Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Детский травматолог-ортопед


[ Радио Свобода: Программы: Наука и медицина]
[12-02-05]

Детский травматолог-ортопед

Ведущая

Марина Катыс: Ортопедия - одно из древнейших направлений в медицине. Заболевания опорно-двигательной системы коварны - человек может долгое время испытывать боли в спине или в суставах, но - не столь сильные, чтобы срочно идти к врачу.

Дети не менее взрослых подвержены этим заболеваниям. Сегодня в России травмы и заболевания костно-мышечной системы у детей стоят на третьем месте после болезней органов дыхания и желудочно-кишечного тракта. Причем мальчики болеют в 1,5 раза чаще девочек, а погибают - чаще в 2 раза.

Врачи начинают говорить об эпидемии детского травматизма.

Поэтому сегодня гость Московской студии Радио Свобода - главный детский травматолог-ортопед Минздрава России и главный детский ортопед города Москвы, вице-президент Ассоциации травматологов-ортопедов России, доктор медицинских наук, профессор Олег Алексеевич Малахов. Он также руководит Клиникой детской ортопедии Центрального института Травматологии и ортопедии.

Как помочь ребенку, переболевшему полиомиелитом?

Что нужно знать родителям о рахите?

Можно ли преодолеть заболевание опорно-двигательной системы с помощью мануальной терапии?

И чем отличаются ортопедические стельки от супинаторов?

На эти и другие вопросы мы попытаемся ответить в течение ближайшего часа.

А первый вопрос - к Олегу Алексеевичу.

Вы согласны с тем, что в России можно говорить об эпидемии детского травматизма?

Олег Малахов: Согласен, и не только я, но и все врачи моей специальности согласны. Нам с этим часто приходится постоянно встречаться. Особенно распространен сейчас дорожно-транспортный травматизм. Это - и увеличение парка автомобилей. И довольно-таки часто дети не заняты, предоставлены улице. Бывает и так, что родители не совсем адекватно ведут себя за рулем - часто дети гибнут и в внутри кабины автомобиля.

Почему действительно увеличивается травматизм? -Потому, что дети не организованы, предоставлены улице, нет достаточного количества спортивных площадок, нет достаточного количества секций. Вот, можно сказать, основные причины детского травматизма.

Марина Катыс: Спасибо, Олег Алексеевич.

А сейчас я хочу предложить вашему вниманию материал, который подготовил наш корреспондент Никита Татарский. Он спрашивал у москвичей, что они знают о профессии травматолога-ортопеда.

- Я - за все плачу. Вхожу и прямо сразу плачу. А потом говорю, что мне надо - и мне это делают. Бесплатному лечению я вообще не доверяю. Я считаю, что любые услуги должны оплачиваться. Нет - есть, конечно, люди, которые работают не халтурно, но, как правило, если у человека голова забита тем, где ему достать деньги на пропитание, он не может работать не халтурно.

- У меня хорошее мнение, но я не прибегала к услугам здешних врачей.

- К счастью, не приходилось. Один раз только страдал межреберной невралгией, и то не взял бюллетень. И сейчас, когда надо было справку брать, растерялись в поликлинике. Ну, решили написать остеохондроз, чтобы хоть что-то написать в направлении для места отдыха. Так что я здесь не авторитет. Они сразу определили. Они даже заботливо звонили: почему я не оформляю бюллетень.

- Нет, ни разу не приходилось. Потому что это крайне низкий уровень, который, в общем-то, я считаю, не отвечает запросам нашего населения. В данный момент население у нас практически все пожилое. А вот эти реформы, которые проводятся в нашей медицине и медицинском обслуживании, я считаю - мы просто возвращаемся в каменный век.

- У меня с коленкой что-то было. В принципе, я довольна. То есть мне посоветовали, как дальше ухаживать за собой. И врач был достаточно заботливый. Да, это был государственный доктор.

- Переломы были, но это было очень давно, лет, наверное, в 15. Удовольствия никакого мне это не доставило. То есть было больно и врачи такие... это было не очень хорошо.

Марина Катыс: Как мы слышали, москвичи довольно мало, на самом деле, знают о работе врачей травматологов-ортопедов. Кстати, может быть, это и не так плохо, потому что знания о той или иной врачебной специализации появляются только в связи с тем, что человек попадает в ситуацию, когда он вынужден обращаться за помощью.

Ну а что касается слов о низкой оплате труда врачей - кто бы с этим спорил. Действительно, врачи получают мало.

Но сегодня тема нашего разговора - детские травматологи-ортопеды.

И у меня вопрос к вам, Олег Алексеевич.

Кто готовит специалистов в этой области, и какими качествами должен обладать человек, который выбирает эту специализацию? Ведь работать этому врачу придется не только с детьми в достаточно тяжелых, экстренных ситуациях, но и с их мамами, папами, дедушками, бабушками, что только усугубляет психологическую нагрузку.

