Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путешествие как образ жизни


[ Радио Свобода: Программы: Культура ]
[17-07-05]

Путешествие как образ жизни

Автор и ведущийИван Толстой

Иван Толстой: Сегодня наша передача приурочена к лету. О путешествии как образе жизни мы сегодня будем говорить с нашим гостем, главным редактором журнала "Гео" Владимиром Юрьевичем Потаповым.

Сразу хочу подчеркнуть, что говорить мы будем не о туризме, а, все-таки, о гораздо более индивидуализированном способе провождения своей жизни, о некоем творческом перемещении в пространстве.

Владимир Юрьевич, чем отличается туризм от путешествия?

Владимир Потапов: Наверное, степенью организованности. Туризм нам интересен меньше, поскольку журнал "Гео" никогда себя не считал журналом туристическим. Нас гораздо больше интересуют не практические советы по тому, как организовать отпуск, а мы, скорее, людям рассказываем о местах, которые могут стать направлениями движения. Тем не менее, мы полагаем, что как бы идеально ни было то путешествие, которое совершает наш читатель, читая журнал, мы полагаем, что оно когда-нибудь может осуществиться, и даем полезные советы, краткие путеводители - как попасть, какие самолеты летают, как менять валюту. Другое дело, что мы часто рассказываем о местах, в которые, по-человечески, не посоветуешь ехать - это сложно, небезопасно, и так далее. Я думаю, что слово путешествие первично по отношению к туризму, поскольку туризм вещь историческая и, в общем, известно, когда туризм возник в истории. Судя по всему, он возник в 18-м веке. Я знаю это на примере хождения по Альпам. До 18-го века в горы нормальному человеку, европейцу, в голову не приходило ходить. Туда отправлялись по крайней необходимости монахи и купцы. Это было опасно. А в 18-м веке люди идут в Альпы уже для того, чтобы любоваться красотами. Это и есть тот водораздел между туризмом и путешествием.

Иван Толстой: А откуда ваш журнал знает, куда нужно ездить и что нужно интересное смотреть. Как ваш журнал работает?

Владимир Потапов: Мы исходим из довольно обыденной мысли. Тешим себя надеждой на то, что если нам это интересно, наверное, это интересно читателям. Плюс ко всему, есть какие-то объективные вещи - опросы, мы отслеживаем тенденции. И если уж говорить о туризме, то тенденция, которая наблюдается уже года два-три, это то, что люди у нас в стране опять питают интерес к странствиям, путешествиям по России и постсоветскому пространствам. Это радует, поскольку, для меня, например, это самое сложное и самое интересное.

Иван Толстой: Давайте послушаем одного из путешественников, который ездит по России и открывает ее для себя. Его зовут Александр Рохлин, он автомобилист, его задача путешествовать в пределах одного светового дня на четырех колесах и смотреть, что делается вокруг Москвы.

Александр Рохлин: Путешествие в радиусе 500 -550 километров от Москвы в разные стороны, и с какой целью, это, конечно, вопрос. Лично для меня страна, в которой я живу, она не познана, не открыта и безумно интересна. Даже сложно предвидеть, как она отличается от Москвы, от жизни в Москве. И, поэтому, когда удается выбраться из Москвы, начиная от 50 километров от кольцевой дороги, то там все совсем другое. Иные ощущения. Какие-то встречи, которые на всю жизнь запоминаются. С каждым разом хочется все больше сюда приезжать и даже обосноваться.

Иван Толстой: Вы так рассказываете, как будто вы путешествуете по другой планете, в какой-то другой мир отправляетесь. А каковы ваши средства, с которыми вы осуществляете ваши проекты? Что нужно для того, чтобы посмотреть этот, как вы выражаетесь, другой мир?

