Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ветеринарный Врач


[ Радио Свобода: Программы: Наука и медицина]
[07-05-05]

Ветеринарный Врач

Ведущая

Марина Катыс: Сегодня гости Московской студии Радио Свобода - ветеринарные врачи - президент Ассоциации практикующих ветеринарных врачей, директор ветеринарной клиники "Центр" Сергей Владимирович Середа и руководитель ветеринарной клиники при Театре кошек Юрия Куклачева Николай Валентинович Логинов.

В течение этого часа мы будем говорить о профессии ветеринарного врача и людях, предпочитающих лечить животных, а не людей.

Мой первый вопрос - Сергею Владимировичу Середе. Лечить животных действительно более благодарный труд, чем лечить людей?

Сергей Середа: Я бы так не говорил - и тот, и другой труд благодарный. Если доктор может помочь животному или человеку - это благодарный труд. Я бы не стал разделять - более благодарный, менее благодарный. И та, и другая профессия очень нужны, и они будут нужны всю жизнь.

Марина Катыс: Спасибо, Сергей Владимирович. И вопрос - к Николаю Валентиновичу Логинову. Вы - руководитель единственной в России специализированной ветеринарной клиники для кошек. Почему вы выбрали именно кошек?

Николай Логинов: Так получилось. Изначально, когда была создана клиника - она была ориентирована на кошек, потому что мы работали в тандеме с Театром кошек Юрия Куклачева, а у него было огромное поголовье кошек (оно и есть) - более 150 кошек. И появилась такая идея - создать клинику, которая могла бы обслуживать и театр (лечить этих кошек), и, естественно, лечить кошек всех желающих. А кошек в городе было очень много.

Сергей Середа: Почему "было"?

Николай Логинов: Да, сейчас их стало еще больше.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Логинов. А сейчас я предлагаю вашему вниманию репортаж, подготовленный нашим корреспондентом Любовью Чижовой. Она провела один день в ветеринарной клинике "Центр", которой руководит Сергей Середа.

Любовь Чижова: Ветеринарная клиника "Центр" располагается в уютном особняке не Цветном бульваре, прямо за цирком Юрия Никулина. Раньше клиника была обычным государственным учреждением, а 12 лет назад - стала частной. В светлом и чистом помещении совсем нет запаха больницы. В небольшом приемном покое сидят люди со своими заболевшими любимцами, в основном - кошками и собаками. Для экзотических животных существует отдельный приемный день; при мне медсестра в регистратуре по телефону записывает на прием чью-то приболевшую черепаху.

Но меня в первую очередь интересуют не животные, а доктора, которые их лечат. Как становятся ветеринарными врачами? Вот что мне рассказала Марина Курганова.

Марина Курганова: Ветеринарным врачом я решила стать еще в школе. Конечно, в детстве я не отдавал себе отчет в том, что это будет какой-то материальный источник, это была только любовь к животным, даже можно сказать - страсть. Чаще всего, естественно, я работаю в клинике с мелкими домашними животными, и это в основном собаки и кошки. Очень часто владелец, не зная о том, что нельзя сочетать тот и другой тип кормления, дает все вперемешку.

Любовь Чижова: Марина вспоминает, что как-то к ней на прием попала собака, которую хозяин, большой любитель пива, накормил солеными орешками. К счастью, собаку удалось спасти. Главное - выяснить причину, по которой жизнерадостное животное начинает хандрить, и тут необходимо вовремя привести его на прием к специалистам. Как это сделал владелец симпатичной московской сторожевой.

Владелец собаки: Собаку зовут Алиша. На ультразвуковое исследование пришли - что-то с животиком.

Любовь Чижова: Я также поговорила и с хозяевами черно-белой кошечки, которые дожидались приема.

Владелица кошки: Кошку зовут Бага, ей обязательно нужно стерилизацию делать. Очень порадовало хорошее отношение, слегка даже - неожиданно хорошее, скажем.

Любовь Чижова: Бывают в практике ветеринаров довольно сложные случаи. Об одном из них рассказала исполнительный директор клиники, ветврач Галина Деева.

Галина Деева: Был такой очень печальный случай, когда попугай упал в варящийся на плите суп. Было очень обидно, очень долго мы птичку лечили, и постепенно стало восстанавливаться оперение, но все же птица осталась искалеченной.

Любовь Чижова: Прием животных в клинике "Центр" - платный, он стоит 200 рублей. Лечение, в зависимости от болезни и лекарств, которые понадобятся, может обойтись и в 500 долларов. Много это или мало? - Для работающего человека, обожающего своего четвероногого друга, наверное, нет. А вот для пенсионеров, с трудом сводящих концы с концами, это, конечно, дорого. И хотя никаких скидок в клинике нет, иногда для не слишком обеспеченных посетителей делают скидки, потому что люди, которые здесь работают, действительно любят животных. Без этого, говорит Галина Деева, просто невозможно.