Олег Малахов: Детские травматологи-ортопеды - выходцы из детской хирургии, с одной стороны. А с другой стороны - это выходцы из взрослой травматологии и ортопедии. Что касается специальности как таковой: я - как главный детский травматолог-ортопед - есть, а специальности такой - пока еще не выделено.

То, что касается обучения - здесь надо подразделять обучение разных уровней. Это поликлиническое звено: звено, которое в обычных городских больницах, и звено, которое в высококвалифицированных учреждениях. То, что касается поликлинического звена, мы проводим занятия на базах детских ортопедических больниц в городе Москве и в других регионах, люди проходят двух-трех месячную специализацию, иногда - месячную. И готовят детских травматологов-ортопедов из поликлинических врачей-хирургов или же из педиатров.

Низкая заработная плата способствует тому, что потом люди из этой специальности уходят. Она сама по себе трудная. К сожалению, я затрудняюсь назвать те учреждения, которые готовят именно детских травматологов-ортопедов.

То, что касается высшего звена, здесь уже проходят специализацию молодые врачи в отделениях, их учат старшие товарищи на местах, и здесь эта специальность передается, так скажем, из поколения в поколение.

А так - специализация проходит по взрослой травматологии и ортопедии или проходит по хирургии, где есть разделы, есть определенные часы, которые отпущены для подготовки детских травматологов-ортопедов.

Я считаю, что этого недостаточно. На эту тему мы много раз говорили на совещаниях. И подготовили концепцию развития детской травматолого-ортопедической службы. Но в связи с перестройкой здравоохранения это несколько отсрочено. И я думаю, что когда будет ясно, как будет развиваться здравоохранение вообще, мы вернемся к этому вопросу. Все на этом настаивают, и все понимают эту необходимость, учитывая, что травматизм увеличивается и возрастает детская костная патология.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Малахов.

Олег Алексеевич, совсем недавно считалось, что новорожденных нужно туго пеленать. Прошло время, и сейчас уже известно, что тугое пеленание не приносит никакой пользы. Более того, доказано, что в странах Африки о таком недуге, как вывих тазобедренного сустава и не слышали, потому что африканские женщины традиционно носят своих младенцев либо на боку, на бедре, либо на спине, и ножки у детей разведены. Почему так сложилось, что в северных странах младенцев пеленали, а в Африке - носили ребенка в наиболее благоприятной для него позе?

Олег Малахов: Знаете, в молодые годы я два года проработал в странах Африки, в частности - в Мозамбике. Я был главным травматологом-ортопедом Республики Мозамбик. За два года работы я вообще ни разу не встречал у местного населения врожденный вывих. Там нет врожденного вывиха по двум причинам: или нет дисплазии тазобедренного сустава, или они как бы лечат ребенка с самого раннего возраста - они не пеленают его, ребенок находится у них подвязанным на боку, и ножки разведены в правильном положении. Тем самым создаются условия для правильного развития тазобедренного сустава, который состоит из вертлужной впадины и головки бедра. Головка бедра в этом положении центрируется, и впадина правильно развивается.

Вы знаете, что природа не любит пустоты. И если впадина не заполнена головкой - она зарастает, и, соответственно, происходит подвывих или вывих. Что и происходило при тугом пеленании. Бедра сведены, развернуты вовнутрь, головка выходит из впадины, соответственно, она не центрируется, и впадина неправильно развивается. А в дальнейшем, когда ребенок уже становится на ноги, впадина не удерживает головку бедра - и головка вывихивается.

В связи с этим разработан ряд методик, которые способствуют правильному стоянию головки во впадине. И начиная с роддома, мы уже рекомендуем широкое пеленание. Мы рекомендуем двойные памперсы, чтобы ножки были разведены в разные стороны. Или если уже обнаруживаем при ультразвуковом исследовании в раннем возрасте дисплазию тазобедренного сустава, то накладываем такие стремена (они называются "стремена Павлика", или другие модификации), чтобы ножки были разведены и чтобы находились в правильном положении. Ну и соответствующее лечение способствует тому, что сустав развивается правильно. И эти профилактические мероприятия позволяют нам в дальнейшем избежать оперативного лечения.

Марина Катыс: Но в связи с переходом (во всяком случае - в крупных городах) на памперсы вместо пеленания, количество вывихов тазобедренного сустава у младенцев снизилось или нет? Что говорит статистика? И есть ли она по этому вопросу?

Олег Малахов: Такой статистики по врожденному вывиху нет. Она пока не предусматривается. Мы настаиваем на том, чтобы в статистику включили именно врожденный вывих, потому что это действительно тоже эпидемия. Я думаю, что количество врожденных вывихов не сократилось.

Марина Катыс: То есть все осталось по-прежнему?

