Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Геморрой


[ Радио Свобода: Программы: Наука и медицина]
[18-06-05]

Геморрой

Ведущая

Ольга Беклемищева: Наша сегодняшняя тема - лечение геморроя. Название этой болезни давно стало синонимом не смертельной, но мучительной ситуации, а сама болезнь традиционно проходит по разряду печальных шуток из серии "ни самому посмотреть, ни другим показать", но она на самом деле причиняет страдания людям, а этих страданий можно было бы избежать, если вовремя обращаться к врачу. Поэтому, отбросив ложный стыд, мы считаем своим долгом просветить наших слушателей в ранних симптомах геморроя и принципах его лечения профилактики.

Сегодняшний наш гость - врач-проктолог, хирург, заведующий первым хирургическим отделением Городской клинической больницы № 31 Автандил Манвелидзе.

Понятно, что врачи-проктологи - люди, глядящие на жизнь в специфическом ракурсе и ко всему привыкшие, так что спрашивать Автандила Георгиевича можно будет в лоб, что очень полезно при такой деликатной болячке. Итак, мы начинаем. Автандил Георгиевич, геморрой - очень распространенное заболевание, не так ли?

Автандил Манвелидзе: Да, геморрой - очень распространенное заболевание. Практически 80 процентов населения земного шара в той или иной степени страдают этой болезнью.

Ольга Беклемищева: А я читала, что 10 процентов. Или тут имеются в виду уже тяжелые, запущенные случаи?

Автандил Манвелидзе: 10 процентов - это практически четвертая стадия геморроя. А в ранней стадии, в первой, второй, третьей - практически так или иначе 80 процентов поражены этой болезнью.

Ольга Беклемищева: То есть это очень актуально, и не надо стесняться, а надо именно лечить.

Автандил Манвелидзе: Конечно. Не надо стесняться этого, надо обращаться к врачам, надо приходить со своими проблемами. А то, что люди сидят и доводят себя до крайней степени, - это вредит только их здоровью.

Ольга Беклемищева: Насколько мне известно, геморрой давно известен, и Гиппократ о нем упоминает. Но его сейчас называют "болезнью цивилизации". Почему?

Автандил Манвелидзе: Причины развития геморроя, к сожалению, заложены в нашем образе жизни. Малоподвижный образ жизни, плохая работа кишечника, неправильное питание, чрезмерные и неправильные физические нагрузки ведут к развитию расширения вен прямой кишки, грубо говоря, и появлению геморроя. А общая малая тренированность населения ведет как раз к этому.

Ольга Беклемищева: Ну, да, ничего не делал - и вдруг надо что-то срочно поднять, рывок, прилив крови к органам малого таза:

Автандил Манвелидзе: Так оно, в общем, обычно и получается. Диванный образ жизни, вдруг жизнь заставляет выйти на какие-то пиковые нагрузки физические, а это ведет к острому тромбозу.

Ольга Беклемищева: И тем более, это, наверное, очень актуально для женщин, у которых периодически беременность приводит к увеличению нагрузок.

Автандил Манвелидзе: Для женщин эта болезнь особенно актуальна, потому что беременность, роды: Беременность ведет к тому, что, так или иначе, застаивается кровь в полости малого таза, и это опять же ведет к большей нагрузке на вены малого таза, прямой кишки, что способствует развитию геморроя тоже.

Ольга Беклемищева: А чего нужно избегать, для того чтобы не заболеть геморроем? Каковы может быть первичная профилактика, прямо по пунктам: чтобы люди запомнили?

Автандил Манвелидзе: Вы знаете, как ни банально это говорить, но так называемый здоровый образ жизни.

Ольга Беклемищева: Об этом надо говорить всегда.

Автандил Манвелидзе: Да, надо говорить всегда, я с вами полностью согласен. Это что? Это банальные прогулки вечером. Не обязательно бегать, хотя бы ходить и двигаться. Если у человека сидячая работа, через час-полтора сидения на месте нужно встать и 15-20 минут подвигаться. Надо следить за тем, чтобы кишечник работал регулярно.

Ольга Беклемищева: Регулярно - это как?

Автандил Манвелидзе: Это практически опорожнение кишечника должно происходить ежедневно, может быть, два раза в день, даже иногда у некоторых людей три раза в день (это не патология, это норма).

Ольга Беклемищева: А раз в два дня - это уже запор?

Автандил Манвелидзе: Да, это уже начало проблемы. Поэтому если такое есть, значит, нужно идти к врачу и разбираться в причинах этого. Это уже могут быть проявления колита, который потом может привести к развитию геморроя.

Ольга Беклемищева: То есть как-то этот воспалительный процесс вниз спускается?

Автандил Манвелидзе: Нет, не воспалительный процесс. Запор опять же ведет к тому, что человек тужится, человеку приходится напрягаться, а это ведет опять к повышению давления в нижней части нашего организма, в полости малого таза, а это - как раз развитие геморроя напрямую.

Ольга Беклемищева: И, наверное, это очень актуально для людей с машинами, которые и на работе сидят, и по дороге домой сидят.

Автандил Манвелидзе: Ну, в общем-то, геморрой иногда называют болезнью водителей. Человеку, который в день проводит за рулем 8, 10, 12 часов, естественно, некогда выйти и побегать вокруг машины, приходится сидеть. И дальнобойщики, и просто водители - это их проблема.

Ольга Беклемищева: Ну, а что можно есть или не есть, для того чтобы нормализовать работу кишечника?

Автандил Манвелидзе: Что касается еды, то очень полезно употребление большего количества клетчатки - овощи, фрукты. Постараться все-таки придерживаться раздельного питания, не сочетать такие продукты, как мясные и картофельные, мясные и макароны.

