Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мошенничество в современной России


[ Радио Свобода: Программы: Правосудие ]
[31-10-05]

Мошенничество в современной России

Ведущая Марьяна Торочешникова

Марьяна Торочешникова: Сегодня мы продолжаем начатый в прошлой передаче разговор о мошенничестве. Но если в тот раз речь шла о финансовых пирамидах, то теперь говорим о мошенничестве на рынке недвижимости. В последнее время в сфере строительства жилья особенно активно применяются пирамидальные и мошеннические схемы сбора денег с граждан. Людям сложно отличить добросовестных застройщиков от жилищно-строительных кооперативов, применяющих мошеннические приемы.

О том, как не попасться на удочку недобросовестных застройщиков и компаний, продающих права на одну квартиру сразу нескольким потребителям, мы и расскажем в сегодняшней передаче, по крайней мере, попытаемся. Помогут мне в этом эксперты в студии - это заместитель начальника Отдела по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики Главного следственного управления ГУВД Москвы Николай Хитриков и адвокат Бюро "Правовая защита" Алексей Голованов.

Но прежде чем начать наш разговор, хочу напомнить, что не далее как в минувшее воскресенье в Москве прошел митинг соинвесторов строительства жилых домов. На Калужской площади собралось около 3 тысяч человек - это те люди, которые покупали квартиры в строящихся домах Москвы и Подмосковья. Но по каким-то причинам строительство домов было приостановлено, и теперь люди не могут ни получить квартиры, естественно, ни вернуть вложенные в их строительство деньги.

Однако подобные проблемы возникают не только у тех, кто хочет приобрести жилье в столице или рядом с ней. Давайте послушаем сюжет, подготовленный нашим корреспондентом в Белгороде Оксаной Быковой.

Оксана Быкова: В Белгороде арестован директор фирмы, который брал деньги с граждан на строительство их жилья, заведомо зная, что ничего для них не сделает. Более 23 миллионов рублей собрал лжебизнесмен с доверчивых людей. Им обещали за два года в центре Белгорода возвести дом, в котором квартиры будут стоить дешевле, чем в других фирмах. Именно поэтому люди охотно становились дольщиками будущего строительства и вносили в фирму крупные суммы - от 300 до 800 тысяч рублей - в зависимости от площади квартиры. Это были в основном северяне, которые находили заманчивое предложение в рекламной газете.

На том месте, где должен уже сегодня стоять жилой многоэтажный дом, никакие строительные работы так и не начались. О будущей стройке говорит только один забор. За него спрятаться от потенциальных новоселов можно было лишь на короткое время. Рассказывает начальник отделения по борьбе с экономическими преступлениями УВД Белгорода Александр Гайворонский.

Александр Гайворонский: Руководство этой фирмы создавало мнимую задолженность. Хотя по договору они должны были перечислять сразу деньги на организацию для того, чтобы инвестировать в строительство дома, однако они пытались на полученных деньгах заработать еще, чтобы можно было в дальнейшем финансировать и для себя - получить какие-то квартиры или помещения. То есть руководитель этой организации поехал в Волгоград, открыл там фирму на себя, еще фирму - на человека, чей паспорт был только использован, и отсюда, из Белгорода, начал перегонять денежные средства в Волгоград. Схема очень простая. Денежные средства, почти все - 18 миллионов - ушли, то есть пытались легализовать через другие фирмы. То есть получается, что деньги просто ушли. Они приняли от дольщиков. Эти деньги не пошли на строительство, а ушли через одну фирму, так сказать, опять же к ним.

Оксана Быкова: На эти деньги, по словам работников ОБЭПа, директор фирмы приобрел три промышленные базы и построил торговый комплекс. Но продать его не успел. На базы и торговый комплекс наложен арест. А сам лжебизнесмен взят под стражу, и сейчас он находится в следственном изоляторе.

Александр Гайворонский: В настоящий момент больше 90 процентов денежных средств будут возмещены по суду. Однако есть и другие дольщики, которые живут на Севере, которые не приезжают, а думают, что их дома строятся.

Оксана Быкова: Следствие по этому уголовному делу ведется восемь месяцев. Вскоре его десятки томов будут переданы в суд - он и поставит точку в этой истории с доверчивыми гражданами, которые были не прочь в центре города построить жилье по низкой цене.

Марьяна Торочешникова: Мы только что прослушали сюжет, который станет иллюстрацией к нашему сегодняшнему разговору.

И мой первый вопрос Николаю Хитрикову. Скажите, пожалуйста, Николай Анатольевич, вот насколько типичны подобные уголовные дела? Это изобретение белгородского предпринимателя или в Москве вы расследуете аналогичные дела, и граждане обращаются с подобными же жалобами?

