Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проект нового закона о рекламе


[ Радио Свобода: Программы: Правосудие ]
[19-12-05]

Проект нового закона о рекламе

Ведущая Марьяна Торочешникова

Марьяна Торочешникова: Вместе со мной в студии - председатель Конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин и генеральный директор Ассоциации рекламодателей Вадим Желнин. Сегодня мы обсуждаем проект нового закона о рекламе. Он еще не принят, но подготовлен ко второму чтению, которое намечено на ближайшие даты. Кого защищает этот закон - потребителей или рекламодателей? Эту тему мы обсудим.

Дмитрий, насколько мне известно, потребительские организации очень ругают проект закона о рекламе. За что ругают? Что такого в нем плохого, почему его не стоит принимать в том виде, в котором он сейчас существует?

Дмитрий Янин: Действительно, Конфедерация обществ потребителей выступает против принятия закона о рекламе во втором чтении, которое запланировано на 21 декабря этого года. Мы считаем, что этот законопроект не решает ключевой проблемы российского рекламного рынка, а именно, не ограничивает количество рекламы на телевидении. В настоящий момент в прайм-тайм российские граждане вынуждены смотреть, как минимум, 30-40 процентов времени - это время, которое тратится на рекламу. В то время как в европейских странах, а также на Украине есть очень четкое ограничение: общий объем рекламы в течение часа вещания не должен быть более 15 процентов, то есть не более 9 минут. Если вы с секундомером замерите сегодня, сколько занимает реклама на канале, то вы увидите, что 9 минут, конечно, будут многократно превышены.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, а разве это так плохо для потребителя. У него же появляется возможность во время просмотра фильма налить себе чайку, сделать какие-то домашние дела, вернуться к экрану телевизора.

Дмитрий Янин: Понимаете, на наш взгляд отсутствие регламентации объемов рекламы на телевидении приводит к тому, что объемы рекламы многократно больше, чем должны быть. И при этом человек все равно отрывается от просмотра, на него оказывается давление. И не случайно практически все социологические опросы показывают раздражение людей именно объемами рекламы.

Марьяна Торочешникова: Можно это расценивать как навязанную услугу?

Дмитрий Янин: Нет, это нельзя рассматривать как навязанную услугу. Просто так решили, что в России нет регулирования объемов рекламы.

Второй момент, который нас не устраивает, состоит в том, что в нынешней редакции, которая сейчас будет приниматься, снимаются ограничения на прерывание детских программ рекламой. Рекламодатели честно заявляют о том, что потребитель в возрасте 2 лет является уже их потенциальным клиентом. И в России существует запрет прерывать детские программы рекламой. Если такой запрет для программ свыше 25 минут будет снят, то... Как показывают исследования, проведенные в странах со сходным экономическим состоянием, вот в Малайзии от 40 до 70 процентов такой рекламы - это реклама продуктов так называемой "мусорной" еды - это еда с повышенным содержанием сахара, соли, калорий. Я не беру уже проблему, связанную с социальным расслоением общества, когда там, например, будут рекламироваться конструкторы стоимостью 200-300 долларов. И как потом объяснить 3-летнему ребенку то, что мама с зарплатой в 7 тысяч рублей не может купить конструктор за 3 тысячи рублей, когда ребенок будет плакать? И мы считаем, что нельзя прерывать рекламой детские программы. Дети не отличают рекламу внутри программы. Компании снимают рекламные ролики в виде мультиков, персонажи очень красивые. И это очень хорошо действует на продажи.

Более того, нас возмущает, как депутаты не разобрались с этой нормой. В частности, глава Комитета по экономической политике (а этот комитет является разработчиком) господин Драганов заявил о том, что, наоборот, ужесточаются требования к детской рекламе, и теперь появится запрет на прерывание детских программ продолжительностью менее 25 минут. То есть если глава Комитета по рекламе не знает, что в течение многих лет вообще нельзя было прерывать детские программы рекламой, а вот либерализацию преподносит как ужесточение, это говорит либо о том, что он не читал этот закон, за который отвечает, либо говорит о том, что он обманывает население, и честно не может сказать, что комитет разрешил прерывать детские программы.

Вот это два основных момента, которые, на наш взгляд, являются принципиальными для закона. И мы считаем, что и депутаты должны внимательно прочитать текст, не обманывать население и честно сказать, что "да, детская реклама будет, да, мы готовы делать из наших 2-летних детей потребителей, мы готовы им навязывать товары, да, мы не будем ограничивать объемы рекламы на телевидении, и все эти нормы направлены на то, чтобы защитить интересы телевидения, прежде всего, крупнейших российских каналов, и не допустить ограничения каких-либо прав рекламодателей".

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Дмитрий.

Дадим возможность Вадиму Желнину, как генеральному директору Ассоциации рекламодателей, высказать свою позицию по этому поводу. Вадим Алексеевич, скажите, пожалуйста, вы согласны с теми обвинениями, которые выдвигают вам потребительские общества? И согласны ли вы с тем, что проект закона в том виде, в котором он сейчас предложен, действительно, будет существенно нарушать права потребителей, существенно увеличит объем телевизионной рекламы и снимет запрет на рекламу в детских передачах?

