Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кому россияне верят даже 1 апреля?


[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]
[01-04-05]

Кому россияне верят даже 1 апреля?

ВедущаяЕлена Рыковцева

Елена Рыковцева: Во Франции 1 апреля называют "рыбным днем", потому что французы клеят друг другу на спину бумажных рыбок. У россиян сегодня "вся спина белая", потому что в России тоже День смеха или День дурака, кому как нравится. 1 апреля принято никому не верить, но мы, однако, спрашиваем вас, уважаемые слушатели, кому вы, тем не менее, верите? Газетам, телевизору, президенту, правительству - кому?

Сегодня у нас в гостях люди, которые стараются радовать вас по работе. Это руководитель телевизионного журнала "Ералаш" Борис Грачевский и это креативный редактор журнала "Собеседник" Дмитрий Быков. Дмитрий, объясните сразу, что такое креативный редактор?

Дмитрий Быков: Креативный редактор - это человек, который придумывает темы и иногда первоапрельские шутки.

Елена Рыковцева: Понятно. Но вы не только креативный редактор журнала "Собеседник", но и автор иронических поэтических "писем счастья" журнала "Огонек". Если тележурнал "Ералаш" представлять не нужно, то "Огонек" читают не все, поэтому, Дмитрий, давайте познакомим наших слушателей с кусочком из вашего последнего "письма", опубликованного в журнале, чтобы они представляли, как это выглядит.

Диктор: "На власти глядя, мучаюсь в тревоге я. Не то чтоб нам захватчики грозят, зато видна прямая аналогия с творившимся столетия назад. Все партии мне кажутся бессильными, народ по духу - сущий троглодит. Госдума занимается мультфильмами и скоро их успешно победит. В рядах интеллигенции апатия, всеобщий страх заглядывать вперед. Кто первым скажет: "Есть такая партия!", тот рухнувшую власть и подберет. Не нравится стоять на перепутье мне, чувствительность моя обострена. Россия при Распутине и Путине - одна и та же в сущности страна".

Елена Рыковцева: Чем, Дмитрий, в последнее время вас радовала пресса? Что хорошего вы услышали или увидели, или прочитали в газетах?

Дмитрий Быков: Меня больше всего за последнее время порадовали все репортажи из Киргизии, потому что я наблюдал вживе, как эволюционирует вот эта странная такая эйфорическая манера, с которой люди приветствовали крах сначала в Грузии, потом в Украине. Когда дело дошло до Киргизии, я думаю, что тут самую большую услугу демократии, конечно, оказала Украина, а самую "медвежью" - Киргизия. И после этого всего мне очень приятно читать юмористические сочные, полные живых деталей репортажи. Нашего корреспондента Владимира Никулина, который вылетел в Бишкек сразу, немедленно раздели, восставший народ отнял у него куртку.

Елена Рыковцева: Пошутили:

Дмитрий Быков: Хорошо пошутили как раз накануне 1 апреля. И я с большой радостью это все читаю, потому что люди, наконец, поняли, что свобода приходит в буквальном смысле нагая, и под маской свободы часто ходит самая обыкновенная энтропия. То, что это стало, наконец, понятно, и то, что демократия для людей - это уже не всеобщее, не всеобъемлющее наказание, это меня очень радует, хотя я и считаю себя демократом.

Елена Рыковцева: С нами на связи Борис Грачевский. Мы вас сразу поздравляем с десятилетием Первого канала, на котором выходит уже много лет ваш "Ералаш", и, по-моему, вам самим скоро 30 лет. Правильно?

Борис Грачевский: Да, буквально осталось 2 дня. Вот я сейчас сижу, доклеиваю то, что будет на экране, наших маленьких героев.

Елена Рыковцева: Борис Юрьевич, к вам тот же вопрос: вас чем-то радовала в последнее время пресса? Если радовала, то чем?

Борис Грачевский: Честно говоря, ко мне пресса относится, к "Ералашу" очень положительно и, как правило, всегда радует. Я люблю как человек скромный про себя почитать, как вы понимаете. Я шучу. Есть огромное количество прессы. К сожалению, вот этот вот поворот, который Запад принес с этой свободой - искать как можно грязнее что-то и как можно противнее, конечно, очень сильно огорчает, потому что журналисты всегда спрашивают именно про такое. А почему вы не хотите спросить про это или про это, про позитивное что-то? Я не имею в виду эти жуткие и грязные газетки, - любая газета, когда случилась неприятность, и один из наших звезд "Ералаша" в самозащите убил одного парня, ножом пырнул его и насмерть, так все просто газеты плясали от счастья.

Елена Рыковцева: Да, была такая тема.

Борис Грачевский: Я говорю "Комсомольской правде": "Мы с вами год вместе сотрудничали, мы искали лучшего ребенка для съемки в "Ералаше", вы уж как-то поскромнее напишите". А они на обложке: "Убийца из "Ералаша" отпущен в школу". О чем тогда можно говорить?

Елена Рыковцева: Вы знаете, Борис Юрьевич, примерно из этой же серии была история перед эфиром программы "Час прессы". Это был день, когда стреляли в Чубайса. И вот у нас сидят гости - российский журналист и иностранный, - слушают выпуск новостей, после чего мы должны были включаться. Российский журналист говорит "Ну что ж за жизнь! Все новости такие мрачные". Иностранный отвечает: "Кроме Чубайса". Это была, конечно, шутка, хотя и "черная". Но самое интересное, что потом уже на полном серьезе повалила на пейджер реакция на эту новость от наших слушателей: мол, поддерживаем, разделяем, рады: Вот таким вещам тоже радуются.

Борис Грачевский: В принципе человечество наше вообще странное. Знаете, как у соседа корова сдохла - пустячок, а приятно! Сегодня 1 апреля, и такой день я бы хотел перевести в плоскость более светлую. Я вообще стараюсь не то, что там закрывать глаза, я не страус. Но если с утра до вечера об этом долбить, ведь лучше не становится, а противнее.