Галина Деева: Естественно, ты должен любить свою профессию. Невозможно лечить животных и не испытывать удовольствие от общения с ними.

Любовь Чижова: Каким должен быть ветеринарный врач? Вот мнение Марины Кургановой.

Марина Курганова: Ветеринарный врач должен быть одержим своей профессией. Цель - улучшить состояние животного, качество жизни этого животного и, естественно, улучшить состояние владельца. На первом месте у врача должна стоять работа, его профессиональный уровень, то есть он не должен отставать от прогресса. Потому что многие лекарства, которые, как считалось раньше, помогают, оказывается, и вредят.

Марина Катыс: Это был репортаж нашего корреспондента Любови Чижовой. Доктор Середа, вы согласны с одной из ваших сотрудниц, ветеринарный врач действительно должен быть одержим своей профессией? И вообще, как сейчас готовят ветеринарных врачей?

Сергей Середа: Я думаю, что - да, если ты ветеринарный Врач с большой буквы, то ты должен быть одержим своей профессией, иначе ты уже будешь не врач. А как готовят? - К сожалению - моя точка зрения - готовят ветеринарных врачей у нас крайне плохо. У нас в стране 40 факультетов, количество врачей, которых они выпускают, не соответствует тому огромному поголовью и сельскохозяйственных животных, и собак, которое есть в стране. Поэтому, с моей точки зрения, исправить положение можно только одним образом - полностью изменить систему высшего ветеринарного образования, сделать реформу. Как это делать - наверное, об этом должны думать руководители Минсельхоза и руководители нашей страны, иначе мы будем всю жизнь оставаться на уровне Монголии или Эфиопии.

Марина Катыс: Вы нас просто пугаете, доктор Середа. Доктор Логинов, а откуда вы берете новых специалистов для вашей специализированной клиники кошек?

Николай Логинов: Дело в том, что на протяжении 12 лет я работаю в клинике один вместе с ассистентом, и пока идея создания своей школы, подготовки специалистов для продолжения дела мне в голову не приходила. Хотя мне часто приходится бывать в нашей Ветеринарной академии (куда меня всегда любезно приглашает профессор Хрусталева, заведующая кафедрой анатомии), где приходится очень часто читать студентам лекции. Но идея создать себе замену пока голову не приходила. Думаю, что, может быть, в недалеком будущем я этим делом займусь.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Логинов. Доктор Середа, вы возглавляете Ассоциацию практикующих ветеринарных врачей. В настоящее время Ассоциация имеет своих представителей в 52 регионах России. В 1999 году Ассоциация стала полноправным членом Европейской ветеринарной федерации и Всемирной ветеринарной Ассоциации по мелким животным. Все это позволяет как-то влиять на подготовку новых кадров, новых ветеринарных врачей?

Сергей Середа: Я бы сказал, что влияние это есть, но у нас была другая цель. Мы видели, что высшее образование не может готовить нормальных специалистов, которые бы отвечали сегодняшнему дню, поэтому эта Ассоциация и была создана. Одной из основных ее целей было - повышение квалификации ветеринарных врачей и, прежде всего, последипломное образование. Поэтому мы первые в постсоциалистическом мире вступили в программу последипломного образования стран Восточной Европы, и уже более 4 лет мы в этой программе участвуем. Помимо этого мы еще проводим семинары в 15 регионах.

Вообще, жизнь не стоит на месте, она меняется. У нас появилось общество УЗИстов, ветеринаров-кардиохирургов - никогда такого вообще не было, и даже представить не могли, что ветеринарные врачи будут делать операции на сердце. Наверное, своей работой мы как-то влияем на этот процесс, но, к сожалению, ветеринарные чиновники от высшего образования стоят насмерть, и для того чтобы их сдвинуть, я думаю, нужны просто новые, молодые думающие кадры. А для этого надо более активно входить в ветеринарную жизнь Европы и мира.

Марина Катыс: Спасибо.

Один из посетителей ветеринарного сайта написал следующее: "Брошенное на произвол судьбы больное животное - это первое звено в цепочке людского равнодушия, за которым следуют брошенные дети и больные старики". Как часто вам приходится сталкиваться с такими проявлениями? Иными словами, как часто в ваших клиниках хозяева оставляют больных животных, отказываются от них, доктор Середа?

