Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Диабет


[ Радио Свобода: Программы: Наука и медицина]
[05-11-05]

Диабет

Ведущая

Ольга Беклемищева: Сегодня мы говорим о диабете. Диабет все чаще называют эпидемией - слишком уж быстро растет заболеваемость. И что самое печальное - все больше людей находится в стадии преддиабета, и, не зная об этом, не предпринимают никаких мер, которые позволили бы им сохранить здоровье.

И сегодня мы решили рассказать о диабете второго типа - самом массовом заболевании. Зачастую он протекает бессимптомно. И его осложнениях - ангиопатиях и диабетической стопе.

Сегодня у нас в студии - доктор Елена Викторовна Сурикова, эндокринолог, диабетолог, ведущий научный сотрудник Эндокринологического научного центра Российской Академии медицинских наук, и врач-ортопед, генеральный директор Обнинского протезно-ортопедического предприятия Сергей Васильевич Киричук. С нами, как всегда, профессор Даниил Борисович Голубев, и он расскажет нам о ситуации с заболеваемостью диабетом в Америке.

И сейчас мы начинаем. Первый вопрос у меня к Елене Викторовне. Вот чтобы слушателям было понятно, давайте разграничим диабет первого типа и диабет второго типа. В чем разница?

Елена Сурикова: Сахарный диабет первого типа (его исторические названия - юношеский или ювенильный) развивается, как правило, в раннем возрасте - в детском, в подростковом. В любом случае, как правило, до 30 лет. Сахарный диабет второго типа, а раньше он назывался диабетом взрослых, он развивается в зрелом возрасте, у большинства пациентов после 40 лет. Сопряженность с избыточной массой тела особенно характерна для сахарного диабета второго типа - это очень и очень важный фактор риска развития диабета второго типа. Практически всем полным людям нужно особо тщательно определять периодически уровень сахара своей крови.

Совершенно различный подход к лечению одного и другого типа сахарного диабета. Если сахарный диабет первого типа - это обязательная зависимость от инсулина, то при сахарном диабете второго типа часть больных может лечиться лишь соблюдением диеты. Существует большой арсенал таблетированных сахароснижающих средств. Ну и определенная доля, она ведется на инсулинотерапии, она может быть достаточно велика. И благо, что есть вообще инсулин. Потому что во многих случаях это спасает жизни больным и предотвращает развитие тех самых грозных осложнений, о которых мы сегодня в основном собираемся говорить.

Ольга Беклемищева: И сейчас у меня к профессору Голубеву вопрос. Потому что, к сожалению, в Америке гораздо лучше налажена медицинская статистика, чем в России. И мне бы хотелось узнать, какова тенденция заболеваемости диабетом в Америке. А потом мы с вами, Елена Викторовна, обсудим эти цифры применительно к России. Профессор Голубев, пожалуйста.

Даниил Голубев: Как эпидемическую. Поскольку количество больных диабетом увеличивается так интенсивно, что термин "эпидемия" никого не удивляет.

По данным Центра по контролю и предупреждению заболеваний, в США зарегистрировано 18 миллионов больных разными формами диабета. А согласно прогнозам, к 2025 году их будет не менее 23 миллионов. Только за один 2003 год количество больных диабетом увеличилось почти на 6 процентов. Диабет является шестой, а вместе с ожирением пятой причиной всех смертей от болезней в США.

Диабет второго типа возникает, главным образом, в результате нарушения обмена веществ, обусловленного питанием и образом жизни. И в отличие от диабета первого типа не связан ни с расовыми особенностями, ни с наследственными факторами. Заметное учащение диабета в США происходит, главным образом, за счет этого второго типа, так называемого "взрослого диабета", в частности, среди детей. 15 лет тому назад студентов медицинских вузов учили, что диабет второго типа почти никогда не встречается у лиц моложе 40 лет. А сегодня таких больных немало и среди детей, которым меньше 10 лет. Еще 5-8 лет тому назад детей, больных взрослым диабетом, в госпитальной клинике было менее 4 процентов от общего количества пациентов, а в настоящее время такого рода диагноз ставится 10-20 процентам детей, больных диабетом.

Главной причиной столь значительного роста заболеваемости диабетом второго типа в Америке является ожирение. За 10 лет количество людей с избыточным весом, включая и детей, возросло в Америке на 57 процентов. Почти все дети, больные диабетом второго типа, имеют избыточный вес. А вообще каждый пятый житель Америки имеет превышение показателей своего веса не менее чем на 20 процентов. Конечно, ожирение не всегда приводит к диабету, но в подавляющем числе случаев дело происходит именно так.

Главными причинами ожирения и, соответственно, диабета второго типа являются особенности питания и дефицит движения. Не секрет, что ожирение встречается у людей всех возрастов, особенно у детей, употребляющих в большом количестве жирную пищу быстрого приготовления, так называемую "джанг-фуд", и содовые напитки, типа кока-колы, со значительным содержанием сахара. И то, и другое потребляется детьми и подростками в невероятных количествах. И в сочетании с сидячим, многочасовым времяпрепровождением у компьютеров и телевизоров приводит к увеличению веса и, соответственно, диабету.

Количество детей, больных ювенильным диабетом, который никак не связан с питанием, относительно стабильно. В то время как число детей, болеющих взрослым диабетом, за последние годы резко возросло. Вот такова тенденция.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Даниил Борисович.