Елена Рыковцева: Борис Юрьевич, мы переводим разговор не то, что в светлую плоскость, а в плоскость нашего вопроса слушателям: кому верить. И для того, чтобы в эту плоскость перейти, предлагаю послушать фрагмент из сегодняшней публикации Юлии Калининой в "Московском комсомольце", которая так и называется "Верить или не верить".

Диктор: "Бывают чудеса, в которые веришь, но они на самом деле оказываются неправдой. Бывает наоборот: не веришь в чудо, а напрасно - оно и в самом деле чудо. Политика и государственное управление в плане чудесности имеют определенную специфику. Гораздо чаще, чем в какой-либо другой области, здесь случаются события, которым поначалу не веришь, а они оказываются правдой. Кто поверил 31 декабря 1999 года, что Ельцин ушел в отставку? Никто. А он ведь действительно ушел.

Так же трудно было поверить, что Янукович имеет две судимости, но при этом идет в президенты. Хотя он на самом деле имеет две судимости. А может, и три.

Но лидирующие позиции по части чудесности сейчас занимают прокуратура и судопроизводство. Исходящие из них чудеса ставят в тупик даже самых доверчивых граждан.

Кто мог подумать, что опытнейший диверсант, подрывник, ас спецопераций полковник ГРУ Квачков организовал столь бездарное покушение и, никого даже не ранив, уехал домой с места преступления на машине своей жены? Никто не мог подумать. Тем не менее, Квачкову предъявлено обвинение.

А вот еще одно невероятное: директора Музея Сахарова Юрия Самодурова суд признал виновным в разжигании религиозной розни. Как поверить, что этот правозащитник до мозга костей, который всю жизнь только и делает, что борется против разжигания вражды любого рода, сам намеренно разжигал религиозную вражду? Невозможно. Абсурд. Тем не менее, суд вынес вердикт. Разжигал, и не что-нибудь, а натуральную вражду против религии. Намеренно оскорблял права и чувства верующих. Невероятно, но опять же - факт.

Однако еще труднее поверить в другое дивное чудо, озвученное на минувшей неделе кремлевской администрацией. Дело ЮКОСа - это единичный случай, показательное мероприятие, проведенное ради того, чтоб, примерно наказав одну компанию, заставить всех остальных платить налоги. Но как такое показательное мероприятие согласуется с Уголовным кодексом, законом, Конституцией? Абсолютно никак. Если все не платят налоги, нарушают закон - наказывайте всех. И непонятно: то ли нас держат за дураков, то ли сами такие. Верить им или не верить? По мне, так уж легче поверить в Темную энергию, череп Ивана Сусанина и в то, что Сталин был евреем. Впрочем, даже Первого апреля это каждый решает для себя сам".

Елена Рыковцева: Дмитрий Быков, согласны с мнением Юлии Калининой о специфике чудесности российской политики?

Дмитрий Быков: Мне кажется, что Калинина нашла очень верный тон - такой несколько иронически отстраненный. Коли мы живем в эпоху постмодернизма, надо уже научно, без какой-то злобы специфически демократической относиться к этому. Да, мы живем в эпоху постмодернизма, когда все равно всему, когда все прежние ценности не актуальны. Отвратительна такая ситуация, но что поделать, надо из этого исходить. Мне она еще очень трудна как журналисту, потому что раньше первоапрельская шутка могла произвести "бенц". Сегодня, что бы я ни написал, люди, я думаю, поверят с огромной легкостью. Вот старик Кукушкин, как известно, боялся только одного и верил только одному - что он может быть уволен. Тогда человека пугали, исходя из главного его страха. Но сегодняшний человек, если использовать метафору Искандера, живет как бы внутри ежа, вывернутого наизнанку. На него эти страхи уставлены со всех сторон. Так что можно нажимать на любую кнопку, и он поверит и испугается, ведь человек обычно верит тому, чего он боится. Сообщите, что с завтрашнего дня все работают без зарплаты и выходных, и люди поверят охотно, потому что поверили же они в монетизацию льгот. То есть стало очень трудно удивить в этом смысле. Поэтому мне кажется, надо первоапрельскую шутку сделать радостной, мы уже привыкли к отвратительным неожиданностям, а вот если бы это не было так кощунственно, можно было бы пошутить, что дело "ЮКОСа" прекращено. Надо какого-то добра.

Единственное, что мне кажется, это, может быть, не очень этично, потому что тем горше будет потом разочарование. Но вообще, в идеале пугать людей хватит, надо пошутить чем-то добрым. Например, недавно у нас в "Собеседнике" прошли ужасные сообщения, что Храм Христа-Спасителя опять подмывает водой, со всех сторон протечки. И в сегодняшнем номере мы сделали добрую информацию о том, что в результате этого под храмом будет опять бассейн. Пусть люди радуются.

Борис Грачевский: Привет Диме, человеку, которого я очень люблю.

Дмитрий Быков: Взаимно.

Борис Грачевский: В таком ироничном ключе приятно слушать любые его иронизмы. Но я что хотел сказать. Количество "черных" новостей так плотно идет, что народ адаптируется к ним. Если раньше в какой-нибудь газете написали бы одну строчку, и весь мир сошел с ума, сейчас вообще никто ничему не сопереживает очень сильно.

Елена Рыковцева: Борис Юрьевич, но как раз, может быть, в этом выход и есть - к отвратительным ситуациям относиться с иронией, как это сделала Юлия Калинина.