Олег Малахов: Все осталось по-прежнему. Но если начинают лечить, то результаты хорошие. Не начинают лечить - результаты плохие. Даже в Москве и то часто встречаются случаи, что родители впервые обращаются к врачу-ортопеду, когда ребенку уже два или три года. Когда они видят, что ребенок уже начинает хромать - только тогда обращаются к врачу.

Марина Катыс: А если говорить о детях более старшего возраста. Ведь дети попадают в самые трагические ситуации. Бывают у них и очень тяжелые травмы. При сложных переломах ребенок оказывается на длительное время прикованным к кровати, если это травма конечностей или, не дай Бог, позвоночника. Существуют ли какие-то специальные диеты, которые помогли бы быстрее провести процесс восстановления, чтобы стимулировать кости к регенерации?

Олег Малахов: Вы знаете, Марина, эту проблему надо решать с двух сторон. Первое - это то, что увеличилось количество случаев такого заболевания костной ткани, как остеопороз. Кость недостаточно насыщается солями кальция. В этом случае, конечно, необходимы определенные добавки, если поставлен именно этот диагноз. Если этот диагноз не поставлен, и у ребенка костная ткань развивается нормально, и только в результате травмы произошли значительные переломы, здесь медикаментозное лечение, которое направлено на быстрое сращение, не является необходимым. Потому что у ребенка регенеративные способности и так достаточно хорошие. А если еще насыщать организм солями - будет лишняя нагрузка на почки. Ведь все равно эти лекарства как-то должны выводиться из организма.

Мы ставим ребенка на ноги путем применения таких аппаратов внешней фиксации, как аппарат Елизарова, есть у нас свои разработки, свои аппараты. Хороший остеосинтез. Это позволяет нам быстро поставить ребенка на ноги. А то, что процесс можно ускорить таблетками или какими-то травами - ну, да, есть такое увлечение, многие считают это правильным. Но сроки выздоровления от этого значительно не сокращаются.

Марина Катыс: Олег Алексеевич, вы сказали, что остеопороз стал распространенным заболеванием у детей. Но ведь традиционно это заболевание пожилых людей - ломкость костей. Перелом шейки бедра - это классическая ситуация для человека пожилого возраста, который поскользнулся и в результате получил такую травму. Неужели сейчас дети страдают этим же?

Олег Малахов: Да, к сожалению, страдают. И даже у нас в Институте есть такая тематика. В частности, профессор Меркулов занимается этой проблемой. Мы проводим скрининг-опросы, проводим специальные исследования в школах. Действительно, мы это отмечаем. Но все это связано с теми экологическими изменениями, которые происходят в природе. По структуре костной ткани при микроанализе можно определить - в каком регионе или в каком районе живет ребенок. Потому что ребенком дышит тем, что промышленность и автомашины выбрасывают в воздух. Конечно, экологическая обстановка сказывается.

Марина Катыс: Спасибо.

На мой взгляд, самое страшное, что может случиться с ребенком, - это травма позвоночника. Потому что переломы рук или ног - они, так или иначе, срастаются, и есть уже отработанные методики. А вот травма позвоночника - это то, что может привести к очень тяжелым последствиям, особенно если в первые минуты ребенку неправильно оказана медицинская помощь. Что должны знать родители (и вообще взрослые люди), о том, как себя вести с ребенком, у которого подозревается травма позвоночника?

Олег Малахов: Взрослые люди, (в том числе и Служба безопасности на дороге, ГИБДД) должны владеть навыками: если произошла травма позвоночника или конечностей, то в первую очередь надо обездвижить сегмент - положить ребенка на жесткий щит или что-то жесткое подложить. Потому что перелом может произойти, но он не сместился, а когда начнешь перекладывать ребенка, он смещается и может повредить спинной мозг - и в результате получается паралич, что потом уже неизлечимо. Точно так же и нижние, и верхние конечности. Если, допустим, сосуд или нерв не поврежден, то при неправильной транспортировке или неправильной укладке можно острым осколком кости его повредить - и может наступить кровотечение, в результате которого ребенок может погибнуть. Основное - в первую очередь обездвижить поврежденные сегменты, как позвоночник, так и конечности. А потом уже - оказывать специализированную помощь. Если сильное кровотечение - надо наложить жгут. Жгут в каждой аптечке есть у автолюбителя. Можно взять пояс, ремень. Я думаю, это первые основные мероприятия, которые необходимо проводить.

Марина Катыс: При чрезвычайном происшествии, в котором пострадал ребенок, самое главное - это как можно быстрее доставить его в стационарное медицинское учреждение. Каково качество российских дорог - известно. Довольно часто ДТП случается на большом расстоянии от крупных городов. Как решается эта проблема? Что можно сделать для того, чтобы сократить время доставки травмированного ребенка в лечебное учреждение?