Вадим Желнин: Марьяна, давайте по порядку. Во-первых, я думаю, Дмитрий не очень точно сослался на какие-то высказывания Валерия Гавриловича Драганов. Ну, может быть, он где-то и оговорился. Я не слышал и не читал такого высказывания. Но, в общем, на всех дискуссия в Государственной Думе вопросы о том, что можно ли прерывать или нельзя прерывать детские передачи рекламой, всегда явно обсуждаются. И вся Дума прекрасно понимает, что это одно из предложений новой редакции закона о рекламе.

Но прежде чем дальше отвечать на вопрос - а что, собственно, происходит с телевизионной рекламой? - я задам вопрос Дмитрию. Скажите, Дмитрий, вот кроме темы телевизионной рекламы... Потому что объем телевизионной рекламы, количество прерываний передач телевизионной рекламой, в конце концов, разрешение прерывать телевизионной рекламой детские передачи - это все относится к одному из разделов, пусть важному, крупному, но только к одному из разделов нового закона о рекламе. А вот остальные разделы, скажем, новые требования к рекламе лекарственных средств, биологически активных добавок, сохранение жесточайших требований в рекламе пива, введение запрета на наружную рекламу табачных изделий, введение запрета на определенные формы рекламы пожизненной ренты и так далее, вот как вы оцениваете, что, вот эти нормы тоже противоречат интересам потребителей?

Дмитрий Янин: Вадим Алексеевич, вы абсолютно правы. Действительно, вышеназванные нормы - это, прежде всего, реклама финансовых услуг, медицинских изделий, фармацевтических препаратов - те ограничения, которые сейчас появятся в законодательстве, они довольно-таки оправданы. Но к нашему сожалению, телевидение в настоящий момент - это основной раздражитель и основной носитель рекламы. И если взвесить эти факторы, реально телевидение сейчас забирает около 50 процентов всех рекламных денег. И объемы рекламы просто колоссальные. Поэтому нужно решать было проблемы все-таки телевидения в первую очередь.

Вадим Желнин: Хорошо, Дмитрий. Все-таки я хотел бы услышать от вас просто короткий ответ. Есть ли у вас претензии к каким-нибудь еще положениям закона о рекламе, кроме телевизионных?

Дмитрий Янин: Пока нет.

Марьяна Торочешникова: Я тоже внимательно прочитала текст проекта закона о рекламе, подготовленный ко второму чтению, и нашла здесь, в принципе, очень много полезных вещей, в том числе и для потребителей. Но которые также вызывают у меня вопросы. Например, в проекте закона существует такое положение: "Реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная и недостоверная реклама не допускается". При этом недобросовестной признается реклама, которая "является рекламой товара, запрещенного к рекламированию данным способом, в данное время, в данном месте". Ну, скорее всего, здесь подразумевается реклама табачных и алкогольных изделий. "Которая осуществляется под видом рекламы другого товара, если в такой рекламе демонстрируется товарный знак - знак обслуживания, идентичный или сходный по степени смешения с товарным знаком товара, запрещенного к рекламированию данным способом". Все, наверное, понимают, о чем идет речь, когда под видом питьевой воды рекламируются известные алкогольные бренды, когда под видом каких-то изделий, рекламируются табачные бренды. Да, это хорошо, и, в принципе, это оградит наших потребителей. Но что же делать тем компаниям, которые выпускают помимо линий алкогольных и табачных (это, как правило, относится к крупным западным компаниям), еще и парфюмерные линии? И большинство потребителей как раз о таких компаниях больше знают, как о производителях парфюмерной продукции. Вот кто будет решать - в данном случае это была добросовестная реклама или не добросовестная? Что делать, если был прорекламирован фактически алкогольный бренд, но в то же время под этим брендом выпускается парфюмерия или косметика? Вадим, скажите, пожалуйста.

Вадим Желнин: Во-первых, и действующий сегодня закон (ну, условно мы его будем называть "старый") дает определенные возможности снимать такую недобросовестную рекламу. И те, кто знакомится с публикациями Антимонопольной службы, могут увидеть - в интернете, например, публикуются отчеты об экспертном совете ФАС. И сейчас, скажем, реклама питьевой воды "Славянская" была признана ненадлежащей и из телевизора удалена, аналогично реклама питьевой воды "Ять" и так далее.

Но проблема сегодняшнего закона - то, что наказание такой рекламы, которая часто, в общем, представляется, совершенно очевидно, недобросовестной, потому что это нарушение и правил конкуренции, когда честный товаропроизводитель не рекламирует алкоголь крепкий под видом воды, а кто-то позволяет себе это делать. Так вот, новый закон дает на сегодняшний день довольно сложную процедуру. Фактически каждый раз нужно собирать экспертный совет - и определенная практика вырабатывается. Новый закон дает в руки контролирующему органу (ну, это так и будет Антимонопольная служба) гораздо более эффективный инструмент. Фактический новый закон меняет презумпцию. Сегодня государство должно доказать, что эта реклама недобросовестная, что это водка, а не вода. А новый закон меняет положение дел, и теперь добросовестный производитель... Вот позитив закона в том, что он не запрещает рекламу той же парфюмерии, но теперь уже производитель должен доказать, что это действительно реально существующий товар, а не нечто придуманное для того, чтобы продвигать при помощи запрещенных приемов товар, реклама которого сильно ограничена. Ну, чаще всего сейчас это крепкий алкоголь.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, потребители выигрывают, действительно, от этого положения, как вы считаете?