Борис Грачевский: Я вообще стараюсь относиться с иронией абсолютно искренно, потому что иначе просто сойдешь с ума. И чувствуешь себя как в сталинские времена, что все мы - шпионы и подозрительные люди, засланные капитализмом разрушить и так далее. Я потрясен, когда услышал Варенникова, который вдруг говорит, что не то, что фильм плохой "Дети Арбата" или "Московская сага". Это второй вопрос. А это все неправда! Оказывается, не было ничего, никого не сажали, никуда не возили, не выламывали рук, не заставляли лгать друг на друга. Вот это потрясающе! Варенников - сам предатель родины и также нарушил присягу, уже сейчас никто ничего не помнит. Вот для меня ужас! Я понимаю, что людей, таких как он, очень много до сих пор.

Елена Рыковцева: По пейджеру приходят сообщения. "Никуда от политиков не денешься. Кроме близких и друзей, верю Рыжкову, Познеру, Каспарову, Лукину и Корзуну. Последнего знаю с первых минут "Эха", - пишет Ирина.

"Я верю своему попугаю, что он не улетит, потому что он в клетке", - пишет Александр Добрый.

"Я верю Радио Свобода", - пишет слушатель Бровкин. Спасибо.

"Не сочтите за мелкую лесть, но сейчас я верю только Радио Свобода, - пишет другой слушатель. - Слушаю его с 1956 года, последние годы круглосуточно. Других постоянно доступных достоверных источников информации в России сейчас нет". Это очень приятно слышать и читать, конечно.

"Я верю, что Ходорковского не выпустят раньше 2008 года, и думаю, что он со мной согласится", - пишет Александр.

Грачевскому. Вас просят: "Расскажите, Борис, о программе юбилейного бенефиса "Ералаша" в Кремле. Увидим ли мы на вашем юбилее Лещенко, Кобзона, Началову, Баскова, Пахмутову, Добронравова, Крылатова, Энтина, других мастеров культуры?" Какой список огромный привели. Вы коротко тогда ответьте. Это правильный список?

Борис Грачевский: Да, конечно, нет. Из всего списка заявлен только Басков. Кобзон не очень здоров, он собирался, но пусть набирается сил. А Юлия Началова будет, и еще очень много замечательных коллективов, но не это будет главным. Будет очень много "Ералашей", будет очень много смешного, доброго, воспоминального из "Ералаша" и премьерного из "Ералаша". Мы не стоим на месте, мы очень много работаем и хотим, чтобы наш зритель нас любил и радовал.

Елена Рыковцева: Вот зритель ждет бенефис с нетерпением. И слушатели с нами на связи. Михаил из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я хотел сказать, что наше руководство, начиная от президента и кончая судами, обладает самым большим чувством юмора, потому что для них 1 апреля длится 365 дней в году. Кому мы верим? Ну, Радио Свобода, естественно. Верили Старовойтовой, Юшенкову, верим Пономареву, Сергею Адамовичу Ковалеву, Мельниковой, Рыжкову. Верим потому, что за то, что они говорят, они платят преследованиями и даже собственной жизнью. Поэтому вера в светлое будущее у нас не угасает.

Елена Рыковцева: Георгий из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Случился казус. Сегодня выступал ложный Георгий в программе утренней по юмору, и очень похож голос на меня, он поносил евреев. Но могу сразу определиться, США, конечно, получили мировое господство при помощи евреев, но это был исторический импульс.

Елена Рыковцева: Это ваш ответ на вопрос, кому вы верите?

Слушатель: Верю в личностей: Степашин, Кокошин, Рыжков. Но эти личности не объединены, поэтому толку от них будет мало. Им надо как-то объединиться.

Дмитрий Быков: Думаю, уже кто-то успел с утра отпраздновать 1 апреля и вот я от души присоединяюсь и завидую. С утра отпраздновал - весь день свободен.

Елена Рыковцева: И в продолжение разговора, который начал предыдущий слушатель о том, что день дурака в России длится 365 дней в году, предлагаю послушать фрагмент еще одной публикации в "Московском комсомольце", богата сегодняшняя газета на такого рода вещи. Александр Минкин в своем очередном "Письме к президенту" выдвинул теорию, что день дурака у президента продолжается круглый год. Вот ровно то, о чем говорил Михаил.

Диктор: "Эти, ваши, только и делают, что выставляют вас дураком, независимо от календарной даты:

"Ваше Величество! Реформа по отмене льгот совсем готова! Народ будет страшно доволен!"

Нам эту радость показывают по телевизору - как они сидят и все это вам обещают. Владимир Владимирович, поверьте, даже самые простые люди понимают: вранье. И только удивляются на вас: неужели он им верит?!

И врут. Врут про 350 заложников в Беслане, как врали вашему предшественнику про 38 снайперов. Врут про армию, Чечню, льготы, лекарства, борьбу с бедностью, борьбу с беспризорностью, врут про готовность к Олимпиаде, к нападению террористов... Врут, что все долги по зарплате выплачены, что "одним полком за два часа" (а на деле - вся армия воюет одиннадцатый год).

Врут, что будет хорошо и полезно уничтожить педиатров; заменить их семейными врачами. Но уничтожить педиатров легко: вычеркнуть из сметы, из штатного расписания - вот их и нету. А вырастить семейных врачей - это надо лет 50.

...И вот ваши двоечники все это выдумывают, а вы это озвучиваете, и выходит, что они день за днем, год за годом выставляют вас на посмешище. Ведь это вы обещаете нам с экранов удвоение ВВП, правовое государство, мир в Чечне, справедливый суд... Они вас обманывают, а вы - нас".

Елена Рыковцева: Дмитрий, есть тут, с чем поспорить? Или это чистая правда, что президента обманывают регулярно, сознательно?