Сергей Середа: Практически каждый день. Я каждый раз, подходя к клинике, с ужасом думаю, глядя на то животное, которое привязали к забору - куда я его дену, куда его пристрою? К сожалению, это случается каждый день. Я говорю не только о больных животных, а я говорю в данном случае о здоровых животных. А больных, к сожалению, выкидывают просто, и все. А то, о чем вы сказали - да, есть прямая связь: сначала выкидывают собак, кошек и попугаев, а потом - детей.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Середа. Доктор Логинов, в вашей клинике тоже оставляют больных животных?

Николай Логинов: Вы знаете, я соглашусь с мнением Сергея Владимировича, у нас то же самое происходит практически каждый день. Сейчас у нас в клинике живет очередная кошечка, оставленная у порога клиники, мы ей дали кличку Маруся. Мы этих животных просто пристраиваем в семьи. У нас недавно был брошен больной кот, прямо в корзине его принесла женщина, бесцеремонно оставила и ушла. Мы этого кота вылечили, и сейчас он живет и здравствует у известной певицы Саши, и она очень рада, что у нее появился такой друг. И мы тоже очень довольны, что он нашел себе для проживания достойное место и ушел из лап человека, у которого несчастливо жил до Саши.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Логинов. Я приведу еще одну цитату с этого же сайта, на этот раз - мнение ветеринарного врача: "Позавчера к нам в клинику доставили кобеля немецкой овчарки с заворотом желудка. Собака в прекрасной физической форме, но случилась такая вот беда. В клинику привезли почти сразу, вздутие желудка еще практически не началось. Казалось бы - прооперируем и будет жить да жить. Но владельцы, даже не выслушав диагноз, с порога заговорили об усыплении из-за отсутствия денег на лечение. Бесплатно мы не можем делать такие операции. Я предложил владельцам прооперировать собаку за 2 тысячи рублей при обычной цене такой операции около 5 тысяч. Для них и это показалось дорого, хотя впечатление неимущих они не производили. Я отказался усыплять собаку".

Действительно, бывают случаи, когда владельцы не хотят лечить животных с неплохим прогнозом по болезни. Что делать в таких ситуациях врачу? Доктор Логинов, пожалуйста.

Николай Логинов: Вы знаете, я в своей практике за 12 лет практически ни разу не сталкивался со случаем, чтобы человек привел бы в клинику больное животное и отказывался лечить его. Были случаи, когда приходили люди и просили усыпить здоровое животное, но мы проводили такую воспитательную работу, и эти женщины - а это, как правило, женщины - уходили раскрасневшиеся из клиники, с очень плохим, я думаю, осадком в душе и уносили с собой животное. Думаю, что у них рука на это животное никогда больше не поднялась бы. Не знаю, конечно, какова дальнейшая судьба этих животных, но такие случаи у нас были.

Бывают случаи, когда приходит человек с больным животным и говорит: "У меня нет средств на лечение, доктор. Но вы помогите, а я потом, когда у меня будут деньги, проплачу эту работу". У меня был случай, когда мне владелец принес долг - 100 рублей - через год. Вы знаете, он пришел и говорит: "Николай Валентинович, вот вам 100 рублей, я вам должен был. Это было очень давно, к сожалению, но у меня то времени не было, то денег". Я, конечно, эти 100 рублей у него не взял, но он мне их оставил. Он говорит: "Я не могу, я ношу эти 100 рублей и чувствую себя очень неловко, потому что вы по-человечески ко мне отнеслись, а я, получилось, подвел ваше доверие". Понимаете, есть такие случаи, когда действительно восхищаешься поведением людей.

Но бывают, конечно, среди наших владельцев животных и такие, с которыми просто неприятно общаться, но оказываешь помощь животному, а не человеку, потому что животное не виновато, что у него такой нехороший владелец.

Клинике уже 12 лет, и первые 4 года (была очень сложная экономическая ситуация в стране) приходилось очень многих животных лечить бесплатно, то есть - помогать людям. И в конечном итоге мы создали такую систему, чтобы малоимущим через муниципалитет нашего округа выдавали талоны. Это было сделано для того, чтобы мы могли дифференцировать, кто - малоимущие, а кто - имущие. Бывало, что люди имущие пользовались нашими услугами бесплатно, используя такой подход - направляли, например, своих пожилых членов семьи. А муниципалитет дифференцировано подходит, знает, кто - малоимущие, одинокие люди - эти люди получают талоны и приходят в клинику на бесплатное обслуживание. Мы эту практику ведем уже 8 лет, и думаю, что это - неплохая практика. Думаю, нужно было бы всем клиникам взять на вооружение эту практику. Очень часто бывает, что нам звонят из других округов, хотя мы не можем объять все.