Дмитрий Янин: Мне кажется, что, безусловно, потребители выиграют от того, что будет пресечена недобросовестная конкуренция среди водочных производителей. Даже если один иностранный бренд, который производит и парфюмерию, и запрещенные к рекламе товары, как табачные изделия, пострадает, я здесь не вижу особых проблем, так как это проблемы буквально одной компании. Вот то, что компания производит реально кофейные продукты, реально парфюмерию и производит один табачный бренд. В 99 процентах случаев речь идет о притворном производстве. И самое интересное, что государственные каналы эту рекламу транслируют. В наружной рекламе вода "Славянская" в 100 метрах отсюда висит. В принципе, о чем это говорит. Если компания продает минеральную воду "Флагман", "Славянская", она осознанно идет на нарушение закона. В практике десятки исков выиграны Антимонопольной службой. Они идут на это осознанно. Это может говорить о том, что компания также осознанно идет на нарушение и в отношении качества выпускаемой продукции.

Марьяна Торочешникова: То есть это неуважение к потребителям?

Дмитрий Янин: Один раз они переступили закон, претворившись, что они выпускают воду, другой раз они могут также переступить закон, выпустив недоброкачественную продукцию, или, например, проработать третью смену, ночью, безналогово.

Поэтому реально люди должны понимать, что, к сожалению, в настоящий момент бороться с недобросовестными рекламодателями можно только одним способом - это отказываться от приобретения продукции, которая рекламируется недобросовестным способом. Если вас возмущает реклама воды "Гжелка", и вы считаете, что это недопустимо, то тогда просто не надо покупать эту воду, и не надо покупать другой продукт этого производителя, потому что вот что в этой воде, никто не знает. Они уже один раз нарушили закон.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Дмитрий.

Давайте послушаем Геннадия, который дозвонился на Радио Свобода из Ленинградской области. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос следующего свойства. Могу ли я подать в суд за недобросовестную рекламу, в результате которой я, допустим, понес какой-то моральный или даже физический ущерб? Может быть, этим путем сами граждане могут контролировать, как говорится, и влиять на то, чтобы недобросовестной рекламы было меньше? Спасибо.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, пожалуйста, ответьте на этот вопрос.

Дмитрий Янин: В судебной практике исков населения к рекламодателям или к телеканалам по возмещению нанесенного морального ущерба ненадлежащей рекламой в России нет. Вы можете обратиться в Федеральную антимонопольную службу, и там отстоять свои интересы. Но если вы обратитесь в суд, то вы столкнетесь с тем, что судьи реально не знают законодательства о рекламе, они с опаской будут рассматривать эти документы. И получить серьезную компенсацию... это же не услуга - реклама, то есть вы не оплачиваете эту услугу, поэтому здесь довольно-таки сложно. И вы правы, закон бы работал намного лучше, если бы граждане через суды возмещали деньги с рекламодателей, которые нарушают законодательство. Единственное, можно взыскать, если декларируемая, например, в рекламе цена не соответствует действительности, и вы можете взыскать вот эту разницу. Но вот если вы видите оскорбительную рекламу, дискриминационную рекламу по национальному признаку, по половому признаку, то такого рода иски в судах не приведут к серьезному возмещению.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Дмитрий.

Давайте послушаем Владимира Сергеевича из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу возразить вашему гостю. Помимо неудобств, которые навязчивая реклама доставляет потребителю, существует иллюзия, что за рекламу платит рекламодатель. На самом деле стоимость рекламы, так же как и стоимость лоббирования закона о рекламе, включена в состав продукции, в цену продукции, которую покупает потребитель. То есть это потребитель платит за навязчивую рекламу. И если цена рекламы, стоимость рекламы составляет существенную долю продукции, которая навязывается потребителю, значит, на обеспечение остального качества, на обеспечение ее качества остается меньше ресурсов. То есть реальная цена продукции на самом деле ниже, ее стоимость ниже.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Владимир Сергеевич. Понятно ваше мнение. Я попрошу прокомментировать его Вадима Желнина.

Вадим Желнин: Абсолютно неправильно. Все поставлено с ног на голову. Любой производитель... самое эффективное средство конкуренции на рынке - это цена. И если вы производите товар более высокого качества, он всегда будет проигрывать в цене - это законы современной рыночной экономики. К сожалению, вот в той логике как бы сквозит то, что, конечно, очень многие из нас впитали за всю свою предшествующую жизнь как бы социалистическое ценообразование: издержки плюс надбавка. Так вот, в рынке все устроено не так. Самое эффективное средство конкуренции - это цена. И если вы производите товар более высокого качества, очевидно, что, как правило, затраты на его производство выше. Для того чтобы этот товар мог конкурировать, вы очень небольшую часть от предполагаемой или имеющейся выручки пускаете на рекламу. Как раз реклама позволяет выводить на рынок товары более высокого качества. Никто не будет покупать товар одинакового свойства, если один стоит дешевле, а другой дороже. Какой товар купят люди? Конечно, в массе своей - дешевле.