Александр Рохлин: На самом деле, ничего не нужно. И в этом особенность. То, что нам нужно, это автомобиль. Обыкновенный автомобиль. Чаще всего дают иномарку. Но это из за того, что в газете, в которой я работаю, в Интернет издании "Газета.ру", им необходимо делать рекламу. Я работаю в автомобильной рубрике. Что нужно взять с собой? Минимум. Обычно мы выезжаем на 2-3, максимум 5 дней. Я беру с собой средства личной гигиены, фонарик, теплый свитер, куртку от дождя. Было время, когда в машину можно было загрузить туристическую печку и взять с собой продукты. Но это на любителя - если хочешь остановиться у места, где никого нет, у речки и устроить себе небольшой пикник. А так, в принципе, кормят за пределами Москвы очень неплохо. Бывает, просто превосходно. Буквально сегодня я вернулся из поездки в город Елец, это Липецкая область, 360 километров к югу. Недалеко от Ельца мы ездили в деревню, которая называется Чернавы и там, по дороге, стоит кафе, которое называется "Привал". Так, как мы там поели, в Москве и дома не всякий раз покушаешь.

Иван Толстой: А какова цель ваших путешествий? Вот вы этот мир увидели. А как вы о нем собираетесь рассказать, и какова польза от этих путешествий кому-нибудь, кроме вашей души?

Александр Рохлин: Польза для души очевидна. А насколько удается это передать другим людям - довольно сложно. Лично для меня это открытие страны по имени России. Москва, по моим личным ощущениям, сейчас таковой не является. И люди, которые здесь живут, живительным образом меня питают. А что касается пользы для тех, кто читает на интернете, это сложный вопрос. Хочется передать всю красоту того места, которое видишь, и красоту людей, с которыми общаешься, необычность их, открытость, яркость, спокойствие. Все хорошее, что человеку присуще, оно здесь открываться.

Иван Толстой: Поддерживает ли вас в ваших путешествиях ваша семья, разделяет ли ваше хобби?

Александр Рохлин: Безусловно, разделяет. Тем более, что часто это семейство удается взять с собой. Семейство не маленькое, и дети бывают маленькие и большие. Всем всегда интересно и уютно там.

Иван Толстой: Владимир Юрьевич, "Гео", журнал заграничный. Немецкий в основе своей. Но знаменит и французский его вариант. А чем отличается русский "Гео" от них?

Владимир Потапов: Отличается, поскольку попытка издавать зарубежные издания в России привела, как минимум, к одному уроку для тех людей, которые пытаются это делать. Механически перевести, отпечатать и подать читателю невозможно никакое издание. В любой стране возникает какая-то национальная версия, которая соответствует интересам, читательской традиции. Чем отличается русская версия? У нас очень молодая аудитория - почти треть наших читателей это люди от 16-ти до 24-х. Средний возраст читателей немецкого "Гео" - 43 года.

Это диктует правила игры. Чем моложе читатель, тем короче текст, тем больше у него потребность в визуальной информации. Когда "Гео" начинался, в 98 году в России, почти все его читатели были москвичи. А сейчас у нас больше половины читателей живет вне Москвы, что мне очень приятно, поскольку если и есть какие-то перспективы, то они, действительно, вне Москвы. Хотя мне часто приходится ездить по России, раза два в месяц я обязательно еду с выставкой нашего журнала. Мы ее открываем в разных городах. Впечатления, конечно, разные, нельзя сказать, что они все радостные, но запоминается, естественно, хорошее. Огромное впечатление на меня произвели поездки в Новосибирск и Владивосток. Совершенно фантастические города с сумасшедшей энергетикой. Не провинциальные города в любом смысле слова по самоощущению людей. А 10 дней назад я вернулся из Тюмени и Тобольска, и мы будем делать о Тобольске сюжет. Впечатления тоже яркие.

Иван Толстой: А как, все-таки, строит себя журнал? Какие темы он включает в себя? Зачем он издается? Ваша философия, как редактора этого издания?

Владимир Потапов: Я могу ответить на этот вопрос, но я боюсь, что вне контекста это может прозвучать пафосно. Я не очень люблю такого рода слова, потому что они содержат некую самооценку. Все-таки, мы понимаем себя как журнал просветительский, который сообщает информацию людям, и в этом смысле, совершенно не стыдно за то, что ты делаешь. Все это происходит на фоне такого информационного поля, которое мы наблюдаем в последние годы, прямо скажем, не то что безрадостного, а порой приводящего в исступление и вызывающего злобу и отвращение. Если судить по той картине, которую телевидение преподает людям, то получается, что все, что происходит к мире, это сводится к визиту первого в мире лица и встречи со вторым лицом, кровопролитию. А после всех тех ужасающих событий нам показывают концерт артистов эстрады и шутки комиков. Это сильно напоминает сцену из сказки о "Пиноккио" об острове, где из непослушных мальчиков делали осликов. Я думаю, что если мы не будем пытаться помимо этого какую-то позитивную информацию сообщать людям, это будет совсем печально. К счастью, у нас есть молодая аудитория, которая растет, так что мы стараемся ей рассказать, как устроен мир.