Николай Хитриков: С данной проблемой Главное следственное управление Москвы столкнулось уже несколько лет тому назад. И как бы в настоящий момент еще люди отбывают сроки наказания, так как это было связано, ну, не со столь примитивной схемой, как белгородская, а с более сложной. То есть фирма под видом государственной фирмы, которая осуществляла несколько десятилетий строительство в Москве, организовала аналогичную схему, фирму, и по схеме принятия денег, как в Белгороде, также принимали деньги, но фактически строительство осуществляли только на 50 процентов. Остальные деньги под различными предлогами через так называемые фирмы-однодневки, то есть зарегистрированные по утерянным, похищенным паспортам, которые не осуществляли никакой предпринимательской деятельности, через них и через соучастников в одном из коммерческих банков Москвы обналичивали и затем пускали на свои личные нужды.

Марьяна Торочешникова: Николай Анатольевич, а вот вы сказали, что под видом государственной компании. То есть они подделывали документы... Вот люди, которые приходили в эту строительную компанию, несли деньги, они что, никак не могли догадаться о том, что это не настоящая компания, а что это аферисты?

Николай Хитриков: Нет, догадаться они не могли, так как в аббревиатуре было различие в одной букве. Было акционерное общество с одним и тем же названием - Мосжилстрой. То есть Мосжилстрой еще с советских времен осуществлял все строительство по Москве. И была организована именно такая же коммерческая фирма. И вот под видом того, что есть доверие к фирме государственной, осуществлялась, будем так говорить, более-менее примитивная схема сбора денег.

Марьяна Торочешникова: И вот в этих случаях правоохранительные органы что предпринимают? Возбуждают дела по факту мошенничества?

Николай Хитриков: В данном случае, да, было возбуждено дело по факту мошенничества. Дело расследовалось не один месяц. Было привлечено порядка 10 человек соучастников во всей этой схеме. Но, так или иначе, только благодаря участию государственных органов, то есть правительства Москвы, застройщики получили жилье.

Марьяна Торочешникова: То есть люди все-таки получили жилье, они получили то, за что платили?

Николай Хитриков: Да.

Марьяна Торочешникова: Скажите, пожалуйста, Алексей, а как часто люди в случае использования застройщиками подобных схем ничего не получают - ни денег, ни жилья? Если учитывать, что в митинге участвовало 3 тысячи человек только в Москве, можно предполагать, что по всей России их гораздо больше. Неужели все эти нюансы нельзя было предусмотреть на ранней стадии, когда заключался договор с этой строительной компанией?

Алексей Голованов: Действительно, если говорить о сложившейся практике, то долевое строительство в городе Москве, в регионах носит элемент риска. Потому что очень часто, несмотря на то, что все условия прописаны, казалось бы, в договоре, установлен даже срок сдачи дома в эксплуатацию, установлен объект, который застройщик обязуется передать, не выполняются сроки, и в результате этого граждане лишаются и денег, которые они заплатили, и возможности получить квартиру.

В моей практике, я хочу рассказать, был случай, когда к нам обратился дольщик, который выяснил совершенно случайно, что его квартира была продана кому-то еще - двойная продажа. Он пошел в строительную компанию, устроил там скандал. И фактически все свелось к тому, что он предъявил в суд иск о расторжении договора и взыскании убытков. Получением решения суда на руки о взыскании этой суммы это дело и закончилось. То есть он вовремя уловил суть проблемы и вовремя среагировал. Но, к сожалению, те же двойные продажи очень часто встречаются в нашей действительности.

Марьяна Торочешникова: Но он все-таки получил деньги после решения суда?

Алексей Голованов: В настоящий момент, насколько мне известно, ведется исполнительное производство. Получается, что на сегодняшний момент он деньги еще не получил. По крайней мере, застройщик отказался в добровольном порядке выплачивать эту сумму.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Алексей.

И у меня, Николай Анатольевич, к вам вопрос. Скажите, пожалуйста, а с какими проблемами сталкиваются следователи при расследовании (простите за тавтологию) подобных дел? Ведь насколько я понимаю, люди очень часто не идут в милицию жаловаться до последнего, потому что надеются, что деньги им все-таки вернут, или квартиру вернут. А если уж пойдешь и нажалуешься в милицию, тогда и человека посадят, и вообще ничего и ни от кого не дождешься.

Николай Хитриков: В данных ситуациях... как я уже ранее сказал, с этой проблемой мы несколько лет тому назад столкнулись, однако как бы эта же проблема возникает спустя опять же какое-то время. Это то же самое, что и использование тех же игр, связанных с финансовыми пирамидами - "МММ", "Тибет", "Чара" и так далее. То есть как бы народ у нас доверчивый, попадается на том, что очень хорошо мошенники - назовем их так для простоты восприятия - используют доверительные отношения граждан, устраивают всевозможные приемы, вуалируя те или иные моменты - или что-то замалчивая, или о чем-то говоря только вскользь, обещая это сделать, а потом разъяснить, потом пояснить, добиваясь того, чтобы поверили...

Марьяна Торочешникова: То есть ведут агрессивную рекламную кампанию, да?

Николай Хитриков: Ну да.

Марьяна Торочешникова: Люди приносят им деньги на строительство... Алексей, вы хотите добавить?

