Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

200 лет со дня рождения Ганса Христиана Андерсена


[ Радио Свобода: Программы: Культура ]
[03-04-05]

200 лет со дня рождения Ганса Христиана Андерсена

Автор и ведущийИван Толстой

Иван Толстой: Наша программа сегодня посвящена писателю, которого все читали, но у которого читали самую малую часть, и не потому, что написана она на датском языке, а потому: Вот для ответа на этот вопрос и на другие вопросы мы пригласили в нашу московскую студию специалиста по творчеству Андерсена кандидата филологических наук Андрея Викторовича Коровина. Мы пригашаем к участию и наших слушателей. Случается ли вам перечитывать андерсеновские сказки? Считаете ли вы их непременным чтением для ваших детей? Чему они учат, и в чем их обаяние?

Андрей Викторович, как вы оцениваете, в целом, фигуру и вклад Андерсена в мировую литературу?

Андрей Коровин: Если говорить об Андерсене как о большом датском писателе, то это, наверное, единственный датский писатель, который известен каждому человеку, практически на всех континентах мира. И переоценить его вклад в мировую культуру трудно. Но если мы будем говорить об Андерсене только как о сказочнике, то тут возникнет некоторое недопонимание. Андерсен написал много. Он был большим датским писателем. Если бы он не написал ни одной сказки, и не стал бы детским писателем, каким его сейчас пытаются представить, то Андерсен бы таким большим писателем и остался бы. Наверное, так бы широко не праздновали его 200-летие. Мы знаем, что многие его современники, достойные и интересные авторы, оказались почти что забытыми. Андерсен вошел в нашу жизнь потому, что он был гением. Любая гениальность, тем более, гениальность, которая привлекает и сердца и умы, не может остаться без ответа. Андерсен это образец для подражания. На его фигуру ориентируются многие писатели, не только детские, и не только в Скандинавии. Если судить о тех романах, которые написаны об Андерсене, то видно, что его фигура и по сей день волнует и интересует. Я надеюсь, что наши слушатели зададут свои вопросы, которые будут свидетельством любви и уважения к Андерсену в России.

Иван Толстой: А пока, давайте послушаем репортаж нашего корреспондента из Копенгагена Сергея Джаняна, который расскажет о том, как празднуется 200-летие национального гения в Дании.

Сергей Джанян: Прежде чем начать разговор, предложу слушателям освежить в памяти географию Дании. Контуры этой крохотной страны формируют полуостров Ютландия и остров Зеландия, где находится Копенгаген. А между этими двумя кусками суши и расположен остров Фюн, столицей которого является Оденсе. Город этот, третий по величине в Дании, основан был в 988 году, и являлся важным поселением викингов, о чём напоминает присутствие в его названии имени скандинавского бога - (Odin Zee и переводится как "место Одина").

А ещё в этом городе родился великий датский сказочник Ганс Христиан Андерсен, которому сегодня исполняется ровно 200 лет. И неудивительно, что к Оденсе сейчас приковано внимание всего мира - ведь именно здесь разворачивается программа празднования юбилея знаменитого датчанина. На трёхдневные торжества в Данию съехалось немало мировых знаменитостей - в том числе и корпус посланников Андерсена, призванных привлечь внимание мира к личности и творчеству датского гения. Посланцами Андерсена - а их насчитывается 135 человек, - стали крупные творческие фигуры, звезды национальных культур. От России, в частности, ими избраны лауреат премии Андерсена и лучший иллюстратор его сказок, художник Борис Диодоров, писательница Татьяна Толстая, телеведущая Светлана Сорокина, лицедей Вячеслав Полунин - всего в этом списке 11 человек.

К этому следует добавить, что буквально на днях к съёмкам своего нового фильма о жизни великого сказочника приступит и режиссёр Эльдар Рязанов, который тоже является посланником Андерсена и находится сейчас здесь, в Дании. И уже известно, что часть съёмок пройдёт в городе, где датский писатель провёл своё детство.

"После того, как я уехал из родного города, в моей жизни не случилось больше ничего значительного". Эти слова - не Андерсена. Их произнёс, - будучи уже знаменитым писателем и лауреатом Нобелевской премии, - другой великий сказочник, Габриэль Гарсиа Маркес - но и Андерсен мог бы смело расписаться под ними.