Иван Толстой: А не собирается ли ваш журнал, если не заменить, то поддержать некоторые книжные проекты прошлых времен, и может быть, даже прошлых веков. Ведь были совершенно замечательные, великие географические книги - от Книги Марко Поло до путешествия Чарльза Дарвина или великого географа Элизе Реклю или других мемуаристов, которые описывали свои путешествия в дальние края и неведомые земли. Журнал "Гео" не собирается ли организовать библиотеку новых переизданий тех старых, классических книг, которые, по-моему, очень и очень забыты публикой?

Владимир Потапов: Я суеверный человек, и я боюсь говорить напрямую о том, что думается, обсуждается. На самом деле, мы начинаем книжную программу, но конкретизировать мне бы не хотелось, а то сглажу. То, что вы говорите, это правда, и можно говорить не только о Марко Поло, а и о традиции описания и путешествия наших соотечественников. Мы сейчас начнем такой проект, который, видимо, анонсируем уже в сентябрьском номере: один из наших постоянных авторов, Леонид Круглов, путешественник, автор текстов, фотограф и режиссер-кинодокументалист. Мы вместе с ним начинаем проект "Семеро смелых". Это будут экспедиции по стопам российских путешественников прошлого. Проект рассчитан на 5 лет, будет 7 экспедиций. Особенностью является то, что в каждую последующую экспедицию Леонид будет приглашать себе спутника.

Иван Толстой: У нас записан Леонид Круглов. Я дозвонился до него перед самым его отъездом в Африку.

Леонид Круглов: Проект называется "Семеро смелых". Это совместный проект с журналом "Гео". Смысл проекта в том, что мы запланировали повторить маршруты семи экспедиций самых крупных российских путешественников. За основу сценариев фильмов, которые будут сниматься в этих экспедициях, взяты дневниковые записи. Мы полностью повторяем их маршруты. В первую экспедицию я отправляюсь один, и это будет маршрут русского офицера Александра Булатовича, который в свое время был очень известен в Петербурге и, наверное, был одной из самых знаменитых персон в конце 19-го века. Он прошел в свое время от побережья современного Сомали и дошел до границы современных Эфиопии и Кении - до озера Рудольф. Он явился первооткрывателем этого озера и прошел первым по этому маршруту. Он обогнал аналогичные экспедиции итальянцев и англичан. И, благодаря его усилиям, к Эфиопии была присоединена примерно одна треть нынешней территории. В этот маршрут я иду один. А затем запланированы маршруты по следам экспедиции Пржевальского, Миклухо-Маклая, Афанасия Никитина, братьев Лаптевых и кругосветная экспедиция, которой все это завершится через 4 года.

Иван Толстой: Леонид, а кто поддерживает, то есть, кто оплачивает это путешествие?

Леонид Круглов: Финансово поддерживает "Росбанк" и "Коника Минольта". В этом плане у нас небольшие средства на экспедицию, но вполне достаточные, чтобы эти проекты осуществить. Они не являются какими-то супердорогостоящими. Тем более, что современные технические средства позволяют вести съемки очень маленькими цифровыми камерами, но высокого качества. В основном, в экспедициях участвует небольшое количество людей, но к 7-й экспедиции планируется собрать как раз команду, которая будет называться "Семеро смелых". В 7-й экспедиции соберется семь человек, которые будут самодостаточны и по своим физическим данным, внутреннему настрою, для того, чтобы проделать экспедицию на шхуне в автономном режиме. Но подробности обо всех этих экспедициях, о наших планах можно прочитать на нашем веб-сайте dww.ru. Там же будет публиковаться ежедневно дневник экспедиции, я буду передавать по спутниковой связи короткие сообщения об экспедиции, о том, что случилось, какие приключения, потому что мы едем в очень непростые районы, где сейчас, как раз, намечается период ритуальных битв и много другого интересного. Это все будет на сайте, как и фотографии.