Алексей Голованов: Да. Вы знаете, в самом начале этой передачи, в репортаже корреспондент сказала, что вот то лицо, которое привлекало денежные средства, оно заведомо не имело возможности и не желало строить квартиры. Если говорить о тех трудностях, с которыми сталкивается следствие при расследовании данных дел, я хочу указать на следующее. Как отграничить мошенничество от хозяйственных рисков строительной компании? В мошенничестве всегда следствие должно доказать умысел, то есть то, что должностные лица организации не хотели и не имели возможности построить квартиры в домах.

Марьяна Торочешникова: То есть изначально они преследовали совершенно иные задачи.

Алексей Голованов: И не имели возможность это сделать.

И вот мы возьмем такую ситуацию, когда, казалось бы, строительная компания, которая несколько лет, по крайней мере, на бумаге занимается строительством, имеет все лицензии, имеет в своем составе штат сметчиков, инженеров и так далее, специалистов, однако не строит дома. Тут доказать мошенничество в их действиях очень сложно, потому что их защита сводится к тому, что они говорят: "Ребята, мы преступления не совершали. Мы от своих обязательств не отказываемся. Но сейчас тяжелые времена - растет стоимость цемента, других стройматериалов. И поэтому мы столкнулись с финансовыми трудностями".

Марьяна Торочешникова: И тут уже волей-неволей приходится ждать, когда у них закончатся эти трудности, или идти и через суд добиваться того, чтобы либо вернули деньги, либо предоставили какую-то другую квартиру. Правильно?

Алексей Голованов: Да.

Марьяна Торочешникова: Скажите, пожалуйста, Николай Анатольевич, а вот с какими жалобами чаще всего граждане обращаются к вам? Они жалуются на то, что их обманули, как в белгородской истории, например, вот так жестоко, или же есть более ухищренные способы обмана, когда, например, продают одну и ту же квартиру двум-трем-четырем-пяти людям. Вот каких жалоб больше в сфере недвижимости, в таких уголовных делах, связанных с недвижимостью?

Николай Хитриков: Как правило, их по каким-то категориям разделить невозможно. Основное сводится к тому, что все оплатили, как того требовала фирма-застройщик, но квартиру в установленный срок не получили. Или же переносились сроки, тянули-тянули как бы до предела, когда человек уже больше не может терпеть, предположим, нет у него средств - свою предыдущую жилплощадь он продал, внес эти деньги, где-то снимал угол, как-то перебивался - и настал момент, когда ему просто некуда уже деваться.

Марьяна Торочешникова: И вот тогда они идут в милицию?

Николай Хитриков: Да.

Марьяна Торочешникова: Скажите, пожалуйста, а как быстро реагируют правоохранительные органы на подобные заявления граждан, на эти жалобы? То есть человек может быть уверен, что если он пришел один и написал свое заявление, что по данному факту тут же будут возбуждаться уголовные дела или начнется какая-то проверка? Или нужно дождаться, пока таких граждан "накопится" 100-200 человек, и только после этого начнется какое-то движение?

Николай Хитриков: Нет, как правило, не надо ждать пять-десять человек. Реагируют сотрудники Управления по борьбе с экономическими преступлениями, как правило, на каждое заявление. Но временной параметр этого реагирования, он может затягиваться. Это связано, как уже сказал Алексей, со многими моментами в проведении хозяйственной деятельности той или иной фирмы-застройщика. Если мы говорим о фирмах-застройщиках, а не о фирмах-посредниках, которые стоят перед застройщиками.

Марьяна Торочешникова: А что с фирмами-посредниками? С ними проще разобраться в милиции?

Николай Хитриков: Там схема получается проще для граждан. Кто более-менее, так скажем, сведущ в законодательстве, он сможет разобраться, может эта фирма что-то обеспечить или нет, прочитав внимательно тот или иной договор. Но это как бы еще одна сторона проблемы. Как правило, эти фирмы, спустя какое-то время, исчезают.

Марьяна Торочешникова: Алексей, скажите, пожалуйста, а вот что нужно читать в договоре, на что нужно обращать внимание, чтобы минимизировать возможные риски?

Алексей Голованов: Вы знаете, прежде всего нужно понять, торгует ли фирма воздухом или она действительно что-то может предложить. Если говорить о договорах с застройщиками, то необходимо ознакомиться с рядом документов - это инвест-контракт с администрацией на строительство дома, договор аренды земельного участка под строительство этого дома с проектной декларацией и с разрешением на строительство. Именно эти документы на сегодняшний момент являются необходимым минимум, после получения которого можно заняться привлечением денежных средств на строительство квартиры.

Далее. Если говорить о тексте договора, то в договоре необходимо прописать конкретные сроки сдачи дома в эксплуатацию. Очень часто в последнее время мы встречаемся с такими формулировками, когда указывается срок строительно-монтажных работ, ориентировочный срок, но нигде не указывается, что срок сдачи дома госкомиссии в эксплуатацию такой-то квартал такого-то года.

Марьяна Торочешникова: То есть это такая уловка?

Алексей Голованов: Безусловно. Это уловка, которая, к сожалению, сейчас принята на вооружение рядом недобросовестных застройщиков.