Дмитрий Быков: Конечно, есть. Мне вообще довольно-таки чужда эта позиция, когда все стрелки переводятся на власть. Они нам врут. Знаете, в свое время очень модно было, в конце 80-х, времена фильмов "Роковая ошибка", "Легко ли быть молодым?" - поймают какого-нибудь малолетнего преступника, а он свои алкоголизм и наркоманию объясняет тем, что нам много лгали. Дело в том, что то, что нам лгут власти, проистекает оттого, что мы врем на каждом шагу. Врем, когда заполняем налоговую декларацию, потому что мы поставлены в такие условия, врем, когда получаем талон техосмотра, врем читателю, если мы журналисты. Я позволю себе это сказать, потому что на самом деле очень часто это вранье происходит не от злонамеренности, а от элементарного непонимания ситуации. Я вижу страшное количество некомпетентных людей в СМИ, которые дают ну такие комментарии, что просто невозможно. Любое событие немедленно начинает обрастать дюжиной конспирологических версий, ни одна из которых не выдерживает критики. И во многом в этой ситуации, когда нельзя стало верить никому, виноваты мы сами, пресса, которая раздувает истерику из чего угодно. А элементарные какие-то человеческие чувства, человеческие качества у него отсутствуют. И, разумеется, это катастрофическая ситуация, когда президенту врут о Беслане. Но когда та же пресса наврала о Беслане уже столько, что там десять комиссий не разберутся, или о "Норд-Осте". Тут тоже очень трудно об этом говорить. Я ничего не имею против Александра Минкина, хотя у меня есть определенные претензии к нему стилистические и содержательные, но мне хотелось бы просто призвать всех не переваливать на власть главную ответственность за происходящее. Естественно, 365 дней День дурака продолжается не только во власти, прямо скажем, потому что вранье давно уже стало повседневной практикой россиянина, и именно поэтому, к сожалению, его ничем нельзя удивить.

Елена Рыковцева: Борис Юрьевич, это можно как-то посчитать, кто больше врет?

Борис Грачевский: На самом деле мне нравится точка зрения Быкова. И вообще, у меня к прессе есть масса претензий. Во-первых, пресса часто создает кумиров, которые никому не нужны. Пресса родила Жириновского, пресса родила Зюганова. Это пресса их создала. Он там несет ахинею - все довольны, все счастливы. Вот есть такой человек - ну и Бог с ним. А как же! Он нестандартный, он такое несет. Я еще в свое время ребятам во "Взгляде" говорил: "Ну, вы же сами и делаете - рождаете себе кумиров". Вот и результат.

Елена Рыковцева: Вот у нас, кстати, есть повод продолжить этот разговор- это драка в Думе. Пока читаю сообщение от Анатолия: "Я верю кисти старых мастеров и рубенсовской щедрости натуры".

"Очень хорошо, что 1 апреля удается поверить, что кто-то управляет нашей страной, а не отдельными подразделениями выпуска ТВ-картинки", - так пишет Дмитрий.

Дмитрий Быков: Абсолютно точно.

Елена Рыковцева: "Я верю в дело Ленина и Сталина", - пишет Николай.

"Господа, мне не жалко Ходорковского, его подельник недавно писал, что он многое потерял в России, Россия ему за это заплатит", - Александр пишет. Но мы вроде это не обсуждаем.

"Верю Татьяне Вольтской, не верю Путину", - пишет Киселева Лариса Александровна. Тоже приятно читать, потому что Татьяна Вольтская - наш корреспондент в Санкт-Петербурге.

И, пожалуйста, Елена Павловна из города Химки.

Слушатель: Я прочту вам Михаила Ломоносова "Оду", это 1739 год: "Меня объял чужой народ, в пучине я погряз глубокой, избавь меня от хищных рук и от чужих народов власти. Их речь полна тщеты напасти". Это 1739 год.

Дмитрий Быков: Знаете, это совершенно справедливо. Только в том то и беда, что народ для нас для всех абсолютно чужой, как и страна, впрочем.

Слушатель: Вот каждая строчка - здесь СМИ, здесь правительство.

Дмитрий Быков: Абсолютно точно. Живем в стране, как в чужой. Здесь Ломоносов совершенно прав. У меня давно уже эта версия, идефикс, что страна захвачена, захвачена начальством - отдельным странным племенем, которое само ничего не умеет делать, а умеет только угнетать и врать. Но, к сожалению, оно успело растлить и страну, поэтому и захватчики, и захваченные стоят друг друга.

Елена Рыковцева: Виктор из Москвы.

Слушатель: У меня к Дмитрию такой вопрос. Живем мы в России, женщина сейчас звонила из Химок, у меня такое ощущение, что мы просто свою страну поливаем направо и налево. Почему так происходит? Правители наши приходят и уходят, а страна наша остается.

Дмитрий Быков: Вы совершенно правы. Потому что страна не своя, потому что любой продукт труда немедленно отчуждается. Почувствуем ее своей - сразу станем любить.

Елена Рыковцева: Александр из Москвы с нами на связи.

Слушатель: Я вас всех поздравляю с нашим прекрасным национальным праздником.

Дмитрий Быков: Международным.

Слушатель: Нет, никому не отдадим наш национальный праздник, ведь Иванушка-дурачок - это наш национальный герой. Больше такого нигде ни в каких других сказках нет. Не позволим никаким империалистам посягать на нашего Иванушку-дурачка. А я - человек очень доверчивый, и я всегда верю всем, когда мне кто-то говорит. Правда, у меня есть внутренний голос, вот я ему не верю. Вот у нас на первом месте по доверию институт президентства, я ему верю. Сказал президент увеличить - обязательно увеличат, сказал замочат - обязательно замочат. Если сказал, что Ходорковский украл эти миллиарды, я ему верю. А внутренний голос мне говорит: "А Абрамович, а еще 30? Они что, непосильным трудом заработали?" А я ему говорю: "Я тебе, внутренний голос, не верю. Я верю нашему президенту".