Ольга Беклемищева: Это ужасный совет.

Автандил Манвелидзе: Почему? Это не ужасный совет. То же мясо можно есть с овощным гарниром, и это будет, ей богу, очень вкусно и хорошо.

Ольга Беклемищева: Но картошка же тоже овощ.

Автандил Манвелидзе: Картошка - овощ. Но картошка, которая переваривается достаточно тяжело, она может вести к запорам. Картошку переваривать достаточно тяжело организму. Я понимаю, что это российский продукт, и его у нас употребляют очень много. Ну, хорошо, пусть будет немножко картошки, но к этой картошке сделайте еще овощной гарнир, любой овощной салат, капуста квашеная или свежая капуста - тут вариаций очень много, и это уже больше зависит от кулинарных способностей женщины или того, кто занимается кухней в доме. Разумно. Не надо говорить, что не нужно употреблять только картошку и все, но разумное сочетание того и другого было бы желательно. Вообще, в принципе, клетчатка должна составлять от 40 до 60 процентов нашего рациона.

Ольга Беклемищева: Но этого, по-моему, не бывает практически ни у кого.

Автандил Манвелидзе: К сожалению. Поэтому мы и говорим о геморрое.

Ольга Беклемищева: Ну, например, человек нормализовал свое питание. Может быть, ему имеет смысл все равно в течение жизни (как мне рассказывали, англичане, например, так поступают) постоянно пить слабительное? Или это тоже не вариант?

Автандил Манвелидзе: Это не очень хорошо. К любому слабительному развивается постепенное привыкание. Сначала это одна таблетка или несколько капель, через какое-то время дозу приходится увеличивать, через некоторое время приходится переходить на более сильное слабительное, и в конце концов через 10-15 лет (я не говорю, что это очень быстро идет, но все равно) это приводит к тому, что на человека уже не действует никакое слабительное. И тогда ему приходится уже очищать кишечник только клизмами, что тоже не очень помогает оздоровлению нашего организма.

Ольга Беклемищева: Понятно. Значит, все-таки имеет смысл, если ситуацию с запорами не удается нормализовать просто изменением рациона, уже заниматься этим вплотную у гастроэнтеролога, у проктолога. Вообще, к кому нужно обращаться?

Автандил Манвелидзе: Это обязательно, - это либо проктолог, либо гастроэнтеролог - потому что нужно выяснять причину этого запора. Либо это какое-то функциональное состояние кишечника, либо это дисбактериоз. При нашей любви, скажем так, к приему антибиотиков направо и налево, по назначению врача и без назначения врача:

Ольга Беклемищева: По совету соседки.

Автандил Манвелидзе: Да, это у нас очень любят: вот тетя Маша из соседней квартиры вылечилась, приняв одну таблетку. Антибиотик хорош тогда, когда он нужен, он уносит ту флору, которую нам нужно унести, тогда мы его назначаем. Но, к сожалению, антибиотики убивают ту флору, которая у нас должна жить в кишечнике, которая помогает перевариванию пищи. Принимая бесконтрольно антибактериальные препараты, мы приходим к тому, что мы вышибаем флору, вместо нее тут же садится другая, потому что природа не терпит пустоты, и в результате мы получаем нарушение функций: вздутие живота, метеоризм, газообразование, плохо переваренная пища. Все это ведет к тому, что начинается воспаление в кишечнике, он плохо начинает функционировать, и в результате потихонечку мы приходим к достаточно плачевным результатам.

Ольга Беклемищева: Раз мы обрисовали практически профилактические меры, наверное, нам надо переходить к диагностике. Есть какие-то тесты самодиагностики, как человек может насторожиться?

Автандил Манвелидзе: Насторожить человека могут ранние симптомы геморроя - это появление крови в стуле:

Ольга Беклемищева: Это ранний симптом или это уже признак развившегося заболевания?

Автандил Манвелидзе: Да, это один из ранних симптомов. Появление чувства беспокойства или дискомфорта в области ануса, в области заднего прохода, появление узлов в области заднего прохода, выпадение этих узлов при дефикации.

Ольга Беклемищева: Ну, это уже, наверное, достаточно поздно.

Автандил Манвелидзе: Это уже, да, более поздние симптомы, скажем так, и это уже соответствует третьей-четвертой стадии развития геморроя. А первая-вторая стадия - это в основном чувство дискомфорта, могут быть какие-то болевые ощущения.

Ольга Беклемищева: И запоры.

Автандил Манвелидзе: Запоры и появление крови.

Ольга Беклемищева: Если вдруг у вас появляются такие симптомы, то нужно идти к врачу. И что сделает врач?

Автандил Манвелидзе: Первое, что должен сделать врач, - это, наверное, сначала поговорить с больным, выяснить всю симптоматику, когда появилось, что появилось, как это появляется, после чего это проявляется. Потому что эти первые симптомы могут быть непостоянными, они могут иногда появляться, после каких-то погрешностей в диете (съели что-то острое, соленое, перченое, отметили какой-то праздник). Потом, может быть, через день-два это прошло, но болячка уже осталась, она уже есть.

Ольга Беклемищева: И она потихоньку набирает силу.

Автандил Манвелидзе: Да, она потихоньку набирает силу, то есть то, что если у вас через два дня прошло, - это не значит, что прошло на всю жизнь, это обязательно вернется.

Ольга Беклемищева: То есть нельзя самоуспокаиваться.

Автандил Манвелидзе: Нельзя ни в коем случае. После того, как доктор побеседует, происходит осмотр.

Ольга Беклемищева: Он болезненный?

