Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смерть Аслана Масхадова


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[09-03-05]

Смерть Аслана Масхадова

ВедущийВиктор Резунков

Виктор Резунков: Сегодня мы обсуждаем главные темы последних дней и наиболее яркие публикации российской прессы. В петербургской студии Радио Свобода главный редактор петербургских страниц "Новой газеты" Николай Донсков. Мы ожидаем с минуты на минуту заместителя главного редактора газеты "Невское время" Виктора Николаева.

Во вторник, 8 марта в селении Толстой-юрт убит лидер чеченских сепаратистов, президент Чеченской республики Ичкерия Аслан Масхадов. Как его смерть может повлиять в дальнейшем на внутриполитическую ситуацию в России? Вызовет ли она новый всплеск противостояния в самой Чечне или, наоборот, приведет к пусть и нескорому, но окончанию войны в этой республике? Об этом я предлагаю участникам нашей беседы поговорить.

Во-первых, у нас уже есть звонок из Петербурга.

Слушатель: Мне бы хотелось задать вопрос Николаю Донскову. В феврале в вашей газете на вашей полосе была помещена статья вашего же автора "Сварливый старческий задор", в которой он однозначно утверждает, что на прошедшие митинги ходили исключительно моральные уроды. Разделяет ли Николай Александрович это мнение? Если нет, то что мешает ему поместить там же имеющуюся у него альтернативную статью?

Николай Донсков: Во-первых, масса альтернативных статей была размещена даже в том же номере, если вы внимательно его читали, на других страницах. Второе, хочу напомнить золотое правило журналистики: редакции необязательно разделять все мнения, высказываемы авторам. Это закон, который предусматривается свободой выражения мнений. Тут большая передержка есть. Автор не утверждает по поводу уродов, там несколько иначе это сформулировано. Это надо внимательнее смотреть.

Виктор Резунков: Главная тема этих дней, со вчерашнего дня - это убийство Аслана Масхадова и последствия его смерти для ситуации в Чечне и вообще для общеполитической ситуации в России. Но я бы хотел предложить нашим радиослушателям и участникам нашей беседы биографию Аслана Масхадова. Ее представит корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Аслан Масхадов родился в 1951 году в поселке Шакай Казахской ССР в семье депортированных чеченцев. Окончил Тбилисское, затем Московское высшее артиллерийское училище, служил на Дальнем Востоке, в Венгрии, в Прибалтике, где в Вильнюсе с 1991 года командовал штабом Ракетных войск и артиллерии Вильнюсского гарнизона. Был заместителем командира 7-й дивизии. Награжден двумя орденами "За службу Родине". В Чечне с 1992 года начал делать карьеру в окружении Джохара Дудаева. В 1994 году начальник Главного штаба Вооруженных сил Ичкерии. В 1996 году представлял сепаратистов на переговорах с секретарем Совета безопасности России Александром Лебедем, с которым и были подписаны так называемые Хасавюртовские соглашения. В этом же году Аслан Масхадов подписал соглашение с Виктором Черномырдиным, председателем правительства России, "О принципах взаимоотношений между федеральным центром и Чеченской республикой". 27 января 1997 года был избран президентом Чеченской республики. После вторжение Шамиля Басаева в Дагестан летом 1999 года Аслан Масхадов выступил с осуждением этой акции, однако Москва разорвала с ним отношения, и президент ушел в подполье, в 2000 году был объявлен в федеральный, а в 2002 году - в международный розыск. Российская сторона обвиняла Аслана Масхадова в причастности к терактам, в том числе к крупным, например, захвату Театрального центра на Дубровке. Но убедительных доказательств этому ни разу представлено не было. С 1995 года Аслан Масхадов пережил четыре покушения, пять раз его объявляли убитым российские военные. Сам Аслан Масхадов не раз заявлял, что готов к переговорам. Две его последние инициативы - мораторий на ведение огня и переговоры с Союзом солдатских матерей. У Аслана Масхадова осталась жена и двое детей.

