при этом государство их размещает за свой счет?

Светлана Кузнецова: Не государство размещает, а встречающая сторона размещает. То есть это та же больница или предоставляется общежитие. Если это воинская часть... у нас, кстати, ребята в воинских частях могут проходить службу...

Марьяна Торочешникова: Против чего выступают правозащитники.

Светлана Кузнецова: Естественно, они возражали. Хотя и на гражданских должностях, но опять же... я даже не представляю, какое будет к ним отношение, к этим ребятам, которые, грубо говоря, "косят" по альтернативной службе.

Марьяна Торочешникова: Скажите, тем не менее, все ли, кто подавал заявления о желании проходить альтернативную службу, получили то, чего хотели? Или же большинству приходилось через суды добиваться того, чтобы их направили именно на альтернативную гражданскую службу?

Светлана Кузнецова: Сейчас, насколько я знаю, практически в суды не подаются заявления. То есть удовлетворяются все заявления на альтернативную службу.

Марьяна Торочешникова: То есть военкоматы идут навстречу, в принципе?

Светлана Кузнецова: Да, конечно.

Марьяна Торочешникова: И здесь проблем никаких не возникает. Хорошо.

А если говорить не о тех, кому внутренние убеждения мешают проходить обычную военную службу, а о ребятах-призывниках. Вот с начала нынешнего осеннего призыва в центральных российских газетах, как обычно, было множество публикаций о том, на какие ухищрения идут военкоматы для того, чтобы...

Светлана Кузнецова: Завлечь призывника.

Марьяна Торочешникова: Да... и чтобы все-таки собрать эти 140 тысяч 900 человек, и отправить их в армию. И, в частности, рассказывалось о каких-то курьезных случаях, когда работники военкоматов, чтобы выманить призывника действовали, как говорится, "на живца", и просили девушек позвонить, чтобы назначить свидание, чтобы парнишку из дома выманить.

Скажите, пожалуйста, вот действительно ли стали гуманнее вот эти "завлекаловки", или облавы, о которых раньше говорилось, - облавы в метро, около учебных заведений - они все так же продолжаются?

Светлана Кузнецова: По весне у нас вот чем обманывали. У студентов, которые заканчивали средне-технические заведения, у них срок окончания обучения 30 июня, как правило. И им говорили: "Принесите справку, мы вам официально запишем в вашем личном деле, что у вас отсрочка". Народ у нас на это шел, доверял представителям военкоматов. А им вместо того, чтобы предоставить вот эту законную отсрочку, им вручали повестки на отправку в войска. Говорили: "Диплом мама получит. Или позвони в техникум, скажи своим преподавателям, чтобы тебе экзамены перенесли на ранние сроки, чтобы ты успел защититься".

Также у нас был курьезный случай. К нам пришел мальчик, ему позвонил участковый и сказал, что "на тебя заведено уголовное дело - ты являешься свидетелем убийства, пожалуйста, зайди". Ну, молодой человек испугался, естественно, потому что серьезное преступление. Он пришел к участковому, а вместо того, чтобы взять у него показания, его отвезли в военкомат...

Марьяна Торочешникова: То есть под белы рученьки...

Светлана Кузнецова: ...и разу вручили повестку на отправку в войска.

Марьяна Торочешникова: А что делать в таких случаях ребятам, если вот вдруг они попались? Например, в этой истории с участковым. Как нужно поступать, чтобы все-таки не отправиться в армию?

Светлана Кузнецова: Самое первое, что мы советуем ребятам и родителям, - обязательно оформить все свои отсрочки или освобождение - это в обязательном порядке. Не ждать того, чтобы к вам пришел участковый или представитель милиции. Если у вас есть основания, то пойти и все это оформить. То есть либо это по учебе - справку формы 26 отнести; если по здоровью - то принести все свои медицинские документы, пройти там медкомиссию.

Марьяна Торочешникова: До начала призыва?

Светлана Кузнецова: До начала призыва, в начале призыва. Как правило, все вот эти конфликты с доставкой призывников в военкоматы, какие-то неприятности начинаются ближе к концу призыва, то есть когда начинаются массовые отправки, и не хватает людей на так называемый план по отправке. То есть начинают обманывать и все остальное - и участковый, и девушки, и к соседям приходят и просят занести что-то или за солью зайти, предположим, или сказать "я сосед снизу, вы меня заливаете" - то есть масса всего. Поэтому обязательно оформить все вот эти отсрочки.

Если вы попадаете в военкомат... если молодой человек попадает, во-первых, в милицию, а потом в военкомат, обязательно сразу позвоните родителям.

Марьяна Торочешникова: А будет такая возможность?

Светлана Кузнецова: Ну, сейчас, по-моему, у 99 процентов ребят есть сотовые телефоны. То есть обязательно позвонить родителям, что "у меня произошло то-то и то-то". И родители должны бросать все свои дела, бежать в военкомат, выяснять, что случилось, почему молодого человека доставили, какие причины. Если уж совсем крайняя ситуация, бывает такое, если молодого человека хватают в конце призыва, то есть милиция, военкомат - и вечером наша знаменитая Угрежка в Москве, или городской сборный пункт где-то в области, или что-то еще... Во-первых, я настоятельно советую ребятам, у кого есть сотовые телефоны, их прятать - прятать в трусы, в носки - куда угодно, потому что...

Марьяна Торочешникова: Чтобы не отобрали.

Светлана Кузнецова: Да, отбираются телефоны, и невозможно позвонить, сообщить родителям, где ты есть. И родители два-три дня...

Марьяна Торочешникова: Вообще могут не знать, где ребенок.

Светлана Кузнецова: Да. И бегают по милициям, по моргам, по больницам - ищут своего ребенка. И звоните нам. Ну, вот крайний случай - бегите, ребята, все просто бегите, бегите к нам, бегите в Комитет, к сожалению.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ваш совет.