Олег Малахов: Эта проблема решается. Мы уже в течение года ведем программу, которая себя оправдывает на дорогах Подмосковья. В этой программе участвует Институт педиатрии и детской хирургии, участвует Комитет здравоохранение Московской области, Центральный институт травматологии и ортопедии, МЧС. Есть у нас вертолеты, которые вылетают на происшествия, - это быстрая доставка. Если же вертолет не успевает, то есть так называемые придорожные пункты, больницы, куда госпитализируют ребенка (можно и взрослых, но мы больше занимаемся детьми). И уже туда выезжает наша бригада - или они доставляют ребенка своими транспортными средствами (если только они оборудованы). Или - у нас есть машины из города Москвы, которые туда высылаются. Но в дальнейшем мы все же думаем, что эти машины (по основным трассам, которые веером расходятся от Москвы) должны дежурить постоянно. Потому что если машина пойдет из Москвы, то это: дорога туда и дорога обратно - очень много тратится времени. А если машина уже есть в этом пункте, она должна быть оснащена специальным оборудованием, чтобы одновременно проводить реанимационные мероприятия, замещать кровопотерю. Такая система сейчас отрабатывается. И в течение года (мы это очень сильно почувствовали) - это дает положительные результаты. Думаю, такую систему надо будет внедрять по всей России. В некоторых регионах это уже есть, но в полном масштабе это, как говорится, дело будущего.

Марина Катыс: Спасибо, Олег Алексеевич.

А такое заболевание, как горб? - Ведь горбы известны с незапамятных времен. Горбуны - это традиционный персонаж многих литературных произведений. Но откуда берутся горбы, в общем, не совсем понятно. По словарю Даля: "Горб - это болезненное искривление позвоночного столба у человека, отчего образуется уродливая выпуклость на спине, а иногда и на груди". Так что же все-таки такое - горб, с медицинской точки зрения?

Олег Малахов: Горбы друг от друга отличаются. Есть горб позвоночный - это искривление позвоночника в результате или какой-то травмы, или деструкции тел позвонков в результате туберкулезного процесса или какого-то воспалительного процесса - это именно позвоночный горб. А есть реберный горб. Реберный горб несколько отстает, и он находится или справа, или слева грудной клетки. Сзади - это уже реберный горб за счет сколиоза (искривления позвоночника), диспластического искривления. Можно сказать, что это врожденная патология. Это - другой горб, и он лечится по-другому.

Марина Катыс: А в принципе, горбы лечатся?

Олег Малахов: Горбы лечатся хирургическим путем. Что касается реберного горба, то там иссекаются лишние ребра, потом нарастает новая костная ткань, и грудная клетка находится в более правильном положении. Но все равно это не решение проблемы - что надо лечить именно горб. Горб - это следствие сколиоза. Искривление и скручивание позвоночника - это результат. Просто надо стараться не доводить до развития горба.

Марина Катыс: А бывает ли так, что предвестником горба является сутулость? Ведь большинство подростков сутулятся, особенно - в учебных заведениях. И за этой казалось бы безобидной привычкой - сутулиться, сидя за столом, на которую родители даже не обращают внимания, скрывается на самом деле довольно серьезная проблема. Насколько я знаю, по статистике, каждый второй подросток в период роста страдает сутулостью. У кого-то это потом проходит, у кого-то остается. А у кого-то это приводит к болям в позвонках, болям в пояснице, в голенях. Может быть, несколько наивный у меня вопрос, но как заставить ребенка держать спину прямо?

Олег Малахов: Здесь тоже надо смотреть, что это за сутулость. Сутулость - это, может быть, просто вялая осанка, когда мышцы не обладают хорошим тонусом, и они не могут держать туловище в ровном, правильном положении. А есть уже структурные изменения - это юношеский остеохондроз, когда есть изменения в межпозвонковых дисках в грудном отделе позвоночника.

Марина Катыс: Спасибо, профессор Малахов.

А сейчас я предлагаю вашему вниманию выпуск медицинских новостей, который подготовил наш нью-йоркский корреспондент Евгений Муслин. Читает Анна Аракелова.

Анна Аракелова: В ООН началось обсуждение проекта международного договора о правах инвалидов, запрещающего, в частности, искусственное прерывание беременности в случае физиологических отклонений у эмбриона.

Обсуждаемая Конвенция, которая, как надеются дипломаты, вступит в силу в 2008 году, содержит призыв к правительствам оказывать финансовую поддержку родителям детей с врожденными дефектами. Страны, ратифицировавшие Конвенцию, должны будут также принять законы, запрещающие дискриминацию по инвалидности, начиная от слепоты и заканчивая душевными болезнями. Над договором о защите прав 600 миллионов инвалидов во всем мире ООН работает с 2001 года. Как заявил представитель Эквадора Луис Гальегос, настало время защитить права этих людей и интегрировать их в общество. Совсем недавно людям в очках не разрешалось пилотировать самолеты и управлять автомобилем. Сейчас все это позади.