Виктор Резунков: Это была биография Аслана Масхадова. Я бы хотел, чтобы участники нашей беседы сразу определились в своем отношении к этой смерти. Давайте, Виктор Николаев, с вас начнем. Что вы думаете?

Виктор Николаев: Я думаю, что эта смерть крайне неблагоприятным образом скажется на взаимоотношениях России и Чечни, я имею в виду Ичкерию, и на внутрироссийской ситуации, а также на отношениях России с другими государствами. Дело в том, что нельзя забывать: Масхадов в первую очередь - это законно избранный президент. Если помните, второй президент был избран в условиях оккупации, в условиях, когда в Чечне находилось большое количество российских войск, и в условиях несвободных выборов. В общем-то, ситуация с выборами на Украине показала, что главная политических технологий московских политтехнологов - это подтасовка. Поэтому в принципе Масхадова можно было считать законно избранным президентом, и нужно было вести с ним переговоры. Насколько я знаю, он к этим переговорам был готов. Сейчас переговоры вести, по всей видимости, не с кем. И остались работающие на двух и трех хозяев террористы и агенты, с которым разговаривать не о чем.

Виктор Резунков: Вы считаете, что будет эскалация напряженности?

Виктор Николаев: Я в этом практически убежден. Причем достаточно сложно сказать, кто выступит ее инициатором. Вполне возможно, что кто-то будет мстить за Масхадова. Вполне возможно, что спецслужбами будут инспирированы какие-то акты ненависти по отношению к чеченцам и со стороны чеченцев по отношению к русским. И это очередной виток напряженности.

Виктор Резунков: Николай Донсков, ваше мнение.

Николай Донсков: Мне трудно полемизировать с коллегой Виктором Николаевым, потому что практически под всеми его словами я готов подписаться. Инициаторами тех действий, которые происходят на этой территории, станут люди, видимо, более радикальные, чем Масхадов. Поскольку Аслан Масхадов был, видимо, единственным из представителей сепаратистов, кто был готов действительно идти на переговоры. Не случайно вот этим событиям предшествовало перемирие, инициатором которого был Масхадов, и действительно, теперь все пути для переговоров отрезаны. На самом деле, как и говорил Виктор, это удобный повод для администрации Москвы, поскольку и раньше звучали высказывания, что переговоры вести не с кем, теперь уже по определению они будут возведены в статус аксиомы: переговоры вести не с кем, Масхадов убит. Хотя надо заметить, что очень двойственно вели себя федеральные политики в том смысле, что с одной стороны, утверждали, что Масхадов ни в коей мере не контролирует территорию. Сейчас же Николай Патрушев, руководитель ФСБ, бодро сообщает о том, что уничтожен главный террорист, представитель международного терроризма, который собственно и вершил все дела. Ну, опять-таки позиция эта понятна.

Я бы хотел сказать еще, что та ситуация, которая происходит у нас в стране сейчас, независимо от Чечни, вот эти события, по моему убеждению, сыграют тоже весьма серьезную роль. Это отдельная тема, можно ее либо сейчас затронуть, либо чуть позже. Дело в том, что сейчас наметились попытки консолидации оппозиционных политических сил, и по сути, именно эта весна является решающей. Поскольку если новая демократическая оппозиция, которая сейчас пытается объединиться, не оформится в некую новую политическую структуру до конца этого года, то уже в выборах в Госдуму 2007 года они просто не успеют участвовать. А активность должна быть весной, осенью должна быть зарегистрирована партия и т.д. В этих условиях неслучайно все террористические акты и все громкие события в контртеррористической операции у нас приурочены к каким-то внутренним событиям в России. Здесь тоже такое чудодейственное совпадение. В то время, когда Солдатские матери ведут переговоры с представителем Аслана Масхадова Закаевым, в то время, когда Совет Европы и отчасти администрация США готовы как-то влиять на этот процесс и готовы высказывать мнение российскому руководству, в это время фундамент исчезает для ведения каких бы то ни было переговоров. А также появляется возможность, чтобы ту оппозицию, которая в этом участвует, обвинить в антигосударственной деятельности. Так что боюсь, что это скажется роковым образом и на ситуации внутри страны.