Скажите, пожалуйста, Светлана Алексеевна, вот вы говорили об отсрочках. Где-то прошлым летом особенно активно обсуждалась возможность отмены вообще всех отсрочек, кроме отсрочек по состоянию здоровья. Как-то сейчас эти разговоры поутихли. Тем не менее, можете ли вы сейчас напомнить для слушателей, какие отсрочки остались у призывников, в каких случаях молодой человек не подлежит призыву в армию?

Светлана Кузнецова: Во-первых, разговоры об отмене отсрочек не утихли. На той неделе Министерство обороны заявило, что буквально, по-моему, на днях (мы так думаем, что к весеннему призыву) отменяется социальная отсрочка - это по родителям-пенсионерам. Отменяется отсрочка для аспирантов - тех ребят, которые учатся в аспирантуре. Ну, вообще многие отсрочки отменяются. И мы этого очень боимся. Когда на прошлой неделе опять прозвучало это заявление, у нас пошел просто шквал звонков от родителей-пенсионеров.

Марьяна Торочешникова: А это осталось только заявлением или сейчас существует уже какой-то закон?

Светлана Кузнецова: Нет, закон еще не существует. Но существует уже реальная угроза для родителей-пенсионеров, потому что мы всем говорим, что это отсрочка, это временное какое-то явление. И лучше получить освобождение от службы в армии по состоянию здоровья. Вот по состоянию здоровья получает молодой человек освобождение. И по состоянию здоровья - это сделать достаточно просто. Потому что существует Положение о военно-врачебной экспертизе, где 89 статей, по которым можно получить освобождение. Я вот родителям говорю, что с неправильным прикусом и с кривыми ногами можно в армию не ходить.

Марьяна Торочешникова: То есть у нас есть такое положение?

Светлана Кузнецова: Есть такие статьи.

Марьяна Торочешникова: Но, тем не менее, ребят берут. И как же тогда себя вести человеку на медкомиссии, чтобы не попасть?

Светлана Кузнецова: Во-первых, прежде чем идти на медкомиссию, надо подготовить себя - надо подготовить соответствующие медицинские документы, изучить вот это Положение о военно-врачебной экспертизе, найти свою статью, понять, по какой статье ты не годен - и смело идти в военкомат.

Марьяна Торочешникова: Спасибо.

Давайте послушаем дозвонившуюся на Радио Свобода Ольгу из Петербурга.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, по поводу отсрочек от армии. Мы родители-инвалиды опорно-двигательного аппарата, в инвалидной коляске и на костылях. И предполагается нашего сына теперь взять в армию для альтернативной службы по месту жительства. Вы не могли бы прокомментировать, может быть, вы знаете, это как, он теперь должен вместо того, чтобы помогать родителям, идти ухаживать в Дом престарелых, а к нам соцработника пришлют, что-то такое я слышала?

Марьяна Торочешникова: Ольга, а кто вам об этом сказал?

Слушатель: Я читаю прессу.

Светлана Кузнецова: Вы знаете, если у вас на сегодняшний день... во-первых, надо выяснить, какой группы вы инвалиды - первой или второй. Если на сегодняшний день вы являетесь инвалидами первой и второй группы (а я так думаю, что, скорее всего, первой, если вы с мужем колясочники), и если у вас нет больше детей, кроме вашего сына-призывника, то не имеют права забрать вашего сына. Во-вторых, извините, вы сами больны, и, скорее всего, у вашего ребенка тоже есть проблемы со здоровьем, просто надо обследовать и посмотреть, может быть, ребенок должен получить освобождение от службы в армии.

Марьяна Торочешникова: А что делать, если, тем не менее, человека такого призывают к службе в армии, куда обращаться, к кому апеллировать?

Светлана Кузнецова: Во-первых, можно для начала обращаться в вышестоящую призывную комиссию субъекта Федерации. То есть в Санкт-Петербурге - это к Матвиенко.

Марьяна Торочешникова: Просто пожаловаться?

Светлана Кузнецова: Да, написать жалобу письменно. Или обратиться в суд. Госпошлина, по-моему, сейчас стоит 100 рублей. И судиться. Пока вы судитесь, пока вы жалуетесь - решение о призыве приостанавливается, и ваш молодой человек дома.

Марьяна Торочешникова: Я вас попрошу поподробнее рассказать чуть позже о том, как это делать - как судиться и какие документы собирать.

А сейчас давайте послушаем Сергея, который дозвонился к нам из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я хочу рассказать два случая очень интересных. Я сам после ДТП оказался в больнице. Там вообще видел совершенно жуткие сцены, когда бабушки пытались перекладывать человека с переломом шейки бедра или таза, они его просто сбрасывали с кровати. И вот я как-то разговорился там с докторами. И они говорят: "Слушай, мы бы человек 20 взяли альтернативщиков с таким удовольствием, мы бы еще как-то помогли им здесь".

Марьяна Торочешникова: То есть сами врачи заинтересованы в том, чтобы...

Слушатель: Это не просто заинтересованность, а там же некому... Там люди пенсионного возраста пытаются здоровенных, 90-100-килограммовых мужиков ворочать. Это же смешно.

И второй случай. Я просто познакомился с группой молодых людей в конце августа, они путешествовали автостопом и пытались найти, извините, "окно" в границе, чтобы уйти отсюда. Но самое интересное, что в этой группе был один юноша и три девушки. И эта группа у них распалась. Двоим удалось куда-то в Латвию уйти. А вот эти двигались в сторону Карелии. Они услышали, что там вроде какой-то более облегченный переход. Представляете, молодежь ведь разбегается. Причем это нормальные, здоровые, симпатичные ребята.