Поэтому реклама нужна, прежде всего, для того, чтобы на рынке появлялись новые и более высококачественные товары - те, которые не могут конкурировать ценой.

Дмитрий Янин: Я не соглашусь с тем, что реклама выводит на рынок только товары высокого качества. Мы помним случаи "МММ", мы помним случаи...

Вадим Желнин: Вы правы, Дмитрий. Иногда, увы, это правило имеет исключение. Но в целом, Дмитрий, вы же не будете отрицать вот эту логику, да?

Дмитрий Янин: Нет, действительно, вкладываться в рекламу, если вы производите некачественный продукт, бессмысленно, так как в какой-то момент люди просто перестанут покупать ваш продукт, и ваши затраты просто не оправдаются. Но бывают случаи, когда изначально на рынок выводится плохой продукт, который будет жить, например, полгода.

Марьяна Торочешникова: То есть производители намеренно идут...

Дмитрий Янин: Да. Они идут на то, чтобы продукт жил полгода либо компания жила полгода.

Марьяна Торочешникова: Спасибо большое.

И у нас есть пейджинговое сообщение. Михаил пишет: "Уверен, что каждая, или почти каждая реклама лжет или преувеличивает свои качества. В частности, телевизионная реклама".

Вадим Алексеевич, пожалуйста, прокомментируйте это мнение. Почему такое негативное отношение у наших зрителей складывается к телевизионной рекламе? Может быть, действительно, объем вот этой телерекламы виноват?

Вадим Желнин: Вот это показательно. Ведь как бы достоверность рекламы и ее лживость не зависят, вообще говоря, от способа распространения рекламы. Более того, опыт показывает, что как раз наиболее распространенный источник для недостоверной рекламы - это как раз печатные издания, не центральные, где очень часто вы прочтете такую рекламу, что просто все обман. На центральном телевидении именно недостоверную рекламу вы сейчас встретите все-таки сравнительно мало. Об этом говорит и практика Антимонопольной службы, что по признаку недостоверной рекламы телевизионная реклама попадает очень редко.

Конечно, да, телевизионной рекламы у нас в России много. Так вот, я не просто спрятался, когда Дмитрий Дмитриевич изложил некоторый взгляд, я просто объяснил, в чем тут дело. Вопрос количества рекламы на телевидении - это, в общем, не вопрос вкуса, это вопрос, прежде всего, экономический. Во-первых, я уточню высказывание Дмитрия Дмитриевича. Как бы главный европейский документ - Европейская конвенция о трансграничном телевидении - отводит на рекламу действительно только 15 процентов общего телевизионного времени, но при этом еще плюс 5 процентов для зарабатывания денег телевизионным каналам отводит на телемагазины. Наш закон не делает различий между рекламой и телемагазином, и в сумме отводит те же самые 20 процентов.

Дмитрий Янин: Только они считают "в час", а мы - "в сутки".

Вадим Желнин: Это первое. Это общесуточное ограничение, которое, как мы видим, по суммарной цифре времени, отдаваемого каналам для зарабатывания денег, совпадает.

Второе. Да, действительно, ЕКТТ вводит почасовое ограничение. Правда, я должен поправить Дмитрия Дмитриевича, оно составляет не 15 процентов, как общесуточное для рекламы, а 20 процентов, то есть на 5 процентов, пунктов, выше. Российский закон не вводит почасового ограничения. Те цифры, которые Дмитрий Дмитриевич привел - 30-40 процентов, ну, может быть, иногда они бывают, но сегодня совершенно официально известно, что средние цифры рекламы в прайм-тайм, скажем, от 19 до 22 - это 25 процентов. То есть на 5 процентов, пунктов, действительно, вечером, в самое смотрибельное время в телевизоре рекламы больше.

Кстати, надо сказать, что на некоторых каналах в Европе вы почти не увидите рекламы. Но давайте вспомним, что у нас в России тоже существует канал, на котором вообще нет рекламы - это канал "Культура", который содержится за государственные средства. И если ставить вопрос о том, сколько рекламы должно быть на каналах, принадлежащих государству, - это канал "Россия" и в какой-то степени "Первый" канал, по сути, это вопрос закона о бюджете. Вот пишите строчку в законе о бюджете - сколько государство дает денег на содержание телевидения, и рядом, пожалуйста, можно приписать разумную цифру - сколько каналы еще доберут от рекламы. Но только давайте подумаем, стоит ли нам сейчас... Мы что, такая богатая страна, что все деньги отведем в телевизор? Может быть, лучше эти деньги пустить на пенсию?