Виктор Резунков: Некоторые политологи уже заявили, что российские либералы уже виноваты в том, что Аслана Масхадова убили. Потому что как раз он инициировал переговоры с Солдатскими матерями России. Вот как вы к этому относитесь?

Виктор Николаев: На самом деле, конечно, либералы виноваты, особенно журналисты. Есть еще враги внутренние. Это конокрады. Правда, поляки стали внешними врагами. И классик не совсем подходит. Я обратил внимание на то, что в последнее время политические убийства, которые в принципе можно назвать терактами, стали достаточно распространены в российской или, поскольку нет доказательств, околороссийской внешней политике. Вот смотрите: отравлен Виктор Ющенко, выжил назло врагам, и это вызвало колоссальную реакцию, никто, наверное, этого не ожидал. При загадочных обстоятельствах трагически погиб Зураб Жвания. Я не думаю, что такой человек мог отравиться угарным газом и тем самым преподнести такой замечательный подарок Кремлю. Теперь ситуация с Асланом Масхадовым. Я думаю, что это не последнее политическое убийство. Но что делать? Если раньше двумя союзниками Российской империи были армия и флот, видимо, теперь остался только политический терроризм.

Виктор Резунков: То есть теперь политические убийства практически становятся необходимым атрибутом внешней политики России, я так понимаю. Мало внутри России уничтожать оппонентов - уже переходят на внешнеполитический уровень.

Но вот убийство Аслана Масхадова нанесет урон имиджу России, если так разобраться? Как вы думаете?

Николай Донсков: Уже нанесло. Уже последовали заявления Збигнева Бжезинского, правда, он не отражает политику официальную Вашингтона. Пока комментариев со стороны официального Вашингтона не было. Но, тем не менее, он отражает мнение изрядной степени американских граждан. Точно так же, как были заявления представителей европейских политических кругов. Это также пока были высказывания неофициальные, но опять-таки они выражают мнение в большой степени европейцев. Разумеется, это самым негативным образом уже повлияло на имидж России. Потому что в последнее время некоторые люди на Западе, и в том числе в России, стали питать надежды на то, что может быть, режим под давлением как внешних обстоятельств, так и внутренних все-таки сдвинется в сторону более разумных поисков путей решения чеченской проблемы. Теперь эти надежды рухнули.

Виктор Резунков: Виктор, а вы?

Виктор Николаев: Я с этим в принципе тоже согласен. Но мне кажется, что ситуация, которая сложилась, действия, которые совершает Кремль, они не вполне адекватны тому, что происходит. Президент любит говорить об адекватных ответах. Так вот сейчас, в последнее время происходят именно неадекватные ответы. Такое ощущение, что отсутствует обратная связь. Я не думаю, что в Кремле сидят абсолютно тупые аналитики, это было бы наивно так полагать. Но либо у них отсутствуют какие-либо исходные данные, данные с мест, либо соответственно спецслужбы, которые предоставляют эти данные, намеренно их подтасовывают. Намеренно или ненамеренно, но это происходит.

Виктор Резунков: Приведет ли к стабилизации обстановки в Чечне и на Северном Кавказе смерть президента Чеченской республики Ичкерия Аслана Масхадова? С таким вопросом корреспондент Радио Свобода Александр Дядин обратился к прохожим на улицах Петербурга.

- Не поможет. Его место займет другой человек, и ситуация останется такая же, как и была. Потому что военным нужно как-то оправдывать расходы на войну. Они не допустят, чтобы она там кончилась. На самом деле разговаривать можно с кем угодно. Я думаю, что и среди террористов, среди их руководителей есть люди, которые способны разговаривать. Только разговаривать с ними не надо все равно. Уничтожать, поскольку они не хотят прекращать свои действия. Действия в Беслане подвели окончательную черту. С ними нельзя разговаривать.

- Я думаю, что не поможет. Начнется борьба за власть, и все. Если стабильность была какая-то, то сейчас начнется именно грызня.