Светлана Кузнецова: Ну да. Я думаю, если бы молодые люди проходили свою альтернативную службу не экстерриториально, а по месту жительства, и срок службы был бы поменьше, и опять же достойная зарплата, чтобы молодой человек мог бы жить нормально и помогать своим родителям, то все было бы нормально, и не разбегались бы.

Марьяна Торочешникова: Однако в России этого, к сожалению, пока не происходит.

Светлана Кузнецова: К сожалению, нет.

Марьяна Торочешникова: На пейджер пришел вопрос. Григорий спрашивает: "Будут ли призываться в армию женатые мужчины?".

Светлана Кузнецова: Женатый - с ребенком или без?

Марьяна Торочешникова: Здесь не уточнено. Пожалуйста, вы уточните.

Светлана Кузнецова: Существует на сегодняшний день отсрочка, если у жены 26 недель беременности или есть в семье ребенок до трех лет, то есть тогда полагается отсрочка. И вот ее, кстати, тоже хотят отменить.

Марьяна Торочешникова: Вот у меня к вам такой вопрос. А вообще о чем мы говорим сейчас? Почему бы молодым людям ни пойти в армию и ни служить? Тем более что российские власти говорят, что время сейчас мирное. И вообще армия - лучшая школа жизни для молодого человека. Зачем пугать-то? Зачем их удерживать, дома прятать, не пускать в военкомат? Может быть, пусть идут ребята - послужат и вернутся через два года?

Светлана Кузнецова: Во-первых, позиция нашей организации - армия должна быть добровольной и профессиональной, контрактной. То есть молодой человек должен идти туда по зову души. А когда его загоняют туда палками, ожидающей девушкой или еще чем-то, он не будет хорошо служить. И та армия, которая существует сегодня... ну, все видят тот негатив, и средства массовой информации постоянно передают, что ребята сбежали, кого-то избили или еще какие-то проблемы. Родители и сами молодые люди просто боятся. И многие ребята просто говорят, что терять два года в армии своей молодой жизни, хотя можно было бы принести гораздо больше пользы для общества, они просто не хотят этого делать. Или мы видим просто вот тот негатив, который... Вот у нас произошел ужасный случай. К нам на той неделе прибежал мальчик, он служил в Санкт-Петербурге. Его начальник сдал своему другу в аренду...

Марьяна Торочешникова: Начальник военной части?

Светлана Кузнецова: Да, начальник военной части сдал своему другу в аренду, я не знаю, для работы. Молодой человек жил где-то в подвале. Его пьяные офицеры, бывшие офицеры избивали палками, гоняли спьяну. И в конце концов, ему облили руки кислотой, обе руки. И когда его доставили в реанимацию, у него все руки были просто синие. И врачи очень долго боролись за то, чтобы оставить руки целыми. И когда он к нам пришел, он говорит: "Я понял, что такое немецкий плен в Великую Отечественную войну или плен, который проходят наши ребята в Чечне".

Марьяна Торочешникова: И что? Что случилось вот с этим человеком? Было ли возбуждено уголовное дело? Ведется ли расследование?

Светлана Кузнецова: Сейчас мои коллеги отправили в прокуратуру... у нас каждую неделю работают сотрудники прокуратуры из разных подразделений Министерства обороны. И я надеюсь, что те люди, которые вот этого мальчика обидели, просто будут наказаны.

Марьяна Торочешникова: А вообще это единичный случай или это, в принципе, такая страшная, но довольно типичная для России ситуация?

Светлана Кузнецова: Скорее всего, типичная.

Марьяна Торочешникова: Часто ли призывники или те ребята, которые проходят срочную военную службу, становятся фактически рабами у военачальников?

Светлана Кузнецова: На той неделе был принят закон, чтобы нельзя было ребят отдавать на какие-то строительные работы или еще что-то, и наши военачальники, офицеры в частях будут придерживаться вот этого закона, и будет к ним применяться уголовная статья. Но вообще часто такое бывает. Но надеемся, что такого не будет.

Марьяна Торочешникова: А что за ответственность? Вот вы знаете, какая ответственность предусмотрена для тех военачальников, которые все-таки ребят отправили?

Светлана Кузнецова: К сожалению, нет.

Марьяна Торочешникова: Скажите, пожалуйста, и что же все-таки делать человеку в случае, если его призывают на военную комиссию, он проходит медицинскую комиссию в военкомате, он знает, что у него неважное состояние здоровья, и, тем не менее, ему ставят заключение "здоров, для службы годен"? Что делать в этой ситуации?

Светлана Кузнецова: Обжаловать в суде или в вышестоящей призывной комиссии субъекта Федерации.

Марьяна Торочешникова: А как это нужно обжаловать? Нужно сделать где-то независимое медицинское обследование?

Светлана Кузнецова: Желательно в военкомат принести уже свои какие-то медицинские документы, и желательно не из районных поликлиник, к сожалению.

Марьяна Торочешникова: Почему?

Светлана Кузнецова: Потому что я называю это дискриминацией по половому признаку. У нас с 15 лет молодые люди призывного возраста, они вот чем ближе к 18 годам, они становятся здоровее и здоровее. То есть их не принимают в поликлиниках, им отказывают в медицинском обследовании, лечении и во всем остальном. То есть девочки у нас могут болеть и лечиться, а мальчики - нет.

Марьяна Торочешникова: Значит, им следует пойти в какую-то платную поликлинику, судя по всему?

Светлана Кузнецова: Можно в платную, можно попробовать все-таки у себя сделать обследование, настоять на том, чтобы к тебе нормально отнеслись. У нас же есть институты российского значения, которые обслуживают всех больных России, можно платно там пройти обследование. Принести свои медицинские документы в военкомат, заявить о том, что ты болен. И если представители военно-врачебной экспертизы не поймут и не смогут на основании предоставленных документов определить категорию годности к службе в армии, тогда надо направлять молодого человека на дополнительное обследование от военкомата. Он его проходит, дай Бог, подтверждает свое заболевание - и получает свой военный билет.