Далее. В договоре нужно посмотреть, как распределяется обязанность, бремя удорожания строительства, на ком оно лежит, чтобы потом не возникали такие ситуации, что в один прекрасный момент до госкомиссии к вам приходит уведомление с просьбой доплатить какие-то деньги. Такое тоже бывает.

И в договоре нужно указать хотя бы описание квартиры по техническим параметрам.

Марьяна Торочешникова: То есть метраж, количество комнат...

Алексей Голованов: Совершенно верно. Этаж, адрес и так далее.

Однако вот даже эти пункты не гарантируют вас от мошеннических действий в рамках долевого строительства.

Марьяна Торочешникова: Почему?

Алексей Голованов: Потому что может опять-таки возникнуть проблема двойных продаж квартир. И чтобы эту проблему попытаться свести к минимуму, необходимо ознакомиться с реестром квартир в строительной компании. Строительные компании, которые строят дома, они друг с другом заключают так называемые распределительные ведомости - кто и какие квартиры может продавать. Было бы нелишне ознакомиться с такими документами.

И вот несмотря на то, что, к сожалению, сейчас у нас рынок продавца, я бы все-таки предостерег наших сограждан от того, чтобы с головой бросаться в этот омут долевого строительства, пусть даже на заведомо невыгодных условиях для себя. То есть лучше посмотреть договор, и если он в чем-то вас не устраивает, отказаться от заключения этого договора, чем потом кусать себе локти.

Марьяна Торочешникова: Николай Анатольевич, на пейджер пришел вопрос. "Скажите, пожалуйста, проверяют ли правоохранительные органы инвестиционные строительные компании, прежде чем они приступают к работе?". Ведется ли какая-то проверка?

Николай Хитриков: Нет, не ведется. Это не обязанность правоохранительных органов.

Марьяна Торочешникова: То есть это и законом не предусмотрено?

Николай Хитриков: Не предусмотрено.

Марьяна Торочешникова: А в каких случаях правоохранительные органы занимаются проверками? Только после того, как поступила жалоба от конкретного гражданина?

Николай Хитриков: Да.

Марьяна Торочешникова: А что в этой жалобе должно быть написано? Какие-то документы нужно прикладывать? Потому что мы очень часто в наших передачах рассказываем о том, как готовить исковые заявления в суд. Но там несколько иной порядок, я так понимаю, обращения с жалобами к вам. Вам нужны какие-то дополнительные документы?

Николай Хитриков: Как правило, когда граждане заключают договор то ли долевого участия, то ли их как бы, скажем так, принудили под всевозможными видами заключить договор на право дальнейшего долевого участия в строительстве, как правило, ксерокопии этих документов прилагаются. Ну и, естественно, описание того, что происходило, и платежные документы.

Марьяна Торочешникова: Хорошо. Спасибо большое, Николай Анатольевич.

И у нас есть дозвонившийся - это Александр Васильевич из Ленинградской области. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. На сегодняшний день создана система такая, чтобы у нас именно специально людей обманывали, чтобы доход получало не государство, а получали какие-то строительные фирмы. Есть элементарный способ для того, чтобы сразу убрать все проблемы. Не продавать участки под строительство домов, а разрешать фирмам, например, строить дом. Но после этого государство выкупает этот дом. И получится так, что фирма получит только за то, что она построила дом, и не важно где - в центре города она построила, где-то в курортном районе или где-то на окраине - ей платят за дом, за то, что она построила дом. А государство или, например, местная администрация уже потом продает этот дом по тем ценам, которые она установит. И получится так, что, во-первых, доход пойдет в бюджет этих районов или областей и так далее, а жители будут покупать у государства, и смогут спокойно требовать с государства, если вдруг произойдут какие-то недоразумения.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Александр, за ваше предложение.

Но вот у меня сразу же вопрос к Николаю Анатольевичу. Как вы считаете, это решит проблему, если будет такая схема предложена государством? И насколько легче людям будет добиться чего-то от государства, чем от частной компании, на ваш взгляд?

Николай Хитриков: На мой взгляд, это не решит ни одну из проблем. Это вообще будет как бы то, к чему стремились, чего добивались в период демократизации общества, это будет ужесточение и монополизация государством той или иной сферы хозяйственной деятельности.

Марьяна Торочешникова: То есть рынок строительства жилья.

Николай Хитриков: Да, в данной ситуации.

Марьяна Торочешникова: Алексей, а вы как считаете?

Алексей Голованов: Я хочу заметить, что фактически было только что предложено отобрать у частных организаций функции застройщика и оставить им функции подрядчика по строительству указанных домов. Это все приведет к тому, что, во-первых, у государства нет достаточных мощностей, чтобы вести такой объем строительства. То есть притом, что я понимаю суть этой проблемы, всю ее серьезность, я думаю, что все это приведет к тому, что просто у нас резко снизятся темпы строительства жилья прежде всего.

Марьяна Торочешникова: Но никто не будет больше застрахован от такого же мошенничества?