Елена Рыковцева: Спасибо за звонок. Сегодняшние газеты пишут сразу о трех не слишком веселых историях, которые произошли как раз с теми, кто регулярно веселит публику. Обсуждают драку всенародного шута Жириновского, предстоящую отставку народного любимца Михаил Евдокимова и судебный процесс над юмористическим мультсериалом "Симпсоны". Кстати, приговор по делу "Симпсонов" будет оглашен сегодня. Было бы очень интересно узнать мнение наших гостей по поводу этих историй. Я начну с Жириновского, тем более, что вы, Борис Юрьевич, об этом уже говорили. Сегодня газета "Коммерсант" задавала вопрос своим экспертам "Кто успокоит Жириновского?". Я бы задала вам вечный, наверное, вопрос: когда от услуг Жириновского откажется телевидение? Вот вы, Борис Юрьевич, как профессионал, скажите, действительно, невозможно вытянуть ток-шоу без Жириновского?

Борис Грачевский: Меня потрясает мой товарищ, которого я искренно люблю, Володя Соловьев, который Жириновского звал раз шесть. Ему же все равно о чем говорить - о беременности, школе, о наркотиках. Какая разница о чем, у него рот не закрывается, и понес.

Елена Рыковцева: Смотрите, программа "Пять вечеров". Совершенно случайно (все же днем идет программа) посмотрела два выпуска, один был о конкурсе "Евровидение", другой - вчерашний - о служебных романах. И в обоих случайных моих посещениях этой программы был Жириновский.

Борис Грачевский: Я вообще не могу понять, ну что ж такое. Я его хочу видеть как рационального спикера, он же вице-спикер. А он бегает по всяким программам. Сколько раз я видел, как он бил по лицу людей совершенно нахально, журналисту вклеил со всего маха, ему ничего не сделали. Ну, как такое может быть? Хоть досталось ему, хоть раз его избили. Это что, лицо нашей страны?

Елена Рыковцева: Лицо. Лично Первого канала - это точно, да и всех остальных.

Борис Грачевский: И Первый канал, отойдите вы от него. Его через полгода все забудут.

Елена Рыковцева: Но как вы сами, лично, как профессионал телевидения объясняете, почему не могут отойти, отцепиться?

Борис Грачевский: Потому что есть категория людей "умный, но скучный", вот он так долго, нудно говорит. А там же метраж. И этого зовут. Все довольны, все счастливы. Сразу динамично в морду соком:

Елена Рыковцева: То есть получается никуда от него не деться.

Борис Грачевский: Позовите его, у него рот не закрывается.

Елена Рыковцева: В своем заявлении сегодня депутаты "Родины" и КПРФ призывают коллег в Думе объявить господину Жириновскому бойкот и не участвовать в теле- и радиопрограммах с его участием. Поможет ли это телевидению преодолеть свою зависимость от этой "иглы" - Жириновский? Как вы считаете?

Борис Грачевский: При всей моей нелюбви ни к одной, ни ко второй партии, идея очень хорошая.

Дмитрий Быков: А вот мне кажется, это очень печально, потому что был один, ну, двое еще, считая Митрофанова, два депутата Госдумы, которые не отказывались комментировать происходящее. Конечно, ужасно, что их было только двое. Конечно, они жутко надоели оба, но теперь вот трагедия, теперь уже даже бойкот Жириновскому воспринимается как продолжение зачистки информационного поля. К сожалению, это так, потому что я не вижу альтернативы ему ни среди "Родины", ни среди КПРФ. Посмотрите, какая яркая была Госдума. А может, не работала ни черта, но, по крайней мере, она была зрелищна. Вот был Шандыбин, например, какой замечательный яркий персонаж. Да много их было, сейчас уже и не вспомнишь. Но бывало, как заговорит, так заслушаешься. Березовский такой был, помните, в Госдуме. А сейчас посмотришь - ну, кто из этих людей способен вообще комментировать хоть что-то? Попробуйте заманить депутата Госдумы сегодня, не говорю на прямой эфир, не говорю на Радио Свобода, но пусть он сходит в любую программу просто как эксперт. Посмотрите, что они несут во "Временах". Ну, ведь это чрезвычайная скука. Жириновский - разумеется, это отвратительно, но, по крайней мере, это всегда было наглядной демонстрацией того уровня, который, к сожалению, господствует в Госдуме. Сегодня исчез и этот последний источник, и что там происходит сегодня, мы уже знать фактически не будем.

Это все равно как запретить брать анализы. Достаточно трагично.

Елена Рыковцева: Понятно. Борис Васильевич из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я напоминаю о Саше Черном. Он 100 лет назад примерно отражал те же вопросы: "каждый день по ложке керосина пьем отраву тусклых мелочей, под разврат бессмысленных речей человек тупеет, как скотина. Есть парламент, нет - бог весть, я не знаю. Черти знают. Вот тоска, я знаю, есть. И бессилье гнева есть. Люди ноют, разлагаются, дичают, опостылых дней не счесть". Я к чему это все говорю? Геннадий Хазанов долго нас смешил своим юмором с подмостков - два притопа-три прихлопа. Подтрунивал над Брежневым и так далее. Сейчас он ушел. Это же был не юмор. Вот как вы понимаете нынешнее время и нынешний юмор, нынешние "Аншлаги" на экранах телевизоров?

Елена Рыковцева: Давайте будем считать, что это вопрос к Борису Грачевскому.

Борис Грачевский: Не хочется выступать экспертом по юмору. Во-первых, у каждого человека свой вкус. Это очень важно. Очень трудно всем угодить. Это только 100 долларов всем нравятся. Это очень трудно. Я не спорю, очень много безвкусицы на экране. Мне не нравится "Аншлаг", но это не значит, что нужно его запрещать, давить. Давайте спокойнее, вы же можете голосовать своей кнопкой пульта. Нажмите и перейдите на другую. Давайте искать хороший юмор, чистый и добрый, милый, смешной, остроумный. Я не хочу ничего конкретного, ни рекламу делать, но просто "рассмешите меня и все, так меня смешить не надо, рассмешите по-другому".