Новые исследования показали, что облучение солнечным светом связано с меньшей канцерогенной опасностью, чем это считалось до сих пор. Так, скандинавская исследовательница доктор Карин Смедби и ее коллеги из Каролинского университета в Стокгольме изучали влияние ультрафиолетовой радиации на распространение злокачественных лимфом, и оказалось, что облучение, наоборот, снижало канцерогенный риск почти на 40 процентов в зависимости от интенсивности этого облучения. В другом исследовании, также опубликованном в журнале Национального института рака, американский онколог доктор Марианна Бервик и ее коллеги из университета штата Нью-Мексико в Альбукерке отмечают, что солнечные лучи помогают больным бороться со смертоносными меланомами, делая их менее агрессивными. Возможно, это объясняется повышением синтеза витамина D и улучшением под действием солнечных лучей способности клеток ремонтировать поврежденные молекулы ДНК.

В статье, опубликованной в журнале Американской кардиологической ассоциации "Circulation" ("Кровообращение"), исследователи из Колумбийского университета в Нью-Йорке, пишут, что чрезмерная бактериологическая флора во рту не только вызывает пародонтоз, но и хорошо коррелируется с уплотнением каротидных артерий, этим несомненным индикатором закупорки кровеносных сосудов. "Этот факт является самым веским свидетельством того, что болезни десен могут привести к инсультам или к сердечным болезням, - говорит руководитель исследовательской группы доктор Дезаврё. - И поскольку болезни десен поддаются профилактике и лечению, забота о гигиене ротовой полости имеет непосредственное отношение к кардиологическому здоровью". "Хотя у человека во рту живут более 600 видов микробов, - говорит участник исследования доктор Панос Папаапаноу, - не все они в равной степени способствую развитию сердечных болезней, так что нам предстоит еще определить самые вредоносные из них".

Марина Катыс: И у нас уже есть первый звонок из Санкт-Петербурга. Геннадий, пожалуйста. Добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. Недоразвитая конечность у ребенка 3 лет. Какая вероятность уменьшения голени в будущем?

Олег Малахов: У него эктромелия, укорочение голени, да?

Слушатель: Нет, стопы.

Олег Малахов: А голени, нет?

Слушатель: Пока нет. Мы обследуемся. Но все-таки хотел узнать ваше мнение.

Олег Малахов: Вы знаете, у вас есть в Пушкине Институт Турнера, вы там были?

Слушатель: Знаем, да.

Олег Малахов: Директор Юрий Иванович Поздникин. Для того, чтобы четко и ясно ответить, надо видеть ребенка, надо сделать рентгенограмму, посмотреть, поражены там зоны роста или не поражены, есть отсутствие костей или нет? Или это так называемое врожденное недоразвитие, или эктромелия голени, если голень там затронута. Юрий Иванович Поздникин - директор института, это очень высококвалифицированный институт, вам более подробно на это ответят.

Если не идет укорочение - ножка-то нарастет, но она отстает от здоровой, от другой ноги?

Марина Катыс: Да, Геннадий?

Слушатель: Да-да. Спасибо большое. А ваши телефоны можно узнать?

Олег Малахов: 450-39-29 - это ко мне в кабинет.

Марина Катыс: И звонит Владимир из Москвы. Пожалуйста, Владимир. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. У меня сын-подросток. Если вы главный ортопед Москвы, наверное, и подростки вам "подведомственны". Он получил травму, играя в футбол, мениск пострадал. Ему дали направление в Центр в Беляево. Там прицепились к тому, что у парня не стандартный рост и вес, дескать, "пожалуйста, в платную". Тут же рядом - оплата. Ну, оплата, вы сами понимаете, там что-то около 50 долларов за этот снимок. Тут уже не мешает ни рост, ни вес - все на том же оборудовании. Мы обратились с жалобой к главному врачу. Но вы знаете - нас так послали, в такой грубой форме... В итоге, сделали через Горздрав в другой совершенно больнице на Таганке - без всяких проблем. И возникает вопрос. Если приватизировали уже этот Диагностический Центр в Беляево - пусть просто объявят, что он приватизирован. Если нет, то почему они так грубо нарушают закон о здравоохранении?

Олег Малахов: Скажите, а что за Центр в Беляево?

Слушатель: Диагностический центр рядом с кинотеатром, от метро "Беляево" буквально рядом.

Олег Малахов: Но это, по-видимому, какой-то коммерческий Центр?

Слушатель: Нет-нет, не коммерческий.

Олег Малахов: Если так - можно ко мне обратиться. Мы разберемся - что это такое. У нас есть методы воздействия.

Слушатель: Как к вам можно обратиться? Потому что главный врач себя по-хамски ведет просто.

Олег Малахов: Вы можете обратиться в Департамент здравоохранения города Москвы. Там начальник детского Департамента Прошин. И мы тогда разберемся. У нас есть Оргметодотдел, и мы в этом вопросе разберемся и вам ответим.

Слушатель: Очень хорошо. Спасибо.

Марина Катыс: И у нас еще один звонок из Москвы. Евгения Александровна, пожалуйста, вам слово.