А так, чтобы человек пришел и сказал: "Я лечить не буду, потому что у меня нет денег", - с такими случаями я в своей практике не сталкивался. Еще раз повторяю, были только такие случаи: "Доктор, помогите, сделайте. Сейчас нет денег, но я деньги вам привезу". Мы, как правило, этим людям верим, и не было такого случая, чтобы человек не привез бы деньги - долг за проделанную работу.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Логинов. Споры о гуманности усыпления больного животного ведутся не один десяток лет. В определенной ситуации желание владельца умертвить своего питомца оправдано тем, что хозяин не хочет продлевать безнадежные мучения собаки или кошки. С другой стороны, для животного в любом состоянии главная задача - это выживание любой ценой. Вот такая дилемма: при тяжелых заболеваниях животное вроде бы и лечить не надо, ведь лечение - это и стресс, и боль, и операция, и животное не понимает, зачем это ему все проделывают. С другой стороны, может быть, действительно проще тяжело больное животное усыпить? Какова ваша позиция, доктор Середа?

Сергей Середа: Проблема эвтаназии, или усыпления, животных всегда была и будет, видимо. Другое дело - кто будет принимать решение об усыплении животного. Я считаю, что такое решение должен принимать не врач. Моя позиция однозначна: это решение должен принимать владелец животного.

Но когда врач производит эвтаназию, он должен проводить это препаратами, которые гуманны, которые не вызывают болезненной смерти.

К сожалению, я вынужден констатировать, что в Российской Федерации на сегодняшний день всюду, вне зависимости от формы собственности, происходит эвтаназия животных препаратами, которые не то что не гуманны, они - садистские.

Во всем мире, когда ты разговариваешь с коллегами и говоришь, что препараты типа детилина, аристенона и так далее применяются для усыпления, - они смотрят на тебя как на идиота. А у нас это делается сплошь и рядом. Почему это делается - это другой вопрос. Наверное, один из ответов, почему это делается, - так у нас специалистов готовят, что они не понимают, что это больно. Животное погибает в страшных муках.

Выход есть. Есть барбитураты, которыми можно работать. Но мы тогда попадаем в другую ловушку: применение барбитуратов в ветеринарии запрещено законом, и врач, который использует барбитураты для усыпления животных, попадает под статью Уголовного кодекса. Кстати, это относится не только к препаратам барбитурата, но и наркозу.

И когда я разговаривал с чиновниками высокого ранга и говорил о том, что такие препараты необходимы не только собакам, кошкам, хомячкам, но и лошадям, коровам, которым тоже больно, - они говорили: "Ты - сумасшедший. Ну, больно и больно, - потерпят". И сейчас позиция этих людей не изменилась, хотя я думаю, что проблему решить достаточно легко.

Я был на приеме в Минздраве, разговаривал с высокопоставленными людьми, и они сказали: "Мы только "за". У нас тоже есть собаки. Нужно согласие руководителей двух ведомств - Минсельхоза и Минздрава. И тогда все будут работать легально". Но пока мы стоим на том же месте, к сожалению. А животных продолжают усыплять курареподобными препаратами в массовом порядке.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Середа. В подтверждение ваших слов приведу две цитаты. Вот мнение посетителя ветеринарного сайта: "А вы в курсе, что в наших ветлечебницах почти всегда для усыпления животных используется средство, которое вызывает у животного сначала паралич, а затем удушье? Животное умирает в страшных муках, а хозяину кажется, что оно просто уснуло". И вот что написал ветеринарный врач из Екатеринбурга: "В России за применение средств для человечной эвтаназии животного можно получить до 4 лет тюрьмы, так как нет никаких законных оснований применения психотропных препаратов в российской ветеринарии. Ассоциация практикующих ветеринарных врачей и лично Сергей Владимирович Середа прикладывают серьезные усилия для разрешения этой проблемы на уровне федерального законодательства".

И уже мой, наверное, риторический вопрос: неужели право человека безболезненно усыпить любимую, но безнадежно больную кошку должно быть специально оговорено в специальном законе?

В различных странах профессия ветеринарного врача воспринимается и оплачивается по-разному. Но для любой страны мира несомненным остается одно условие: человек, не любящий животных, не может работать в этой области.

О том, как организована работа ветеринарных врачей в Германии, рассказывает наш боннский корреспондент Евгений Бовкун.

Евгений Бовкун: Ветеринары в Германии, как и весь комплекс ветеринарных услуг, входят в систему здравоохранения. Ветеринарное образование обеспечивают десятки учебных институтов и четыре академии Ветеринарной палаты, объединяют коммерческие предприятия, оказывающие медицинские услуги держателям различных животных. В последнее время появилась даже возможность медицинской страховки домашних животных, при которой выплачивается до 80 процентов их первоначальной стоимости. Однако заключение такой страховки рекомендуется только в тех случаях, если тот и иной представитель фауны стоил не меньше тысячи евро.