Иван Толстой: А помимо развлечения самих себя, какие исторические, этнографические, научные, рекламные цели вы для себя ставите?

Леонид Круглов: Первая задача - сделать серию документальных фильмов, в основе которых лежат дневники наших русских путешественников. Мне кажется, что в наше время очень актуально пересмотреть и перечитать эти дневники, в наше время, когда мы все спешим и пытаеvся очень много успеть. В свое время, когда люди не так спешили и зачастую медленно двигались в неизвестности, открывали какие-то новые земли, открывали себя, и в дневниках содержатся удивительные вещи не уровне ощущений, на уровне подсознательных колебаний. Я даже не могу это точнее сформулировать. Я надеюсь, что когда мы повторяем эти маршруты, с нами, я заметил, зачастую происходят похожие вещи, или с нами происходят какие-то аналогичные случаи. То есть, мы заново это переживаем. Поэтому, я надеюсь, что в фильмах это все будет присутствовать, и зрителb смогут заново пережить эту радость открытия, приключения, этот шаг, который мы делаем в неизвестность.

Владимир Иванович (Подмосковье): Приятно слышать передачу на такую тему. Вы знаете, я сам любитель путешествовать, и интересуюсь русским фольклором: музыкой, наречием. Бывал и на Дальнем Востоке, в Свердловске, проехал, так сказать, всю матушку Русь. Но самое главное, что меня удивляет, это именно вот этот народ, русский, добрый, нежный, богатый (не в финансовом плане, к сожалению). Мне хотелось бы взять именно Свердловский край: уральские горы, озера. Кто не был там - очень рекомендую. Очень сожалею, что сама система, со стороны государства, не уделяет этому внимания. Второй момент, который бы очень сильно хотел подчеркнуть, это то, что государственным управлением создан какой-то ажиотаж, когда в тебе постоянно видят какого-то террориста, везде какой-то террористический психоз. И этот психоз так убивает этот русский дух, понимаете? Ну и третий вопрос, который я хотел бы подчеркнуть, и для будущих путешественников - это вопрос безденежья. Это бич нашего общества, когда третье тысячелетие на дворе, и государство не пользуется таким инструментом, как деньги, это - что-то. Но, как не странно, народ выживает!

Федор Давыдович: Я много, много лет тому назад путешествовал в другие страны, потому что путевка стоила очень дешево. Сейчас же, честно говоря, не могу купить даже за $300 путевку в Египет, или в Испанию, и т. д. Поэтому, журнал, которым руководит Потапов, он очень хороший. Я его выписывал лет пять, и за эти пять лет я ни разу не получил приз от этого журнала, поэтому мне очень было обидно. Я не стал потом выписывать.

Иван Толстой: Что же вы не присудили ничего Федору Давыдовичу? Теряете читателей!

Владимир Потапов: Честно говоря, я не совсем понял, какой приз, но пишите нам, Федор Давыдович. Для меня это неожиданность, но если суммировать, то вы знаете, на самом деле, коли мы говорим о путешествиях, они безусловно являются образом жизни, и с годами начинаешь понимать, что это одна из базовых ценностей. Потому что всего можно лишится. Уйдет жена, сгорит дом, отберут нажитые непосильным трудом нефтяные вышки, а чего у человека нельзя отнять, так это его воспоминаний. Мне почему-то кажется: то, что ты видишь в поездках, непонятно почему запомнившиеся картины, звуки, образы, вот они остаются. Я иногда сижу и пялюсь на какой-нибудь вид вечеряющего моря, пытаясь его запомнить. Я думаю, что это серьезная ценность, потому что она не отнимается, ее нельзя лишить насильно.