Елена Викторовна, ведь это действительно кошмарная цифра - 6 процентов роста в год заболеваемости диабетом. Как вы думаете, это именно связано с особенностями питания американцев, ну, как мы себе представляем - "фаст-фуд", "Макдоналдс", или это все-таки общемировая тенденция, и на Россию она тоже распространяется?

Елена Сурикова: Действительно, в той мере, в которой модернизация образа жизни, вестернизация его - вот такой термин сейчас широко применяется, в той же мере распространяется и на наше население. В России сейчас зарегистрировано 2,2 (на 2004 год эти данные) миллиона больных сахарным диабетом. Известно, что эти цифры, по мнению экспертов, должны быть на два или на три сразу умножены. Потому что много диабета не выявляется в связи с тем, что симптоматика его начала очень невнятна и может не очень беспокоить пациента, хотя он уже давно достаточно может быть болен диабетом.

Конечно, распространенность зависит во многом от внешних факторов, от средовых таких, как питание, как малоподвижный образ жизни. Но имеет значение еще и генетика, в частности, этническая принадлежность. Известно, что в США черное население больше страдает диабетом, латиноамериканцы, они тоже больше, чем белое население страдают диабетом. В России тоже есть определенные различия по распространенности среди разных народностей. Но в целом у нас около 2 процентов населения по разным регионам страдает сахарным диабетом.

В том плане, что может повилять, остановить вот эту эпидемию, и бесспорно факторы рядовые, такие как гиподинамия, такие как неправильное, нерациональное питание - это те рычаги...

Ольга Беклемищева: Которыми мы сами роем себе яму.

Елена Сурикова: Да. Но в то же время, манипулируя которыми, мы сможем и улучшить ситуацию.

Ольга Беклемищева: Спасибо.

Вот вы назвали цифры достаточно печальные - почти 2,5 миллиона человек, и еще не известно, сколько просто не выявленных. А Сергей Васильевич накануне нашей передачи мне рассказал, что почти 6 процентов из этих 2 миллионов будут иметь отдаленные тяжелые последствия не леченого диабета. Так ли это?

Сергей Киричук: Да. Причем эти тяжелые последствия заключаются в развитии диабетической стопы, это гнойные некротические поражения, это язвы и ампутации. Вот такие страшные цифры по миру - каждые 30 секунд в мире происходит ампутация по причине сахарного диабета.

Ольга Беклемищева: Это повод задуматься.

Сергей Киричук: Это большой повод задуматься, да. И в зависимости от уровня развития стран, от степени диагностики и так далее от 40 до 80 процентов ампутаций не травматического характера - это опять же сахарный диабет.

Ольга Беклемищева: Уважаемые слушатели, давайте тогда пойдем по порядку. Елена Васильевна, вот вы сказали, что ВОЗ рекомендует умножать вот эту цифру известных больных диабетом еще на два, а то и на четыре, потому что многих не выявляют. Ну и я с этого начинала. Вот что все-таки можно подсказать нашим слушателям, каковы могут быть признаки того, что диабет весьма вероятен или даже уже мы имеем дело с преддиабетом? Как этот человек может почувствовать сам?

Елена Сурикова: Вот такое скрытое течение, скрытое начало характерно для сахарного диабета второго типа. При первом типе, при его дебюте обычно сомнений не возникает. Поэтому я и не буду останавливаться на дебюте первого типа.

При втором типе сахарного диабета возможны такие симптомы, как жажда, большое потребление жидкости, соответственно, большое выделение мочи, в том числе вдруг появляется необходимость вставать в туалет по ночам. Вот такое немотивированное вроде бы похудание, когда человек, обычно исходно полный, вдруг начинает самопроизвольно снижать массу тела. И иногда это даже и нравится человеку. Правда, вот такое снижение веса, как правило, уже сопровождают еще и такие проявления, как слабость, утомляемость, снижение работоспособности. Могут быть проблемы со стороны кожных покровов, плохо заживают царапинки и любые микротравмы, которые в быту достаточно характерны. Вот, пожалуй, и все.

И бывают такие люди, которые не считают все это достаточным основанием обращаться к врачу. И, к сожалению, проходит даже не один год до момента выявления сахарного диабета. Безусловно, надо быть к себе очень внимательным. И, может быть, я снова вернусь к тому, с чего мы начинали. А именно к тому, что каждый полный человек, с избыточной массой тела, с ожирением, он должен просто профилактически хотя бы раз в год проверять уровень сахара своей крови.

И еще должно настораживать одно обстоятельство - это случаи сахарного диабета в семье. Если родственники, родители, их братья и сестры, может быть, дедушки и бабушки больны.

Ольга Беклемищева: А при этом имеет значение, каким именно диабетом больны родственники - второго или первого типа?

Елена Сурикова: Значительно большая генетическая предрасположенность характерна для второго типа сахарного диабета.

Ольга Беклемищева: То есть если у меня дедушка болел, то это повод задуматься.

Елена Сурикова: Да, обязательно нужно быть внимательными. Ну и если при этом человек худощав, у него меньше поводов для беспокойства. И если он, еще имея родственников с диабетом, имеет еще и избыточный вес, тогда риск заболевания очень и очень высок.

Ольга Беклемищева: Хорошо. Но вот вы сказали один раз в год померить уровень сахара в крови. Неужели это информативно? Ведь многие говорят о том, что уровень сахара постоянно внутри человека колеблется: до еды он один, после еды он другой, понервничал - один, успокоился - другой. Вот как можно подобрать те условия, которые на основе однократного анализа позволили бы нам сделать вывод, что это диабет?