Сравнительно новым направлением развития ветеринарного делали стали исследования, позволяющие установить более тесную взаимосвязь между заболеваниями людей и животных. Врачи-ветеринары участвуют практически во всех проектах, связанных с профилактикой и распространением коровьего бешенства, куриной чумы и особенно вируса атипичной пневмонии. Они регулярно проверяют содержание животных на сельскохозяйственных фермах и ставят свои печати на пищевых продуктах животного производства.

Оплата ветеринарных услуг сильно дифференцирована. По уровню своих доходов - от 3 до 10 тысяч евро - врачи-ветеринары не образуют единую группу, поскольку, в отличие от других медицинских работников, трудятся не только в лечебных учреждениях. На таможне они обследуют экзотических животных, изъятых у туристов, в зоопарках проверяют качество пищи, в собачьих гостиницах, где пребывание стоит до 40 евро в день, присматривают за постояльцами. На ипподромах ветеринары не просто следят за состоянием скаковых лошадей, но с недавних пор берут у них анализы на предмет использования допинга.

Зарплата их приравнивается к заработку служащих узкой специализации и зависит от норм, установленных в той или иной сфере услуг. Наиболее высоко оплачивается труд врачей-ветеринаров, имеющих собственную частную практику, но и тут многое зависит от престижности того или иного специалиста, а также от местных факторов. В восточных землях заработки ветеринаров ниже, чем в западных, но и в западных землях нет своего стандарта, один врач берет за профилактический осмотр домашней собаки 60 евро, другой - 120. Значительно дороже стоят услуги специалистов по глазным болезням, кожников или онкологов. Специализация ветеринарного дела в последнее время в Германии заметно усилилась.

Марина Катыс: И у меня вопрос к гостям студии. А каков заработок российских ветеринаров? Я понимаю, что он, наверное, несопоставим с зарплатой европейского ветеринара, тем не менее, ведь к вам идут работать молодые специалисты - значит, вы им платите деньги.

Сергей Середа: Разговор о зарплате всегда волнительный для меня, как руководителя клиники. И наверное, когда говорят о зарплате, это не всегда корректно. Я бы ответил таким образом - наверное, заработная плата ветеринарного врача, работающего в клинике, которая занимается мелкими домашними животными, несопоставима в данном случае с Европой, пусть будет - Германией. Но могу сказать, что по крайней мере за последние два года уровень заработной платы у врачей растет. И могу еще сказать, что уровень заработной платы врача, работающего в частной клинике, выше, чем врача, работающего в государственной клинике.

Если у нас будет нормальная экономическая ситуация в стране, уровень заработной платы будет расти. Будут меняться законы в лучшую сторону - и заработная плата тоже будет расти. То, что было 10 лет назад, и то, что сейчас, - это, конечно, небо и земля.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Середа. И у нас звонок слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Дудников Сергей, ветеринарный врач. Статистика такова: каждый год полмиллиона человек страдают от покусов наших друзей меньших. В стране 30 миллионов собак, основная масса - бездомные, и 30 миллионов кошек, основная масса - бездомные. Гуманизм - это здорово, а как будем бороться с этой бедой? Количество случаев бешенства нарастает пропорционально. Что будем делать?

Марина Катыс: Спасибо за ваш вопрос. Доктор Середа, пожалуйста.

Сергей Середа: Я бы хотел узнать, во-первых, откуда такая статистика - 30 миллионов собак, 30 миллионов кошек? Какими источниками вы пользовались? Потому что я не соглашусь с вами по этим цифрам, это раз. Во-вторых, когда вы говорите о количестве покусов - давайте посмотрим с другой стороны. По моим данным и по официальным данным Госсанэпиднадзора Москвы и Российской Федерации примерно 70 процентов покусов - это покусы животными, которые содержатся в домашних условиях, то есть собаки кусают своих владельцев. И, в общем-то, в остальных странах - примерно такая же статистика.

Если говорить о том, что количество случаев бешенства растет - да, оно растет, и мы об этом говорим на каждом шагу. Количество случаев бешенства растет с каждым годом - я получаю эти сводки ежемесячно и могу сказать, что причина здесь не в бездомных животных, хотя бездомные животные играют определенную роль. Ведь резервуар бешенства - это дикая природа. На сегодняшний день в Российской Федерации не производится массовая вакцинация лис оральными вакцинами, поэтому и количество случаев бешенства растет, это - одна сторона медали. Вторая сторона медали: кто делает вакцинации против бешенства официально? Официально это делают государственные ветеринарные службы, а на местах государственным ветеринарным службам запрещают вакцинировать против бешенства животных, которых содержат владельцы. Почему? - Таких законов не существует, но, тем не менее, находится масса причин, чтобы запрещать это делать. Это - один из моментов, почему количество случаев бешенства растет. Поэтому позвольте, коллега, с вашими аргументами не согласиться.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Середа. И у нас еще один слушатель на линии. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Степан, Москва. Скажите, пожалуйста, где в Москве можно провести лабораторную диагностику на коровье бешенство у коровы? Спасибо.