Теперь о том, почему на Западе хватает несколько меньшего времени для того, чтобы телевидение окупалось. Да потому что там рекламодатель за ту же самую рекламу может платить гораздо больше. Сравните, сколько стоит у нас бутылочка прохладительного напитка, и сколько она стоит в Европе. В Европе она стоит раза в два-три больше в магазине. Поэтому рекламодатель... И это относится абсолютно к любому пищевому продукту - к тем главным товарам, которые рекламируются на телевидении. Поэтому количество денег, которые телевидение может собрать с рекламы, зависит от общего объема потребительского рынка. Давайте мы сравним объемы потребительских рынков в деньгах в Европе и у нас, и исходя из этого сравнения и будем сопоставлять, сколько времени нужно отводить для того, чтобы телевидение при помощи рекламы могло зарабатывать.

Марьяна Торочешникова: Вадим Алексеевич, я вам прочитаю - это пункт 10-ый, статьи 14-ой проекта нового закона о рекламе. Здесь написано, что "иные передачи... До этого говорилось о детских передачах, информационных. "Иные передачи, в том числе и художественные фильмы, могут прерываться рекламой столько раз, сколько 15-минутных периодов они включают. А также дополнительно спонсорская реклама непосредственно в начале и непосредственно перед окончанием передачи, при условии, что общая продолжительность такой спонсорской рекламы не превышает 30 секунд". Но это только спонсорская реклама. Ничего не говорится о том, на какой срок могут через каждые 15 минут прерываться художественные фильмы. И вот у меня в этой связи к вам вопрос, и не только как к генеральному директору Ассоциации рекламодателей, но и как к обычному человеку, к потребителю. Скажите, пожалуйста, вот лично вас не раздражает такой объем рекламы на телевидении?

Вадим Желнин: Ну, меня лично не раздражает, потому что...

Марьяна Торочешникова: Когда фильм, который начинается...

Вадим Желнин: Я согласен, что это раздражает. Но, извините, выбор такой: либо телевидению оставлено слишком мало возможностей для того, чтобы зарабатывать деньги... А для сравнения, что такое телевизионные деньги, я могу привести такой пример, который я недавно услышал как раз в Государственной Думе. Весь бюджет Российского телевидения, все деньги, которые Российское телевидение собирает с рекламы, - это 1,5 миллиарда долларов. Бюджет только Би-Би-Си, только одного канала Би-Би-Си - 5 миллиардов. Только я забыл, долларов или фунтов. Пусть будет даже долларов. Все равно, вы видите, да? Это отражает... Кстати, откуда берется такой бюджет Би-Би-Си? Он берется от того, что частично туда идет бюджетное финансирование. И вообще говоря, каждый житель Великобритании платит ежегодно налог 200 фунтов в год для того, чтобы поддерживать телевидение.

Марьяна Торочешникова: И поэтому они вправе рассчитывать на меньший объем рекламы.

Вадим Желнин: Да. А там и нет... Когда финансово обеспечены каналы, там и нет.

Марьяна Торочешникова: Вадим Алексеевич, спасибо.

Давайте послушаем дозвонившихся на Радио Свобода. Виктор из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Марьяна, спасибо за передачу. А вопрос такой. Я надеюсь, что реклама, прерывающая фильм, стоит дороже, чем реклама, которая подается перед началом того же фильма, например. Скажите, пожалуйста, примерно во сколько раз это дороже? Это могут быть разные цифры, но назовите хотя бы какую-нибудь.

Марьяна Торочешникова: А почему это вас так беспокоит, Виктор, если не секрет?

Слушатель: Потому что меня реклама, прерывающая фильм, раздражает гораздо больше, чем реклама...

Марьяна Торочешникова: То есть вам интересно, сколько рекламодатели вкладывают денег...

Дмитрий Янин: Чтобы вас расстроить.

Вадим Желнин: Марьяна, очень хороший вопрос. Вопрос правильный. Очень часто говорят: "А давайте мы вообще не будем прерывать фильмы рекламой, а будем размещать рекламу между передачами". Так вот, реально такая реклама будет стоить гораздо меньше денег, потому что рекламодатель сейчас (и так устроен телевизионный рынок во всем мире) платит не за секунды и минуты, а платит за аудиторию. И аудитория людей, которые смотрят телевизор, измеряется раз в 15 секунд. Поэтому такое правило, которое, скажем, запретит показывать рекламу там, где ее будет смотреть достаточно много народа, приведет к тому, что цены на рекламу вырастут, а телеканалы получат гораздо меньше рекламы.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Вадим Алексеевич. Но вы, тем не менее, не назвали порядок цифр.

Вадим Желнин: Порядок я вам могу сказать, пожалуйста. Порядок измеряется не минутами, а он примерно такой: общий объем рекламного рынка телевизионного - 1,5 миллиарда долларов, общий объем, как это называется, инвентаря, некий усредненных контактов с аудиторией - 1,5 миллиона.

Марьяна Торочешникова: Нет. Сколько стоит реклама в начале фильма и сколько стоит реклама в середине фильма?

Вадим Желнин: Никто так не различает. Это зависит от того, какую аудиторию покажет измеритель.

Марьяна Торочешникова: И от времени, да?

Вадим Желнин: Конечно, от времени.

Дмитрий Янин: Реклама в хорошем фильме стоит, конечно, дорого. Единственное, что Вадим Алексеевич называет 1,5 миллиарда долларов доходы...

Вадим Желнин: Это официальные цифры.