- Там много еще работы на самом деле. Это одна из череды событий, кем-то намеченных, которые претворяются в жизнь. Достичь таким точечным ударом чего-то сразу, вероятно, нет. Хотя чувствуется, что конклав становится все более обезглавленным. Стариков убивают, убивают воинов, остаются шакалы.

- Мне трудно сказать, потому что я мало ориентируюсь в том, что происходит. Но, узнав об этом, я была рада в принципе. Есть какая-то надежда, наверное.

- Не уверен, потому что еще достаточно много сил у боевиков. Опять же очень много вины складывают на Масхадова, хотя действуют другие силы. А навязывание телевидением и другими средствами массовой информации того, что вот оно, наконец, мне кажется, это не совсем верно. Усиления не будет, но улучшения в лучшую сторону тоже не будет. То есть сейчас представления, что у нас все лучше, все хорошо, это вряд ли.

- Я очень сомневаюсь. Дело в том, что там за ними тоже стоят люди. И вряд ли в ближайшее время удастся стабилизировать.

- Трудно сказать, потому что у мусульман будет великий мученик, это тоже может обострить обстановку. Басаев стабилизировать не сможет, он, наоборот, сильнее даст напряжение обстановки.

- Одним убийством сейчас - навряд ли. Надо было давно уже всех накрыть, была такая возможность, если бы хотели. А показывать отдельно убитых - мне не понравились эти кадры.

- Обязательно поможет. Я убежден в том, что он принимал самое непосредственное участие во всех этих нехороших событиях, которые были в Чечне. Не только в Чечне, а связанные с терактами. Надо с его уходом продолжить эту работу, надо уничтожать и других таких террористов, Басаева.

- Скорее, нет. Я думаю, что дело не только в Аслане Масхадове. Тут, мне кажется, дело и в нас, и в них. Я думаю, что кардинальных изменений не произойдет в ближайшее, не знаю, сколько времени.

- Нет, конечно. Если судить, так обе стороны, начиная с Ельцина, Дудаева.

- Я считаю, что по большому счету нет, ничего не изменит. Мне кажется, слишком глубоко эти корни ушли в беспредел, который в Чечне. Может, какая-то позитивность будет в лучшую сторону, но на долгие годы останется такая обстановка.

- Нет, ни за что. Ошибка власти, да еще какая. Я думаю, они поплатятся еще за это. Потому что такие вещи, наоборот, только озлобляют народ. Народ ведь воюет, народ не победишь.

Виктор Резунков: Вот как отвечали петербуржцы корреспонденту Радио Свобода Александру Дядину. Я бы хотел зачитать несколько пейджинговых сообщений:

Семья Майоровых пишет: "Кремль можно поздравить. Гора с плеч. Теперь переговоры, которые ох как не хотелось вести, вести не с кем. Все свалили на Масхадова, Басаев чуть ли не совсем чистенький. Посмотрим, что еще нам устроит Кадыров-младший".

"Убийство Масхадова - показатель кремлевского идиотизма", - пишет Киселева Лариса Александровна.

"Убийство Масхадова подтверждает, что Кремлю выгодна война в Чечне. Пенсионерка".

Виктор, у вас есть какие-то комментарии к тем мнениям петербуржцам, которые прозвучали сейчас, по поводу убийства Аслана Масхадова?