Слушатель: Я хотела бы спросить, может быть, профессор что-нибудь посоветует. У меня правнучка очень плохо растет, медленно. Институт эндокринологии ее два-три года наблюдает - никакого нет эффекта. Может быть, еще куда-то можно обратиться, как вы считаете?

Олег Малахов: А сколько лет правнучке?

Слушатель: Ей уже 14.

Олег Малахов: Вы можете обратиться в Центральный Институт травматологии и ортопедии к доктору наук Михайловой Людмиле Константиновне. Она по средам принимает в детской поликлинике, и занимается этой проблемой. Она вам посоветует.

Слушатель: Спасибо вам огромное. И будьте здоровы.

Марина Катыс: И вы тоже, Евгения Александровна.

И звонок из Санкт-Петербурга. Анна Владимировна, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Моему внуку 6 лет. У него давно уже поставлен такой диагноз "плоскостопие поперечное и продольное". Чем это грозит ребенку, если не лечить? Единственное, чем мы лечим, это стельки, но никакого эффекта нет. И скажите, пожалуйста, может быть, есть какие-то упражнения, чтобы их делать дома, а не ходить куда-то за тридевять земель? Каково ваше мнение?

Олег Малахов: Вы знаете, во-первых, все это возможно, но для этого надо, чтобы вас проконсультировал специалист, который хорошо в этих вещах разбирается. Плоскостопие - это на всю жизнь. Стопа осуществляет амортизационные функции. Вы представляете, если она распластана, то это тоже самое, как ехать в машине без рессор.

То, что касается стелечек - действительно, сейчас есть такая аппаратура, которая четко и ясно просчитывает, какая стелька должна быть, какая обувь должна быть. Ну и соответствующий комплекс упражнений разработан. И я думаю, вы можете его не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге получить. Там есть Институт ортопедии имени Турнера в Пушкине, который возглавляет и это направление. Я думаю, что вам там все необходимые консультации и лечебные мероприятия подскажут.

Марина Катыс: И снова Санкт-Петербург у нас на линии. Людмила Ивановна, пожалуйста, вам слово.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотела бы задать такой вопрос. Какое исследование делается на предмет установления диагноза "остеопороз"? И есть ли какие-нибудь профилактические меры в этом отношении для детей? Спасибо.

Олег Малахов: Проводятся биохимические исследования: соли кальция, фосфора, щелочная фосфотаза и ряд других, в зависимости от необходимости. И только тогда уже назначается лечение.

Я думаю, что профилактикой заниматься не надо. Потому что остеопороз может быть по разным причинам, и надо сначала выяснить причину, а потом уже принимать те или другие медикаментозные средства.

Марина Катыс: Спасибо, Олег Алексеевич.

И теперь я хочу сама вам задать вопрос. Сейчас все очень увлекаются нетрадиционной медициной, различными восточными методиками. Возможно ли победить заболевание опорно-двигательного аппарата с помощью мануальной терапии? Что вы об этом думаете?

Олег Малахов: К мануальной терапии я хорошо отношусь. Но - не в каждом случае и не в каждом возрасте она применима. Мануальная терапия хороша для взрослых, она часто помогает, но полностью не излечивает. То, что касается детей, я категорически против мануальной терапии. Потому что у ребенка еще скелет не окрепший, мягкий, и часто бывает (я своими глазами видел), что после мануальной терапии доходило вплоть до паралича. И в первую очередь надо очень внимательно к этому отнестись. Многие хотят заниматься мануальной терапией, но не все достаточно хорошо владеют и не по тем показаниям это делают. Часто бывает, что это - один из способов зарабатывания денег. И прежде чем ребенку назначать мануальную терапию, надо очень и очень хорошо подумать и проконсультироваться там, где этими вопросами занимаются и знают эти проблемы.

Марина Катыс: Спасибо.

И у нас звонок из Томска. Валерий Александрович, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Мне 50 лет. И у меня разница в длине конечностей 2 сантиметра. Нужно принимать какие-то меры для корректировки этого недостатка или можно ничего не делать, а оставить все как есть?

Олег Малахов: Показания для удлинения одной из конечностей - это разница более 3 сантиметров. 2 сантиметра мы компенсируем тем, что или подбиваем каблук, или вставляем стельку в ботинок. Я думаю, вам надо разницу компенсировать где-то на сантиметр-полтора, как вам будет удобнее. Если вам не компенсировать, то будет перекос таза и в патологический процесс будет вовлечен позвоночник. У вас будут проблемы с позвоночником, если их у вас сейчас еще нет. Что касается хирургического метода, то здесь необходимости лечения нет.

Марина Катыс: Спасибо, Олег Алексеевич.

И снова Москва у нас на линии. Андрей, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. У нас ребенку полгода. И мы так понимаем, что ребенок начал очень рано и резко пробовать вставать. Это действительно рано, потому что видно, что она еле стоит, видимо, слишком большая нагрузка на позвоночник и прочее, что следует делать? И наша дочка очень часто резко падает, и мы боимся травматизма. Какие меры надо предпринять, чтобы этого избежать?