Дмитрий Янин: Вот в 2004 году доходы - 1,7 миллиардов. Уже в 2005 году ожидается, что телевидение заработает более 2 миллиардов долларов.

Вадим Желнин: Но это же одно и то же. Я готов согласиться на 2 миллиарда.

Марьяна Торочешникова: На пейджер пришел вопрос. Господин Федоров спрашивает: "Платят ли налоги с рекламы государственные каналы телевидения?".

Вадим Желнин: А как же?..

Дмитрий Янин: Да, они должны платить.

Марьяна Торочешникова: Спасибо.

Слушаем Татьяну, она дозвонилась на Радио Свобода из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу высказать свое мнение по поводу рекламы. Да, реклама, конечно, нужна, но, во-первых, должна быть качественная реклама и культурно преподносимая. Потому что вы видите, какая реклама. Где рекламируют майонез, там пальцем берут майонез и обсасывают этот палец. Как говорится, это из рук вон. Ну и наподобие этого. Много у нас такого.

Второе. Включать рекламу надо, не прерывая передачу, а после передачи. Хотя сейчас сказали, что меньше стоимость, то есть кто-то проигрывает. Но во много больше раз проигрывают телезрители. Прерывание передач рекламой вызывает раздражение. И дети становятся дерганными, и взрослые.

И еще. Музыкальное сопровождение передач - это тоже наподобие рекламы. В основном это громкое, заглушающее речь героев фильмов, передач, такое звучание музыки, зачастую не очень приятное для слуха.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Татьяна. Я попрошу Дмитрия Янина прокомментировать ваши соображения по поводу рекламы. Дмитрий, пожалуйста.

Дмитрий Янин: В принципе, развитые страны вопрос, связанный с прерыванием художественных фильмов рекламой, решили. Интервал - 45 минут, раз в 45 минут допускается. Это такой компромисс между интересами зрителей и интересами рекламодателей. Я думаю, что и россияне смирились бы с тем, что художественный фильм прерывается раз в 45 минут. Это нормально, и это можно вынести.

Что касается звука, то абсолютно с вами согласен. Практически всегда происходит изменение громкости звука. К сожалению, российский закон о рекламе в части отслеживания уровня звука делегирует принятие решения по этому вопросу только тогда, как будет принят соответствующий технический регламент об уровне звука. Так что сейчас реально никто рекламу по звуку не контролирует. Поэтому рекламодатели часто пользуются этим и запускают ролик, который звуком привлекает ваше внимание. Действительно, дети часто реагируют на столь резкие изменения в тембре. И даже автор законопроекта господин Мединский признавал тот факт, что как только начинается рекламный блок, он, по крайней мере, уменьшает звук. То есть это проблема...

Марьяна Торочешникова: Несмотря на то, что и в действующем законе и в проекте закона написаны ограничения...

Дмитрий Янин: Но эта норма реально не работает. Потому что некому контролировать ее выполнение, и нет норм, которые бы...

Вадим Желнин: Марьяна, я уточню. Вот что существенного делает новый закон в этом направлении. Вместо неприменимой нормы старого закона, новый закон диктует: "нужно написать технический регламент". И это позволит просто как бы нажатием кнопки... Давайте писать технический регламент. И чем быстрее напишите, тем быстрее будет решена эта проблема. Рекламодатели поддерживают то, что реклама не должна быть громче общего фона передач.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Вадим Алексеевич.

Я все-таки хочу уйти от рекламы на телевидении. Потому что есть еще множество других вопросов и проблем, связанных с рекламой, которые беспокоят слушателей. Андрей из Санкт-Петербурга прислал сообщение на пейджер: "Расскажите, каким образом можно бороться с рекламой, которая вдалбливается вам, помимо вашей воли, на эскалаторе в метро, когда вам с него неуда деться? Очень громко по звуку". Я могу тут присоединить и рекламу в трамваях, и троллейбусах, и автобусах в городе Москве - и деваться тоже некуда. Дмитрий, что с этим делать?

Дмитрий Янин: Пусть расскажет Вадим Алексеевич Желнин. Действительно, реклама в метро практически не дает возможности человеку от нее скрыться. И иногда эти рекламные ролики настолько неудачные... Я вот вспомню пример. "Девушка в курточке...", - начинают кричать. И сразу люди реагируют. Мне кажется, конечно, эта реклама должна быть запрещена, так как метро - это источник повышенной опасности. Люди должны прислушиваться к любым сообщениям, которые распространяются в метро и быть внимательными для того, чтобы не попасть в какой-то несчастный случай. И здесь, мне кажется, должны быть введены ограничения, которые запретят рекламу в метро.

Марьяна Торочешникова: Вот я хочу предвосхитить события, на самом деле, и сообщить Андрею, что вот этот проект нового закона о рекламе, который я держу перед собой, он содержит в себе статью номер 20 "Реклама на транспорте". И в ней есть такой пункт 7, где написано, что "звуковая реклама при осуществлении пассажирских перевозок допускается только при условии предоставления пассажирам индивидуальных средств ее прослушивания". Ну, видимо, только тогда, когда вам при входе в метро будут параллельно выдаваться какие-то наушники, тогда Метрополитен и сможет эту рекламу запускать. И только в том случае, если депутаты примут этот закон.