Коли мы говорим о путешествиях, это вещь очень зависящая от экономической ситуации. Я был 10 дней назад в Тобольске. Поразительно интересный город. Это первая столица Сибири, поскольку когда Ермака позвали побивать беспокоящего наши уральские владения Кучума, он построил первые свои крепости в Тюмени и в Тобольске. Географически говоря, Тобольск можно называть северным Зауральем, как и Сибирью. Город с удивительной историей, с удивительными архитектурными памятниками. К сожалению, славные имена, которые с Тобольском связаны, это люди, которые там посидели. Это было место ссылки. Но, тем не менее, замечательные уроженцы - Альябьев, Менделеев и так далее. Город потрясающе расположен на берегу Иртыша. И изо всех сил тоболяки стараются его восстановить, надеются, что туристы туда приедут. Туристы ведь туда ехали. Но наша гид, дама, которая чуть ли не с конца 60-х туда возит туристов, рассказывала, как это было устроено, кто приезжал в Тобольск, кроме тюменских школьников. Это были профсоюзные путевки, интеллигентные старушки из Питера. Они ехали по таким декабристским местам. Все это было связано с тем, что это были дешевые профсоюзные путевки. А сейчас этого ничего нет. Это далеко, дорого. Это ограничивает. А смотреть есть что. Это интереснее, чем многие экзотические страны. Я был во Владивостоке и был совершенно поражен, когда узнал, что большая часть жителей не были в том, что они называют Россией - западнее уральского хребта. Поскольку билеты стоили 800 долларов туда и обратно. В Китай, безусловно, дешевле. И от нас это все не дешево. Поэтому это все будет зависеть от того, как вообще пойдут дела в стране.

Иван Толстой: И, наверное, от того, найдутся ли люди, которые захотят открыть Россию не только для себя, но и для туризма и путешествий. У нас есть запись беседы с Тимофеем Рогожиным, человеком, который в России запускает программу под названием "Russia discovery". Давайте послушаем, что он говорит о сути этого проекта.

Тимофей Рогожин: Суть проекта заключается в том, что мы стараемся создать пул туроператоров, фирм, которые организуют активный приключенческий отдых в регионах России. Мы объединяем регионы с целью выйти на рынок России совместно, помогая друг другу и продвигая бренд активного отдыха и приключений в России сразу в целом ряде регионов. Изначально выбрано 13 регионов. В принципе, это практически вся география России, где возможна организация экологических, приключенческих туров, активного отдыха.

Иван Толстой: Ваш проект называется "Russia discovery". Это предназначено для иностранцев или и для российского путешественника и любознательного человека?

Тимофей Рогожин: Слоган проекта - это открытия и приключения в России. Проект рассчитан и для гостей иностранных, и для россиян, потому что сегодня у россиян тоже есть достаточно большой интерес к отдыху в России. Причем, к отдыху активному. Пока у нас не все регионы могут себе это позволить, потому что уровень зарплат в регионах несколько разный. Но в первую очередь Москва, Московская область, центральная Россия и ряд других регионов с большим удовольствием едут отдыхать в Россию на активные, приключенческие туры.

Иван Толстой: Могут возразить: что мы России не знаем, что там особенно открывать?

Тимофей Рогожин: Если честно, то люди приезжают на туры в различные регионы и говорят: "Господи, оказывается, мы не знаем нашей России!". Россиянам есть что открывать в России. Мы не говорим о том, что есть определенные белые пятна в географии и в истории. Например, на границе республики Карелия и Мурманской области в акватории Белого моря в прошлом году экспедиция карельского научного центра Академии наук на нескольких островах открыла доселе неизвестные геологические и археологические памятники. На сегодняшний день в этих открытиях, наряду с учеными, могут и наши туристы принять участие. Ту Россию, которую мы стараемся показывать в регионах, россияне не очень хорошо знают.

Иван Толстой: Тимофей, вы сказали, что это имеет какую-то приключенческую жилку. Что вы в это вкладываете? Приведите какие-то примеры, пожалуйста.