Автандил Манвелидзе: Нет, он абсолютно не болезненный. Это осмотр визуальный, то есть наружный. Потом обязательно нужно провести пальцевое исследование прямой кишки, аккуратненько посмотреть. Все это делается с определенными масляными веществами, поэтому это не болезненно, и этого бояться совершенно не надо. И обязательно нужно сделать ректороманоскопию - это делается специальным прибором, которым можно посмотреть до 20 сантиметров прямой кишки, и доктор видит состояние слизистой прямой кишки, состояние геморроидальных узлов и оценивает степень воспалительного процесса.

А самое главное в этой ситуации - не пропустить более серьезные болячки, которые могут маскироваться под видом геморроя.

Ольга Беклемищева: А это какие болячки?

Автандил Манвелидзе: Онкология. В основном это онкология. Онкология, полипы толстой кишки, которые тоже могут давать примесь крови в кале, могут давать болезненные ощущения. Поэтому осмотр у врача очень важен, и только врач может дать квалифицированный совет, как лечить вашу болезнь, на какой стадии она находится, и какие методы применять нужно для лечения.

Ольга Беклемищева: Действительно, у нас очень многие пытаются лечить такие болезни, как геморрой, "по словам" - по словам окружающих, по словам соседей. Вот сейчас есть Интернет, и он просто переполнен взаимными советами, и, честно говоря, становится немножечко страшно. Кто-то советует примочки из метилового спирта, кто-то - ванночки из березовых почек. А вообще, как вы относитесь к таким народным средствам?

Автандил Манвелидзе: Вы знаете, народные средства я не отвергаю, народную медицину, ни в коем случае, но поможет ли - неизвестно точно. И к чему это приведет - тоже неизвестно.

Ольга Беклемищева: Но это общая ситуация с народной медициной.

Автандил Манвелидзе: Это общая ситуация с народной медициной. Самое главное - не пропустить в этой ситуации чего-либо более плохого. Потом, извините, помочь мы уже ничем не сможем. Человек уже потом лишится прямой кишки, придется делать вывод кишки на переднюю брюшную стенку, если пропустить онкологию. Это могут быть и массивнейшие кровотечения, от которых люди, к сожалению, погибают иногда, всякое бывает. Слава Богу, не часто, но иногда бывают жуткие кровотечения из геморроидальных узлов. Иногда получается так, что человек кровит, кровит месяц, два, три, четыре - и потом его привозят в больницу с анемией, с гемоглобином 30-40, и это уже начинаются почти реанимационные мероприятия, чтобы привести человека в нормальное состояние.

Ольга Беклемищева: А почему так происходит? Потому что в России люди настолько небрежно относятся к своему здоровью? Или потому что все так безболезненно, человек думает: "Ну, ничего:"?

Автандил Манвелидзе: Вы знаете, я думаю, что это просто наш менталитет, к сожалению, не очень хороший, потому что к своему здоровью обычно мы относимся достаточно наплевательски: поболело и пришло - ну и хорошо, что прошло. Другое - ложный стыд, который не дает людям пойти к врачу. Они уже приходят тогда, когда совершенно безвыходная ситуация. Практически каждый второй человек в кабинете говорит: "Вы знаете, доктор, так стеснялась (или так стеснялся), так было неудобно прийти, что два-три года я терпела, а сейчас у меня уже мочи нет.

Ольга Беклемищева: Терпеть нельзя! Уважаемые слушатели, на самом деле врачи-проктологи все это видели, и в больших количествах, и стесняться в этом вопросе совершенно не стоит. А если вы захватите вашу болячку в начале, помочь ей можно мягкими, консервативными средствами, к которым мы сейчас и перейдем. Что назначают на самом деле профессиональные врачи без народной медицины?

Автандил Манвелидзе: Без народной медицины - прием определенных препаратов, которые укрепляют сосудистую стенку. Можно провести склеротерапию, то есть ввести в геморроидальные узлы специальное вещество, которое как бы склеивает эти узлы, образуются плотные рубцы, и узлы спадаются, они не болят.

Ольга Беклемищева: Это нечто похожее на методы, которые применяются при варикозном расширении вен нижних конечностей?

Автандил Манвелидзе: Да, примерно так же.

Ольга Беклемищева: И их используют в косметологии, кстати.

Автандил Манвелидзе: Очень часто и очень успешно. Поэтому на ранних стадиях это будет достаточно эффективно и действенно. Лазерное облучение узлов - тоже очень хороший метод, но опять же в определенной стадии. Наложение латексных колец на внутренние геморроидальные узлы. Но каждому методу есть своя ниша определенная на определенной стадии развития болячки. К сожалению, две трети пациентов уже приходят в той стадии, когда уже нужно проводить только хирургическое лечение, все остальное будет иметь чисто паллиативный эффект.

Ольга Беклемищева: К хирургическому лечению мы перейдем чуть позже, а сейчас давайте все-таки остановимся на ранних стадиях и консервативном лечении. Я читала о том, что вообще к лечению геморроя надо подходить комплексно, что нет какой-то волшебной мази, которой один раз помазал - и помогает, что нужно менять очень многое и в образе жизни, и в подходе к медикаментозной терапии. Вот как на самом деле правильно действовать? Нарисуйте анм пожалуйста, портрет идеального больного. Как в песне, знаете: "Мечта врача - покладистый больной, все выполняющий без оговорок:" Что должен человек выполнять?

Автандил Манвелидзе: Вы знаете, назвать абсолютно четко: применяйте то-то и то-то, и вы будете здоровы - такого не может быть. И элементарно по той причине, что, в первую очередь, надо выяснить причину и устранить причину развития геморроя.

Ольга Беклемищева: То есть лечите, граждане, колит в первую очередь.