Виктор Николаев: Ну, я бы хотел еще сказать, провести некую аналогию, которая, как мне кажется, сейчас достаточно четко прослеживается. Я бы напомнил известный роман Стивенсона "Похищенный" про шотландцев, про гайлендеров, которые воевали за свою независимость, но, с одной стороны, они воевали за независимость, а с другой стороны, у них было противоборство между кланами. Там это достаточно четко описано, я бы рекомендовал радиослушателям перечитать эту книжку, потому что она дает во многом схожее представление о том, что происходит сейчас в Чечне. То есть точно так же там во главе Шотландии стояли некие коллаборационисты, которые стояли за британскую корону. Кажется, это был клан Кемпбеллов. Но это была межклановая борьба. Какой-то клан задружился с англичанами, какой-то клан ушел в горы. Точно так же в первом приближении происходит и в Чечне. Поэтому в общем-то наивно полагать, что, уничтожив лидеров какого-то одного клана, можно полностью Чечню подчинить другому. Это не так, и этого не произойдет. Поэтому во многом все комментарии очень сиюминутны. Люди видят только то, что сегодня им показывают по телевизору, даже во многом не сопоставляя с тем, что им показывали вчера. Не говоря уже о том, что телевизионная картинка довлеет. Даже одна барышня сказала, что вот показали убитых, мне эта картинка не понравилась. Я думаю, кремлевские пиарщики это учтут, дадут потом другую картинку, более благостную, которая ей понравится.

Виктор Резунков: Николай, ваше мнение.

Николай Донсков: Насчет картинки, у меня такое ощущение, что ее не покажут больше вовсе. Просто дело в том, что телевизионные картинки имеют такое свойство проговариваться. Кстати, точно так же было и во время событий в Беслане, точно так же было во время покушения, закончившегося гибелью, Кадырова. По этим картинкам все-таки можно извлечь ту информацию, которая отнюдь не предполагалась пропагандистами, которые интерпретируют такую картинку. Вот точно так же, на мой взгляд, было и с кадрами убитого Аслана Масхадова. Поскольку очевидно было, что изображение входит в противоречие с теми словами, которые говорились о том, что он убит во время боя. Когда лежит человек явно в каком-то тренировочном костюме, во дворе, где нет никаких автоматов, гранатометов, а стоит какое-то ведро, явно весьма мирная обстановка, и видно, что человека просто убили. Это не был бой. Сейчас даже не понятно, каким образом его убили. Потому что, с одной стороны, говорится, что этот подвал, где он находился, забросали гранатами, с другой, что он был застрелен собственным телохранителем. Собственно, это, видимо, не столь важно. Важен результат. Результат - это смерть этого человека, еще официально не подтверждено, что он является Асланом Масхадовым. Но тем не менее, вероятнее всего, это так.

Я бы возразил Виктору Николаеву, что далеко не все граждане высказывались так однозначно прямолинейно. В частности, в конце опроса звучали вполне трезвые мысли по поводу того, что вряд ли это событие послужит поводом для того, чтобы распутать этот кавказский узел. Точно так же пенсионерка, которая прислала отзыв на пейджер о том, что это убийство подчеркивает то, что война выгодна Кремлю. На мой взгляд, это безусловно так. И тут я бы вспомнил другое произведение, уже более современное. Это роман Оруэлла "1984", когда внешний враг очень выгоден для режима, и вот эти пятиминутки ненависти, когда есть возможность, сейчас уже есть такая возможность - всех собак навешать на Аслана Масхадова, и под этим лозунгом закручивать гайки в России. А, к сожалению, поводы для этого, вероятно, будут. Потому что, конечно, сепаратисты будут стремиться ответить какими-то аналогичными действиями, то есть терактами и т.д. и т.п.

Виктор Резунков: Вот совсем недавно состоялись переговоры между представителем Аслана Масхадова в европейских странах Ахмедом Закаевым и Союзом солдатских матерей России. Причем Ахмед Закаев в интервью Радио Свобода заявил, что в течение последних 5-6 лет выполнял только поручения Аслана Масхадова, от которого исходили все мирные инициативы. Мы связались по телефону с ответственным секретарем Союза солдатских матерей России Валентиной Мельниковой. Валентина Дмитриевна, вы нас слышите? У меня к вам сразу такой вопрос: скажите, пожалуйста, со смертью Аслана Масхадова возможны какие-то дальнейшие переговоры с представителями чеченских сепаратистов?

Валентина Мельникова: Я не могу сейчас говорить, поскольку я не знаю, как будет командование Чечни, кто это будет. Будет ли какое-то объединенное командование, будет ли человек, который возьмет на себя ответственность за то, что происходит. Но я еще раз хочу повторить то, что мы говорим всегда. Мы готовы переговариваться с кем угодно. О мире мы готовы говорить всегда.