Тимофей Рогожин: Мы зачатую любим говорить, что это открытия через приключения. На самом деле, это просто активный вариант познания. Это не экскурсионный тур, когда мы смотрим на Россию из окон автобуса. Это более активный вариант. Это могут быть автомобильный туры на джипах, на внедорожниках, туры на квадрациклах, сплав по рекам, велосипедные туры, лыжные маршруты, конные походы, различные комбинированные варианты, когда в течение 7-10 дней люди меняют средства передвижения. Туры на моторных надувных шлюпках по системам озер, по большим озерам. Например, по Ладожскому озеру, Байкалу. Мы со следующего года планируем там запускать целый ряд лодочных маршрутов, которые, в отличие от круизов, позволяют находиться ближе к природе. Это пешеходные маршруты, восхождения. На сегодняшний день становящиеся популярными экспедиционные туры, когда люди не просто едут 7 дней по какому-то известному и ранее подготовленному маршруту, а участвуют наравне с организаторами в разработке новых туров по еще неизведанным местам. Элемент открытия заключается в том, что это не просто движение ради движения, а это еще и познание на протяжении всего маршрута - посещение старых деревень, церквей заброшенных, памятников геологии, красивых водопадов, уникальных мест, которые связаны или с историей России, с историей тех народов, которые ее населяют, связанные с обрядами, с этникой тех или иных регионов. Мы стараемся строить маршрут таким образом, чтобы было путешествие куда-то с целью что-то увидеть или достичь какой-то точки.

Алексей (Санкт Петербург): Добрый день. В 85-м году я переехал из Ленинграда в Таллин, купил велосипед, и, познакомившись с Эстонским туристическим клубом велосипедистов, почти половину Эстонии проездил на велосипедах лет за пять, и двое эстонцев мне потом признались, что они завидуют моему знанию Эстонии. "Как, - говорю я, - вы же сами ездите на велосипедах, и вы не можете покататься по Эстонии, узнать свою родину?" Мне просто интересно было знать, что это из себя представляет. Это связано и с другим, но мне помогло узнать и душу эстонцев, их трудолюбие. Ведь в Эстонии очень тяжелая земля для обработки земледельцев. Эти горы камней, которые собраны на краях полей. Так что такие путешествия просто по состоянию здоровья мне не под силу. Вернувшись в родной город, я купил велосипед, и некоторые путешествия еще делаю. Мои приятели по велосипедному клубу, эстонцы, объездили весь СССР, все южные республики, даже были на Шпицбергене. Это действительно культурное занятие, познание разных культур и стран. Печально, насколько слабо это развито в России. Велосипед не очень дорого стоит, и это самое дешевое путешествие, которое журнал "Гео" может рекламировать.

Михаил (Москва): У меня вопрос к Владимиру Юрьевичу. Каким будет отбор в проект "Семеро Смелых", и как можно в нем принять участие?

Владимир Потапов: Вы посмотрите в журнале, чтобы мне не пересказывать то, что будет опубликовано. Схематически, это будет выглядеть так: анкета, некоторая, и вопрос от Леонида Круглова. На основе этой анкеты, мы выберем около 500 участников, а потом отбор продолжится. Понимаете, это настоящая экспедиция, и туда нельзя везти человека, который не может участвовать. Он должен быть готов. Это будет серьезный отбор. Каждый участник такой группы зависит друг от друга. Поэтому, естественно, туда будут попадать люди, которые приносят наибольшую пользу результату команды. Поэтому будут вот такие этапы, а потом Леонид будет уже встречаться с тем, кого от выбирает из отобранных. В конце концов, будут объявляться участники каждой экспедиции. Ну, а подробности в журнале.

Иван Толстой: Как журнал "Гео" подает страны прекрасно известные? Скажем, что вы пишете об Италии или о Франции?