К месту своего рождения у Ганса Христиана отношение было, что называется, неоднозначное. Достаточно сказать, что он считал день своего прибытия в Копенгаген -

6 сентября 1819 года - важнейшим в жизни и праздновал наряду с днем рождения. И побывал он потом в родном городе один лишь только раз.

Подросток, которому едва исполнилось четырнадцать, решает отправиться в столицу на поиски актёрского счастья. Это сейчас путь от Оденсе до Копенгагена занимает часа полтора, а тогда: "Мы ехали весь день и всю следующую ночь через разные города и деревни. Во время остановок я стоял один около дилижанса и утолял свой голод куском хлеба" - писал позже Андерсен в своих воспоминаниях

Гости юбилейных торжеств проедут по этому маршруту не раз - ведь начавшиеся 1 апреля празднества проходят не только на Фюне, но и в самой датской столице. Уже сегодня вечером, в копенгагенском спортивно-концертном комплексе Parken состоится телешоу под названием "Onсe upon a time", которое будет транслироваться в прямом эфире для сотен миллионов зрителей во всем мире. Среди участников и гостей этого шоу немало мировых звезд - певица Тина Тернер, музыкант Жан-Мишель Жарр, исполнитель роли Джеймса Бонда сэр Роджер Мур, и, разумеется, будет присутствовать вся официальная Дания - премьер-министр, правительство, королевское семейство. Мероприятие действительно очень масштабное, - бюджет юбилейных торжеств составил почти 33 миллиона долларов.

Но вернёмся обратно в Оденсе. Без малого два века прошло с тех пор, как

Я не поленился пролистать телефонную книгу. Хотите верьте - хотите нет, но в Дании сейчас насчитывается ровно 200 Гансов Кристианов Андерсенов, из которых 14 полных тёзок писателя живут именно в городе Оденсе. И разумеется, в дни андерсеновского юбилея к ним и внимание повышенное - от недоверчивого вопроса: "Понятно, а как вас зовут на самом деле?", до совершенно бестактного восклицания: "Как! Вы ещё живы?"

Сегодня Оденсе отдан писателю целиком. Но и когда схлынет юбилейная шумиха, стоит побродить по центральным улицам города, где вы обязательно наткнётесь на героев андерсеновских сказок, затерявшихся среди прохожих. У каждого из авторов этих скульптур своё прочтение Андерсена - от соцреалистичного одноногого гренадёра, стоящего на игрушечной повозке, до генитальных очертаний силуэта штопальной иглы. Мне же как-то больше пришлась по сердцу притулившаяся в боковой улочке композиция "Новое платье короля": пузатый голый человечек всматривается в услужливо подставленную рамку, в которой - пустота.

Андерсен тоже любил смотреться в зеркало, и, к сожалению, оно его не обманывало. Природа наградила писателя замечательным ростом в 1, 85 см, - он был выше своих современников буквально на голову. Но вот всё остальное: Маленькие глазки, огромный острый нос, худые длинные руки с большими пальцами, башмаки 47 размера: да, это был человек весьма необычной, - сейчас бы сказали, - альтернативной, внешности. В экспозиции андерсеновского дома-музея собрано множество его фотографий - известно, что Ганс Христиан обожал сниматься, и, кстати, всерьез верил что его правый профиль выигрышнее, чем левый.

"Нетрудно, конечно, понять, что Андерсен, таким, каким его создала природа, не мог особенно увлекать женщин... Он был влюблён раза три-четыре, и довольно серьёзно, но без особого успеха. Дарования и доброе сердце его снискивали ему привязанность многих прекрасных и выдающихся женщин, но в нём было слишком мало мужественности, чтобы он мог стать предметом их любви" - делились его современники.

Увы - с женщинами они угадали - Андерсен ушёл в мир иной одиноким и бездетным. Но вот с любовью к писателю не всё так просто - время кажется только идёт этому чувству на пользу.

