Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Молитва за Сербию: тайна смерти Зорана Джинджича". Книга Андрея Шарого и Айи Куге


[ Радио Свобода: Программы: Культура ]
[02-11-05]

"Молитва за Сербию: тайна смерти Зорана Джинджича". Книга Андрея Шарого и Айи Куге

Редактор Иван Толстой

Иван Толстой: В Праге в издательстве Human Rights Publishers вышла книга "Молитва за Сербию: Тайна смерти Зорана Джинджича". Ее авторы - журналисты Радио Свобода Айя Куге и Андрей Шарый. Премьер-министр Сербии Джинджич, лидер демократических перемен в стране, был застрелен в Белграде в марте 2003 года. Судебный процесс над обвиняемыми в совершении этого преступления продолжается. Мы обсуждаем книжную новинку с одним из соавторов.

Андрей, на что может претендовать журналист в своем расследовании, в своей книге о политическом убийстве, когда существует такая вещь, как полицейское расследование? Тем более, что авторы - по крайней мере, Вы - живете за границей и можете претендовать только, по-видимому, на расследование по уже опубликованным материалам?

Андрей Шарый: Вы правы, Иван. Единственное, что может сделать журналист, это, по возможности, внятно, четко и концентрированно изложить историю событий, канву происшедшего и основные версии. Смысл появления этой книги и одна из задач, которую мы перед собой ставили с моим соавтором Айей Куге, как раз в том и заключалась, чтобы отобрать из всего того, что написано (а в Сербии это десятки или сотни тысяч страниц), не говоря уже о материалах судебного расследования, те факты и мнения, которые нам представляются самыми важными, которые показывают суть и ужас всего происшедшего. Как и Россия, Сербия - это такая страна, где суд часто действует в политической атмосфере. Существует борьба кланов, борьба политических интересов, очень многие люди предпочитают не давать показаний, помалкивать, многим людям опасно говорить. Многое - не под запись диктофона, не называя имен. Поэтому это как раз та область, в которой журналист чувствует себя свободнее следователя или прокурорского работника.

Иван Толстой: Андрей, насколько самоубийство Джинджича прогремело в Сербии и оказало поворотное влияние на политическую ситуацию в стране?

Андрей Шарый: Это самое громкое политическое убийство в мире в 21 веке. Джинджич - единственный глава правительства, убитый в последние годы в результате террористического акта, убитый хладнокровно, застреленный прямо у дверей правительственного здания, и это оказало шоковое воздействие не только на одну Сербию. Понятно, что это небольшая страна, понятно, что внимание к Балканам, в последние годы ослабло. Тем не менее, случай этот очень показателен не только для Сербии, он показателен для всех стран с нестабильной политической системой, со слабым гражданским обществом, там, где государство функционирует не как система, когда граждане делегируют чиновниками часть своих прав, а как конгломерат интересов каких-то групп влияния, которые фактически и управляют старной по своему разумению. То, что произошло в Сербии во время пребывания у власти режима Милошевича - это формирование государства, как мафии. Поэтому это книга о мафии. Когда мы с Айей принимали решение о написании этой книги, а она выросла, отчасти, из цикла передач, который в прошлом году прозвучал на Свободе, я вспомнил свои детские впечатления. Когда я был подростком, мне попалась в руки книга двух французских журналистов Шарлье и Марселли под названием "Преступный синдикат". Такая пропагандистская книжка двух левых французских журналистов о мафии в США, очень бойко и хлестко написанная. Я недавно абсолютно не случайно перечитал ее, и ко мне вернулось это почти детское ощущение ужаса, непонимания того, почему и как организованная преступность может в такой степени сращиваться с государством и принимать на себя функции государства. Вот Сербии произошло то же самое. И такая же опасность - отчасти по другой механике - но, на мой взгляд, грозит и России. Поэтому жанр политического детектива, представление о государстве как о мафиозном клане, о стране, которая разворовывается этими мафиози, которые убивают людей, которые, так или иначе, становятся на их пути - один их тех стержней, которые заставили нас с Айей обратиться к этой теме.