Автандил Манвелидзе: Ну, это не обязательно колит. Может прийти человек, атлетически сложенный, с потрясающей накачанной фигурой, но когда ты его начинаешь спрашивать: "А как ты занимаешься, дорогой, выполняешь физические упражнения?" - он начинает рассказывать, и я вижу, что это неправильно. Правильное дыхание при физической нагрузке имеет очень важное значение.

Ольга Беклемищева: Для того чтобы не создавать этого давления на нижние вены.

Автандил Манвелидзе: Да. Любое физическое напряжение должно проводиться на выдохе. Примерно то же самое, как люди рубят дрова - попробуйте порубить дрова на вдохе, думаю, вряд ли из этого что-то хорошее получится, это раз. А во-вторых, вы нанесете очень большой вред своему организму. То же самое может происходить и в спорте. Выяснить причину, дать определенные рекомендации на устранение этой причины, а дальше уже назначаешь те препараты, которые нужны больному в той или иной стадии его заболевания.

Ольга Беклемищева: То есть таблетки, свечи, мази - все сразу?

Автандил Манвелидзе: Нет, сразу - ни в коем случае. Сочетаний достаточно много этих препаратов сейчас, и для каждого больного, в принципе, доктор подбирает определенную комбинацию. Одна и та же мазь у одного больного может сыграть потрясающую лечебную роль, а у другого больного это может не то что улучшить, а иногда даже ухудшить положение. Переносимость организмом любого препарата индивидуальна. Поэтому подбор препарата для каждого человека достаточно индивидуален.

Ольга Беклемищева: А как же разговоры о стандартах в медицине? Мне все время говорят о том, что надо стандартизировать лечение.

Автандил Манвелидзе: Но мы же выбираем из стандартных препаратов.

Ольга Беклемищева: То есть стандартизация не помеха свободе выбора врача?

Автандил Манвелидзе: Абсолютно нет. Импровизация и творческое начало в медицине никто не отменял. Невозможно. Знаете, я один раз, еще будучи студентом, нас привезли в военную часть, где доктор гордился очень хорошей вещью - у него был стол, где были кнопочки, и под каждой кнопочкой было название - "коклюш", "грипп", "ангина", он нажимал кнопочку - и на другом столе загоралась ячейка, где лежали таблетки.

Ольга Беклемищева: То есть это он так механизировал процесс выдачи таблеток.

Автандил Манвелидзе: Да, и это вот - верх стандартизации. К чему он приведет - думаю, что ни к чему хорошему в этой ситуации. Поэтому роль врача для подбора медицинских препаратов здесь неоценима просто. Понимаете, не болезнь нужно лечить, а нужно лечить пациента.

Ольга Беклемищева: Это некое совместное творчество. Нужно рассказать врачу, в общем, обо всем, что тебя беспокоит, потому что это может иметь значение.

Автандил Манвелидзе: Абсолютно верно. Без помощи самого пациента, без его участия в лечении результатов можно не добиться абсолютно.

Ольга Беклемищева: Вот мы приходим к самой напряженной части нашей программы - разговору о хирургических методах лечения геморроя. Все традиционно боятся операций. Но вот пока о малоинвазивных (неранящих) вмешательствах - о латексных кольцах, о электрокоагуляции, криокодеструкции. У меня есть письмо, которое пришло по Интернету. Товарищ, скрывшийся под псевдонимом "Джентльмен с узелками", говорит, что ужасно больно и накладывать латексные кольца, и вкалывать склеротирующие лекарства в узлы, потом ходить невозможно целый день. Какое из этих вмешательств наименее болезненно?

Автандил Манвелидзе: Вы знаете, тут уже мы вторгаемся в область рукоделия.

Ольга Беклемищева: То есть это не какое вмешательство, а кто его будет делать?

Автандил Манвелидзе: В общем, можно, наверное, сказать и так. Медицина и хирургия - это все-таки и ремесло, и очень многое зависит от того, в каких руках находится тот же шприц, тот же аппарат для наложения латексных колец, тот же скальпель. Поэтому от этого, конечно, зависит очень многое.

Ольга Беклемищева: А что представляют собой эти мало травмирующие вмешательства? И что лучше - электрокоагуляция или криодеструкция (то есть прижечь узелок или заморозить)?

Автандил Манвелидзе: Ну, в принципе, все эти методы ведут примерно к одному и тому же - чтобы спались или, как мы это называем, облитерировались геморроидальные узлы. Тут одни врачи являются приверженцами одного метода, другие предпочитают второй метод. Чаще всего доктора используют методы опять же в зависимости от того, что они видят, на какой стадии, какова слизистая, насколько выражен воспалительный процесс. Тут тоже есть элемент творчества, надо посмотреть, что здесь, да, пойдет лазерное облучение этого геморроидального узла, здесь - криооблитерация, а здесь больше пойдет склеротерапия.

Ольга Беклемищева: А сейчас, в канун Российского Дня медицинского работника, с российскими медицинскими новостями вас познакомит Виктор Нехезин.

Виктор Нехезин: Названы лауреаты национальной премии лучшим врачам России "Призвание-2005". Инициатором создания этой премии выступила телеведущая Елена Малышева, соорганизатором - певец и депутат Александр Розенбаум. Особенностью этой награды является то, что ее вручает врачу спасенный им пациент. Лауреатам премии, кроме чека на 10 тысяч долларов, вручаются также авторские скульптуры - золотые руки держат хрустальную жизнь человека.