По результатам опросов соотечественников Андерсен лидирует с абсолютным отрывом в 35% как Датчанин № 1 всех времен и народов. В рейтинге всенародной любви, писателя пропустили вперёд физик Нильс Бор и ныне живущий датский миллиардер-судовладелец Mерск МакКини Мёллер. И как тут не вспомнить строчку Высоцкого: "Что остается от сказки, после того, как ее рассказали?" В случае с Гансом Христианом Андерсеном, ответ на этот вопрос, как мне кажется, - очевиден.

Иван Толстой: Андрей Викторович, давайте перейдем к фигуре нашего героя. Что вы можете сказать о личности этого человека?

Андрей Коровин: О личности Андерсена сказано, в последнее время, очень многое. Одну из версий мы слышали только что. На самом деле, это был очень многосторонний, неоднозначный и глубоко несчастный человек. И это, так или иначе, отразилось в его творчестве.

Иван Толстой: Его несчастность была следствием каких-то внешних причин или внутренних проблем?

Андрей Коровин: Его несчастность заключалась в его гениальности. Вы видели счастливого гения? Я сомневаюсь, что гений может быть счастлив. И, кроме того, Андерсен был глубоко больным человеком. В том числе, его странный облик определялся, видимо, какими-то эндокринными заболеваниями, о чем указывают исследования современных врачей. Поэтому очень многое в его жизни было определено именно этим. Он все время болел, у него все время что-то болело, и он никогда себя не чувствовал хорошо. Если уж быть откровенным, то надо сказать, что мы об Андерсене мало знаем. Все, что до нас дошло об Андерсене от его времени, это его дневники и воспоминания современников. Этого мало для того, чтобы всесторонне оценить его личность. Андерсен предстает перед нами таким, каким он хотел предстать. И, в связи с этим, возникает масса спекуляций. Большая часть его жизни, в том числе, личная жизнь, нам неизвестна. На самом деле, что происходило в душе этого человека, и как он видел мир, мы никогда не узнаем. Наверное, этого и не нужно делать. Андерсен это, прежде всего, писатель, и давайте его воспринимать, как писателя, который составил, не то, что страницу, а главу в истории мировой литературы.

Иван Толстой: Согласен. Давайте придерживаться такой точки зрения и судить писателя по тем законам, которые он перед собой выдвинул и над собой поставил, как советовал это делать Пушкин. Давайте поговорим о датской литературе, и его месте в этой литературе. Познакомьте нас, пожалуйста, с тем, что собой представляла датская литература времен Андерсена. Какие это имена, какие еще крупные фигуры были в то время?

Андрей Коровин: Когда Андерсен входил в литературу, то на горизонте датской поэзии уже появились очень крупные имена, для истории европейского романтизма весьма значительные. Такие, как Адам Эленшлегер, который был ведущим поэтом Дании, как первый, фактически, романист Дании Бернгард Северен Ингеман. В то же время жил известный реформатор лютеранской церкви и епископ Грунтвиг, который тоже оказал очень сильное влияние на творчество Андерсена, на его философию и приятие бытия. Все эти люди были, естественно, учителями Андерсена. Но так получилось, что Андерсен их пережил, если так можно сказать. Кто помнит эти имена сейчас? Да, их знают в Дании, для Дании это культовые имена. Но в Европе они уже забыты. Хорошо, если они упоминаются в американских и европейских университетах в общих курсах литературы.

Иван Толстой: А они переводились на главные европейские языки?

Андрей Коровин: Они переводились и при жизни. Эленшлегер был весьма популярен. Среди своих любимых писателей его называл и Гейне.

Иван Толстой: То есть, здесь препятствием не только специфика и некоторая ограниченность распространения датского языка, но и личные особенности творчества этих людей?

Андрей Коровин: Безусловно. Андерсен сумел создать то, что близко и понятно и по сей день. То, что писал Эленшлегер, это великолепная литература, это высокая литература. Но сейчас мало найдется людей, которые захотят читать его драмы или лирику. Хотя это великий автор. Ингеман писал рыцарские романы, которые, наверное, сейчас бы с большим энтузиазмом читались детьми. Но он оказался забыт и оттеснен другими авторами. А Андерсен не был оттеснен, потому что он был уникален. На него оборачиваются и оглядываются все современные детские, и не только, писатели. Потому что он внес свой вклад и в развитие вообще, системы жанров. Если мы обратимся к 19-му веку, то в 19-м веке только два датчанина стали известны миру - Андерсен и Кьеркегор, знаменитый философ.