Елена Сурикова: Все-таки раз в год это достаточно, по мнению специалистов, для человека, который явно все-таки не имеет признаков диабета. А единственный совет, который можно дать, если вы собрались с профилактической целью определить себе сахар в крови или уровень гликемии, как звучит это на медицинском языке, не нужно к этому специально готовиться. Не нужно соблюдать каких-то ограничительных диетических мероприятий, может быть, наоборот, поесть как обычно или даже чуть больше, чем обычно, ну, некоторую провокацию устроить своему уровню сахара крови. И вот в таком виде натощак, утром, в утренние часы пойти и в каком-то месте близлежащем, скажем, поликлиника или какой-то диагностический центр, лабораторный центр... Это очень широко распространенная методика, все лаборатории ею располагают. И вот проверить этот важный показатель.

Ольга Беклемищева: Я призываю наших слушателей воспользоваться этим советом.

А какой все-таки уровень сахара считается нормальным? Что значит - повышенный сахар? И каковы те цифры, с начала которых надо уже серьезно беспокоиться?

Елена Сурикова: Норма сахара крови для состояния натощак, то есть после ночной голодной паузы и в утренние часы составляет 3,3-5,5 миллимоль на литр. Могут быть небольшие колебания по нормам разных лабораторий. И еще важно знать, что уровень сахара крови, взятый из пальца, капиллярной крови, и взятый из вены, несколько различаются. Обычно речь идет о капиллярной...

Ольга Беклемищева: То есть по дороге от вены до капилляров кровь теряет сахар?

Елена Сурикова: Просто здесь имеет значение тот факт, что кровь, взятая из вены, она потом обрабатывается. Она особым образом центрифугируется, отделяется жидкая часть крови, остаются форменные элементы, клетки крови остаются отдельно. И вот этот так называемый уровень венозной плазмы сахара, он немножко отличается. Лаборатория должна давать нормы в бланках анализов. И все-таки конкретно, правильно ориентироваться на нормы, даваемые лабораторией.

Ольга Беклемищева: А кровь, взятая из пальца, какие будут значения - выше или ниже?

Елена Сурикова: Вот 3,3-5,5 - это как раз для капиллярной, цельной крови вот такие цифры. Венозная плазма, там немножко выше - 6 с определенными десятыми будет дано для каждой лаборатории.

Ольга Беклемищева: Я почему так подробно разбираю этот вопрос, сейчас в нашу жизнь все больше входят средства самоконтроля - глюкометры, тест-полоски. У многих есть знакомые, у которых можно попросить дать воспользоваться их глюкометром. Но нужно иметь в виду, что однократное измерение уровня сахара в крови - это повод задуматься, но это еще не повод делать какие-то поспешные выводы. Потому что в нашей жизни уровень сахара - это один из биохимических показателей крови, и он может сильно меняться в зависимости от нашего состояния. Тем не менее, интересоваться им надо.

Но вот человек насторожился. Он пошел к врачу. Какие анализы ему предложат? И что там дальше с ним будет?

Елена Сурикова: Если речь идет только о диагностике диабета, нужны действительно повышенные показатели уровня сахара крови. Причем одной цифры для установления диагноза недостаточно, она должна быть подтверждена еще одной хотя бы цифрой. Или же в сомнительных так называемых случаях доктор назначит так называемый тест толерантности глюкозе - это два определения сахара, но первая взята натощак, а второй - после нагрузки определенным количеством глюкозы, и ровно через два часа вот это второе определение должно быть. И есть всякие варианты вот этого теста толерантности глюкозе. Но опять же по рекомендациям Всемирной организации здравоохранения так установлено, что нужно смотреть точку натощак, далее дается строго определенное количество глюкозы, растворенной в воде, все это тоже очень должно быть строго выдержано. И ровно через два часа - никаких промежуточных определений не делают - ровно через два часа получается вторая точка крови. Вот это фактически тот референсный метод, тот золотой стандарт, на основании которого во всем мире устанавливается диагноз сахарного диабета. В случаях, когда уровень сахара достоверно повышен, никакого теста дополнительного не требуется.

Есть еще вспомогательные методы, в частности, вот такой уровень гликированного гемоглобина, он не является диагностическим инструментом, он, скорее, для нас служит некой опорой, таким объективным показателем, усредненным по времени, на который мы ориентируемся, в какой стадии компенсации, в каком состоянии углеводного обмена находится конкретный пациент с диабетом - хороший, удовлетворительный или же неудовлетворительный.

Ольга Беклемищева: Вот теперь, когда анализ поставлен, надо лечить. Но вот прежде чем обсуждать вопросы лечения, мне бы хотелось на самом деле... хоть это и не очень красиво с моей стороны, но все-таки еще больше насторожить наших слушателей. Поэтому я сразу перехожу к осложнениям. Потому что зачем нужно лечить диабет, поскольку вылечить его нельзя, но лечить надо, и лечить надо практически всю оставшуюся жизнь, и это достаточно скучно, муторно, и очень многие, к сожалению, не только в России, но и в Америке, и в других странах нарушают схемы лечения, которые рекомендованы врачами, и все это оборачивается тем, о чем уже говорил Сергей Васильевич, то есть ампутациями и многими другими осложнениями. Но вот сейчас я просто попрошу. Сергей Васильевич, вы, конечно, врач-ортопед и больше внимание уделите осложнениям, связанным с диабетической стопой. Но еще какие осложнения бывают от диабета второго типа?