Олег Малахов: Своим вопросом вы себе попытались ответить. Чем ребенок позже встанет на ноги, тем лучше для позвоночника. И не старайтесь, как многие стараются, чтобы ребенок побыстрее пошел. Для этого должны хорошо окрепнуть мышцы и должна хорошо укрепиться костная структура позвоночника. Пусть ползает. Даже была статья в журнале, няня говорит: "Чем ребенок дольше ползает, тем лучше умственно развивается". Какое-то у них есть исследование.

А то, что падает - здесь, по-видимому, надо следить за ребенком. У него еще мышцы туловища недостаточно хорошо держат.

Марина Катыс: Спасибо.

И из Санкт-Петербурга звонит Юлия Александровна. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Моя внучка на гимнастике ударилась копчиком. Сделали рентген, но ничего не нашли. Но, тем не менее, у нее уже несколько лет он болит, она с трудом встает. И потом - у нее болезнь Шляттера на коленках. Не могли бы вы мне что-нибудь посоветовать?

Олег Малахов: Сколько лет ребенку?

Слушатель: Ребенку сейчас 11 лет.

Олег Малахов: Копчик - возможно (это часто бывает), что там подвывих после такой травмы. И в процесс вовлекается нервное сплетение. Такой диагноз называется "кокцигодиния". Это заболевание трудно лечится. Здесь надо проводить полное, комплексное лечение - и массаж, и гимнастика, и физиотерапия. Если это лечение в дальнейшем будет безуспешным и боли будут продолжаться, то тогда бывает, что мы идем на хирургическое мероприятие - удаляем копчик.

То, что касается болезни Шляттера - здесь надо проводить хорошую физиотерапию. Если не помогает, то в колено через определенную иглу вводятся лекарства, которые помогают. Это болезнь зоны роста. И происходит излечение. С этим делом нам удается нормально бороться.

Марина Катыс: Спасибо, Олег Алексеевич.

У нас звонок из Москвы. Ольга, пожалуйста, вам слово.

Слушатель: Добрый вечер. Олег Алексеевич, у меня к вам такая просьба и вопрос. Моей дочери 30 лет, она недавно вышла замуж впервые. Детей у нее нет. Но у нее одна нога короче другой на 2-3 сантиметра. Она не хромает. Это обнаружилось сравнительно недавно. Просто видно, что одна нога короче - когда брюки покупаешь, приходится укорачивать одну брючину. Как можно ей помочь? Может быть, где-то обследоваться?

Олег Малахов: Обследоваться можно в любом ортопедическом учреждении. Она может прийти в поликлинику Центрального института травматологии и ортопедии. Там хорошие специалисты, они дадут рекомендации. А так, по жизни, я думаю, что здесь операция не нужна. Здесь нужно просто компенсировать. Раз речь идет о женщине - надо вставку сделать вовнутрь туфель, такой есть косячок, примерно на сантиметр. Это обязательно надо делать, чтобы не было перекоса таза, и чтобы в процесс не вовлекался позвоночник.

Марина Катыс: Спасибо, Олег Алексеевич.

И Светлана Дмитриевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Что нужно предпринять при воспалении круглой связки бедра? Очень сильный болевой синдром и высокий тонус мышц.

Олег Малахов: Во-первых - обратиться к двум врачам: ортопеду и невропатологу, потому что высокий тонус мышц может быть здесь связан с неврологией. Надо обратиться к специалисту, потому что надо посмотреть - от чего это. Может быть, у вас неправильная биомеханика стопы или ноги, или какой-то воспалительный процесс. И в зависимости от этого уже назначать лечение. Просто по телефону я едва ли вам смогу дать правильный совет.

Марина Катыс: Спасибо, Олег Алексеевич.

Я хотела бы тоже задать вам вопрос. Многие родители переживают из-за того, что у ребенка (особенно после того, как он уже пошел) есть кривизна ног. Что делать в этой ситуации? Можно ли исправить кривые ноги у ребенка?

Олег Малахов: Кривизна ног чаще всего бывает от рахита. Есть У-образные ноги, есть Х-образные ноги. Если наружу, то это Х-образные ноги, а У-образные - это вовнутрь. Это нехватка витамина D чаще всего. И кость под грузом веса тела деформируется. Рахиты бывают еще и другого плана, не только из-за нехватки витамина D. Бывает и почечный рахит, и ряд других рахитов. Бывает врожденное искривление ног. Для этого надо, во-первых, сделать рентгенограмму и посмотреть, в каком виде зона роста. И надо провести биохимическое исследование, определить кальций, фосфор, щелочную фосфотазу и ряд других параметров. И тогда уже, в зависимости от причины возникновения рахита, проводить медикаментозное лечение. Но при любом варианте здесь нужно солнце, воздух, вода, как говорится, чтобы всасывался витамин D.