Марьяна Торочешникова: Отдавать медицинские документы нужно в оригинале?

Светлана Кузнецова: Нет, желательно в копиях.

Марьяна Торочешникова: Почему?

Светлана Кузнецова: Ну, оригиналы часто в военкоматах теряются. Мы заметили, что когда готовятся амбулаторные карты в поликлиниках, из них пропадает первая часть медицинский документов, которые там есть. Когда они приходят в военкомат, пропадает вторая часть медицинских документов, которые там есть. И от карты остается одна корочка, верхняя часть, и там практически ничего не остается.

Марьяна Торочешникова: Но военкоматы требуют подлинники медицинских документов?

Светлана Кузнецова: Требуют подлинники.

Марьяна Торочешникова: И как из этой ситуации выйти? Нотариально заверять?

Светлана Кузнецова: Нотариусы, к сожалению, практически не заверяют медицинские документы, потому что, как правило, они написаны от руки. А нотариус же заверяет каждую закорючку. А иногда просто невозможно прочитать, что там написано.

И поэтому просто советуем призывникам до начала призывной кампании направить свои медицинские документы на адрес военкомата заказным письмом с уведомлением: "Прошу приобщить к моему личному делу копии следующих медицинских документов", - и вы перечисляете то, что вы отправляете. И вот это все должно быть в личном деле молодого человека.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Светлана Алексеевна.

И у нас есть дозвонившиеся - это Нина Павловна из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот моему сыну 18 лет, у него бронхиальная астма, и в предписном свидетельстве стоит статья 52в. Одновременно он является пока студентом. А мы пенсионеры. И он у нас единственный сын. То есть вот эта отсрочка для нас будет отменена. Но статья 52в, она как бы у нас навсегда, надолго или как? Они считают, что она в легкой форме, но сами ее поставили.

Светлана Кузнецова: Во-первых, бронхиальная астма в любой форме непризывная. Вы слышали, что я говорила, что собираются отменять отсрочки для пенсионеров. И когда вашему сыну будет 18 лет, пожалуйста, вы все свои медицинские документы соберите, спокойно идете в военкомат. И желательно не говорить, что ваш сын является студентом. Потому что в военкоматах проще дать отсрочку по учебе и не направлять на дополнительные... я не знаю, какая у них там возня, почему они этого не любят. А просто заявить, что ваш сын болен: "Пожалуйста, вот наши медицинские документы". Подтверждаете диагноз "астма" - и ваш ребенок получает освобождение от службы в армии. И с 31 декабря 2004 года переосвидетельствование по военному билету, как раньше было, каждые три года, оно отменено. То есть ваш сын получит военный билет и освобождение, и больше его трогать никто не имеет права.

Марьяна Торочешникова: А вот мне тут подсказывает продюсер, что Нина Павловна говорит о том, что институт уже прислал в военкомат сообщение о том, что ее сын является студентом.

Светлана Кузнецова: Ну, если институт прислал, или, предположим, ваш ребенок является студентом уже, вы просто можете пойти (желательно вместе с сыном) в военкомат и заявить о том, что ваш ребенок болен, и "будьте любезны, оформите нам освобождение от службы в армии по состоянию здоровья".

Марьяна Торочешникова: То есть здесь важнее добиваться никаких не отсрочек, а именно освобождения.

Светлана Кузнецова: Если будет отсрочка, то в графе "годность", скорее всего, напишут, что он годен с незначительными ограничениями. И те пять-шесть лет, которые он учится, они пройдут очень быстро. И опять же, Бог его знает, что будет с нашими студентами после 2008 года. И если в графе "годность" будет написано "здоров", и молодой человек придет в военкомат через пять лет или через два года, тогда скажут: "Ага, ты пять лет был здоров, а сейчас заболел? Врешь ты все".

Марьяна Торочешникова: Нам на пейджер пришло сообщение, и я вас попрошу его прокомментировать. "Ваша тема - не нарушить закон и не пойти служить в армию - похожа на то, что залезть на елку и не поцарапаться. Вам сегодняшний режим власти этого не позволит, поскольку сама сила - это военный призыв, а чиновники совсем не хотят платить деньги". Я не совсем поняла, о чем идет речь, о каких деньгах. Но, тем не менее, это действительно реально - не нарушая закон, не идти...

Светлана Кузнецова: Реально. Нужно просто изучить Конституцию Российской Федерации. В свое время, когда я ее прочитала, я проехала остановку в метро. Там столько прав, кроме обязанностей... Прочитать Конституцию, прочитать закон о воинской обязанности. И опять же я повторяю, что в Положении о военно-врачебной экспертизе 89 статей, по которым можно либо идти, либо не идти в армию. Ну, из 89 статей можно что-то в своем организме найти.

Марьяна Торочешникова: На самом деле получается не очень радостная картина. В таком случае, у нас практически все молодые люди больны.

Светлана Кузнецова: Да. Вот когда к нам приходят, по моим наблюдениям, из 100 человек, ну, максимум двое абсолютно здоровы.

Марьяна Торочешникова: А сколько человек вообще ежегодно к вам обращаются перед каждым призывом - ребят, которые пытаются как-то избежать военной службы?

Светлана Кузнецова: Мы работаем практически круглогодично, ну, кроме лета - летом мы берем отпуск. У нас каждую неделю проходят лекции для призывников - порядка 100-150 человек бывает на каждой лекции. Индивидуальные консультации у нас бывают. Ну, мы считали, где-то порядка 2-3 тысяч в год человек у нас бывает на приемах.