Сергей Киричук: И второго типа, и первого типа - это поражение сердечно-сосудистой системы, в частности, сосудов сердца, как с общим развитием атеросклероза. Затем поражение почек, диабетическая нефропатия. И поражение глаз - диабетическая ретинопатия. И диабетическая стопа. Это основная группа.

Ольга Беклемищева: И я хотела бы еще обратить внимание на то, что диабетическая ретинопатия, к сожалению, тоже очень часто происходит бессимптомно. То есть человек не замечает, что он теряет.

Сергей Киричук: Он замечает, но он часто связывает это с возрастом или с какими-то другими явлениями.

Ольга Беклемищева: Хотя на самом деле это обратимая ситуация, и ее можно было бы исправить.

Сергей Киричук: Ну, где-то обратимая, где-то и не обратимая. Но это всегда ситуация настораживающая. И очень часто, правильно сказала Елена Викторовна, симптомы, которые исподволь подходят, они не столь явные, не столь критичные, и они иногда не заставляют обращать на себя внимание. Как правило, это списывается на хроническую усталость, на какие-то другие... на возраст, и на все прочее, на то же самое ожирение. А эти симптомы, они подходят, и они должны насторожить человека, пациента или врача участкового, с которым общается. И иногда диабет выявляем мы при осмотре ног. То есть неоднократно осмотр стоп выявляет наличие скрытых язв.

Ольга Беклемищева: А что же это такое? Человек, очевидно, значит, ходил к участковому. Почему же участковый не поставил диагноз "диабет"?

Сергей Киричук: Ну, вопрос не ко мне. Могу сказать, мне всегда жалко участковых врачей и эндокринологов, которые работают на поликлиническом звене, потому что вот то время, которое им отведено, этого явно недостаточно для полного, нормального, полноценного осмотра и сбора анамнеза. То есть, не знаю, сейчас 18 минут, наверное, где-то так?

Елена Сурикова: Меньше.

Сергей Киричук: Даже меньше. Это побеседовать, это выписать рецепт, это дать рекомендации и так далее. Этого явно недостаточно.

Ольга Беклемищева: А на самом деле притом, что у вас замечен плохой уровень сахара в крови, уже нужно начинать осматривать стопу. Правильно я понимаю?

Сергей Киричук: Стопу надо всегда осматривать. Вообще моя позиция такая, что особенно больной сахарным диабетом, он должен к своим ногам относиться так, как относится к своему лицу. Никто днем или утром не проходит мимо зеркала. Никто не допустит появления каких-то неприятных вещей на лице. И если что-то появляется, то всегда это будет лечиться, правильно лечиться.

Ольга Беклемищева: Так же надо относиться и к стопе.

Сергей Киричук: Так же надо относиться и к стопе, да.

Ольга Беклемищева: Итак, Сергей Васильевич, вот вы сказали, что к стопе надо относиться так же, как к лицу, и ежедневно ее осматривать. А на что нужно обращать внимание?

Сергей Киричук: Нужно обращать внимание на все - на наличие омозолелостей, на наличие пигментных пятен, на наличие сухости кожи, на наличие трещин между пальчиками, на наличие вросшего ногтя, деформации стопы. То есть на все то, что не нормально, нужно обращать внимание.

Ольга Беклемищева: И что со всем этим делать? Вот я обратила внимание.

Сергей Киричук: Обратили внимание. Если вы заподозрили, что что-то со стопой у вас не в порядке, надо обращаться к врачу.

Ольга Беклемищева: К какому врачу - к диабетологу или к ортопеду?

Сергей Киричук: Вы знаете, к кому ближе. Я бы не сказал, туда или сюда. Лучше обратиться к специалисту, который рядом, которому вы доверяете. А специалист - или диабетолог, или эндокринолог - он уже направит к тому, кого он считает наиболее классным специалистом в данной области и в данном районе проживания вашего. Потому что есть хорошие центры "диабетическая стопа", где уже мультидисциплинарный подход идет. Не только ортопед, не только подиатр - это специалист по стопе, но и другие специалисты - хирурги, сосудистые хирурги - подключаются сюда, и можно нормально работать в этом направлении и получить квалифицированную помощь.

Ольга Беклемищева: А вообще, какова природа вот этого осложнения? Почему именно при диабете страдает стопа?

Сергей Киричук: Стопа - наиболее нагружаемый орган человеческого тела. Когда мы ходим, а ходим мы много...

Ольга Беклемищева: Ну да, вообще-то, мы все время на нее опираемся.

Сергей Киричук: Да, мы постоянно на нее опираемся, постоянно на нее давим. То есть если у больных сахарным диабетом второго типа вес достаточно большой, то стопа испытывает колоссальные нагрузки. А учитывая тот фактор, что нагрузка распределяется в соответствии с площадью опоры, то мы можем посчитать. Если у человека имеется 36 размер ноги, 120 килограмм, высокий каблук - нагрузка идет на передний отдел стопы, то ожидать что-либо хорошего мы не можем. Естественно, это будет Hallux valgus - это деформация первого пальца, это, как правило, будет молоткообразный второй палец, это будет поперечное плоскостопие или распластанность переднего отдела стопы. Это обязательно будут натоптыши под головками второй и третьей плюсневой косточки. Это обязательно будет скрытая язва, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ольга Беклемищева: Про скрытую язву мы еще поговорим. Это очень тревожно звучит.