Алексей Голованов: Да. Единственное, я хотел бы, может быть, несколько добавить к этому предложению. Вы знаете, существует система страхования банковских вкладов на определенную сумму. Вполне возможно, что, может быть, стоило бы внести законодательную инициативу в Государственную Думу о страховании таких договоров государством. То есть государство гарантирует обеспечение получения квартиры по этим договорам. Но опять-таки это только инициатива, она, конечно же, подлежит разработке, доработке. И на сегодняшний момент она труднореализуема, к сожалению.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Алексей.

Давайте послушаем вопрос Владимира Ивановича из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы все-таки хотел обратить внимание господина юриста, который дает советы, что сначала нужно разобраться с самой позицией системы платежа. Если мы работаем на внутреннем рынке Российской Федерации, и платежная система у нас есть российский рубль, то он должен доминировать от начала и до конца любой сделки. То есть если я прихожу в магазин и покупаю телевизор, я не должен покупать в "у.е.", а я его должен покупать в рублях. Я не должен покупать, скажем, квадратный метр в "у.е.", а я его должен покупать в рублях. Продавала, скажем, Иванова цементные заводы, она продавала не в "у.е.", а в рублях. Вот этот момент есть начальная форма обмана и государством, и застройщиками граждан.

И хотел бы вот на что еще обратить внимание. Лица, которые обманывают граждан, они должны нести наказание по двум статьям. Первая статья - за мошенничество, а вторая статья - за нарушение права иметь жилье. Каждый человек имеет право на жилье по Конституции. Спасибо за внимание.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ваши вопросы.

Я попрошу на первый вопрос ответить Алексея Голованова, адвоката. Пожалуйста, Алексей.

Алексей Голованов: Я хочу заметить, что в подавляющем большинстве строительных компаний, куда обращаются граждане, несмотря на то, что в договоре содержится валютная оговорка, кстати, с привязкой к курсу Центрального банка на день оплаты, приходно-кассовые ордеры все-таки оформляются в рублях. Поэтому я думаю, что вот этот момент не является существенным для доказывания мошенничества.

Марьяна Торочешникова: И, пожалуйста, Николай Анатольевич, скажите, действительно ли можно человека привлечь к уголовной ответственности как по факту мошенничества, так и по факту нарушения конституционного права, в частности, права на жилье?

Николай Хитриков: В теории такое возможно. А на практике это не рассматривается, поскольку в данной ситуации при нарушении человеком... ну, назовем его мошенником, при нарушении им прав другого человека на предполагаемое в дальнейшем жилище - это в уголовном законодательстве не рассматривается. Это не приоритетное направление рассмотрения. Это приоритет гражданского законодательства. А когда непосредственно мошенническим способом отнимается жилище, то есть в данной ситуации завладение денежными средствами, но не постройка жилья, - это рассматривается только в рамках одной статьи Уголовного кодекса.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ваши разъяснения.

Давайте послушаем Сергея, который дозвонился на Радио Свобода. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот эта ваша сегодняшняя тема, она действительно весьма к месту. Потому что вот этот обвальный прогон наших трудящихся, которые вкладывают деньги и в жилье... и, в частности, даже прошлая ваша тема - финансовые пирамиды, а также платные услуги медицинские, они все резко восстанавливают общую массу населения против самих принципов частной собственности.

И у меня вопрос к вашему гостю юристу. Он сказал, что у нас нет практики в работе наших правоохранительных органов по расследованию таких дел. А вот как в передовых, развитых, культурных странах полиция действует в данных случаях? Какую практику она осуществляет, в принципе, по предупреждению подобных массовых нарушений порядка?

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ваш вопрос, Сергей.

Я просто хочу отметить, что у меня оба эксперта - юристы. Только один - адвокат, а другой - представитель правоохранительных органов и заместитель начальника Отдела по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики.

Но я так понимаю, что это был вопрос как раз к вам, Николай Анатольевич. Вот, пожалуйста, ответьте на него.

И от себя хочу добавить. А разве нет опыта у российских правоохранительных органов по расследованию таких дел? Ведь в начале 90-х годов, там можно было такого опыта набраться - и тот же "МММ", и "Властелина", и "Титан", и прочие компании.

Николай Хитриков: Тем не менее, как бы все эти действия охватываются одной статьей Уголовного кодекса, в настоящий момент это статья номер 159 "Мошенничество".

Практика действий полиции и других правоохранительных органов зарубежных стран - это практика их законодательства.

Марьяна Торочешникова: То есть у них есть специальные статьи законов, которые предусматривают ответственность...

Николай Хитриков: Нет, у нас законодательство со многими странами разнится. И, к сожалению, как бы не мы проводим анализ. Министерство внутренних дел выходит с предложениями в Государственную Думу по тем или иным моментам, которые как бы в обществе назрели уже остро. Но это не от нас зависит. И мы не анализируем как таковую практику.

Марьяна Торочешникова: То есть вам приходит разнарядка или какие-то рекомендации, грубо говоря, что стоит делать, и вы после этого...

Николай Хитриков: Нет. Происходит как бы анализ их передовых методов, но применительно уже к деятельности нашей системы.

Марьяна Торочешникова: Спасибо.