Иван Толстой: Насколько я понимаю, Кьеркегор был автором книги об Андерсене?

Андрей Коровин: Он был, в основном, сочинителем довольно сложных синтетических романов, которые стоят на грани между беллетристикой, литературой и философскими трактатами. Тем более, фигура Андерсена его не особенно привлекала, они находились в полемике и Кьеркегор умер значительно раньше, чем Андерсен. Поэтому вряд ли у него возникало желание вообще как-то ценить Андерсена. Но как прототип, безусловно, Андерсена можно у него увидеть. Так же, как и Кьеркегора в некоторых сказках Андерсена. Например, в знаменитой - "Улитка и розовый куст", которая заканчивается словами: "Улитка обладала большим содержанием. Она содержала самою себя". Это был ответ Андерсена Кьеркегору.

Иван Толстой: Мой коллега Петр Вайль в книге "Гений места", в которой одна из глав посвящена Андерсену, пишет о том, что первая книга 25-летнего Кьеркегора целиком посвящена критике одного из незначительных романов Андерсена. Это сочинение под длинным витиеватым заглавием "Из записок еще живого человека, опубликованных против его воли. Об Андерсене, как романисте, с особым вниманием к его последней книге "Только скрипач"". Значит, все-таки, книга была.

Андрей Коровин: Книга была, но не об Андерсене. Эта книга была о творениях Андерсена. Они находились в вечной полемике. Полемика была до конца жизни Кьеркегора и Андерсен с ним так и не смог примириться, потому что Кьеркегор был совершенно иным человеком - высокообразованным. Андерсен был, изначально, малообразованным. Он происходил из семьи сапожника. Сапожник, может быть, самая хорошая характеристика для родственников Андерсена. Достоверно известно, что сестра его матери была просто неприличной женщиной в Копенгагене и обитала в соответствующем месте. Когда Андерсен туда приехал, он, прежде всего, отправился искать свою тетю, и нашел ее в таком месте, от которого он просто ужаснулся. Обучаться он начал уже во взрослом состоянии. Он получил королевскую стипендию для того, чтобы отправиться в школу, будучи уже 20-летним взрослым человеком. Он там вынужден был, наряду с подростками, осваивать школьные дисциплины, плюс еще языки. Андерсену никогда не хватало образования для того, чтобы вести серьезную полемику, тем более, с Кьеркегором. И многие положения философии Андерсена, если она вообще была, у Кьеркегора вызывали улыбку или насмешку. Но, в то же время, Андерсен был гениальным поэтом, а Кьеркегор нет. Лирического таланта у него не было. И это послужило поводом для вполне равноправной полемики.

Иван Толстой: Конечно, гению и мудрецу образование совершенно не обязательно. Расскажите, пожалуйста, о наиболее значительных эпизодах и моментах жизни Андерсена.

Андрей Коровин: На самом деле, жизнь его была, с одной стороны, богата, а, с другой стороны, бедна. Если говорить о каких-то страстях, переживаниях, которые обычно обуревают великих людей, то в его жизни этого было мало. С другой стороны, жизнь его была богата, потому что он постоянно находился в центре событий. Главное событие происходит в 1819 году, когда 14-летний подросток отправляется в Копенгаген и оказывается с 13-ю рикстеллерами в кармане, предоставленный самому себе. Он начинает искать счастье, начинает искать себя в этом мире. Что самое удивительное - он себя находит. У него было рекомендательное письмо от одного издателя из Оденса к балерине по имени Штиль. Он к ней приходит и предлагает станцевать партию из балета, в которой выступает сама балерина. Он снимает сапоги, берет шляпу в руки, и начинает декламировать, петь и танцевать без всякого музыкального сопровождения. Эта дама подумала, что попросту пришел сумасшедший. О чем она Андерсену впоследствии рассказывала сама.