Елена Рыковцева: Мне только что подсказали, что вы нас сейчас покинете, у вас дела, вы готовитесь к юбилею, но я хочу успеть задать вам этот вопрос о деле "Симпсонов", которое сегодня рассматривает суд и вынесет вердикт. Напомню слушателям, что москвич Игорь Смыков требует запретить к показу этот мультсериал, поскольку он наносит моральный ущерб его девятилетнему сыну, "в речи ребенка появились непотребства", как он говорит, он стал вести себя неадекватно, подражая героям сериала. Руководитель "Ren-TV" Ирена Лесневская называет этот процесс смешным и диким, поскольку, "сериал признан во всем мире, в его озвучивании участвовали самые известные актеры, даже бывший президент США". "И любой канал, - она считает, - сочтет за честь показывать у себя эту продукцию".

Сегодня суд вынесет свой вердикт, но на ваш взгляд, на чьей стороне правда в этой истории?

Борис Грачевский: Я считаю, что это все-таки не лучшее произведение художественное "Симпсоны", совсем не лучшее. Но и позиция этого папы тоже очень странная. Вместо того, чтобы параллельно прививать этому ребенку что-то светлое и доброе, опять не пущать, опять запрещать. У нас сегодня другое время, хватит запрещать, давайте общаться, давайте разговаривать на эту тему. Действительно, этот сериал идет во всем мире. Я не поклонник его, мне он не нравится этот юмор, но нельзя же чуть что - сразу в суд. Ну, что же мы как в сумасшедшем доме. Завтра и на нас кто-нибудь подаст. Воспитывайте ребенка лучше.

Елена Рыковцева: Будем надеяться, что на "Ералаш" не подадут ни при каких обстоятельствах.

Борис Грачевский: Во всяком случае пока прецедентов не было. Я на прощание вспомнил кусочек Евангелия, где говорил Христос, что бойтесь чернокнижников, которые любят носить длинные одежды, председательствовать на собраниях. "Они, напоказ долго молящиеся, ждет их тягчайшее осуждение в будущем".

Елена Рыковцева: Послушаем Ирину из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Конечно, честных людей, которым можно верить, сейчас просто единицы. Но еще Окуджава сказал: "На всю Россию одна моя мама, только что она может одна?" Верю я, конечно, Солженицыну, который всегда жил по совести, верю честнейшему в наш век человеку Юрию Болдыреву, очень хочу, чтобы он был президентом. Но это очень скромный человек, он не психопат, он не лезет везде и всюду. Не верю такому ренегату крупному, как Александр Яковлев, который стал "прорабом "перестройки", а до этого был идеологом партии и курировал прессу. Значит, как он лгал в советское время:

Елена Рыковцева: Давайте в такой светлый праздник не будем так людей обижать. Читаю пейджер. "Желаю Диме Быкову не лопнуть от гордости и готовиться к чистке в СМИ. С 1 апреля. Марина". "Искренне верю в искренность антисемитов. Среди негодяев это самые искренние. Искренне ваш Владимир. Санкт-Петербург, русский".

"Приветствую самое демократичное СМИ и его слушателей. Благодарю правительство США за предоставление бесплатных звонков для слушателей. Ответ: доверию Радио Свобода, не доверяю СМИ по дебилизации граждан России, Первый канал, Домашний. Координатор форума "Гражданское общество".

"Верю Юрию Болдыреву, хочу, чтобы он был президентом России. Не верю Владимиру Рыжкову, Юрию Афанасьеву. Ирина". Похоже, та же Ирина, которая только что звонила.

"Не злите власть, она все равно сыта и неприкосновенна. Минкин прав во всем, а вам следует задуматься над вопросом к Путину. Зачем человек пришел на это место, что он умеет? В России непрофессионализм, низкая цена жизни. Вот суть проблем. Наверное, никому не верю".

"Я не верю, что обманывают президента, потому что они, те, кто якобы обманывает, государевы люди, и идет вранье сверху, а не каких-то служб".

"Большое спасибо Минкину, ему можно верить во всем, соглашаюсь с ним во всем. А те, о ком он пишет, говорится в писании, "ваш отец дьявол, отец лжи, человекоубийца", - Светлана Петровна пишет так.

"Борис Юрьевич, большое спасибо, что пригласили на ваш бенефис в Кремле Юлию Началову и Баскова. Пригласите ли вы на него телеведущих Николаева, Кириллова и так далее?" Похоже, этот слушатель купил билет на концерт.

"Значит, будем шутить? А ведь "Черная сотня" не шутит", - предупреждает нас слушатель.

"Верю прежде всего Богу и его вечному слову - Святой Библии, а также многим честным людям, политикам, журналистам, - полагает слушатель, что такие еще остались. - Хотя считаю, что и они нередко заблуждаются, не зная Писания. Борис из Санкт-Петербурга".

"Верю, что вы не поверите, что ваша спина белая. А вдруг это и в самом деле так?", - пишет Александр из Санкт-Петербурга.

"Истоки обмана и предательства одни и те же. Сколько раз надо обмануть, чтобы квалифицировать как предательство? Каково наказание?" - спрашивает Валерий.

"Верю Свободе, "Эху", Явлинскому, Рыжкову, Каспарову. Очень прошу зачитать мое сообщение. Всем Маринам, Натальям, Надеждам, Светланам не выступать от имени народа. Я тоже народ", - пишет пенсионерка Алла Павловна.

"Верю, что вы весело пакуете чемоданы и все отправитесь кочевать от России подальше. А мы здесь сами разберемся, кто прав, кто виноват. Чем быстрее это сделаете, тем лучше", - пишет нам человек с подписью "Русь православная".

"Быков власть защитил и сравнял ее со всеми гражданами. Получается, нет ответственных или все ответственные, то есть неопределенность. Значит, мы все чиновники, и свободных от закона людей нет, все в круговой поруке. Это абсурд", - пишет Дима. Ну, Дмитрий Быков сейчас, наверное, ответит.