А сейчас мы ответим слушателю. Николай из Курска нам дозвонился. Здравствуйте, Николай.

Слушатель: Здравствуйте. Мы знаем, что сахарный диабет - это обязательное ограничение сахара. А вот такие продукты как мед, где больше фруктозы, глюкозы? Или, допустим, такие фрукты, как виноград или бананы, как насчет этого? И еще хотелось бы спросить. Вы не можете назвать группу препаратов, понижающих сахар? И вот бывает так, что человек падает на улице и говорит: "У меня сахарный диабет (или преддверие комы)". Какая помощь ему нужна в этом случае? Спасибо большое.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Николай.

Начнем, наверное, с первого вопроса по поводу сахара и его заменителей.

Елена Сурикова: Да. На эти вопросы я с удовольствием отвечаю, их фактически три. К сожалению, мед не может являться заменой сахара для пациентов с сахарным диабетом, потому что, по сути, он является природным сахаром. Его состав такой же, как у сахарозы.

Ольга Беклемищева: И он тоже нуждается в инсулине для того, чтобы быть расщепленным и потребимым.

Елена Сурикова: К сожалению, сахар крови он непременно повысит. Сладкие фрукты содержат больше сахаров, чем не сладкие, чем кисловатые, но все-таки фрукты в цельном, натуральном виде - это еще и вода, это еще и клетчатка, поэтому фрукты вполне допустимы для питания больных сахарным диабетом. Единственное, что рекомендуется - все-таки выбирать не самые сладкие. Действительно, виноград, бананы - это наиболее сладкие фрукты.

Ольга Беклемищева: И их бы лучше избегать, как я понимаю.

Елена Сурикова: Ну да. Во всяком случае, очень ограниченное количество. А так вообще фрукты являются обязательным компонентом питания. Выбирайте просто не самые сладкие.

Ольга Беклемищева: Про сахароснижающие препараты, я думаю, мы поговорим отдельно. А вот третий вопрос экстренной помощи людям с диабетической комой.

Елена Сурикова: В общем-то, здесь единый подход, как к любому человеку, находящемуся в состоянии без сознания. Самостоятельную помощь оказать достаточно сложно. И практически вы должны, как находящийся рядом, обеспечить проходимость дыхательных путей, избежать всяких травм, если человек находится без сознания - не важно даже, есть или нет у человека диабет. Что это означает практически. Нужно удобно расположить человека, лучше, чтобы он был в положении на боку, а не на спине, потому что иначе будет западать язык. Второе, что обязательно важно сделать. Ну, во-первых, чтобы руки и ноги, конечно, лежали максимально свободно, и не было какой-то нагрузки, неестественного положения. И второе, что нужно сделать - это освободить полость рта. Там могут быть какие-то кусочки пищи. В частности, больной диабетом иногда начинает снимать гипогликемическое состояние - он кладет в рот кусочки сахара. Так вот, когда человек без сознания, они могут попадать в дыхательные пути. Также желательно удались зубные протезы, если таковые у человека имеются. И дальше фактически это все, что мы можем сделать.

Чего делать ни в коем случае нельзя. Вот как раз класть сахар или какие-то другие сладости в рот, потому что человек без сознания может только подавиться ими, могут быть закупорены дыхательные пути. И более того, это все равно не поможет, потому что сахар из ротовой полости не усвоится в том количестве, которое нужно для выхода из гипогликемической комы.

Ольга Беклемищева: То есть обязательно вызовете врача и попробуйте охранять этого человека от других происшествий.

Елена Сурикова: Конечно, "скорая помощь".

Ольга Беклемищева: Сергей Васильевич, вы хотели что-то добавить?

Сергей Киричук: Я хотел бы добавить, что если с точки зрения человека, который уже находится без сознания, с точки зрения больного сахарным диабетом, просьба при себе иметь какие-то документы (может быть, это визитка или еще что-то), подтверждающие, что это больной сахарным диабетом. Что всегда будет настораживать врача, который оказывает помощь. Тогда можно будет принять правильное решение.

Ольга Беклемищева: И следующий слушатель - это Бася Федоровна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотела бы задать вопросу профессору Голубеву. Мой родственник проживает в США. У него признавали повышенный сахар. Называли цифру - 130. Что это означает по отношению к нашим цифрам?

Ольга Беклемищева: Спасибо, Бася Федоровна.

Елена Викторовна, как соотносятся цифры у нас и в США?

Елена Сурикова: Та цифра, которую назвала Бася Федоровна, она выражена в миллиграмм/процентах, или в миллиграммах на 100 миллилитров. Мы тоже иногда пользуемся вот такими единицами измерения сахара. Но в основном во всем мире принятая единица - миллимоли на литр.

Ольга Беклемищева: А как соотносятся наши миллимоли к миллиграмм/процентам?

Елена Сурикова: Очень просто. Коэффициент пересчета 18. Вот эти 130 нужно разделить на 18. И получатся привычные нам показатели в миллимолях на литр. Я могу сказать, что этот показатель лежит где-то в пределах до 7 миллимоль на литр уровень сахара.

Ольга Беклемищева: Слегка повышен?

Елена Сурикова: Да. Если это натощак. Для состояния после еды это, в общем-то, нормальная цифра. Но, видимо, речь идет об уровне сахара натощак.