В номинации "За проведение уникальной операции, спасшей жизнь человека" были представлены коллективы врачей из Краснодара и Москвы. В Краснодаре победителями стали Вадим Бодня, Игорь Поляков, Валерий Каноненко, Алексей Коваленко, Сергей Ситник и Александр Мазеря. Они спасли Николая Колесниченко, строительного рабочего, который был найден нанизанным на двухметровую арматуру. Металлический прут прошел через все тело Николая. Больному сделали две тяжелейшие операции и спасли не только жизнь, но и вернули трудоспособность.

В Москве победителями стали хирурги Института имени Вишневского Илья Буриев, Валерий Кубышкин, Арнольд Адамян, Алексей Светухин, Альфред Звягин, Владимир Вишневский, Владимир Казеннов и Владимир Федоров. Они два года боролись за жизнь Вениамина Тарасова, доставленного в больницу в тяжелейшем состоянии. В общей сложности врачи выполнили ему 15 открытых операций и 63 эндоскопических вмешательства. 75 дней пациент находился в коме и 4 месяца - на аппарате искусственной вентиляции легких. Через два года Вениамин Васильевич выписался из больницы и вышел на работу.

Премии вручались также в номинациях "За создание нового метода лечения", "За создание нового направления в медицине", "За вклад в развитие медицины, внесенный представителями фундаментальной науки и немедицинских профессий". Здесь победили Александр Недува и Сергей Еремеев из Переславля-Залесского, они создали уникальную рентгеновскую установку, которая помещается в маленьком чемоданчике. Установка легко транспортируется и позволяет поставить диагноз непосредственно там, где случилась травма. Рентгеновский снимок при этом делается всего за 60 секунд. Изображение может быть мгновенно переведено в цифровую форму и передано по любым каналам связи. Создание этой установки обещает настоящий прорыв в экстренной медицине.

Была также вручена специальная премия - врачам, оказывающим помощь пострадавшим во время войн, террористических актов и стихийных бедствий. Впервые в истории премии кандидатов выдвинул человек, которого они спасли. Это полковник МВД Дагестана Мурадис Алидебиров, подорвавшийся на противотанковой мине. Премия вручена махачкалинским хирургам Магометкамилю Шахрутдинову, Гаджи Нурмухамедову и Хируланаму Дебирсулаеву.

Такая же премия присуждена Андрею Сингаевскому, Анатолию Завражному, Василию Назарчуку (посмертно) из Санкт-Петербурга. Они - военные врачи, которые оказались ночью 1 августа 2003 года в Моздокском госпитале, когда там прогремел взрыв. Работа в операционной при этом не прекращалась ни на минуту. Те, кто мог стоять, остались у операционного стола, а остальные бросились вот двор госпиталя. Раненые и контуженные, они продолжали работать. Уже потом все из бригады докторов были официально зарегистрированы в качестве раненых. К сожалению, один из врачей - Василий Назарчук - погиб.

Еще одна награда - официальная премия Первого канала - вручена микрохирургам-ярославцам Игорю Голубеву, Михаилу Новикову, Сергею Виннику, Андрею Шелегу, Валентине Колонтырской и Валентине Рагушиной за уникальную операцию. Вместо оторванных пальцев рук одному известному баянисту пришили пальцы ног, и он смог вернуться в профессию и продолжал заниматься любимым делом. Александр Антонов - тот самый пациент - играл на своем инструменте во время церемонии награждения.

Радио Свобода поздравляет всех награжденных, всех врачей и медсестер с Днем медицинского работника.

Академику и бывшему министру здравоохранения СССР Евгению Чазову в июне исполнилось 75 лет. В юбилейном интервью "Медицинской газете" кавалер Большой золотой Медали имени Ломоносова (главной награды Российской Академии наук) резко осудил коммерциализацию медицины и высказал обеспокоенность попытками перевести медицинские учреждения на хозрасчет. "Кто же останется работать в отдаленных районах, где количество больных не позволяет платить аренду и нормальную зарплату? Те люди могут остаться вообще без медицинской помощи, и мы вернемся к дореволюционным временам", - отметил "главный кремлевский врач".

Вспышка гепатита А в Тверской области продолжается, и в настоящее время распространилась на Смоленскую область. Однако Ржевский пивзавод подает в суд жалобу на действия городской Санэпидемстанции. "В судебном порядке мы требуем отменить постановление СЭС, которое с 31 мая 2005 года приостановила работу Ржевского пивзавода", - сказал один из адвокатов предприятия Дмитрий Шашков. В свою очередь, главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко заявил журналистам, что продукция пивзавода, возможно, ставшая причиной вспышки гепатита А в Тверской области, изымается в Российской Федерации из оборота. Онищенко подчеркнул, что сейчас важно предотвратить дальнейшее распространение инфекции. "Гепатит пока не отступает, а напротив, приносит новых больных", - отметил он.

Ольга Беклемищева: И мы возвращаемся к нашей теме. У нас уже есть звонки от слушателей. Звонят пока в основном мужчины, я думаю, потому что они смелее. Анатолий из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мне 57 лет, у меня рассеянный склероз, постоянные запоры. Я пью слабительное и, для того чтоб облегчить дефекацию, ввожу подсолнечное масло. Не вредно ли это - часто вводить подсолнечное масло? Спасибо.

Автандил Манвелидзе: Нет, введение масляных препаратов в прямую кишку безвредно. Я бы вам еще мог посоветовать вводить не подсолнечное масло, а можно брать обычное вазелиновое масло, оно не всасывается в кишечнике, поэтому, возможно, будет лучше вам облегчать дефекацию.

Ольга Беклемищева: И Андрей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Мне поставили диагноз - "тромб вен заднего прохода". Это у меня произошло после операции на ноге, кисту удаляли. И рекомендовали пользоваться мазью "Гипотромбин Г". Скажите мне, пожалуйста, как долго можно ею пользоваться и насколько она будет эффективна и поможет мне?