Марьяна Торочешникова: У вас бывают на приемах в московском и в региональном...

Светлана Кузнецова: Из Москвы и Московской области к нам идут. 2-3 тысячи человек в год.

Марьяна Торочешникова: Скажите, пожалуйста, а вот откуда такое сильное нежелание у ребят-призывников идти в армию? Мы об этом немножко поговорили, но, тем не менее, ситуация-то, наверняка, должна как-то измениться. Вот сейчас по тем сообщениям, которые к вам поступают от ребят, которые убегают из частей и прибегают к вам, скажем, греться под крыло и прятаться в Комитетах солдатских матерей, что они рассказывают? Стало ли меньше таких ребят или стало больше? Или ничего не изменилось? То есть как обстоят дела в армии? Действительно ли там страшная дедовщина, как об этом говорилось раньше? Или хоть что-то изменилось, сдвинулось с мертвой точки?

Светлана Кузнецова: К сожалению, ничего не меняется. Дедовщина как была, так она и остается. Страшнее всего бывают случаи с ребятами, которые действительно хотели идти в армию, и они пошли в армию. И они сталкиваются с таким негативом не только со стороны своих сослуживцев, со стороны тех ребят, которые живут с ними в казарме, а со стороны офицеров - вот это страшнее всего. Когда офицеры и избивают... Вот месяц, наверное, назад был у нас молодой человек, которого офицер пытался изнасиловать. Причем этот мальчик, он хотел служить, он хотел заключить контракт на дальнейшую службу. И когда приехали офицеры из части, спросили: "Ты будешь служить?", - он сказал: "Ни за что". И мальчик сейчас комиссован - у него была огромная психическая травма, и его комиссовали по психиатрии.

Марьяна Торочешникова: Скажите, пожалуйста, тем не менее, можно ли найти какую-то первопричину этой дедовщины в армии? У меня сложилось такое впечатление, что сейчас в армию из ребят идут только те ребята, в большинстве своем, кто жил в неблагополучных семьях. То есть у них не было возможности, например, поступить учиться, как бы самостоятельно сдав все экзамены, и денег на то, чтобы заплатить за обучение, нет. И вот куда им деваться - они идут в армию. И мне казалось, что именно это порождает дедовщину.

Светлана Кузнецова: Ну, может быть, озлобленность. Вы знаете, к нам идут из всех слоев населения - и дети медицинских работников, и педагогов. Кстати, самые запущенные дети у медицинских работников и у педагогов, потому что они занимаются своей любимой работой, а на своих собственных детей, может быть, или времени не хватает, но не обращают внимания. А вот детей богатых или олигархов у нас не бывает.

Я не знаю первопричины дедовщины. Ну, может быть, потому, что сейчас призывают в армию после того, как ребята прошли зону, отсидели, может быть, из-за этого. Может быть, всеобщая озлобленность. Если его полгода били или год били, а он вымещает свою злобу и ненависть вот на тех ребятах, которые приходят.

Марьяна Торочешникова: Это, кстати, к вопросу, который пришел нам на пейджер. "Пожалуйста, скажите, сыновья высоких чиновников, особенно из правительства, где проходят службу, и проходят ли вообще? Пока все не будут служить наравне со всеми, ни о каком справедливом призыве речи не будет", - считает слушатель, который не подписался.

Светлана Кузнецова: Вы знаете, я не слышала, чтобы сыновья высокопоставленных чиновников где-то служили. Как правило, они учатся за границей, там же живут и работают. У нас был совершенно замечательный дедушка, который сказал: "Когда внуки Ельцина пойдут в армию, тогда и я своего внука отдам в армию".

Марьяна Торочешникова: У меня вот какой к вам вопрос, Светлана Алексеевна. Мы с вами все больше, наверное, теоретизировали, а теперь хотелось бы поговорить о практической стороне дела. Мы уже сказали о том, каким образом родители могут добиться освобождения от армии для детей по состоянию здоровья. А теперь скажите, пожалуйста, вот что делать ребятам, если во время прохождения призывной комиссии были со стороны призывной комиссии допущены какие-то нарушения? На кого жаловаться? Какие бумаги собирать? Здесь же еще нужно собирать доказательственную базу. Вот что делать в этом случае? У кого искать помощи?

Светлана Кузнецова: В первую очередь надо написать заявление в свою районную прокуратуру - это в обязательном порядке, если вас обидели работники призывной комиссии. И если это работники военкоматов, люди в погонах, то обратиться в Военную прокуратуру московскую, там очень хорошо работают. Если это врачи - то в Департамент здравоохранения написать. И я всем родителям на наших лекциях говорю: "Приготовьтесь быть бюрократами. То есть вы должны общаться со всеми только письменно. Если вы придете к какому-нибудь чиновнику и просто скажете "я жалуюсь" или еще что-то, чиновник может это проигнорировать. Но если это письменное заявление, то никто проигнорировать не имеет права. Вам обязаны письменно ответить, какие были приняты меры, или еще что-то".

Марьяна Торочешникова: А в какие сроки?

Светлана Кузнецова: Максимум месяц.

Марьяна Торочешникова: А вот эти заявления желательно подавать каким образом - приходить лично и регистрировать или отправлять по почте с уведомлением?

Светлана Кузнецова: Можно заказным письмом с уведомлением. Но лучше, чтобы ускорить процесс, потому что письмо с уведомлением идет по Москве, по-моему, неделю, лучше самостоятельно сходить. И если это прокуратура, то поговорить по следователем, если это Департамент здравоохранения, то со соответствующим отделом. И в Военную прокуратуру тоже можно сходить.

Марьяна Торочешникова: Спасибо.