Но все-таки наша передача называется "Большие победы маленьких людей", и поэтому мне хочется, чтобы мы послушали сюжет, в котором рассказывается о том, что теоретически-то можно добиться справедливого решения суда в споре со строительной компанией. Но вот вопрос - будет ли оно исполнено? Давайте послушаем сюжет, который подготовила наш корреспондент в Подмосковье Вера Володина.

Вера Володина: Юрий Улитин в феврале 2002 года платил деньги за квартиру компании "Митта-2000", торговавшей жильем, которое должен был построить Центр развития "Град". Внушало уверенность и его соглашение с московским правительством. Но строительство затягивалось. А как только началось через год, "Митта" телеграммой вдруг предложила Улитиным расторгнуть договор в одностороннем порядке, вернув лишь десятую часть денег.

Юрий Улитин: То есть это как два мошенника: один вытащил кошелек и сразу передал его другому. И теперь тот, который вытащил кошелек, говорит: "А у меня нет ничего". Соколова - учредитель, она назначила Юшкина, своего супруга, директором "Митты". Хотя вначале она сама была директором "Митты". И деньги-то мы Соколовой сдавали. Но дальше дела вел Юшкин. Юшкин предоставляет документы, что он деньги все в "Град" отправил. Это, так сказать, две руки одной и той же компании. Это понятно. Но суду, которому в течение года мы пытались вместе с адвокатом нашим вдолбить, написать бумаги всякие, это было не понятно. Где-то с 2001 года "Митта" никаких квартир не получала, но продавала квартиры в домах без всякого стеснения.

Вера Володина: Юрий Михайлович и еще несколько пострадавших писали, обивали пороги, а затем обратились в суд. Три года суд рассматривал это дело, и принял-таки решение деньги вернуть. Но судебные приставы вскоре завершили это производство, обнаружив, что на счету у "Митты" денег нет. Тот дом, на который семья Улитиных отдавала деньги, был, наконец, построен. И истец решил изменить свои требования: "Нет денег? Отдайте квартиру". Но суд заявил, что никаких прямых контактов с "Градом" у истца нет, и отказался принять иск в адрес "Града", хотя по официальному заявлению "Града", "Митта" перевела деньги за дом с квартирой Улитиных.

Юрий Улитин: Мы параллельно с судом писали в разные инстанции - в УБЭП, в МВД, в прокуратуру. Прокуратура этим делом заинтересовалась примерно через года полтора, потому что уже количество таких случаев росло и росло. И когда мы приходили в УБЭП, когда дом еще не был достроен, говорят: "Вот у них все деньги в кирпичах, в железе. Как они их могут вернуть? Наш дом не построен". А потом, когда дом построили, мы видели по объявлениям, что они повторно продают эти квартиры, которые они должны были нам предоставить.

Вера Володина: Юрий Михайлович вспоминает, что выиграл суд вместе с еще тремя истцами, но "одному из тех трех после инфаркта - горько пошутил - уже ничего и не нужно".

Марьяна Торочешникова: Вот мы прослушали только что сюжет. И хотя судебная победа вроде как бы налицо, но до тех пор, пока решение суда не исполнено, ни о какой победе говорить не приходится.

Вот скажите, Алексей, вообще насколько велики шансы добиться чего-то через суд, вот добиться реального возвращения тех денег, которые были затрачены на строительство жилья?

Алексей Голованов: Я скажу так, велики шансы не добиться ничего, если в суд не обращаться. Так получается, что если вы обращаетесь в милицию - и вас признают потерпевшим по уголовному делу, какой объем ущерба вам причинили? Ту сумму, которую вы вложили по договору. Но мы с вами прекрасно понимаем, что цены на квартиры растут. И я не думаю, что все судьи-криминалисты, которые занимаются рассмотрением уголовных дел, знают тематику, связанную с взысканием неустоек, с взысканием упущенной выгоды, стоимости квартиры, необходимой для приобретения аналогичной квартиры. Именно поэтому судьи-цивилисты, которые занимаются рассмотрением таких дел в гражданской канцелярии, они могут взыскать не только ту сумму, которую вы вложили по договору, но также и ту сумму, которая необходима вам для приобретения аналогичной квартиры с условием роста цен, а также неустойку, а также моральный вред, который на сегодняшний день, к сожалению, небольшой.

А если же говорить об исполнении решения, то я хочу отметить, что тут задача состоит в определении тех активов, которые имеются у должника - у строительной компании. Да, действительно, мы часто сталкиваемся с такой ситуацией, что расчетные счета обнулены, никакой собственности на балансе нет. Но есть и другие виды имущества, которые принадлежат этой организации, которые, в конце концов, могут быть направлены судебным приставом на торги, даже права аренды земельного участка при определенных условиях. В данном случае просто нужно более скрупулезно подходить к анализу активов должников.

Марьяна Торочешникова: Но здесь еще многое зависит, наверное, от добросовестности судебных приставов.

Алексей Голованов: И от добросовестности приставов, и от добросовестности адвокатов.