Владимир Потапов: Об Италии сейчас мы сделали публикацию, которая будет в 10-м номере. Два наших автора, замечательный фотограф из Санкт-Петербурга Сергей Максимишин и Катя Афонина, которая нам писала уже несколько репортажей из бывшего СССР и других мест. Так вот, они проехали по региону Кьянти. Вроде бы, эти туристические маршруты хорошо известны, но всегда нужно найти какой-то новый ракурс. Вот нас интересовал тот ракурс, что это исторический регион Италии, за который всегда соперничали Сиена с Флоренцией. И вот сделался такой сюжет, немножко о Сиене, немножко о Флоренции, о том, из-за чего, собственно, спор. Кстати, это очень занятное место, потому что я не раз бывал во Флоренции, и мне казалось, что знаю то, что называется "окрестности", Тоскану. Но вот весной меня занесло на тест-драйв джипа Гранд-Черроки, и я с изумлением заметил, что стоит завернуть с маршрута, с шоссе Сиена-Флоренция, и ты попадаешь в Италию, которую ты никогда не видел. Вдруг, обнаруживается, что Италия огромная, лесистая, гористая, пустынная, полная самой удивительной природы, которую они, в отличие от нас, сохранили прекрасно. И я выяснил, что, на самом деле, только 3% Тосканы занято населенными пунктами, а все остальное - это леса, горы, и т. д. То есть, на самом деле, удивительные вещи можно увидеть в хорошо, казалось бы, истоптанном месте, если чуть-чуть отклониться от натоптанной тропы. Это и есть принцип. Даже когда мы говорим об известных местах, мы стараемся найти что-то, чего люди не видят, для чего нужно какое-то знание, время, возможность.

Иван Толстой: А как изменились представления россиян о путешествии в последнее время? Какие вы тенденции наблюдаете как редактор?

Владимир Потапов: Об одной я уже сказал - это возрождение интереса к путешествиям по России и бывшим советским республикам. Есть какие-то вечные маршруты. Париж он и есть Париж, и всякий человек должен там хотя бы раз побывать. Но я вижу, что люди начинают совершать очень экзотические поездки. Я не говорю об экстремалах, которые едут на велосипеде в Пекин и обратно. Это уже спорт. А вот я знаю, что организуется маршрут к перуанским шаманам. Понятно, что лет пять-шесть назад вообразить это было трудно. Есть еще точки, куда не очень наши соотечественники попадают, точки, куда трудно попасть по объективным обстоятельствам. Например, в Африке много небезопасных мест. Там идут военные действия, есть территории, которые контролируются непонятно кем, есть бандитизм и так далее. Наш автор Гриша Кубатьян (мы делаем сейчас проект "Автостоп до Антарктиды"), едет автостопом с марта месяца из Мексики до Огненной земли, а там, если бог даст, он может каким-то попутным транспортом до Антарктиды смотается. Последний репортаж он нам прислал из Панамы. А дальше надо попасть в Колумбию. А там национальный парк, куда сами колумбийцы не ходят. Это джунгли, которые контролируются наркодилерами, повстанцами и воюющими с ними силовыми формированиям. Опасны и те, и другие, и третьи. Так что по суше пройти нельзя. Ему пришлось наняться лайнхейдлером (человеком, который держит канат) на яхту, добраться до острова, который принадлежит Колумбии, и оттуда самолетом (нарушив свои каноны) прилететь в Колумбию. То есть такие места не туристические на планете есть, но, при желании, можно податься и туда и стараться сохранить голову целой.

Иван Толстой: Мне остается задать вам главный вопрос. А вы сами, как путешественник, что исповедуете, что вы любите?

Владимир Потапов: Я люблю новые впечатления, очень люблю Италию. Очень меня интересует пустыня. Может быть, удастся весной следующего года попасть в Сахару, в настоящую, не на окраину Туниса, куда возят туристов на джипе, а в настоящую. Будем надеяться. Очень интересные поездки по России, потому что места есть феноменальные, красоты невообразимые. Один наш слушатель говорил о красотах Урала. Я смотрел, когда мы в Перми открывали выставку, мне местные фотографы показывали местные пермские пейзажи километрах в трехстах от города. Это просто фантастика. В стране очень много таких мест. Я только надеюсь, что все мы будем жить не худо, что жизнь будет налаживаться, и инфраструктуры эти будут отстраиваться. И люди смогут это увидеть. В конце конов, понимаешь с годами, что богатство страны - это люди и природа. Я как-то писал заметку "Канада как идеальная Сибирь". Они же очень похожи - два самых больших пустых северных пространства на земле, а жизнь там какая - цепочка городов по южной границе. Ради чего люди едут в Канаду? Ради природы. Они хотят видеть эти красоты. Так вот, в Сибири эти красоты нисколько не уже. Только с водопадами нам не повезло. А все остальное имеется.

XS
SM
MD
LG