Николай Донсков: У меня есть вопрос. Как вы считаете, не может убийство Аслана Масхадова повлиять на то, что наметившийся процесс консолидации политической оппозиции в России будет подвергнут жесткому прессингу со стороны Кремля под предлогом антитеррористической борьбы?

Валентина Мельникова: Это очень сложная конфигурация. Я думаю, что Кремль может всегда придумать повод для прессинга по отношению к демократическим силам. Но для меня и для моей организации все-таки важнее то, что сложно будет говорить о мире, поскольку уже поднялся вопль, что все, победа одержана, главный враг убит, теперь все будет хорошо, и скоро Россия победит. Это пугает и мне кажется отвратительным.

Виктор Николаев: Ваша организация - одна из немногих, которая вела переговоры с чеченскими сепаратистами. К сожалению, мы не можем задать соответствующих вопросов Александру Лебедю, он тоже в свое время погиб при достаточно загадочных обстоятельствах. Поэтому, наверное, вопрос к вам. Как вы оцениваете своих партнеров по переговорам? Многие изображают чеченских сепаратистов такими дикими, совершенно нецивилизованными, с которыми совершенно нельзя вести переговоры. Как ваше впечатление?

Валентина Мельникова: Мне кажется, такой портрет чеченских командиров - это удобная картинка для наших властей. На самом деле, я напомню, что в первую войну чеченскую и в начале второй тысячи солдатских матерей были в Чечне, были в отрядах, и ничего подобного никто никогда не говорил. Поскольку все люди, и не чеченцы напали на Россию, а российские войска начали 26 ноября 1994 года боевые действия в Чечне.

Виктор Резунков: Валентина Дмитриевна, последний вопрос. Как вы считаете, Аслан Масхадов в свое время в интервью Радио Свобода заявлял, что в течение чуть ли не 6 часов он бы мог договориться с Владимиром Путиным о прекращении всех боевых действий в Чечне и о начале мирного урегулирования этой ситуации. Как вы считаете, с его убийством практически действительно ситуация очень изменилась, кардинально?

Валентина Мельникова: Конечно, ситуация изменилась. В течение долгих лет Масхадов контролировал многие процессы, которые происходили в Чечне. Он был не всесилен, но во всяком случае он был совершенно ответственный руководитель и командир. А что будет сейчас, мы можем только догадываться. И на взгляд моих коллег, гибель Масхадова - это драма для мирного развития взаимоотношений Чечни и России.

Виктор Резунков: У нас звонок из Петропавловска-Камчатского. Петр Дмитриевич, пожалуйста.

Слушатель: Ну что здесь скажешь? Можно стихами: "Царь был врагом Кавказа, да каждый должен знать об этом". Но меня здесь больше удивляет вот какой факт: из столетия в столетие в России каждый раз в современность переползает чудовище типа Угрюм-Бурчеева, всевозможных Молчалиных, Митрофанушек, которые готовы всегда по приказу выполнять любое поручение закирпичных дел мастеров. Так я называю тех, кто заседает за Кремлевскими стенами. Притом обратите внимание, как по-разному трактуется то, что произошло, в газетах, и как историки по-разному трактуют события, которые были в прошлом. И что самое интересное, в любое время находится достаточное количество опричников, НКВДистов, ОМОНовцев, для того чтобы спецоперацию кремлевской власти привести в довольное для нее условие.

Виктор Резунков: Я хотел бы зачитать еще некоторые пейджинговые сообщения:

Георгий из Санкт-Петербурга пишет: "Убить президента - это зловещий знак. Теперь радикалы из разных стран активизируют свои действия против России".

Вячеслав из Санкт-Петербурга: "Рамзану Кадырову вторую звезду Героя России за проведенную операцию по уничтожению президента. Хасбулатова - в президенты Ичкерии и за стол переговоров".

Петровский пишет: "Резункову. Ваши гости некомпетентные, недобросовестные демагоги. Обеляя убийцу Масхадова, они оскорбляют Россию".