Если это будет дальше развиваться, то уже впоследствии требуется хирургическое вмешательство. Потому что идет неправильно биомеханическая ось, идет перегрузка внутренних в данном случае отделов коленного сустава, и в дальнейшем это может привести к остеоартрозу, что будет не совсем легко переносить по жизни, вплоть до того, что впоследствии будут необходимы хирургические вмешательства. Потому что ось ноги в норме должна отклонятся не более 7 градусов, а когда ноги У-образные или Х-образные - идет перегрузка отделов, больше, чем бывает в норме.

Марина Катыс: А если ребенку не пролечили кривизну ног в детстве, выросла взрослая женщина или взрослый мужчина, у которых кривые ноги. Во взрослом состоянии можно исправить этот физический недостаток?

Олег Малахов: Можно исправить, и мы довольно-таки часто это делаем. И, в принципе, получаем хорошие результаты. Пациенты, как правило, довольны. Если ноги искривлены - страдают не только коленные суставы, это потом отражается и выше - и тазобедренные суставы, и позвоночник. И здесь уже получается комплекс болезней, с которыми приходится бороться.

Марина Катыс: А что значит исправить кривизну ног у взрослого человека? Это хирургический способ? Это что значит - сломать ногу и заново срастить?

Олег Малахов: Ну да, делается перелом, ставится в правильном положении, фиксируется пластинками или спицами, и в правильном положении срастается.

Марина Катыс: И вполне успешно? И человек не хромает, и здоров?

Олег Малахов: Делаем нормально.

Марина Катыс: Спасибо, Олег Алексеевич.

И у нас звонок из Москвы. Николай, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Моей дочери 12 лет, у нее искривление позвоночника, якобы. Левое плечо ниже правого.

Олег Малахов: Да, так часто бывает.

Слушатель: Плоскостопие. Когда сидит, всегда занимает неправильное положение, которое выражается в том, что она пытается лечь сидя и так далее. Что делать? Мы обращались в детскую поликлинику, но там ничего определенного не советуют. Обращались в мануальную терапию, сказали, после 12 лет. Вот я вас послушал, и понял, что желательно не обращаться к мануальному врачу. Как быть?

Олег Малахов: Вы же в Москве живете, у вас проблем нет. В Москве, в общем, ортопедическая служба довольно хорошо развита. Вы можете обратиться в Центральный институт травматологии и ортопедии, у нас есть детская поликлиника. На Черкизовской тоже есть Центр детской ортопедии. На одной поликлинике жизнь не кончается, есть и вышестоящие учреждения. Я думаю, что в этом плане вопрос будет решен.

Марина Катыс: Вы удовлетворены, Николай?

Слушатель: А вот если к вам? Это же тоже Центр ортопедии.

Марина Катыс: Николай, Олег Алексеевич является руководителем Клиники детской ортопедии ЦИТО, и если вы обратитесь туда, вы попадете точно к нему.

Слушатель: Хорошо.

Марина Катыс: И, пожалуйста, Ольга, Москва, ваш вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Можно ли исправить осанку в 20-21 год только одними гимнастическими упражнениями? Или для этого требуются какие-то дополнительные средства?

Олег Малахов: Вы знаете, при любом варианте надо посмотреть - что там, какое структурное изменение в позвоночнике или нарушение осанки за счет вялости, или нет тонуса в мышцах. Для того, чтобы что-то рекомендовать, надо, с одной стороны, посмотреть, а с другой стороны, я бы порекомендовал ему заняться спортом, в частности - плаванием. Плавание очень хорошо помогает держать правильную осанку, правильно держать спину и правильно держать плечи. Такие возможности надо использовать. Я думаю, скорее всего, надо заняться спортом, и тогда уже будет все нормально.

Марина Катыс: И Василий Иванович, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Может быть, вы посоветуете. Моему сыну где-то в 6-ом классе шайбой что ли повредили... Ему сделали операцию - почти всю большую берцовую кость убрали. И сказали, что надо избегать травм. Теперь ему уже 48 лет будет в марте, он в позапрошлом году эту ногу сломал, она вроде бы срослась, а боли не проходят. Эта же самая нога. Может быть, вы посоветуете что-нибудь?

Олег Малахов: Я вам могу посоветовать, что надо обратиться в квалифицированное учреждение, в поликлинику. У нас много учреждений по Москве, которые занимаются этой проблемой. Можно в Институт Склифосовского, можно в тот же самый ЦИТО, можно в Первый Московский медицинский институт обратиться. Вам просто нужно обратиться к тем специалистам, которые этим занимаются. Я думаю, вам помогут решить проблемы.

Марина Катыс: Спасибо, Олег Алексеевич.

И мы завершаем программу "Профессия - Врач".

Всего вам доброго! И будьте здоровы!

XS
SM
MD
LG