Дмитрий Быков: Дело в том, что я сейчас слушаю этот пейджер, это такое горькое чтение, потому что видно, как много людей сегодня могут праздновать с полным основанием этот день не буду говорить кого. Какие-то старые непереваренные штампы 70-х годов, какое-то полное отсутствие контакта с реальностью, какие-то жуткие призраки "перестроечных" споров, уже давно отгремевших, то черносотенные выкрики, то страх перед "Черной сотней". У России есть гораздо серьезные проблемы, чем "Черная сотня".

Что касается вопроса. Тоже это классическое раннеперестроечное заблуждение. Видимо, у людей Радио Свобода до сих пор ассоциируется с каким-то восьмидесятничеством. Вот есть страшные чиновники, их надо ненавидеть. Ну, если вам легче так - живите так, думайте, что вы неравны власти, что вы лучше власти. Хотя, к сожалению, совершенно очевидно, что власть - это ваше зеркало. Если вы до сих пор эту власть терпите и с ней живете, значит, вы ее достойны. И я ее достоин, раз я при ней до сих пор живу и не сжигаю себя на площади.

Елена Рыковцева: В общем, все, что вы сказали - сам дурак.

Дмитрий Быков: Нет, я сказал несколько больше. Чем кумушек считать трудиться. В конце концов, господа, понимаете, не может в России быть хорошего юмора, хорошего искусства, хорошей прессы тогда, когда уровень потребителя всего этого таков, каков он сейчас, когда люди элементарно запутались в трех соснах. И к власти у меня тоже нет никаких претензий, поскольку эта власть моя во всех отношениях.

Елена Рыковцева: Петр Дмитриевич из Петропавловска, здравствуйте.

Слушатель: Как я вам завидую, у вас праздник только начинается, а у нас он уже практически закончился. По поводу того, кому я верю. Вы не поверите, потому что сегодня 1 апреля, но я не был в пионерии, хотя хотел стать очень пионером, ну а в комсомол я уже не пошел, желания не было. Но то, что приписывают Ленину "учится, учиться и еще раз учиться, как завещал великий Ленин" - это ложь. Ничего не надо воспринимать на веру.

Елена Рыковцева: Никому не верите, понятно.

Дмитрий, я уже говорила, что три ситуации с любимцами публики сегодня обсуждают газеты, включая историю с Михаилом Евдокимовым, которому вчера алтайский крайсовет выразил недоверие. И теперь его судьбу будет решать президент. Давайте послушаем, какой комментарий дала этому сегодняшняя "Комсомольская правда":

Диктор: "Ну, понятно же - любимчик народа Евдокимов страдает исключительно за свою "красную морду". А не за развал Алтая. Не мог он за год его развалить. Да и нечего там. До него успели. Просто чинушам на Алтае и в Москве до сих пор беспокоит заноза, что люди выбрали "на царство" не их, а парня с юмором. Непорядок! И если Евдокимов хоть на крошку сделает свой край лучше, будет жуткая вещь. В других местах тоже мэрами начнут выбирать Пугачеву, Винокура, а то и Сердючку.

Возможно, команда мочить юмориста и вовсе не из Кремля. Просто алтайские бюрократы хотят сделать из Евдокимова пугало. И уж тогда вмешается Москва. Спустит другую фигуру - такую, как сами алтайские заседатели. Только будет ли от того на Алтае жизнь веселее?

Елена Рыковцева: Дмитрий, согласны ли вы, что Евдокимов страдает только за то, что он "внеплановый", он не свой? Кстати, есть версия, что закон об отмене губернаторских выборов был придуман именно потому, что победил Евдокимов, никто не мог представить, что это произойдет. Мол, власть перепугалась, что народные любимцы пойдут во власть стройными рядами - в обход всех намечаемых и раскручиваемых кандидатур?

Дмитрий Быков: Да нет, Евдокимов был точно таким же пиар-проектом, как и любой другой кандидат. Просто за ним стояли другие люди. Решили, что надо раскручивать нового человека, с имиджем юмориста. Я абсолютно убежден, что Евдокимов как раз имеет самое прямое отношение к чиновникам, но к другим чиновникам, не местным. Тут проблема ведь вот в чем. Если бы на этих выборах победил независимый интеллигент, экономист, социолог, человек с конкретной программой по улучшению жизни в Барнауле - ради Бога, я бы поверил. Но когда один пиар-проект побивается другим пиар-проектом, местный мэр побивается юмористом, мне это не очень нравится. Не говоря уже о том, что я бываю в Барнауле, я летающий журналист, достаточно ездящий по командировкам, я вижу, как живут в деревнях этого края. От Барнаула до Рубцовска проезжал я неоднократно, могу себе представить, что это за публика, что это за люди, и в каких чудовищных условиях они живут, - что-то за год правления Евдокимова ничего в этом смысле не изменилось. Я не думаю, что оно могло бы измениться сразу в экономическом смысле. Но и в настроении людей не поменялось ничего. Поэтому, честно говоря, для меня что Евдокимов, что любой другой человек - все это одинаково не весело.

Елена Рыковцева: То есть вы не согласны с мнением, что не за то его гнобят:

Дмитрий Быков: Текст, который прозвучал, - это очень плохо написанный текст. Пусть меня простят коллеги из "Комсомолки", он какой-то неинтересный. По большому счету следовало бы просто проанализировать, что сделал Евдокимов за год своего пребывания там? Он привез туда огромное количество совершенно новых людей, которые не представляют, на мой взгляд, ситуацию. Он мало, редко и неубедительно, как я могу судить, встречается с народом. И сейчас это тем более неубедительно, потому что народ не понимает, что происходит. Я не вижу пока, чтобы Евдокимов много ездил по краю, встречался с людьми и просто в этих деревнях чудовищных, где просто в навозе тонет, разговаривал с людьми, давал им какую-то надежду. Безработица жуткая, алкоголизм жуткий. У меня нет ощущения, что там сильно стало веселее с приходом туда "аншлаговского" человека. Не говоря уже о том, что вообще любой человек из программы "Аншлаг", как и Верка Сердючка, как Алла Пугачева, способно что-то изменить в экономике России.