Марина Катыс: Это очень интересный вопрос. Я даже не знаю, кому его переадресовать. Доктор Середа, пожалуйста.

Сергей Середа: Насколько я обладаю информацией, в Москве это делает институт, который находится на Звенигородском шоссе, - Российский Государственный Контрольный институт ветеринарных препаратов. И, по-моему, это делают еще в городе Владимире. Но если вы хотите узнать конкретно - кто этим занимается, какие лаборатории, я бы порекомендовал вам обратиться в Департамент ветеринарии Министерства сельского хозяйства Российской Федерации.

Марина Катыс: И еще один слушатель. Пожалуйста, вам линия. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу задать вопрос доктору Середе. Во-первых, я хочу поблагодарить его за его такое теплое отношение не только к животным, но и к людям - он очень добрый, он очень хорошо ответил предыдущему ветеринару. Во-вторых, мой вопрос такой: как бороться с людьми, которые имеют собаку страшной породы - доберман, и никогда хозяин не останавливает ее - всех кошек она передрала у нас во дворе. И в милицию обращались, и общественность на него влияла - и все равно одно и то же. Водит собаку без поводка, без намордника, и кошки (которых кормят старушки из последних денег, из последних сил) разодраны этой собакой.

Марина Катыс: Спасибо вам за вопрос. Доктор Середа:

Сергей Середа: Спасибо за теплые слова. Я бы не стал называть своего коллегу - ветеринаром, потому что он - ветеринарный врач, а ветеринар - это скотник. Мы с коллегой оба занимаемся одним и тем же делом, но это не значит, что у нас с ним должны быть одинаковые точки зрения.

Что касается второго вопроса, по поводу добермана, я бы, наверное, ответил так. Для того чтобы как-то узаконить и привести в соответствие все акты, которые существуют в Российской Федерации о животных, необходимо принять Закон о животных. Вот когда будет принят Закон о животных, тогда, наверное, все встанет на свои места.

С другой стороны, с людьми, наверное, не надо бороться, а надо их воспитывать. Ведь этот доберман такой агрессивный и бросается на кошек не потому, что он - такой, а потому что его сделали таким прежде всего люди. Если человек не может держать такую собаку, как доберман (у меня, кстати, доберман был, и я бы сказал, что это даже не порода, а это - состояние души, это серьезная собака), к этому надо относиться очень серьезно. А когда доберман кусает других людей - наверное, надо обращаться в суд и применять уже уголовную норму.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Середа. Доктор Логинов, вы хотите что-то добавить?

Николай Логинов: Я хочу добавить, что, как правило, из-за нерадивого хозяина страдает его собака в конечном итоге. Собака становится в данной ситуации "козлом отпущения". В этой ситуация должен отвечать владелец за собаку. Если человек не может управлять своей собакой, он должен эту собаку водить в наморднике. Это норма, и тут не надо Америку открывать. Одел намордник - и собака никого не покусает, ни одну кошку не тронет. Испугает - да, но не покусает. Это - совершенно разные вещи, тут обращение к владельцу будет уже за то, что собака пугает детей, пугает прохожих и так далее, но не обращение со всеми последствиями - травматологические пункты, покусы и так далее.

Добавлю еще к вопросу нашего коллеги Дудников: что нам делать? То есть он выступает здесь как социолог. Это неправильно. Задача наша, ветеринаров, сегодня - охватить как можно большее поголовье, которое находится в домашнем секторе, вакцинациями. То есть защитить от возможности заражения бешенством - это первая задача.

И вторая очень важная задача, о которой Сергей Владимирович сказал, - по поводу того, чтобы по регионам проводить оральную вакцинацию диких животных, чего мы сегодня не даем. Это страшно. Мы открываем охотничьи сезоны, люди с ружьями выезжают на природу, начинают отстреливать животных, начинают собак своих вывозить на охоту - и в конечном итоге они сталкиваются со случаями бешенства, гибнут люди, гибнут животные.