Ольга Беклемищева: Спасибо.

И следующий слушатель - это Владимир Оникович. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. У меня признали год назад диабет второй степени. Ну, в принципе, меня проверяли уже - и стало 3,5-4 сахара. Я этот Манинил принимаю по две таблеточки в день. Но, может быть, я жидкости много потребляю - у меня стали немножко икры ног отекать, и такое ощущение, что как будто ты чувствуешь, что по ним что-то течет и легкое жжение. Я думаю, может быть, это связано с сахаром, с диабетом или что-то другое. Я даже не знаю, что это.

Ольга Беклемищева: Спасибо за вопрос.

Сергей Васильевич, как вы думаете, это связано с диабетом, вот такие странные ощущения в ногах?

Сергей Киричук: Эти ощущения могут быть связаны по нескольким причинам. То есть надо сердечко посмотреть, надо почки посмотреть и надо посмотреть состояние... То есть вот есть так называемая моторная невропатия, которая тоже может вызывать всевозможные неприятные ощущения в области икр, боли, жжение. Поэтому надо смотреть.

Ольга Беклемищева: А что с этим надо делать?

Сергей Киричук: Это зависит от того, что мы выявим. Но в любом случае, диабет надо лечить.

Ольга Беклемищева: Но человек же пьет сахароснижающие препараты. Значит, этого недостаточно?

Сергей Киричук: Надо проверять. Потому что Манинил не всегда является тем единственным средством, которое позволяет нормализовать сахар крови. Может быть, надо будет подбирать. Иногда больные сахарным диабетом второго типа нуждаются в переходе на инсулин, но всячески этому сопротивляются, тем самым загоняя себя в достаточно тяжелое состояние осложнения. Поэтому здесь бояться инсулина не надо, потому что осложнения гораздо тяжелее, чем прием инсулина.

Ольга Беклемищева: И один вопрос нам задали по пейджеру. "Зависят ли нормы показания сахара от возраста?", - спрашивает слушатель.

Елена Сурикова: Никаких поблажек, так сказать, на возраст не делается. Норма едина для всех возрастов.

Ольга Беклемищева: Так что, уважаемые слушатели, если вам кажется, что в вашем возрасте слегка повышенный сахар - это ничего страшного, то это, к сожалению, не так. Потому что как раз вот такое пренебрежение постоянным повышением уровня сахара и приводит к тем осложнениям, о которых мы еще поговорим.

А сейчас я хотела бы спросить профессора Голубева - как раз к нему этот вопрос. А как организована профилактика и лечение диабета в США? И какова эффективность тех принятых методов в Америке?

Даниил Голубев: Главный вывод специалистов состоит в том, что нельзя питание детей пускать на самотек. Нельзя допускать, чтобы дети сами организовывали свое питание, ходили бы в супермаркеты, покупали бы то, что им хочется, питались в "Макдоналдсах" и "Бургерах", и тому подобных учреждениях. Причем не изредка, а систематически. Такая диета неминуемо может привести к нарушению обмена веществ и ожирению. Диетологи специальных диабетических центров пытаются осуществлять своеобразный патронаж и помогать семьям своих маленьких пациентов отрегулировать рацион питания детей, да и взрослых, с тем, чтобы снизить вес тела и нормализовать обмен веществ.

Тесно связан с этим также режим двигательной активности ребенка, его занятия физическими упражнениями. Короче, весь образ жизни. Этому же посвящены специальные инструкции Министерства здравоохранения и Центра по контролю и предупреждению заболеваний.

К сожалению, все это слабо действует, поскольку происходит на фоне коммерческой рекламы многослойных гамбургеров, сэндвичей и жареного картофеля, от которых и дети, и взрослые крайне неохотно отказываются в пользу овощных и фруктовых салатов. Нужно прямо сказать, что тенденция прибавки веса в Америке не преодолена.

Теперь о лечении. Для повышения чувствительности тканей к инсулину при диабете второго типа с 1997 года широко применялся препарат Резулин. До сравнительно недавнего времени его потребителями были более 750 тысяч американцев. В последние годы Резулин заменен другими лекарствами, наиболее используемыми из которых являются Авандия и Актос. О серьезности и обоснованности такой замены свидетельствует то обстоятельство, что FDA просила Конгресс США своим авторитетом подтвердить это свое решение.

Чрезвычайно важным в лечении диабета второго типа является самодисциплина больного в соблюдении необходимой диеты. Без этого успеха в лечении добиться невозможно. Но это, к сожалению, мало зависит от врачей.

Ольга Беклемищева: Елена Викторовна, а российские пациенты, они как, более дисциплинированы или менее?

Елена Сурикова: Боюсь, что нельзя сказать однозначно. К сожалению, склонность пренебрегать своим здоровьем, она, наверное, вообще свойственна человеку. Тем более что диабет во многих случаях, и особенно в начале заболевания имеет немой, скрытый характер. А когда у человека не болит, как это бывает при зубной боли, при суставной и тому подобном, он и не бежит к врачу и не очень озабочен своим поведением, таким медицинским поведением, каковой термин сейчас широко применяется. Поэтому так же, как шел разговор и о том, что ноги, несмотря на то, что они скрыты, они должны быть в центре внимания, так и вообще в целом к своему здоровью надо относиться.