Анна Петровна из Санкт-Петербурга: "Спасибо за ваши передачи. Убийство Масхадова, законного президента, незаконно. Лучше бы убили Басаева".

Смерть Аслана Масхадова уже вызвала большой политический резонанс в самой России и за ее пределами. Давайте послушаем обзор наиболее ярких комментариев, подготовленный корреспондентом Дмитрием Казниным.

Дмитрий Казнин: По словам журналиста Анны Политковской, гибель Аслана Масхадова еще больше запутает войну в Чечне, так как Россия осталась с двумя равновеликими по подлости фигурами: Шамилем Басаевым и Рамзаном Кадыровым. А потерян умеренный представитель среди ичкерийцев.

По мнению политолога Станислава Белковского, с гибелью Масхадова теракты не прекратятся, так как лидер сепаратистов был скорее номинальной фигурой.

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заявила, что Масхадова убили мерзавцы, чтобы война длилась бесконечно. В случайность его гибели Людмила Алексеева не верит. И сделано это было, по ее мнению, после того, как начались переговоры с Солдатскими матерями в Лондоне.

Лидер партии "Родина" Дмитрий Рогозин заявил, что Масхадов не имел такого влияния, как Басаев, и был начальником потешного войска, ища возможности больше заниматься пропагандой, нежели организацией терактов.

По мнению зам. председателя ЛДПР Алексея Митрофанова, после смерти Аслана Масхадова остается ждать решения чеченской проблемы только военными методами.

По мнению бывшего директора ФСБ, депутата Госдумы Николая Ковалева, в ближайшее время террористы должны активизироваться.

По словам Бориса Березовского, Аслана Масхадова убили по глупости Кремля, который хочет продолжать войну.

Шеф-редактор российского представительства телекомпании "Аль-Джазира" Акрам Хузам заявил, что это была супер-спецоперация по поднятию рейтинга Путина после Беслана.

Как пишет газета "Известия", "претендентов на место Масхадова нет и быть не может, никаких других легитимных лидеров сопротивления в Чечне нет".

"Сепаратисты, конечно же, проведут квази-выборы и формального президента найдут, - пишет "Газета". - Либо такого, как Алу Алханов, только с противоположным знаком, либо кого-то из полевых командиров. Например, Доку Умарова, со всеми негативными последствиями для политического диалога и репутацией сопротивления на Западе".

Виктор Резунков: Прежде чем прокомментируем эти заявления, у нас звонок. Александр из Москвы.

Слушатель: Я думаю, "Аль-Джазира" близки к истине. На самом деле, рейтинг Путина в последнее время здорово стал падать, и нужна была маленькая какая-то акция, которая могла бы его поднять. Авторитет все-таки Масхадова у чеченцев был приличный, его не трогал Рамзан, пока его Путин не заставил это сделать. Переговоров эта власть, конечно, вести не будет. А вот уже следующая власть вести переговоры будет не с чеченским правительством, а будет вести с конфедерацией народов Кавказа. И, конечно, лучше будет полностью сдать все, лишь бы не трогали, потому что сейчас полный простор терактам, и каждый должен понять, что же у нас за власть, которая нас так подставляет под будущие теракты.

Виктор Резунков: Я бы хотел попросить Николая Донскова прокомментировать те заявления, которые были сделаны. Что вас больше всего поразило, если вас что-то поразило? И что вас удивило?