И еще, немаловажное значение имеет сознание владельцев животных. Они должны понимать, что вывоз животного за город чреват, если животное не вакцинировано. Особенно здесь речь идет о кошках. Если собака находится под контролем, она гуляет с владельцем, то кошка сама гуляет по себе, и покусанная кошка может быть причиной очень серьезной трагедии.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Логинов. И у нас слушатель на линии. Пожалуйста. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Лидия Владимировна, Москва. У меня два вопроса. Первый - к какому специалисту по какому телефону можно обратиться, чтобы вылечить ротвейлера от стафилококка (мы лечимся 3 года) или проконтролировать, достаточно ли он вылечился? И второй вопрос - я слышала, что в приютах для собак держат найденных собак, которых привозят туда, где-то 3-5 дней, а потом (если их не разбирают) их усыпляют. У нас у метро живет породистая собака с ошейником уже две недели, брошенная, - к кому можно обратиться, чтобы ее куда-то пристроили, а не усыпили? Есть ли у нас такая служба и какой телефон вы могли бы дать?

Марина Катыс: Спасибо за ваш вопрос. Доктор Логинов, пожалуйста.

Николай Логинов: Очень хороший и очень правильный вопрос. Дело в том, что не может быть так, что кто-то взял, организовал приют и содержит все это поголовье. Это все равно что представить себе детский дом, где живут дети, деньги на содержание которых никто не выделяет, а дети в детский дом все поступают, поступают и поступают. Вопрос: куда девать этих детей и кто будет кормить этих детей? Такой же вопрос можно задать всегда человеку, который захочет организовать приют.

Поэтому когда звонят сердобольные граждане - все понятно, бегает собака, кто-то из "хороших" людей выбросил эту собаку на улицу, а другой сердобольный человек хочет эту собаку взять и пристроить кому-то, чтобы кто-то в каком-то приюте эту собаку в дальнейшем пожизненно содержал.

Очень сложный вопрос. Пока у нас не будет системы организации приютов, не будет государственной поддержки этой системы (потому что частный сектор эту систему поддерживает, я не сомневаюсь в этом), организации приютов по округам, - до тех пор у нас будут бегать бродячие собаки, будут у нас покусы, и никогда порядка не будет. И та программа, которую мы сегодня проводим - стерилизуем животных и выпускаем - она будет несостоятельна.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Логинов. Доктор Середа, все-таки как быть с ротвейлером со стафилококком?

Сергей Середа: Когда мне говорят "стафилококк", у меня сразу же это вызывает сомнения. Сейчас модно это стало. Стафилококк в норме у всех есть - у меня, у вас, у собаки. Поэтому прежде всего я бы рекомендовал вам сделать грамотное обследование животного. Где это делать - это ваш выбор. В любой из клиник, которую вы считаете порядочной. Но я не спешил бы лечить от стафилококка ваше животное, надо сначала поставить грамотный диагноз. У меня большие сомнения, что у вашего животного на самом деле есть стафилококк.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Середа. И у нас еще один слушатель. Пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Лана, я звоню вам из Москвы. Во-первых, я хотела бы сказать слова благодарности всем ветеринарным врачам и персонально Ивану Дмитриевичу Андрееву, который спас мою очень старую собаку, взялся за нее. И я благодарю его не за то, что он ее спас, потому что я знаю, что часто владельцы собак бывают благодарны, когда все закончилось благополучно, дело не в этом. Просто он так отнесся и к собаке, и к людям, которые ее окружали, что я до сих пор это очень хорошо помню. А вопрос у меня такой. Если мы видим покалеченных или больных собак или кошек на улице - есть какая-нибудь служба или телефон, по которому можно обратиться, чтобы либо их лечили, либо их все-таки усыпили, но как-нибудь решить этот вопрос? Потому что на них невозможно смотреть.

Марина Катыс: Спасибо вам за ваш вопрос. Доктор Середа, пожалуйста.

Сергей Середа: Я на память не помню телефон, но существует Отдел городской флоры и фауны, руководитель этого отдела - прекрасный человек госпожа Павлова. Наверное, по справочной можно это узнать, и если вы к ней обратитесь, я думаю, что она вам поможет. Не было еще ни разу такого случая, чтобы к ней обращались - и она отказала. Я бы посоветовал вам обратиться к ней.

Марина Катыс: Вот как раз доктор Логинов нашел у себя телефон Татьяны Павловой.

Николай Логинов: Татьяна Николаевна ее зовут, и телефон - 924-24-85.