Елена Рыковцева: Спасибо, Дмитрий. Я читаю пейджер. "По поводу 1 апреля, здесь есть одна радиостанция, которая каждый день по нескольку раз говорит: звоните ей по телефону (ну, это наш телефон) бесплатно. Это оказывается шутка первоапрельская. Владимир". Владимир, ну какая же это шутка? Вот дозваниваются же люди. Антон из Санкт-Петербурга, доказывайте, что вы дозвонились.

Слушатель: Кому доверяю? Естественно, американским "Fox news" CNN, "Radio Liberty", потому что та страна свободная. Быкова все-таки урезоньте, нельзя так шутить над людьми, которые пишут и ответить ему не могут.

Дмитрий Быков: Давайте вы не будете хамить в эфире.

Елена Рыковцева: Давайте я объясню, что имел в виду Антон. Ведь когда вы комментировали пейджерные сообщения, вы что-то такое сказали, что от этих сообщений веет тем, этим:

Дмитрий Быков: Да, у нас крайне самодовольная публика.

Елена Рыковцева: А он говорит о том, что эта публика вам ответить не может.

Дмитрий Быков: Может, она может позвонить, прислать на пейджер.

Елена Рыковцева: Попробуйте дозвониться к нам в эфир!

Дмитрий Быков: Почему-то очень жестоко обижаются. Господа, вам очень приятно слушать, что во всем виновата власть и изредка пресса.

Елена Рыковцева: Давайте закончим с обидами.

Дмитрий Быков: Во всем виноваты вы, к сожалению. Как и мы.

Елена Рыковцева: 1 апреля - никому не верь, даже Быкову.

Александр Петрович из Калининграда, здравствуйте.

Слушатель: Я поверил Ельцину и проголосовал за него, когда Ельцин обещал лишить привилегий всех номенклатурных работников. К сожалению, меня обманули. Но это я виноват, потому что люди, которые проголосовали и подняли Ельцина на царство, это, к сожалению, мы. А теперь я хочу еще спросить, вот мы в Калининграде живем на час позже, и нам все время показывают новости, все программы на час позже по сравнению с остальной страной. Они идут в записи. Это очень удобно для кого? Никто ни Ельцин, ни Путин - никто не делал этого, это делают редакторы, это делают журналисты. Даже футбол, который происходит в 19 часов.

Елена Рыковцева: Очень странный монолог, никогда не слышала, что новости идут в записи, новости в живом всегда режиме. Может быть, у вас в Калининграде что-то специальное.

Дмитрий Быков: Люди, живущие на час позади всей страны, - это гениально, конечно.

Елена Рыковцева: Правда, проверим. Это действительно серьезный разговор.

"Жирик сам виноват, - пишет Антон, - не надо было отставлять от себя преданного Малышкина, он наверняка бы прикрыл физию шефа".

"Для меня порядочным человеком является Юрий Болдырев. Это человек честнейший и умнейший", - пишет Татьяна.

"Такое впечатление, что у нас в стране будет постоянный передел собственности. Любая власть будет в этом участвовать. Не вижу людей в оппозиции, болеющих за страну", - пишет Галина.

"Главный герой его "Ералашей" - всегда нестриженый. Почему Грачевский не показывает аккуратно подстриженных мальчиков?", - пишет Николай.

Дмитрий Быков: Зато уровень аудитории он показывает замечательно.

Елена Рыковцева: Дмитрий, мы же договаривались. "Верить можно только демократам в любые месяцы и числа года. Желаю демократическим силам набирать силу, чтобы победил разум в России", - пишет Савельева.

Васильев Александр Иванович: "Гости Радио Свобода очень хорошо говорят о том вреде, которые СМИ причиняют людям. Очень хорошо было бы, если бы Радио Свобода все эти претензии адресовала самой себе". Александр Иванович, это ваше дело все эти претензии формулировать нам.

"Браво, Ирина Мамошина, сто процентов присоединяюсь к вашему выступлению. Была бы счастлива дожить, если бы Болдырев стал президентом нашей страны. Верю Свободе", - пишет Изотова Екатерина.

Борис из Владикавказа, здравствуйте.

Слушатель: Конечно, верю своим глазам и ушам, но потом все проверяю на своем желудке и на своем здоровье.

Дмитрий Быков: Замечательная формула.

Слушатель: Например, как можно верить в экономию первоапрельскую при переводе часов вперед? Своему депутату я задавал этот вопрос: отражается ли это на вашем здоровье? Он мне бодро ответил, хотя он - инвалид: "Это мне по барабану". Вот на вас отразился перевод часов? Если это какая-то экономия денежная, пусть ее распределят всему населению, тогда мы поверим в эту экономию.

Дмитрий Быков: Есть классическая народная частушка: "Часы на час перевели, переворот на глобусе, раньше я хотел в постель, а теперь в автобусе". Совершенно с этим солидарен, но надо сказать, что меня в наименьшей степени волнует эта проблема. На два часа назад переведут - я приспособлюсь. Меня гораздо больше волнует ситуация, по которой любой может это действительно сделать, никого не спрося.

Елена Рыковцева: "У нас 1 апреля 365 дней в году, нас всю жизнь обманывают и обворовывают. Верить можно только себе", - пишет Наталья Павловна.

Дмитрий, ответьте что-нибудь оптимистичное Наталье Павловне. Точку хорошую в нашей программе поставьте.

Дмитрий Быков: Наталья Павловна, как только вам это все надоест по-настоящему, все это немедленно прекратится. Достаточно просто очень сильно расхотеть жить так дальше.

Елена Рыковцева: Это был прогноз и совет Дмитрия Быкова.

XS
SM
MD
LG