По этому репортажу я хочу обратить ваше внимание на то, что поставил истец вопрос об изменении способа исполнения обязательства. Но опять-таки тут, безусловно, надо анализировать договор с той компанией, с которой он его заключал. Если она действовала от лица застройщика, то, в принципе, можно ставить и рассматривать вопрос о передаче квартиры.

Марьяна Торочешникова: Однако этого не произошло.

Алексей Голованов: Да.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Алексей, за ваше разъяснение.

Давайте послушаем вопрос дозвонившегося в эфир Радио Свобода Николая из Курской области. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что действительно у нас имеются нестыковки нашего законодательства с зарубежным законодательством. Но у нас Конституции-то совпадают, я думаю. А в Конституции написано, что приоритет - это защита прав... Ну, вы понимаете меня. Я хочу сказать, что когда наши граждане выезжали в Америку и пытались там продавать пиццу и бензин, то после первой же такой продажи фиктивной, где пытались зарабатывать нечестные деньги, все было прекращено. И до сих пор там тишина и порядок.

А у нас государство призывает не платить в конвертах, а само платит милиции такую зарплату, которая не учитывается потом при начислении пенсии. Фактически она "серая".

И я хочу сказать, что недавно выступала подполковник милиции Маринина, писательница, и сказала, что она поддерживает постоянно отношения с органами. И ей говорят высокопоставленные чиновники, что информация на всех этих товарищей есть, и у них постоянно она обновляется, и тома ее растут. Но говорят, что нет политической воли.

Ну а то, чтобы передать все эти дела государству, то мы знаем, что было такое ГКО, и воспользовались этим только инсайдеры. Спасибо.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Николай, за ваш комментарий и вопрос.

Пожалуйста, Николай Анатольевич, ответьте, действительно ли нужна политическая воля для того, чтобы возбудить уголовное дело в отношении каких-то людей... будем называть их аферистами, на которых уже лежат тома материалов, но по каким-то причинам до сих пор дело не доводится до суда и постоянно затормаживается?

Николай Хитриков: Здесь не нужна никакая политическая воля. Потому что рассматривая вопрос о возбуждении уголовного дела, во-первых, рассматривается вопрос дальнейшей перспективы и что же будет происходить в рамках уже расследуемого уголовного дела. И если на начальной стадии поступивших материалов невозможно установить те или иные элементы мошенничества, то, как правило, по этим материалам или рекомендуется обращаться в порядке гражданского судопроизводства в суд, или же производятся какие-то другие проверочные действия. Но в большинстве случаев, естественно, рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела. И здесь не нужна никакая ни политическая воля, ни какая-то другая. Потому что закон для всех един.

Марьяна Торочешникова: Нужно достаточное количество доказательств, которые можно положить в основу обвинительного заключения, да?

Николай Хитриков: Да, совершенно верно.

Марьяна Торочешникова: Спасибо большое.

Давайте послушаем Елену из Москвы, она дозвонилась на Радио Свобода. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вот какой вопрос возник, когда я слушала вашу программу. Она посвящена долевому строительству и аферам в нем. Но долевое строительство, как мы уже поняли, - это один из немногих возможных для людей способов как-то улучшить свое жилищное положение, жить по-человечески. Покупка квартир, типа "Домстроя" - это нереально. Из Конституции право на жилье и защиту убрали, как вы только что комментировали. Дело в том, что митинг у Соловецкого камня собрал 2 тысячи человек, а митинг жертв этих афер собрал 3 тысячи человек. Пропорционально получается, что это на 50 процентов больше, чем сталинские репрессии.

И мне интересно знать, что делать простому человеку - вот у меня дети подрастают, куда мне идти? В долевое строительство? - страшно. А может быть, не так страшно? Может быть, это все-таки как-то нагнетается для того, чтобы людей провоцировать на большие траты денег при покупке окончательной квартиры и не давать возможности как-то сэкономить? Вы скажите, каков процент этих афер в долевом строительстве по отношению к самому его масштабу? Вот что интересно. Потому что, может быть, все не так уж и страшно.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ваш вопрос.

Пожалуйста, Николай Анатольевич, ответьте на вопрос. Вообще, действительно, может быть, это заговор риэлторов, в конце концов, которые хотят цены до небес поднять?

Николай Хитриков: В данной ситуации, как бы отвечая на конкретный вопрос, только ваша добрая воля и при этом минимальные знания законов. Если у вас как бы нет возможности ознакомиться со всеми законодательными актами, ну, у нас как бы достаточно развиты адвокатские услуги - пожалуйста. Я не думаю, что они настолько в цене огромные. Но вам хотя бы первоначально окажут какую-то помощь.

В настоящий момент, как бы с 1 апреля текущего года действует 214-ый федеральный закон об участии в долевом строительстве, где уже в обязанность всех застройщиков вменено, что при участии договор о долевом участии подлежит регистрации в государственных органах, то есть в контролирующих органах, которые производят контроль над тем или иным строительном того или иного объекта. Что в той или иной мере как бы способствует защите прав на дальнейшее получение уже гарантированного жилья.