Валерий Милованов из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы задать вот такой вопрос. Вы говорите об альтернативной службе детей, а я бы хотел поговорить об альтернативной службе матерей. На мой взгляд, матери занялись альтернативной работой. Вместо того, чтобы рожать детей, они занялись "откашиванием" этих детей от службы. В Чечне этим не занимаются, в Косово этим не занимаются. То есть как вернуть матерей к исполнению их прямых обязанностей? Вот, наверное, в чем проблема-то.

Марьяна Торочешникова: То есть вы считаете, что уберечь своего ребенка от каких-то негативных последствий во время прохождения военной службы, в общем, это занятие не для матерей, да?

Слушатель: Я считаю, что это альтернативное их занятие. То есть они, "кося" от основного занятия, занимаются альтернативной работой, чтобы не работать по существу. Понимаете? Имитация бурной деятельности.

Светлана Кузнецова: А что значит - работа по существу?

Слушатель: Раз мать, она должна рожать 8-12 детей. Правильно?

Марьяна Торочешникова: И всех отправлять в армию?

Слушатель: Кто в армию, кто-то в бизнес, кто-то воровать, кто-то ловить воров.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Валерий. Ваша позиция понятна.

Тем не менее, что сейчас мешает матерям спокойно своих детей отправлять в армию, уже понятно, и сегодня мы об этом уже несколько поговорили в передаче. И тем более, мы об этом говорили в передаче, которая состоялась совсем недавно, где мы говорили о правовой поддержке и помощи для родителей, чьи сыновья погибли во время прохождения воинской службы.

Светлана Кузнецова: К сожалению, у нас очень много таких случаев.

Марьяна Торочешникова: Вот сегодня, когда мы с вами говорили о том, куда нужно жаловаться, вы сказали о прокуратуре. Но, тем не менее, иногда прокуратура для призывника становится не местом, куда можно пожаловаться на какие-то незаконные действия военкоматов, а наоборот, таким дамокловым мечом и пугалом, что "вот если ты будешь скрываться, если ты не явишься на призывной пункт, если ты будешь уклоняться от службы в армии, то тебя непременно тут же схватят, посадят, и будешь тогда сидеть в тюрьме". Вот действительно ли это так? В каких случаях призывников привлекают к уголовной ответственности?

Светлана Кузнецова: К уголовной ответственности молодой человек привлекается, если ему была вручена повестка для отправки в войска - это явиться в 7 часов утра с вещами, с мылом, с какими-то личными вещами, но он не явился без уважительной причины. А уважительной причиной у нас может быть болезнь, либо своя, либо ближайших родственников, если он берет больничный лист по уходу, либо есть обжалование какое-то по состоянию здоровья или еще что-то, пошло обжалование в вышестоящую призывную комиссию субъекта Федерации, либо в суд - вот только тогда уважительная причина. Если он не явился без уважительной причины - это 328 статья Уголовного кодекса, а это до двух лет тюрьмы или штраф, и причем за это сажают. У нас был мальчик, который отсидел за это 8 месяцев.

Марьяна Торочешникова: А повестку должны вручать лично?

Светлана Кузнецова: Лично в военкомате. То есть она вручается в военкомате. Подпись военкома. Если вы не согласны с решением призывной комиссии, вы можете взять, во-первых, копию решения призывной комиссии, чтобы было понятно, на основании чего вас призвали и какие ваши права нарушены.

Марьяна Торочешникова: А вот эти истории, когда повестки разносят по домам?

Светлана Кузнецова: Это называется "Повестка для вызова на мероприятия, связанные с призывом". И по ней молодой человек, вообще-то, обязан явиться. Но если он не является, то по Административному кодексу это до 500 рублей. Если сам молодой человек расписался, ни мама, ни папа, ни сестра, ни бабушка, ни дедушка, а сам молодой человек.

Марьяна Торочешникова: Таким образом, сейчас многие выбирают такую тактику - просто не открывать дверь, не брать повестку и ничего под ними не писать. Правильно?

Светлана Кузнецова: Бывает, конечно, такое, да. Но опять же призываем к тому, что лучше все оформить.

Марьяна Торочешникова: Все оформить по-честному.

Светлана Кузнецова: По закону.

Марьяна Торочешникова: Вопрос на пейджер пришел: "Мой внук обследовался в Кардиологическом центре. По состоянию здоровья он не может служить в армии с тем диагнозом, который ему поставили. Военкомат направил моего внука в сентябре на обследование в свою больницу. Там прежний диагноз не подтвердили, но и не отменили. Как быть?". Что это за уловка такая?

Светлана Кузнецова: Во-первых, я не поняла, что такое "не подтвердили, но и не отменили". При выписке по акту - это то, что дает военкомат, должен стоять четкий диагноз заболевания этого мальчика. И часто у нас, конечно, бывает такое, что в больнице, куда направляет военкомат, почему-то не находят болезни, чем болеет молодой человек.

Марьяна Торочешникова: И тогда опять же нужно бороться?

Светлана Кузнецова: Да, обязательно.

Марьяна Торочешникова: Нужно уже судиться, жаловаться?

Светлана Кузнецова: Судиться, жаловаться в Департамент здравоохранения. Можно сходить к главному врачу больницы с заявлением опять же, что "у меня было то-то и то-то, я у вас прошел обследование, и почему-то заболевание не подтвердилось". Потому что во многих больницах просто предвзятое отношение к призывникам: "Ты "косишь". Идите все в армию".

Марьяна Торочешникова: А сколько времени может уйти на рассмотрение этого дела в суде? Быстро ли их суды рассматривают?

Светлана Кузнецова: По-разному. У нас было дело, которое длилось, по-моему, три года. То представители военкомата не являлись, потом отправили на экспертизу судебно-медицинскую. Около трех лет длилось дело. Самое длинное, по-моему, насколько я знаю.

Марьяна Торочешникова: А минимально?

Светлана Кузнецова: Месяц.