Но Андерсену повезло, потому что вокруг него были люди, которые его понимали, ценили и любили. Это совершенно невероятное везение. Если бы не было этих людей, мы бы Андерсена не узнали. Вся его жизнь, все события его жизни, связаны с жизнями нескольких датских известных семей. Первый его покровитель - это Ионас Калин - статский советник и правая рука короля, который оказывал Андерсену существенную поддержку до своей смерти. Когда он в 60-м году 19-го века скончался, Андерсен переживал его смерть, как смерть родного отца.

Если говорить о событиях в его биографии, то важные моменты - это окончание школы, получение диплома, первая поездка за границу, первое путешествие в Италию, которая для него всегда была манящей и привлекательной. Но, в дальнейшем, история его жизни - это история выхода его книг. И, опять-таки, мы с вами возвращаемся к Андерсену-писателю, потому что практически все его заботы, мысли и надежды были связаны с его книгами. Если книгу принимали, он радовался, если книга публикой не принималась и вызывала критику, он печалился. Печалился он довольно серьезно, и у него, иногда, были даже периоды депрессии, когда на то или иное издание выходила не очень положительная критика. Не все произведения Андерсена принимались на ура.

Маргарита (Петербург): Я хочу дополнить вашу передачу. У нас в городе живет великий композитор Сергей Баневич, автор опер и музыкальных спектаклей по сказкам Андерсена - "История Кая и Герды", "Стойкий оловянный солдатик", "Русалочка", "Дюймовочка", которые приблизили великого сказочника к детям России. Его ноты широко представлены в музее Оденса. Меня удивляет, почему такой известный композитор не приглашен на юбилей?

Иван Толстой: Спасибо вам, Маргарита за сведения. Очень приятно, что есть такой композитор, который столь увлечен творчеством Андерсена. Почему не приглашен, это вопрос не к нам, а к устроителям празднеств в Дании.

Виктор Николаевич (Петербург): Мне уже 65 лет, я был воспитан на сказках Андерсена. И там люди что-то делают, вострячат. А у нас? Иванушка-Дурачок, Рыбка золотая, щука, печка. Ничего не делают. Я за что уважаю датчан, это за то, что они очень трудолюбивый народ.

Иван Толстой: Да, дух русских сказок другой. И, тем не менее, русские сказки тоже замечательные. Андрей Викторович, а Андерсен вне сказок, каков он, и почему он мало известен за пределами Дании?

Андрей Коровин: Андерсен за пределами сказок это, действительно, крупный автор. У него 6 романов, очень много пьес, оперные либретто, несколько сборников стихотворений и путевые очерки. Андерсен это целая эпоха в датской литературе.

Иван Толстой: Я не ошибаюсь, что у него собрание сочинений из 38 томов?

Андрей Коровин: Вы ошибаетесь, хотя, может быть, последнее собрание сочинений, которого я еще не видел, столько и составляет. Насколько мне известно, это около 16-18 томов, в зависимости от того как эти тома укомплектованы. Сказки - не самая большая часть его творчества. Если говорить об Андерсене как романисте, то он был известен в свое время. И в русскую литературу он, в свое время, вошел своим романом "Импровизатор", который получил очень положительный отзыв Белинского. И лишь потом он становится сказочником для русского читателя. То же самое произошло с Андерсеном в других странах. В Германии и Англии переводили сначала его романы.

Вообще история романистов очень печальная. Если их заслоняют другие романисты, то романы куда-то пропадают. Я могу вам назвать массу изумительных романов, замечательных произведений, которые, попросту, забыты. Им не повезло. То же самое можно сказать и о романах Андерсена. Хотя сейчас, слава богу, осуществляются новые переводы. Недавно вышел роман "Только скрипач". Кроме этого, у Андерсена есть роман "Две баронессы", который переведен на русский язык, но его невозможно издать в России потому, что издательства не хотят брать на себя такую обузу. Они боятся, что этот роман может не быть распродан. Сказки Андерсена издаются очень хорошо. Сейчас готовится новое издание Андерсена в 4-х томах с новыми переводами. Я с надеждой их жду, чтобы посмотреть и оценить. Коллектив переводчиков прекрасный.