Автандил Манвелидзе: Вы знаете, мазью вы можете пользоваться в течение двух недель. Если не наступит улучшение и, в принципе, в любой ситуации, будет улучшение или не будет улучшение, обязательно нужно обратиться к вашему районному проктологу, чтобы он вас посмотрел. А в дальнейшем нужно будет определяться и решать, может быть, даже придется удалять локально этот тромб из вены прямой кишки. Это тоже возможно, это не болезненная процедура, она происходит под анестезией, поэтому бояться этого не стоит.

Ольга Беклемищева: У Андрея еще вопрос. Мы вас слушаем.

Слушатель: Я просто хотел в дополнение сказать. Это прокол этого тромба будет проводиться?

Автандил Манвелидзе: Нет, это не прокол: Вы знаете, мне тяжело говорить вам о том, будет ли это прокол или это будет иссечение этого тромба, потому что, не глядя, что-либо говорить сложно. Но возможен вариант просто иссечения этого тромба.

Ольга Беклемищева: То есть выковыривается из вены?

Автандил Манвелидзе: Нет. Это делается небольшой разрезик, убирается этот тромб, и дальше эта ранка заживает, и все.

Ольга Беклемищева: Давайте обсудим хирургические методы лечения. Насколько я понимаю, суть их состоит в том, чтобы эти геморроидальные узлы "вынуть" из человека. Так ли это? Или, на самом деле, все гораздо сложнее?

Автандил Манвелидзе: Грубо говоря, в принципе, да, нужно убрать. И, самое главное, нужно перевязать и пересечь основные венозные стволы, ведущие к этим геморроидальным узлам. Суть оперативного вмешательства сводится к этому, что убираются основные так называемые коллекторы, то есть основные источники расширения этих вен, притом убираются при хирургическом вмешательстве и наружные и внутренние узлы, поэтому эффект этого вмешательства - 98 процентов излечения геморроя без его возврата.

Ольга Беклемищева: И это сильно отличается от консервативным и малоинвазивных методов.

Автандил Манвелидзе: Да, конечно, потому что любой консервативный метод лечения и малоинвазивный метод лечения дает эффект, но, к сожалению, через 3-5 лет болезнь может к вам вернуться.

Ольга Беклемищева: Может - это что значит? Скорее всего вернется или может быть вернется?

Автандил Манвелидзе: Если вы не поменяете образ жизни, если вы будете вести себя абсолютно так же, нарушая все рекомендации, то практически 99 процентов, что эта болезнь к вам вернется опять.

Ольга Беклемищева: А если изменишь образ жизни?

Автандил Манвелидзе: Больший шанс того, что эта болезнь больше не побеспокоит. Но радикальное лечение - это только хирургическое.

Ольга Беклемищева: Мы уже обрисовали, в чем оно состоит, то есть нужно убрать не только узлы, но и вены, которые наполняют эти узлы кровью, которые создают вот такое большое давление и деформацию в этой области. Но что происходит с оттоком крови, когда мы эти вены убрали? Не возникает ли каких-то других проблем?

Автандил Манвелидзе: Нет, других проблем не возникает, потому что есть коллотералии так называемые, то есть множество мелких вен, по которым кровоснабжение продолжается, не нарушаясь, прямая кишка функционирует так же, как должна функционировать, поэтому для организма эта процедура безвредна, скажем так.

Ольга Беклемищева: Это очень здорово. Нам позвонил слушатель, Виктор из Петербурга, но его плохо слышно, и вопрос его меня попросили зачитать. Вопрос Виктора такой: "После операции год не работает сфинктер. Можно ли как-то помочь?"

Автандил Манвелидзе: Это опять надо смотреть, почему не работает сфинктер. Если это функциональное состояние, то здесь можно порекомендовать определенный комплекс упражнений, который ведет к восстановлению функций сфинктера, либо какие-то физиопроцедуры, электростимуляцию и прочие вещи. Если там нарушена целостность в сфинктере при операции, то есть он был либо поврежден, либо пересечен в какой-то степени, то здесь уже нужно решать вопрос о какой-то реконструктивной операции.

Ольга Беклемищева: А вообще, бывает так, что при иссечении геморроидальных узлов задевается сфинктер, возникает какое-то вторичное воспаление?

Автандил Манвелидзе: К сожалению, бывает.

Ольга Беклемищева: А насколько часты такие осложнения?

Автандил Манвелидзе: Не часты эти осложнения, они носят десятые доли процента. Но, к сожалению, иногда такие вещи бывают.

Ольга Беклемищева: А это от чего зависит? От состояния пациента или все-таки некоторые врачи зря занимаются хирургией?

Автандил Манвелидзе: От многих факторов это зависит. Вы знаете, проктологией должен заниматься проктолог. Есть определенные нюансы и мелочи, которые: Я не умоляю достоинства никаких врачей и общих хирургов, но проктологические операции состоят из очень мелких нюансов, которые могут повлечь за собой очень большие последствия. Поэтому если говорить об оперативных вмешательствах на прямой кишке, на сфинктере, то это нужно обращаться к узким специалистам, которые этим занимаются.

Ольга Беклемищева: Спасибо. И следующий слушатель - это Владимир из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я очень страдал, но потом мне помогли. Этот врач должен лучше меня знать, что люди, которые после опорожнения кишечника подмываются, они массируют, и это все помогает. Второе, очень помогает стояние на голове или березка, или другие такие упражнения, чтобы кишка опускалась. Потом, очень вредны газеты, бумаги эти вот, которыми подтираются. И самое лучшее - это стабильное массированное подмывание. Вот мое такое мнение. Я думаю, врач согласится со мной.