Вадим Желнин: Это тот случай, где происходит резкое ограничение для нас возможностей рекламироваться. Но в отличие от телевизионной рекламы, мне нечего возразить Дмитрию. И, в принципе, я понимаю. Есть важный принцип: человек должен иметь право отказаться от просмотра, прослушивания рекламы, если он этого не хочет. Ни в транспорте, ни в метро человек не может этого сделать. Он не может отвернуться, выключить звук. Ну что ж делать... Да, это правильное требование.

Дмитрий Янин: Вадим Алексеевич, если следовать этому требованию, тогда нужно еще ограничивать число щитов вдоль магистралей, когда водитель тоже не может закрыть глаза.

Вадим Желнин: Кстати, новый закон пишет, что... Здесь тоже правильно. Такие вещи не пропишешь в законе. Новый закон пишет, что размещение щитов не должно препятствовать осуществлению безопасности движения. Поэтому пусть автоинспекция разработает правила, где они не должны стоять, чтобы не отвлекать водителей.

Марьяна Торочешникова: Кстати, есть такие ограничения в новом проекте закона о рекламе, и я тоже обратила на это внимание, теперь нельзя будет с принятием этого закона размещать рекламу на столбах, на которых вывешены дорожные знаки, и вообще реклама не должна будет никак напоминать внешним видом дорожные знаки.

Давайте послушаем дозвонившихся на Радио Свобода. Юрий из Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел спросить господ рекламодателей, почему они смешивают рекламу и воровство? Реклама - это то, что человек хочет узнать о качестве того или иного товара, он хочет. Но когда у нас насильно крадут наше время на телевидении, зачем вы это называете рекламой? Это воровство, незаконное воровство нашего времени.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Юрий. Ваше мнение понятно. К сожалению, в Уголовном кодексе Российской Федерации еще нет такой статьи, которая предусматривала бы ответственность за кражу времени, потому что это такая субстанция, которую сложно измерить. Но, тем не менее, Вадим Алексеевич...

Вадим Желнин: Я обращу ваше внимание на то, что такая постановка вопроса была бы абсолютно оправдана на платном телевидении. Если вы заключили договор, платите деньги за просмотр чего-то, то размещение там рекламы, действительно, было бы... ну, я не буду употреблять слово "воровство", оно как бы, вообще говоря, не совсем юридическое, было бы нарушением условий договора, и за это следовало бы карать. Проблема в том, что общественное-то телевидение как бы вы же получаете бесплатно.

Дмитрий Янин: Через налоги.

Вадим Желнин: Нет. Частное телевидение...

Марьяна Торочешникова: Секундочку. Вдогонку к этому вопросу. Георгий спрашивает: "Я оплачиваю городскую радиотрансляционную сеть. Получается, что реклама идет за мой личный счет". Так или нет?

Вадим Желнин: На самом деле человек оплачивает услуги связи. Ведь связь тоже что-то стоит, как бы организация доставки сигнала. Но он не оплачивает содержание передач.

Дмитрий Янин: Юридически, действительно, человек не оплачивает ту рекламу, которая идет по каналам, но фактически как гражданин в отношении государственных каналов (и нас эта тема волнует) вы через налоги оплачиваете то, что вам показывают в таких объемах.

Вадим Желнин: Нет.

Дмитрий Янин: В отношении госканалов...

Марьяна Торочешникова: Слушаем потребителей рекламы. Анатолий Сергеевич из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я немножко удивился вот чему. Существуют два вопроса, которые я сейчас хочу задать последовательно, на мой взгляд, важнейшие. И почему-то никто о них не упоминает. Первое. Тут аргумент прозвучал такой, что, мол, на Западе стоит бутылка воды какой-то в два-три раза дороже, поэтому и реклама там дороже стоит, поэтому ее меньше можно дать за больший гонорар, так сказать. А у нас, мол, дешевая, поэтому терпите - будет больше рекламы, потому что по мелочи идет. Но в этом случае забывают сказать, что на Западе и зарплаты-то у людей, у потребителей в 10 раз выше, чем у нас. Почему-то стыдливо умалчивают.

Второе. Насчет звука - согласен. Когда врывается реклама и бьет по ушам, мне ясно, что рекламу озвучивали дилетанты. Но сейчас на телевидении, к сожалению, у нас это превалирующая категория людей. Мастера, профессионалы давно поуходили. Но дело-то в том, что качество самой рекламы, эти рекламные ролики, которые порой до непристойностей доходят - стыдно смотреть, никто, никаких худсоветов нет. Это полный произвол. Иногда абсурдного содержания рекламы идут - и все это мимо. А это наносит огромный ущерб вкусовой стороне дела. Вот кто-нибудь за этим следить будет?

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Анатолий Сергеевич.

Я сначала попрошу, чтобы Вадим Желнин сказал, почему рекламодатели стыдливо умалчивают...

Вадим Желнин: Мы не умалчиваем. Дело в том, что никто здесь не говорит, скажем, хорошо это или плохо - каков объем нашего потребительского рынка. На самом деле, скорее, плохо, потому что чем богаче страна, чем лучше там живут люди, тем больше объем потребительского рынка.