Марьяна Торочешникова: То есть вот к этому нужно готовиться. И все то время, пока дело рассматривается в суде...

Светлана Кузнецова: В суде решение о призыве приостановлено до вступления в законную силу решения суда.

Марьяна Торочешникова: И в случае, если в военкомате проигнорируют вот это обстоятельство, то тогда уже встает вопрос о возбуждении уголовного дела по факту превышения служебных полномочий, да?

Светлана Кузнецова: Во-первых, за превышение полномочий. Во-вторых, у судьи можно взять определение о том, что дело находится в суде, и просто показать в военкомате, отправить им копию, родителей попросить отнести.

Марьяна Торочешникова: Чтобы такой проблемы избежать.

Светлана Кузнецова: Да. Во-первых, в военкомат. Во-вторых, обязательно в отделение милиции, сообщить участковому, что вы в суде. И если участковый придет, можно будет сказать: "Извините, мы вас предупредили - мы в суде. У нас все хорошо".

Марьяна Торочешникова: Лидия Ивановна прислала вопрос на пейджер: "Скажите, пожалуйста, как относятся "Солдатские матери" к объявлениям в метро о помощи в "откосе" от армии? И правда ли, что там, в этих организациях, которые помогают, применяют даже такие методы, как "посадить на иглу?". Слышали ли вы что-нибудь о таких радикальных методах?

Светлана Кузнецова: К нам на той неделе приходили так называемые... я их назвала аферистами, так называемые адвокаты военные, которые предлагают за деньги - от 2 тысяч, по-моему, евро - молодому человеку из Москвы сделать временную регистрацию в Питере, чтобы там он получил свой военный билет по заболеванию. То есть там, видимо, какая-то договоренность с каким-то определенным Военным комиссариатом. Мы категорически против таких организаций.

По поводу "посадить на иглу" я не слышала. Была организация... мы пытались ее закрыть, но, к сожалению, по-моему, она опять открылась - ребят по онкологии "откашивали". Им писали, что у них меланома - это рак кожи, вводили, по-моему, какие-то раковые клетки, чтобы где-то чего-то показало, и писали, что якобы делали биопсию, а биопсию второй раз делать нельзя, и вот таким образом "откашивали". Мы категорически против таких мер.

Марьяна Торочешникова: Почему?

Светлана Кузнецова: Во-первых, это неправда. Во-вторых, извините, могут просто "кинуть" в таких организациях. Вы можете заплатить деньги, и деньги немалые, и не известно, что из этого получится. Представляете, человеку ввели раковые клетки в организм, а если у него предрасположенность, если у него есть какая-то начальная стадия?

Марьяна Торочешникова: А как вы пытаетесь бороться с такими организациями? Вы привлекаете на свою сторону сотрудников прокуратуры или тех же военных для того, чтобы пресечь их деятельность?

Светлана Кузнецова: Прокуратуры - нет. Мы обращаемся в средства массовой информации. Если нас спрашивают, мы объясняем, что в такие организации обращаться просто нельзя, что это опасно. Во-вторых, с той организацией у нас тоже... приходил представитель какой-то благотворительной организации, они тоже этим заинтересовались, но это было лет пять назад, давно уже. Они обратились, по-моему, на канал НТВ, там была снята передача - и начала работать сразу прокуратура, Управление по борьбе с экономическими преступлениями. То есть ту организацию закрыли.

Марьяна Торочешникова: Светлана Алексеевна, скажите, пожалуйста, а насколько вообще действенны вот эти способы пропаганды через средства массовой информации, через ваши региональные комитеты, когда вы разъясняете призывникам, что делать можно, а что делать нельзя? Заметно ли улучшается ситуация или все-таки бесправие на призывных пунктах продолжает процветать?

Светлана Кузнецова: Я так думаю, что если человек знает свои права и может их отстаивать, то все будет хорошо.

Марьяна Торочешникова: Но однако же не каждый может отстаивать свои права самостоятельно. Что делать человеку, если он как бы понимает, что у него есть право не ходить в армию на законных основаниях, ну, в силу какого-то заболевания, и, тем не менее, он в чем-то сомневается. Куда ему пойти? Во всех ли российских регионах сейчас существуют Комитеты солдатских матерей?

Светлана Кузнецова: У нас очень много комитетов по России, практически в каждом регионе. И если вы не знаете, где в вашем регионе расположен комитет, просто можно позвонить нам, в наш московский офис, и узнать, есть ли в вашем регионе комитет...

Марьяна Торочешникова: Может быть, вы подскажете, как позвонить вам в московский офис.

Светлана Кузнецова: Да, конечно. 928-25-06. Если в вашем регионе нет такого комитета, мы можем просто по телефону хотя бы проконсультировать, хотя бы какие-то первые шаги наметить.

Марьяна Торочешникова: А в интернете есть ли у вас сайт, где можно было бы получить такую же оперативную информацию?

Светлана Кузнецова: Есть. Но, к сожалению, я его не помню.

Марьяна Торочешникова: Вы просто, к сожалению, не можете адрес сейчас правильно назвать.

Скажите, пожалуйста, когда речь заходит об освобождении от службы в армии, и уже в военном билете стоит та или иная статья, на основании которой человек был освобожден, и если речь идет о здоровье, потом это никак не отражается на выборе будущей профессии? Не возникнут ли у призывника проблемы при трудоустройстве? И как их решать?

Светлана Кузнецова: Во-первых, в военном билете не ставится статья, по которой молодой человек получил этот военный билет и освобождение от службы в армии. Там просто написано "ограниченно годен" или категория годности "В". "Ограниченно годен" - это значит, не годен в мирное время, а годен в войну. Ну, если начнется война, мы, наверное, все пойдем. И то, что находится в личном деле призывника, - это врачебная тайна, ее никто не имеет права разгласить, кроме как по решению суда. Суд может затребовать.