Александр (Петербург): Первый вопрос по поводу жанра. Есть сказки, есть истории. История - это сказка для взрослых, это философские притчи. Обычно, они помещаются в одном корпусе - сказки и истории, без различий.

Второй вопрос. Корреляция между датскими народными сказками и Андерсеном как автором сказок. По Пушкину мы можем проследить источники. Насколько заимствованы сюжеты Андерсена из фольклора?

Андрей Коровин: Вопросы замечательные, спасибо большое, тем более, что моя кандидатская диссертация была посвящена историям Андерсена. Если подходить к этому серьезно, то четкой границы между историями и сказками нет. Вообще сам термин "истории" появляется у Андерсена только в 50-е годы. Андерсен начинает использовать его для обозначения произведений, входящих в его новые сборники. Сказки Андерсена не выходили томами в те времена, а выходили тоненькими сборниками. Каждый сборник имел свое название. В 50-е годы начинают выходить истории. Туда вошли, действительно, очень сложные произведения и не только притчи. По своему характеру многие из них попросту мини-романы. Я рекомендую нашим слушателям перечитать "Историю на дюнах". Это просто гениальный текст. Или "Предки птичницы Греты". Но впоследствии оказывается, что слово история, которое избирает Андерсен, слишком узкое. И последние свои сборники он уже называет сказки и истории. И по сей день не существует устоявшейся традиции называть маленькие произведения Андерсена сказками или историями, разделяя их по тому или иному принципу. Сейчас принято называть все небольшие произведения Андерсена сказками. Хотя они таковыми, с точки зрения жанра, не являются.

Если речь идет о датских народных сказках, то Андерсен частично из них заимствует свои сюжеты. Тут они узнаваемы. Это "Дорожный товарищ", "Дикие лебеди". Но, в то же время, Андерсен, параллельно, создает произведения, придуманные им самим на сто процентов. Первое его придуманное произведение - "Цветы маленькой Иды". Сюжеты он черпает отовсюду - из Боккаччо, из Сервантеса. Взаимоотношения Андерсена и фольклора, наверное, таковы, каковы взаимоотношения Пушкина и фольклора. Что-то берет, добавляет свое и создается новый гениальный текст.

Петр (Москва): Я очень люблю творчество Андерсена. Давно читал, будто бы Андерсен всю жизнь заикался и, из-за этого, переживал. Правда это, или нет?

Андрей Коровин: Что касается заикания, то таким недугом он не страдал. Но он был человеком очень робким, и когда он оказывался в официальной обстановке, то у него возникали различные проблемы - у него был тик, он мог заикаться. Но страдал он, как я уже сказал, не только от этого. Его физические недостатки усугубляли его ипохондрическое настроение. Большую часть времени он был в плохом настроении.

Иван Толстой: Андрей Викторович, давайте перейдем к русскому Андерсену, к Андерсену на русской почве. Расскажете, пожалуйста, о семействе Ганзен как переводчиках и интерпретаторах сказочника.

Андрей Коровин: Это большой разговор, который можно будет продолжить, потому что недавно была защищена диссертация по Андерсену в России. Так что сейчас у нас уже есть квалифицированный специалист. Андерсен для русских, наверное, один из самых близких писателей, не только скандинавских, но и вообще. Он приходит к нам в самом раннем детстве. Это наша большая удача, в том числе, и благодаря переводам Ганзенов.

Был такой Петер Хэнсен, который приехал в Россию, будучи 25-летнм молодым человеком. Работал он телеграфистом в городе Омске, где выучил русский язык и стал переводчиком. Сначала он переводил с русского на датский, впоследствии, после его свадьбы с Анной Васильевой, которая стала Анной Ганзен, они стали переводить многих скандинавских авторов на русский язык. Эти переводы великолепны, и по сей день они являются образцовыми. Хотя сейчас предпринимается новая попытка переводов Андерсена, и она заслуживает внимания, потому что каждое время должно внести свой вклад в пропаганду и творчество Андерсена.