И если лекарства - это компетенция врача, и я могу сказать, что в России представлен весь спектр сахароснижающих препаратов сейчас, к счастью, арсенал этот огромен, и представлены препараты различных групп. Но все-таки индивидуальный подбор единого препарата или их комбинации - это компетенция врача. То, как совершенно правильно говорилось, не во всем врач властен. И диабет - это такое своеобразное заболевание, которое не любит ленивых, он очень любит, чтобы потрудился человек для своего здоровья. Тогда вполне реально сохраниться в очень хорошем состоянии, предотвратить развитие осложнений. И это касается всех сторон нашего образа жизни - и питания, и движения, и самоконтроля в широком смысле этого слова.

Ольга Беклемищева: Я вот верю в то, что те слушатели, которые нам дозваниваются, они действительно склонны к правильному медицинскому поведению, иначе они бы нам не звонили. Поэтому я предоставляю им слово. Сейчас нам дозвонился Иван Петрович из Москвы. Здравствуйте, Иван Петрович.

Слушатель: Добрый день. Большое спасибо за очень актуальную передачу. Побольше бы таких. Вопрос вот в чем. Пациентка за 50, диагноз "диабет" не ставился, но дважды ночью встает в туалет, опухают ноги. Вроде бы другой симптоматики нет. Ну, усталость. Какова может быть причина этого - это почки, со стороны нефрологии, или это может быть все-таки и начальное проявление диабета?

Ольга Беклемищева: Спасибо, Иван Петрович. Я не думаю, что на основании такой информации можно сделать однозначный вывод. Но что-то можно подумать?

Елена Сурикова: Все-таки можно сразу сказать, что диабет - это всегда повышенный уровень сахара крови, не леченый диабет, как в данном случае. Обязательно проверить, может быть, и не один раз. Но, конечно, не единственная причина вот такой симптоматики - диабет. Скорее всего, здесь идет речь о заболевании почек. Поэтому анализы мочи, консультации врача, может быть, начиная с терапевта, и есть урологи, и есть нефрологи. Сердечно-сосудистая система - не исключено. Какое-то простое обследование - анализ крови, анализ мочи - оно уже сразу покажет, в какую сторону двигаться в плане диагностического поиска.

Ольга Беклемищева: Ну и обратите внимание на вес вашей знакомой. Памятуя о том, о чем говорила Елена Викторовна в самом начале, диабет, к сожалению, любит полных.

И следующий слушатель - это Игорь Александрович, тоже из Москвы. Здравствуйте, Игорь Александрович.

Слушатель: Добрый день. Я хочу поделиться информацией, которая основана на собственном опыте, а также на информации из Большого справочника по диабету. Так вот, там говорится, что глюкоза в моче появляется тогда, когда уровень глюкозы в крови превышает почечный порог. А почечный порог - это где-то 8-10 миллимоль на литр. Поэтому если совершенно спокойно, без всяких приборов пописать на палец и облизать его, и если он становится сладким, то это уже однозначно, что у товарища есть сахарный диабет. Безукоризненный и безболезненный способ.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Игорь Александрович.

Но я думаю, что комментировать вряд ли это возможно. Все-таки человечество не зря придумало лабораторные методы диагностики. Наверное, все-таки в этом есть некая большая точность.

Елена Сурикова: Может быть, можно сказать пару слов. Почечный порог глюкозы, он обычно превышает 10 миллимоль на литр в крови - это уже очень высокий сахар крови. Диагноз диабета нужно ставить раньше. И совершенно не обязательно дожидаться вот такого метода диагностики диабета, который, кстати, широко применялся в XIX веке. А мы сейчас живем в XXI веке.

Ольга Беклемищева: Слава Богу, уже кое-что умеем.

И следующий слушатель - это Евгения из Москвы. Здравствуйте, Евгения.

Слушатель: Здравствуйте. Вот моему мужу 60 лет, у него сахар 12-13. Он уже третий месяц посещает специальную диабетическую группу при Московской клинической больнице. Там он сдает анализы. Ему выдают препараты. Но сахар абсолютно не снижается. Скажите, пожалуйста, вот надо нам бить тревогу, куда-то еще обращаться? А они как бы успокаивают: "Подождите, подождите...". Но три месяца сахар 12. Мы очень волнуемся.

Ольга Беклемищева: Понятно ваше волнение, Евгения.

Елена Викторовна, что вы скажете?

Елена Сурикова: Вы правы, вы не зря волнуетесь. Гликемия - уровень сахара 12-13 миллимоль, особенно если речь идет о показателях натощак - это очень тревожно. Могу сказать, что сахар крови можно снизить всегда. И нужно действительно, может быть, обращаться еще к каким-то врачам.

Ольга Беклемищева: Скажите, а сколько времени проходит от начала приема сахароснижающих препаратов, притом, что человек соблюдает диету, до нормализации уровня?

Елена Сурикова: От их назначения. Ну, большинство препаратов действуют сразу, буквально в течение ближайшего времени.

Ольга Беклемищева: То есть это час, сутки, неделя?

Елена Сурикова: Конечно, буквально сразу. Хотя требуется всегда подбор дозы. Ответ по снижению сахара крови у разных больных будет разным обязательно. Но, как правило, с первого дня уже появляются признаки улучшения. Однако есть некоторые препараты, для полной реализации действия которых требуется одна-две недели.

Ольга Беклемищева: Но никак не три месяца?

Елена Сурикова: Конечно, нет. Это долго. И это уже немножечко тревожно.