И хотел бы я предостеречь в данной ситуации от таких понятий, как "вексельная схема". Это когда человек приходит, оплачивает, получает вексель, а вексель - это обязательство, которое ни к чему не приводит. Деньги ты заплатил, а потом начинают требовать.

И еще есть такая "схема предварительного договора", где в договоре указывается, что фирма вам предоставляет за определенную сумму право на дальнейшее заключение договора на долевое участие. Так что эти схемы неприемлемы.

Марьяна Торочешникова: То есть следует внимательно ознакомиться с документом. И вот сейчас три наиболее распространенные схемы вы назвали, да?

Николай Хитриков: Да. Это как бы две схемы, которые наиболее распространены, но они неприемлемы. И в настоящий момент, как я уже сказал, действует 214-ый федеральный закон, который обязывает договоры о долевом участии в строительстве регистрировать. И потом каждый, приходя на фирму, может ознакомиться с теми или иными документами, которые должны быть в наличии. Во-первых, что касается Москвы, но и других регионов, - это постановление органа исполнительной власти и конкретный инвестиционный договор по тому или иному земельному участку для той или иной фирмы, и кто будет осуществлять строительство. Это несложно, и каждый в состоянии разобраться.

Марьяна Торочешникова: Вот это были советы от заместителя начальника Отдела по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики.

А теперь послушаем советы от адвоката. Что делать человеку, если хочется улучшить жилищные условия, а вот как-то страшно идти и участвовать в долевом строительстве?

Алексей Голованов: Долевое строительство - это, конечно же, всегда риск. И поэтому необходимо определить четко обязанности застройщика в договоре, указать конкретный срок сдачи дома в эксплуатацию и предоставления квартиры в собственность.

Кроме того, следует поинтересоваться, на основании чего строительная компания имеет право реализовывать квартиры. Есть так называемая "шахматка", есть акты распределения квартир в строящемся доме. И там зафиксированы номера. Допустим, квартира номер 56 закреплена за такой-то строительной компанией. Поэтому понятно, что строительная компания может продавать квартиру номер 56.

И кроме того, мой коллега говорил уже об этих документах, которые необходимо проверять, - договор аренды, инвест-контракт. И это уже само по себе является имуществом, которое хотя бы отчасти в случае неисполнения условий договора сможет гарантировать вам возмещение ваших убытков.

Марьяна Торочешникова: А вот рекомендация идти к застройщику с адвокатом, она насколько вообще реально выполнима для большинства граждан? Вот если в среднем по Москве брать цены, вы можете нам сообщить, сколько стоят услуги адвокатов в таких делах? Если взять адвоката, который придет и просто почитает договор.

Алексей Голованов: Вы знаете, цены различаются. В среднем это стоит где-то в районе 500 долларов. Проблема в том, что даже среди адвокатов специалистов, разбирающихся в этих вопросах, не так много. И я считаю, что все-таки стоит обратиться к грамотному специалисту по вопросу долевого строительства, чтобы он хотя бы просто подсказал, что "вот это однозначно та строительная компания, с которой не стоит связываться", "этот договор ни в коем случае подписывать нельзя". Потому что, к сожалению, к нам обращаются люди, приносят документы, где их права совершенно не прописаны. И, конечно же, это затрудняет работу по защите прав таких граждан.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Алексей.

Давайте послушаем Сергея, он дозвонился к нам из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я по теме программы. Вот люди одержали маленькую свою победу. Три раза переплачивали. Дом построили. Но вот оказалось, что кто-то вначале, при постройке не дал взятку на этот участок. И сейчас в громадном доме многоквартирном, многоэтажном живут без прописки. Дети не могут ходить в ближайшую школу и так далее. Что посоветуете в таком случае? Спасибо.

Марьяна Торочешникова: Николай Анатольевич, что вы посоветуете делать людям?

Николай Хитриков: В данной ситуации я только одно могу сказать, что вначале оформляется право на земельный участок, право на застройку, потом готовится проектно-сметная документация - это так называемый инвестиционный контракт, и только после этого уже как бы привлекаются соинвесторы, то есть долевое строительство дома. В данной ситуации кем и с какой стороны что-то было нарушено, трудно сказать.

Марьяна Торочешникова: Алексей, пожалуйста.

Алексей Голованов: Проблема человека, который только что позвонил, сводится к тому, что хотя дом и построен, но акта госкомиссии о вводе дома в эксплуатацию нет. То есть дом как недвижимое имущество не сформирован. В этом случае, безусловно, государственная комиссия - это волевой акт и администрации, и застройщика. И я считаю, что единственным способом здесь как-то защитить свои права является, во-первых, предъявление исков непосредственно к застройщику, в рамках которых можно налагать аресты на счета, то есть фактически "прессовать" застройщика, чтобы он побежал в администрацию и подписал такой акт.

Марьяна Торочешникова: А также участвовать в митингах, наверняка, в акциях?

Алексей Голованов: Я не верю в митинги.

Марьяна Торочешникова: Но в любом случае, здесь многое зависит от активности самих граждан. Насколько они будут активны, настолько и повысятся их шансы, наконец, получить желаемое жилье.

XS
SM
MD
LG