История семьи Ганзенов -это история русского перевода. Если говорить о них, как о личностях, то это подвижники, которые сделали колоссальное дело - сделали скандинавскую литературу для русского читателя, практически, родной. Надо сказать, что ни в одной стране мира так хорошо не знали скандинавскую литературу, как ее знали в России. Если вы посмотрите количество переведенной на русский язык скандинавской классики в конце 19-го - начале 20-го века, то она просто поражает. До сих пор некоторые издания не превзойдены. Поэтому эти люди сделали колоссально много для нашей культуры. Их переводы - это классические переводы, которые мы слышим с детства, и обсуждать их достоинства и недостатки - я не знаю, имеет ли смысл.

Иван Толстой: Они не устарели своей велеречивостью, многозвучием, длиннотами? Всем тем, против чего потом, в начале 20-го века, боролись Корней Чуковский, Самуил Маршак?

Андрей Коровин: А как вы считаете, Андерсен для современных датчан не устарел?

Иван Толстой: В собственном языке ведь сохраняется некое обаяние старины, и когда мы обращаемся к старым переводам, от них веет какой-то непривычной, некаждодневной лексикой, она добавляет определенный уют в общее повествование. Может, теперь то же самое происходит и с переводами Ганзенов?

Андрей Коровин: Для нас, да. Это уже часть нашей культуры. Мы можем говорить о том, что они русифицированы. Но русификация переводов Ганзенов иногда гениальна. Как они перевели названия сказки "Лиза с мизинчик"? Догадайтесь, кем она стала в русском языке? "Дюймовочкой"! Это гениально. Если перевести Лиза с ноготок - это будет звучать чудовищно. Я думаю, что ни у кого не поднимется рука изменить это название.

Иван Толстой: А сами вы переводили сказки Андерсена?

Андрей Коровин: Нет, я не занимаюсь переводами. Это моя принципиальная позиция. Я литературовед, а для того, чтобы быть переводчиком, нужно быть, прежде всего, писателем. Каждый должен заниматься своим делом. Я знаю только одного скандинависта-литературоведа, который является, одновременно, и писателем. Это Людмила Юльевна Брауде. Один из посланников Андерсена. Она сейчас находится в Копенгагене.

Иван Толстой: А кто такие посланники Андерсена, кто включен в эту группу и, главное, на каких основаниях, по каким критериям?

Андрей Коровин: Я могу только догадываться. Но я хочу вас поправить - их от России 12 а не 11. Я думаю, что те люди которые поехали в Данию, это знаковые фигуры нашей культуры. Это те, кого сами датчане посчитали нужным пригласить. Мы не вправе это обсуждать. Может быть, мы предложили бы другие кандидатуры. Но это их право.

Виктор (Омск): То, что мы с вами вспоминаем Андерсена 200 лет спустя, говорит о том, насколько он велик и талантлив. Это говорит о том, что написать "Голубое сало" легче и проще, чем создать сказку, мечту. И этим он замечателен.

Ольга (Москва): Я с такой любовью и нежностью вспоминаю этого писателя и свою иллюстрированную книгу. В детстве, то, что попадает тебе в руки, то тебя и формирует. Его "Снежная королева", его замечательные истории. Они просто до слез детское сердце трогали. Я хочу узнать, были ли в Андерсена какие-то столкновения с королевской семьей?

Андрей Коровин: Это отельная страница, этому посвящены исследования. Андерсен на самом деле был монархистом. Живя в городе Оденс, и будучи еще ребенком, он играл в саду с будущим королем Фредериком Седьмым и, впоследствии, с ним уже встречался, как с главой государства.

Иван Толстой: Сын сапожника играл в одной песочнице с будущим королем?

Андрей Коровин: Да. Это Дания. Однажды Андерсен высказал желание учиться. У него не было такой возможности, его мать рано послала на фабрику работать. В беседе с одним из придворных он сказал, что хотел бы учиться. На что придворный сказал: "Ты сын сапожника, твое дело получить хорошее ремесло". Андерсен так ремесла и не получил и стал писателем. Андерсен был желанным гостем в королевской семье. А когда умер король Кристиан, отец Фредерика, то он это почитал, как смерть близкого друга. Андерсена приглашали на обед, Андерсену писали королевские дети, восхищаясь его новой сказкой. Когда Андерсен скончался в 1875 году, королевская семья в полном составе присутствовала на похоронах. То есть, внимание к Андерсену со стороны лиц, облеченных властью, было очень пристальным. Андерсен уже тогда осознавался как гений, талант и слава Дании.