Автандил Манвелидзе: Вы абсолютно правы, гигиена и особенно гигиена промежности играет очень важную роль в профилактике любых заболеваний, связанных с прямой кишкой.

Ольга Беклемищева: Сидя в студии перед началом передачи, мы с Автандилом Георгиевичем мечтали, чтобы во всякой квартире, во всяком доме был биде. Потому что это гораздо лучше и полезнее, чем та же туалетная бумага, не говоря уж о газетах.

Автандил Манвелидзе: Любые физические упражнения, направленные на то, чтобы улучшить отток крови от нижних конечностей, из органов малого таза, из нижней части живота, естественно, являются профилактикой развития геморроя. Это стояние "березкой" очень хорошо, и не только это, есть масса подобных упражнений. И этим, в общем-то должны заниматься врачи, они должны объяснять своим пациентам.

Ольга Беклемищева: И Александр из Московской области, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, а вот задние мошоночные вены, когда там начинают узлы возникать, - это по тем же причинам, так же как и геморроидальные?

Автандил Манвелидзе: Вы знаете, задние мошоночные вены - это больше, наверное, проблема урологов. И вам, вероятнее всего, нужно обратиться к ним. Часть из наших препаратов, которые имеют проктологи, они идентичны тем препаратам, которые применяют урологи. Но проблема такова, что вам лучше обратиться все-таки к урологам.

Ольга Беклемищева: Да, к сожалению, медицина не просто так делится на многие специальности. Очевидно, как в том классическом анекдоте из жизни Московского университета, когда профессора Северенцева спросили, как же ему не надоело 80 лет заниматься одним ленточным червем, он ужасно удивился и сказал: "Жизнь такая короткая, а червяк такой длинный". То есть в каждой проблеме есть масса нюансов, и они, конечно, лучше известным тем, кто ими занимается каждый день.

Возвращаясь к хирургическим методам, что нужно знать человеку, который принял решение оперироваться? Как ему готовиться к операции, что его ждет? Какой будет послеоперационный период, больно это или не больно, и сколько это займет времени?

Автандил Манвелидзе: Ну, если в среднем говорить о нахождении в стационаре, это порядка 8- 10 дней. Операция протекает абсолютно безболезненно, это всевозможные виды анестезии - это и эндотрахиальный(? наркоз, это и эпидуральнаяа анестезия, которую мы в последнее время очень часто используем в нашей больнице. То есть, грубо говоря, укол в область поясничного отдела позвоночника - человек в совершенно здравом уме лежит, разговаривает, рассказывает веселые вещи, но ниже пояса он свой организма не чувствует. Поэтому создаются очень благоприятные условия для проведения операции: расслабленные мышцы, спокойное поведение больного. И поэтому этот вид анестезии более предпочтителен, скажем так, именно для проктологических операций.

Ольга Беклемищева: Он вообще сейчас очень многими высоко ценится.

Автандил Манвелидзе: Послеоперационный период тоже достаточно благоприятный.

Ольга Беклемищева: Это правда, что нужно будет лежать неделю на боку, поджав коленки?

Автандил Манвелидзе: Ничего подобного.

Ольга Беклемищева: Это байка из Интернета.

Автандил Манвелидзе: Да, это байка из Интернета. Наши больные начинают вставать и ходить на второй день после операции, после перевязки первой, которая, естественно, делается тоже под обезболиванием. Я не скажу, что это очень приятно, но болевых ощущений сильных нет. Первый стул - на третьи-четвертые сутки - также происходит с обезболиванием и с небольшой очистительной клизмой. Затем прием масляных слабительных, и определенный вид продуктов, определенный вид диеты регулируют стул. Он достаточно регулярный, 1-2 раза в день, мягкий, оформленный. После этого происходят опять же гигиенические процедуры, обязательно нужно сделать подмывание, сделать ванночку с марганцовкой в тазике. Но прошу наших радиослушателей самостоятельно не экспериментировать, потому что если сделать очень сильный раствор марганцовки, просто можно сжечь промежность. Это все должно происходить под контролем медицинских работников. Ну, и соответствующие препараты, которые мы применяем при перевязках.

Единственное неудобство в этой операции в том, что нельзя сидеть.

Ольга Беклемищева: И долго нельзя сидеть?

Автандил Манвелидзе: В общей сложности недели две-три. Это уже индивидуально, как идет процесс заживления.

Ольга Беклемищева: Или лежать, или ходить.

Автандил Манвелидзе: Ходить, лежать. Можно, допустим, на седьмой-восьмой день уже полулежать, то есть на одной половине как-то, на боку - это пожалуйста. В постели вы можете лежать как угодно, это не значит, что вы должны лежать только на животе. В постели вы спите так, как вам хочется, можете вертеться на любой бок, можете ложиться на спину.

Ольга Беклемищева: Но, вообще-то, это на самом деле не очень серьезная расплата за избавление от очень большой и противной проблемы. И у нас следующий слушатель - Людмила Борисовна из Москвы. Здравствуйте, Людмила Борисовна.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я вам в порядке совета, может, кому поможет. Я прослушала внимательно вашу программу, со всем согласна, что уважаемый доктор говорит. И правильная программа. Правда, не все были признаки, как вы говорите, но главное - запор был. Это было лет пять тому назад, можно сказать, еще смолоду. И еще у меня сигмовидная киста, и в правом боку даже побаливало. И однажды я в магазине просто сама купила зерновой хлеб. Вы знаете, вот кому-нибудь поможет, - и не полнею, и не толстею, и на все он хорошо очень влияет. Это я говорю как человек, который уже 5 лет питается им. И, вам честно скажу, если я иду в магазин и нет хлеба этого, я расстраивались. Но, слава богу, мы живем в Строгино, и уже поняли там, и хлеб этот у них не залеживается. Он, может быть, для кого-то покажется немножко дороговатым (16,30 рублей стоят 350 граммов), но он такой сытный и полезный!