Николай Донсков: Меня порадовало только что высказанное мнение радиослушателя. По-моему, очень трезвое и взвешенное мнение. Ситуация действительно такова, что рейтинг Путина стал падать в связи приведением в действие закона о монетизации льгот. Это огромный пакет тех законов, которые называют либералы антисоциальными законами. И в этой связи стала активизироваться политическая оппозиция в России, и действительно, Кремлю надо было предпринять шаги, нужна была маленькая победоносная война, которую олицетворяет вот этот факт - убийство Аслана Масхадова. Это может отразиться и на ситуации в Петербурге парадоксальным или даже закономерным образом. Ведь дело в том, что многие лидеры чеченского сопротивления учились тогда в Ленинграде, и тот же самый Аслан Масхадов закончил здесь Военную академию. Не секрет, что в Петербурге, в отличие от Москвы и других городов России, не было никаких попыток даже террористических актов. Поскольку бытовало такое мнение, оно подтверждалось многими в общении, что существует некое табу на проведение каких-то акций недружественных по отношению к Петербургу, и в частности это исходило якобы от Аслана Масхадова. Поскольку действительно этот человек здесь учился, он прекрасно владел русским языком, знал русскую культуру. И этих людей практически уже не осталось. Поэтому теперь ситуация, в том числе и в Петербурге, по-видимому, может осложниться.

Виктор Резунков: Да, об этих переговорах очень много было сказано. Были неофициальные переговоры, насколько мне известно, между Анатолием Собчаком и Зелимханом Яндарбиевым. Они проходили в Петербурге, как раз тогда была установлена договоренность о том, что в Петербурге не проводили террористические акты.

Виктор, что вы думаете по поводу заявлений? Дмитрий Рогозин заявил, что Аслан Масхадов не имел никакого влияния и что он был начальником "потешного войска". В принципе можно согласиться с таким утверждением?

Виктор Николаев: Я не думаю, что Масхадов контролировал полностью ситуацию, что в принципе невозможно в рамках партизанской войны. Можно вспомнить ситуацию в знаменитом партизанском краю - Белоруссии во время Второй Мировой войны, когда были, с одной стороны, партизанские отряды, которые контролировала Коммунистическая партия через подпольные обкомы, было местное сопротивление, которое било и немцев, и красных. Были какие-то откровенные бандиты. Были и с белой окраской, и с зеленой окраской. Я думаю, примерно то же самое происходит во время любой партизанской войны, в том числе и в Чечне. Но я думаю, что Аслан Масхадов, во всяком случае, если не напрямую контролировал, то имел договоренности со многими полевыми командирами. Я думаю, что в его заявлении о том, что он может буквально за несколько часов прекратить войну, не было блефа. Может быть, не 6 часов, но несколько суток - это было вполне реально.

Виктор Резунков: Наша передача подходит к концу. Я бы хотел, чтобы участники передачи подвели итоги.

Николай Донсков: Это событие неразрывно связано с политической ситуацией в стране и является ответом на те действия политической оппозиции, на падение рейтинга президента и т.д. Это все взаимосвязано. К сожалению, ситуация на Кавказе входит в стадию совершенно беспросветную.

Виктор Резунков: Ваш ответ на вопрос, стабилизируется ли ситуация на Северном Кавказе или нет в связи с убийством Масхадова?

Николай Донсков: Отрицательно.

Виктор Николаев: Я думаю, что сейчас мы постепенно скатываемся к философской дискуссии о роли личности в истории. То есть в принципе ситуация на Северном Кавказе никак не изменится по большому счету. Речь шла только о том, можно будет вести переговоры, можно будет провести выход Чечни из состава Российской Федерации малой кровью, бескровно или с большой кровью. Теперь, боюсь, что это будет большая кровь.

Виктор Резунков: В заключение я хотел бы зачитать пейджинговые сообщения. Владимир сообщает: "Странная цепь событий: взрыв генерала Романова, захват "Норд-Оста", убийство Масхадова. Все они происходили, когда начинались какие-то действия на замирение. Видимо, война продлится долго".

Без подписи: "Теперь предстоит решать проблему с семейством Кадыровых".

Дима пишет: "Про шакалов точно сказано: воины уходят, а шакалы остаются. Даже в старину князей не убивали, а брали в почетный плен. Ведь Масхадов был представителем народа, а не просто бандитом. В какую тьму и дикость Россия погружается".

Петербуржец пишет: "У нас три вида силы: сила сильная, сила слабая и сила глупая. Вот у нас сейчас сила глупая, а нам нужна сила умная".

Итоги мы подвели.

XS
SM
MD
LG