Марина Катыс: Серьезным вопросом является вопрос о профессиональной ответственности врача. Ведь часто, когда животное не удается спасти, у владельцев кошки или собаки возникают чисто эмоциональные претензии к врачам, которые лечили животное, а с другой стороны, эти претензии могут иметь под собой некоторую почву. Как определить, была ли врачебная ошибка или животное действительно нельзя было спасти? И были ли в вашей практике случаи, когда владельцы погибшего животного предъявляли претензии, возможно, через суд? Доктор Середа:

Сергей Середа: К сожалению, такие случаи бывают, и у меня такие случаи были не один раз. На самом деле вопрос тут сложный. Если мы в клинике не умеем доказать владельцы, что мы правы, то мы сами по-честному предлагаем владельцу обратиться в суд. Но на самом деле все происходит на эмоциях, когда человек приходит и считает, что, если животное погибло, виноват в этом врач. Это, к сожалению, бывает, это бывает и в медицине, и в ветеринарии. Ну, что сделаешь, мы все живые люди. И если врач виноват, если действительно - это его ошибка, то врача, наверное, надо за это наказывать. Если это грубая ошибка, то, наверное, надо лишать его диплома. Но все это надо делать цивилизованно, подавать в суд.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Середа. И у нас еще один звонок слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Это из Германии вас беспокоят. Я слышала, что кошки очень помогают от болезни головы, позвоночных проблем, от депрессии. Действительно ли это так на самом деле? И относится ли это к собакам тоже? Спасибо большое.

Марина Катыс: Спасибо вам большое за ваш звонок. Доктор Логинов, пожалуйста.

Николай Логинов: Насчет кошек - действительно, это так. А собаки - тут, скорее, собачья шерсть очень хорошо помогает от различных воспалительных процессов в мышцах, при заболеваниях позвоночника. Делаются специальные пояса из собачьей шерсти. А то, что кошки обладают даром исцеления людей, - это уже ни для кого не секрет. И мы с этими случаями тоже сталкиваемся.

У меня дома пять кошек, и четко могу сказать, что две их этих пяти кошек обладают таким даром. Когда заболевает поясница, когда заболевает какой-то участок тела, кошка всегда четко определяет эту зону, регулярно эту зону массирует, особенно когда ложишься спать. Были случаи, когда кошка моя снимала мне сильные боли в области желудка. У меня, к сожалению, по молодости была язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки, и кошка мне помогала снимать эти боли.

Марина Катыс: Спасибо, доктор Логинов. Ветеринарный врач должен любить и понимать все живое - это понимают все. В России недавно профессия ветеринарного врача вызывала улыбку, сейчас звание ветеринарного врача вызывает уважение и симпатию к человеку, который выбрал себе эту профессию. И о людях, спасающих наших любимцев и возвращающих нам радость, рассказывает обозреватель Радио Свобода Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: Существует такой психологический тест. Если человек утверждает, что он любит животных, у него следует спросить: "А крокодилов вы тоже любите?"

Понятно, что человека, который выбрал своей специальностью ветеринарию, такой вопрос не собьет, он любит не только крокодилов, но и ядовитых змей. Карьера доброго доктора Айболита, как правило, начинается с детства: будущий ветеринар играет не столько в дочки-матери, сколько в "кошкин дом". В институте он изучают те же специальности, что и в медицинском: анатомию и гистологию, вирусологию и инфекционные болезни, акушерство и терапию (только ко всем этим названиям добавляется слово "ветеринарная"), да еще несколько экзотических дисциплин - например, биологическая этика и ветеринарное законодательство. Практику они проходят, помимо ветлечебниц, в зоопарках и зверинцах. Одному из моих знакомых ветврачей в юности довелось лечить слона.

Психоанализ утверждает, что люди проецируют на животных свои чувства в гипертрофированном виде. Животные слабее человека, они вызывают умиление, к ним привязываются. И они любят людей бессловесно и преданно. Домашние любимцы вызывают сентиментальное обожание и чувство вины, как сказал английский писатель ветеринарный врач Джеймс Хэрриот.

Люди лечат животных более четырех тысячелетий. Русская ветеринария как наука начинается со времен Петра Первого, который узаконил эту врачебную специальность. Военные врачи в XX веке оперировали под вражеским огнем не только раненых людей, но и раненых лошадей и собак. Ветеринара в глубинке вызывают к животным в любое время суток, так же как и участкового врача к людям.

Однако есть и такие страницы в истории "благородных Айболитов". Советские ветеринары в качестве радикального лечения часто предлагали усыплять кошек - это было дешевле, чем тратить на них дорогостоящие лекарства. Сейчас за такое предложение можно подавать в суд.

Появилось немало прекрасных частных ветеринарных лечебниц. А Россия принята во Всемирную Ассоциацию ветеринарной медицины мелких домашних животных и Европейскую ветеринарную федерацию.

Ветеринария - это медицина, распространившая милосердие на все живое. Ветврачи всех стран работают под знаком синего креста и чаши со змеей. Их научный язык - латынь. Академик Павлов сказал: "Медицинский врач лечит человека. Ветеринары - человечество":

XS
SM
MD
LG