Ольга Беклемищева: Спасибо вам, Людмила Борисовна, за добрый совет.

Автандил Манвелидзе: Людмила Борисовна, вы абсолютно правы. Это то, о чем мы и говорили в начале нашей передачи, - характер пищи и характер диеты. Тот же ваш зерновой хлеб - это хлеб с добавками отрубей, то есть опять же мы получаем большее количество клетчатки внутрь, что способствует лучшей работе желудочно-кишечного тракта.

Ольга Беклемищева: Вот так - питание, правильный образ жизни и, в конце концов, отважное решение, если это необходимо, на оперативное вмешательство, которое теперь уже значительно менее травматично и болезненно, чем это было ранее.

Но когда именно оно показано? Я читала, что людям за 60 лет уже лучше его не делать. Иногда говорится о том, что и молодежи тоже, может быть, лучше не стоит делать, а надо как-то лечиться временными методами. Как вы считаете, кому именно эта операция показана и какие есть противопоказания (может быть, при каких-то сопутствующих заболеваниях нельзя)?

Автандил Манвелидзе: Возрастной ценз не является противопоказанием для этого вмешательства. У нас делаются операции молодым людям, делаются людям 60, 70, 80 лет. Самое главное - состояние общее организма. Единственным противопоказанием к производству этой операции является факт, что когда геморрой является проявлением сердечной недостаточности при гипертонической болезни. Тогда геморроидальные узлы являются как бы клапаном, выпускающим "пар", когда зашкаливает давление. У кого-то это носовые кровотечения, у кого-то - редко, но иногда бывает такая ситуация, что это проявляется геморроидальными кровотечениями.

Ольга Беклемищева: То есть таким образом организм приспособился к повышенному давлению.

Автандил Манвелидзе: Да, то есть он сбрасывает кровь, излишки крови, грубо говоря, - понижается давление, нормализуется, и кровотечение прекращается. Вот в этой ситуации производство геморроэдотомии может принести только вред. Поэтому прежде чем решаться на эту операцию, нужно четко определить, в каком состоянии не только давление, а вообще общее состояние организма.

Ольга Беклемищева: Но, в принципе, все остальные заболевания не являются противопоказаниями.

Автандил Манвелидзе: Нет, все остальные заболевания не являются противопоказаниями.

Ольга Беклемищева: И вот еще один слушатель задал вопрос (что-то опять барахлит связь). Некто Анатолий спросил: "В какой позе полезнее, прошу прощению, какать - сидя на унитазе или на корточках?"

Автандил Манвелидзе: Раньше это называлось "поза орла на жердочке". Легче опорожнить кишку именно на корточках. Чисто физиологически это легче. Поэтому при лечении запоров для того, чтобы наладить дефекацию, для того чтобы организм привык опорожнять кишку, иногда даже приходится советовать пациентам первое время забираться на унитаз с ногами.

Ольга Беклемищева: Ну, это важно. Действительно, после операции важно не травмировать:

Автандил Манвелидзе: Нет, после операции такой гимнастикой заниматься, может быть, вредно, потому что чрезмерное растяжение области промежности может повредить, просто можно порвать швы. Нет, это не после операции. Это касается тех больных, которым просто приходится лечить запоры. Это до операции. Но ни в коем случае не в ближайшие дни после оперативного вмешательства.

Ольга Беклемищева: Не могу не задать вопрос о той модной операции, которая сейчас опять же рекламируется и в Интернете, и о которой много спрашивают пациенты, - это операция по Лонгу. В чем она состоит и когда она придет в широкие российские массы врачей?

Автандил Манвелидзе: Ну, насчет того, чтобы прийти, она практически уже пришла. Она применяется в нескольких клиниках в Москве, и у нас, и в Институте проктологии.

Ольга Беклемищева: А по России?

Автандил Манвелидзе: Я думаю, что и по России она тоже применяется. Операция интересная, операция производится с помощью сшивающегося аппарата. Единственная проблема в том, что он, к сожалению, достаточно дорогой, этот сшивающий аппарат, и он одноразовый. Суть его, в принципе, сводится к тому же - это пересечение и легирование этих венозных коллекторов.

Ольга Беклемищева: То есть убирание из организма человека тех самых расширенных вен, которые приводят к образованию геморроидальных узлов.

Автандил Манвелидзе: Да. Извините, я как-то сбился немножко на медицинскую терминологию. Менее травматичная операция, более короткий послеоперационный период, но отдаленные результаты еще, к сожалению, недостаточно хорошо изучены. Поэтому применять огульно эту операцию мы пока, скажем так, воздерживаемся.

Ольга Беклемищева: А кому она все-таки показана?

Автандил Манвелидзе: В принципе, нет противопоказаний для этой операции. Можно делать традиционно, можно делать и операцию Лонга. Ну, годик-два хотелось бы еще подождать результатов. Эта операция уже года два-три применяется за рубежом. Посмотрим, если там будут хорошие результаты, такие же, как при традиционном методе, то нет никаких проблем применять ее здесь. Единственная проблема - это сам аппарат, он достаточно дорогой.

Ольга Беклемищева: Ну, что же делать, это сейчас большая беда медицины во многих отношениях, потому что технологии дорожают гораздо быстрее, чем растут доходы и пациентов, и врачей.

XS
SM
MD
LG