Иван Толстой: Давайте попробуем подвести итог нашему разговору. Что же такое был Андерсен в мировой культуре? Что в нем самое главное, самое существенное?

Андрей Коровин: Основная функция искусства - находить отзвук в наших сердцах, и в наших душах. Если это так - значит искусство живо. Андерсен жив, пока он для нас близок, пока он для нас свой. Мы Андерсена впускаем в свой дом, и он сопровождает нас всю жизнь. Как можно говорить о роли гения? Его роль в том, чтобы человечество шло вперед. Много факторов тянет человечество назад, а гений делает свое дело и делает человека лучше, как говорили многие наши слушатели. Андерсен внес свой посильный вклад в то, чтобы мир вокруг нас стал лучше. Я надуюсь, что читая его сказки, люди станут лучше, лучше станут относиться друг к другу и к окружающей действительности.

Иван Толстой: Знаем ли мы, не зная при этом датского языка, все, самые главные, самые лучшие сказки Андерсена?

Андрей Коровин: На русский язык переведены практически все, за исключением двух, которые невозможно перевести по ряду причин. Одна сказка строится на том, что там идет рассказ о буквах датского алфавита. Это невозможно перевести на русский язык. Это никоим образом не ограничивает наше восприятие Андерсена. Мы с вами знаем лучшие произведения Андерсена. Другое дело, что обычно издается только определенный набор сказок.

Иван Толстой: Приятно, что мы знаем самое главное.

"Каким сказочником вы считаете Андерсена?" - такой вопрос задавал наш петербургский корреспондент Александр Дядин.

Голоса: - Наверное, в меру добрым, в меру жестоким. "Гуси лебеди", "Огниво" - жестковатые сказки, Остальные добрые. Как-то сформировалось у меня мнение, что он жестковатый сказочник.

- Я забыла. Про Нильса с гусями он написал? А Дюймовочку? Тогда добрый, конечно. Сейчас другие сказки. Все мультики жестокие. А раньше сказки добрые писали.

- Я думаю, он был больше добр, чем жесток. "О стойком оловянном солдатике": Я пытаюсь вспомнить доброе, а вспоминается жестокое. Что-то доброе не могу вспомнить.

"Гадкий Утенок", "Снежная королева". У меня два тома Андерсена. Я покупала когда-то для своего ребенка. Я этот двухтомник привезла из Молдавии. Он тяжелый, но я решила, что для моего малолетнего сына это обязательное чтение. Я считаю, что он самый сказочный из сказочников. Для меня он добрый.

- Он веселый сказочник. Я учился читать на "Путешествии Нильса с дикими гусями". Мне очень понравилось его отношение к жизни. У него бывают жесткие ситуации, но они не жестокие. Все-таки, там добро побеждает зло.

Доброта и, самое главное, любовь к человеку. Они всегда хорошо кончались. Ведь мир устроен так, что у нас все равно есть какие-то жестокие моменты, но мы верим в то, что самое лучшее это доброта. Люди должны относится друг к другу с пониманием и добротой.

- Я помню, что это были приятные ощущения - доброта, теплота. Он хороший сказочник. Смерть, беды и другие напасти это составляющее нашей жизни, и нужно с самого начала детей готовить к жизни. Ничего страшного в этом нет.

Большой доброты незаметно, но есть достаточно жесткие сказки. "Гадкий утенок", "Снежная королева". Не все так в жизни гладко и хорошо. Но заканчивалось все замечательно.

Добрый человек - это тот, у кого добро побеждает зло. У Андерсена как правило, конец благополучный. Это все было в детстве, сейчас те ощущения не могу передать, но сказки его меня захватывали. Я научился читать в блокаду. У меня были сказки Андерсена. Я когда читал, чувствовал себя человеком.

XS
SM
MD
LG