Когда мы говорим о деньгах для телевидения, мы имеем в виду только те деньги, которые необходимы телевидению для того, чтобы существовать, чтобы покупать передачи, создавать передачи. Вот сегодня все будут смотреть "Мастера и Маргариту", надеюсь, ни что-нибудь, а именно "Мастера и Маргариту". А как вы думаете, сколько денег стоило создать этот фильм с такими прекрасными актерами?

Марьяна Торочешникова: Вадим Алексеевич, видите, как вы еще и разрекламировали его просто замечательно.

Вадим Желнин: Извините, но...

Марьяна Торочешникова: Дмитрий, пожалуйста, прокомментируйте мнение по поводу того, кто отслеживает качество рекламы с точки зрения ее этических...

Дмитрий Янин: Абсолютно правильно поставлен вопрос. К сожалению, попытки саморегулирования на рынке рекламы предпринимались. По сути, позиция рекламодателей и телеканала состоит в том, что, "господа, вот выявляете нарушения, ну и выявляйте сами". Никто в саморегулирование в России не вкладывает деньги со стороны бизнеса. Поэтому отслеживание происходит исходя из вкусовых ощущений тех или иных директоров каналов. А вот как такового саморегулирования... Вот приведу пример. За прошлый год была такая комиссия по этике. Четыре случая было рассмотрено, три из которых за весь год подготовили в Конфедерации обществ потребителей. То есть кроме КонфОП этой темой никто не интересовался. По фактам рассмотрения этих случаев комиссия эта даже не направила письма рекламодателям, которые, на наш взгляд, вводили людей в заблуждение. То есть ждать от бизнеса, что он сам будет саморегулироваться в условиях, когда государственные штрафы не такие большие пока, не приходится. То есть как такового кнута нет. А пряник здесь довольно-таки непонятный.

Марьяна Торочешникова: Спасибо большое.

И теперь я хочу вообще уйти от телевизионной рекламы и поговорить о рекламе, которая меня очень беспокоит, как собственника электронной почты, - это спам. Очень многие люди рассчитывали, что новый закон о рекламе обязательно предусмотрит способы борьбы со спамом, как электронным, который приходит на электронные ящики, так и почтовым, который приходит в почтовые ящики. Вот эти бумажки, которые переполняют почтовый ящик в подъезде, - от этого просто не знаешь, куда деваться. Здесь, да, действительно, есть такое положение, есть 18-ая статья, где говорится о рекламе, распространяемой по сетям электросвязи. И говорится о том, что распространение рекламы допускается только при условии предварительного согласия адресата на получение такой рекламы. При этом реклама признается распространенной без предварительного согласия адресата, если отправитель рекламы, распространитель не докажет, что такое согласие было получено. То есть теоретически есть кому предъявлять претензии. Но с другой стороны, претензии-то нужно предъявлять к распространителю рекламы. А как ты его найдешь? Но если речь идет об обычной почтовой рекламе, то, да, можно схватить за руку почтальона и... куда его волочить? Наверное, в Федеральную антимонопольную службу? Или что с ним делать?

Дмитрий Янин: Я скажу так. По поводу электронного спама реально проблема не будет решена, пока электронные сообщения не будут платными. Пусть они будут стоить 1 копейку, но весь принцип спама построен на том, что вы рассылаете в миллион адресов миллион сообщений. Если это будет платно, то для добросовестных пользователей интернетом, которые отправляют по 100 писем в день, рубль заплатить по итогу - это небольшие деньги, или 10 рублей по итогу дня. А для спамеров такие издержки приведут к тому, что их рассылки не будут окупаться. Все остальное, на мой взгляд, работать не будет, так как появятся компании, которые смогут уйти из-под российского законодательства, рассылать всевозможные сообщения. И вот другим способом бороться с электронным спамом, кроме как введением платы за посыл e-mail сообщений, невозможно.

Марьяна Торочешникова: Вадим Алексеевич, я вас попрошу ответить на такой вопрос. Может быть, имеет смысл тогда какие-то санкции накладывать не на распространителя рекламы, а на рекламодателя? Ведь если его реклама приходит ко мне в почтовый ящик, значит, он ее заказал.

Вадим Желнин: Понимаете ли, проблема-то вот в чем. В общем-то, это было бы правильно, если бы не одна такая вещь. Вы знаете, какие у нас применяют приемы конкуренции. И, например, если я желаю досадить конкуренту, то от его имени я распространю рекламу с его телефоном, да еще какую-нибудь такую, обижающую потребителя. Поэтому это не простой вопрос.

Хотя бы плюс нового закона в том, что... конечно, это чистая декларация, но хотя бы объявлена декларация, что это нельзя. Кто-то, кто, может быть, сегодня этим пользуется, просто на основе этой декларации от этого откажется. Хотя решения, конечно, это не принесет.

Марьяна Торочешникова: Спасибо большое.

К сожалению, наша передача подошла к концу. Хотя есть еще о чем поговорить, что касается рекламы. Но, тем не менее, я надеюсь, что мы продолжим наш разговор после того, как закон о рекламе будет принят, и увидим, в каком виде он предстанет перед нами.

XS
SM
MD
LG