Марьяна Торочешникова: То есть когда молодой человек приходит трудоустраиваться, и если ему зададут вопрос, на основании чего он получил...

Светлана Кузнецова: Ну, можно просто сказать: "Был прикус неправильный. Потом я его исправил. У меня теперь все хорошо - зубки нормальные".

Марьяна Торочешникова: Но вообще человек не обязан говорить о том, на каком основании он получил освобождение от службы в армии?

Светлана Кузнецова: Нет, не обязан.

Марьяна Торочешникова: А для получения прав на вождение автомобиля?

Светлана Кузнецова: Нет, это не отражается. Единственное, если он не состоит на учете в психоневрологическом диспансере. Ну, это не обойдет медицинская комиссия, обязательно должна быть справка из ПНД. То есть это тоже никак не отразится.

Марьяна Торочешникова: Скажите, пожалуйста, вот очень много разговоров было раньше, и уголовные дела возбуждались в отношении коррумпированных сотрудников военкоматов, коррумпированных врачей, которые работают в медицинских комиссиях призывных. Как сейчас обстоят дела с коррупцией? И не процветает ли вымогательство так, как это было года три-четыре назад? Когда просто человек, приходя на призывной пункт, фактически знакомился с прейскурантом.

Светлана Кузнецова: По-моему, сейчас до такой степени уже не доходит. Но к нам приходят родители и говорят, что слышали, что там где-то стоит столько-то денег, там столько-то денег стоит. Во-первых, мы никогда не советуем проделывать такие вещи - покупать военные билеты, потому что... У меня был анекдотичный случай, это было года три назад. Молодой человек за военный билет отдал машину. Это было тогда, когда еще переосвидетельствование было. Прошло три года, он, потирая ручки, пришел на переосвидетельствование - "я же отдал машину, все хорошо, у меня будет все нормально". Он пришел, а ему в военкомате говорят: "Извините, машина сломалась. Новую хотим". Поэтому с этим лучше не связываться. Был случай, когда в одном из военкоматов выдавали военные билеты не Московского военного округа, а Северо-Кавказского. То есть где-то, видимо, закупили бланки, и вот эти билеты продавали, а они тоже незаконные.

Марьяна Торочешникова: И могли, в том числе, возбудить уголовное дело?

Светлана Кузнецова: Конечно. И за то, что ты взятку давал, и это подлог документов. И на этого молодого человека тоже могли возбудить уголовное дело. И когда к нам родители приходят и говорят, что "с нас вымогают", мы говорим: "Пожалуйста, в любых деньгах - хотите в долларах, в евро, в тугриках - в чем хотите, но через Управление по борьбе с экономическими преступлениями".

Марьяна Торочешникова: То есть нужно туда все-таки обратиться, в милицию, и сказать, что...

Светлана Кузнецова: Да, обязательно.

Марьяна Торочешникова: А насколько охотно вот эти Управления по борьбе с экономическими преступлениями идут навстречу родителям призывников?

Светлана Кузнецова: Очень охотно. Мы с Московским управлением очень давно работаем, сотрудничаем. И если есть какие-то проблемы, мы сразу отправляем туда родителей призывников. И им очень помогают.

Марьяна Торочешникова: Действительно помогают?

Светлана Кузнецова: Да, помогают.

Марьяна Торочешникова: Скажите, пожалуйста, теперь, может быть, какой-то единый, общий совет для всех призывников и родителей призывников, которые либо сейчас должны пойти в армию, либо в ближайшие годы, когда им нужно начинать заботиться о том, чтобы ребенок не ходил в армию - в 15 лет, когда мальчика ставят на учет, или уже ближе к призыву? И вот что нужно делать?

Светлана Кузнецова: Знаете, самый маленький призывник у меня был - 1 год 7 месяцев. Пришел папа, его хотели забрать на сборы. Выяснилось, что у него есть сын. Мы поговорили, и я ему объяснила, что может ждать сына, потому что мы не знаем, какая будет армия через 15-16 лет. Просто как только мама родила сына, в роддоме ей сообщили, что у нее родился сын, - собирать медицинские документы, к сожалению.

Марьяна Торочешникова: Все документы подшивать...

Светлана Кузнецова: Все подшивать, все копии, в карты все вклеивать, постоянно жаловаться, к врачам ходить. Упал, сотрясение мозга или еще что-то - пошел к врачу. Не лениться. Чем больше у вас будет пакет документов, тем проще все пройдет при переписке в год исполнения 17 лет, и при призыве в 18 лет.

Марьяна Торочешникова: А какие-то, тем не менее, есть еще такие точки ответственные? Ну, понятно, мальчик родился - начали справки собирать. В 15 лет какие-то специальные меры следует предпринимать?

Светлана Кузнецова: Чем чаще вы ходите к врачам, тем лучше. Не в 15 лет, а ставят на учет в год исполнения 17 лет. Мы рекомендуем родителям ни в коем случае не отправлять ребят со школой в военкомат. Во многих школах просто берут их всем классом и ведут в военкомат. Я как-то видела в военкомате вот эту толпу. И не сомневаюсь, что врачи обращают внимание, если есть проблемы со здоровьем у молодого человека. И опять же скажет ли этот молодой человек, что у него есть проблемы со здоровьем? Здесь рядом его друзья, и он, может быть, постесняется сказать об этом.

Марьяна Торочешникова: То есть просто конвейер такой?

Светлана Кузнецова: Да. Поэтому лучше с родителями. Написать заявление в школе, что "только в моем присутствии".

Марьяна Торочешникова: И в таком случае успех, в принципе, может быть гарантирован?

Светлана Кузнецова: Да, конечно.

XS
SM
MD
LG