Иван Толстой: Что за фигурой был убитый, какова была политическая программа Джинджича?

Андрей Шарый: Журнал "Тайм" в 2000 году назвал Джинджича одним из самых перспективных политических лидеров 21 века. Действительно, могло быть так. Для стран пост-коммунистических это была фигура яркая, очень символичная. Фигура человека, не лишенного недостатков. Фигура человека, последовательно боровшегося с социалистической и коммунистической системой. Но человека, воспринимавшего политику как бизнес. А это означало, что Джинджич понимал: невозможно войти в политическую реку и не замочить себе ног. Одна из причин смерти Джинджича заключается в том, что он, как говорят в Сербии, не отказывался иногда от сделок с дьяволом. Он вступал в переговоры с представителями тех самых мафиозных групп, которые, так или иначе, имели отношение к тому, что происходило в стране. Делал он это во имя целей, которые казались ему благородными, политически целесообразными. Речь идет прежде всего об организации бескровного октябрьского переворота 2000 года, связанного со смещением Милошевича после того, как его власть отказалась признать поражение на выборах. Для того, чтобы это поражение диктаторского режима случилось, Джинджич пошел на некую разновидность союза с отдельнымиг руппами инртересов, жертвой которых он в итоге и стал.

Морально-этическая проблема - очень интересная. Что дозволено в политике? Что должен понимать человек, который пускается в плавание по этой реке? Понимает ли он, что действовать в политике морально невозможно? Какую цену готов он за это заплатить, понимает ли он, что цена эта может быть очень страшной, как это случилось с сербским премьер-министром?

О смерти человека, увы, приходится говорить почти в технических терминах, но я вам хочу сказать, что, работая над книгой, я часто думал о том, что такой политический детектив не придумаешь. Только в жизни такое может произойти, слишком уж лихо закручен сюжет. Если бы это не было связано со страданиями людей, со смертью человека, то можно было бы сказать, что это захватывающая история. Поэтому книга по жанру и получилась политическим детективом.

Иван Толстой: Мир знает многих соавторов. Вы тоже с Айей Куге соавторы. Как технически пишутся книги вдвоем?

Андрей Шарый: Я не буду, конечно, раскрывать секретов мастерской. Мы с Айей много лет работаем вместе, я был корреспондентом нашего радио в Загребе, во время югославской войны, Айя работала из Белграда, и мы об одной и той же войне рассказывали с двух сторон. Потом вместе сделали несколько циклов передач, связанных с бывшей Югославией, вмести ездили по бывшей Югославии, были и в Сараево, и в Черногории, и в Белграде, и В Косове, да где только не были. Книжка и родилась как один из этапов нашего долгого сотрудничества и очень хороших личных отношений.

Айя живет в Белграде много лет, куда лучше меня знает страну, знает ее изнутри. У меня - дистанционный взгляд, что тоже, видимо, неплохо для выстраивания правильной геометрии сюжета, и для того, верной системы балансов и противовесов.

Иван Толстой: Андрей, какая политическая динамика у Сербии?

Андрей Шарый: Страна, к сожалению, топчется на месте. Это такой прерванный полет, если вы позволите мне высокопарную фразу. Октябрьская сербская революция 2000-го года дала стране не только мощный политический импульс, но и надежду на моральное обновление и очищение. Политический импульс, даже после смерти Джинджича не заглох целиком, Сербия движется в сторону Европейского Союза и строительства какого-то более или менее демократического общества. А вот что касается морального очищения - с этим проблем гораздо больше, и с этой точки зрения смерть Джинджича и есть окончание яркого периода надежд.

К чести сербского правосудия надо сказать, что процесс, который идет уже почти два года, представляется достаточно объективным. Таким образом, то, касается самой истории со смертью Джинджича, тут справедливость будет восстановлена, скорее всего, накажут и исполнителей, и организаторов теракта. Проблема в другом - проблема ответственности политических вдохновителей убийства Джинджича, уничтожения преступной клановой системы, которая была сформирована в эпоху Милошевича и которая до сих пор существует.

XS
SM
MD
LG