Ольга Беклемищева: Так что, Евгения, конечно, обращайтесь. И вы можете обратиться в Российскую диабетическую ассоциацию, например, - это объединение больных диабетом. Уж наверное, они все московские центры знают.

Елена Сурикова: Тем не менее, к врачу, прежде всего, конечно.

Ольга Беклемищева: Просто если надо поискать адреса врачей...

Елена Сурикова: Это поликлиники и это центры крупные - в Москве их очень много.

Ольга Беклемищева: И Владимир из Подмосковья. Здравствуйте, Владимир.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, как относиться к рекламе, которая сейчас идет, которая рекламирует биоактивные добавки? И вот, например, Инсунал(?), он не как добавка рекламируется, но тоже для людей, больных диабетом второго вида.

Ольга Беклемищева: Понятно. Спасибо, Владимир.

Вот такой вопрос, он практически все время сейчас возникает - а можно ли заменить лекарства пищевыми добавками?

Елена Сурикова: Безусловно, для нас это тоже очень большая проблема. И надо сказать, что я как представитель Эндокринологического научного центра Российской Академии медицинских наук являюсь тем самым врачом, и все наши сотрудники, мы стоим на позициях научно доказательной медицины. Настоящие, полноценные препараты для лечения диабета проходят длительные и очень фундаментально контролируемые клинические испытания.

Ольга Беклемищева: А это очень важно, памятуя о тех осложнениях, о которых мы все время говорим.

Елена Сурикова: Безусловно. Должна быть доказана как эффективность препарата, так и безопасность его применения.

Ольга Беклемищева: И отдаленные последствия его применения.

Елена Сурикова: Безусловно. Поэтому это серьезнейший процесс, который скрупулезным образом выверяется и контролируется. Наши сотрудники обязательно принимают участие в таких клинических испытаниях. Поэтому доверять средствам, которые не проходили по таким узаконенным способам проверки, этих испытаний, невозможно. И, безусловно, по эффективности действия несопоставимы пищевые добавки с настоящими, полноценными фармакологическими средствами.

Ольга Беклемищева: Сергей Васильевич, вы хотите что-то добавить?

Сергей Киричук: Да. Дело в том, что продажа ряда препаратов как биологически активные добавки - это как раз тот самый способ ухода от сертификации и длительных клинических испытаний, очень дорогостоящих.

Ольга Беклемищева: То есть на самом деле люди просто поступают нечестно, объявляя о лечебном эффекте, они его на самом деле не доказывают так, как это требуется по всем канонам Министерства здравоохранения, Всемирной организации здравоохранения. Поверьте, в мире еще более жесткие требования к проверке клинических эффектов лекарств, чем даже в России. И если человек даже вот эти требования не хочет выполнять, ну, что о нем можно сказать... Значит, он на самом деле не уверен в своем препарате.

И следующий звонок - это Георгий Георгиевич из Петербурга. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот у нас в Петербурге есть очень хорошая книга Жолондза о сахарном диабете. И вот там сказано, что кто хочет вылечиться, прежде всего, надо, как говорится, меньше кушать, следить за своим весом, больше соблюдать постов. И почему присутствующие не говорят, упоминая об инсулине, что если человек начинает колоть инсулин, то это уже на всю оставшуюся жизнь? То есть надо всячески без инсулина стараться вылечить сахарный диабет, вот именно путем голодания, больше овощей и фруктов.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Георгий Георгиевич.

К сожалению, такая точка зрения бытует. Хотя она, в общем-то, ненаучна.

Елена Викторовна, ваше слово.

Елена Сурикова: Я должна категорически возразить, потому что инсулин в некоторых случаях требуется для спасения жизни больных. И, скажем, до 1922 года, когда первый ребенок был спасен от смерти по причине сахарного диабета первого типа, является тем спасительным средством, которое миллионам людей, в общем-то, дает жизнь. Уход от инсулина в тех случаях, когда он жизненно необходим, - это преступление. Разумеется, случаи преждевременного назначения инсулина возможны, но это гораздо менее, чем те случаи, при которых и пациент отказывается от введения инсулина, и врачи, может быть, иногда с этим затягивают. Показания к назначению скрупулезнейшим образом должны быть выверены, они существуют, они узаконены. И врач должен действовать в рамках вот таких рекомендаций, которые дает мировое медицинское сообщество и наши специалисты в этой области.

Ольга Беклемищева: А возможна ситуация, когда можно, скажем, проколоть инсулин, а потом на некоторое время перестать?

Елена Сурикова: Да, безусловно. Никакого привыкания, как к каким-нибудь, может быть, наркотическим средствам, инсулин не вызывает.

Ольга Беклемищева: Вот так. И вообще очень опасно рекомендовать другим то, что вы прочитали в книге. Автор взял на себя ответственность. Не надо это распространять, особенно относительно диабета - это опасно. Вы берете на себя очень большую ответственность. Представляете, вот вы человеку порекомендовали голодать, а не пробовать колоть инсулин, а у него случился шок и он умер. Ну как так можно?! Это очень большой риск.

Елена Сурикова: Вполне возможный случай.

Ольга Беклемищева: К сожалению.

Сергей Васильевич, пожалуйста.

Сергей Киричук: К сожалению, у нас нет такой статистики - сколько вреда нанесла вот эта популярная литература. Но, к сожалению, очень большой вред.

Ольга Беклемищева: Всего вам доброго! Постарайтесь не болеть.

XS
SM
MD
LG